home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

Я должна признаться, что ехать к Алисе на работу на лимузине было довольно круто. Очевидно, я ездила на нем раньше, но ехать было намного приятнее, когда я находилась в сознании. Приткнувшийся к ближайшему кладбищу и Торрент Парку, «Кровавый Язык» был основан еще в середине 1600-х годов и, согласно местным преданиям, до сих пор принадлежал одной семье. Оставаясь на своем изначальном месте расположения, теперь он оказался на пересечении не очень большого района и области городского развития, которая привлекала молодых специалистов. Бостонские туры закончились, когда я узнала об этом месте. Прямо после того, как я начала работать в «Movies & More», а мой менеджер с криками отправил меня за напитками. Путешествие было более интересным, чем тот парень, что топтался там до конца смены, пока не решил, что увлекательный мир видео-проката не для него.

Поскольку лимузин застрял в зоне погрузки, я начала нервничать. Я переоделась в традиционную форму официантки, которая висела на крючке в шкафчике Алисы. Черные брюки. Черный топ под белой блузкой с логотипом «Кровавого Языка». Не было ни капли розового — слава богу. Но разглядывая это, я просто тянула время.

— Так расскажи мне об Алисе. Я получаю награду, а она получает нож? Что случилось?

То, что я не стала спрашивать – что хотела спросить, но не могла — была ли Алиса мертва, потому что я сама выбрала жизнь. Простая мысль вызвала приступ тошноты. Но то, что действительно скрутило мой желудок: даже если бы я знала, что мои слова отправили бы «Мисс милашку в розовом» на путь к смерти и аду, я бы сделала тот же чертов выбор.

Я закрыла глаза, ненавидя свое малодушие.

Кларенс посмотрел на меня из-под шляпы.

— Я не это имел в виду,— сказал он. — Она была убита.

Я была довольна собой.

— Кто это сделал? И как же я до конца… ты знаешь... о ней?

— Я не знаю, кто это сделал, — честный индеец, — когда возникла возможность, было доступно только ее тело.

— Она не похожа на меня, правда? Я имею в виду, жизнь в другом теле. — Ужасная мысль поразила меня. — Она не в моем теле?

Кларенс засмеялся.

— Твое тело в морге, а душа Алисы ушла. Не беспокойся. Ты не встретишь свое тело на улице.

— Ох. – Этот сценарий казался глупым. Тем не менее, я была рада ободрению. — Они знают? Роза? И Джо? — спросила я, имея в виду моего отчима.

— Да. Сосед нашел тебя в подвале Джонсона. Полицейские приходили. Джо опознал твое тело. — Сострадание, которое я увидела в его глазах, едва не довело меня до слез. — Прости, малышка.

Я кивнула, боясь сделать попытку заговорить. Спустя мгновение я перевела дыхание.

— Так почему я не могу просто получить мое тело назад?

Он посмотрел на меня терпеливо, словно говорил с ребенком.

— Ты умерла, Лили. Ты сделала глупость и ты умерла. Мы не собираемся возвращать тебе твое старое тело. Это не сработает.

— Хорошо. Простите меня за немного туманные детали воскрешения – или как там это работает.

— Да. Ты все это поймешь, — сказал он великодушно.

— И ты действительно не знаешь, кто ее убил? Не правда ли, он будет в бешенстве, когда узнает, что я еще жива?

— Он? Ты не побьешь меня за сексизм.

Я смотрела, ожидая ответа.

— Я действительно не знаю и я действительно не могу сказать.

— Я думал, что Бог все знает,— возразила я.

— Он знает, милая. Но это не значит, что он собирается сказать это мне. Теперь хватит увиливать. — Он кивнул на дверь лимузина. — Пора уходить.

Словно по сигналу, дверь открылась, и я увидела нашего высокого худого водителя на тротуаре.

Я скользнула к двери и стала выбираться из машины.

— Но разве мне не нужна шпаргалка или что-то еще? Учебник для начинающих, как быть Алисой?

Он похлопал себя по голове и улыбнулся.

— Ты что-нибудь придумаешь.

И когда он это сказал, водитель взял меня за руку и мягко потянул на себя. Затем он захлопнул дверь. Я стояла, глазея, и крик «Эй!» застыл у меня на губах.

Водитель, однако, было плевать на это, и хотя я постучала в окно и попыталась открыть дверь, Кларенс не появлялся.

Я стояла там, бурля от эмоций, когда лимузин отъехал от тротуара, и потом, когда он исчез за углом, я повернулась лицом ко входу паба, вспомнив, что он сказал всего через несколько минут после того, как мы познакомились на тротуаре возле переулка. О том, чтобы бросить тестирование. Это был тест. Доказать, что я достаточно умна, чтобы играть Алису и получить золотую звезду. Не справлюсь, и окажусь между лопастей пропеллера. Снова.

Никакого принуждения.

