home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



III

В этот раз Би снова надела плащ поверх костюма. Мириам было страшно даже представить себе, каково ходить во всем этом в такую жару, но, видимо, костюм действительно позволял не обращать на нее внимания.

Таню оставили за старшую, велев при малейших признаках опасности подниматься на второй этаж и закрываться в комнате. Впрочем, Марта уверила, что в этом необходимости не будет.

Когда они уходили, большой человек уже закончил ужин, и перед ним опять стояла бутылка с яблочным виски. По словам Марты, иногда он выпивал до двух таких за день, а потом еще и уходил куда-то ночью. Би, услышав об этом, только покачала головой. К их новому соседу она относилась на удивление спокойно, видимо, не считала его опасным, и Мириам склонялась к тому, чтобы доверять ей в этом.

Она все чаще ловила себя на том, что прислушивалась к любым звукам так, словно все еще была в пустыне. Город звучал совершенно иначе, даже за стенами гостиницы чувствовалось постоянное движение. Далекие крики, разговоры, звучащие между металлическими листами, стук капель в стоках, музыка, играющая вообще неизвестно где, высоко, над самой крышей, – каждый незнакомый звук заставлял ее вздрагивать и часто оглядываться. Так песчаная мышь высовывается из своей норки у дороги.

Они вышли из приветливой тени «Индюка», и Мириам поняла, что за время их отдыха город изменился. На смену недавней тишине пришло движение. Жара спала, и на улицах снова появились жители, беженцы, торговцы – все те, кого дневной зной загнал было в свои убежища. Даже на маленькой площади перед «Индюком» развернулась пара лотков, владельцы которых предлагали прохожим сладости и острые наперченные колбаски. Соседние кварталы из пустынных стали неожиданно оживленными.

Большинство прохожих были беженцами. Так, во всяком случае, казалось Мириам, успевшей перевидать их во множестве. Их отличали загорелые лица, грубые руки и одежда, а также нечто общее во взгляде – неуверенность, каким-то образом уживающаяся с агрессивностью и готовностью бороться дальше, до конца. Встречаясь с ними глазами, Мириам не знала, что делать – улыбаться или держаться за кошелек, чтобы его не сорвали с пояса. В нем лежало совсем немного денег, большую их часть Мириам оставила в отеле, в узле под кроватью, но и то, что там имелось, было бы крайне неприятно потерять. Кредитный лист Би взяла с собой, и Мириам соглашалась с ней в том, что карман на поясе экзоскелета – это, вероятнее всего, самое надежное место в городе.

Солнце зашло за крыши, и теперь площадь пересекали глубокие тени от мостиков между домами и вышек. Одна из узеньких улочек, поднимающихся к вершине холма, вывела их к площади побольше, в центре которой на круглом кирпичном возвышении стоял и что-то говорил священник, худой, совсем молодой, в пыльной черной одежде и с большим металлическим крестом, свисающим с шеи. Вокруг него собралось десятка два горожан. Мириам тоже прислушалась, но речь проповедника показалась ей несвязной. Он кричал о каком-то суде, о мерзости, бродящей между людьми, о том, что нужно очиститься. Би, остановившаяся было, огляделась по сторонам и начала проталкиваться через толпу. Вблизи голос проповедника звучал еще громче, как-то визгливо. Почти против воли Мириам вспомнила спокойную улыбку Кейна и его тихий голос. Эти два человека явно были совершенно разными, хотя, по идее, преследовали одинаковые цели. Из задумчивости ее вывело прикосновение Би. Воительница кивнула в сторону улочки, уводящей с площади, и Мириам пошла следом за ней.

Они протолкались через толпу вокруг лотков, разбросанных по краю площади и торгующих в основном сладостями и украшениями, миновали пеструю стайку девиц в ярких платьях, окружающих угловой вход в заведение с игривой цветной вывеской «Горькая ягодка», и пошли по переулку. Он начинался под решетчатой башней, поднимавшейся на такую высоту, что Мириам пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть красную черточку флага на ее вершине.

Верхний город, куда они собирались пойти, оставался чуть в стороне. Мириам хотела было спросить, куда они направляются, но Би неожиданно ускорила шаг. Улица в этом месте сужалась так, что и кар не прошел бы, по сторонам, в стенах из красного кирпича, поднимались узкие окна. Мириам перешла было на бег, чтобы все-таки догнать Би, и только тогда заметила впереди, в просвете, людей, медленно идущих навстречу им.

Би остановилась и наклонила голову к Мириам:

– Когда я скажу – падай.

