home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Нэйт не мог ограничиться просто поцелуем — нужно было доказать свою правоту. Он смотрел Пейтон в глаза, заставлял ее следить за тем, как медленно приближается, накрывает ее губы своими, постепенно усиливает давление. Но пока она держалась, стоически принимая то, что он преподносил. Пейтон убедила себя, что имеет право насладиться этим поцелуем, так как он станет последним. Если она выиграет, то все останется по-старому: ночь страсти отойдет в прошлое, возобновятся дружеские отношения. Пейтон внимательно следила за ним. И за собой.

А ритмичные движения сильных мужских губ старались поколебать ее решимость. Боже, как он хорош. Терпеливый, умелый. И это только начало. Ее пульс ускорялся, тело содрогалось от желания.

«Будь сильной!» — велела себе Пейтон. Она справится, сможет отразить эту сладостную атаку и в дальнейшем избегать искушения. Сохранить дружбу, которая так ей нужна. Быть с Нейтом всегда.

И больше никогда не ощутить, как его губы скользят по ее губам, как жидкое пламя вливается в ее кровь…

Нет, она не может… Она не должна…

Его язык проникал глубже, брал больше. Брал все.

Но она еще могла остановиться. Еще была уверена в себе. Воспоминания всплывали, отражая каждое нападение его губ. Они вместе смотрят телевизор, сидя на кушетке, и Нейт обнимает ее за плечи; помогает сгребать во дворе листья; наклоняется через ее плечо, чтобы помочь с уроками; откинув голову назад и закрыв глаза, смеется какой-то шутке. От воспоминаний о дружбе веяло теплом.

Только она постоянно думала о том, чем ни с кем до сих пор не хотела делиться. Смеясь вместе с Нейтом, с благодарной улыбкой принимая его помощь, она каждый раз до боли ярко представляла себе, что наступит момент, когда она будет чувствовать то, с чем сейчас борется. И в эту секунду Пейтон поняла, что, выбрав «правильный» путь, она предаст саму себя — станет жить ложью, делать вид, что Нейт — только друг.

Она моргнула раз, другой. Опустила отяжелевшие веки и закрыла глаза, отказавшись от борьбы, перестав сопротивляться неизбежному и отдавшись стремительному потоку. Тело обмякло в объятиях возлюбленного, и Нейт тут же ощутил ее поражение.

Он никогда не беспокоился об отношениях с женщинами, не воспринимал их всерьез, и его дальнейшие действия всегда определялись выгодой, а не чувствами. Связь была приятной, только пока доставляла удовольствие и не приносила проблем. Партнерши всегда принимали его условия — у них не оставалось выбора. Но на сей раз ситуация вышла из-под контроля. Нейт почувствовал себя глупым и беспомощным. Неужели Пейтон не понимает, что он не может относиться к ней платонически? Он успевал лишь бросить на нее взгляд, и в груди разгоралось пламя, а кровь ускоряла свой бег по венам. Черт побери, он не может ее отпустить, примириться с тем, что она не будет ему принадлежать.

Руки Нейта ослабели, объятия распались, настойчивые губы отдалились, поцелуй прервался. Его сердце учащенно билось. Хрупкие пальцы Пейтон сжались на его плечах, расслабились, потом снова сжались, словно она не знала, что делать дальше. Нейт ничего не понимал. Он хотел откинуть голову, чтобы увидеть ее лицо, но эти нежные руки обвились вокруг его шеи, губы прошептали:

— Еще…

У Нейта вырвался стон облегчения, вожделения и победы, и он едва не упал на колени. Пейтон ожила в его руках, раскрылась навстречу его поцелую, принимая все, что он ей давал, требуя большего. И они слились в чувственном танце — ритмичном, эротичном. Еще, конечно еще. Он должен проникнуть в нее, овладеть ею. Целиком.

— Скажи это снова, — потребовал он хрипло, направляясь к кушетке.

— Не останавливайся, — выдохнула Пейтон, сжимая его плечи. Она упала на кушетку, обхватив ногами талию Нейта, юбка поднялась вверх. Она раскрылась для него целиком.

Он чувствовал ее, жаркую и дрожащую, через тонкий шелк ее трусов. Он резко дернул уже наполовину расстегнувшуюся молнию на джинсах.

