home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

Они появились на рассвете.

Мириам, как всегда по утрам, смотрела из окна на дорогу, идущую с запада. Последняя семья, бежавшая от рейдеров по этой дороге три дня назад, предупредила ее о возможной опасности, но Мириам им не поверила.

Ее маленький постоялый двор видел столько перепуганных беженцев за последние полгода, что их страх стал для нее чем-то вроде фона, белого шума, мешающего распознать их истинные лица и намерения. Тяжелые грузовики, кары и трейлеры, нагруженные вещами, появлялись и исчезали в ее одиноком мирке – где-то между старым колодцем, парой неказистых домиков, сложенных из листов ржавого железа, и забором, скрепленным колючей проволокой. Чужие люди проводили здесь на несколько ночей, а потом уходили, оставляя свой страх. Старые, молодые, совсем дети – все они бежали от прошлой жизни, с насиженных мест, всем им было что терять.

Мириам было всего шестнадцать, и она не боялась. Девушка не испугалась даже когда поняла, что облако пыли на дороге растет слишком быстро. Тяжелые кары, везущие женщин, детей и домашнюю утварь, не ездят с такой скоростью.

Утро было прозрачным и чистым, песок пустыни мерцал под солнцем. Мириам пошла на кухню и достала довоенный револьвер из жестяной коробки за плитой… большой и тяжелый. В барабане, как она помнила, оставалось всего три патрона.

Затем девушка вернулась к окну.

Облако успело вырасти в размерах, и Мириам четко различила машины – скоростные кары с открытыми двигателями и сверкающими на солнце пластинами брони. Она все еще не чувствовала страха, вообще ничего, только в памяти постоянно всплывали слова одной беженки: «Лучше умереть, чем даться им…»

Мириам не знала, хочет ли она умереть. Однажды ей уже случалось убивать, и сейчас она пыталась вспомнить, как правильно держать эту большую рукоять, чтобы отдача не сломала руку. Ей всегда казалось, что в моменты вроде этого люди чувствуют панический ужас и мечутся, пытаясь спастись. Но страх не приходил, только револьвер в ладони становился все тяжелее и тяжелее.

Две машины вырвались немного вперед, и экипаж той, что была позади, открыл огонь. Мириам увидела вспышку на носу кара, а затем ворота и часть металлического забора, защищавшего ее постоялый двор, разлетелись на куски. Когда первый кар проехал по обломкам и развернулся около колодца, она вдруг почувствовала, что ноги ее не держат. Это было неожиданно… никакого страха, просто колени подогнулись и она села в углу, у окна, направив пистолет на дверь.

Время остановилось. Мириам слышала рев моторов, когда во двор въезжали вторая и третья машины, скрежет металла, хлопанье дверей в домиках, и пистолет внезапно стал невесомым. Она словно со стороны смотрела на свои руки и длинный ствол, направленный на дверь… когда та наконец распахнулась.

И Мириам поняла, что не может нажать на курок.

Появившийся в дверях человек, казалось, ее не заметил и прошел мимо – только мелькнули металлические лоскуты, нашитые на его кожаную броню, когда он одним движением распахнул шкаф и принялся выбрасывать из него вещи. Второй рейдер, вошедший следом, бросил взгляд на Мириам, и она уронила пистолет.

Его глаза были прозрачными льдинками на дочерна загорелом лице, влажными кусочками стекла, в них не осталось ничего человеческого. Он прошел на кухню, а Мириам внезапно поняла: умереть действительно было бы проще.

Она снова взялась за рукоять револьвера, и кто-то наступил ей на руку. Девушка смотрела на тяжелый ботинок с высокой шнуровкой и не могла поднять голову. Мириам должна была испытывать боль, но ее тоже не ощущала. Что-то подняло ее на ноги и сильно ударило о стену. Теперь перед глазами оказались исцарапанные пластины военного бронежилета, выкрашенные в черный цвет. От удара ее голова откинулась назад, и она почувствовала на своем лице дыхание третьего рейдера, насыщенное болью и смертью.

