home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Лена вышла из столовой вслед за остальными девочками. Перешёптываться они перестали, но желанием общения по-прежнему не горели. Делать было нечего, нужно просто дотерпеть до того момента, когда начнутся занятия. Оставался только один день.

— Ты что, тренироваться сегодня не собираешься? — вкрадчивый голос заставил девушку резко вздрогнуть.

Она обернулась, рядом с дверью, почти подпирая её плечом, стоял метаморф.

— А можно? — расцвела счастливой улыбкой Верли, — Я сейчас переоденусь, — и она сломя голову понеслась в крыло учениц.

На этот раз ей удалось совершенно без проблем справиться со шнуровкой безрукавки. Заклинание устойчиво осело в памяти. Тренировочный подвал тоже нашёлся без труда. Грайн стоял в центре зала, задумчиво подкидывая на ладони кинжал. Услышав шаги воспитанницы, он повернулся к ней.

— Давай, пробуй, по очереди в каждую мишень по одному ножу.

Повинуясь его знаку, клинки подплыли в воздухе к Лене и выстроились перед ней в ряд, чуть покачиваясь. Девушка оторопело уставилась на них.

— Чего задумалась? Давай, бери их все в левую руку, а правой кидай. Хотя, конечно, самый лучший вариант, если ты сможешь это делать обеими руками.

В подвал тихонько спустился демон. Момент для сканирования складывался весьма подходящий. Остановившись около входа, он выдохнул и сконцентрировался на внутреннем зрении. Картинка, представшая перед ним, весьма его изумила. Мало того, что её просто не было. Вместо нитей, указывающих на принадлежность к определённому роду, висело просто серебрящееся облачко. В висках резанула острая боль, быстро распространяющаяся на затылок. Трашт, слегка перекосившись, открыл глаза и наткнулся на усмешку метаморфа. Тот покачал головой. «Не лезь, ничего не увидишь», — вполне отчётливо прозвучало в ушах тёмного убийцы. Голову будто стиснули ледяными тисками настолько сильно, что в его глазах заплясали тёмные мушки. На лоб легла хрупкая девичья рука. Повинуясь кивку Грайна, Лена пробовала помочь, если не убрать болевые ощущения, так хоть облегчить их. С трудом пытаясь удержаться на ногах, Ригион прислонился к дверному косяку и сполз по нему вниз. Положив вторую ладонь на затылок демона, девушка попробовала просто сосредоточиться, чтобы почувствовать причину такого состояния. Руки закололо. Выругавшись сквозь зубы, она упорно удерживала свои ладошки на местах. Трашт почувствовал, что лёд, прочно обосновавшийся в его голове, начинает таять. Сквозь стиснутые зубы вырвался вздох облегчения. Он открыл глаза и с изумлением уставился на тающее серебристое облачко, стекающее с кистей ученицы, и исчезающие ледяные искры в глубине зрачков метаморфа.

— Не стоит пытаться узнать слишком много, — сухо сказал Сериас, глядя в глаза тёмного, — Можете продолжить занятия, а у меня есть другие дела.

Выйдя за дверь, он горестно скривился и растаял прямо из коридорного подвала. Демон прислушался. Удаляющихся шагов слышно не было, значит, морф опять построил портал. Вообще-то построение переходов, особенно дальних, отнимало много энергии, и это тоже представляло собой одну из странностей преподавателя по кинжалам. Он перемещался мгновенно и совершенно не терял при этом силы.

В основном маги предпочитали пользоваться артефактами для поддержания устойчивости порталов, и маяками для точности перемещения. Сам Ригион мог портануться только к себе домой, но зато из любой точки мира, удирая от преследования или для отдыха. Вот только восстанавливался потом довольно долго.

— Лена, а ты когда-нибудь занималась гимнастикой? Можешь на мостик встать или через голову перевернуться? — в голову Трашту пришла очень интересная идея.

— Занималась танцами, вообще-то на гибкость не жаловалась, — девушка откровенно недоумевала.

— Просто ножи можно кидать и с переворота, — он начал раздеваться, — Сейчас покажу. Конечно, я уже не настолько шустрый, как в молодости, но пара акробатических трюков у меня в запасе ещё имеется.

