home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 29

Я выскочила из дома демона; моя голова гудела от неудачи, в то время как мои эмоции ликовали от победы.

Нужно как то избавиться от этих эмоций. Отделить их. Но я не могу. Чувства слишком свежие. Гордость. Победа. Сплошная мука — нужно как то схитрить и остановить это животное.

Я уже и так натворила дел. Ужасных дел. Жестокие, зверские, извращенные поступки.

И они будут прощены. Стерты. Поскольку в конце, меня ждет победа. Я служила хозяину хорошо, и я буду вознаграждена.

Нет.

Я упала на тротуар, мои руки упирались в бетон, и я заставила себя медленно и методично искать правду.

Это не я. Я не победила. Я проиграла.

Я проиграла, и Коробка все еще там. Готовая быть Призванной. Готовая открыть врата.

Эмоции, рвущиеся из меня, были не моими. Я испытывала последнюю интуитивную реакцию паршивого демона, которому удалось победить меня.

Врата ада будут открыты, и все это по моей вине, и я не хочу, чтобы самодовольный сукин сын плясал победный танец в моей голове.

Но он плясал, и, насколько я могу судить, тут я совершенно бессильна. Пока, во всяком случае.

Черт, черт, черт, черт!

Таким образом, вместо того, чтобы постараться, я прижала лоб к бетону, будто это поможет. Скорей бы поглотить эту сущность. Переварить ее. Принять. Это мозговправство нужно для того, чтобы я могла продолжать жить своей жизнью — а не жить жизнью каждой Адской Твари, которую я убила.

Рядом хрустнул гравий, моя голова дернулась — адреналин так подскочил, что тупой силе мысли никогда бы не удалось превозмочь его. Солнце опустилось ниже крыш, и тень заполнила переулок. Он стоял в тусклом свете, его личность, была погружена в полумрак.

Я скосила глаза, борясь с желанием запустить нож, когда я пыталась взглянуть на его лицо. Я не могла различить ничего. По крайней мере, пока он не сделал шаг вперед. Потом я увидела блеск его ножей, холодный и опасный.

Я закричала, потом задрала рукав и ударила по символу на руке, отчаянно пытаясь восстановить портал и спастись. Я почувствовала рывок, перед глазами темнота, и затем — шлеп — ручка летящего ножа отбила мою руку пока я ковырялась с символом. Мгновенно портал зашипел, трескнул и затем исчез.

Все пропало. Портал пропал. Я попыталась надавить на символ еще, но он исчез. Он больше не работал.

Ну, все, мне хана.

Я потянулась за ножом и тут услышала новый стремительно приближающийся свистящий звук. Я завизжала, затем крутанулась вниз и в сторону.

Нож прошел рядом с моей грудью, но попал в плечо, аккуратно раздирая мой тонкий черный костюм. Сначала я ничего не почувствовала, но потом адская боль, глубокое чувство жжения поразили меня, мое тело пытается справиться с нагрузкой.

Я нагнулась, чтобы поднять нож, плечо болело от любых движений; я перенесла мою другую руку на рукоять своего собственного ножа, который по-прежнему был в ножнах. Учитывая, как быстро мое тело теперь исцелилось, я рассчитывала выйти на полную мощность в кратчайшие сроки.

Давай, детка.

В конце переулка из тени вышла высокая, тонкая фигура, одетая во все черное и с закрытым лицом. Как и у меня.

Два анонимных воина, готовых к битве.

И, так как я была бессмертна, мне казалось, что перевес на моей стороне. По крайней мере, пока я не попыталась схватить свой нож и обнаружила, что я не могу этого сделать. Ощущения жжения и боли сменились миллионом раскаленных булавок, воткнутых в мои нервные окончания.

Взрыв страха пронесся следом за гордостью, которую я только что просто извергала.

Святое дерьмо, да что со мной такое?

Ощущения распространялись. Мою грудь сковал холод. Мой живот дрожал как замерзшие пальцы.

Яд.

Он поднял арбалет… Прицелился…

И когда он выпустил стрелу, я заставила свои ноги шевелиться, мои мышцы кричали, я воевала с холодом, сковавшим мои кости. Я побежала, и продолжала бежать, пока мир вращался вокруг меня, переливаясь всякими интересными цветами.

Я не могла больше чувствовать руки или грудь. Я дышала, и думаю, это хорошая новость, но у меня не было висцеральной связи с этим процессом.

Мои легкие, возможно, будут расширяться, мое сердце может биться, но я была также жестка и неподвижна, как манекен. Я потратила несколько драгоценных секунд, чтобы остановится и посмотреть за плечо.

Он здесь — этот человек в черном, он медленно шел ко мне, его оружие было повернуто в мою сторону, готовое стрелять, когда я буду в пределах его досягаемости.

Он не спешил, хотя, я знала почему. Он парализовал меня. И как только мои руки и ноги не будут двигаться, и я буду лежать беспомощно на асфальте, тогда он снимет с меня маску и воткнет нож в мое сердце.

