home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Тело перестало слушаться совсем. Точнее говоря, оно просто исчезло. Остались только ощущения и зрение, не глаза, а именно зрение. Первый уровень расцвечивался широкими энергетическими лентами, кружащими вокруг растворившейся девушки. Она могла прикоснуться к ним несуществующими руками, но даже без прикосновений чувствовала, как они текут мимо неё. Яркие потоки скользили, бесшумно свиваясь между собой. Приглядевшись, Лена поняла одну закономерность — между собой соприкасались только те энергии, которые можно было совместить при применении. Причудливые переплетения образовывали узоры. Один из них, переливаясь серо-голубым, обозначал магию воздуха и помогал подниматься в воздушном потоке. Второй, сплетённый из синих и ярко-зелёных «лент», указывал, как ускорить собственную регенерацию при раненияхили болезнях. Остальные, не менее важные, она просто попыталась запомнить, чтобы потом подумать над ними на досуге. Ленты закружились вокруг неё хороводом, оплетая несуществующее тело.

Открылся следующий уровень, пахнуло жаром. Очутиться в огне, самой стать огнём, гореть и не сгорать — эти ощущения для девушки были незнакомы. Хорошо, что хоть страх куда-то делся, позволяя разглядывать и пробовать. Полыхавшее пламя оказалось неожиданно ласковым, ластясь к невидимой коже. Мелкие язычки раскрывались как неведомые цветы, прямо перед ней. Лена в душе хихикнула: «Ура, я — феникс!».

Слой огня сменился ледяным, расписанным морозными узорами, позволяющими замораживать всё, к чему придётся прикоснуться. Холод приятно обжигал, давая возможность понять, из чего состоят все его структуры, от инея до снежных кристаллов, разворачиваясь в рисунки.

Яркость Света — следующий уровень означал именно его. Всеобъемлющий и всепоглощающий, растворяющий грязь и зло, и одновременно слишком резкий. Девушка завертелась, пытаясь рассмотреть его поподробнее, но слой оказался равномерным, без вспышек и теней.

Тьма обняла бархатом, плотным и мягким, давая возможность отдыха и расслабления. Непроглядная, но своя и родная.

Следующий уровень оказался сложным из-за беспорядочного нагромождения непонятных узоров. Да и они не стояли на месте, двигаясь в разных направлениях. Хаос! Есть всё, и это всё неопределимо, искажено до неузнаваемости. Лавируя между странными плетениями, Лена нашла следующий выход и ужаснулась — «Гармония и порядок» были невыносимо идеальными и оттого безжизненными. Слишком аккуратно и совершенно, выверено до мельчайших подробностей. Всё это скорее отталкивало, указывая на несовершенство всех остальных слоёв. Даже в слое Хаоса Избранница чувствовала себя намного комфортней.

Последним местом пребывания в Эфире оказались вполне материальные огромные песочные часы, в которые она и попала. Скользя во времени, став самим временем, как песчинка, девушка упала на дно стеклянной колбы и обнаружила, что у неё снова начало появляться тело. Пока ещё полупрозрачные, но уже вполне оформившиеся руки погрузились в странные крупинки секунд, делящихся под её пальцами и распадающиеся в мельчайшую пудру. Часы перевернулись, и Лена снова оказалась на самом верху, сидя на куче эфирного песка, скользящего вниз. Чьи-то руки подхватили её, увлекая прочь. «Пора на выход», — прозвучало у неё в голове.

Девушка не стала поворачивать голову, чтобы разглядеть того, кто помогал ей вернуться в материальный мир, она и так чувствовала надёжность этих неожиданных объятий. Так приятно ощущать и знать, что рядом тот, кто является частью тебя самой, знает обо всём, что тебя волнует, беспокоит, радует. Подъём становился всё стремительней, краски сливались

Мерсер, вопреки всем правилам, пошёл за ней, оставаясь невидимым и неощущаемым. Согласно установленному канону, он должен был погрузиться в Мировой Эфир только тогда, когда она достигнет своего времени становления — уровня Песков времени, но не выдержал и нырнул сразу. Вся её память, мечты, чувства, мысли теперь принадлежали ему, теперь Великий маг знал о своей избраннице абсолютно всё.