Вошедший в подвал, лорд Мирхан обнаружил полуголого Ригиона и босоногую Лену, разминающихся перед проработкой сальто.

— Интересная картинка получается, — пробурчал змей и оккупировал стул около выхода.

Через час девчонка вполне разобралась, из какого положения ей удобнее метать клинки, и дело пошло на лад. На обед она убежала вполне довольная жизнью, а отдувающийся демон занял второй стул рядом с оборотнем.

— Хорошая девочка. Не знаю, как невеста, а вот наёмница из неё получилась бы хорошая.

— Невеста тоже в самый раз, — усмехнулся старый шах, — А раздевался-то зачем?

— Безрукавка тормозит движения, да и без сапог тренироваться значительно удобнее. Тем более, нужно было ей показать, какие мышцы задействуются в первую очередь. Если я начну ощупывать её, то ты вряд ли будешь доволен, — весело оскалился Трашт и повторил, — Хорошая девочка.

 

Наконец-то приём воспитанниц оказался законченным, и Кларисса вздохнула с облегчением. Принять на обучение двадцать восемь девушек — это был рекорд за всю историю Школы. После того, как очередной родитель покинул гостеприимные стены, оставив здесь свою падчерицу, она с удовольствием потянулась и начала складывать документы. Вот теперь начиналась настоящая работа. Теперь новеньких будут учить, испытывать их терпение и выдержку разными каверзами, проверять их светское воспитание разными балами и вечеринками. Собственно говоря, первый бал состоится уже через два месяца. Как раз можно будет приглядеться и сделать выводы насчёт каждой ученицы.

 

Лорд Мерсер сидел в своём кабинете в Имире. Как здесь всё было спокойно, размеренно. Тишину покоев, коридоров и залов не нарушало ничто. Ни одного лишнего шага, ни одного лишнего движения. Он попытался представить себе, как всё может измениться, если Мировой Эфир примет Лену на последний уровень. Что она вообще будет делать в пустых огромных залах?

В двери шагнул Лорд Теней Ксарнер и опустился на колено, приветствуя повелителя. Он единственный, кто больше всего был похож именно на тень Великого Мага. Такие же чёрные волосы, только немного короче, и глаза серо-голубые, когда в них не полыхал искристый лёд. Вот только выглядел он чуть старше.

— Ты отправишься в Школу невест в своём обычном облике и заменишь там некоего Сериаса Грайна. У него возникли некоторые проблемы, и поэтому он вынужден отказаться от своего контракта. Письмо к лэре директрисе я дам. Лёд из глаз убрать, большую часть магии скрыть. Ни во что не вмешиваться, только наблюдение. Помощь в самом крайнем случае. Тебе приходилось работать с людьми, поэтому особых проблем испытывать не будешь. Слепок моей памяти, — при этих словах Ледяной лорд чуть поморщился от воспоминаний, — в этой сфере.

Он положил на стол маленькую сияющую сферу и свиток письма и продолжил:

— На введение в курс дела несколько минут. Затем перемещаешься и работаешь. Меня больше не беспокоить.

Ксарнер, не говоря ни слова, аккуратно забрал кристалл памяти и письмо, поклонился и растворился в безмолвии коридоров.

 

Директрису била мелкая дрожь. Перед ней, в кабинете сидел настоящий Древний, один из самых могущественных теневых лордов. Она хорошо запомнила Чёрное озеро и всех, кто там присутствовал. Не узнать Ксарнера было невозможно. Он слишком походил на Великого Мага, слишком. Теперь она понимала, какая судьба уготована маленькой хрупкой девочке и искренне ей сочувствовала.

— Вам не стоит так беспокоиться, Кларисса. Вас лично и вашу школу моё присутствие никак не затронет. Я заменю вашего бывшего учителя, уроки не пострадают. К тому же мне дано исключительно чёткое указание ни во что не вмешиваться, — баритон говорившего не выражал ни одной эмоции, так же как и его лицо.

