home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







4.


Прошлый раз эти места они проходили ночью, потому останавливаться на ночлег на Спокойном острове тогда смысла не было. К тому же, тогда они шли после столкновения с орками у заставы, а нынче…

Нынче всё было тихо. Новый дозор наверняка отследил их, отметил прохождение прама в журнале, и вернулся к своим делам. Даже если кто-то из порубежников прочёл название прама и вспомнил случившееся не так давно, это ничего не меняло. Порубежникам запрещено было высовываться без особой причины. А трапперы слишком торопились, чтобы подходить к берегу.

Но вот теперь прямо перед ними лежал остров, небольшой и не слишком заросший, но очень уютный и главное - отчего-то крайне редко посещаемый орками. Правда, водяные тролли вокруг него всё же случались, но нечасто.

Тем не менее, когда прам подошёл к берегу, Ворчун не стал убирать пары, а Вилли и Чёрный Рок застыли у картечниц. В случае чего, если разведка обнаружит врага, орков или троллей накроет шквал огня… Ворчун любил сюрпризы, и один из них покоился в обоймах картечниц. Может быть не самый неожиданный - разрывные пули трапперы использовали всегда,- но крайне редко пулевые осколки несли на себе ещё и кое-какое ядовитое вещество, от которого орки умирали столь же скоро, как и от прямого выстрела в голову. То ещё оружие, что и говорить…

На разведку Ян отрядил себя, а прикрывать его отправился Наката. Более слаженной пары в прайде не было - а сейчас многое зависело именно от их слаженности и согласованности действий.

Подобно большому сильному зверю, прам пыхтел двигателем - тихо и оттого ещё более грозно. Неподвижностью своей напоминая каменных истуканов, замерли за картечницами Вилли и Рок.

Ян спрыгнул в воду и погрузился в нее чуть ли не по пояс. Будучи ниже его ростом, Наката ушел еще глубже. В течение нескольких мгновений разведчики осматривались. Потом Ян шагнул вперёд, а Наката остался стоять, держа в руках не привычный меч-катану, а арбалет-десятизарядку. Хоть и не любил он стрелять, и стрелком был не лучшим, но нажимать на спусковой крючок умел, а сейчас был именно тот случай, когда следовало наступить на горло собственной песне и взяться за нелюбимое оружие.

Он первым уловил движение в дальних камнях, но пускать стрелу не спешил. Хорош бы он был, если б стрелял на каждое движение, какое умудрялся заметить! В конце концов, даже здесь, на реке Великой, не каждый встречный - враг.


Это был эльф - Наката узнал его сразу. Яну потребовалось еще несколько лишних мгновений, но потом и у него исчезли последние сомнения.

Желто-зеленая, словно бы пергаментная кожа, светлые, собранные в пучок на затылке волосы, длинный чуть провисший на кончике нос, плотно собранные тонкие губы. И миндалевидные узкие глаза. Не красавец! К тому же, как и все эльфы, не слишком дружелюбно относится к любому посягательству на собственное одиночество.

Те, кого колонисты назвали эльфами, и сами-то крайне редко обретались числом более двух. А уж когда к тебе в компанию навязывается сразу полдесятка чужаков - для них это было страшнее самой жуткой зубной боли. Этот эльф ничем не отличался от своих собратьев. К трапперам, прибывшим на остров, он отнёсся очень подозрительно и настороженно, если не сказать - враждебно.

В руках его был короткий эльфийский лук - оружие достаточно могучее, чтобы наводить трепет даже на видавших виды трапперов с их прекрасным, по меркам Тарона, оснащением. Если учесть все те слухи, что ходили в трапперской среде, про отравленные стрелы, про застревающие в ране наконечники, которые невозможно вынуть целыми уже хотя бы потому, что они сделаны из закалённого особым способом стекла…

В общем, Ян поспешил вскинуть ладонь в общепринятом знаке миролюбивых намерений, и только тогда вздохнул с облегчением, когда эльф последовал его примеру и назвался.

- Иг-ку-бака, - приблизительно так звучало его имя на грубом для их гортани всеобщем языке. Всеобщий давался эльфам с заметным трудом, примерно как русский немцам или китайцам. Когда эльф говорил, это именно так и выглядело.

