home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11

— Демон, — повторила я, разочарование бушевало во мне.

Я подавила дрожь и заставила себя переключиться на детские песни, потому что мои мысли в данный момент походили на радиовещание, громкое и ясное. Дьякон демон. Я не хочу в это верить, эта мысль никак не укладывается в голове, но в то же время я была совершенно уверена, что это правда. Вспышка ярости. По мне побежали мурашки как от чего-то темного и зловещего. Чего-то вполне осязаемого, но совершенно не опасного.

— В чем дело? Не ожидала, что услада для глаз будет одним из плохих?

Я держала рот на замке, кулаки уже зачесались.

Кларенс фыркнул.

— Надо избавиться от этих пустых ожиданий, Лили. Вещи не всегда являются тем, чем они кажутся.

— Например, как ты? — Огрызнулась я, желая причинить ему боль.

Потому что его новости о Дьяконе глубоко ранили меня. Я была идиоткой, попала в эмоциональную ловушку, и я ненавидела себя за свою слабость.

— Как я? — спросил он, по-видимому, не обращая внимания на мои внутренние переживания, и слава богу, ведь школа существует именно для этого. — В моем случае, что видишь, то и есть на самом деле.

— Да? Ну, не пойми меня неправильно, но ты вряд ли подходишь на роль небесного посланника.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, знаешь. Во-первых хорошие манеры. Отеческий подход. Более мягкий. И намек на святость тоже не повредит.

Его рот скривился в усмешке.

— Прямо из отдела кадров киностудии. Тебе никогда не приходило в голову, что я здесь из-за тебя?

— Что ты имеешь в виду?

Он фыркнул.

— Ну же, животное. Думаешь, ты за десять минут стала темным ангелом? Никого не будешь слушать? Будешь задавать вопросы, и твоя голова закружиться из-за того что происходит? О, нет, малыш. Я здесь только потому, что большой парень решил, что ты меня послушаешь.

Я от ошеломления нахмурилась. Потому что, по правде говоря, он был прав. Кларенс раздражал меня без конца, но это было знакомое, комфортное раздражение. Как общаться с Джереми или с кем-то вроде него.

— Как я и говорил — ты должна сделать усилие, чтобы заглянуть глубже.

Мне пришлось скрепя сердцем согласиться. Я позволила своему уму отправиться обратно в бар, по пути я превратилась в Алису. У меня было среднее медицинское образование, у Алисы, скорее всего, нет. И никто не заметил подмены.

— Это не только со мной так, не так ли? Я имею в виду, никто не смотрит глубже, не так ли?

Он не ответил, и его молчание было как одобрение.

— Я живу ее жизнью. Никто даже не знал, что она ушла. Никто не оплакивал ее. Никто не сказал свое последнее «прощай». Они только заказали еще один раунд, и наблюдали за ее задницей в паре черных джинсов. Только это была уже не ее задница.

Я сжала челюсть, и хлынули слезы из-за этой девушки, которую я едва знала. Девушка вряд ли из известных людей, с которыми она провела все дни ее жизни.

— Ты знаешь об этом.

Я кивнула. К сожалению, так оно и было.

Я нахмурилась, вспомнив как Леон лежал, скорчившись на полу, и, вспомнила мужчину, который положил его туда. Не было никакого намека на то, что Дьякон был чем-то большим, чем человек. И уж конечно не демоном, не воплощением зла.

В переулке, он говорил мне с искренней заботой в голосе, и он помогал мне бороться с Груконом. Я видела, что находится внутри его разума, и это позволило мне поверить словам Кларенса. Да. Я ему верила.

— Почему? — Я спросила Кларенса. — Зачем он мне помогает?

— Давай, Лили. Ты не глупа. Как ты думаешь, почему?

— Он играл со мной — сказала я, сжимая и разжимая руки в кулаки. Еще не определилась: хотела бы я всадить нож в сердце Дьякона или просто никогда не видеть его. — Сукин сын играл со мной или, вернее, он играл с Алисой, и у меня даже нигде не щелкнуло.

— Так они действуют, малыш. Не кори себя.

— Сошел с ума? Ты не собирался… ты знал. — Я посмотрела на свой пояс, где, как я знала, был спрятан нож под пиджаком.