Лэра судорожно вздохнула. Лорд-тень не понимал одного, само его присутствие давило так, что становилось тяжело дышать. Без труда прочитав её мысли, Ксарнер ещё уменьшил выход силы — стоило слишком отличаться от других. Он жил среди людей, но это было очень давно. Собственно Теней, которые имели хоть какое-то понятие о человеческих законах, привычках, характерах было очень мало, всего трое или четверо

Мирхан тоже ощутил присутствие Древнего, причём, явившегося без прикрытия, и поспешил к Клариссе. Войдя в кабинет, он тоже испытал шок, хотя и не в таком масштабе, как женщина. Потом, приглядевшись и узнав того, кто появился, почувствовал облегчение.

— Сиятельный лорд Ксарнер, — церемонно отвесил придворный поклон оборотень, — какими судьбами?

— Старейший шах Мирхан, — в тон ему ответил тот, — теперь я буду составлять вам компанию. Не соблаговолите ввести меня в курс дела?

Мужчины покинули кабинет и направились в восточную гостиную. Молча и не глядя друг на друга. Директриса вздохнула свободнее. Присутствие такой силы обеспечивало Школу хорошей защитой, вот только находиться с ним рядом было крайне тяжело. Или это на неё так действовали собственные воспоминания?

 

Проводив нового преподавателя в свои покои, оборотень прикрыл дверь поплотнее и зашипел сквозь зубы, отчаянно злясь:

— Ты себя со стороны видел? Колонна в зале и то приятнее выглядит. Лицо попроще сделай, это не Имир.

— Ты ничего не перепутал, старый змей. Почему ты позволяешь себе так обращаться к Древнему? — ледяной голос неприятно холодил кровь.

— Позволяю, потому что вижу тебя не в первый раз, и, надеюсь, что не в последний.

Ксарнер огляделся и выдохнул, сдуваясь как воздушный шарик. Его лицо стало чуть мягче, но не утратило основной резкости черт.

— Я уже забыл, как всё это выглядит, — почти извиняясь, сказал он, — К тому же, честно, просто не представляю как себя вести.

— Ксар, вспомни, как я пытался тебя споить, когда мы составляли план подземелий в Туране. Ты же тогда смог куда-то убрать часть своей сущности, чтобы попробовать новое ощущение. Почему ты сейчас не можешь попытаться почувствовать себя человеком?

Тень откинулся на кресле, вытягивая ноги и иронически улыбаясь:

— О чём ты говоришь? Ты сам не человек. Просто выглядишь похоже. Ты, наверное, не представляешь в чём именно твоё отличие от прочих двуипостасных существ. Не помнишь, потому что себя разглядеть тяжелее всего.

Оборотень насторожился. Его мучила только одна загадка — его потомки использовали совершенно верные методы для убийства, но он выжил, правда, частично.

— Первый лорд вложил в тебя не только кучу магии, он умудрился влить тебе часть эфира. Крошечную, еле различимую. Но именно из-за этого тебя невозможно отправить в объятия Хаоса. Эфирная капля всегда удержит тебя на грани.

Мирхан обречённо вздохнул. Эфир, да плюс ещё и бессмертие. Он и так задержался на земле, потеряв всех, кого любил. А теперь, как выяснилось, был изначально обречён на вечность. Нахлынула жуткая тоска.

В дверь раздался осторожный стук. Потом створка приоткрылась и вошла Лена. Только одного взгляда, брошенного на нового преподавателя, хватило на то, чтобы у неё подкосились ноги. Оборотень, кляня про себя всех ледяных лордов поодиночке и оптом, кинулся её ловить. Ксарнер поднялся на ноги, с интересом разглядывая избранницу Мирового Эфира. Подойти он не решился. Слегка покопавшись в памяти и сделав некоторые выводы, Тень решил, что девушка уже видела Великого Мага. Иначе бы не отреагировала так на их сходство.

Верли едва дышала, хлопая глазами и разглядывая свою мечту. Вдруг в голове прояснилось — это не он, не тот, кто вытащил её из Турана, не тот, кто ей снился. Похожи как братья, но не больше. Всхлипнув от разочарования, она прижалась к груди своего «жениха». Ксарнер беспомощно затоптался на месте, разводя руками и пытаясь сказать хоть что-нибудь для знакомства. Выручил старый шах, он поднял девушку с пола, вытер ей слёзы и развернул лицом к переминающемуся на месте лорду:

— Лена, знакомься, это лорд Ксарнер, мой старый знакомый. Его иногда ещё называют «Великим проводником», потому что ему известны все тропы Междумирья. Теперь он будет замещать Сериаса Грайна и учить вас.