Поверхность Чёрного озера разошлась, выпуская из себя двоих, высокого черноволосого мужчину и хрупкую девушку. Лена счастливо улыбнулась окончанию своего путешествия. Инициация закончилась, Мировой Эфир принял её, и она снова стояла на поверхности, чуть пружинящей под её ногами. Повернувшись к тому, кто продолжал держать её за руку, девушка хотела произнести слова благодарности за такое удивительное путешествие, но в горле встал комок. Лицо Ледяного лорда не выражало ничего, кроме холодного равнодушия.

 

Великий Маг шагнул и потянул её за руку вслед за собой. Он был одет в свой обычный синий костюм, а вот её тело по-прежнему оставалось обнажённым. В голову тотчас пришло нужное заклинание, и Лена щёлкнула пальцами, натягивая на себя тот мрачный наряд, который оставался на берегу. К берегу они подошли в полном молчании. Сейлиния слегка улыбнулась, поднимаясь первой, чтобы поздравить брата с обретением истинного статуса. Золотистые волосы потянулись за ней, скользя по каменной поверхности. Девушка скосила глаза — в голову тут же пришла сказка о Рапунцель, сидящей в башне. Дальше все Древние подходили, что-то говоря и желая, — это практически не откладывалось в памяти.

Последними оказались собственные Тени. Опустившись на колено и коснувшись пальцами земли, они выражали готовность служить истинной Первой леди. Гримьер стоял в самом конце, нервно покусывая губы. Лишь только пара появилась из Эфира, он чуть не застонал в голос. Самое худшее, что могло произойти, случилось. Лена осталась человеком, с уязвимым телом и ранимой душой, по-прежнему, обладая всеми чувствами, которые были у неё до погружения. Единственно, что изменилось, это волосы, удлинившиеся почти до щиколоток, и аура, заблиставшая серебром.

Древние и их лорды исчезли, оставив новую пару. Мерсер не знал, что сказать и с чего начать. Полная растерянность завладела его мыслями. Нужно как-то доставить её в Имир, хотя как она сможет там жить, для человека каменный кристальный дворец был слишком холодным. Да и покоев, приличествующих молодой девушке там тоже не существовало, этот момент он как-то упустил из виду. Оставался вариант, поселить её в одном из пустующих залов, вырастив некое подобие постели из чёрного кварца. А что дальше?

 

Портал рассеялся, тая серебристыми искрами. Великий Маг и его половинка стояли в одном из огромных пустых залов, чуть подсвеченных сиянием стен.

— Это твои покои, — сухо сказал Первый лорд, складывая пальцы в сложном жесте.

Прямо из пола начала подниматься тёмная кристальная поверхность, принимая вид огромного ложа.

— Располагайся, Тени прибудут по первому зову, а так тебя никто беспокоить не будет. Теперь все ледяные лорды подчиняются так же и тебе.

Лена растерянно провела пальцами по гладкой поверхности и оглянулась — её создателя уже рядом не было. Из груди вырвался не то смех, не то рыданье. Вот так свадьба! Красота, да и только. Мёртвый безмолвный дворец, и ничего живого, вообще ничего, даже растений. Пустынная комната, похожая на склеп с хрустальным гробом, и холод, жуткий холод. Теперь, когда напряжение Чёрного озера спало, она ощутила его в полной мере. Зябко передёрнув плечами, девушка закопошилась в своей сумке, которая оказалась тоже доставлена в это место. Сапоги, тёплый зимний костюм, меховая куртка — как хорошо, что она догадалась всё это захватить с собой. Трясясь от пронизывающего ледяного ощущения, Верли торопливо натягивала на себя другую одежду. Праздничного угощения, видимо, тоже не ожидалось, если они вообще здесь хоть что-то едят.

В тёплом облачении стало немного уютнее. Бесшумно открылась дверь, и в зал проскользнула киса. Пробежавшись до развернувшегося в полный размах ложа, она запрыгнула на него и растянулась во весь рост, поблёскивая изумрудными глазами.

