home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 33

Когда я позвонила на следующее утро, Роза уже ушла в школу, зато Грэйси, схватив трубку на втором гудке, вздохнула с таким облегчением, что мне пришлось согласиться перенести наш запланированный обед на более раннее время и встретиться с ней за ленчем у «Дино».

Я нашла ее в дальней кабинке, уже попивающую кофе. Голубые глаза просветлели, увидев меня, она подняла руку и помахала мне. Не успев что-либо возразить, я оказалась в ее объятиях, она так крепко обняла меня, что мне показалось, она меня сейчас задушит. А еще я почувствовала всю ее любовь ко мне.

— Эй! — воскликнула я, — Я жива. Я в порядке. И мне, правда, очень и очень жаль.

— Что, черт возьми, с тобой произошло? Я думала, ты мертва. Они творили с тобой такие ужасные вещи! Ты должна была обратиться в больницу, Алиса. О чем, черт подери, ты думала?

— Ни о чем я не думала. Просто бежала.

Она плюхнулась на свое сиденье, а затем, прищурившись, посмотрела на меня.

— От чего?

Подошла официантка, дав мне возможность уклониться от ответа. Вместо этого я заказала стопку шоколадных блинчиков и огромную кружку кофе. Еда для моральной поддержки. Грэйси сделала то же самое. Как только официантка отошла, она снова насела на меня:

— От чего ты убегала?

— К чему, — ответила я, потому что не было способа уклониться от этого вопроса, — Я бежала к кое-чему.

— Ладно. И к чему же?

— Грэйси...

— Нет, — она выпрямилась, выглядя на удивление строго для такой маленькой милой блондинки, — Что-то случилось с тобой. Ты странно себя ведешь вот уже несколько дней. Не смей этого отрицать.

— Я и не отрицаю, — возразила я, зная, как замечательно поделиться с кем-нибудь своими проблемами.

— Тогда в чем дело? Что происходит?

— Я не могу сказать. Правда не могу, — добавила я, заметив, что она хочет возразить, — Но меня греет одна лишь мысль, что ты так заботишься обо мне.

— Это верно, — сказала она и прикусила нижнюю губу, — Я не буду лезть в это. Я клянусь. Но скажи мне одну вещь. У тебя неприятности?

Я покачала головой.

— Нет. Я тебя уверяю. Но я думаю, ты могла бы сказать, что я пыталась остановить неприятности.

Она склонила голову набок, явно пытаясь выяснить что-то:

— А Дьякон? Он случаем не часть этих неприятностей?

Я напряглась, но постаралась не показывать этого.

— Я бы очень не хотела о нем говорить.

— Алиса ...

— Нет. Все. Проехали. Теперь давай о тебе. Получилось вчера что-нибудь с работой?

Когда я задала этот вопрос, ее настроение моментально изменилось, перейдя из задумчивого и подозрительного в возбужденное.

— Меня взяли! – сказала она и зашлась диким хохотом, – Я получила работу!

Она взяла меня за руки и посмотрела прямо в глаза. И, не думая об этом, я обнаружила, что оглядываюсь назад.

Это было огромной ошибкой с моей стороны. И поняла я это тогда, когда осознала, что мир вокруг нас словно падает. Я услышала вздох Грэйси, почувствовала, как ее руки сжали мои, и хотя мне хотелось отвернуться, или отпустить их, я не смогла. Я застряла. Прямо внутри видения. Прямо там вместе с Грэйси.

Мы падали. И кричали. Нас выталкивало в темную яму.

Высокий подсвечник стоял, окруженный рядом знакомых символов. А в центре лежала женская фигура, одетая в белую шелковую ночную сорочку, привязанная к каменному столу.

— Алиса!

Я моргнула и резко выдернула свои руки.

— О Боже, — прошептала она, широко раскрыв глаза, – Что это было?

Я не могла ничего сказать, лишь смотрела на нее, дрожа от воспоминания, как проснулась в комнате так же, как та девушка. Привязанная, как и она.

— Алиса! Алиса! – голос Грэйси дрожал от страха, – Что за черт? Эта девушка. Это было… — она замолчала, дрожа.

– Что это было? Что происходит? Ты ведь тоже это видела? – ее глаза были широко раскрыты от волнения, и я понимала, что она чувствует.

Мне нельзя было волноваться сейчас, поэтому я выдохнула и попыталась подавить воспоминания. Спокойствие, подумала я. Контроль. Сейчас это были ключевые слова для меня.

— У меня бывают такие видения, — сказала я, стараясь, чтобы голос оставался спокойным, – Нечасто, но бывают, – я пожала плечами, придавая себе беспечный вид, — Это странно, но я уже привыкла.

— Ты говорила мне раньше, помнишь? – дрожь все еще проскальзывала в ее голосе, – Но я никогда не думала, что они такие.