И Грайн ушёл. А как же поцелуй? Девушка опять зарыдала, теперь уже от обиды.

— Так, — внезапно разъярился старый змей, — хватит слёзы лить! Я обещаю тебе, что через два года ты получишь свою мечту в личное пользование. Но только при одном условии…

— Муррр, — обожающий взгляд девушки столкнулся с вертикальными зрачками оборотня.

— Ты будешь нормально учиться и забудешь о слезах.

Счастливо закивав головой, девчонка убежала, а Мирхан устало опустился прямо на пол:

— Не пойму, почему такие перепады настроения? — пожаловался он Тени.

— У неё заблокировано семь восьмых выхода силы, — мрачно сообщил Ксарнер, взлохмачивая пятернёй себе волосы, — Выхода нет, сила нестабильна, да ещё и девочка молоденькая, — заметив вопрос, повисший на губах змея, предупредил его, — Разблокировать нельзя, даже с первой инициацией она может снести пол-планеты. Вся проблема в том, что она осталась человеком, и боюсь, что и останется.

— Заррраза! — выругался Мирхан, — Только Мерсер мог бы справиться с ней без проблем, но сбежал. Найду, покусаю. Все клыки выдвину и покусаю. Пусть даже переломаю об него, но хоть попытаюсь ради собственного удовлетворения.

Ксарнер с мрачным лицом осел в кресло. Дело обещало стать чересчур весёлым. Несмотря на то, что он был очень неплохим генетиком, в плане чувств и эмоций это никак не помогало. Лучше бы поколесить по десятку заброшенных миров, восстанавливая нити дорог, чем разбираться с человеческой особью женского пола, крайне молодого возраста и ещё с вулканом дара внутри.

 

Кларисса отдышалась после ухода теневого лорда из своего кабинета. Интересно, а как отреагируют на него девочки, ведь он весьма привлекательный мужчина? Вот только опять этот красавец будет основное время уделять одной воспитаннице, а это опять повод для зависти и ревности остальных. Какое счастье, что это не проверка от самых высоких кругов. Кто же тогда был под именем Сериаса Грайна? Сердце пропустило удар, руки начали холодеть. Первый лорд! Только он мог так распоряжаться — кто, когда и зачем появится. Да, так даже лучше. Его двойник, Ксарнер, всё же мягче и спокойней, и не настолько непримиримый. Путь он и Старший ледяной лорд, но всё же…

 

* * *

 

Учебная жизнь входила в своё русло. Каждое утро после завтрака девушки шли на уроки. Их учили многому, в основном, чисто хозяйственным заклинаниям, которые могли пригодиться как экономке, так и королеве. На танцы приходили как из школы телохранителей, так и мужчины-учителя Школы. Практически все они уже проверили воспитанниц на уровень дара и сделали первоначальный выбор невест для своих заказчиков. Ксарнер был наготове, не надеясь на тот блок, который поставил Великий Маг, и каждый раз искусственно занижал данные. Правда, он прекрасно отдавал себе отчёт в том, что может случиться так, что это не сработает. На тренировки с кинжалами, девушки ходили без настроения, откровенно не понимая, зачем это нужно. Только Лена пропадала всё свободное время в зале, занимаясь с Траштом. Ей наоборот не были интересны девчоночьи обсуждения возможных претендентов в супруги.

На одном из уроков целительства, который вела сама лэра Кларисса, объяснялся один из самых энергозатратных ритуалов. Им можно было поднять умирающего, стоящего уже на самом пороге, залечить самые тяжёлые раны. Ученицы хмурились, потратить столько силы и неизвестно ещё, удастся ли ритуал. Верли заинтересовалась этим воззванием. В нём было что-то знакомое, вот только она не могла понять что. Запомнив слова и последовательность действий, девушка решила провести эксперимент.

