home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 27

Не сказала бы, что пребывала в восторге от того, что Кларенс сидел на раскладном стуле перед моей дверью. Я провела последние два часа, лежа лицом вниз, делая татуировку, это новый для меня опыт, было одновременно и больно, и неожиданно легко, я отдохнула.

Я обдумывала свои проблемы и теперь все, чего мне хотелось — тупо смотреть телевизор. Увы, этому не бывать.

— Ты ли это? По центру? Все твои чакры выстроились красиво и аккуратно?

Я уставилась на него.

— Если вы имеете в виду, чувствуя ли я себя лучше, то да. Большое спасибо за вопрос.

Я считала, что мной в эту ночь завладели извилистые пути собственного разума, но я действительно была не в настроении. Если он хотел что-то знать, то мог самостоятельно извлечь это из моей головы. Он пожал плечами, потом встал, сложил стул, сунул его под мышку, кое-как протиснулся мимо меня, прислонив стул к столику. Я съежилась, алюминий мог повредить покрытие. На всякий случай, я отодвинула стул в сторону и потерла пальцем столешницу. Все в порядке. К тому времени, когда я повесила плащ на вешалку и пошла в гостиную, Кларенс уже рылся в холодильнике.

— Малова-то будет. Не было времени сходить в продуктовый магазин?

— Вы достаточно долго сидели возле моей двери. Не могли сходить в прачечную и купить себе диетическую колу?

— В прачечной не нашлось того, что я хочу, — сказал он, шаря вокруг, пока не нашел пиво. — Ха! Всегда проверяй свежее ли оно.

Он открыл крышку и запыхтел. Затем рыгнул и вздохнул. Мило.

Я прошла мимо него к открытой двери холодильника. Я не была любительницей пива на завтрак, поэтому схватила бутылку воды. Он был прав в одном — к тренировкам, работе и посещению своего прошлого, я должна была добавить поездку в магазин за продуктами.

— Так что же вы делали, пока ждали в холле? — спросила я, когда мы так удобно устроились в гостиной: я села на диван, положив ноги на журнальный столик, он устроился в мягком кресле, которое обняло его, словно восторженный любовник.

— Работал до жажды, — сказал он, затем поднес бутылку к губам, чтобы доказать это.

Мою реакцию можно воспринимать, как злорадство, но я ничего не могла поделать. Я, наконец, получила то, что позволит мне не допускать в свою квартиру незваных гостей. Я прошла тест. Я доказала, что в действительности являюсь девушкой из пророчества, и это означало, что я по праву занимаю свое место.

— Вы больше не сможете войти, — пела я, дойдя до такой крайности, как «Аллилуйя»! — Теперь это мое место. Не в кредит. Мое.

— Не будь слишком самоуверенна. Я все еще твой босс. — Но клянусь, я видела улыбку, когда он сказал это.

— Мое, мое, мое. — Я знала, что перешла все возможные границы, но ничего не могла поделать. Я действительно достигла чего-то в этой странной новой жизни. Я прошла тест, продвинулась вперед. И этот момент, друзья мои, был сладок. – Значит ли это, что и моя голова теперь на замке?

— Хе-хе. Ты позволишь мне горевать по этому поводу? Ты ещё не придумала способ держать меня подальше, — сказал он и начал напекать.

Я покраснела от досады.

— Это моя голова. Вы не должны появляться в ней без разрешения.

Я начала прокручивать в мыслях припев из «Школлхаузе Рок» и напомнила себе, что мадам Пэрриш говорила о Хранителе Тайны. Чем бы он ни был, мне необходимо его найти.

Кларенс сделал глоток пива, потом пожал плечами.

— Ладно, хорошо, я проникаю в твою голову все с большим трудом. Песня, вещь и… — Он замолчал, пожав плечами, потом сделал долгий глоток пива.

Я сощурила глаза, мои брови поднялись вверх.

— Что? Ты не можешь проникать в мою голову так же просто, как раньше? Почему?

Он не ответил, но ему и не пришлось, потому что именно тогда я все поняла. Это знание причиняло боль. Кларенс не мог попасть внутрь головы демона, а я поглощаю демоническую сущность. Каждый раз, когда я убиваю ножом, я все больше и больше становлюсь демон. Меньше меня. Меньше человека. Дорогой Бог. Я плюхнулась на диван, потом приложила пальцы к вискам.

— Эй, не трусь. Ты в безопасности. Я все ещё распознаю линии твоих мыслей.

