home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Едва у Максима закрутился роман с Катей, он, как показалось Стасу, совсем потерял голову. Его партнер сделался рассеянным, стал меньше бывать на работе, отвлекался на всякую мелочевку, и, в общем, начал терять деловую хватку. Зато в его голубых глазах появился тот необычный блеск, которого раньше совсем не было видно. А ведь Стасу это блеск был знаком. Он вспыхивал в глазах его самого, когда Гусаров всецело находился во власти любовных чувств, что бывало довольно редко. Он уже и не помнил когда в последний раз.

Максим теперь тратил на обед по нескольку часов, а то и мог совсем исчезнуть с работы после полудня, растворяясь в недрах огромного города, как лёд в теплой воде. Вместе с тем, Максима часто видели с одной и той же девушкой в дорогих магазинах, ночных клубах, на разных тусовках среди гламурного бомонда. Как считал Гусаров, Макс хотел произвести соответствующее впечатление на свою новую девушку, а спускать бабки в унитаз, не морщась и не испытывая видимого сожаления, было самым верным способом для этого.

Стас был недоволен и сильно злился на своего приятеля. Имея развитую сеть информаторов в салонах-конкурентах, он знал о ближайших планах противников, об их рекламных акциях и шагах по увеличению объема продаж на рынке, о новых трендах в автомобильном бизнесе. Но зная всё это, Стас справедливо рассчитывал на поддержку Максима, как коллеги, компаньона и, наконец, просто приятеля. Одному трудно управлять сетью салонов, тем более в Москве. Но Макс забросил дела, пренебрегал своими прямыми обязанностями.

Гусаров решил с ним поговорить.

— Слушай, чего ты на неё запал? — спросил он, улучшив момент, — забей, мой тебе совет! Этих телок вокруг полно, я же тебе говорил, а тратить жизнь на одну из них, по-моему, отстойно. На крайняк, можно рассмотреть вариант, когда будешь уже в возрасте, когда тебе будет всё равно.

— Да? — усмехнулся Максим, — и ей?

— Ты еще не будешь полным импотентом, детей успеешь сделать, — успокоил его Стас, — к тому же, ты говорил, что у неё есть ребенок. Слушай, ну это полный капец! С ребенком! Зачем он тебе, Макс? Лучше своих заведи, чем чужих на загривок сажать.

— Ты не понимаешь! — упрямо возразил Завьялов и поспешил удалиться из офиса под предлогом поездки в дальний автосалон, расположенный в Подмосковье.

Он ничего не объяснял Стасу. Да и зачем? Разговор был как будто на разных языках, разговор двух людей, не имеющих переводчика. Разве поймет влюбленного человека тот, кто не влюблен? Наоборот, он покажется ему глупцом, а поступки смешными, потому что трезвый ум берет в расчет слишком много обстоятельств, слишком много причин и условий. А влюбленный принимает в расчет только свою любовь.

У Кати есть ребенок, сын Денис. Что с того? Он знает это и для него ничего не меняется. Гусаров с его холодной душой не способен понять всех чувств, которые владеют Максимом, потому что Стас видит только внешнюю сторону дела — мать-одиночка в охоте за богатым молодым человеком. Но, на самом деле это не так! Вот Лерку из автосалона, её, точно можно отнести к породе хищниц, но Катя не такая.


Сев в свою машину, которую он сегодня подогнал в центр, к офису, Максим, действительно, поехал в Коломну, где находился их салон «Автолюкс-Коломна».

Поездка в этот салон не была вызвана острой необходимостью. Он посмотрел перед выездом общие данные по затратам на содержание их тамошнего отделения, аренду, выплаты сотрудникам, по прибыли, получаемой от продажи машин. Баланс был хорошим. Прибыль превышала убытки, и особых проблем у директора салона, а там у них была Наталья Игнатова, не было.

Максиму хотелось развеяться в дороге, побыть одному, чтобы собраться с мыслями. Слова Стаса он отгонял от себя, как назойливых мух. Завьялов задавался вопросом, почему, какую бы чепуху Гусаров не говорил, она без спроса лезла в голову и выкинуть её из башки потом было трудно. Мысли приятеля казались похожими на конфеты с отравленной начинкой — в красивой обертке, на вид без изъяна, но смертельные при употреблении. Нет, он не будет его слушать!

Завьялов смотрел на пролетающие вдоль Новорязанского шосе и остающиеся позади поселки, отдельные домики, деревья, людей, казавшихся застывшими в своей статичности. Смена картин, мелькание персонажей, метаморфоза обстановки. Ему всё было интересно. Дорога не утомляла, он готов был ехать и ехать, не останавливаясь, безотрывно глядя вокруг и впитывая новые впечатления.