Вечером после ужина, она как обычно пришла в тренировочный зал. Ригион, чистивший там клинки, нахмурился:

— Что же ты не отдыхаешь? Ведь мы уже занимались сегодня.

— Понимаешь, нам сегодня на целительстве рассказывали об одном интересном методе лечения. Но вот попробовать его не на ком. Может, ты согласишься стать моим пациентом? — Лена состроила умоляющую рожицу.

Трашт усмехнулся:

— Я вполне здоров, девочка, а старость не лечится.

— Я не об этом, — она подошла ближе, — а о твоём глазе. Ведь ты же практически им не видишь, да и веко повреждено.

Демон помрачнел. Воспоминания были далеко не самыми лучшими и приятными. Это была не просто рана, а нанесённая чрезвычайно опасным и мощным магическим оружием, да ещё вместе с заклинанием. Если бы не его скорость, позволившая получить лишь часть удара, и не регенерация, он бы вообще ушёл в Хаос.

— Это магическая рана, — нехотя ответил он, — К тому же очень старая. Ты ничего не сможешь сделать, это неизлечимо.

— Ну, пожалуйста, давай попробуем, — Лене очень хотелось проверить это воззвание. К тому же неизвестно откуда взявшаяся уверенность подсказывала ей, что всё получится.

— Хорошо, — Трашт усмехнулся, — надеюсь, что ты не добьёшь меня окончательно, или не оставишь слепым на оба глаза.

Девушка осеклась. Такого возможного развития событий исключать было нельзя. Мелкие ранки, царапины, ссадины она залечивала без проблем. А здесь глаз, да ещё и изуродованный очень давно.

— Ладно. Не бойся, — сжалился над ней демон, — Даже, если и отправишь меня к праотцам, рыдать по моей персоне всё равно некому. Что нужно делать?

— Нужно куда-то тебя положить, так чтобы я к тебе подойти сбоку могла, — воспитанница завертелась во все стороны.

В зале кроме десятка старых стульев, стойки с клинками и мишеней ничего не было.

Ригион тоже посмотрел по сторонам, пожал плечами и лёг прямо на пол. Лена вздрогнула, началась мелкая тряска. Что делать, если она не справится и будет ещё хуже? Вынимая шпильки из волос и распутывая туго заплетённые косы, девушка лихорадочно вспоминала последовательность действий. Наконец, локоны полились с плеч, струясь свободными волнами.

Опустившись на колени рядом с Траштом, Верли вздохнула, положила ему на виски ладошки и закрыла глаза. Концентрация пришла сразу, погрузив её в состояние близкое к трансу. Слова воззвания к Великой матери уверенно всплывали в памяти. Мелодия зазвучала незаметно, крепчая с каждой нотой. Демон вздрогнул, около девушки разливалось серебряное облачко. Он не стал закрывать единственный уцелевший глаз, и то, что представилось его взгляду, было просто невероятно. Дымка пошла вширь, захватывая свободное пространство. Его лицо и тело уже было поглощено этой энергией. Волна блистающего серебра начала перестраивать пространство вокруг них. Вздыбившись как на море во время шторма, она рванулась к стенам подвала. Блок, сдерживающий выход силы, зазвенел и слетел, порождая вторичный энергетический вихрь.

С треском рухнула выбитая дверь. Ксарнер и Мирхан замерли на входе. Они оба почувствовали мощнейший энергетический поток и нашли его источник, но вот, что с ним делать, пока не представляли. Волосы Лены встали дыбом, во все стороны с них мелкими ручейками текла сила. Тень кивнул оборотню, одновременно перекидывая его на другую сторону зала, и они оба поставили щиты. Держать подобную мощь оказалось невероятно тяжело. Лорд упрямо встряхнул головой и снял собственные ограничения. Его глаза засияли голубым искристым льдом, а аура начала стремительно наливаться сиянием Имира. В проёме двери встала прибежавшая Кларисса. Обратившись к собственному браслету, она пыталась поддержать мужчин.

— Клари, какого чёрта ты даёшь ученицам заклинания такой силы? — отдалось эхом у неё в голове.

