home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

 

Что-то скрипело, нудно и навязчиво влезая в уши. Лена мотнула головой и очнулась. Над головой висело непривычное лиловое небо, а палящее солнце вызывало только одно желание — спрятаться в тень. Где же машина? Она вчера, как и все, села в микроавтобус и поехала. Девушка осторожно повела глазами по сторонам, но автомобильного салона в пределах видимости не наблюдалось. Вместо него виднелись прутья решётки, и такая же решётчатая крыша.

Разум просто вопил о том, что всё это неправильно, опасно и надо что-то предпринимать, а тело совершенно не желало слушаться свою хозяйку. Полное оцепенение мышц испугало девушку, такого просто не должно было быть, не могла она отлежать руки и ноги настолько, чтобы они ничего не чувствовали. Сознание как будто раздвоилось, какая-то часть её всё-таки пыталась сообразить, что происходит на самом деле.

С трудом подтянувшись на обессилевших руках, девушка села и прислонилась спиной к решётке. Хорошо, что хоть прутья были деревянные, а не железные, и не нагрелись на солнце так сильно. Рядом с ней валялись на неприкрытых досках проститутки, которых забрали вместе с ней. Они тоже потихоньку начинали поднимать головы и вяло карабкаться, пытаясь занять сидячее положение.

Лена огляделась, пейзаж, окружавший дорогу, по которой катилась повозка, оказался странным не похожим ни на один из учебников географии и телевизионных передач. Деревья, стоящие небольшими группами, были почти без листьев, зато изобиловали длинными острыми, даже на вид, шипами и свисающими гроздьями синеватых цветов. С дороги, не вымощенной хотя бы камнями, вздымались облачка мелкой красноватой пыли. Впереди, на облучке, сидел возница со странным колючим бичом. Внутри всё заледенело, его седые волосы показались знакомыми, точно с такой же причёской был тот мужчина, что подошёл к ней на остановке. Вот только вместо формы на нем сейчас была надета серая застиранная рубашка, кожаная безрукавка и такие же штаны.

Девушка поднялась ещё повыше и просто обалдела от увиденного. В повозку была запряжена ящерица с крупной серо-бордовой чешуёй, чуть переливающейся под палящими солнечными лучами. Будучи ростом с лошадь, она бодро шлёпала по дороге, изредка мотая лобастой головой. Страха танцовщица не испытывала, скорее ленивое любопытство, странно сочетающееся с абсолютным нежеланием что-то менять и вообще шевелиться.

«Да опоили или нанюхалась чего-то, дурочка!» — проскочила шальная мысль, и тут же оказалось погребённой под давящим безразличием. Возница обернулся, посмотрел на пустые глаза похищенных девчонок и довольно усмехнулся, блеснув острыми загнутыми зубами.

Внезапно голову как окатило ледяной водой, и сознание начало проясняться. Лена поспешно прикрыла веки, не желая, чтобы изменение в её состоянии было замечено. Где она? Страх возвращаться и занимать главенствующее положение не желал, а вот авантюризм, помноженный на любопытство, немедленно всплыл. Начитавшись в детстве кучи приключенческих романов и фантастики, девушка иногда представляла себя в какой-нибудь неведомой стране. Вот, нате вам, исполнилось желаньице! Пока всё было не так уж и плохо. Всяческих разбойников не наблюдалось, жутких домогающихся существ тоже. Похититель несколько странноватой внешности — ну что же, бывает…

Охотник резко повернулся, почувствовав её изучающий взгляд. Танцовщица притвориться растением просто не успела, слишком стремительно было его движение. Раздался скрежет, и повозка остановилась. Ящерка, в которую она была впряжена, вопросительно округлила ярко-синие глазищи, развернув голову почти на сто восемьдесят градусов.

— Пить хочешь? — возница, оказавшись рядом с ней, протягивал флягу.

— Опять с чем-то отупляющим? — не без яда в голосе поинтересовалась Лена.

