home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Рассудив логично, что возвращаться легче — я, соблюдая предельную осторожность, стал подниматься на нулевой этаж.

К моему глубочайшему изумлению, никаких дополнительных караулов при выходе из подземелья не оказалось. Как и сладко дремлющего за столом дежурного, у которого все нормальные киногерои обычно похищают связку ключей от темницы. На лестничной площадке, которой в зависимости от направления начиналась или заканчивалась лестница, были только одни двери — выход в холл донжона. Оставалось набраться храбрости и потянуть створку на себя.

— Черт побери этого купца со всем его товаром! — рык барона заставил меня изменить решение. Похоже, в этом акте мой выход на сцену явно станет лишним и преждевременным. — Вы хорошо смотрели?!

— Ваше сиятельство! — с некоторой обидой вскричал кто-то невидимый, но чей голос я уже однажды слышал. — Да мы не то что товары просмотрели, мы все телеги разобрали по досточке.

— Черт и еще раз черт! Куда же он спрятал эти треклятые мощи?! Проглотил, что ли? Прежде чем в замок въехать?..

— Прикажете посмотреть содержимое желудка? — вполне серьезно уточнил собеседник фон Шварцрегена.

— Не сегодня…

Барон помолчал немного и продолжил:

— Очень может быть, что Круглей что-то заподозрил и спрятал реликвию в лесу, неподалеку от замка.

— Да, это возможно. Отдайте его Гансу, и, клянусь Господом, купчишка очень быстро все вспомнит.

— Это если мы с тобой не ошиблись и мощи действительно у купца. А если — нет? Ведь отпускать его после такого разговора уже нельзя… Сейчас Круглей считает, что мы действуем от имени варвара, и не посмеет жаловаться в Гильдию. Но стоит хоть чуть-чуть приоткрыть карты…

— Господину барону так жаль русского купца?

— Глупец. Да я десяток этих еретиков из Белозерья убью и не покаюсь, но Гильдия… Черт! Я думал, что это всего лишь пустячная просьба магистра, исполнить которую будет легко и просто. А потом, с помощью ордена, я отберу у брандербуржцев какой-нибудь нормальный город и навсегда забуду об этом лесном хуторе… И что теперь? Выставить себя на посмешище перед магистром? Барон фон Шварцреген, на своей земле, не в состоянии справиться с купцом?!

— Но, ваша светлость…

— Не продолжай. Да, сам купец в моей власти, но за ним стоит Гильдия. И это только вопрос времени, когда их дознатчики сумеют разнюхать, что случилось с белозерским обозом на самом деле. Пусть на это уйдет не один год, но все равно — Гильдия узнает правду. И тогда мне не поможет даже орден. Разве что от всего отречься и стать храмовником.

— Господин барон, вы преувеличиваете возможности этих толстосумов.

— Нет, мой друг, — барон явно вздохнул. — Я их преуменьшаю. Поверь, если в этом мире что-то и нельзя купить за деньги, то это — покупается за большие деньги. А Гильдия, если захочет, сможет предложить такую цену, что меня им продаст сам магистр.

— Так что же нам делать?

— Принимать гостей…

Несколько секунд висела тишина, а потом собеседник фон Шварцрегена переспросил:

— Ваша светлость, я верно расслышал?

— Если не глухой, то должен был, — насмешливо ответил тот. — И я не понимаю твоего удивления. Те претензии, что мы высказали от имени якобы нашего слуги, купец согласился удовлетворить. Препятствий не чинил. Товар позволил — и осмотреть, и пересчитать. Кстати, опись составили?

— Нет.

Тишина, повисшая после этого, была красноречивее любого возмущенного окрика или недоуменного вопроса.

— Круглей предоставил нам свой список, по нему и сверяли, — торопливо объяснил собеседник фон Шварцрегена.

— И что? Все сходится?

— Не совсем, господин барон.

— А точнее?

— Кроме внесенных в опись товаров, нами найдено несколько разрозненных комплектов оружия и части доспехов.

— И?

— Круглей утверждает, что это законная добыча охранников обоза. То, что они сняли с убитых в бою разбойников.

— Почему нет? Мы же с тобой знаем, что на обоз нападали?

— Да, господин барон. Я же сам к Пырею ездил. Но купец говорит, что на обоз нападали дважды. И последний раз не далее чем в переходе от замка.

— А на него нападали? — в голосе барона явно сквозило удивление.

