home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Несмотря на субботу, в кондитерской «Шоколадница» посетителей почти не было. За столиком около большого окна сидели четыре девушки. Взяв по чашке кофе с пирожным, они собрались, чтобы отметить начало самостоятельной жизни. Все четверо вышли из детдома, а, точнее говоря, из интерната. Все, потерявшие родителей, и теперь старающиеся найти собственное место в жизни. Ася, Лена, Ира и Вера звонко смеялись, рассказывая друг другу, как им удалось устроиться, и просто радуясь солнечному дню. Рыженькая, прямо таки золотистая, Вера только что поведала историю, как её не хотели брать на хлебзавод. Но вот теперь взяли, и у неё есть и место в общежитии, и постоянная зарплата, да и коллектив оказался на удивление дружелюбным. Красавица Ирина устроилась официанткой в дорогой ресторан и теперь тщательно откладывала зарплату и чаевые, чтобы приобрести свою, пусть и небольшую квартирку. Асе повезло больше остальных, ей удалось разыскать двоюродную тётку по матери. Та была одинокой и, с удовольствием, взяла племянницу к себе. Лена молчала, помешивая в чашке маленькой ложечкой и изредка поглядывая на улицу.

— Верликина! — выдернул её из дум голос хохотушки Веры, — О чём задумалась? Никак принца себе ищешь?

— Да что ты, Верунь! Какого принца? — Лена смутилась. Невысокая, хрупкая, пепельные волосы до плеч, серо-голубые глаза, неяркие губы, небольшой прямой носик. Красавицей её, однозначно, назвать было нельзя, просто юная, просто милая девушка. По такой глаз скользнёт дальше, не останавливаясь.

— Какого? Красивого, богатого, любящего… Лен, да не гляди на улицу. Таких сейчас просто не существует, все настоящие рыцари остались только в сказках. Ты-то чего о себе не рассказываешь?

— Да чего рассказывать, девчонки? — девушка попыталась улыбнуться, — Работаю посменно на складе фасовщицей, сахар и крупы по пакетам рассыпаю. Сняла угол, только хозяин алкоголик жуткий. Прописывать не стал, и деньги оставить дома нельзя — выгребет всё подчистую. В выходные, по вечерам танцую в ресторане. Помните, у нас воспитательница была, Татьяна Сергеевна? Она всё кассеты да диски с разными танцами приносила. Вот я и училась по ним. А теперь изображаю из себя восточную диву.

— Какая ты восточная дива? Ты ж серенькая, — беззлобно усмехнулась Ира.

— Так чёрный парик надеть и глазки накрасить. Они же, как напьются, не на лицо смотрят, а на ноги и задницу. Вот я и выгибаюсь перед ними. Платят неплохо, пятьсот за вечер. Иногда бывает, что ещё кто-нибудь из посетителей расщедрится на чаевые.

— Не пристают? — Верочка забеспокоилась. Лена была из них самой тихой, предпочитая оставаться в тени подруг.

— Пытаются. Да я уже привыкла. Просто улыбаюсь и сбегаю. А как парик и наряд сниму, краску смою, так и не узнать меня.

Около кондитерской остановился чёрный «Лексус». Водитель вышел, огляделся и направился к журнальному киоску.

— Девчонки, смотрите, какой красавец! Просто мечта.

Подружки разом повернули головы. Мужчина был красивый. Высокий, мускулистый, явно постоянный посетитель спортзала. Необычно длинные каштановые волосы, собранные в хвост, ничуть его не портили. Одежда без изысков — джинсы, футболка и спортивная куртка. Купив газету, он отошёл от киоска и направился к кондитерской, собираясь выпить чашку кофе.

— Вот повезёт же кому-то, — с неожиданной завистью в голосе сказала Ася, — Молодой, красивый, с машиной. Будет холить и лелеять свою суженую, в магазины её возить, по курортам.

Девчонки одновременно вздохнули. Тем временем, мужчина заказал себе кофе и, ожидая его, провёл глазами по залу. Мазнув взглядом по стайке подруг, отвернулся к барной стойке.

