home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Нейта словно ударил электрический заряд. С Пейтон он намеревался быть сдержанным, но она своими нежными словами бросила ему вызов, и он не мог не принять его.

— Значит, мы должны уйти отсюда. Немедленно.

Ее глаза загорелись, щеки соблазнительно вспыхнули. Она потянула его обратно к кладовке:

— Мое гнездышко.

Он резко рассмеялся и остановил ее, взяв за запястье:

— Нет, принцесса… Нам нужно более достойное ложе.

С этими словами он потянул ее к двери кухни, откуда в этот момент выходил поваренок, толкая перед собой тележку. Нейт остановил его, сунул ему в руку пятидесятидолларовую бумажку и свою визитную карточку и приказал:

— Скажи своему менеджеру, что мне нужен лучший номер, какой у вас есть. Через пять минут.


Вскоре они уже были вдвоем в президентском номере. Ноги Пейтон болтались над пушистым ковром, пока Нейт нес ее к кровати, закрывая ей рот требовательным поцелуем. Но до постели они так и не дошли. Вместо этого Нейт прижал ее к стене.

Пейтон судорожно сжала пальцами его рубашку, отдаваясь поцелую, и застонала. Ее тело вспыхнуло и ожило от сознания, что все это происходит на самом деле. Все чувства обострились. Она осязала его, обоняла, чувствовала его вкус. Нейт! Она слышала его прерывистое дыхание. Видела голод в потемневших от страсти глазах. Он целовал ее шею, его губы впивались в ямочку у самой груди. Ласкал ее плечи, страстно и горячо, и этот жар дарил ей невероятное наслаждение.

Руки Нейта требовательно и нежно накрыли грудь Пейтон. Потом его пальцы сжали ворот ее платья и потянули вниз, освобождая возбужденные холмики от гофрированного шелка.

— Ты такая мягкая, — простонал он.

А он был твердым, сильным и крепким, и Пейтон чувствовала себя хрупкой куклой в его объятиях. Этот мужчина словно явился из ее греховных мечтаний и оказался намного лучше в реальности.

— Пожалуйста… — прошептала она.

— «Пожалуйста»? — передразнил он, целуя ее грудь. Его язык прокладывал жаркие дорожки по ее телу.

Нейт поднял голову, и Пейтон увидела в его голубых глазах вызов.

— Только я… — начал он, проводя руками по ее бедрам. — Делаю с тобой такое?

Она хотела ответить, но ее захлестнула очередная волна ласки. Вдруг ей захотелось рассмеяться от счастья. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Не думала, что поцелуи могут одновременно дразнить, обдавать жаром, возбуждать и сводить с ума.

— Да.

Ее руки заскользили вниз по его груди, животу, вцепились в пояс его брюк.

— Я думал, единственное, что в тебе есть непокорного, — это твои кудряшки. Но нет. Ты сама дикая, — произнес он, поднимая ее юбку и касаясь гладкой кожи бедер.

При этих словах Пейтон охватила радость — Нейт видел ее такой, какой она была на самом деле. А ведь никто другой не хотел даже посмотреть. Только он.

Она нуждалась в Нейте, в этом человеке, не совращенном ложью в море ханжества. Лишь он сумел разглядеть обыкновенную земную девчонку за созданным ею самой образом безгрешного существа, всегда делающего правильный выбор.

— Ты всегда умел меня видеть, — прошептала Пейтон, когда его большие руки стали неторопливо ласкать ее бедра.

Нейт поднял вверх ворох тюля и шелка:

— Боже, сколько юбок.

Он опустился на одно колено и положил ее ногу к себе на плечо, поддерживая ее.

— Нейт… — взмолилась она. Такие вольности были ей непривычны.

А он в ответ только поцеловал ее бедро, и она, потрясенная, на время потеряла дар речи. Она никогда не представляла себе подобного жара, которым обдавали ее смелые поцелуи Нейта. Ее пальцы сжали его плечи, добрались до головы, потом опять отступили вниз в поисках поддержки, якоря в этом море страсти.