Глаза возницы резко вспыхнули красным.

— Руку дай! Левую!

Девушка молча протянула ему руку. С минуту он водил своей ладонью над её кистью и пальцами, потом озадаченно выпустил и почесал затылок. Браслета, встроенного в кожу, который мог бы так быстро помочь начать соображать, не чувствовалось, однако всё же это было очень странно, что пленница так быстро пришла в себя. Охотник неожиданно для самого себя отомкнул дверцу и махнул рукой на выход, вылезай мол. Лена вылезла, прихватив свои вещи, и тут же скрючилась — онемевшие ноги болели и толком слушаться не желали.

— Ты чего, меня выгоняешь, что ли? Прямо на дороге? — возмущённая девчонка схватилась за прутья решётки. Да и стоять так было значительно легче.

Перебирая руками по ограждению повозки, она решительно начала пробираться к месту возницы. Сумка и пакет болтались на плече. Охотник постоял, смотря, как упрямо она ползёт вперёд, а потом подхватил её, отодрав от прутьев, и закинул на скамейку, на которой до этого времени сидел один. Удобная высокая спинка услужливо подставилась под онемевшую спину Лены. Она покосилась на странную деревяшку и перевела взгляд на ящерицу, которая с любопытством глазела на девушку, хлопая длиннющими ресницами.

— Ты точно иномирка? — осторожно задал вопрос мужчина, щёлкнув колючим бичом. «Лошадка» послушно потрусила дальше по дороге.

— Ну да, — не менее осторожно ответила Лена, — А что?

— Ведёшь себя больно странно. Не кричишь, не возмущаешься, а ведь довольно давно в себя пришла. От щерыя не шарахаешься, даже от моей незабываемой улыбки в обморок не падаешь, — он растянул губы, демонстрируя великолепный набор острейших зубов.

— Щерый — это что? — вычленила незнакомое слово девчонка.

— Щерый — это моя лошадка. Одна из распространённых пород гужевых ящериц.

— Ну, щерый, так щерый, чего уж теперь. А насчёт твоей улыбки — может, в детстве съел что-то не то, вот зубы у тебя такие и выросли, — равнодушно отметила Лена, решив для себя, что чересчур удивляться не стоит, как и попытаться удрать и остаться одной в неизвестном месте.

— Сархат меня зовут, — решил познакомиться охотник, предоставив ящерке самостоятельно топать по дороге. Хотя по её уверенному ходу можно было заключить, что дорогу она прекрасно знает.

— Лена Верликина.

— Так, Лена это имя, Верликина фамилия, — уточнил Сархат, — Здесь такие имена не приняты. Будешь Лена Верли. Или Лиэна, но это имя больше подходит для леди, а ты на неё не очень-то похожа.

— Верли! Пойдёт. Танцовщица я, выступала в ресторане, развлекала публику.

— Видел я твой костюм, — отмахнулся охотник, — Я на Тайлии, на Земле по-вашему, не в первый раз. Заказов на иномирянок вполне достаточно, и спрос всегда есть. Вот и мотаюсь, собираю раз в три месяца. Хочешь, я тебя обратно верну?

Лена задумалась. Опять возвращаться в ресторан? Хозяин точно её уволит или уже уволил. Опять на склад, изо дня в день фасовать коробочки и пакеты? Тоже не особенно много желания.

— Почему ты хочешь меня вернуть, а не продать? — в серых глазах девушки зажёгся любопытный огонёк.

— От тебя веет ледяным ветром опасности, как будто кто-то могущественный стоит за твоей спиной. Тот, кто мне не по зубам, — Сархат снова продемонстрировал ряд острейших зубов и вертикальные зрачки, — Да и что ты будешь здесь делать? Здесь работать надо…

— Первый раз слышу, чтобы за мной кто-то стоял, прикрывая мою спину, — пробормотала танцовщица. Однако в голову услужливо толкнулась сцена в салоне дорогого авто, и мужчина, протягивающий ей серьги, — А работать и там надо. И тоже опасно, очень опасно, — вздохнула и вспомнила охранников в подворотне. Куда они делись, тогда? Она же очнулась в машине, рядом с дружелюбно настроенным незнакомцем.