Легко вращая руль и глядя на шоссе, он подумал, что давно уже не выбирался из Москвы вот так, за рулем машины. Это было приятное чувство свободы, оторванности от суеты повседневности.

Его мысли вернулись к Кате. Хорошо было бы взять её, Дениса, и поехать в лес, на пикник. Сделать шашлык или зажарить стейк на решетке, поесть на свежем воздухе, погулять. Запрокинув голову вверх, посмотреть на тающую синеву позднеосеннего неба, ощутить запах прелой коры деревьев, чистый воздух осени. Это было бы здорово!

Максим с удивлением отметил про себя, что его потянуло на лирику, а ведь он не принадлежал к чувствительным людям, сентиментальность была ему чужда. Такому настроению было только одно объяснение — душа размягчалась от любви.

Девяносто километров, отделяющих Коломну от Москвы, под эти его мысли пролетели незаметно. Глянув на часы, он обнаружил, что приехал к обеду и решил, что директор салона, наверное, ушла на перерыв, однако Наташа ждала его. Она сидела на небольшом черном диванчике в шоу-руме и без особого внимания листала рекламный проспект «Опеля». Наталья была почти ровесницей Завьялова, её муж работал в администрации города, но Максим не знал в какой должности. Прежде чем взять её директором салона, Стас наводил о ней справки и получил благоприятные отзывы из тех фирм, где она работала. В Коломне и окрестностях города немного автосалонов, поэтому пришлось переманить Игнатову, существенно увеличив доход, по сравнению с прежним местом работы в автосалоне «Ягуар». Впрочем, с выбором они не ошиблись. Наташа была деловой, энергичной девушкой, знавшей тонкости их дела. А дело было одно — продавать машины.

Внешность её была не очень броской, но она была симпатичной — удлиненное, миловидное лицо, черные тонкие брови и высокие скулы придавали ему породистость и аристократичность.

— Наташа, привет! — поздоровался с ней Максим, когда вошел в двери шоу-рума.

Увидев исполнительного директора, Наталья быстро вспорхнула с дивана и легкими шагами подошла к нему. Максиму показалось, что она смотрит на него более внимательно, чем всегда, более заинтересованно, более интимно.

— Как доехал? — спросила она, поправляя челку.

— Нормально, — односложно ответил Максим.

— В пробку не попал? — девушка явно пыталась его разговорить.

— Нет, проскочил удачно. Ты уже обедала?

— Тебя ждала. Пойдем, тут недалеко есть кафе.

Несмотря на осенний день, Максим решился выйти на улицу без куртки. Осеннее солнце еще было теплым и к обеду успело подогреть воздух, отчего на улице стало сухо и это почти напоминало бабье лето, которое, впрочем, уже прошло.

Они вышли из салона и недолго шли по улице, мимо ряда пятиэтажных домов — хрущевок, пока не дошли до одного, к которому примыкал пристрой с вывеской «Пельменная Никитича». Глянув на это название, Максим ничего не сказал, но видимо что-то отразилось на его лице.

— Ты не думай, здесь весьма прилично — оправдывающимся тоном сказала Игнатова, — кормят хорошо и недорого.

— Посмотрим! — неопределенно ответил Максим.

Они вошли внутрь. Кафе, правда, внутри выглядело неплохо, ничем не хуже московских, в которых обедал Завьялов. Современная мебель, тихая музыка, быстрые молодые официанты. Они заказали еду.

— Каким ветром в наших краях? — поинтересовалась Наташа.

— То есть? — не понял Максим.

— Ну, тебя здесь никогда не было, с момента открытия. Вот мне и интересно. Что-то случилось?

— Нет, приехал познакомиться. Ты ведь права, я у вас еще не был.

— Я тебе всё покажу, — смеясь и немного флиртуя, сказала Наталья.

— Так уж и всё? — подстраиваясь под её легкомысленный, шутливый лад, спросил Максим.

— А чего бы ты хотел увидеть? — Наталья кокетливо стрельнула в него глазами.

— Чего бы я ни хотел, тебе нельзя. Ты же замужем.

— Муж, как ты знаешь, не стенка…

Официант принес им салат, фирменные пельмени и принялся расставлять аппетитную снедь на столе, прервав их содержательный разговор.

«Чего ей надо? — улыбаясь, про себя думал Максим, — на подвиги потянуло или любовь с первого взгляда? Я становлюсь циничным!»

Когда официант ушел, Наташа продолжила, энергично тыкая вилкой в салат:

— О тебе много говорили наши девчонки.