Затем что-то произошло. Взревели моторы на улице, и комнату на короткое мгновение осветил неправдоподобно ровный фиолетовый свет – словно в окно заглянул прожектор из цветного стекла, вроде тех, что Мириам когда-то видела на ярмарке. В мгновение ока вспыхнули занавески, волна жара ворвалась в дом следом за рейдерами, и взрыв во дворе заставил затрястись тонкие металлические стены дома Мириам. Весь мир вздрогнул… Человек, который держал ее, разжал руки, но она осталась стоять, так же, как и рейдеры, глядя наружу. Пыль и жар ударили в двери и окна вместе с облаком пыли и закружились по комнатам, а следом за ними пришел еще кто-то.

В дрожащем воздухе Мириам увидела движение и блеск стали. Рейдер, выскочивший из кухни, отлетел к стене, отброшенный металлическим бликом, а тот, кто рылся в шкафу, вскинул руку с пистолетом. Кажется, Мириам моргнула, потому что в следующее мгновение кисть его руки вместе с оружием отделилась от тела и ударилась о потолок комнаты. Человек, держащий Мириам, оттолкнул ее, сделал шаг вперед, и тогда она впервые за долгие минуты почувствовала, что может двигаться.

Девушка кинулась ему на спину и вцепилась руками в горло, защищенное жестким воротом бронежилета.

Рейдер качнулся, и в воздухе снова мелькнуло лезвие, совсем низко, под ногами Мириам. Мир в который уже раз перевернулся. Она снизу смотрела на свою комнату, в которой провела столько дней, где все вещи были такими знакомыми и родными. Ее стены и потолок теперь были залиты кровью. Невысокая фигурка, не выше самой Мириам, добивала рейдеров – деловито, быстрыми взмахами длинного изогнутого клинка. У того из них, на котором лежала Мириам, была отрублена нога. Он пытался встать, издавая плачущие звуки, когда лезвие с отвратительным хрустом вонзилось ему в шею.

Затем убийца рейдеров взял Мириам за плечо и поднял на ноги одним резким движением, заставившим ее зубы клацнуть. У него были тонкие, но очень сильные пальцы, и прикосновение оказалось болезненным – первая боль, которую Мириам почувствовала в это утро.

Она пробилась сквозь внутреннюю пустоту, заставила девушку вскрикнуть, поднять глаза на своего спасителя и обнаружить, что лица у него нет.

На Мириам смотрела уродливая маска из черного пластика, перевитого трубками, с несколькими клапанами для дыхания и несимметрично расположенными оптическими линзами. Рука в перчатке, лежавшая на плече Мириам, была армирована тонкими металлическими полосами, пронизывающими всю рубчатую обтягивающую броню этого странного существа.

– Можешь идти? – раздался бесполый механический голос.

– Могу, – ответила Мириам.

– Машина есть? – Существо в маске оглядело комнату, трупы и снова повернулось к девушке.

– Да, – ответила та.

– Тогда собирайся, я еду на восток.

Человек с закрытым лицом отпустил ее плечо и, казалось, утратил к ней интерес, принявшись обыскивать трупы. Мириам подошла к шкафу. Рейдер, рывшийся в нем, лежал теперь среди ее комбинезонов, курток, джинсов, платков – всего того, что надевала она последний год, что иногда оставляли ее постояльцы как плату за ночлег. Теперь все это плавало в крови. Рейдер не умер сразу, и существо в маске располосовало его крест-накрест. Мириам снова почувствовала слабость в коленях, а затем ее вырвало прямо на труп.

– Хочешь взять что-то отсюда? – Незнакомец, сидящий за ее спиной на корточках, поднял пистолет рейдера и стряхнул с него отрубленную кисть.

