home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 16

Я увидела все это, проанализировала, и эта странность показалась мне подозрительной. Я увидела зверя, глаза его расширились, в глазах цвета крови промелькнуло удивление; тут я откинулась назад и ударила его в нос пяткой. И будь я проклята, это правильно. Чувствую. Все темное накапливалось во мне, как в тугом резиновом кольце, и вырвалось на него оглушающим потоком.

Человек. Я должна любить его. Что я и делала. Даже когда мы сцепились — когда демон резко вскочил на ноги и рванулся на меня. Я бросилась на него, ничтожного, мерзкого и гнусного.

Наши тела столкнулись, и я отлетела назад, приземлившись на задницу, прежде чем он успел схватить меня; окровавленные зубы были оскалены.

— Самонадеянная дура,— прошипел он и потом, что удивительно, остановил атаку, глядя на меня как на родственника.

Разгневанная, я схватилась за рукоять ножа, все еще привязанного к моему бедру. В то же мгновение я рывком поднялась, чтобы освободить руку для полного удара. Со всей новообретенной мощью последовало телодвижение; я рубанула клинком по шее зверя, рассекая кожу, сухожилия и даже кости. Это было не просто, но я уже больше не просто девочка — я смертельная мясорубка, и я могу бить и резать ножом легко и просто.

— Ну, и кто тут дурак, сукин ты сын?

Я отрубила ему голову, и он завалился на бок; изумленное выражение осталось в его мертвых глазах. А затем, в мгновение ока, он растаял в бесформенной слизи. Да, не стоит недооценивать женщину с ножом, приятель. В следующий раз, я бы посадила на кол какую-нибудь тварь — даже если кровосос будет без клыков. Приятно знать, что обезглавливание работает просто отлично.

Развернувшись, я побежала обратно к женщине. Она была не совсем в порядке — ее горло разорвано, кожа была серой и безжизненной. На одно страшное, короткое мгновение меня порадовала ее боль. Черт, я хотела еще наподдать ей. Хотела посмотреть, сколько она сможет вынести.

Я ахнула, волна отвращения к себе рухнула на меня прежде, чем я успела выкинуть все это дерьмо из головы.

Я хотела новой жизни. Очень хотела. Но какой ценой я бы получила эту роль?

Я встряхнулась, определила дальнейшую схему действий. Скорректировала. Будь, что будет. Как Кларенс сказал: стрессовая обстановка, корректировка. Я не какой-то зверь. И, чтобы доказать это, я поспешила к женщине, присела рядом с ней и взяла ее руку в свою.

— Вы будете в порядке,— лгала я, пока жизнь утекала из нее.— Я здесь. Я останусь с тобой.

Я прижала руки к ее горлу, пытаясь остановить кровотечение. Не использовать. Кровь сочилась через мои пальцы, пачкая одежду, кожу, лицо. Она задыхалась как рыба, вытащенная из воды, я ни чем не могла помочь. Я глубоко вдохнула, эмоции переполняли меня и оглушали. Мои мысли, казалось, отделены от моих действий, и я осознавала только одно — сильный, явный голод. Но не по еде. По крови.

Эта мысль потрясла меня, мой взгляд переключался между женщиной и пятном на бетоне, которое было некогда демоном.

— Что со мной происходит? — Прошептала я. Потом посмотрела на свой нож и стала сражаться с отвратительно заманчивым желанием моего языка лизнуть окровавленный клинок.

Волна головокружения нахлынула на меня. Я закрыла глаза, почувствовала слабость, отчаянно захотелось утолить желание.

Я опустилась на колени рядом с женщиной, я услышала, ее шепот:

— Нет.

Я провела пальцем по ее шее. Температура ее тела уже падала, и кровь была прохладнее моего пальца. Я подняла руку и прижала палец к своим губам, мой язык бросился пробовать ее божественно сладкую кровь.

— Нет!

На этот раз, слово прозвучало только в моей голове, но сила его была достаточной, чтобы поставить меня на ноги. Я хлопнула рукой по джинсам, утирая кровь и желая смыть его сладкий вкус из моих уст.

Сначала чувственное помутнение рассудка с Зейном. Затем темное, страстное раздумье. Теперь почти болезненная жажда крови?

Это перебор. Мне нужны ответы, и я знаю, что не получу их у Кларенса. Почему-то мне, солдату небес, не очень-то хотелось признаваться в кровожадности. У него не случаются приступы растерянности в правильном использовании ножа, в отличие от некоторых.

Я схватила себя за голову, пытаясь сдержать глубокий, ритмичный пульс, который возник, и сбивал с толку. Я хотела отгородить себя от крови, которая стала для меня как героин для наркомана.

Бежать.

Вот это верно. Бежать, чтобы найти и снова привести в порядок мою голову.

Я последний раз виновато взглянула на нее и рванула, зная, что, если бы я осталась, я бы, конечно, опозорила нас обоих.

Бежать.

Это был единственный ответ.

Беги, мать твою, беги!

Я побежала.

Рванула, как будто сам дьявол, был у меня за спиной. Потому что знаете что? Я думаю, что он по-любому там.


ГЛАВА 15 | Испорченная | ГЛАВА 17