home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement













4.


Трудно маленькой группе людей на враждебной земле. Трудно, даже когда эта группа закована в броню, хорошо вооружена, экипирована, и - все здоровы. Куда труднее, когда в ней нет ни одного, вышедшего из переделки более или менее целым. И уж совсем беда, когда на руках у двух чуть более целых - двое тяжёлых.

Двое, ибо к Накате, который, пройдя чуть менее двухсот сажен по буреломам, без сил рухнул на прелую листву, добавился Ворчун. Старший гном был упёртым до безумия, но даже его упёртости хватило ненадолго. Ожоги горели огнём, кожа кое-где воспалилась. Вот и ругался по-чёрному, лежа на животе и сжимая бессильно пудовые кулачищи, когда его спину смазывали какой-то мазью из запасов Яна. Терпел, надеясь на облегчение.

Ян, оглядев его раны, покачал головой и отозвал в сторону Вилли. Маленький гном, хоть и носил прозвище Простак, дураком не был.

- Совсем плох? - спросил тихонько.

- Хуже, чем у Накаты, - честно признался Ян. - У того хотя бы рана не загноилась - вовремя мы её обработали. А у Строри на левом боку явные нагноения.

- Так мазь же! - встревожился Вилли. - Подумаешь, ожоги! Что нам, гномам, ожоги?

- Мазь поможет там, где гноя нет, - терпеливо пояснил Ян. - Там, где есть воспаление, поможет его снять. Гною поможет выйти. Но не при обширных ожогах. Ворчун же - одна сплошная головешка. И, посмотри, он прошёл-то чуть, а лежит пластом, как будто ему, а не Накате ногу переломали.

Вилли издал тяжелый вздох.

- И что делать?

- Костёр запали. Сегодня мы уже никуда не пойдём, - Ян огляделся. - Место подходящее, орки, если даже близко подберутся, под нашими стрелами будут. Чует моё сердце, Наката с Ворчуном - не ходоки на сегодня.

Вилли отправился выполнять приказ, а Ян задумался. Усевшись на коряге и старательно изображая из себя часового, он лихорадочно искал выход.

Прорываться сушей с двумя тяжёлыми на плечах? - Безумие. Невыполнимо. Все погибнут.

Бросить друзей и прорываться самим? - Немыслимо. Даже если друзья сами об этом попросят.

Оставаться на месте, всего в трёхстах саженях от берега, в местах, где орки бродили всегда? - В конце концов, те на них наткнутся. И дай бог, чтобы смерть их была быстрой! После пребывания в башне Ян теперь несколько сомневался в расхожей байке о принадлежности орков к «неразумным и бездушным тварям».

Трапперы порой практиковали временные лагеря, но народу там бывало поболе четырёх калек. Как правило, такие лагеря закладывали два-три прайда. Часто - больше…

Вдвоём им с Вилли не отбиться. Они и сами далеко не в порядке. Ян в последнем полёте так приложился грудью обо что-то круглое, до сих пор дышать больно. Может и рёбра треснули - кто ж их смотрел…

Он засунул руку в распахнутый ворот кольчуги. Пальцы наткнулись на нечто твёрдое, округлое, покрытое тканью. Ян удивился: что это могло быть такое, он представлял себе весьма смутно. Вытащив наружу увесистый мешочек из тёмно-бурой холстины, несколько мгновений непонимающе его рассматривал.

- Что за…

И тут же вспомнил. Ну да, тогда, в орочьей башне, он что-то схватил со стола - что-то небольшое, но тяжёлое. Это оно и было - «небольшое, но тяжёлое». С туго затянутыми завязками. В калейдоскопичном мелькании последующих событий он и думать забыл о своей нечаянной добыче, а тут, гляди-ка, сама о себе напомнила!

Ян попытался развязать мешочек, но, как ни примерялся к грубой волосяной верёвке, только ногти ободрал. Чертыхнувшись, вытащил из-за сапога короткий нож, поддел верёвку и зло, короткими резкими рывками её расчехвостил. Мешок наконец раскрылся, и стало понятно, отчего прежний хозяин столь туго затянул его - внутренний объем был несколько больше, чем содержавшийся в нём предмет. Когда верёвка спала, из плена грубой орочьей ткани прямо на землю гулко шмякнулся странного, тусклого металла, даже на вид тяжёлый и прочный, диск.

- Во как! - пробормотал Ян и позвал коротко. - Ворчун!

Тут он вспомнил, что Ворчун, обессилевший, лежит на земле, виновато кашлянул, поднял «диск» и потопал к гному сам. Тот дремал, похоже, но, взбудораженный окликом вожака, очнулся, и сейчас сонно моргал глазами, глядел вопросительно, непонимающе.

- Ворчун, - чувствуя себя последним мамуком, сказал Ян. - Глянь, что я в деревне у орков взял-то.

Ворчун принял диск, глазом не моргнув. Покрутил его так и этак. Хмыкнул в остатки растительности на лице.

- Не наша работа, - пробурчал задумчиво. - И не человеческая, однако… Чужая работа… Совсем чужая… У нас тут так чисто сделать не смогут. Смотри, какие петельки - их и не заметно вовсе! А вот и кнопка… Оп!