— Видите ли, ваша светлость…

— Не юли, святоша. Я же все равно все узнаю.

— Да, господин барон. Нападали…

— А я приказывал?

— Нет, но это был последний шанс разграбить обоз и запутать следы, пока они еще не вступили в наши земли.

— Объясни?..

— В Западной Гати, да и в самом Белозерье — сейчас очень много говорят о каком-то великане-людоеде, якобы объявившемся в тех местах. Он де и княжича убил, и шайку Пырея, и еще кого-то. Вот и белозерский обоз можно было людоеду этому приписать.

— А на самом деле? Соображения есть?

— Молва частенько объединяет вместе совершенно разные события. Княжича могли другие наследники убрать, дело не новое. Десятника гатинского — действительно медведь мог задрать. Но все эти слухи нам не интересны. А вот то, что некий воин очень вовремя, вернее — совсем не вовремя, появляется и помогает Круглею от разбойного нападения отбиться — это понять следует. При этом стоит заметить — воин тот изрядно в ратном деле искусен. Потому что во второй раз ему не тати из беглого люда противостояли, а наши кнехты. Фридрих по моей просьбе самых лучших отобрал из тех, кому такое доверить можно. И все они в лесу остались…

— Думаешь, князь отправил одного или нескольких дружинников тайно сопровождать обоз?

— А вы бы так не сделали.

— Гм?.. Очень даже может быть, — хмыкнул барон. — Тогда весь наш театр тем более теряет смысл. Круглей оставил реликвию у этого своего воина-хранителя, и обратно к товарам положит, только после того, как уйдет из замка.

— Да, ваша светлость, я кое-что еще странное заметил… с товаром.

— Говори.

— Он собран не для продажи…

— Это как?

— Вы же понимаете, господин барон, что в купеческую лавку ходят не только богатые, но и бедняки.

— Ну…

— И каждый купец, чтобы торговать с прибытком, всегда имеет и дорогие вещи, и те, что дешевле. Пусть немного, но обязательно. Где хороший меч, там и парочка кинжалов поплоше. Где бархат, там и сукно. А у Круглея все только самое лучшее. Так только кому-то под заказ или в подарок везут. Но даже не это главное. Среди товаров гостя очень многое, если не все, можно в самом Белозерье продать. И с хорошим прибытком. Спрашивается: зачем такое добро невесть куда тащить, рискуя в пути все потерять?

— Да, задал нам купец задачу. А ты еще спрашивал, почему я его угостить хочу. В общем, так… Ступай к Круглею. Скажи, что мы не разбойники, а только хотим соблюдения закона. А потому он сам может отобрать ту треть, которой рассчитается с варваром.

— Как прикажете…

— Не перебивай!.. Еще скажи, что если он не торопится, а свой товар сберечь хочет — пусть оценит сумму выкупа. И завтра, когда варвар наш вернется, он сможет предложить ее своему спасителю вместо товара. А потом — зови всех обедать. Купца и его старшого в палаты, прочих — сам куда-нибудь пристрой. Но чтоб упились вусмерть.

— А что с девкой делать? Вы все же будете предлагать Круглею ее в обмен?

— Пока ничего. Я еще не решил, разыгрывать эту карту или просто выбросить из колоды. Будем пить вино, разговаривать и думать. Авось дорогой гость сам подскажет мне правильное решение.

* * *

Раньше я был уверен, что ненароком подслушанные судьбоносные разговоры придуманы исключительно авторами мыльных опер для резкого поворота сюжета. Особенно когда муза ушла пудрить носик. До того дня, пока совершенно случайно, у дверей раздевалки, не услышал после тренировки беседу двух девушек, обсуждавших мои достоинства и недостатки. В результате — я пригласил на свидание совсем не ту, которую собирался раньше. И не пожалел…

Мы встречались пару месяцев, пока я, так же случайно, не услышал другой разговор, объясняющий происхождение предыдущего.

«О, женщины! Коварство — ваше имя!»

К счастью, тут я имел дело с примитивными мужчинами. И предположить, что барон специально ждал меня у двери, отслеживая с помощью датчиков движения, установленных в темнице, — мог только сумасшедший параноик. Повезло просто…

А теперь, вместо растекания мыслями, лучше подумать: что делать дальше?

Впрочем, в данной ситуации, как раз и думать нечего. Пока Круглея пытаются напоить, у всех нас есть фора во времени. И использовать ее надо с наибольшей пользой.