Охотник промолчал, погружённый в свои мысли. Приличная часть демонической крови в его жилах позволяла чувствовать опасность ещё до того, как она возникнет. Да и видение ауры у него было вполне неплохо развито. Что-то не так с аурой у девчонки. В ней проскальзывают призрачные серебристые искорки, не всегда, но появляются. Например, когда она нервничать начинает. А серебристый цвет — очень плохой, это цвет запредельной силы, находящейся просто за гранью всеобщего понимания. С таким могуществом не стоит связываться, себе дороже выйдет, если вообще удастся сохранить голову на плечах.

Ящерка, мотая толстым хвостом, бодро топала по утоптанной дороге. Пейзаж почти не менялся, разве что добавилось немного шарообразных кустарничков с бледно-зелёными листочками. Возница молчал, изредка косясь на сидевшую рядом девушку. Пошарив под скамейкой, он вытащил широкополую шляпу и нахлобучил её на голову Лене. Та даже не вздрогнула, только натянула нежданный подарок поглубже. Солнце стояло в самом зените, а падать в обморок из-за перегрева ей совсем не хотелось.

На ближайшей остановке Сархат пошёл поить пленниц зельем, притупляющим чувство восприятия действительности, а Верли слезла на землю, чтобы хоть немножко размять ноги. Убегать она не собиралась, рассудив, что все миры в принципе одинаковы. Выживать нужно уметь везде, что на своей родине, что на чужой. Вернувшись, охотник протянул ей совсем другую флягу, на дне которой бултыхалась вода, и кусок лепёшки. До города оставалось не так уж и много. А там, что будет там? Оставался один вопрос — как выучить язык этого мира, хотя бы один, чтобы можно было спокойно общаться и понимать чужую речь.

Забравшись снова на своё место, Лена тронула за рукав рубашки полудемона.

— Мы с тобой разговариваем на языке моего мира, а вот как мне выучить ваш?

— Ошибаешься, девочка, — довольно усмехнулся охотник, — мы с тобой разговариваем на всеобщем с самого начала. Это межмировой язык, его используют везде. У множества рас, конечно, существуют и свои диалекты, но этот знают и понимают абсолютно во всех мирах. Просто твоя родина находится на окраине, поэтому там его и не знают. Сейчас не знают, — поправился он.

— А с чего вдруг я на нём заговорила? — не поняла девушка, — Ведь я же ничего не учила, да и не помню, чтобы ты заклинания какие-нибудь на меня шептал.

— В них нет необходимости. Это знание встроено в портал перехода из одного мира в другой. Чтобы не тратить время, деньги и старания на обучение пленниц, я заплатил один раз за жутко дорогой артефакт. Правда, он уже давным-давно окупился. В момент перехода вы получаете знание местной основной речи и можете свободно разговаривать с момента прибытия. Но знания письма в него не встроено, поэтому написание букв и чтение придётся учить самой.

Лена ошарашено разглядывала Сархата. Насколько он предусмотрителен! Позаботился и о том, будут ли его пленницы понимать, что им говорят. Однако, вопрос разрешился очень быстро и безболезненно. Оставалось только письмо, но девушка надеялась с ним справиться. Память у неё была очень хорошая, особенно зрительная, хотя конечно, на запоминание разных движений она тоже не жаловалась, довольно легко доводя танец до совершенства.

 

Впереди постепенно вырастали границы городских пределов. Уже начали появляться небольшие дома, окружённые садами и полосками огородов, разноцветные поля, обнесенные живыми изгородями из колючих, даже на вид, кустарников. Вскоре колёса повозки покатились по брусчатой мостовой.

