home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Пейтон увидела в окно, как черный автомобиль брата подъехал к дому по круговой дорожке. Она не общалась с братом уже много недель, если не считать его предостережения по поводу отношений с Нейтом. Потом он вел себя удивительно тихо, окунувшись с головой в руководство «Лисc индастриз». Дела компании шли хорошо. Отец, несомненно, гордился бы им.

— Мама, Брэнд приехал, — сообщила она.

Спускаясь в фойе, Пейтон услышала, как дважды хлопнула дверца машины. Через минуту в холл вошли улыбающиеся Брэнд и Клинт. Пейтон напряглась.

— Привет, Пейтон, — сказал брат и подошел к ней, чтобы обнять. — Я пригласил на обед Клинта.

Она холодно посмотрела на Брэнда.

— Я вижу, — недовольно произнесла она.

Пейтон очень не хотела видеть этого мерзкого типа, но никто никогда не интересовался ее мнением.

Клинт подошел к ней и поцеловал в щеку.

— Не сердись на Брэнда. Это я его попросил. С тех пор как мы встретились последний раз, все шло не так, как я хотел. — Он замолчал, шумно выдохнул и отвернулся. — Мое поведение было непозволительным. Но я прошу дать мне возможность поговорить с тобой наедине.

Она перевела взгляд на Брэнда, потом на свою мать, которая как раз спускалась по лестнице.

— Я приехала сюда, чтобы пообщаться со своей семьей, — недовольно заметила Пейтон.

— Ерунда, — сказала мать, стараясь взглядом успокоить дочь. — Времени хватит на все. Брэнд отвезет меня в магазин — нужно кое-что купить. Вы двое сможете поговорить, а потом мы вместе поедим.

Брэнд сложил руки на груди:

— Не упрямься, Пейтон. Думаю, это меньшее, что ты можешь сделать, учитывая события последних недель. Я лично думаю, это твой долг перед Клинтом.

Пейтон кинула грустный взгляд на дверь за спиной брата — возникло желание унестись из этого дома сломя голову. Вздохнула. Сейчас ей ничего не оставалось, как признать свое поражение и согласиться на разговор с бывшим женихом. Она кивнула и отступила от Клинта на шаг. Ей не хотелось, чтобы ее решение неправильно истолковали, но и она проявила себя не лучшим образом в ситуации с Нейтом, поэтому необходимо было уладить все недоразумения.

Клинт кивнул и отошел, давая Пейтон возможность пройти вперед него в гостиную, затем повернулся к Брэнду:

— Благодарю.

Пейтон прошла в комнату, села на край кресла и сложила руки на коленях. Клинт последовал за ней, взглянул на нее и слегка улыбнулся.

— Ты сейчас красива, — заметил он.

— Благодарю за комплимент, но…

Он поднял руку и сел на стул напротив нее.

— Просто констатирую факт, — сказал он и после небольшой паузы добавил: — Как мы дошли до этого, Пейтон? Оказались так далеко от того, о чем мечтали. — Он внимательно смотрел на нее. — Я дал тебе достаточно времени, но эта история с Нейтом Эвансом уже не лезет ни в какие рамки.

Пейтон покачала головой:

— Мои отношения с Нейтом тебя не касаются.

— Хорошо. — Он подался вперед. — Забудем о нем. Он не так уж важен, особенно для нашего будущего. Я думаю только о нас. О нас обоих. Я знаю, что после смерти отца тебе было тяжело и нужно время, чтобы приспособиться. И я тебе его дал.

Клинт не осознал ситуации: они разошлись, Пейтон ясно сказала ему, что все кончено. Но он воспринял ее решение как реакцию на смерть отца и, возможно, был прав. Однако это вовсе не означало, что она неправильно поступила, порвав с ним.

— Я не люблю тебя, Клинт, — твердо произнесла Пейтон.

Он затряс головой, не желая слушать. Или его это не интересовало.