Я быстро сбежал этажом ниже и подошел к двери комнаты, в которой содержали Чичку. Заглянул в окошко — девушка по-прежнему крепко спала, или… умело притворялась.

Отодвинув засов и стараясь сильно не скрипеть, я потянул на себя створку и шагнул внутрь.

Понять, спала девушка или нет, не судилось, — грохот свалившейся скамьи, поставленной поперек двери, разбудил бы и мертвого.

— Кто здесь?! — Чичка вскочила с лежанки и схватила со стола подсвечник.

— Тихо… — я спешно прикрыл дверь. — Не шуми. Стражников накличешь.

— Степан? — не так громко, но все же недостаточно тихо воскликнула девушка. — Ты? Здесь?..

— Я, я… Только не шуми. Наверху никого нет, но нижний ярус я еще не проверил.

— А что ты здесь делаешь?

— Дрова рублю…

Вот уж никогда не думал, что тоже буду выступать в роли героя, беседующего со спасенной красавицей. Хорошо хоть с поцелуями на шею не бросается. Ага, как же! Не успел я сформулировать мысль до конца, как Чичка сперва радостно завопила «Степан!», а потом кинулась ко мне с распростертыми объятиями. Уф!.. Ладно, подожду, может, успокоится немного. Так чтоб и поговорить можно было. Пока целует, хоть не орет.

Гм, а целуется сладко… Жарко.

Стоп! А то мозги совсем расплавятся…

— Ну, ну… все хорошо, — используя очередную банальную фразу, я чуток отстранился. Вернее, отодрал от себя девушку и отодвинул ее на расстояние вытянутых рук. — У тебя тут есть какие-то вещи?

Удивить — победить. Чичка замерла на мгновение, собираясь с мыслями, а потом отрицательно мотнула головой.

— Вот и славно. Значит, можем убираться отсюда.

— Куда?

— Расскажу по пути.

— Как?

— Увидишь…

Тьфу! А ведь и сам всегда возмущался глупейшим сценам во всех фильмах, когда герои, вместо того чтоб потратить две минуты и все объяснить, отделываются непонятными междометиями. И потом удивляются, что партнеры их не понимают и действуют по-своему.

— Да, ты права. Присядем на минутку.

Девушка дала увлечь себя на лежанку и послушно опустилась рядом.

— Мне неведомо, что ты знаешь, а чего нет, поэтому рассказываю по порядку. Мы в замке барона фон Шварцрегена. Круглей с обозом тоже. Барону нужно что-то от твоего дяди. И тебя похитили его люди для обмена. Пока барон пытается договориться с Круглеем по-хорошему, но вряд ли его терпения хватит надолго. И хоть барон опасается Гильдии, он пойдет на все, чтоб угодить магистру ордена.

— Я ничего не…

— Подожди. Выслушай до конца. Единственный способ заставить барона отпустить Круглея живым — это дать понять, что его замысел раскрыт, и Гильдии даже искать злодея не придется. И это можешь сделать только ты.

— Я?

— Да. Выбраться сейчас из замка можно только тем же самым путем, как ты в него попала. А я сквозь Переход пройти не могу. Поэтому ты вернешься в Западную Гать. Найдешь Носача и расскажешь ему всё. А чтоб магистрат города не препятствовал добровольцам оказать помощь купцу — скажешь, что Гильдия объявила за это большое вознаграждение. Сколько — это пусть Круглей сам решает, когда за стенами крепости окажется. Ты все поняла?

— Да.

Судя по взгляду, Чичка не врала. Она и в самом деле ухватила суть.

— Вот и отлично. Теперь запасной вариант. Если обещанное вознаграждение не поможет, или по какой иной причине охотников окажется слишком мало — это тоже не страшно. Важно, чтоб они как можно быстрее объявились под стенами Шварцрегена. И заставили барона задуматься: стоит ли овчина выделки. А ты тем временем седлай своего Орлика и лети в Белозерье… Если поторопишься, в четыре-пять дней обернешься. Не думаю, что увидев княжескую дружину, барон по-прежнему будет упорствовать. Тем более что он еще ничего непоправимого не сделал, а я приложу все усилия, чтоб и не делал…

— Спасибо, — девушка опять потянулась ко мне с поцелуем.