Неожиданно в висках застучало. Не может быть! Он нашёл её. Так скоро? Гримьер лихорадочно размышлял. Поблагодарив, он отошёл к столику, сел и развернул газету. Бумажный лист нисколько не мешал ему разглядывать посетителей кондитерской. Может быть, кто-нибудь вот из этой девчачьей компании? В груди предупреждающе потяжелело. Если одна из них и есть та, которую их отправили искать, то это неслыханная удача. Вот только которая из них?

Девчонки пересмеивались, продолжая делиться своими маленькими секретами. Лена слушала их вполуха. Сегодня к семи ей нужно быть в ресторане и опять развлекать пьяных посетителей. Она танцевала не только восточные танцы. Когда хозяин устраивал тематические вечера, приходилось и фламенко отстукивать каблучками, и просто что-то импровизировать. Опять отвернувшись к стеклу, она чувствовала на себе тяжёлый изучающий взгляд. Резкий поворот головы в зал ничего не дал. Малочисленные посетители занимались своими разговорами, а тот мужчина, на которого подруги обратили внимание, так и сидел, закрывшись газетой. Вот только ей казалось, что это именно он так смотрит. Через газету? Девчонка нервно хихикнула, чего только в голову не придёт.

Лорд теней упорно продолжал разглядывать подружек через бумажный лист. Нет, на таком расстоянии определить невозможно. Нужно обязательно прикоснуться, чтобы почувствовать крохотную искру эфира. И лучше всего к груди, прямо напротив сердца. Пока он размышлял, девчонки собрались расходиться. Подхватив свои сумочки и пакеты, они дружной стайкой выпорхнули из кафе. Гримьер проводил их внимательным взглядом, пытаясь запомнить каждую, внешность, особенности ауры, по которой найти можно через элементарное заклинание поиска. Как стемнеет, он выйдет на улицу как охотник, ориентируясь только на ощущения. Днём слишком много отвлекающего яркого света, в глазах пестрит.

Четырнадцатый лорд теней много времени проводил именно на этой планете и знал её гораздо лучше, чем другие. Сначала наблюдая за тем, как молодые планетарщики создают геологический рельеф поверхности, терпеливо рассаживают первые растения, поселяют пробные живые организмы. Потом следил, как развиваются и погибают цивилизации. Однако человечество здесь оказалось весьма интересным, склонным к творческим идеям и всяческим придумкам. Картины, созданные художниками, потрясающая архитектура, музыка, затрагивающая душу — делали это место неповторимым. И одновременно жуткая склонность к разрушению. Хранители после очередной человеческой войны просто сдались и ушли, поставив в известность Академиков, что это место теперь развивается само по себе.

Торопливо проходя мимо окна, Лена не выдержала и заглянула в зал кондитерской через стекло. На мгновение, встретившись взглядом с красивым мужчиной, отложившим газету, ей вдруг померещилось, что его глаза сверкают голубыми искрами. Бред какой-то! Наверное, просто устала — решила она и побежала догонять упорхнувших по улице подружек.

Гримьер вздохнул, хоть бы приблизительно представлять, как выглядит избранница повелителя. Не лапать же всех девушек подряд? А если у неё уже жених есть? Сердце Эфира же не будет разбираться, есть у той, которую, не спросив, назначили стать половинкой его лорда, любовь или нет. А так тоже своего счастья на несчастье других не построить. Да и кто сказал, что, увидев Ледяного лорда, его невеста будет рада такой паре? Сложно всё это…

 

Зазвонил будильник, поставленный на старую книгу на пол. Раскладушка жалобно скрипнула, девушка потянулась. Ладно, хоть выдалось время немного поспать перед выступлением, ведь ресторан по обыкновению работал до последнего посетителя, а уж тем более в субботу.

Потихоньку подкрадывался вечер. Лена торопливо собиралась, запихивая в пластиковый пакет костюм танцовщицы и косметику. Хозяин квартиры опять привёл собутыльников, и они дружно чего-то орали через стенку. На то, чтобы снять нормальную комнату денег катастрофически не хватало. Нужно было что-то кушать и откладывать на покупку зимних вещей. Сентябрь выдался очень тёплым, но скоро наступят холода. Разыскав парик с длинными чёрными кудрями, девушка быстро расчесала его и, аккуратно свернув, положила в сумочку. Паспорт пришлось брать с собой. Один раз уже оставила, а потом выкупала его у хозяина. Прописку сделать не удалось, так жила на птичьих правах. Может лучше перейти к Веруне на хлебзавод? Там и место в общаге дают, да и оформляют по всем правилам, и за то, что документы пропадут, можно не бояться. Прислушавшись, она тихонько выскользнула сначала в коридор, а потом и в подъезд, и дробно застучала каблучками по лестнице.