— Нет, если ты дашь его мне сейчас. Он не знает, кто ты? Что ты?

— Он не знает. Я клянусь. Но… — Последний комментарий Дьякона пронесся в моей голове о пребывании в его голове, прежде чем я смогла остановить его, и я увидела, как Кларенс поднял лицо, выражение которого переходило от гнева к страху, разглаживаясь на скучность и пресность. Я подумала, что он пытается что-то скрыть.

— Что именно он сказал? – Спросил Кларенс, его застывшее лицо переключилось на обычное оживленное.

— Только то, что мне нужно подержать его голову, — сказала я, добавив умственный взрыв песни, чтобы быть на безопасной дистанции.

— Что это значит?

— Я не знаю,— солгала я. — Я догадываюсь, что, может быть, Алиса похожа на меня.

Он наклонил голову набок.

— Почему он так думает? Ты входила в чью-то голову, животное?

— Он думал, что Алиса это Алиса, — сказала я. — Я на самом деле не она, помнишь? — И я солгала это твердо, как и научилась.

Я почувствовала себя виноватой, потому что снова солгала и сделала только хуже, я же лгала Богу, что был по правую руку. Но я не могла удержаться. Я пребывала в этой странной новой жизни меньше дня, и отчаянно хотела сохранить это. Я хочу быть Суперптенцом. Я хочу драться с демонами. Я хочу дать шанс даже собственному кармическому протоколу результатов.

И что-то в глазах Кларенса заставило меня задуматься, что если бы я рассказала ему правду о том, что происходит в моей голове.

Я заставила себя глубже погрузиться в детские песни. Кларенс смотрел на меня, и выражение его лица было задумчивым. Мне оставалось только надеяться, что он не сможет прокрасться на периферию моего сознания.

— Ты думаешь, что он был фигней?

Я пожала плечами.

— Я не знаю. Может быть. Мы знаем, что он стягивал с меня цепи. Но это не имеет значения, потому что Алиса мертва. И ничего такого нет в моей голове.

— Тогда тебе повезло, малыш. Но ты же скажешь мне, если что-то появится в твоей голове, да? Не могу поверить, что мы не знали об Алисе, но если она действительно может копаться в голове демона, это может быть чертовски удобно.

— Ты не можешь?

Он покачал головой.

— Во-первых, я не на линии фронта. Во-вторых, только в человеческих душах. Мой дар ограничен.

— О. — Интересно. Этот лакомый кусочек информации я могу сохранить на черный день.

Я подумала о характере моей работы с Дьяконом.

— Так, э-э, я должна убить его?

— Дьякона? — Он покачал головой. — Нет.

Я старалась сдержать свой вздох облегчения.

— Почему бы и нет? Он — демон. Я убиваю демонов.

— Не сравнивай ваши возможности. Он не мелочь. Он сильный, Лили. Чертовски сильный. И пока у тебя не появится немного больше убийств за плечами, я думаю, можно с уверенностью сказать, что он намного сильнее тебя. Он уже многих погубил, и ты не должна оказаться на его пути. Наш эндшпиль слишком важен, чтобы рисковать такими ресурсами, идущими после Дьякона Кипера. Ты понимаешь?

Я кивнула, уверяя, что поняла, заполняя свою голову детскими песенками, так что он не мог видеть облегчения, что нахлынуло на меня.

По правде говоря, откровение о Дьяконе смутило меня. То, что он был демоном, я верила. То, что был злом внутри, я верила. И возможно я была наивна, но я не хочу верить, что это конец истории. Я видела борьбу внутри него — борьбу за добро. Более того, я знала, что Алиса сбежала к нему. Доверяла ему. Верила, что он мог — и хотел — помочь ей.

Может быть, он играл с Алисой, тоже. Черт, может быть, он притворялся так, чтобы я думала, что он борется со злом, когда на самом деле он был само воплощение его.

Может быть, поэтому Алиса не показала. Может быть, она узнала, что он играет с ней.

Я не знаю.

Но я не могу игнорировать его также легко, как делает Кларенс.

Мне нужно все узнать и увидеть.

Мне нужно узнать, что сделал Дьякон Кипер.


ГЛАВА 10 | Испорченная | ГЛАВА 12