— Толя, — Лена тут же подтянула её к себе. Кошка была тёплой и мягкой, — что мне теперь делать?

— Честно, — пробурчала Анатолия, устраиваясь поудобнее, — понятия не имею. Вообще, по идее, ты должна придумать какой-нибудь мир, со звёздами, планетами. А очаровательные лорды с искрящимися глазами побегут исполнять твою придумку. Может тебе поспать, а то ты уже полночи гуляешь, и всё на нервах?

— Киса, — зарыдала девушка, — это что, первая брачная ночь такая? Я её себе не так представляла. Ну, пусть муж неласковый, но всё же хоть какое-то внимание. А тут леденючий склеп, в котором только замёрзнуть и заболеть. Даже постели нормальной нет. Да при такой температуре в неё и ложиться-то страшно.

— Понимаю, что тебе обидно, — протянула Хранительница, — но поспать всё же нужно. А я буду твоей грелкой.

Всхлипывая, девчонка свернулась клубочком на тёмной холодной поверхности и уснула.

Гримьер за дверью чуть не взвыл от досады. Теперь, когда её статус изменился, он не мог войти к ней, как раньше, или вообще приблизиться, кроме как по зову. Хорошо зная, какая температура стоит в залах дворца, он даже представить себе не мог, сколько она вообще сможет выдержать, пока не заболеет. Надежда оставалась только на то, что после эфирного озера её организм стал крепче, да и магия, бурлящая в её крови, теперь сравнялась с силой Повелителя.

 

Мерсер мерил шагами свой кабинет. Свершилось, он теперь полноправный создатель, вот только радости от этого не почувствовал. Может, не стоило просить Мировой Эфир о половинке? Просто остаться в одиночестве и продолжать какие-нибудь исследования, которые вряд ли понадобятся… А теперь его оставила даже кошка, перебравшись к хозяйке. Мужчина вздохнул, останавливаясь и падая на стул. Его избранница осталась человеком, даже Чёрное озеро не смогло изменить этого. А может, просто не пожелало? Хотелось побежать к ней, обнять, согревая своим теплом, вытереть её слёзы поцелуями. Он не мог, теперь став одним из пары, он должен был ждать, пока она позовёт, что-то расскажет о своих мечтах. «Создатель обязан выполнять то, что пожелает творец, выполнять то, что захотело её сердце», — этот постулат Первый лорд знал наизусть. Ждать, только ждать, всё, что ему оставалось.

 

Девушка проснулась от боли в том боку, на котором она заснула. Холод каменного ложа всё-таки пролез под куртку. Руки закоченели, пальцы сгибались с трудом. Дыша на них и пытаясь согреться, девушка запрыгала по комнате, чуть перекосившись в левую сторону. Хранительница с непонятным выражением морды наблюдала за ней.

— Лена, может, ты позовёшь, ну хотя бы, Гримьера. Прикажешь ему отопление устроить, комнату облагородить, пирожков горяченьких принести, — начала она осторожно, пытаясь дать понять девчонке её возможности.

— Ни за что, — зло и раздельно прошипела Верли, — Лучше я сама себя укокошу, чем позволю доисторическим лордам мне прислуживать. Ты же их видела, кисонька, все рожи ледяные, непроницаемые, а тут им девчонка приказы раздавать будет…

— Ленок, так ведь других слуг нет, только Тени, — кошка начала нервничать, — Я же не предлагаю тебе звать Рагнара, только Грима. Ты же его знаешь лучше других, да и он самый молодой, относительно других, конечно.

— Ага, — согласилась девушка, перестав приплясывать, — миллиард лет туда, миллиард лет сюда. Это для них никакой разницы, а для меня он — Древний, и точка. Кис, а тут кухни нет, случайно? А то есть хочется, живот скоро к позвоночнику приклеится.

— Нет, — печально ответила Анатолия, — создания эфира могут целую вечность ничего не есть, поддерживая себя за счет течения энергий. Я же тоже, пока в Имире, без разносольчиков сижу. Ну, позови Гримьера, пусть чайку горячего для тебя сообразит.