В ресторане Лена сразу проскользнула на кухню, надеясь, что хозяин её не заметил. Однако, номер не прошёл, охранники тут же дали ему знать о появлении танцовщицы, и девушка мысленно застонала, завидев долговязую фигуру рядом с разделочными столами.

— Верликина! — загремел его голос так, что повара чуть не пороняли ножи, — Совсем совесть потеряла. Скоро выступать, а ты шляешься неизвестно где. Сегодня выйдешь чуть позже. Дважды танцуешь в зале, один раз в отдельном кабинете. За выступление перед моими гостями плачу отдельно. Наводи марафет и готовься. Нельзя заставлять ждать клиентов.

Лена страдальчески поморщилась, привычно кивая головой. Отказываться нельзя, хозяин уже грозился её уволить. Опять ожидается кабинет, полный пьяных мужиков, а прошлый раз еле удалось оттуда ускользнуть. Может тоже пить начать? Тогда не так страшно и противно будет на них смотреть. Нырнув в подсобку, она торопливо начала переодеваться. Туфельки девушка скидывала перед самым входом в зал на танец, чтобы не застудить ноги на холодном полу, образ восточной дивы требовал исполнения танца босиком. Шаровары с разрезами по бокам. Короткая, расшитая блёстками, кофточка. Специальный пояс с монетками. Так, осталось покрепче зацепить парик невидимками. Выйдя обратно на кухню, она привычно раскланялась с поварами и, присев в уголочке, начала краситься. Глаза приходилось подводить довольно сильно. Макияж танцовщиц сам по себе довольно яркий, чтобы во время движений и поворотов не смазывалось лицо. Ох, серьги забыла! Крупные, звенящие, в магазине «Ганг» купила, где всяческих украшений было полно. Блестящее любила с детства, как сорока, а вот своего никогда не было. Ладно, хоть с девчонками уговорили воспитательницу, чтобы разрешила сходить проколоть уши. Директриса, конечно, буйствовала, но серёжки снимать не стала. Тоже понимала, как для них важна пусть даже такая мелочь. Теперь осталось подождать, когда позовёт администратор. Он всегда находился в зале, наблюдая за гостями и определяя момент, когда они уже дошли до определённой точки подпития и можно объявлять номер с достаточно откровенным танцем. Чего греха таить, он и сам с удовольствием любовался чёткими движениями и гибкостью девушки. Если бы она не была такой недотрогой, то давно бы уже затащил к себе в постель.

Ждать пришлось почти два часа, и девушка начала откровенно зевать и злиться, зачем приходить к восьми вечера, если танцевать приглашают всегда позже. Наконец объявили её выход, и Лена Верликина, нацепив дежурную улыбку восточной обольстительницы, вплыла в зал. Посетителей было много, но все их лица сливались в одно. Какая разница, кто там сидит и что заказывает? Музыку включали в записи. Правда пару раз было, когда магнитофон глох и, тогда приходилось работать без него, просто удерживая ритм в памяти и прихлопывая ладонями или кастаньетами. Прогибаясь перед очередным гостем, сидящим за столиком, девушка выплетала кистями рук и пальцами сложное кружево, чтобы хоть чуть отвлечь распалённых выпивкой мужчин от созерцания своего полуобнажённого тела. Получалось плохо, очень плохо. В глазах клиентов ресторана уже сверкало вожделение.

Отработав два номера, Лена присела в кухне, гадая, позовут её в VIP-кабинет или всё-таки забудут. Так хотелось, чтобы забыли, уж лучше в зале, где достаточно много народа, а не в отдельной комнатке, которую, к тому же, оборудовали звуконепроницаемыми материалами. Отдохнуть удалось, время шло, и она начала надеяться, что сегодня её просто отпустят домой. Вот только мечтам не суждено было сбыться, хозяин, злобно сверкая глазами и бурча что-то неприличное, уже шёл к ней.