Я посмотрела на него.

— Но я права. Это именно то, что я говорила Зейну. Бесы меня убивают — они изменяют меня.

— Детка, ты изменилась в ту самую минуту, когда оказалась в теле Алисы. Не мудри. Ты делаешь свою работу.

— Но…

— Черт возьми, девочка. Разве мы об этом не говорили? Ты справишься, иначе ты не была бы той, кто ты есть. Ты засунешь демона подальше, не дашь себя превратить. Ты используешь его. Используешь демона внутри себя ради добра, ты сама своего рода проклятие сладкой справедливости. Capisce?

Я видела смысл в том, что он говорил, и вынуждена была признать, что, несмотря на его правоту, это вызывает раздражение — способ сказать, что мой друг попал в точку. Взять демона. Скрутить его. Использовать силу и суть, чтобы взять больше бесов. И с плохой стороны, и с хорошей. Вроде как отмывание денег для демонической сущности. Схема не идеальна, но, по крайней мере, мысли об этом позволяют мне сдержаться. Это способ делать свою работу, не чувствуя себя так, словно погружаешься в бездну, даже пытаясь выбраться.

— Таким образом, мы можем двигаться дальше? — спросил он, его голос звучал как-то необычно.

— Конечно. Так, почему ты здесь?

— То, как ты вышла. Я волновался. Хотел проверить, убедиться, что ты в порядке.

— Убедиться, что я не передумала?

— Ты?

Я покачала головой, мои мысли буквально закипали внутри головы.

— Мне хорошо, — сказала я. – Или лучше, чем могло бы быть, — Я посмотрела прямо на него. — В любом случае, я справлюсь с работой.

— Рад слышать это, малыш. Давай вернемся к Зейну. Пройдешь обучение.

Я подумала с тоской о милой, теплой постели, понимая, что нашей встрече не суждено случиться. И, на самом деле, я не была против. Потому что идея отлупить парочку демонов была привлекательной. И становилась ещё привлекательнее, стоило подумать о той силе, что наполнит меня, о том мраке, что просочиться сквозь меня… Я сказала себе, что не хочу ничего подобного, но в глубине, в укромном уголке моего «я», мне нравилось, что тьма дает мне силы для убийств и побед. И, черт возьми, я хотела выиграть.

Шанс представился мне довольно скоро. Зейн ждал нас; когда мы прибыли в подвал, он без лишних слов посадил меня в кольцо. Прежде чем я это поняла, пришлось отдергивать руку от демонского носа. Демон зарычал и оскалился, зеленоватая жидкость капала из его глазниц, когда он бросился на меня, кажется, он бил довольно силен, на меня сыпались удары, хотя я по-прежнему оставалась относительно невредимой. Относительно – самое подходящее слово. Я была жива. Мне было хорошо. И я хотела оставаться такой. Мой клинок был крепко зажат в руке, он был там, где ему полагалось быть, я бросилась вперед, петляя вокруг демона с растопыренными конечностями, чтобы одной рукой обхватить его тело, а другой перерезать ему горло.

Я сделала глубокий вдох и отпрыгнула, он дрожал как в агонии, меня заполняла энергия жизни, покидающая его. Всплеск был таким ярким, что ощущения походили на сексуальное возбуждение, прилив крови напоминал оргазм. Я позволила ему рябью пройти через меня, впитывая энергию, позволяя ей наполнить меня. Мне хотелось еще.

Но каким бы не было удовольствие, полученное мной от убийства, оно исчезло, когда я посмотрела вниз, на свое тело и увидела, что полностью покрыта тонким слоем зеленой слизи. Я прикусила губу. Противная расплата за прилив энергии и силы. Я достала тряпку и принялась вытираться, мое тело все еще гудело от пережитых чувств.

— Следующий, — воскликнула я с легкой усмешкой, но прежде чем Зейн указал на время, чтобы заманить мою следующую жертву в клетку, я согнулась пополам, сжимая руку в приступе боли.

— Лили?

— Моя рука, — выдавила я, Кларенс бросился ко мне, до этого он наблюдал, стоя за боковой линией. — О, дерьмо, моя рука.

Я выставила ее перед собой, казалось, будто она усеяна миллионом острых игл. В реальности я увидела рисунок, что был у ацтеков символом пришедшей к жизни, странный рисунок теперь плясал по моей плоти.

— Дерьмо.