Лена ожесточённо замотала головой, приманивая к себе сумку и копаясь в ней. Фляга, подаренная комендантом порта, была наполнена травяным чаем со специальными добавками, позволяющими поддерживать здоровье и силы в путешествиях. Девчонка заранее сварила этот состав на последнем уроке целительства и травоведения, чтобы взять его с собой. Вот только ёмкость этого сосуда была невелика. Всего на пару кружек, значит, придётся экономить. Глотнув чуть-чуть, Верли едва себя остановила от того, чтобы не выхлебать горячий настой в один присест. Ещё неизвестно, сколько времени ей придётся вот так замерзать и голодать.

С сожалением убрав флягу, девушка начала осматривать покои Первой леди. Совершенно пустой зал, идеально ровный пол и стены, ни одного окна, даже невозможно посмотреть, что там снаружи. Хранительница покачала головой и, подбежав к одной из стен, поскребла её выпущенными когтями. Часть поверхности стала прозрачной, открывая чудесный вид. Несмотря на то, что солнце так и не появилось, было достаточно светло из-за свечения сада Кристаллов с одной стороны и мерцания огромного поля Голубого льда с другой.

Разноцветные друзы росли прямо из поверхности планеты. Разные, большие и маленькие, тонкие, всего в карандаш, и настолько толстые, что невозможно было их обхватить.

— Что это? — потрясённо спросила Лена, разглядывая каменные деревья.

— Это источники энергии, кристальные источники, — пояснила киса, — Самые большие иногда ставят в центр ядра, чтобы сохранять на всей планете постоянный, однажды заданный климат. Мелкие палочки используют для зарядки артефактов, средние, чтобы питать электричеством дворец, город или страну. Во всех мирах они исключительно дорого ценятся, из-за очень высокой продолжительности работы. Растут только в садах Творцов и создателей.

— А Голубой лёд зачем? — удивилась девушка, — Только цвет красивый, но ведь это всего лишь замороженная вода. Или это тоже камень?

— О-о-ооо, — восхищённо протянула Анатолия, — это уникальный по своим свойствам элемент. Может служить источником воды, ведь это его приносят на планету, чтобы создать там какие-то водяную поверхность — реки, озёра. Может лечить, восстанавливать, неся в себе частицы жизни, эфирной жизни, это чтобы тебе понятней было. Есть только здесь, в Имире. Больше ни у одного Древнего нет этого чуда, они не умеют его выращивать, и поэтому приходят сюда за этой драгоценностью.

— Всё равно всё это какое-то неживое, — вздохнула Лена, трясясь он пронизывающего холода, — Зато теперь мне понятно, почему тут такой ледник, это из-за него. И подогреть нельзя, растает вся эта ценность. Мне-то чего ж делать?

— Ну, сходи к своему супругу, выкажи ему своё недовольство, настучи, по чему дотянешься, по лбу, например. Негоже молодую жену в одиночестве бросать, — рассудительная Толька всеми силами толкала девчонку на то, чтобы она сделала первый шаг. Чтобы пошла, потребовала, расшевелила.

Верли покрутилась около своей импровизированной постели. Может и в самом деле стоит пойти и кааак топнуть ногой… В конце концов, он муж или как? Постояв ещё немножко, она решилась и выскользнула за дверь в бесконечный коридор.

Ночное зрение не понадобилось, камень, из которого были сложены стены, слабо фосфоресцировали. Вот только куда идти? Бесконечные залы сменялись другими, такими же безжизненными и пустыми. Целые анфилады комнат, похожих друг на друга. Наконец поиски увенчались успехом, в коридоре мелькнула знакомая дверь, которую Лена запомнила, когда следовала, подглядывая за кошкой в сфере. Немного потоптавшись возле приоткрытой двери, девушка вздохнула и шагнула внутрь. Гримьер, шедший невидимым за ней по пятам, замер около стены. Он прекрасно понимал, что все правила давно пора пустить по боку, что они только помеха на пути взаимопонимания творца и создателя, но стоял слишком низко в лестнице титулов, чтобы просто высказать это предложение.