— Быстро! — его палец указал в сторону выхода, — И чтобы гости остались довольными, а не так, как в прошлый раз.

Девушка пулей вылетела в коридорчик и помчалась в сторону отдельных кабинетов. Начинало мелко и неприятно трясти. Пару раз глубоко вздохнув и поправив костюм, она вплыла в указанную ей комнату. Чёрт! Это опять тот же тип с маслеными глазками, потирающий руки в предвкушении приятного общества и времяпрепровождения. Натянуто улыбаясь, девчонка повернулась к магнитофону, чтобы включить музыку, но мужчина поднялся со своего места и подошёл вплотную. Схватив танцовщицу за руки, он попытался притянуть её к себе для поцелуя, оглядывая полураздетую фигурку.

— Что ты господин хороший? Отчего так меня обидеть хочешь? Не для бедной девушки столь сиятельный гость, — перепугавшись, забубнила Лена, окончательно войдя в образ восточной красавицы. Природная гибкость помогла, и она выкрутилась из его захвата, потихоньку приближаясь к выходу.

Тот хмыкнул, отошёл вглубь кабинета. Сел, вытянув длинные ноги, и потянулся за стаканом виски со льдом.

— Чего упрямишься, детка? Я же заплачу тебе за свой каприз, а то, может быть, и вообще с собой заберу. Будешь танцевать только для меня, а коль и в постели мне понравишься, то у тебя всё будет — и своя квартирка, и хорошая одежда и украшения. Твой хозяин не возражает, тем более, что денег за приватные танцы он получает достаточно.

— Нет, господин, простите, господин, — испуганно заблеяла девушка, поспешно отступая к двери и выскакивая за неё.

Не переводя дыхания, она бросилась обратно в подсобку. Там уже лежали готовые ватные тампоны, смазанные кремом, чтобы можно было быстро снять боевую раскраску с лица. Торопливо стерев макияж и переодевшись, девчонка выскочила из кухни, практически на пороге столкнувшись с охранниками гостя. Без наряда и парика они её не узнали, а когда сообразили, кто проскочил мимо них, было уже поздно. Лена бегом вылетела из ресторана и понеслась по улицам, не разбирая дороги и задевая прохожих. Вслед ей неслись возмущённые крики и ругань.

Окончательно запыхавшись, девушка повернула в одну из подворотен. Ладно, если всё ещё обойдется! Только вот хозяин теперь за выступление точно не заплатит, да и ругани в следующий раз не оберёшься, ладно хоть руки не распускает. Она присела на корточки, глубоко и медленно дыша, чтобы успокоиться. Вокруг было тихо. Придётся идти домой, а там тоже развесёлая пьяная компания, а ждать на улице, пока они не утихомирятся, не хотелось, завтра с утра нужно выходить на работу на склад. Лена на мгновение прикрыла глаза ладонью, не давая пролиться слезам, а когда отняла руку от лица, около неё стояло четверо.

— Попалась, деточка, — с удовлетворением произнёс один, сплёвывая в сторону, — Заставила нас побегать. Идём, хозяин ждёт. Только теперь всю ночку отработать придётся, да по полной программе.

— Отпустите, — попросила Лена, потихоньку поднимаясь по стеночке.

— Ишь, чего захотела! Давай, пошли, — второй охранник дёрнул её за локоть и тут же согнулся от удара коленом в пах, — Ах, ты дрянь!

От двоих она ускользнула, просто резко присев и перекатившись по стенке. А вот ещё от одного не успела. Схватив девчонку за горло, он приподнял её, вдавливая в кирпичи. От нехватки воздуха начало мутиться в голове. Танцовщица вцепилась в его пальцы, из последних сил пытаясь разжать их. Сильный удар затылком об стену, заставил её захрипеть и обмякнуть.

— Ну, вот и всё! — с довольной ухмылкой заметил тот, который держал её за горло. Он резко разжал пальцы, отпуская шею, и девушка упала, — Грузите эту дрянь в машину!

— Отпустите девчонку, — под аркой, небрежно держа руки в карманах, стоял высокий мужчина в спортивной куртке с длинными каштановыми волосами, собранными в хвост.