Мириам кивнула, все еще не совсем понимая ситуацию, затем оглянулась и убедилась в том, что и сзади, со стороны площади, к ним не спеша приближаются трое мужчин. Слегка похожие друг на друга, в одинаковых кожаных безрукавках, они были вооружены. Как минимум у двоих, подходящих спереди, девушка заметила игольники.

Би положила руку на кобуру, и высокий мужчина, остановившийся перед ней, ухмыльнулся:

– Не торопись. У нас три ствола, у тебя один, подумай.

– О чем?

– Ты денег себе заработала, а не поделилась. Нехорошо это.

Би мягко шагнула ему навстречу:

– Я вас не знаю, зачем мне делиться?

– Ты лист отдай по-доброму, тогда и познакомимся. – Второй мужчина поднял небольшой блестящий игольник и прицелился ей в живот.

– А своих в этой кишке не подстрелишь? – спросила Би, и мужчины переглянулись.

Би отбросила полу плаща и пнула в пах того, кто заговорил первым, с такой силой, что его ноги оторвались от земли. Не дожидаясь команды, Мириам кинулась в сторону и вниз, на землю. От противоположной стены донесся глухой удар, когда Би швырнула на нее второго наемника. Хлопнул чужой игольник, но Би уже прыгнула в сторону и вверх, сначала на кирпичную кладку, брызнувшую осколками. Потом она оттолкнулась от нее, налетела на оставшихся наемников и сбила с ног сразу двоих. Третий повел игольником следом за ней, но Би снова подпрыгнула, развернулась в воздухе, как волчок, и ударила его коленом в голову.

Наемник завалился вперед, словно ему подрубили ноги, а Би приземлилась на ближайшего его товарища, пытающегося подняться, и вбила мужчину в землю. Последний наемник, быстро вскочивший после падения и все еще опирающийся на руку, замер напротив нее, не решаясь двинуться, и Би тут же хлестнула его по лицу коротким, малозаметным движением, которое Мириам уже видела во время драки с Кейном. Несмотря на кажущуюся легкость, удар швырнул его на мостовую. Би оглянулась, оценивая ситуацию, и присела с ним рядом.

Поняв, что основная опасность миновала, Мириам встала, отряхнула джинсы и подошла к ним. В наступившей тишине были слышны только всхлипывания первого наемника, которого ударила Би, и далекие крики священника на площади.

– Кто рассказал про лист? – спросила Би у наемника, снова пытающегося подняться.

Вопрос почему-то вызвал у него улыбку, обнажившую редкие зубы.

– Так весь город знает. – Он попытался отодвинуться, но Би наступила ему на руку.

– От кого знает?

– Известно от кого. Люди везде стоят, на все смотрят.

– От охраны? – Би качнулась вперед, вдавливая его руку в сухую пыль.

– Да, от охраны!

– Так передай, что в следующий раз жалеть никого не стану. Перестреляю и все. Ясно?

Наемник тупо уставился на нее, видимо лихорадочно пытаясь придумать хоть какой-нибудь ответ, так что Мириам даже стало его жалко. Би качнула головой, выпрямилась и так ударила его ногой в живот, что тот согнулся пополам.

– Вы главного своего в больницу доставьте побыстрее, – сказала она. – А то ведь и умереть может.

Наемник пробулькал в ответ нечто нечленораздельное, Би пожала плечами и отвернулась.

– Пошли.

Они двинулись по улице обратно к площади, и Мириам несколько удивило то обстоятельство, что Би не стала собирать игольники. На площадь они не выходили, у вышки свернули в еще один узкий переулок, ведущий к вершине холма, и там Би замедлила шаг.

– Что с тобой? – спросила Мириам, заметив, что та прижимает руку к животу.

– Стейк, – ответила Би. – Он явно был лишним.

– Тебе все еще нельзя есть?

– Можно, но мне не стоило так прыгать после ужина. – Би прислонилась к стене и несколько раз глубоко вздохнула – Ничего, это сейчас пройдет.

– А эти наемники, они следили за нами?

– Да, от самой гостиницы. Я заметила одного, который шел за нами, у площади он встретил остальных.

– Но мы пошли в переулок.

– Я боялась, что они попытаются напасть прямо на площади и мне придется стрелять в толпе.

– Но ты не стреляла.

– Нет. Эти наемники – те же фермеры, только с оружием. Рейдеры и то дерутся лучше.

– Но их много в городе.

– Я знаю. Где твой игольник?

– Оставила под кроватью.

– Больше так не делай. Всегда бери его с собой.