Нет, я конечно же согласен, что молодец заслужил и всякое такое, но — каждому овощу свое место, а потехе — свой час.

— Пойдем. Сейчас каждая минута на счету.

Это я, естественно, загнул. В эпоху конно-пеших скоростей и пара часов не больно влияет на ход событий, но расслабляться не надо. Хотя бы потому, что вдруг барон заскучает по своей пленнице, или еще кому взбредет в голову идея: проведать одинокую узницу. Ну, хотя бы тому же святоше, что с бароном беседовал, захочется отпустить девушке грехи или сотворить с ней перед сном… совместную молитву.

Видимо, Чичка тоже это поняла, потому что прекратила глупости и поднялась с лежанки.

— Идем…

Теперь оставалось найти ответ только на один вопрос. Все ли я правильно рассчитал. И если да, то не ошибся ли с местом входа в телепорт. Мало ли, может, фон Шварцреген установил его в конюшне? А что, как в моем мире — гараж под домом. Удобно. Даже комнатные тапочки снимать не надо. Встал с дивана — и за руль. Так и тут… Например, гонец вышел из телепорта, прыг на лошадь — и дальше поскакал.

Но тут уж гадать бессмысленно. Пока не увидишь, не узнаешь.

* * *

Последний лестничный пролет упирался в площадку, на которую смотрело три двери. Вернее, смотрела только одна, две другие были заперты. Но и этой одной хватало с избытком, поскольку она вела в караулку! Хорошо я, помня слова Круглея о том, что портал вряд ли окажется без присмотра, оставил Чичку маршем выше, а сам последние ступени преодолел с максимальной осторожностью. Сюрприз, однако!

Внутри, за широким дощатым столом играли в кости четверо охранников. Вели они себя довольно беспечно, наверное, в замке барона слишком давно ничего не происходило. Парни шумели, бурно и темпераментно обсуждали каждый бросок, насмешничая над неудачником и поднимая кружки за победную комбинацию. Похоже, играли не на деньги, иначе трудно объяснить, чему радоваться, если в выигрыше оказывался один, а проигрывали трое… В общем, те еще разгильдяи.

И если б не открытая дверь на площадку, я бы даже заморачиваться не стал. В том шуме, что они поднимали, можно было не торопясь перегнать стадо коров и никто из стражников ничего бы так и не услышал. Зато, по закону подлости имени Мерфи, как только мы с Чичкой сунемся к телепорту, кто-то из них обязательно оторвет глаза от столешницы и посмотрит в коридор. А в мои планы это не входило.

Для того чтоб затеянное спасение Круглея приобрело хоть какой-то шанс на успех, исчезновение Чички должно оставаться незамеченным как можно дольше. Да и после обнаружения пропажи желательно, чтобы барон не сразу сопоставил побег девушки с наличием в подвале замка телепорта, ведущего (как я надеялся) в Западную Гать.

М-да уж, задача. Во-первых — двое не один, незаметно прошмыгнуть не получится почти наверняка. А во-вторых — в какую дверь ломиться? Где телепорт? Прямо или налево? Мужская интуиция подсказывает, что «налево» вернее, а логика пока молчит. Не хватает данных. Значит, будем собирать… Благо стражники засели прочно и никуда не собираются до смены караула… Кстати, еще одна неизвестная переменная в моем уравнении. Когда у них пересменка? А что, если в самом скором времени?

Нет, это вряд ли. Даже самый последний раздолбай и балбес перед непосредственным появлением командира начинает изображать видимость старания. Так что, если бы стражники ожидали смену, они бы не костями по столу стучали, а чистили оружие или делали еще что-нибудь, наглядно демонстрирующее их служебное рвение и усердие. Вот и добре. Хоть тут не надо напрягаться…

Итак, имеем две двери. Похожих одна на другую, как в игре «Найдите десять отличий». А мне столько и не надо, хватит одного… Но такого, чтоб подсказало: «Где находится нофелет?»[53] Только в чем их искать? Толстая дверная коробка, то ли просмоленная, то ли сама со временем потемнела от сырости и копоти. Глухое полотно. Доски не широкие, но подогнаны плотно. Створки немного светлее, чем коробка — видимо, из другой древесины. И засов. Широкий, мощный. С навесным замком.

От такого открытия я даже мотнул головой и усиленно проморгался. Вот и подсказка. Засов установлен только на одной двери! А что это значит? А это значит, что в дверь без засова и замка могут открывать не только снаружи, но и изнутри. Вопрос: как много в подвалах помещений, где люди появляются, не зайдя туда из коридора?