— Смотри-ка, длинноволосый защитничек нарисовался. Уберите его! Только без стволов, чтобы шуму не было, — зло приказал старший из охранников. Не задался сегодня вечер, это точно. Сначала пришлось выслушать ругань хозяина за то, что упустили девчонку в ресторане, потом побегать за ней, а теперь ещё некто любопытный нарисовался, — Быстро, нас ждут.

Всего несколько слов слетело с губ Гримьера, и все четверо осыпались тающей серебристой пылью. Подхватив на руки Лену, он создал полог, отвлекающий внимание посторонних прохожих, и направился к машине.

Аккуратно устроив её на заднем сиденье «Лексуса», теневой лорд сел рядом и начал внимательно разглядывать. Обычная девочка, молодая, милая, в общем, не привлекающая к себе внимания. Вспомнив о её вещах, телепортировал сумку и пакет, забытые во дворе, и аккуратно перешарил то, что там лежало. Танцовщица! Ну-ну… Время тянуть не было смысла. Девушка ещё не пришла в себя, это хорошо. Он приложил руку к её груди, прямо напротив сердца и закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на сканировании. Чуть слышные покалывания в пальцах подсказывали, что лорду теней привалила неслыханная удача. Это она, избранница! Так быстро? Не может быть! Ведь это всего лишь первый мир и первая планета.

Искра Мирового Эфира отличала все свои создания особой аурой, отличающейся от других при прикосновении. В зависимости от того, насколько она была проявлена, можно было уловить еле заметные искорки или вполне ощутимые приятные мурашки, бегущие по пальцам. Гримьер аккуратно провёл пальцами по её голове, залечивая ссадину на затылке и заодно погружая в неглубокий сон. Не стоит пугать своим внезапным появлением и вмешательством, девочка и так испугалась.

— Мой лорд! — мысленно позвал он. Глаза налились голубым искристым льдом. Дальняя связь требовала почти полного проявления и хорошего уровня сосредоточения.

— Что ты хочешь? — в голове почти сразу же прозвучал голос повелителя.

— Я нашёл её, в Хримаст-са. Вы можете проверить сами.

Первый лорд Имира материализовался на переднем сиденье машины. Огляделся и хмыкнул. Склонив голову и чуть прикрыв глаза, Гримьер почтительно указал на Лену. Отвешивать полный церемониальный поклон, здесь не было возможности, да и необходимости тоже.

Мерсер перевёл взгляд на дремлющую фигурку. Сначала, в его глазах можно было прочитать жадное любопытство, но оно быстро уходило прочь, оставляя место равнодушному презрению. И без того холодный блеск зрачков стал вообще ледяным.

— Неудачная шутка, младший лорд! Это невзрачное создание не может быть моей избранницей. Эфир создаёт пары, дополняющие друг друга. Она слишком серенькая и невзрачная. Отпустите девочку и займитесь нормальными поисками.

— Но, повелитель! Просто прикоснитесь к ней, и вы почувствуете искру Мирового Сердца.

— У меня нет желания прикасаться к столь ничтожному существу. Выполняйте приказ, Гримьер.

Первый лорд Имира исчез, растворившись в воздухе, а его подчинённый оторопело смотрел в пустоту. Встряхнувшись, он снова приложил ладонь к груди девушки. Лёгкое покалывание в кончиках пальцев удостоверило, что младший прав. Однако, что оставалось делать? Гримьер легонько встряхнул девушку за плечо, попутно убирая заклинание сна.

Лена вздохнула и попыталась разлепить глаза. В конце концов, ей это удалось, и, обнаружив себя сидящей в машине, она резко подскочила и схватилась за ручку дверцы. Дверца не поддавалась. Скосив глаза, девчонка обнаружила рядом с собой красивого незнакомца из кондитерской, который сосредоточенно её разглядывал.

— Ччтоо вваммм нужжжнооо? — простучала она зубами. Неподдельная противная тряска разлилась по всему телу.

— Успокойся, просто ответишь мне на пару вопросов и пойдешь своей дорогой, — Гримьер старался разговаривать как можно доброжелательней, чтобы она перестала бояться, — Как тебя зовут?

— Лена. Лена Верликина.

— У тебя родители есть? Или парень, подруга? В общем, любой, кто может о тебе позаботиться.