– Я думала, здесь не так, как в пустыне.

– Нет. Тут гораздо опаснее. – Би оттолкнулась от стены и выпрямилась. – Пойдем посмотрим на верхний город, а то уже скоро начнет темнеть.

В эти ворота их тоже пропустили без проблем. Вход стоил целых два кредита, и, судя по отсутствию толпы в воротах, не многие желали платить столько за привилегию прогуляться по улицам верхнего Хокса. Они, кстати, на первый взгляд не слишком отличались от улиц нижнего города. Разве что камней под ногами попадалось поменьше и кирпич, из которого были сложены дома, казался светлее.

Однако чем выше они поднимались, тем четче становились различия. Черты верхнего города проступали неторопливо, словно плиты хайвея, появляющиеся из-под песка под осенним ветром. Дома становились выше, все чаще в их окнах блестели самые настоящие стекла. Двери были уже не деревянными, а обшитыми металлом. Над улицами больше не нависали мостики и галереи, плоские крыши сменились покатыми, покрытыми стальными пластинами или красной глиняной черепицей. Вывески на стенах сплошь и рядом светились даже днем, приглашая в чистые заведения, прячущиеся под легкими навесами, увитыми виноградными лозами.

Да и люди здесь навстречу попадались совсем другие, в основном горожане, которых Мириам безошибочно отличала по какой-то особой мягкости во взгляде, жителям пустыни совсем не свойственной, и еще по десяткам мелких деталей: сережкам в ушах женщин, чистым волосам и аккуратным прическам, кольцам на руках мужчин, отсутствию оружия, выставляемого напоказ.

Смотрели они все как-то иначе – без страха, скорее с любопытством, даже на Би. Мириам заметила, что им вслед оглядываются и мужчины и женщины.

Недолго пропетляв по улицам и металлическим мостикам, они поднялись на одну из башен верхнего города, возвышавшуюся над треугольной площадью, посередине которой стоял красно-белый шатер, похожий на гигантский зонтик, раскинувший по сторонам десяток тонких металлических опор. С площадки открывался великолепный вид на другой холм Хокса, еще один город, ползущий вверх по склонам, ощетинившийся башенками и острыми углами металлических крыш.

– Смотри, церковь, – сказала Би, и Мириам подумала было, что она говорит про шатер, но там не было ничего похожего на храм, только столики, стулья и круглая стойка бара в центре, окруженная людьми.

Потом девушка проследила за взглядом Би.

Церковь возвышалась на холме напротив. Острый металлический конус с кирпичным основанием, увенчанный крестом, походил скорее на механизм, чем на здание. Мириам никогда раньше не видела подобных церквей и не помнила ее по своему прошлому посещению Хокса.

– Нужно будет зайти туда, – сказала Би. – Спросить про миссию.

– Какую?

– Таня сказала, что их миссия ехала сюда.

– Разве? А ты хочешь оставить их там?

Би оглянулась на Мириам:

– Это их дом, разве нет?

– Наверное.

– Думаешь, нам стоит и дальше таскать их с собой?

– Мне кажется, что рядом с тобой им безопаснее.

– Спокойнее, чем в миссии?

– Да, ты же сама видела, что с ней стало.

– Ладно. Мы спросим и тогда посмотрим, что делать дальше. Хорошо?

– Ладно, а что дальше?

Би все так же смотрела на церковь, но Мириам показалось, что она озадачена.

– Я не знаю, стоит ли мне уезжать отсюда.

– На юг?

– Нам… мне нужно подумать и поговорить с бароном.

– С Ястребом?

– Да. Хочу задать ему пару вопросов, которые не дают мне покоя.

– Каких?

– Например, о том, как он рассчитывает защитить всех этих людей.

Би кивнула на шатер, люди под которым явно не думали об опасности, приближающейся к городу. Несколько мужчин, видимо уже слегка навеселе, пели какую-то песню под музыку, раздающуюся где-то за стойкой бара, остальные просто сидели у столиков. Четверо или пятеро молодых людей в дальнем конце шатра даже танцевали какой-то несложный танец, встав в круг.

– Горожане не боятся, – сказала Би, словно прочитав мысли Мириам. – Я видела, как сюда бегут тысячи людей, смотрела в лицо врага. Атланта закрыла свои ворота, но эти обыватели ни о чем не подозревают. Они верят в своего барона, и мне интересно, действительно ли он этого достоин.

– А если он и в самом деле такой?

– Тогда я помогу ему.


предыдущая глава | Стальная бабочка, острые крылья | cледующая глава