Мерсер, по своему обыкновению, дремал, сидя за столом, и положив голову на руки. Чёрный шёлк волос сполз, расстилаясь на полу. Лена, боясь даже дышать, на цыпочках подкрадывалась к нему. Остановилась и невольно залюбовалась тем, кто был предназначен ей Мировым Эфиром. Мужчина не поднимал головы, и девчонка задумалась, а стоит ли его будить вообще. Может, эти Древние дрыхнут неделями или годами, она же ничего, в сущности, о них не знает.

Не зная, что делать дальше, девушка присела и тронула пальцами угольно-чёрную прядь. Между ней и волосами проскочила серебристая искра. Вздрогнув, она подняла голову и столкнулась с непроницаемым ледяным взглядом. Лена отдёрнула руку и вскочила, видя, как Первый лорд выпрямляется во весь рост, поднимаясь на ноги. Сердце тут же рухнуло в пятки и начало медленно примораживаться к полу. Давящее ощущение силы, впервые прочувствованное, тоже уверенности в своих действиях не добавило, а заготовленный вопрос напрочь выскочил из головы.

Мерсер заволновался, и от этого его лицо стало ещё более бесстрастным, а глаза полностью залились яркой светящейся голубизной. Не зная, что делать, он сжал кулаки, чтобы сдержать себя и не рвануться к ней, душа в объятьях. Девушка, увидев этот жест, смертельно перепугалась. Вот пришла, разбудила, а в результате получилось только хуже.

— Что тебе нужно? — Великому Магу не удалось совладать с голосом, и он прозвучал чересчур резко.

— Ничего. Простите, — невнятно пробормотала Лена, отступая к двери.

Первый лорд двинулся за ней, но она, мысленно охнув, выскочила в коридор и понеслась, не разбирая дороги, к себе. Не ожидавший такого, Гримьер еле успел отшатнуться в сторону и слиться со стеной.

Влетев к себе в комнату, девушка рухнула на каменное ложе и зарыдала от отчаяния. Зачем, зачем она туда попёрлась? И так всё ясно. Правда, в чём заключается это «ясно», Лена пока не знала. В голове, во всём её существе билось только одно — страх. Этот леденящий взгляд будто вымораживал её изнутри, мешая просто дышать. Верли взвыла в голос, вцепившись себе в волосы. Анатолия даже подскочила на месте, откровенно не понимая, что такого произошло, что её хозяйка так убивается. Ну, ледяной, ну и что! Подумаешь, глазки у него такие. Мало ли какие чудеса встречаются? Самой кисе изначально было глубоко наплевать на подобные мелочи.

Гримьер, не выдержав, просочился прямо сквозь стену и кинулся к Лене. Почувствовав присутствие очередного ледяного лорда, девушка подняла голову и столкнулась опять со страшным искристым взглядом. Взвизгнув, она скатилась с ложа с другой стороны.

— Лена, это я, ты, что, меня не узнала? — в голосе младшей Тени послышалось отчаяние.

Знакомый голос, знакомые руки. Избегая поднимать глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом, девушка поднялась с пола. От голода и холода её уже начинало качать. Пошатнувшись, она опёрлась о ложе и судорожно вздохнула. Гримьер осторожно привлёк Лену к себе.

— Чего ты так испугалась? — он успокаивающе провёл ладонью по её волосам, заодно посылая импульс для поддержки человеческого организма.

— Грим, мне нужна сфера для просмотра, — взяв себя в руки, Верли отстранилась от него.

— Без проблем, — Тень пожал плечами, внутренне радуясь, что девушка попросила хотя бы что-то.

Крутанув кистью, он материализовал на ладони большую полупрозрачную сферу

— Вот, что ты хочешь посмотреть?

— Мне нужны свободные миры, в которых есть всяческие школы или академии, в которых учатся магии.

— Зачем? — совершенно искренне удивился Младший лорд, пытаясь заглянуть в её мысли. Там царил такой сумбур, что разобраться оказалось просто невозможно.

По его приказу в сфере побежали картинки, показывая самые разные учебные заведения.