— Нам было хорошо вместе. Это так, — невозмутимо заметил он.

Она ощутила знакомый приступ отчаяния и постаралась воздержаться от громких протестов, зная, что никто не воспримет ее крики всерьез, а поведение будет расценено как неадекватное. Призвав на помощь все свое самообладание, она встретила взгляд Клинта.

— Нет, нам никогда не было хорошо вместе. Просто ты этого не замечал и не хотел признавать. Но я знала. Еще до того, как папа… Я поняла, что не хотела бы развития наших отношений, брака, который ты мне соизволил предложить. Я старалась принимать то, что у нас было, хотела видеть то, что видели все вокруг. По их мнению, мы идеально подходили друг другу. Но я не была честна ни с собой, ни с тобой. Мне очень жаль, Клинт.

— Ты понимаешь, от чего отказываешься? — На его лице не отражалось никаких эмоций.

Пейтон кивнула. От жизни с мужчиной, который, при всей своей порядочности, не желал знать, что она собой представляет.

— Да. Понимаю, — тихо, но твердо ответила она.


Раздался стук в дверь.

— Пейтон, открой, — послышался голос Брэнда.

Наверное, прыгнул в машину сразу же, как только заметил, что ее нет. Меньше всего Пейтон сейчас хотелось продолжать этот спектакль дома. Она готова была на что угодно, лишь бы брат не кидался на нее, изливая свое негодование. Возможно, если она не отзовется, он уйдет.

— Не прячься. Я знаю, что ты тут, — продолжал настаивать Брэнд.

Конечно, знает. Ее машина стоит у подъезда, она единственная живет на третьем этаже, и во всех верхних окнах горит свет.

Отложив только что открытую книгу, Пейтон встала с дивана и пошла к двери. И в этот момент щелкнул замок. Брэнд воспользовался ключом, который она так неосторожно ему дала.

Она отступила назад, готовая отразить нападение брата.

— Ты не имеешь права входить сюда когда захочешь, — спокойно произнесла она.

Брэнд настежь распахнул дверь и вошел. На его лице было написано разочарование, которое она часто видела на лице матери.

— Ты добилась своего. Клинт в ярости, — сухо сказал он.

— Я не хотела его обижать, но я рада, что он наконец поверил мне.

— Ты губишь свое будущее ради… прощелыги. Ты понимаешь, каков он на самом деле, правда? Мистер Холостяк года, скверный мальчик-миллионер Нейт Эванс. Ты что, тупица? За что, как думаешь, ему дают эти прозвища?! За блуд! — В конце гневной тирады Брэнд повысил голос, заставив Пейтон вздрогнуть.

— Заткнись, Брэнд. Ты не знаешь, что было между Нейтом и мной…

— Не знаю, и знать не хочу. Только вот теперь, когда отца больше нет, я должен приглядывать за тобой.

Она резко выдохнула:

— Мне не нужно, чтобы кто-то за мной приглядывал. Особенно тот, кто не понимает, почему я живу так, как живу.

Она что-то пробормотала про себя и отошла.

— Ты назвала меня тупым болваном? — удивленно спросил брат.

Да, назвала. Краска залила лицо Пейтон, но она не хотела отступать и резко повернулась к нему.

— На воре шапка горит.

Только теперь абсурдность ее шепотом произнесенного оскорбления дошла до них обоих. Напряжение, казалось, вдруг соскользнуло с плеч Брэнда. Он прислонился к стене, с силой провел ладонями по бровям и тяжело вздохнул.

— Я знаю, как ты переживаешь, Пейтон. Из-за отца. Из-за того, что так долго старалась вести себя безукоризненно. Все это давит на тебя. Тебе обидно. Но ты же знаешь, что не должна на него сердиться. Он ничего не мог поделать со своим больным сердцем. И ты старалась поступать как надо. Заботиться о нем. Быть хорошей. И все напрасно. Он покинул нас. Я знаю, как было трудно.