Стражники на воротах лениво скользнули взглядом по въезжаюшим, чуть громыхнув оружием. Потом один решил всё-таки подойти, ковыряя здоровенным шипом в зубах и почёсывая брюхо.

Сархат поднял голову, глаза зло вспыхнули, преображая лицо. Из возничего он превращался в крайне опасное существо, в старого, матёрого хищника. Лена со своего места внимательно наблюдала за этой метаморфозой. Караульный опасливо попятился, уступая дорогу. Охотники, да к тому же такие старые, славились исключительно дурным характером, и связываться с ним ради нескольких мелких монет не хотелось. Кованая решётка поднялась, оглашая окрестности лязгом и скрежетом.

Рынок находился сразу же за городскими стенами. На огромной площади, заставленной всяческими деревянными лотками, ящиками, заваленной простыми полотнищами, на которых выкладывался товар, не спеша прогуливались горожане, временами останавливаясь около торговцев. В самой середине на дощатом помосте выступали бродячие артисты. Одна и та же труппа всегда приезжала в этот городок к началу торгов, на которых охотники выставляли свою добычу.

Полудемон мельком взглянул на них и направил ящерицу чуть в сторону, где стояла большая толпа и такие же зарешеченные повозки. Только «лошадки», запряжённые в них, были самые разные — от существ, похожих на многоногую шерстистую гусеницу с глазами на высоких стебельках, до настоящих лошадей.

Те, кто стояли позади всех, мигом увидели приближающегося Сархата и разразились приветственными воплями. Многие здесь его хорошо знали и всегда появлялись к его приезду. Несколько мужчин бросились к ограждению, за которым сидели вялые пленницы, и начали их обсуждать, попутно трогая плечи и волосы, ощупывая руки и лица. Один высокий и рыжеволосый попытался схватить за руку Лену, но она проворно увернулась и погрозила ему кулаком.

— Сарх, — указал на неё подошедший, — это ещё что за чудо? Да ещё в полном сознании.

— Она не продаётся, — мрачно ответил охотник, — Выбирай вон из тех, — и он мотнул головой в сторону клетки.

— Ты решил для себя девочку приволочь? — непритворно удивился рыжий, — С чего это? Ты же всегда в дороге, или решил завязать с опасным ремеслом.

Полудемон покосился в сторону Лены, из-за её присутствия ремесло стало очень опасным. Вот угораздило же не разобраться на месте, а только обрадоваться, что по документам она одинокая и никто не заинтересуется её исчезновением.

— Это артистка. Потерялась и попросила её подвезти, — огрызнулся Сархат.

— В такой одежде и с такими вещами? — не унимался любопытный покупатель.

— Просто дал ей то, что у меня с собой осталось от прошлой партии, пообтрепалась девочка, бывает, — охотник как можно небрежнее пожал плечами.

— Да танцую я, — вмешалась в разговор девушка. Уперев руки в бока, она стояла около повозки, — Плати, милый, тогда станцую. А лучше купи мне новую одежду, а то в этой меня неизвестно за кого принимают.

Почти всю жизнь Лена пряталась за спинами подруг, предпочитая оставаться незаметной и не привлекать к себе внимания. Когда-то эта тактика срабатывала, когда-то нет. Теперь пришла пора меняться. От проблем не спрятаться, значит нужно становиться более сильной и уверенной в себе, тем более, что здесь у неё нет ни подруг, к которым можно было бы обратиться за советом, ни знакомых. Если так распорядилась судьба, закинув её в совершенно другой мир, значит нужно просто привыкнуть к новой жизни. Рыжий расхохотался, откидывая голову назад.

— А станцуй. Если хорошо выступишь — подарю тебе новую одежду, — он подцепил девчонку под локоть и потащил к помосту с бродячими артистами.