— Да. Они слегка нервируют, – я смогла улыбнуться, с долей нелепой благодарности, что Алиса рассказала Грэйси о своих видениях. У меня было ощущение, что если бы не предварительная подготовка, Грэйси давно бы уже выбежала с криком из ресторана. Даже не смотря на то, что она была готова, она испугалась, хотя старалась не подавать виду. Вероятно, Алиса сказала ей, что видения не такая уж и большая проблема, и она не стала считать Алису странной, только потому, что она их видит. Теперь бедная Грэйси молчала, словно воды в рот набрала.

Она пожевала свою нижнюю губу и посмотрела на меня настороженно, но уже спокойнее:

— На что они похожи? На предсказания?

— Иногда, — призналась я и увидела страх, мелькнувший в ее глазах, – А иногда они больше похожи на сны. Которые нужно понять.

— А это видение, какое из двух?

— Понятия не имею. Нет, правда.

Я все еще не знала, как работают видения, но возможно, когда я дотронулась до Грэйси, это пробудило воспоминания тела, которое я сейчас занимала. Воспоминания о церемонии жертвоприношения, которые, если мне повезет, могут помочь мне найти убийцу Алисы.

— Ты не говоришь мне всего, – обвинила меня Грэйси.

Я начала отрицать это, но потом поняла, что это бессмысленно.

— Ты права, — сказала я, – Не говорю. И в тот день ты тоже была права. Когда сказала, что я была слегка безумной.

— Я могу чем-то помочь? – спросила она, хотя выражение ее лица говорило, что она лучше по раскаленным углям пройдется.

— Ни в коем случае, – попросила я, видимо быстрее, чем следовало.

— Ты хочешь причинить себе боль, — заметила она, — Или что еще хуже, умереть. Не так ли?

Слезы навернулись у нее на глаза.

— Если происходит еще что-то странное, тебе нужно обратиться к копам, Алиса.

— Не переживай. Мне помогли.

— Дьякон?

— Нет, — сказала я, наверное, слишком резко, – Держись от него подальше, Грэйси.

Я все еще не знала, почему он убил Алису, и все еще надеялась, что информатор Кларенса был неправ, но я не хотела рисковать жизнью моей подруги.

— Если на то пошло, то держись подальше от паба. Когда ты выходишь на новую работу?

— Эмм, завтра. Я знаю, это ужасно – не дать Игану двух полных недель, но все же будет в порядке, как ты думаешь? К тому же паб завтра в любом случае будет закрыт.

— Как это?

— Да, помнишь? О, точно. У тебя по средам выходной.

— А почему же тогда он закрывается в пятницу?

— Что-то с сантехникой. У них прорвало несколько труб в ванных. Иган меня уже достал этим, но, думаю, все это связано с санитарными нормами и прочим, — она поморщилась, – Все это звучит противно. Но это действительно нужно сделать. И к тому же, это почти как дополнительный выходной день, разве не так?

— В самом деле. И я буду работать в дополнительную смену, если Игану понадобится помощь. Не волнуйся по этому поводу.

Она потерла руки.

— Трудновато, — заметила она, и я знала, что говорит она вовсе не о работе.

Я пожала плечами, но пришлось согласиться. Грэйси не могла выбрать лучшего времени для того, чтобы найти новую работу и убраться к чертям подальше от паба, чьи владельцы на протяжении всей истории своего заведения делали акцент на пристрастии к темным силам.

В самом деле, может это и стало причиной, по которой Алиса подтолкнула Грэйси к поиску новой работы. И если на то пошло, я не видела никаких причин для ее возвращения в тот кишащий демонами паб. Грэйси, однако, настояла на соблюдении правил этикета и решила сообщить о своем уходе Игану лично. Мне это было не по душе, у меня не было доказательств, но было какое-то смутное ощущение, что за обеими смертями Алисы стоит один из посетителей бара и телефонный звонок Игана.

Так как сказать это я ей не могла, пришлось идти туда вместе.

Иган взглянул на нас, когда мы вошли, а затем снова принялся полировать латунь на баре. Посетителей было мало, сидело лишь несколько консерваторов с кружками пива. Чуть ближе к обеду, и толпа польется сюда рекой. Я почти обрадовалась этому. Немного обычной работы, по крайней мере, очистит мой разум. Может быть, если я смогу перестать думать, хоть на секунду, ответу удастся укорениться в той грязи, которая недавно была моим мозгом.

Я, видя, что Грэйси идет на кухню, попыталась догнать ее, когда Иган помахал мне рукой.

— Для Танка и Леона, — сказал он и поставил передо мной две кружки «Гиннесса».

— Еще не моя смена.

— Алиса.

— Хорошо. Неважно.

Взяв поднос, я осмотрела бар, пока не нашла Леона, одного из парней Дьякона, в противоположном конце зала. Я предположила, что его спутник – большой парень со шрамом на лице – и был Танк. Он выглядел немного знакомо, но как не пыталась, я не смогла его узнать. Поставив поднос на стол, я немного сдвинулась в сторону двери, как бы намекая языком тела, что я еще не на дежурстве, хотя и стою здесь, держа пиво.

— Ты вернулась, — сказал Танк язвительным голосом, — Я по тебе, знаешь ли, соскучился.

Его улыбка обнажила ряд гнилых зубов.