— Хорошего или…?

— Во-первых, тебя бояться, говорят, что ты жесткий, что можешь наехать почем зря.

— Не жестче, чем Стас. А во-вторых?

— Что завидный жених.

— Да… — неопределенно протянул Максим, — я жених хоть куда!

Они ели, болтали о чем-то, но в словах Натальи, в её взглядах, Максим читал заинтересованность женщины, которую та проявляет к мужчине, когда хочет с ним переспать.

«Что-то в последнее время я пользуюсь пристальным женским вниманием, — с самоиронией подумал Максим, — тогда, в Заволжске, Алена пристала, сейчас Наталья». В прежнее время, он бы конечно, воспользовался этим. Он не боялся посторонних связей, когда у самого не было постоянной привязанности. Наоборот, даже гордился этим, отчасти бравировал, хвастал перед Стасом.

Сейчас, возможная связь с Натальей его не прельщала. Весь этот двусмысленный разговор, её откровенные взгляды, намеки, начали его тяготить, и когда на сотовый телефон раздался звонок, он с внутренним облегчением решил ответить, даже не глядя, кто звонил.

— Поесть не дадут! — сказал он девушке, вставая с места, с несколько разыгранным возмущением и сокрушенно развел руками. Но сам подумал, что звонит Катя, желавшая ему что-то сказать — в последнее время они часто перезванивались.

Однако звонил Стас. Тот быстрым взволнованным голосом спросил:

— Макс, ты где?

— Как где, в Коломне, ты же знаешь.

— Блин, я думал ты так отмазываешься. Короче, садись в тачку и гони сюда, здесь одна проблема возникла, не по телефону. Ты понял?

— Окей! Сейчас, обед закончу.

— Обед? — не понял Стас, — хорошо, давай обедай и сюда.

Они закончили разговор. Однако, несмотря на слышимую по телефону обеспокоенность в голосе Стаса, Максим не хотел торопиться. Что там такого экстраординарного могло случиться? Из-за чего он должен всё бросать и сломя голову лететь в Москву? Когда он уезжал утром, ничто не предвещало бури. К тому же, Стас известный паникер — «мистер паника».

Он посмотрел на Наталью, неторопливо евшую пельмени и поглядывавшую издали на него. Она ожидала его возвращения за столик. «По крайней мере, — подумал Максим, — надо хорошо пообедать здесь, а Стас может подождать». На обратном пути не стоило закусывать придорожными чебуреками.

Он пошел назад к Наташе, но телефон издал сигнал, обозначавший, что пришла смс.

Нерешительно остановившись и глядя на дымящуюся тарелку с пельменями, ожидавшую его на столе, Максим вытащил из кармана телефон и посмотрел, кто ему отправил сообщение. Это была Катя. Тогда он, пошел и сел на своё место — прочитать её сообщение он мог и за столом.

— Тебя сегодня просто атакуют, — заметила Наталья, улыбаясь и вновь поправляя челку. Она уже расправилась с пельменями и потягивала морковный сок через трубочку.

— Ни минуты покоя, ни секунды покоя, как пелось в одной песне, — ответил ей Максим.

Он посмотрел текст смс. В самом начале их знакомства они с Катей, по негласной договоренности, начали использовать в смс английские сокращения. Считали, что так будет прикольней. С другой стороны, посторонний, с трудом мог бы их понять, если бы случайно проник в тайну их переписки. У Максима был удобный телефон, поддерживающий в переписке режим чата. Он прочитал её вопрос и начал отвечать.

Катя: WRU? (англ. «Ты где?»).

Максим: В Коломне. А ты?

Катя: С клиентом в Аннино. Что делаешь?

Максим: Проверяю салон. Сейчас обедаю с девушкой. BRB. (англ. «Скоро вернусь»).

Катя: Не заигрывай с ней, я ревную. Скучаю без тебя, надеюсь скоро увидеть.

Максим: Я тоже скучаю. Т+. (анг. «Думай позитивно»). Увидимся вечером:)))).

Катя: Жду-не дождусь! ILU. (англ. «Я тебя люблю!»).

Максим: I2. (англ. «Я тоже!»).

Он улыбнулся и отключил экран сенсорного телефона.

— Девушка писала? — спросила Наталья, — впрочем, можешь не говорить, по лицу видно. Доедай пельмени, а то совсем остыли.

Не отвечая ей, Максим принялся есть уже холодные пельмени, впрочем, не испытывая неприятных ощущений, так как был неприхотлив в еде.