Охотник проводил её недовольным взглядом, а потом ему пришла в голову превосходная идея. Что если попробовать пристроить танцовщицу в бродячую труппу, и, тогда он может быть совершенно спокоен. Чуть опередив прилипчивого мужчину и девушку, он подошёл к старику, самому старшему из артистов. Перекинувшись парой слов, они согласно кивнули друг другу и разошлись.

— Лена! — заорал старик, — Где тебя дивы носят? Сколько ещё ждать можно? Быстро переодевайся и на сцену.

Девушка, приоткрыв рот, не могла понять, что это значит. Лёгкий тычок в спину и хитрое подмигивание полудемона успокоили её. А почему бы и нет? И она шагнула за занавеску, прижимая свои сумки к груди.

Натянуть костюм восточной красавицы было делом привычным. Оставалось только натянуть парик, глаза шустренько нарисовать и чуть мазнуть по губам остатком помады. В плечо толкнули. Лена повернулась. Девушка с голубоватыми волосами и хитрющими глазами протягивала ей бубен.

— Так этот танец же без бубна танцуется, — озадаченно попыталась отказаться Верли, откровенно не понимая, что такого в её костюме.

— Здесь нельзя исполнять танец гаремной одалиски, — циркачка нахмурилась, — Мало ли, вдруг в толпе окажется тот, кто решит, что ты сбежавшая невольница и решит, что тебя нужно вернуть, да ещё и деньги за это получить. Придумай что-нибудь другое, а плечи закрой шалью, это неприлично демонстрировать голое тело, пусть даже и на сцене.

Лена взяла бубен, тряхнула его, прислушиваясь к перезвону мелких тарелочек, нацепила дежурную улыбку и выплыла на помост. В голову сразу пришла цыганочка, её легко было подстроить под те гитарные переборы, которые наяривал старик. В крайнем случае, можно попробовать добавить и что-то из фламенко.

Толпа восторженно ревела и рукоплескала каждому её движению, подобного выступления здесь никто не видел. Довольные зрители с удовольствием раскошеливались, кидая деньги в холщовый мешок, с которым она пошла обходить публику, задорно поводя плечами. Рыжий мужчина бросил несколько крупных монет и прошептал, наклоняясь вперёд:

— Одежду ты и сама себе купишь, а коль захочешь с перелётной жизнью распрощаться, так милости прошу, возьму тебя в хозяйки, мне как раз в таверне такая бойкая девица нужна.

Вернувшись к фургону, девушка отдала мешок старику. Тот оценивающе посмотрел на неё, взвесил принесённое в руке и кивнул:

— Ты принята. Будешь разъезжать вместе с нами по городам и поместьям и выступать с собственным номером.

Самрита, так звали девчонку с голубыми волосами, поманила её за собой. Внутри фургона, крытого серой мешковиной, стоял сундук. Достав из него рубашку, штаны и плотную безрукавку, она протянула их Лене:

— На, переодевайся, а то слишком на иномирку похожа, привлекаешь к себе лишнее внимание. Вот только ни туфель, ни сапог нет. Придётся тебе пока походить в своей обуви.

Лена шустро переоделась, сворачивая и убирая костюм. Сархата и его повозки уже не было видно. Очевидно, что охотник быстренько всё распродал и потихоньку уехал из города. Вскоре и остальные артисты закончили своё выступление, толпа зрителей начала потихоньку расходиться.

Старшие мужчины, взяв корзину и мешки, пошли затариваться провизией в дальнюю дорогу, а две девушки отправились к ближайшему колодцу за водой, чтобы наполнить фляги для путешествия. Совсем немного не дойдя до него, Верли столкнулась с высоким мужчиной, закутанным в чёрный плащ и опустившим капюшон глубоко на лицо. От резкого толчка она бы упала, но незнакомец успел её подхватить. От его рук по телу тотчас же расползлось ощущение надёжности и силы. Смущённо пробормотав слова благодарности за помощь, танцовщица поспешила дальше, даже не заметив, что тот остановился и продолжает неотрывно смотреть ей вслед.

 


Глава 1 | Браслет силы | Глава 3