home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

На следующий день, вооружившись картой, я отправилась на поиски фирмы SMG.

– Рад вас приветствовать. Доминик Вротка.

Я протянула ему руку и автобиографию.

– Малина, – прочитал он. – Очень хорошо. Это имя несет в себе позитивную энергию.

– Да? – поинтересовалась я.

– Оно ароматное, – объяснил он, – пробуждает приятные ассоциации. Клиент, услышав слово «Малина», расслабляется и утрачивает бдительность, и тут-то вы можете его атаковать и выиграть.

– Что, например? – вторично поинтересовалась я.

– Возможности огромны, – потер он руки, – но начнем сначала. Пани Малина, довольны ли вы своей предшествующей карьерой?

– Да в общем, – пробормотала я, – не слишком.

– Вот то-то и оно-то. – Вротка облизнулся. – Немногие из нас довольны своей работой.

– Немногие, – согласилась я.

– Но это возможно изменить, – утешил меня Вротка. – Пани Малина, можно утверждать, что вы сделали шаг в нужном направлении. Шаг к солнечному будущему. И все благодаря нашей фирме «Сексес ент Мани Груп».

– Да? – слегка удивилась я.

– Пани Малинка. – Он снова облизнулся. – В каком возрасте люди у нас выходят на пенсию?

– Женщины или мужчины?

– Ну, скажем, женщины, – уточнил Вротка.

– В возрасте шестидесяти лет, но обычно когда достигают пятидесяти пяти… К сожалению, – вздохнула я.

– К сожалению. Вы это очень хорошо подметили, – обрадовался он, – потому что на что хорошее может надеяться человек в шестьдесят лет?

– Ну… – нерешительно протянула я. Вротка явно неправильно понял мое «к сожалению». – Немало женщин хотят работать, они молодо чувствуют себя, но им приходится увольняться, так как предприятие дышит на ладан. А вот, например, в Америке многие пенсионеры вступают в брак, ходят на дискотеки.

– Вот именно! – явно возбужденный, прервал он меня. – В Америке! А почему там? Ответ простой: благодаря пенсионным фондам.

И началось. В продолжение следующего часа пан Вротка нарисовал мне десятки графиков и таблиц, продемонстрировал множество газетных вырезок. Перед глазами у меня мелькали заголовки: «Конец цепочки проигравших», «Пенсионер, тебе не жаль?», «Польша – Флорида Европы?», «Застрахуйся и умри». Вротка растолковывал мне каждую возможность. Что произойдет с моим накопленным фондом, если я скоропостижно умру и при этом у меня есть дети или же таковых нету, но зато есть муж. Что станется с моим фондом, если со мной случится несчастный случай, но я не умру, либо заболею или перестану платить в него взносы в течение года. За эти шестьдесят минут я задала только один вопрос:

– Предположим, я решу вносить ежемесячно эти сто пятьдесят злотых…

– Вы, разумеется, можете вносить и больше, – прервал он меня.

– Да, но я собираюсь только по сто пятьдесят. Итак, предположим, я буду выплачивать взносы в течение двадцати пяти лет. У меня накопится сорок пять тысяч злотых. Сейчас я могла бы на них купить «фольксваген поло». Кто мне гарантирует, что через четверть века эти деньги будут чего-то стоить? А вдруг я смогу приобрести на них только коробку спичек?

– Отлично, – непонятно почему обрадовался Вротка. – Каждый год вы можете увеличивать сумму взноса на процент инфляции. Это решает проблему. Перейдем теперь к самой главной сенсации – полисам страхования жизни. Это благодаря им во Флориде можно видеть дряхлых старцев, окруженных кольцом пышных двадцатилетних блондинок…

Тут я отключилась. Какое мне дело до сисястых блондинок, охотящихся за наследством? Какое мне дело до Флориды и тамошнего рая для старикашек?

– И что вы на это скажете, пани Малина?

Я очнулась.

– Что ж, – я сделала умное лицо, – звучит все это вполне разумно. Остается лишь вопрос, каковы условия вступления в этот… – я не успела произнести «рай», так как Вротка уже принялся объяснять:

– Прежде всего, вы должны купить полис, это вполне понятно, поскольку вы будете рекламировать наш продукт.

– Ну да, Клаудиа Шиффер определенно ездит в «ситроене».

– Результаты проведенных исследований однозначно подтвердили: работник, пользующийся продукцией своей фирмы, является наилучшей ее рекламой. Таким образом, для начала годовой полис: минимум тысяча восемьсот злотых. Затем учеба: всего-навсего двести тридцать злотых. Еще экзамен на получение лицензии. И вы на первом уровне. Теперь вам достаточно принести десять договоров, и вы переходите на уровень два.

– А прыжок на следующий уровень? Сколько для него требуется договоров?

– Сто. Что вполне реально в течение десяти месяцев. Если вы напряжетесь, то через год сможете готовить блюдечко.

– Блюдечко?

– О, извините, блюдо. Под большой кусок пирога, каковым являются прибыли страховых компаний.

– Ага. А сколько всего этапов?

– Восемь, причем – и это чрезвычайно интересно, – если с вами что-то случится, член вашей семьи может продолжать подъем на следующий этап. У нас в фирме был такой случай. Один из менеджеров погиб во время пожара, он тогда был на пятом этапе. Жена решила продолжать его дело. В настоящий момент она – директор. Она достигла самой вершины и зарабатывает миллионы, хотя сама уже не работает, на нее работают другие, с низших уровней.

– Типичная пирамида, – решила я.

– Скажите, на какой-нибудь другой работе семья умершего может взлететь на его должность?

– Пожалуй, нет, – признала я. – Но, скажите, этот взлет обязателен? К примеру, предположим, я нашла мужа, который работает на подобную фирму. И вот, не приведи господь, он гибнет. Я обязана в таком случае продолжать подъем?

– Очень остроумно. – Вротка улыбнулся и потер пухленькие ручки. – Разумеется, нет. Ну так как, пани Малина? Когда мы можем встретиться?


22.06. Ровно в полдень.

– У меня тетя подрабатывает агентом, – сообщила Эва. – В течение года она заключила три договора. Причем работает она в Освенциме, где хочешь не хочешь, а думаешь о смерти.

– Я не знала, что страховые компании теперь выдвигают столько требований, – призналась Иола. – Покупку полиса, платное обучение…

– За тетю заплатило предприятие, – продолжала Эва. – И тетя еще сделала одолжение, потому что из ста человек согласились только двое: она, со средним образованием, и некая Тереска, курьер, у которой фабзавуч. Сейчас тетя жалеет, что согласилась, потому что на звонки потенциальным клиентам она потратила больше, чем заработала. Она периодически хочет уйти, но ее соблазняют золотой «Омегой». Она получит ее на шестом этапе, а вот на седьмом – учеба в Турции.

– А на девятом отпуск на Сириусе, – добавила я. – Все это прекрасно, вот только у меня по-прежнему нет работы.


23.06. Только что пришла после третьего собеседования. Теперь у меня это идет все лучше и лучше. Помню самое первое. Девять лет назад, когда я искала работу на время каникул. И получила: в городском мясокомбинате на укладке консервов.


Хелена, неудачливая в любви | Вкус свежей малины | Моя левая нога