home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







3.


Тролль, выплеснув последние остатки сил, рухнул мордой вниз. Теперь можно было не бояться попасть под огненную струю или неуловимый глазу удар могучей лапы - теперь уже точно. И разъярённый Вилли бросился вперёд, стреляя из карабина, перезаряжая его на бегу и снова стреляя. Пули утыкались в броню, рикошетили, с противным визгом улетая в воздух или с глухим чмоком впиваясь в землю. Опасно было стоять и стрелять вот так, вплотную, но Вилли сейчас ни о чём другом не думал. Им двигала месть за погибшего старшего, и он забыл обо всём, кроме мести. Атаковал яростно, бездумно и впустую тратя патроны на уже мертвую добычу.

Ян с Накатой не препятствовали, но и за ним не пошли - поспешили к месту, где лежал Ворчун, распластанный и почерневший. Земля здесь ещё горела, и даже ступать по ней было горячо.

Гном лежал в небольшой ложбинке, уткнувшись лицом в землю, покрытый коркой сгоревшей ткани и кожи.

- Ворчун! - со стоном упав на колени, выдохнул Ян. - Ворчун, как же ты так?…

Наката, тот на колени не падал и руки в отчаянье не ломал - осторожно смахнул прах, и ему открылась кольчуга. Кольца её даже на вид выглядели горячими, но не расплавились. Не расплавился и шлем с ниспадающей на плечи кольчужной сеткой.

- Помогай! - хрипло попросил ниппонец, продолжая счищать с Ворчуна обгорелые ошметки. - Его на прам надо. Вместе понесем…

- Конечно! - Ян недоуменно взглянул на него. - Конечно, понесём - не здесь же оставим! Но ведь… мертвый Ворчун! Куда бежать?

- Кто - мёртв? - вскинул брови Наката. - Жив он, жив бродяга. Припекло его сильно, это да… Ничего, шкура отрастёт, ещё лучше будет! Гладкая да шелковистая, розовая - ещё красивше будет наш Ворчун!

- Ты не шути так! - завопил Вилли, подскакивая. - Ты чего тут несёшь?! Что, жив?!

- Жив, жив, успокойся, - повторил Наката, осторожно ощупывая Ворчуна легкими, почти невесомыми касаниями. - Давайте-ка поспешим…

Он поднял голову и бросил короткий, пронзительный взгляд на маленького гнома, на лице которого поочередно сменяла друг друга целая гамма чувств - надежда, удивление, восторг, злость и не унявшаяся ярость.

- Вилли, ты бы остался, что ли? Надо ведь и добычу нашу оприходовать, и жидкость огненную. Не забыл, ради чего Ворчун своей шкурой рисковал?

Вилли застыл. Несколько мгновений он пожирал Накату ненавидящим взглядом, но спорить не осмелился - в нём, как и в любом гноме, слишком много было дисциплины и порядка. И приказ старшего не обсуждался никогда. Потом в глазах его злость и ненависть сменились пониманием.

Так и не раскрыв рта, он повернулся и поспешил к мёртвому троллю. Время ведь и в самом деле не ждало - тролль разлагался быстро. Разлагалась - но только на нём - и сверхпрочная шкура, и внутренности, в которых была та самая огненная жидкость. Наката был прав, когда требовал от младшего гнома поспешить…

А Ворчуна понесли - очень медленно и осторожно, к берегу, вдвоём. Гном был в беспамятстве, но теперь и Ян видел - жив.


Ворчун мало помнил из того, что с ним случилось. Пребывая в том странном состоянии оцепенения, когда даже боль не доходит до сознания, он не мог ни пошевелиться, ни слова сказать. Только понимал - его куда-то волокли, отчаянно пытаясь успеть и, видимо, не понимая, что - поздно. Он всё понимал, и удивлялся, и злился на товарищей, дурней безмозглых…

Потом, после кратких часов блаженного покоя и неги, спину будто кипятком обдало - а он, чувствуя, как нестерпимая боль все глубже вгрызается в тело, даже застонать не мог, пребывая в прежнем отстраненном оцепенении. Только сердце зашлось да пару раз сбойнуло. Потом его вроде бы положили, и боль стала ещё нестерпимей.

Ощущение реальности вернулось рывком, без перехода. И страшная боль во всем теле - болела спина, с которой сдирали доспехи, болели все кости, билась в истерике кровь в венах. Потом в одно мгновение - будто кто-то выключателем щелкнул - вернулось зрение, и, пусть искажённый, но слух.