— Нет, — девушка постепенно успокаивалась, — Родители умерли десять лет назад. Парня пока нет, на детдомовок никто больно-то не смотрит, а подругам некогда. У них и своих дел хватает.

— Ясно, — младший лорд на секунду задумался, — Ты в детстве сказки читала?

— Читала и сейчас читаю, только фантастику, в библиотеке.

— Хорошо, — он полез в карман и достал оттуда пару простеньких серёжек из серенького металла, с небольшими тёмными камешками, — Надень, только сама.

— Зачем? — насторожилась Лена.

— Наденешь, объясню…

Девчонка, пожав плечами, быстренько вдела серьги в уши.

«Нормально?» — услышала она у себя в голове и покосилась на мужчину. Тот губ не разжимал.

«Нормально?» — снова прозвучал вопрос.

— Ну да, — растерянно ответила она.

«Нет, ты так же ответь», — продолжал настаивать голос.

«Ну да, нормально», — подумала она, неотрывно глядя на незнакомца.

— Это серьги связи, постарайся их не снимать, и никому о них не рассказывать, — Гримьер был доволен, — Если вдруг тебе будет очень плохо, то просто щёлкни по камешку пальцем и позови меня. Они действуют на очень больших расстояниях, так что ты можешь не беспокоиться.

Он протянул к серёжкам руку и быстро пробормотал несколько невнятных слов. «Теперь ты их даже потерять не сможешь, да и никто на них никогда не позарится. Даже истинный маг не различит того, что в них вложено», — с огромным удовлетворением подумал младший лорд.

— Я могу теперь идти? — Лена по-прежнему ему не доверяла.

— Конечно, вот твои вещи. И постарайся не попадать в сегодняшнюю ситуацию, — это он говорил уже в спину, спешно выбирающейся из машины, девушки.

Танцовщица, прижав к груди пакет и сумочку, торопливо удалялась во тьму ночной улицы.

Гримьер пересел на водительское сиденье, но уезжать не спешил. Странное поведение повелителя застало его врасплох. Конечно, он не ждал восторгов, но столь явное пренебрежение… Почему? Какая разница, как она выглядит? К тому же впереди две ступени инициации, и её внешность вполне может поменяться. Он вздохнул и привычно прикрыл глаза, ориентируясь на маячок, дополнительно встроенный в украшение. Ага, девочка сидит на остановке. Всё работает нормально, помех нет.

 

Отбежав на приличное расстояние, Лена повернулась и посмотрела назад. Никакой погони, никаких подозрительных машин. Тоскливо вздохнув, она присела на автобусной остановке. Ноги ныли, живот скрутило от голода. Поужинать в ресторане после выступления не удалось. Скорее всего, теперь её просто уволят. Где тогда найти ещё одну работу? На складе платили довольно мало. На глаза начали наворачиваться отчаянные слёзы, как всё-таки несправедливо устроен мир.

 

Охотник за живым товаром неторопливо ехал по ночным городским улицам. Повозка, замаскированная под милицейскую «Газель», внимания не привлекала, мало ли куда могут двигаться стражи порядка. Надёжный артефакт прикрывал её и от любопытных взглядов и от той же милиции.

В его родном мире охотников уважали за деловую хватку, им давали самые сложные заказы, только они могли посещать другие миры и привозить оттуда всяческие интересные диковинки. Да и рабынь доставляли тоже они, одновременно торгуя живым товаром. С одной стороны дело было довольно опасным, невозможно просчитать, что встретит тебя на чужой планете, с другой — очень прибыльным. Конечно, расходы на дорогостоящие артефакты приходилось тоже предусматривать, ведь никто из привозимых не знал языка, да и некоторые особи попадались с довольно буйным и непредсказуемым нравом. Тем не менее, торговля процветала, принося очень хороший доход.

Сархат неторопливо рассматривал девушек, стоящих на остановках и торопливо идущих по тротуарам. Здесь очень важно было не ошибиться и выбрать именно то, что нужно. В основном, он забирал, так называемых, «ночных бабочек», они на удивление быстро привыкали к другим мирам, продолжая заниматься привычным ремеслом. Конечно, иногда появлялись заказчики, желающие приобрести женщину с определённым типом фигуры, или цветом глаз и волос. Тогда поиски затягивались.