— Не останавливайся, — опять выдохнула она, и эти слова еще сильнее разожгли бушевавший в его теле огонь.

— Я не могу остановиться.

Слишком много Пейтон. Но недостаточно. Разум молчал, терпение отступило. Она была под ним. Ее губы раскрылись в немом крике наслаждения, этот крик заполнил его душу, и он вошел в нее. Тепло трения охватило Нейта, когда он отступил назад и опять продвинулся вперед в безумном ритме наслаждения и обладания. Хорошо. Слишком хорошо.

И вдруг он замер, осознав, что забыл надеть презерватив. Глубоко внутри тела Пейтон, на волосок от ее оргазма, он не решался шевельнуться. Самообладание. Где было его самообладание? Скрипя зубами, он подался назад. Воспоминание о последних шести месяцах охладило его.

— Нейт?

Ее руки давили на его грудь, в глазах читались мольба и призыв.

— Презерватив, Пейтон, — выдавил он и достал тонкий пакетик, о котором прежде не забывал никогда.

— Слава богу, ты вспомнил, — выдохнула она.

Что ж, он вовремя остановился. Это хорошо. И все-таки он был внутри ее… Никогда прежде. Он никогда так не забывался.

Подобное больше не должно повториться. Никогда.

Обезопасив себя, Нейт потянулся к Пейтон:

— Так на чем мы остановились?


Час спустя они лежали, обнаженные, на кровати под покрывалом лунного света. Пейтон рисовала пальцем узоры на его груди. Касалась его легко, изучающе, снова возбуждая его, слишком скоро после того, как, всего несколько минут назад, наступила развязка.

Нейт следил, как ее пальцы путешествуют по его ребрам, поднимаются выше, к середине груди. Возможно, больше ничего не случится. Пока разум его не оставил, он должен сдерживаться. Да, он хотел Пейтон и потерял голову от мысли, что не сможет ею обладать. Нейт хорошо знал себя — он не создан для той любви, которая ведет к браку, к созданию семьи. Он не сделает Пейтон счастливой.

Она, словно прочитав его мысли, обратила на него взгляд, нежный и беззащитный.

— Что же мы делаем? — тихо спросила она. — Ты не хочешь длительной связи. Ты сам так сказал. Так что же это такое?

В ее вопросе не было ни требования, ни обвинения, просто потребность разобраться в происходящем. Но Нейт не мог ей ответить — он сам ничего не понимал.

— Нет, не хотел. Но с тобой все получается не так, как я предполагаю. Кажется, будто я знаю, что случится, и вдруг ситуация выходит из-под контроля и ставит меня в тупик. Удивительно. То, что происходит между нами… — Он покачал головой. — Я никогда не испытывал ничего подобного.

— Я тоже. Но раз мы не можем сопротивляться влечению, давай сполна насладимся им.

Пейтон повернулась, чтобы поцеловать его, и он увидел в ее глазах печать и сожаление. Ему безумно захотелось прогнать эти тени, но он не имел права лгать, обещая ей будущее. Зато Нейт мог предложить план, который вполне можно было реализовать. Он провел пальцем по ее подбородку и притянул к себе.

— Сейчас мы с тобой продираемся сквозь джунгли, но это не значит, что у нас нет шанса когда-нибудь выйти на дорогу.

Да, до сих пор они блуждали в потемках, но вдруг им удастся вырваться из заколдованного круга? В конце концов, оптимизм и решимость Пейтон не знают границ.

Ее большие карие глаза светились доверием, Нейт словно перенесся на много лет назад, когда они были детьми, и Пейтон единственная признавала его способности и верила в силы.

Нейт не хотел предавать ее. Он едва не сделал это сегодня ночью — едва не предал их обоих.

Я не знаю, что случится с нами, Пейтон, но ты всегда будешь дорога мне.

Она кивнула и широко улыбнулась:

— Но тогда почему бы нам не перестать тревожиться? Пусть будущее само позаботится о себе, а мы получим удовольствие в настоящем.

Она заслуживает большего. Нейт не мог предложить ей большего, но и отпустить тоже не мог. Поэтому он отбросил горькие мысли и сосредоточился на настоящем. Пейтон в его постели. Улыбающаяся. Соблазнительная и обнаженная.


Глава 11 | На первую полосу | Глава 13