— Пора, — сказал Кларенс, и голос его был полон сладостного предвкушения.

— Ты не говорил мне, что будет так больно, — я была в ярости.

— Кровь, — сказал Кларенс, когда пошел на меня с ножом. — Это облегчает боль.

Боль была так сильна, что я едва заметила, когда он проколол мне руку, затем пятно крови упало на символ. Он был прав, боль уменьшилась почти сразу, и я вздохнула с облегчением и трепетом. Сколько раз мне придется испытать это прежде, чем все закончится?

Кларенс повернулся к Зейну, выражение его лица было серьезным.

— Подготовь ее. Быстро.

Зейн кивнул, затем качнул головой.

— Таким образом, — сказал он, двигаясь по учебной комнате словно пантера, его чувственность проступала подобно утренней росе. Я впитывала ее, так как ещё не научилась себя контролировать. Он остановился перед серым кабинетом, оформленным в производственном стиле, потом повернулся ко мне, взгляд его был теплым и требовательным.

— Жаль, что миссия не началась до темноты, ma Fleur. Среди ночи ты можешь уйти после гораздо большего количества ударов, нежели просто выпад с ножом.

Он посмотрел на мои бедра и клинок, который болтался в набедренной кобуре. Клинок, который, на самом деле, убил его. Он не держал зла.

— Я думала, что должна убивать ножом.

Он усмехнулся.

— А я думал, ты хотела оружие, способное уничтожать монстров.

Он потянул за две стальные ручки, торчащие из кабинета, повернул их, затем с размаху распахнул двери. Внутри было много оружия, как в готическом фильме ужасов. Арбалеты, булавы, кинжалы, алебарды, вместе со стандартными мечами и страшными охотничьими ножами. Я присвистнула сквозь зубы, затем вытащила руку и поняла, что тянусь за оружием без приглашения. Зейн тоже это заметил.

— Готова? Чем больше убьешь, тем легче будет сосредоточиться.

— Все это для меня?

— В конечном счете. — Он схватил простой складной нож со средней полки. — Как я уже сказал, это оружие на ночь.

— Почему степень моей вооруженности зависит от того, когда я иду на охоту? Ворота ада, помнишь? Гадкие, злые демоны, верно? Так что прости меня за то, что я думаю, что выйти с тесаком среди бела дня – куда более удачный план. Поверь мне, — сказала я, думая о бесах в переулке, — Другие ребята не собираются экономить на вооружении.

— Уверяю, этот клинок достаточно серьезен.

Он нажал кнопку, и лезвие блеснуло в ярком свете голых лампочек, горевших в кабинете. Он протянул нож мне, и я взяла его. Мои пальцы коснулись его ладони, и я почувствовала, как мое тело взорвалось от электрической перегрузки чувственного сознания. Я отдернула руку, боясь дать этому чувству возрасти. Я посмотрела, не нарочно, но так, как если бы мой взор был прикован к его лицу. Его темные глаза смотрели на меня равнодушно, но его губы изогнулись в полуулыбке.

— Это хорошо, я думаю, ma fleur.

— Что такое?

— Связь.

Его большой палец рассеянно скользнули по груди, движение, казалось бы, легкомысленное, но я понимала, что это не так. Он подошел на шаг ближе, и я почувствовала его мускусный запах, увидела, как блестят капли пота на его гладкой коже.

— Кто знает, что произойдет, если мы позволим ей расти, а, ma chйrie?

Я шагнула назад, с сожалением качая головой. Зейн оглядел меня с задумчивым выражением лица.

— Интересно.

— Разве так трудно поверить, что я способна сопротивляться твоим чарам?

— Конечно. Просто у тебя есть кто-то ещё. Я прав, не так ли? Кто он? Человек, вызывающий твой интерес? Привет из прошлой жизни? Или новое увлечение?

Я заставила себя не смотреть на Кларенса. Если кто-либо из них узнал, что Дьякон был объектом моего интереса….

Я заставила себя вернуться в реальность.

— Единственное, чем я очарована в данный момент – это клинок. — Я кивнула на нож, — И я не думаю, что мое либидо имеет отношение к этой миссии. Не так ли?

— Touchй. — Он протянул руку. – Дай мне свою ладонь.

Я колебалась, понимая, что он собирается сделать. Нож на моем бедре принадлежал мне, но это ещё ничего не значило.

— Ты ничего не хочешь? — спросил он с веселыми нотками в голосе. — Я уже вижу демонов, дрожащих от страха.