Я сделала три глубоких вдоха, сказала короткую молитву для мужества и шагнула в двойные двери с оригинальными витражами. В мой первый визит место оказалось шумным, заполненным толпой ночных посетителей. Теперь был ранний вечер понедельника, и тут сидели только некоторые любители пива и жареных деликатесов. Большинство подняли головы, когда я вошла. Некоторые подталкивали друг друга и указывали на меня, не обращая внимания на все остальное.

Узел в животе слегка сжался, и я удивилась, как мне удалось справиться с этой задачей. За прошедшие годы я ожидала за достаточным количеством столиков, чтобы знать эту рутину, в общем, таким образом, я полагала, что смогу выкарабкаться через лес пинт, рыбы с чипсами, и яиц по-шотландски. Это были друзья, соратники и постоянные клиенты.

Я сделала глубокий вдох и заставила себя двигаться, чтобы меня не арестовали за тунеядство. Две ступеньки отделяли меня от деревянного пола, и я преодолела их, не рухнув лицом вниз. В целом, это место выглядело так же, как во время моего последнего визита. Множество столов, тусклый интерьер, стены, покрытые темными дубовыми панелями и красные бархатные кабины вдоль южной стены заведения.

Кабинок вдоль задней стены не было, но место, где предлагались напитки и еда, кипело от суеты и действия. Вправо от центра металлические двери открывались и закрывались, демонстрируя фрагменты кухни и создавая ощущения шумной энергии. В нескольких ярдах от кухонного волнения, в мертвой точке, темный коридор вел в заднюю часть паба, а похожий на пещеру вход отмечала неоновая вывеска с надписью «Уборная».

Массивный каменный камин заполнял пространство слева от центра — часть оригинального здания с выдвинутой на первый план декоративно вырезанной каминной полкой, теперь замусоренной фотографиями знаменитостей и политических деятелей, которые посещали паб за эти годы. Диван на высоких раздвоенных ножках доминировал на площадке перед огнем, и двум темноволосым женщинам, которые сидели там, понадобилось несколько мгновений, чтобы оторваться от своей беседы и, синхронно повернув головы, уставиться на меня.

Я сглотнула и отвернулась, переместив внимание на U-образный бар в центре комнаты. Десятки бутылок различной степени заполнения, создавали ощущение беспорядка в передней части, а на стекле стаканов плясали искры от люстры.

Сам бар был сделан из полированного дуба, высокие стулья стояли через каждые два фута или около того. За стойкой стоял седовласый мужчина и смотрел на меня. Он поднял брови, как бы в удивлении, когда я показалась в дверях, но теперь он наблюдал мое приближение ничего не выражающими глазами.

— Опоздала, — сказал он мягко, когда я была где-то в десяти футах от него. — Ты в порядке, девочка?

— Я-я прошу прощения. — Я бросилась вперед. — Я не очень хорошо себя чувствую, и…

— Вот почему ты исчезли в субботу? Я посылал тебя на склад, и ты не вернулась!

Суббота. Это была ночь, когда я убила Джонсона. И это, должно быть, означает, что той ночью Алиса тоже умерла. И если она убегала, тогда, может быть, она знала, что была в опасности. Более того, может быть, это означало, что опасность была в пабе.

Я оглядела бар, разглядывая лица, пытаясь понять, не удивлен ли кто-нибудь, увидев меня живой. Насколько я могла судить, все были больше заинтересованы своим пивом, чем наличием у меня дыхания.

— Эй. Ну что такое? Оглохла что ли?

Я сосредоточилась.

— Извините. Я, гм, болела в субботу. Я не должна была убегать.

— Да, черт возьми. Шоулда тоже позвали в воскресенье. — Его брови нахмурились, и его рот приподнялся в гримасе. – Дай мне знать, что ты в порядке.

— Мне действительно очень жаль. Это больше не повторится.

— Лучше не надо. С тобой все в порядке сейчас?

— Я в порядке. Обещаю. Только немного неясно в голове. — Я выдавила слабую улыбку. – Правда, я ничего не ела в последнее время.

— Хммм. Скажи Калебу чтобы дал тебе немного рыбы и чипсов.

— Спасибо.

Он прокашлялся, затем потянулся за барную стойку и, достав тряпку, начал полировать стол.

— Клиентов море, ты не выходишь. И Грейси не может в одиночку обслуживать это место. В общем, это были не выходные, а одна головная боль. Пришлось позвонить Триш, и она была не слишком счастлива.

— Ох. – Я не имела понятия, о чем он говорит, пока не проследила за направлением его взгляда и не наткнулась на двадцатилетнюю девушку с конским хвостом и в белой футболке с эмблемой «Кровавого Языка» на спине. Она возилась с фартуком, безуспешно пытаясь вести подсчеты и в тоже время побеседовать. Грейси, предположила я. Несчастной Триш, однако, нигде не было видно.

Я улыбнулась.

— Итак, я полагаю, что должна приступить к работе.

— Я тоже так думаю. Что у тебя с волосами?

— С моими волосами?

— Забыла правила? Убери их в хвост.

— О. Хорошо. Не подумала.

