home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Стоял конец сентября, воздух был наполнен свежестью, небо ослепляло голубизной. Нейт поехал по боковым улицам к приозерному шоссе. Пейтон, сидя рядом с ним, любовалась видом из окна серебристого кабриолета и наслаждалась яркими янтарными лучами солнца, заливавшими город. Все было таким прекрасным, ярким и красочным, что у нее захватывало дух.

— Осень по-прежнему твое любимое время года? — вдруг спросила Пейтон.

— Да. Хотя в городе она совсем не такая, как дома. А ты скучаешь по своим граблям?

— Да, — ответила она.

Пейтон вспомнила, с каким презрением смотрел на нее Брэнд, когда она брала грабли и, не обращая внимания на обжигающее солнце, убирала опавшую листву. Брат считал, что это невероятная дурость с ее стороны. А потом неожиданно сзади ее хватали сильные руки, и раздавался дерзкий смех Нейта, и вскоре она сама оказывалась опрокинутой в разноцветную шелуху.

— Ты всегда мне помогал, — с грустной улыбкой заметила Пейтон.

Он коротко рассмеялся:

— А Брэнд — нет.

Нет. И папа тоже. И мама, которая всегда соглашалась с Брэндом и не понимала, зачем ее дочери возиться с этой грязью, когда садовник каждую пятницу убирает их двор. Они не понимали. А Нейт понимал.

Пейтон расслабилась и закрыла глаза. В ее памяти вспыхивали яркие осколки прошлого. Куча опавших листьев… Нейт стоит рядом и хохочет… А потом, когда она задремала, убаюканная урчанием мотора, видения стали другими. В ее сознании смешались прошлое и настоящее, воспоминания и воображение. Поцелуи, ласки… Нейт вдавливает ее в мягкий ворох опавших листьев. А вокруг пахнет землей и деревьями… И его имя легким вздохом сорвалось с ее уст:

— Нейт…

— Да, детка?

Пейтон резко выпрямилась. Краска стыда залила ее щеки. Она отчаянно искала какое-то удовлетворительное объяснение, боясь признаться, что задремала и увидела его во сне.

— Я… Долго нам еще ехать?

— Минут сорок, — ответил он спокойно. — У тебя еще есть время, если хочешь подремать.

Внутри у нее похолодело. Она с трудом выговорила:

— Что?

— Подремать. У тебя еще есть время.

Его глаза скрывали темные очки, на губах играла знакомая слабая улыбка. Нейт казался таким спокойным, теплым, уютным. Интересно, как бы он взглянул на нее, если бы узнал о ее сне?

Пейтон устроилась поудобнее на мягком сиденье и глубоко вздохнула, стараясь прогнать дрожь. Постепенно ее тело расслабилось, глаза закрылись. Уже засыпая, она услышала откуда-то издалека голос Нейта:

— Приятных сновидений.

Когда машина наконец остановилась, Пейтон проснулась, расправила плечи и вышла на улицу.

— Отличная погода, — заметил Нейт и достал из багажника старое одеяло.

Солнце ярко светило, волосы Пейтон развевались на ветру. Она закуталась в свитер и стала любоваться раскинувшимся перед ними пейзажем.

— Свежий воздух всегда придает мне бодрости, — сказала она.

— Может, тебе надо выспаться получше? — спросил Нейт и провел пальцем под ее правым глазом. — Немного опух.

У нее опух глаз? Замечательно!

— Кто-то приложил порядочные усилия, чтобы измотать тебя прошлой ночью. — Нейт довольно улыбнулся и расправил плечи.

Только он мог чувствовать удовлетворение при виде опухших глаз.

— Не знаю, не знаю. По-моему, я спокойно спала большую часть ночи.

Он засмеялся и направился к подъему.

— Ты хочешь сказать, что тебя ввели в транс? — шутливо спросил Нейт.

Пейтон пошла за ним.

— Нет. — Она демонстративно вздохнула. — Я отключаюсь, когда мне становится скучно. — И потом добавила: — Не могу точно сказать. Я почти ничего не помню.

Она стала взбираться на склон, не заметив, как сузились глаза Нейта. Он молниеносно схватил ее за руку, привлек к себе и забросил ее ногу себе на бедро. Дыхание Пейтон прервалось, щеки раскраснелись, а все мысли улетучились под его хищным взглядом.

— Что ты делаешь? — тихо спросила она.