Здесь, в Коломне, его дела, можно сказать, были закончены. Он и сам толком не знал, зачем поехал сюда, выходило, что просто убить время до вечера. Зато неприятные слова о Кате, которыми как булыжником загрузил его Гусаров, теперь перестали давить, исчезли из памяти. Он почувствовал облегчение, будто он, Максим, довез обременительный груз до Коломны и здесь его выгрузил. «Хорошо иметь такие места, — подумалось ему, — места, где можно похоронить отравленные мысли».

— Вино не хочешь? — спросила между тем Наташа.

— Как бы я пил, если за рулем? — спросил в ответ Максим.

— А ты разве не с ночевкой? Я уже номер заказала на сутки, — в её голосе слышалось легкое разочарование.

— Как-нибудь в другой раз!

Максим присмотрелся к ней. Она сидела внешне безучастная, скучающая, одинокая. Говорила, лениво растягивая слова, помешивая трубочкой остатки сока в стакане. Вместе с тем, в её глазах он прочёл скрытое недовольство и замешательство, она раздраженно покусывала нижнюю губу. Вероятно, Наталья была из тех людей, которые запланировав себе что-то, должны были обязательно добиться своего. Крушение планов вызывало бешенство или депрессию, а возможно, и то, и другое сразу.

Её разочарование показалось ему странным. Замужняя дама, переживала из-за его ночевки! Он внутренне усмехнулся и еще раз подумал о своих предыдущих романах с другими девушками. О них он думал без предубеждения. Если Наталья хотела изменить мужу, она все равно это сделает — с ним, Максимом, или без него. Он думал об этом просто, приземлено, и не презирал её. Такие женщины: красивые, умные, энергичные, заслуживали снисхождения, а любви хочется всем, и замужним, и не замужним.

— Значит, уезжаешь? — спросила между тем Наталья, — и в салон не заглянешь?

— Извини, Наташ, некогда, Стас просит срочно приехать.

— Ну, как знаешь!

Он быстро доел, расплатился, и они вернулись назад к салону, где стояла его машина.


Всю обратную дорогу в Москву Максима занимала мысль о том, что нужно от него Гусарову, к чему такая спешка. Возможно, речь пойдет о бизнесе Стаса. Завьялов подумал, что могло произойти нечто, чего они не учли в своих расчетах, и что могло выйти из-под контроля. Завьялова уже давно заботило, что «темные дела» Стаса оказались известны многим людям. О них знала Лера, о них знал Белорыбов. Кому они могли еще слить информацию? Бог весть!

Его беспокойство возрастало.

Если об этом станет известно Камо, то результат может быть непредсказуем. Камо обычно не церемонился с сотрудниками компании, он может выкинуть обоих из бизнеса, несмотря на то, что они являются топ-менеджерами. Причем Стаса, как организатора, а Максима, как человека его покрывавшего. Если даже они и останутся, доверие к ним будет утрачено.

Максим ехал по шоссе, стараясь не превышать скорость, и рассеянно смотрел на пролетавшие мимо машины, полностью погруженный в свои мысли. Ближе к вечеру, почти в сумерках его машина въехала в запоздалую суету усталого города, её навязчиво обступили яркие фонари столичных улиц и проспектов. Их раздражающий свет проникал в салон, слепил глаза, мешал сосредоточиться и он невольно пожалел, что покинул уютную полутьму загородной дороги.

Остановившись возле офиса, Завьялов обнаружил, что окна в кабинете Стаса еще горели. Когда он вошел, то увидел, сидящего за столом растрепанного Гусарова. Рукава его белой рубашки были закатаны до локтей, ворот расстегнут и широко распахнут, словно шею Стаса душила невидимая рука, от которой он силился избавиться, а галстук низко приспущен. Руки его беспокойно елозили по столу, каждый раз задевая стоявшую перед ним почти пустую бутылку виски, отчего казалось, что бутылка обязательно опрокинется на пол. На вошедшего Максима приятель посмотрел осоловелым взглядом.

— Ты чего, целую бутылку вискаря выдул? — удивился Максим.

— Садись, Макс! — предложил тот, заплетающимся языком, — садись, будем пить сегодня.

— Я за рулем, — так же, как и Наталье, сказал ему Максим, — в честь чего такой отрыв?

— Забей на машину, оставишь здесь, а утром заберешь. Гулять мы с тобой будем, чтобы отметить последний рабочий день. В этой фирме. Последний рабочий день — твой и мой! Вот так, Максик!

— Последний рабочий день? С чего взял?