— Стоп, вот это что? — Лена ткнула пальцем в роскошное здание, напоминающее огромный особняк с кучей дополнительных корпусов, внушительный и претенциозный.

— Это Академия магии в Тэссилирне. Хочешь посмотреть поближе? — Гримьер был готов показать ей всё, что угодно, лишь бы его леди отвлеклась и перестала нервничать.

— Нет, не нужно, а теперь окрестности, какие города там, рядом, или деревни.

Изображение в сфере послушно съехало, показывая покосившиеся деревенские домики, лесные поляны. Одна из полянок, очень примечательная зарослями гигантского папоротника, привлекла внимание девушки, и она вздохнула, закрывая глаза и пытаясь запечатлеть это место в своей памяти.

— Может, ещё что-то хочешь посмотреть? — Тень тронул Верли за руку.

Вместо ответа она покачала головой и отвернулась, показывая, что больше ничего не нужно. Гримьер стушевался и вышел из покоев. Здесь явно было что-то не так. Если она задумала побег, то каким образом намеревается отсюда уйти. Да и вряд ли Первый лорд позволит подобную выходку своей половинке. Хотя и удержать тоже не сможет.

После того, как Младший немного поддержал её при помощи магии, Лена почувствовала себя немного лучше, но в животе от голода бурчало жутко.

— Девочка моя, — забеспокоилась киса, — ты чего это задумала? Ты же знаешь, что ты не можешь отсюда просто так уйти. Ленок, да ладно тебе, Мерсер вполне нормальный мужик. Я же и хамила ему, и когтями драла, — ничего живая до сих пор. Он даже шубку мою чешет и шерсть разглаживает.

— Не нужна я ему, — прошептала Лена, — Вот люблю его, просто прикоснуться считаю за счастье, и одновременно боюсь до судорог, до коликов в животе. Остаться здесь тоже не могу, умирать не хочется, а он ведь даже не повернётся ко мне. Верно, кому нужна такая бесталанная избранница?

— Лена, — Хранительница завилась ужом вокруг её ног, — ты что? Ты нужна ему, просто он не знает, как к тебе подойти, о чём заговорить. Ты-то его тоже пойми, он же с людьми практически не общался.

— Не надо, — по щекам девушки снова покатились слёзы, — не обнадёживай и так всё плохо. Лучше скажи, как построить портал в выбранное место?

Кошка вздохнула, просчитывая варианты выхода из ситуации. В принципе, исправить всё можно только в том случае, если просто начать всё сначала.

— Тебе надо щёлкнуть пальцами по левому запястью и сказать «дверь», мысленно представляя себе то место, в которое хочешь выйти.

— Хорошо, — просто согласилась девчонка, — а теперь мне надо вздремнуть, а то от этой нервотрёпки в глазах темнеет.

Она снова залезла на холодный камень и уснула, прижимая к груди свою сумку. Анатолия, побегав из угла в угол, запрыгнула наверх и прижалась к хозяйке, пытаясь согреть ей хотя бы спину.

Мерсер прекрасно слышал их разговор, но вмешиваться пока не имел права. Говорить они могли о чём угодно, да и планы строить тоже, а вот чтобы уйти нужно было сказать одну фразу, и он продолжал надеяться, что Лена просто не найдёт этих слов своём сердце.

 

Пробуждение не принесло облегчения, теперь ко всему прочему добавилась ещё и лёгкая головная боль. Девушка поболтала остатками травяного чая во фляжке. Нет, стоит потерпеть, неизвестно, что ждёт её в Тэссилирне. Живот уже прилип к рёбрам и позвоночнику, вынужденная голодовка не шла на пользу и без того худенькой девчонке. Начало мутить и Лена, вздохнув, проглотила последний глоток поддерживающего зелья. Фляга упруго булькнула, набираясь заново. Не веря своему слуху, Верли снова поднесла её к губам. Тот же состав, температура, всё то же. Чудесно! Ох, верно: ведь на последней свалке, которую ей пришлось чистить, градоправитель сказал, что содержимое может восполняться само.