Я посмотрела на него, и он протянул мне руку.

— Заткнись уже, – он прервал меня.

Нож скользнул по моей ладони, и я подавила вздох, не желая показывать боль. Не желая реагировать. Он протер лезвие, затем убрал его и ударил по оружию в моей руке. Я вздрогнула от удара, он разрезал себе ладонь. Но правда заключалась в том, что рана уже начала затягиваться. Вскоре я полностью исцелюсь.

— Ладно, — сказала я, глубоко вздохнув для храбрости. — Куда же мне теперь идти?

— Теперь, chйrie, ты можешь идти переодеваться.

— Да? — Спросила я, но Кларенс шагнул мне навстречу, передавая сверток из черной ткани.

Я смотрела на них обоих с любопытством, затем развязала узел. Черный комбинезон и соответствующий ему черный капюшон с прорезями для глаз, носа и рта.

— Это то, что модно у демонических убийц в этом году.

— Действительно, — сказал Зейн.

— И, раз уж мне предстоит бегать в этом, почему нельзя носить оружие? Костюм сложно назвать неприметным.

— Ты можешь откинуть капюшон после атаки, — резонно возразил он. — И будешь похожа на не более чем просто красивую женщину в облегающем костюме.

— О-о.

Он указал в сторону душа.

— Иди.

Я пошла, потом вернулась; я чувствовала, что должна выполнить серию сложных движений из боевых искусств. Или, по крайней мере, ходить тихонько по комнате, выполняя ниндзя-стиль.

Зейну, однако, было не до смеха. Как раз наоборот, и я могла видеть, что мое желание мелькнуло в его глазах.

— Вы были правы насчет облегающего, — сказала я.

— Теперь, — сказал Кларенс. – У нас недостаточно времени, чтобы тратить его впустую.

— Куда я иду? — Спросила я. — Моя рука рассказывает, где Бокс, верно? Так куда же мне теперь идти? Символы на карте? Вы можете их прочитать?

— Тяни обратно свой рукав, — сказал он, когда Зейн отступил назад, и его взгляд был устремлен на нас двоих.

Я обнаружила, что все ещё смотрю на пульсирующий символ, он теперь горел на моей руке. Кларенс взял мою левую руку в свою.

— Накрой, — сказал он, — Накрой его другой рукой.

Я чуть не спросила, почему, но потом решила, что скоро выясню. Я прижала ладонь к символу и ощутила силу, которая неуверенно потянулась от моего пупка, так тяжело и так быстро, что я даже кричать не могла. Вместо этого я рванула сквозь пространство, Зейн и подвал растаяли, погружаясь в черноту. Страшно, клубящийся мрак, наполненный низкими стонами и ветром, и миллион жутких электрических разрядов, ползущих по моему телу, заставляя корчиться и извиваться, открывая рот в беззвучном крике.

А потом не было ничего. Только темнота, которая, казалось, окутала меня подобно одеялу. Я ничего не видела, поэтому с трудом ориентировалась в пространстве, но даже так, я почему-то знала, что двигаюсь очень быстро, быстрее, чем это возможно в реальном мире.

Я неслась через пространство, через размеры, через само время, и думала, как это пугало и завораживало меня, и я почувствовала нечто в своей руке, удивительное облегчение узнать, что я все еще сжимаю пальцы Кларенса.

Это был мост, я поняла.

И это был мой путь обратно. Прежде чем я успела подумать о том, где могу оказаться, я увидела мое назначение. Улицу и ряд домов, и я, словно птица, парила высоко над миром.

Только тогда птица начала падать, падать, падать, и земля неслась ко мне. Меня ожидал крах. Я знала, что это. Я буквально почувствовала воздействие еще до того, как это произошло, и я приготовилась; страх тянул меня к земле, подходил все ближе, ближе, ближе и… ничего.

Все было кончено.

Я была пятном грязи в дрянном дворе, я тяжело дышала, а Кларенс не держал мою руку больше; и, когда я посмотрела вверх, на небо, то увидела странный, клубящийся туман, как в водовороте, поглощающий сам себя. А потом он исчез.

Портал, через который я путешествовала.

Портал, открывшийся в моем собственном теле.

Я медленно встала, отряхнулась и поняла, что улыбаюсь.

Так вот, я думаю, это было здорово.


ГЛАВА 26 | Испорченная | ГЛАВА 28