home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Однако судьба словно подслушивала нас и дня через два решила преподнести нечто необычное.

Вечером после ужина мы сидели на кухне, покуривая сигареты. Посуда ещё не была убрана с полированного кухонного столика: не хотелось вставать, складывать её в раковину, мыть. Сигарета должна была завершить ужин. Мы молча пускали голубой дымок, и на душе царило состояние покоя и уюта.

Я бездумно уставился в стену, где чернела электрическая розетка. Феликс обозревал стену напротив, завернувшись в любимый халат и с наслаждением выпуская кольца дыма. За окном нависли свинцовые тучи, собирался дождь. Здесь же, на кухне, ярко горела лампочка, было светло и тепло.

Вдруг возле розетки появилось лёгкое свечение, напоминавшее отблеск заходящего солнца, его крошечный лучик, прорвавшийся сквозь тучи и жёлтым зайчиком засветившийся на стене. Поначалу я его так и воспринял. Но затем — я видел это отчётливо — из отверстий розетки стал выдуваться белый полупрозрачный шар. Тоненькие канальцы наподобие крошечных шлангов тянулись к нему из чёрных отверстий розетки. Полупрозрачный шар повис в воздухе, неизвестно на чём держась, и рос буквально на глазах.

— Феликс! — воскликнул я, и глаза мои расширились от ужаса.

Феликс резко повернулся по направлению моего взгляда и тоже впился глазами в шар.

— Тише, не шевелись, — прошептал он.

Шар из белого стал оранжевым, напоминая круглый светящийся плафон или детский воздушный шар, наполненный светящимся газом. Огненный полупрозрачный шар вскоре отделился от розетки, он пульсировал и дышал, как живой, и это приводило меня в особый трепет. Казалось, что это какое-то непонятное живое существо, дышащее и летающее. Шар медленно поплыл вдоль стены к нам.

Мне хотелось вскочить, убежать, но по непонятным причинам я, как парализованный, сидел на стуле, не в силах пошевелить пальцем. Огненный шар плавно подплыл к Феликсу, доли секунды постоял над ним и поплыл над столом ко мне. Я почувствовал в пальцах лёгкое покалывание и странное ощущение в голове. Шар проплыл совсем близко, и к своему удивлению, я не ощутил никакого жара, обычно свойственного всему горящему.

Дыша огненной плазмой, он проскользнул мимо, словно из любопытства осматривая кухню, как это делает щенок, знакомящийся с новой обстановкой, затем повернул и поплыл прямо на Феликса.

Если в первый момент испуга человек цепенеет, то в следующий момент в нём загорается дух противоборства. Феликсу угрожала опасность, и я путём некоторого усилия над собой преодолел оцепенение и, схватив со стола нож, метнул его в огненный шар.

Раздался оглушительный взрыв. Мы оба потеряли сознание.

Очнулся я на полу. Феликс лежал на столе, навалившись на него грудью. Стекло в окне вылетело, лампочка исчезла. Посуду со стола сдуло как ветром, я не нашёл даже осколков: воздушной волной её выбросило в окно.

Пока я поднимался, Феликс очнулся тоже.

— Живы, — проговорил он, встряхивая головой. — Ишь, как шарахнула. Чем это ты в неё бросил?

— Ножом.

Я сходил в кладовую, достал новую лампочку и, ввернув в патрон, включил свет.

— Он должен быть где-то здесь, — я посмотрел в то место, где ожидал обнаружить нож, но вместо него на полу лежал кусок оплавленного металла. — Что это за шар?

— Обычная шаровая молния, — ответил Феликс. — Сейчас, в век техники и электричества мир вокруг пронизан электрическими и магнитными полями. Так что шаровые молнии стали довольно частыми явлениями.

— Частыми? — вскричал я. — Да ни от одного знакомого мне не приходилось слышать подобного. И ты называешь этот случай обычным?

— Конечно, — хладнокровно ответил Феликс. — В журнале «Техника — молодёжи» за восемьдесят третий год, не помню какой месяц, я читал о них…

В это время я взглянул на свою руку.

— А где моё кольцо? — спохватился я.

Феликс невольно посмотрел на свою руку, он тоже носил перстень. На пальце ничего не было.

Я тщательно проверил свои карманы. В переднем кармане брюк у меня лежал плоский ключ, который я прикрепил к брюкам цепочкой. Ключ лежал на прежнем месте, а цепочка исчезла.

— У меня пропала серебряная цепочка, — сообщил я. — Неужели мы могли потерять их одновременно?

— Нет, думаю, мы их не потеряли, — задумчиво ответил Феликсю. Он покрутил перед глазами левую руку, на которой сохранился след от кольца, оно было ему немного туговатым. — Кольцо исчезло только что. Видишь — кожа не успела восстановить естественный цвет.

— Странно, — пожал я плечами. — Кто же тогда нас обокрал?

— Шаровая молния, — усмехнулся Феликс. Я смотрел на него удивлённо.

— Да, — кивнул он. — Это она прибрала то, что ей понравилось.

— Неужели она живая? Ты видел, как она дышала? — воскликнул я, уже готовый поверить в нечто сверхъестественное.

Феликс понял моё состояние.

— Не надейся на чудеса, — улыбнулся он. — Чудеса бывают только в кино, и то — делают их люди, в частности режиссёры, я. А в жизни действуют законы механики, физики биологии — в общем, законы природы, известные и неизвестные нам, недосягаемые пока для наших чувств и ума. В данном случае, обрати внимание, исчезли предметы с замкнутым контуром. Цепочка у тебя состояла из колец? — я кивнул. — Вот видишь, это законы физики. Что поделаешь, мы их не знаем, но они действуют помимо нашей воли и желаний. Нам, однако, повезло. В некоторых случаях встречи с перовыми молниями заканчиваются трагически. Мы отделались легко, нас только обокрали.


Глава 5 | Феномен режиссера Филина | Глава 7