В голове немного прояснилось. Теперь, по крайней мере, она точно знала, что можно пожелать. В памяти всплыло последнее напутствие коменданта порта. Как он тогда сказал? Желание должно исходить из самого сердца…

— Ты не передумала? — в голосе Хранительницы прозвучала тоска, — Может, дашь всё-таки этому красавчику шанс исправиться?

— Не могу, я и так боюсь, что увижу его и просто бухнусь на колени, умоляя хоть о капле внимания к моей персоне.

 

Закинув сумку на плечо, Лена зашагала по направлению к кабинету Первого лорда. На этот раз он не спал, ожидая её прихода.

— Ты куда-то собралась? — подозрительная вкрадчивость в тоне его голоса чуть не заставили её выскочить обратно. Тем более, что голубые искры в глазах полыхали с такой силой, что сердце девчонки с перепугу начало пропускать удары.

— Я ухожу отсюда, — Верли отвела взгляд в сторону. Заметив его встречное движение, она выставила ладонь вперёд, — Не подходи, дослушай. Ты обязан меня выслушать, — в её голосе зазвенели отчаянные металлические нотки, — Я творец и моё слово закон. Я хочу уйти, и я уйду, ты не можешь воспрепятствовать моему желанию. Более того, ты обязан его выполнить. Я хочу забыть тебя, чтобы больше не мучиться, не страдать. Это моё истинное желание, желание самого сердца. Я хочу забыть твой облик, твой голос…

Мерсер пошатнулся, лицо начало белеть, превращаясь в жуткую безжизненную маску. Только бы успеть, только бы не дать ей сказать дальше, иначе тогда уже всё исправить будет намного сложнее. Он поднял руку и замысловато перебрал пальцами, прошептав:

— Да будет по слову твоему, моя леди.

Застонав, Лена еле успела щёлкнуть по запястью и представить себе дверь на ту поляну, которую приглядела для себя. Рядом с ней возникла арка. Сжав руками разламывающуюся от боли голову, она просто упала в созданный переход.

— Что ты наделал? — в ушах у Первого лорда бился голос его сестры Сейлинии, — Ты уничтожил всё, что могло вас спасти, что могло спасти всех нас. Зачем ты её отпустил? Неужели нельзя было найти другой выход?

— Нет, я всё исправил, — мужчина тяжело опёрся руками о стол, рядом с которым стоял всё это время, — Я выполнил желание своей половинки и отпустил её. Это закон — создатель всегда выполняет желание творца, если оно исходит из самого сердца.

В кабинете раздались тяжёлые шаги. И замерли.

Мерсер повернул голову, в дверях стоял хмурый Гримьер. Вот только выглядел он несколько необычно. Грязная заношенная одежда, суковатая палка — всё это походило на то, что один из сильнейших магов собрался стать отшельником или монахом. Внешность его начала меняться прямо перед глазами Великого Мага. Вместо роскошной каштановой копны волос появилась лысина с замысловатой татуировкой над ухом, а карие глаза выцвели, став белёсыми и невыразительными.

— Я иду за ней, — не дожидаясь вопроса своего повелителя, сказал он, глядя в пространство перед собой, — Она — моя леди, и ей понадобится помощь.

Мгновенно созданный портал поглотил его, рассыпаясь серебристыми искорками.

— Иди, мальчик, иди. Вполне возможно, что именно тебе она станет доверять, и когда-нибудь её желание уйти из того мира станет искренним, — Черноволосый мужчина горько рассмеялся, — А всё-таки я успел, моя леди, ты не договорила, ты не сказала последнего слова «НАВСЕГДА». Тебе нужно время, рядом будет тот, кто сможет стать настоящим другом. А потом, если в твоём сердце останется хоть капля любви, блок с памяти исчезнет, и ты меня вспомнишь. Вспомнишь и захочешь вернуться.

 

— Как меня достали эти два идиота, старый и малый, — недовольно пробурчала Анатолия, наблюдая за всей этой сценой, — Один не может найти в себе силы противостоять правилам. Другая отказывается поверить в то, что может быть желанной и необходимой.

Она подошла к столу и привычно забралась на колени Повелителя Имира.


Глава 22 | Браслет силы | Эпилог