Слезы жгли глаза, пока Брэнд облекал в слова те мысли, которые столько времени сжигали ее изнутри.

— Все, что я делала… Все мои правильные решения были напрасны, — с трудом проговорила Пейтон.

— Значит, теперь ты хочешь быть плохой? Поэтому связалась с Нейтом? Живешь в этой квартире? Порвала с Клинтом? Отец не одобрил бы ничего из того, что ты сделала за этот год. Ты хочешь с ним поквитаться? Хочешь наказать его за то, что он не выполнил свою часть договора и умер?!

У Пейтон так пересохло в горле, что трудно было говорить. Она покачала головой и моргнула, пытаясь отстранить пелену слез, застилавшую глаза.

— Нет. Просто я больше не могу предавать себя. Я должна жить собственной жизнью. Моей, а не его. В квартире, которая мне по карману.

«С человеком, которого я люблю», — хотела добавить Пейтон, но вовремя остановилась.

Брэнд оглядел комнату так, словно усомнился в ее словах. Потом оттолкнулся от стены и засунул руки глубоко в карманы:

— Знаешь, по дороге к маме мы с Клинтом вспоминали, как вы начали встречаться. Похоже, он спросил тебя, что ты ждешь от этих отношений.

У Пейтон заныло в груди. Она знала, куда клонит брат.

— Тогда ты говорила о семье и надежности, доверии и партнерстве. Мне кажется, он в тот же вечер захотел жениться на тебе, — продолжал Брэнд.

Пейтон знала. Она всегда видела в Клинте человека, с которым можно развивать серьезные отношения, строить жизнь. И все-таки каждый раз, когда он заговаривал о браке, она чувствовала какую-то пустоту в сердце и меняла тему.

Словно угадав мысли сестры, Брэнд сказал:

— Даже если Клинт — не тот человек, ты ответила ему честно, правда? Ты по-прежнему хочешь всего этого?

Пейтон не ответила, но Брэнду подтверждения и не требовалось: он и так знал, что прав.

— А как Нейт Эванс относится к тому, чего ты хочешь? Полагаю, он прекрасно понимает. Или эта «честная жизнь», о которой ты говоришь, не предполагает честности в отношениях с ним?

— С Нейтом все не так. Ни один из нас не заинтересован в браке и постоянстве прямо сейчас.

Брэнд усмехнулся.

— Кому ты лжешь, Пейтон? — спросил брат. Она открыла рот, чтобы возразить, но он продолжил:

— Была ли ты честной с этим парнем хотя бы мгновение с тех пор, как началось, я не знаю что, между вами? Имеет ли он хоть малейшее представление о том, как долго ты по нем вздыхаешь? Готов поставить половину состояния Лиссов, что нет. И готов поспорить, что он не знает, какую шумиху прошлые сплетни вызывали у тебя на работе. На тебя обрушилась куча неприятностей из-за него.

— Последнее время в школе стало спокойнее, — тихо произнесла Пейтон.

— Рад это слышать, но, когда мы говорили об этом последний раз, тебе хотелось исчезнуть с газетных полос. Ты была в отчаянии. Тем не менее за последний месяц твое имя, лицо мелькали в новостях чаще, чем за весь год.

— Теперь все по-другому.

— Почему? — спросил Брэнд с вызовом. — Потому, что ты влюблена?

— С Нейтом хорошо. Мы оба знаем, чего ждем от наших отношений, и нас обоих это устраивает.

Брат глубоко вздохнул и направился к выходу, но у двери остановился и повернулся к ней.

— Пейтон, если тебе приходится лгать мне, это одно. Но хочешь ли ты лгать Нейту Эвансу? — Он потер переносицу. — И пожалуйста, сделай одолжение — не лги себе.

Дверь с шумом захлопнулась. Послышался звук шагов, затем все стихло. Оставшись одна, Пейтон вдруг осознала, что, возможно, брат понимал ее намного лучше, чем она думала.


Глава 16 | На первую полосу | Глава 18