— Так оно же никогда не срабатывало? Чтобы обратиться к Великой Матери нужно затратить колоссальное количество энергии, — женщина ответила тоже мысленно, на слова не было времени, — а это под силу только тем, кто прошёл инициацию Чёрным озером, да и то с уровня Смотрителя.

— Теперь любуйся, как оно срабатывает у недоучек, которые не могут контролировать выход. К тому же она дозвалась, и теперь её подпитывает ещё и Сейлиния.

Лежавшего демона и Лену разглядеть можно было только с большим трудом. Они уже висели в воздухе, удерживаемые вихрем, бушующим вокруг них. С потолка сыпалась мелкая каменная крошка. Стены подвала начали угрожающе потрескивать. В углах тренировочного зала закрутились ещё два вихря — чёрный и золотой. Великая Мать и Великий отец Хаоса одновременно шагнули внутрь. Светловолосая женщина улыбнулась, переглянувшись со своей половинкой. Рагд понимающе усмехнулся, Мировой Эфир верно выбрал девочку — сила её сердца просто колоссальна. С приходом Древнейших удерживать щиты стало намного проще. Ксарнер опять чертыхнулся в душе, помянув собственного повелителя, а особенно его прощальное напутствие, всеми известными ему словами. Раскланяться с вновь пришедшими он даже и не подумал, не до приличий.

Серебристый энергетический вихрь начал стихать, сворачиваясь шёлковыми струящимися лентами около девушки. Поймав этот момент, Древнейшие сосредоточились, сканируя избранницу. Переглянувшись ещё раз, они построили обратные порталы.

Светлая дымка рассеялась. Лена наклонилась к демону. Безжизненное лицо, заострившиеся черты и глаза, целые, но без признаков жизни. Взвыв от отчаяния, она попыталась услышать его сердце, прильнув щекой к груди. Тихо. В голове вереницей пронеслись картинки земной реанимации, искусственное дыхание, массаж сердца… Набрав побольше воздуха в лёгкие, девушка прижалась к его губам.

Руки демона тихонько поймали воспитанницу, прижимая её покрепче. Теневой лорд выругался очередной раз, теперь уже вслух. Верли отпрянула, а Трашт лукаво улыбнулся.

— Да чтоб вас всех, — теперь не выдержал уже и Мирхан. Подойдя к продолжающему лежать Ригиону, он, с интересом завзятого исследователя, начал осматривать его лицо.

Директриса с облегчением выдохнула и только сейчас обнаружила, что Ксарнер стоит в полном облике., блистая искрящимся голубым льдом в глазах Ойкнув, она сделала попытку поклониться. Тень лениво махнул рукой:

— Прекрати, мы не на приёме. И, в конце концов, это я к тебе на работу нанимался, а не наоборот.

Демон пытался выкрутиться из цепких рук бывшего шаха. Тот упорно его ощупывал. Чуть скосив глаза, теперь уже оба, Ригион увидел Старшего лорда, демонстративно сползающего по стене уцелевшего подвала. Он уже принял нормальный вид, только в глубине зрачков ещё подрагивал искристый лёд. Становилось ещё интересней — девочка, владеющая практически запредельной силой, странные мужчины с необычными глазами. В адрес нанимателя полетела очередная благодарность.

— Думаю, что ты понимаешь, что не стоит распространяться о том, кто и каким образом тебя подремонтировал, — Мирхан попытался донести до сознания Трашта деловую мысль.

Тот только махнул рукой, одновременно поднимаясь на ноги.

— Я же ещё не совсем выжил из ума. Мог бы и не предупреждать.

Лена устало и безразлично наблюдала за их лёгкой перебранкой. До неё уже дошло, что она попыталась сделать что-то не то, и чуть не разрушила всю школу. Одно грело душу — глаз был полностью восстановлен, от жуткого шрама не осталось и следа. Подняться с пола сил уже не осталось, а мужчины, поглощённые своим разговором, не обращали на неё внимания. Перед глазами от чудовищного перенапряжения запорхали тёмные мушки, и она провалилась в обморок.

 

Сквозь тьму, мечущуюся в сознании, девушка чувствовала, что её куда-то несут. Пахнуло свежим ветром, водой, и чем-то очень знакомым. Вот только открывать глаза совершенно не хотелось. Остались только ощущения.