— Напоминаю тебе. — И его губы прижались к ее губам. Рука, лежавшая на спине, дотянулась до волос и запрокинула ее голову назад, заставляя Пейтон ощутить всю глубину поцелуя. Ее тело ожило и забилось жаждой большего. Неожиданно все закончилось: Нейт отстранился от нее. Она вопросительно на него посмотрела. — Так что ты говорила о прошлой ночи? — Нейт натянуто улыбнулся.

Слишком потрясенная, чтобы отшутиться, Пейтон сказала правду:

— Это было невероятно. Я никогда этого не забуду.

— Хорошо. — Он поднял упавшее одеяло и продолжил подъем. — Других напоминаний не нужно.

Пейтон удивленно смотрела на удалявшуюся фигуру Нейта. Возмущение охватывало ее все сильнее.

— Я думала, мы договаривались об одной ночи, — заметила она.

— Да, — ответил он, лишь слегка повернув голову. — Но если у меня есть только одна ночь, детка, то я хочу быть уверен, что ты ее не забудешь.


Когда они спустились со склона, Пейтон уже успела прийти в себя. Поцелуй напомнил ей о существующей опасности окончательно пасть жертвой чар Нейта и в то же время убедил в способности этого невероятного человека легко переключаться с сексуальных отношений на дружеские. Он целовал ее так, словно совсем не заботился о том, будет продолжение или нет. Пейтон это вполне устраивало. Ей и раньше было тяжело, но теперь приходилось следить за каждым своим словом и жестом.

Наконец они ступили на твердый влажный песок берега, Нейт обнял Пейтон за плечи, она окунулась в тепло его рук, и они направились дальше в дружеском молчании. Над их головами кричали чайки, вдалеке весело играли дети.

Нейт снял очки и повернулся к ней. Его взгляд был серьезен, и она поняла, что он наконец готов открыть настоящую причину всего этого фарса. Немного поколебавшись, Нейт сказал:

— Одна из женщин, с которыми я встречался в прошлом году, явилась ко мне и заявила, что беременна.

У Пейтон упало сердце. Она представила себе ребенка — златокудрого, голубоглазого малыша, похожего на Нейта…

— Боже мой…

Что еще она могла сказать? «Поздравляю»? Его откровение не походило на признание счастливчика, который с радостью готовился стать отцом. Но и сочувствие тоже казалось неуместным. В голове Пейтон роилось множество вопросов, но она не находила сил задать их.

— Я был твердо уверен, что она встречалась с кем-то еще после того, как мы расстались. Но беременность от меня была возможна. Она стремилась выйти замуж. Клялась, что ребенок мой. Но я знал, что это не так. Черт, я подозревал! — Нейт тяжело вздохнул, зачерпнул горсть песка и пропустил между пальцами. — В любом случае я не собирался жениться на ней просто так, до тех пор, по крайней мере, пока генетический анализ не подтвердит ее слова. Она же настаивала на свадьбе. Говорила, что не хочет, чтобы ребенок появился на свет незаконнорожденным. Что не хочет рисковать делать перинатальный анализ ДНК. — Он покачал головой и скривился. Пейтон напряженно ждала продолжения. — В конце концов она родила здорового ребенка. Не от меня, в чем я и не сомневался.

— Нейт, мне очень жаль. Вероятно, это было ужасно — ждать столько времени.

Он слабо улыбнулся:

— Да, целых полгода. И, честно говоря, меньше всего мне хочется, чтобы журналисты опять начали копать.

Пейтон могла себе представить, что пережил Нейт. Конечно, он не хотел, чтобы подробности этой неприятной истории стали достоянием публики. Но она не могла себе представить, как женщина, встречавшаяся с Нейтом, могла подумать, что он поддастся на такую провокацию.

— Что с ними стало? — спросила она.

— Они живут в маленьком городке недалеко от Штутгарта.

— Ты интересуешься их жизнью?

— Анне-Грете надо было помочь. — В его тоне не слышалось ни жалости, ни боли, вообще никаких глубоких чувств. — Мне все это было неприятно. Честно говоря, она мне не нравится. Но она не могла сама о себе позаботиться. Семья от нее отреклась, а отец ребенка женат. — Он тяжело вздохнул. — Когда мы встретились, Анна понадеялась, что я стану решением ее проблем.

«Он совсем не так безжалостен, как хочет казаться», — подумала Пейтон.

— Я нашел ей маленький домик. Сейчас оплачиваю ее счета. Но мы договорились, что она не будет болтать. Если она захочет каким-либо образом извлечь из этого выгоду, финансирование прекратится. Естественно, я не хочу, чтобы пресса добралась до нее.