Высокая блондинка с тонкими ногами и сильно обесцвеченными волосами, вышла из-за спины, держа приготовленный поднос с лимонами и апельсинами. Триш, предположила я. И ее волосы были уложены в высокий хвост, такой же, как у Грейси.

— Так что же ты стоишь? Приведи себя в порядок и приступай к работе.

— Хорошо. – Я указала пальцем в сторону кухни. — Я пойду, найду резинку.

Я прошла мимо Триш на кухню, когда женский визг и звон бьющегося стекла остановил нас обоих. Звук донесся из дальнего угла бара, и я обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть Грейси и разбитые кружки, разбросанные по полу вокруг нее.

Но по сравнению со спектаклем, разыгрываемым над ней, Грейси, упавшая на задницу, даже не стоила комментариев. Потому что, когда она поднялась с пола, обмякшее тело огромного мужчины со свистом пронеслось в воздухе.

Он столкнулся с деревянными панелями стены с такой силой, что затряслось бра, потом рухнул, сотрясая стол под ним.

— Черт побери! — крикнул бармен, бросаясь из-за стойки.

Я сделала шаг вперед, но Триш положила руку на мое плечо, останавливая. Я начала было протестовать, но тут увидела, на кого она глядела: мужчина, высокий, темноволосый, дрожащий от неконтролируемой ярости и излучающий энергию. Он стоял в добрых десяти футах от раненого, но сомнений на мой взгляд не было, именно этот таинственный человек бросил свою жертву на такое расстояние.

Теперь я смотрела, неспособная отвести глаза, как он сжимал и разжимал руки. Он сделал шаг вперед, затем остановился, это явно стоило ему усилий. В любое другое время, я подумала бы, что его лицо невероятно красиво – волевой подбородка, сломанный когда-то нос, и глаза, сверкающие из-под мощного лба. Теперь лицо было искажено под воздействием тех эмоций, что заставили его отправить свою жертву на десять футов в воздух.

— Я должна его проверить, — сказал я, готовясь испытать свои навыки. Я поспешила к своему «заряду», целеустремленно избегая зрительного контакта с нападавшим. Я наклонилась, говоря тихо, осторожно прикасаясь к нему, изучая его конечности на предмет разрывов и трещин.

Я услышала движение у меня за спиной и поворачивалась достаточно долго, чтобы увидеть таинственного злоумышленника, который пересекал паб длинными шагами. Он встретился со мной взглядом, его карие глаза, в темноте казались черными с крошечными вкраплениями золотого света. Могущественные глаза, и на мгновение я увидела в них узнавание такой силы, что оно заставила мое сердце бешено застучать. Но оно было подавлено в одно мгновение яростью, которая, казалось, вполне могла уничтожить мужчину.

Он набросился без предупреждения, сильно ударив по соседним столам прежде, чем последовать к парадной двери, оставив паб в такой тишине, что было слышно, как пиво стекало в половицы. Дверь за ним захлопнулась, и мы все вздохнули с облегчением.

Я сглотнула, мое внимание вернулось к парню на полу. На мой вопрос, есть ли у кого-нибудь фонарик, последовали нервные смешки, возобновившие беседу.

Триш появилась возле меня, и я проверила глаза измученного мужчины.

— Что ты делаешь? – Спросила Триш.

— Хочу удостовериться, что его зрачки расширяются равномерно, — сказала я. — Я, гм, прочитала об этом в книге первой помощи.

— Да? Удивительно, что ты не всегда действуешь, как умная девочка.

Я поймала ее взгляд, но она мило улыбалась. Очевидно, Алиса и Триш не были лучшими подругами.

Мы попытались помочь ему встать, но мужчина явно пытался вернуться в прежнее положение самостоятельно, полный мужской самостоятельности и грубого смущения. Он оттолкнул нас в сторону, потом поднялся на ноги, бросая злой взгляд на парадную дверь, следуя направлению его противника.

— Иди домой, Леон,— сказала Триш. — Остынь. Ты не хочешь встречаться с ним, когда он вот такой, и ты знаешь об этом.

Леон бросил на нее взгляд, полный презрения, но последовал совету, приблизившись к двери, он исчез в ночи.

Я оглянулась в поисках бармена, а затем нашла его сзади, толкавшего перед собой швабру и ведро.

— Разве он не должен был пойти за тем парнем? – спросила я Триш. – Я имею в виду, здесь большой ущерб.

Она подняла брови.

— Ты с какой планеты? Как Иган пошел бы за Дьяконом, когда он в таком состоянии? — Она пожала плечами, затем достала пригоршню чаевых и начала считать их, как будто это была просто старая беседа между официантками. — Ты, может, думаешь, что он не так уж и плох, но, честно говоря, парень пугает меня до чертиков.

Она мешала, и я подождала, пока она исчезнет, прежде чем бросить пристальный взгляд туда, где Дьякон исчез.

Если бы я была умной, то я бы тоже перепугалась. Но мои мозги, должно быть, взяли перерыв. Потому что то, что я чувствовала, не было страхом. Это было любопытство. И нечто большее, чем небольшое влечение.


Глава 4 | Испорченная | ГЛАВА 6