- Ян, - ответил траппер, и тут же со стыдом вспомнил, что короткими, односложными именами у эльфов зовут если не рабов, так низкорождённых. Поправляться было поздно, и Ян испытал смешанное чувство раздражения и восхищения, когда Наката умудрился разбить своё имя аж на целых четыре слога. И, пусть ни один нормальный человек никогда не произнёс бы его имя так, Н-ак-а-та был все же выше родом, чем Иг-ку-бака. Поэтому эльф немедленно отвесил ниппонцу церемонный поклон. Мол, признаю твое превосходство, готов служить в меру сил.

- Интересно, на сколько слогов можно разбить прозвище Ворчуна? - прошептал Ян.

Произнесено это было тихо, на пределе слышимости, но Наката услышал. Он должен был оставаться серьёзным - ломать комедию перед их нечаянным попутчиком, но удержаться не смог: ухмыльнулся почти открыто.

Эльф, на их счастье, этого не заметил.


Иг-ку-бака был из той немногочисленной, очень отчаянной и крайне непопулярной среди обычных трапперов братии, которая именовалась вольными трапперами, или следопытами. Вооружённые штуцерами или другим дальнобойным оружием, они выходили на тропу и начинали преследование орков и водяных троллей. Убитых обдирали как липку… в прямом смысле этого слова. То бишь сдирали кожу, имеющую промысловую ценность. Обычно добыча их составляла порядка десяти-двадцати марок, лишь изредка - сотни. Но тут уж ничего не поделаешь…

Кстати, среди вольных трапперов всегда было много эльфов. Наверное, в первую очередь потому, что они все были одиночками. Вот как этот эльф, к примеру. Проведя их в свой лагерь, он этим уже оказал прайду и лично Яну величайшее доверие. Правда, сильно нервничал и руку от пояса, с висевшим на нем кинжалом, почти не отнимал. Тонкие «музыкальные» его пальцы нервно перебирали узкий, троллячей кожи ремешок, ни разу не убежав далеко от рукояти.

Видя это, Ворчун, эльфов всегда недолюбливавший, откровенно переложил поудобнее карабин. Мол, можем и потягаться, кто быстрее. Ян - тот старался просто не обращать внимания на нервную обстановку. Пройдясь по небольшому временному лагерю эльфа и обнаружив поодаль два связанных воедино каноэ, он вернулся обратно, к горящему без дыма и излишнего света костру.

- Твои там? - кивком указав на каноэ, дружелюбно спросил он.

Эльф чуть заметно вздрогнул, ответил после небольшой заминки:

- Мо… мо-и…

- Да не бойся ты! Мы своих не трогаем! - дружелюбно приложив эльфа по плечу своей лапищей, заверил беднягу Вилли. - Небось, шкурки там лежат? Так мы не за шкурками идём. Мы, ежели всё получится, такие деньги огребём, по сравнению с которыми твои жалкие марки…

В этом был весь Вилли. Он и не собирался хамить, но - нахамил крепко. Однако эльф, представитель самой холодной и рассудочной расы Тарона, стерпел и смолчал. Только глаза в землю уткнул, да губы сжал так плотно, что их и не видно стало почти. Широко улыбающийся Вилли, даром что Простак, почуял неладное и руку убрал. И замолчал неловко, не зная, что делать дальше.

- Нам и в самом деле нет интереса в твоей добыче, - присев у костра и глядя в огонь, заметил Ян. - Скажи лучше вот что… Ты давно по Тропе идёшь?

- Семь д-ней… - умудрившись выговорить всю фразу удивительно чисто, ответил ему эльф. - Семь ночей!

Ян бросил быстрый взгляд на Ворчуна. Тот лишь плечами передёрнул. Да, этот эльф прошёл по реке Великой, иначе говоря - по Тропе, в самое горячее время. Должен был что-то видеть. Вот только как хоть слово из него вытянуть, если говорить вдруг не захочет?

Эльф, однако, и сам понял невысказанное и недосказанное.

- Я с тобой говорить… - ткнув Н-а-ка-те в грудь сказал он решительно. - Быстро-быстро!

Наката, виновато покосившись на Яна, поплёлся следом за эльфом.

- Ждать! - велел Ян, нисколько не обескураженный. По крайней мере, внешне этого никак не выказывая. - Рок, я не вижу ужина!



предыдущая глава | Принесите мне дракона | cледующая глава