Пейтон не могла поверить услышанному. Нейт оказывает финансовую помощь женщине, которая хотела заманить его в ловушку и женить на себе. Почему он так поступает?

Искоса посмотрев на него, она спросила:

— Ты любил ее?

Его ответ был прост и жесток:

— Нет.

— Но ты устроил ее дела?

Он махнул рукой:

— У нее не было собственных средств.

— Многие женщины находятся в таком же положении. Возможно, ты хочешь основать благотворительный фонд, чтобы помогать им всем?

Хотя, если подумать, Нейт пытался сделать для нее то же самое сегодня днем. Это некая форма синдрома рыцарства или Нейт просто не может бездействовать, если в его власти как-то улучшить ситуацию?

— Я просто не могу ненавидеть ее. Настоящий отец отвернулся от ребенка, нельзя было оставлять подобное без внимания.

Пейтон не решалась возразить, боялась даже прикоснуться к Нейту. Поразительно! Ее друг детства, покоритель женских сердец, привязался к чужому ребенку от женщины, которую даже не любил!

Справившись наконец с собственным страхом, Пейтон взяла его за руку. Он откинул голову и посмотрел в небо:

— Я привязался к этой крохе, но не могу постоянно появляться в ее жизни и исчезать или стать отцом просто потому, что мне жаль. Поэтому я сделал так, чтобы о ней заботились, и отошел в сторону. Я никогда не собирался заводить семью и тем более не хотел, чтобы мне ее навязали. Когда выяснилось, что малыш не мой, я испытал облегчение.

— А если бы это был твой ребенок? — спросила Пейтон и внимательно на него посмотрела.

Нейт выдержал ее взгляд, не опуская глаз:

— Я женился бы на Анне и играл роль, которую судьба мне уготовила.

При этих словах Пейтон вздрогнула — ей было неприятно слышать от Нейта о другой женщине, хоть он и не испытывал к ней глубоких чувств.

— Даже несмотря на то, что ты ее не любил?

— Это не имело бы значения. Я создал бы семью и сделал бы все, чтобы Анна и ребенок были счастливы. Но на мои желания это бы не повлияло.

Нейт постоянно повторял, что не хочет жениться, но сейчас в его словах была какая-то особая неприязнь.

— Ты непоколебимый холостяк, правда? — Пейтон грустно улыбнулась.

— Да.

— И всегда им был… — со вздохом продолжила она.

— Я никогда об этом всерьез не задумывался, но, вероятно, да. Брак моих родителей… — Нейт покачал головой, словно прогоняя горькое воспоминание. — В колледже, да и потом, я работал так много, у меня не оставалось времени на такую ерунду…

Он замолчал, поняв, что сказал лишнее. Сжал губы, а в уголках глаз появились морщинки.

— Так любезно с твоей стороны принять во внимание мою тонкую чувствительность, — поддразнила она его.

— Не огорчайся. Во всяком случае, я не думал о романтических отношениях, пока не добился успеха. И тут вдруг выяснилось, что я не могу купить женщине бокал вина без того, чтобы она не спросила меня, когда будет наша свадьба. Это приводило меня в бешенство.

Нейт был невероятно красив, очарователен, харизматичен. Его успехи и богатство привлекали всеобщее внимание. Пейтон вспомнила многочисленные публикации о Нейте в самых различных изданиях. Статьи были посвящены всевозможным темам, начиная от финансовой стратегии его компании и заканчивая возможной датой свадьбы. Газетчики так и норовили женить его на очередной девице, которая случайно попала в кадр пронырливого репортера.

— Уверена, твоим девушкам это нравилось. Подстегивало их, — заметила Пейтон.

Именно так дело обстояло с ней и Клинтом.

— В результате эффект получился обратным, — улыбнулся Нейт. — Я и раньше не думал жениться, а после всех этих сплетен окончательно потерял желание завязывать серьезные отношения. Любовь не для меня.

— Но… подходящая девушка… — неуверенно начала Пейтон.

— Есть миллион «подходящих девушек», но сути дела это не меняет.

— И все-таки ты готов был жениться на Анне-Грете? И мог бы так жить? Без любви?

Нейт ухмыльнулся:

— Это называется чувство ответственности. Оно не всегда приятно, но необходимо. Кроме того, я всегда жил не влюбляясь, — добавил он, и эти слова прозвучали как-то ядовито. — Я просто не хочу этого.

Пейтон печально вздохнула: сколько женщин до нее отдали Нейту Эвансу свое сердце?


Глава 7 | На первую полосу | Глава 9