Ай да я, ай да сукин сын! Сорри, Александр Сергеевич, я хотел сказать: «Молодец молоток, вырастешь — кувалдой станешь». Осталось решить, как мимо охраны прошмыгнуть?

Вариантов не много. Отвлечь или изолировать. Первый — я иду в караулку и загораживаю дверной проем. Пока со мною разбираются — Чичка проходит в комнату с телепортом. Второй: запираем охранников в помещении — благо дверь наружу открывается, а скамейку принести недолго. И, пока они ее вышибают, Чичка опять-таки уходит.

Минусы второго варианта. Как только охрана вырвется на свободу, побег пленницы будет раскрыт, и вся фора испарится, как летний туман. Барон ведь знает, куда ведет телепорт. И купца возьмут в оборот по полной программе. На этом этапе фон Шварцреген еще не испугается огласки. Чичка толком ничего не видела, и будет только ее слово против его слова. А в этом времени, насколько мне помнится из пролистанного по диагонали «Домостроя»,[54] женщинам до равноправия еще как до Москвы на карачках ползти. Ее и слушать никто не станет, если муж рядом не встанет.

Минусы первого варианта. Я засвечусь. Сперва сойдет. У меня и легенда наготове, в виде пустого ведра. Но барон не дурак. И как только обнаружится пропажа девицы, вмиг «два плюс два» сложит. Доказать не сможет, но вряд ли они, эти самые доказательства, ему сильно понадобятся. Да и я не уверен, что смогу молчать слишком долго, особенно если пальцы в двери защемить…

Зато этот вариант позволяет выиграть время. Повезет — много времени. Глядишь, пока до пыток дойдет, уже и добровольцы с Гати подтянутся. А если с ними и Носач придет, совсем хорошо. И уж он, насколько я успел понять характер десятника, найдет убедительные слова для барона.

Что ж, решено…

Я поманил к себе Чичку и указал ей на дверь без замка.

— Там внутри Переход. Что тебе предстоит сделать, повторять не буду. Думаю, помнишь. Я сейчас пойду заговаривать зубы караульным, ну а ты действуй…

— Степан…

— Потом. Все потом. Уцелеем сами, поможем Круглею — тогда и поговорим.

— О дяде и о нас — можно и потом, — согласилась девушка, не отрывая взгляда от моих глаз. — А я от себя хочу спасибо сказать.

— Не за что… Цветочек. И остановимся на этом, — я мягко освободился из ее объятий. — Мне сейчас ясность мысли нужна.

— Хорошо, — неожиданно покладисто уступила Чичка. — Но помни, ты мне должен. Так что, будь добр, постарайся уцелеть.

«У нас теперь есть только два выхода… — пронеслось с истерическим смешком в голове. — Либо я ее веду в загс, либо она ведет меня к прокурору!» — «Не надо!» — «Сам не хочу…»

Вот уж действительно, не было печали. Ладно, поживем — увидим, чего там суждено.

— Обещаю…

Не дожидаясь ответной реплики, я выставил впереди себя ведро и, умышленно громко топая, пошел в караулку. Остановился, как и задумал, прямо в дверном проеме, очень надеясь, что ширины моих плеч хватит, чтобы надежно заслонить просвет.

— Ты кто такой? — вскочил на ноги сидевший лицом ко мне стражник. — Откуда тут взялся?

Пьяно таращась на караульных, я пробормотал нечто невнятное и протянул им пустое ведро. Спиной и затылком ощущая, как позади к дверям телепорта прошмыгнула Чичка. Вот они негромко заскрипели, заставив меня изобразить приступ кашля, потом — снова затворились.

— Фридрих… это… еще… — я произнес слова так, словно вытаскивал их изнутри за воротник, и опять показал пустое ведро.

— Эй, Карл! — вскочил второй охранник. — Это же тот самый варвар, что сегодня с нашим капитаном схлестнулся. Похоже, они с Лисом хорошо посидели. Парень за добавкой пошел. Только направление перепутал. Эй, чудило, тебе вверх надо! Понимаешь?

— Да, — четко и внятно ответил я. После чего улегся вдоль порога, чуть повозился, устраиваясь поудобнее, и громко захрапел.


Глава третья | Витязь в медвежьей шкуре | Глава пятая