Но я вернусь. Это я знаю. Но внезапно я столкнулась с каким-то новым страхом, что случится со мной, если мне отрежут голову? Если он похоронит меня в сосновом ящике? Или зальет цементом?

Я не могу умереть, но я могу страдать, и прямо сейчас не важно, что страшнее, жить в ловушке или быть безголовой на протяжении всей вечности, не имея возможности когда-либо умереть.

Двигайся, Лили. Шевели своими проклятыми ногами!

Я, шатаясь, пошла по улице, увертываясь от нескольких автомобилей. Они гудели, но я ничего не слышала, слишком навязчивая картина пробегала в моей голове снова и снова: лезвие, темные коробки, моя голова.

Мысленно я вздрогнула, хотя верхняя часть тела уже была не в состоянии на такую реакцию. Я слепо шла на приближающуюся машину, держа мои руки в отчаянной мольбе, чтобы она остановилась.

Я видела женщину водителя, ее глаза расширились, и она свернула в сторону, мимо меня, она ударила по тормозам. Пальцы в моей правой руке все еще двигались, и я использовала это движение, чтобы открыть дверцу машины, размахивая ножом.

Женщина вскрикнула, и хотя я не могла говорить, она сообразила, что именно я хотела, она нажала на газ, и нас толкнуло вперед, ее руки сжимали руль, она искоса бросала взгляды, полные ужаса, в мою сторону.

Я не сводила глаз с тени, и, наконец, мой мучитель остался стоять в круге из света от одной лампы на веранде. Он повернулся, когда разбитая машина проехала мимо.

Я выиграла этот раунд, но это была Пиррова победа[19]. Мое тело было раздавлено, я была в машине с женщиной, которую похитила, и я знала, что вскоре мой враг нападет снова.

— Что… что я должна делать? — спросила женщина после того, как мы проехали еще несколько миль вниз по дороге.

Я молчала, мои губы меня не слушались. Я хотела взять сотовый телефон, но к чему это? У меня не было номера ни Кларенса, ни Зейна, и не было никого, на кого я могла бы рассчитывать. Кроме того, я бы не смогла даже набрать номер.

Водитель взглянула на меня, взглянула на нож, и сделал жесткий поворот право на пустырь. Она открыла дверь со своей стороны, и выскочил еще прежде, чем машина остановилась. Она покатилась вперед, врезаясь в другой автомобиль, и я двинулась головой о панель. Сразу же, автосигнализация начала оглушительно реветь. Я пыталась использовать пальцы, чтобы открыть дверь, но они перестали функционировать. Хотя я и смогла открыть дверь, я вывалилась из машины, как кусок мертвого мяса на грубый гравий и на осколки стекла, усеявшие его, и теперь они впились в мою щеку и волосы.

Я не могла повернуть шею, но справилась с помощью нескольких пинков и ударов ногой, и расположить мое тело так, чтобы можно было осмотреться. Никого. Моя жертва исчезла, хотя, если бы я могла судить о характере человека, у меня было ощущение, что она вернется, и с полицией.

Мне нужно выбираться отсюда, и с последней каплей силы в ногах, я кое как пересекла стоянку, разрывая в клочья мой новый модный костюм убийцы.

Дополнительная привлекательность физической силы действительно пригодилась, потому что у меня не было бы ни единого шанса к спасению с моей физподготовкой в прошлой жизни. Однако, в моей прошлой жизни вряд ли я бы оказалась парализованной посреди улицы после похищения машины с невинной женщиной за рулем.

Я скатилась вниз по склону, обнаружив небольшое количество тракторов и бульдозеров, все уже закрылись на ночь. Я укрылась под трактором, не потому, что это казалось удивительным укромным местом, а потому, что мои ноги наконец перестали двигаться.

Я закрыла глаза и молилась, надеясь, что Бог не спускал глаз со своего новорожденного воина. Надеясь, что полиция не предположит, что похититель настолько глуп и устроит ночлег под соседним строительным оборудованием.

Время шло в тишине. Я закрыла глаза.

Умерла ли я или просто уснула, я не знаю. Конечно, с паралитиком, мое сердце, возможно, остановилось. И со способностью Зейна, оно заработало снова.

Или, может быть, я просто отключилась.

Я не знаю. Что, откровенно говоря, немного чудно.

Не то, чтобы я намеревалась быть чудной. Вообще то, я должна проваливать отсюда.

Я выкатилась из-под трактора, мои мышцы затекли, но на этот раз полностью функционировали. Я не увидела никого рядом и облегченно вздохнула. Если копы приходили, теперь они ушли.

И кто был мой противник, если он не нашел меня?

Мое плечо все еще болело, но быстрый взгляд показал, что рана зажила. Моя одежда была разорвана в клочья. Я хотела принять душ, но сильнее я хотела получить ответы. И я знала только одно место, где могу задавать подобные вопросы.


ГЛАВА 28 | Испорченная | ГЛАВА 30