Ян слегка ошалело смотрел, как короткие, толстые гномьи пальцы ловко чего-то где-то нажали, чего-то где-то поддели - и диск буквально распался надвое. Вернее, с одной - верхней - половины откинулась крышка, обнажив плоскую дюйма четыре в диаметре поверхность с чёрным квадратом посредине. Квадрат этот недолго оставался тёмным. Экран - а это был именно экран, и ничто иное - вдруг замерцал, стал опаловым. Потом опаловое сияние сменилось светло-серым, и вдруг как-то неожиданно, без видимого перехода, на нем возникли разноцветные линии, какие-то значки, пятна.

- Это что еще за хрень? - пробормотал Ворчун, вертя «диск» из стороны в сторону, при этом не отрывая глаз от экрана. Закрыл крышку. Открыл. И снова они наблюдали пробуждение экрана, возникновение рисунка на нём. Мерцающую красную точку посредине.

Точку!!!

- Ворчун, - голос у Яна сорвался. - Ворчун, это же…

- Карта это! - вот уже и Наката приковылял к ним. Нависал над левым плечом Ворчуна, глядя поверх него. Ян, соответственно, нависал над правым.

Быстрый умом ниппонец первым определился с увиденным. Выдал заключение и теперь продолжил раздумчиво:

- Странно, у нас карты на коже делают, чтобы в воде не размокали, да на бумаге, если для богатея. А здесь - видишь как! Инопланетная это карта, Ян! Опять какой-нибудь придурок потерял, вроде нашего друга Сувона. А наши наниматели-то про неё ни сном, ни духом.

- Наката прав, - буркнул Ворчун, устраиваясь поудобней, зубовным скрежетом заглушая треск кустов, когда причинил себе нечаянную боль неловким движением.

- А красная точка? - уточнил Ян.

- Ты когда на карте своё положение отмечаешь, что ставишь? - вопросом на вопрос ответил Наката.

Ян осторожно взял из рук Ворчуна неожиданное сокровище. Изумительная была вещичка: тёплая на ощупь, даже на вид - очень прочная. На экране было видно всё, и Сильвана, и лес, и овражек, в котором они разместились на отдых. По краям экрана располагались четыре плоских рифлёных клавиши. Нажав на одну из них, Ян увидел, как красная точка медленно съехала в сторону. Карта сдвинулась, обнажая новый участок. Потом ещё раз. И ещё. Сколько раз нажимал Ян на клавишу, столько раз сдвигалась карта, показывая очередной квадрат четыре на четыре дюйма.

Ян что-то сказал. Вслух. Кажется. По крайней мере, тихий разговор двух инвалидов прервался, к нему подобрались поближе…

- Какая-то другая точка, - тихо сказал Ян. - Чёрная.

- Чёрная? - зачем-то переспросил, будто не видел своими глазами, Наката.

- Чёрная… - тупо повторил Ян. - И, мне кажется, она не так чтобы далеко…

- Эх, - вздохнул Ворчун. - Вот кабы сходить туда, глянуть, что там к чему. Вдруг она на еще какую инопланетную хрень указывает. Да не, точно указывает! Я не я буду, если не так!

- А вот пусть Ян и сходит, - предложил, воодушевляясь, Наката.

От осторожного и благоразумного Накаты подобного даже Ян не ожидал, хотя знал того, почитай, всю свою недолгую, но бурную и опасную жизнь. Покосился изумлённо, почти обиженно:

- А вы как же? Вас же сейчас мамук болотный хвостом походя завалит!

Наката остался невозмутим, ну а Ворчун… Гном просто продемонстрировал непристойный жест. Неясно только, в адрес ли мамука бедного, или же в Янов.

- А что такого? - вот и Вилли встрял в разговор, незаметно подобравшись к компании «старейшин». Увлеченный рассматриванием нечаянного богатства, Ян совсем забыл об осторожности. Так что при первых звуках голоса младшего гнома вздрогнул и чуть не выронил диск. - Давай сходим, Ян! Всё одно нынче делать нечего. Инвалидов наших сейчас разве только на тележке везти - негодные совсем. А место здесь тихое, удобное. Если что - отобьются! Да и недолго мы - обернемся на раз. Зато посмотрим, что за точка такая. Голые да босые возвращаемся, Ян!

Что верно, то верно. Забрать с «Гонца» весь груз целиком им было не под силу. Что можно было, снесли и закопали на берегу. Место ещё долго будет приметным с реки, не промахнутся. Остальное - троллиты да желчь - разложили по вьюкам. Вот только… разложили на четверых, а нести, похоже, предстояло двоим. Заодно с раненными.

- Сходим, - решился Ян. - Собирайся, Вилли. Пока рассветёт совсем, мы дотуда как раз дотопаем. Орки, если еще остался кто, в лесу поутру вряд ли болтаться будут - всё шанс проскочить.

- А чего тут собираться, - пожал плечами Вилли. - Всё моё - со мной. Пошли уж, чего тянуть?



предыдущая глава | Принесите мне дракона | cледующая глава