— Какого … ты её сюда притащил? — знакомый бархатный баритон явно злился.

— Она пробовала старое воззвание по целительству, то, в котором есть обращение к Сейлинии. Решила таким образом помочь своему учителю.

— Он выжил? — в голосе прорезались ледяные нотки.

— Да, мой повелитель, он выжил и исцелился. А у неё сорвало блок, и теперь сила плещется, разрушая её саму. Я рискнул переместить избранницу сюда, может быть вода Чёрного озера, имеющаяся в купальне, поможет ей восстановиться?

Звуки проходили, словно сквозь вату. Послышались удаляющиеся шаги. Одежда просто исчезла, и Лена почувствовала, что её опускают в воду, странную, чуть более вязкую, с сильным запахом снега и мороза. По телу побежали мягкие приятные иголочки, расслабляя и усыпляя.

Мерсер сидел на краю купальни, опустив босые ноги вниз, и продолжал размышлять. Блок не выдержал — это и неудивительно, Великая Мать не могла оставить без внимания подобный призыв, а, значит, была задействована ещё и её сила. Лечь спать в ледяной саркофаг не удалось, иней просто не желал покрывать его так же, как и раньше. «Отдохнуть больше не предвидится», — с грустной отрешённостью подумал Первый лорд, переводя взгляд на фигурку, колыхавшуюся в чёрных волнах. Внутри что-то кольнуло, непривычно и неприятно, нарушая обычное спокойствие. Бесстрастное лицо исказилось всего на один момент и опять стало равнодушно-отстранённым. Лена беспокойно завозилась, Великий маг вздохнул и спрыгнул к ней.

 

Открыв утром глаза, девушка обнаружила, что она находится в собственной спальне. Странно, вчера ей показалась, что она засыпала совсем в другом месте. Правда, это были всего лишь ощущения, но всё же. Может, просто перенервничала после применения этого старого заклинания? Всё-таки, с перегрузки могло показаться всё, что угодно. Зато ей удалось это воззвание, у неё всё получилось. Теперь, её преподаватель совершенно здоров и смотрит на мир двумя глазами.

— Проснулась, спящая красавица, — возник в голове сварливый голосок недовольной кошки, — Ну, давай рассказывай, чего ты вчера натворила.

Лена смутилась. Вроде ничего, кроме эксперимента с лечением…, к тому же очень удачным экспериментом.

— Понятно, — вздохнула Анатолия, — память у тебя девичья, замуж тебе пора. Вот скоро будет бал, присмотри себе какого-нибудь кавалера. В твоём возрасте очень полезно развлекаться.

— Не хочу я никаких кавалеров, да и на бал идти не хочется. Что я там забыла? — настроение у Верли моментально рухнуло вниз.

— На бал идти придётся, этикет соблюдать тоже, расточать улыбки молодым и не очень гостям, обязательно. Не надо подводить директрису, все балы — это смотр её работы.

— Да я-то тут причём? — с отчаянием в душе взвыла девушка, — Не нужны мне женихи.

— Ты забываешься, моя красавица, — Хранительница сменила тон голоса на назидательный, — Жених у тебя уже есть, поэтому будь любезна уделять ему своё внимание. А то завянет старый шах без твоих улыбок.

— Ах, да, — воспитанница только что вспомнила, что на плече у неё пригрелся браслет помолвки, — так у меня всё равно платья нет, и туфель, и причёску для подобных мероприятий я не придумала.

— Ленок, ты на голову совсем ушибленная? Порядочная девушка просто обязана об этом думать. Насчёт платья, драгоценностей и прочего антуража не беспокойся, всё будет в лучшем виде, — тон голоса очередной раз сменился, на этот раз на мечтательный.

— Давай, я лучше просто на диванчике посижу, изображая статую, а? — Лена произнесла это почти со слезами.

— Голубушка, да хватит по этому черноволосому красавчику сохнуть. Наплюй и забудь, мало ли таких на белом свете, — последние слова кошки слегка смазались, потерявшись в полузадушенном мяве. Явно кто-то слегка придавил чересчур разговорчивой Анатолии горло.


Глава 15 | Браслет силы | Глава 17