Мириам не ответила. Она словно завороженная смотрела на ярко-желтый платок, пропитывающийся кровью у нее на глазах, просто вещь, принадлежавшую ей, одну из многих, которые у нее были.

Нет, теперь не было.

– Не хочу. – Мириам встала и сгребла все, что еще висело на полках в шкафу: пару курток, юбку и свитер.

Ее прежняя жизнь закончилась, и ей почти нечего было взять с собой – точно так же, как когда-то в прошлом, полтора года назад.

Бросив вещи на кровать, она завернула их в одеяло и скрутила в большой узел, потом вышла на кухню, ступая между лужами крови, и вынесла оттуда две коробки с личными вещами и медикаментами.

Человек в маске тем временем опустошил пистолет рейдера и зарядил свой собственный – небольшой черный игольник с широким магазином перед рукоятью.

– Очень хорошо, – сказал он, поймав взгляд Мириам. – У меня как раз закончились заряды.

Глядя, как незваный гость вешает пистолет на пояс и подбирает с пола свой страшный клинок, Мириам внезапно до конца осознала то, что заподозрила с самого начала. Существо в маске было женщиной, худой и узкобедрой, всего на несколько дюймов выше Мириам. Жуткий комбинезон почти не скрывал ее форм.

– Там есть еще вода и продукты, совсем немного. – Мириам подняла узел и коробки и смотрела, как женщина в маске вытирала лезвие одной из старых рубашек, подобранных в окровавленной куче.

Пыль в комнате медленно оседала, но дым от тлеющих пластиковых занавесок все еще висел под потолком.

– Хорошо, бери.

Клинок, чистый и блестящий, щелкнул, уходя в длинную рукоять так же легко, как обычный складной нож.

Они вышли во двор. Маска тащила тридцатилитровую бутыль с водой так, будто та ничего не весила, а Мириам волокла за ней свои нехитрые пожитки, дополнившиеся еще одним узлом с крупой, картошкой и сушеным мясом.

Она остановилась на секунду, и дыхание ее перехватило, может быть из-за тяжести узлов или же потому, что двора больше не было.

Пространство перед ее домом было засыпано дымящимися кусками металла, в которых угадывались обломки каров и домиков для гостей. Труба колодца, срезанная у основания будто ножом, смотрела в небо, как ствол орудия.

Рядом с колодцем, прямо на раздавленных остатках другого кара, стояла низкая бронированная машина военного типа, выглядевшая так же жутко, как и сама ее хозяйка, – с множеством отметин на броне, оплавленными щитками и ребристым цилиндром тяжелого излучателя, смотрящего своим слепым зрачком прямо на Мириам.

– Что здесь?.. – Мириам остановилась около колодца и заглянула внутрь.

Там, на глубине десяти метров, мерцала вода. Оплавленные края трубы все еще дымились и излучали жар, а в воде отражалось лицо девушки, маленькое и испуганное, с огромными черными глазами, точно такое же, каким она увидела его когда-то давно, впервые посмотрев в этот колодец.

Ее тихому островку посреди безумного и страшного мира действительно пришел конец. Опустив узлы в горячую пыль, она наклонилась и сняла с рукояти колонки, лежащей теперь рядом с трубой, маленький колокольчик.

Женщина в маске наблюдала за ней, поставив бутыль с водой на броню своей машины.

– Он звенел, когда набирали воду. – Мириам сжала колокольчик в кулаке. – На память…

– Это был разъезд. – Механический голос незнакомки не выражал ничего. – Это разведка, идущая впереди Руки. Их много, в этом разъезде было всего восемь, и остальные уже знают, что они мертвы.

– Мой грузовик за домом. – Мириам наклонилась, собирая узлы. – Дай мне две минуты, чтобы его завести.

Уже забросив вещи в трейлер, девушка оглянулась. Женщина в маске все еще стояла посреди двора, но теперь – возле колодца, и смотрела вниз, на свое отражение.


Интермедия I | Стальная бабочка, острые крылья | cледующая глава