Несмотря на позднее время, девушек оказалось достаточно, но он почему-то медлил, не торопясь возвращаться обратно.

 

Лена продолжала сидеть на остановке, прижимая к себе пакет и сумку и изредка трогая интересное украшение. Странный незнакомец, странное украшение, происходящее казалось сном. Рядом с тротуаром затормозила «Газель», и, вышедший из неё, мужчина направился прямиком к ней.

— Предъявите ваши документы.

Лена, покопавшись в сумочке, достала паспорт.

— Почему нет прописки? Приезжая?

— Да, я приезжая. После интерната искала работу и квартиру и не успела ещё зарегистрироваться.

У мужчины вспыхнули нехорошим огоньком глаза, зрачок будто играл, перетекая из вертикальной щёлочки в кругляшок. Он оценивающе оглядел худенькую фигурку девчонки, ничего особенного, но что-то продолжало притягивать его взгляд. Сархат чуть помялся и решительным жестом указал на машину:

— Садись, потом разберёмся.

Лена пожала плечами, начинать выяснять, почему и за что её забирают, не стоило, лучше потом разобраться на месте. Послушно поднявшись, она залезла в микроавтобус, попутно отметив, что поедет не одна. Перед тем, как захлопнуть дверь, мужчина сдул с ладони какой-то порошок, и все сидящие в салоне мгновенно погрузились в сон. Сев за руль, он активировал амулет перемещения и «машина» растаяла в ночном воздухе, охотник за живым товаром вернулся в родной мир.

 

Первый лорд метался по своему кабинету. Гнев, ненависть, презрение — всё смешалось в один яростный клубок. Этого не может быть! Наверное, Мировой Эфир подшутил над ним, жестоко подшутил. За что? За что ему в пару прислана именно эта невзрачная девица? Он сам вышел из Сердца Эфира, и ему не нужно было касаться этого хрупкого тельца, чтобы уловить зароненную туда искру. Просто издевательство какое-то!

Он заставил себя остановиться, вздохнул, пытаясь успокоиться. До чего дошло, уподобиться простым смертным, выказывая эмоции. Более того, поддаваясь им. Невероятно, невозможно…

Мерсер обратился к Голубому льду Имира, перекачивая вселенский холод в свою кровь. Стало чуть легче, но не до конца. Вновь возникающее желание разрушить пару вселенных до основания, в пыль, до мельчайших частиц не желало никуда уходить. В чём дело? Что же, чёрт побери, происходит?

Он надеялся, что избранница будет красивой и желанной, уже одной своей внешностью призывая к служению её фантазиям и идеям. Сердце рассудило иначе. Оно поместило искру творчества в серенькую мышь.

Ледяной лорд замер, осенённый простейшей мыслью. Конечно, Мировой Эфир и не думал подсовывать ему полное ничтожество. Дело не во внешности. Тогда в чём? Что такого есть в этой девочке, неведомого, нужного мирам? Или опять же дело не в мирах, а в нём самом. Тогда он просто что-то упустил из виду. Ярость ушла, сменившись на растерянность, а потом на сосредоточенность. Надо просто думать и попытаться понять замысел великого источника. Может быть не всё так плохо…

Как не странно, но разочарования он не испытывал. Противоречивые чувства, точнее говоря, противоестественные его холодной и рассудительной сути. Наверное, это и есть ответ. Невозможно, обладая лишь беспристрастной внутренней установкой, стать истинным создателем. Ему придётся меняться. Во всём — в привычках, взглядах. Тяжело, всё это существовало такое количество лет, что даже он и сам затруднялся сосчитать. Оставался ещё один неразрешимый пока вопрос — как это сделать?

Пока ему удалось понять только одно, эта невзрачная девочка и должна разбудить его душу, которую он сам заботливо укутал в ледяной панцирь. Вызвав к себе сферу просмотра, он решил глянуть, чем занимается его младший лорд. Гримьер ничем не занимался. Он просто сидел в машине, погружённый в невесёлые думы. А где же девчонка? Заданный сфере поиск ничего не дал. Она словно испарилась, исчезла из своего мира. Не только с планеты, а из родного мира вообще.

 

 


Пролог | Браслет силы | Глава 2