— Я болела, — парировала я, чувствуя, как завтрак подкатывает к горлу.

— Иган говорил, — сказал Танк и осмотрел меня с головы до ног, – Сейчас тебе уже лучше?

— Да вообще супер, — мне удалось изобразить некое подобие улыбки, а затем провести пальцем по спине, – Возможно, мне следует…

— Алиса сегодня совсем не дружелюбна. Что-то задумала?

Я покачала головой.

— Да нет.

Его глаза сузились.

— Ты думала, мы были вместе?

Вот черт!

— Ты прав. У меня были кое-какие мысли на этот счет.

Он склонил голову набок, выражение его лица будто вопрошало: «Ну и?»

— Люси, — сказала я, надеясь, что Алиса поделилась чем-то личным, – Ее стошнило на ковер.

— Хех, — ответил он, – Рэйчел это не понравится.

— Вовсе нет, — я попыталась провести пальцем по спине еще раз, – Извини, я такая дура. Но я опоздала и…

Я сделала шаг назад.

— Эй!

Я остановилась и повернулась обратно.

Он постучал указательным пальцем по своей щеке, гнилые зубы сверкнули в леденящей душу улыбке. Я сглотнула, затем поцеловала кончики пальцев и приложила к щеке:

— Мне пора идти работать, — сказала я и подмигнула.

А потом ушла, затаив дыхание и глядя прямо перед собой, до тех пор, пока двери кухни не сомкнулись за моей спиной.

К счастью, вечер был довольно загруженным, и у меня не было времени подумать о Танке и его жутких зубах.

Я взяла короткие смены в расписании и записала их на Тришу, которая попросила выходной, чтобы провести время с родней откуда-то из Невады или Аризоны, или других жарких мест, где разводят лошадей. Я была благодарна за сокращенный рабочий день. В конце концов, у меня запланирован очень загруженный вечер.

За пятнадцать минут до окончания моей смены, я взялась за дополнительную работу, очень раздражаясь, что вместо лимонов, которые были мне так нужны, осталась лишь одна жалкая долька этого цитрусового в холодильнике за барной стойкой. Я огляделась по сторонам в поисках Грэйси и нашла ее возле столика, за которым до этого сидел Танк. Я не видела, когда он расплатился и ушел, но самое главное, что его сейчас не было, и скатертью ему дорожка.

Грэйси заметила, что я смотрю на нее, я показала последний лимон, как бы намекая, что пойду за новыми на кухню. Она кивнула, и я снова пошла на кухню, оставляя позади стойку на Грэйси, потому что Иган ушел на склад пятнадцать минут назад и до сих пор не вернулся.

— Лимоны, — произнесла я, заходя на кухню.

Калеб отрицательно покачал головой.

— В подвале. Я использовал последние сегодня утром, и у меня не было времени, чтобы восполнить запас.

— Черт возьми, Калеб…

Человек, смахивающий немного на медведя, лишь хмыкнул и дал мне ключ.

— И прихвати мне еще галлон шинкованной капусты, когда будешь там.

— Только если будешь хорошо себе вести.

Я бесшумно, благодаря моим черным кроссовкам, спускалась по каменной лестнице, ведущей в подвал. Не то чтобы моей целью было не шуметь, но, хочу заметить, несколько дней работы в баре сделали свое дело – идея прийти в комнату незамеченной стала моей второй натурой. И, черт возьми, услышав внизу голоса, я была ей благодарна.

Я попятилась в сторону лестницы, а затем спряталась в алькове, затаив дыхание, как будто это могло помочь мне слиться воедино с камнями и тенями. Один нерешительный шаг вперед и на этом все. Совесть подталкивала меня дать о себе знать, но не сильно. А затем она и вовсе замолчала, когда голоса стали громче, и я узнала их. Это был Танк. И он говорил с Иганом.

— … не было выбора, Иган. Ты же знаешь, игра.

— Я уже играл в эту игру.

— Товар не работает. Но ты заплатил. Все ведь по-честному?

Я нахмурилась, пытаясь вникнуть в разговор. Какой товар? Наркотики, что ли? Я достаточно много знаю о сделках, чтобы понимать, что чистота наркотиков на улице оставляет желать лучшего. Рэйчел вроде бы упоминала о финансовых проблемах паба? Если Иган был замешан в деле и пытался толкать наркотики, чтобы приносить пабу прибыль…

— Я достал тебе именно то, что ты просил. Это ведь не моя вина, что они не действуют, не так ли? Я сделал то, что…

— Ты меня, что ли обвиняешь?

— Конечно, нет. Но…

— Ты будешь возвращать деньги?

— У меня их нет.

— Но ты можешь их забрать?

— Да, да. Я знаю, где они.

— В пятницу. На восходе. Либо товар, либо деньги.

Танк вылетел прочь, и хотя я знала, что хорошо спряталась, сердце все равно забилось чаще.

Пятница.

Завтра.

Я не знала, что все это значило, но теперь я просто обязана была прийти сюда снова и узнать, чем все закончится.


ГЛАВА 32 | Испорченная | ГЛАВА 34