— Камо сегодня сказал. Он зашел ко мне сразу, как ты уехал, сказал, что всё знает, что больше в наших услугах не нуждается. Я ему то, да сё, что убытков фирме нет, но он даже не стал разговаривать, козёл! Мы столько на него отпахали, такие ему бабки сделали! Сеть развернули. Ну, ладно, еще пожалеет!

В голосе Гусарова слышались нотки пьяной жалости к самому себе. Произнеся последние слова, он с силой поставил на стол пустой стакан. Раздался громкий стук стекла, но толстый стакан уцелел и не разлетелся вдребезги. Стас с силой тер ладонью красное лицо, оставляя белые полосы от пальцев, стирал выступивший пот на лбу, часто и беспомощно моргал своими рыжими ресницами.

Гусаров показался Максиму потерянным, помятым, униженным тем, что его, столько сделавшего для бизнеса Камо, выкинули как помойного кота. Куда делся амбициозный, самоуверенный молодой человек, один из самых успешных топ-менеджеров сети? Где Стас Гусаров, отвязный, веселый парень, которого знал Завьялов, зажигающий в ночных клубах? Перед Максимом сидел неудачник, лузер, свалившийся в штопор при попадании в грозовую передрягу. «В этом самолете летчики бросили штурвал», — мелькнуло в голове Завьялова. Еще немного и Стас мог бы заплакать.

Максим присел на стул, обеспокоенно заглянул в лицо приятеля.

— Нас кто сдал, Белорыбов или Лерка? Камо не говорил? — спросил он, хотя теперь, после случившегося, особого смысла такое выяснение не имело.

— Я думаю, это Сашка Белорыбов слил, Лерке незачем. А Сашка метил на мое место, я давно это просёк. Да и какая разница теперь? Нас кинули, понимаешь, Макс?

— Вот тебе и «битый пиксель»! Окей, давай, собирайся домой. Хватит пить! — сказал ему Завьялов.

Он посмотрел на часы, отмечая, что еще успевает встретиться с Катей — в Коломне он не назначил конкретного времени, думая, что управиться до вечера.

— Сейчас допью, и пойдем, — упрямо покачал головой Стас. Он потянулся за бутылкой, налил себе остатки виски. — Точно не будешь? А то у меня еще есть.

— Нет, я же тебе говорю, что за рулем.

— Хозяин — барин!

Стас опрокинул рюмку виски в себя. Его взгляд после выпитого поплыл еще больше.

«Придется тащить его на себе, — подумал Максим с недовольством, — и чего было так бухать? Знал же, чем всё может закончиться! Да…теперь надо искать новое место. Я тоже знал, чем рискую, когда согласился на его предложение».

— У меня сегодня депрессуха, — пьяно бормотал Стас, — если не трахну кого-нибудь, то крышу снесет. У тебя есть телки на примете?

— Нет! — уклончиво ответил Максим, хотя по старой памяти мог набрать несколько телефонов знакомых девушек. Но делать ему этого не хотелось, потому что возиться весь вечер со Стасом не входило в его планы.

— Сам найду!

Взяв в руки мобильник, Стас непослушными пальцами начал перебирать номера в адресной книге телефона. Сенсорный экран под его неуклюжими пальцами все время норовил показать что-то не то. Он возился долго и Макс начал терять терпение.

— Ага! — наконец произнес Стас, — есть здесь одна убогая, Машей зовут. Помнишь, я про неё говорил?

— Кажется, что-то слышал. На танцах познакомился?

— Точно. Приставучая такая, полненькая.

— Разве пышки в твоём вкусе?

— Нет, но сегодня хочется её. Она реально выглядит обиженной, прикинь? Причем всю дорогу. Мне тоже дали по морде лица…

— Родственные души?

— Типа того. Сейчас звякну.

Он ткнул пальцем в её номер, и телефон автоматически набрал цифры. После длинного гудка девушка ответила и Стас пьяным голосом, заплетающимся языком, начал договариваться о встрече.

Максим с большой долей сомнения слушал его речь, он думал, что девушка откажется встречаться. С пьяным общаться неинтересно, да и секс сомнителен — вдруг заснет в самый ответственный момент? Но, к удивлению Завьялова, эта Маша, которую он никогда не видел, и которая, по словам Стаса, выглядела скромной, обычной, ничем не выделяющейся девушкой, да еще и с невыразительной внешностью, согласилась. Хотя чему было удивляться, если она бегала за Стасом? По крайней мере, по его словам.

— Ну, всё, поехали! — Стас поднялся и пошел, покачиваясь к выходу, широко размахивая полами пиджака. По дороге он зацепился за ручку двери и чуть не порвал карман.


Глава 1 | Дети Метро | Глава 3