- Живой? - спросил склонившийся откуда-то сбоку, искренне напуганный Наката.

- Жи…вой! - с трудом вытолкнул из себя Ворчун. - А ты думал… что можешь, наконец,… мой топор… забрать?!

Длинная фраза отняла у Ворчуна все силы - все, до последней капли. Он уткнулся лицом в мягкую, набитую соломой подушку, и впал в блаженное забытье…

А потом его разбудила боль. Да такая, что даже Строри Ворчун, терпеливейший из гномов, не смог удержаться и не завыть. И даже подумать зло и неумно, что лучше уж лежать бревно бревном, и ничего не чувствовать, чем вот так мучиться. Но тут на его ор примчался Наката, чем-то прохладным и жгучим смазал спину… И боль, если не ушла совсем, то отступила - стало куда легче и приятнее дышать. К тому же Ворчун ощутил лёгкие горячие пощипывания - верный признак того, что всё не так уж плохо, и жить он будет.

- Наката, - позвал он, попытавшись повернуть голову. - Слышь, Наката! Что там у меня с жопой?

Речь к нему вернулась вместе со зрением и слухом. Сейчас, после применения некоей чудодейственной мази, боль немного отступила и к Ворчуну возвратилась способность думать. И бояться. Он немного представлял себе, что такое тролличье пламя, и боялся теперь - что спина его являет собой не что иное, как обугленную корочку на котлете. Сковырнув которую - добираются, наконец, до качественно прожаренного мяса.


- Тяжко нашему гному? - спросил Ян, стоя у борта и потягивая из большой жестяной кружки крепкий травяной отвар.

Наката только что подошёл к нему - усталый, но довольный. Отвечать не стал, только кивнул без слов, опёрся плечом о блокгауз. Молча же, взял у Яна кружку, отхлебнул крупно, с видимым наслаждением.

- Жить будет, - заверил наконец, прежде того словно бы и не замечая Янова нетерпения. - Недельку правда, на пузе пролежит пластом - спину у него даже не опалило - запекло как буженину! Я там обезболивающей мазью эльфийской смазал, кое-что попросту срезал… Ну, ладно, много срезал! Там всё равно уже мёртвое мясо было. Говорю же - буженина. Сейчас он спит… или притворился спящим. Болеть должно не сильно, так что пускай спит… Что делать будем, командир?

Ян слушал внимательно, между делом следя за тем, как Вилли с Роком переливают некоторое количество добытой огненной жидкости в бурдюк. Там было немногим больше половины, но, по их прикидкам, и этого должно было хватить. Наверное!…

Никто не пробовал применять троллий огонь без участия самого тролля. Никто не ходил по Великой в три здоровых траппера плюс один ученик. Никто не охотился раньше на дракона. Да и драконы раньше не летали над Порубежьем. Бог весть, чего стоило ожидать, но вряд ли чего-то хорошего и привычного.

- Надо будет где-нибудь пристать, жидкость троллью испытать, - сказал Ян тихонько. - Мы ведь даже не представляем, как её запалить.

- То ли спичкой её зажигай, то ли чем ещё… - немедленно подхватил Наката. - А вдруг там ещё какая жидкость нужна?!

- А заливается она откуда? - возразил подошедший Вилли, тщательно вытирая руки чистой ветошью. - Я ж целиком вырезал - там сплошной бурдюк с одной только дыркой. На ведро, может чуть больше. Наполовину пустой - на Ворчуна этот гад много потратил. Чёрт знает, как она загорается, но только никакой жидкости для этого не требуется. Она сама собой загорается…

- Пристанем, вот тогда и посмотрим, - сказал Ян, прерывая возникший из ничего спор. - Вилли, ты бочонок далеко убрал? А поставил хорошо, надёжно? Не хочу, чтобы у нас вдруг весь блокгауз на воздух взлетел. Или даже просто сгорел…

Вилли хоть и молод был - для гнома, был понятлив не по годам. Он быстро сообразил, что его присутствие рядом со старшими не столь обязательно, и послушно отправился прочь, на мостик. К Чёрному Року, одиноко несущему вахту.

- Ну, а я к Ворчуну пойду, - тут же заспешил прочь и Наката. - Хоть и не помрёт он, но присмотр за ним требуется постоянный.



предыдущая глава | Принесите мне дракона | cледующая глава