— О боже, я не могу! — крикнула Пейтон, задыхаясь, ее колено подогнулось, и она закрыла лицо ладонями. Нейт подхватил ее, его пальцы продолжали двигаться по ее бедрам и паху. Затем он помог ей встать. Платье расстегнулось и упало к ее ногам. Она оказалась перед ним обнаженной в туфлях на высоких каблуках. Странно, но в этот момент она вдруг смутилась и подняла руки, стараясь прикрыться. Нейт отбросил ее руки в стороны, вновь опустился на одно колено, и его полный вожделения взгляд заскользил по ее обнаженной коже. Пейтон прислонилась к стене, позволяя Нейту рассматривать себя. А потом она вновь оказалась в его объятиях, под градом жадных поцелуев. Ее захлестнула волна безумия. — Я хочу тебя! — в отчаянии воскликнула она. — Я хотела тебя… так долго.

Нейт застонал. Его руки обвились кольцом вокруг тела, к которому он однажды поклялся никогда не прикасаться. Так долго…

Ведь это Пейтон, младшая сестренка Брэнда, которая смотрела на него широко раскрытыми невинными глазами и наивно думала, что ему можно доверять. Не сегодня. Он не станет думать об интересах Пейтон в такой ситуации, когда она тихо постанывает, ее зубки покусывают его ухо, а обнаженные груди касаются его груди.

Но ей нужен счастливый конец. Как в сказке: «И жили они долго и счастливо».

У малышки Пейтон была дурная привычка видеть в нем то, чего не видел никто другой.

— Мы должны остановиться, — прохрипел он.

— Нет, — ответила она, страстно продолжая ласкать его.

Мягкие губы тянулись к нему, нежная грудь приникала к его груди, а его руки вдруг оказались на ее хрупкой талии, продвинулись ниже.

— Постой, Пейтон. Подожди, — просипел он. — Я не собираюсь жениться.

— И хорошо, — кивнула она, хотя Нейт не был уверен, что она поняла смысл его слов.

Он отступил на шаг:

— Слушай, я серьезно.

Большие, затуманенные желанием карие глаза впились в него. Нейт не хотел причинить ей боль, но у него не было выбора.

— Дело не только в браке. После того, что со мной было… Пейтон, я не хочу заводить романы, — объяснил он.

В ее глазах мелькнуло какое-то чувство — раскаяние или покорность? А потом последовала вспышка, которая могла означать только желание и решимость.

— Ты хочешь провести сегодняшнюю ночь со мной?

Она еще спрашивает!

Да, Нейт хотел этого больше всего на свете. Но вдруг Пейтон готова пойти на риск в надежде, что он рано или поздно изменится и сам начнет думать о свадьбе.

Но он не изменится. Не может измениться. И не может позволить Пейтон считать иначе.

Она уже взяла его лицо в ладони и потянула к себе.

— Перестань смотреть на меня как на девочку, которую надо оберегать. — Ее руки скользнули вниз, по его груди, животу. — Смотри на меня как на женщину, которая хочет тебя.

Хватит размышлять! Терять время!

Он подхватил Пейтон на руки и пошел к постели. Положил ее на подушки, лег рядом. И тут сообразил, что его одежда все еще на нем, и снова вскочил.

Он расстегивал рубашку, когда она прошептала:

— Скорее.

Нейт изнывал от желания. Дрожащими от нетерпения руками он извлек из кармана и натянул презерватив. Затем бросился к ней и крепко прижался к ее теплому обнаженному телу. Перед тем как войти в нее, он посмотрел Пейтон в глаза, как бы еще раз спрашивая разрешения. Она уничтожила все его сомнения одним словом:

— Пожалуйста!

Он старался быть предельно осторожным, когда медленно, нежно входил в нее. Глубже, глубже…

Глаза Пейтон блестели, дыхание участилось. Ее тело ритмично двигалось в такт его толчкам. Она уже была близка к развязке. Он следил за каждым ее вздохом, примечая, что ей нравится, что сводит ее с ума. И когда ее нежные пальцы заскользили по его рукам и вниз, по его телу, как бы ища поддержки, он почувствовал удовлетворение, какого не знал никогда прежде.

Невероятно! Она размякла в его руках и просила еще. Да, еще. Целую ночь — еще. Пейтон больше не хотела быть хорошей девочкой, а он отчаянно нуждался в том, чтобы побыть плохим.


Глава 3 | На первую полосу | Глава 5