home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Дорога на Атланту оказалась значительно лучше, чем те, по которым они ехали до сих пор. Песок на старом бетоне был утрамбован множеством машин, трещины почти не попадались. Дети молчали. Рок вообще не произнес ни слова с момента его появления из грузовика, а Тони, по словам Тани, вообще не говорил.

– Не то чтобы он не умеет, просто, видимо, не хочет. Рок тоже неразговорчивый, но это потому, что тебя стесняется.

– Я вижу.

Мириам максимально затемнила ветровое стекло, но в кабине все равно было невыносимо жарко, несмотря на открытые окна. Если бы не дети в кабине, она давно бы сняла майку. Для нее было загадкой, как переносит жару Таня в своей курточке из легкого, но плотного полотна и таких же брюках и не жалуется. Всю дорогу девочка только одергивала Рока, когда он слишком сильно высовывался в окно, иногда говорила что-то Тони на ухо и совершенно бесшумно плакала, роняя редкие слезы ему за воротник.

До этого Мириам видела множество детей, от совсем маленьких, завернутых в тряпки и спящих на руках у родителей, до почти взрослых, вроде Тани, бегавших с криками по ее постоялому двору и постоянно норовящих что-нибудь стянуть, уронить или съесть. Ей приходилось заботиться о них, иногда кормить, искать, прикрикивать и отводить к родителям. У нее были даже игрушки, которые она хранила для таких случаев: мягкая кукла с глазами из пуговиц, кубики с буквами и еще много всяких мелочей, коробка с которыми осталась далеко позади, среди развалин постоялого двора.

Но эти трое были другими. Наверное потому, рассудила Мириам, что, как и она, они росли сиротами, среди чужих, пусть и добрых, людей.

Теперь у них тоже не было ничего, и незнакомая, дочерна загорелая девчонка везла их на своем старом грузовике в неизвестность. Подумав об этом, Мириам вдруг четко увидела себя глазами Тани, сквозь ее слезы. Худые загорелые руки, лежащие на штурвале, узкое лицо, большие черные глаза и давно не мытые волосы, завязанные в высокий хвостик. Видение было таким ясным, что она чуть не выпустила штурвал. Грузовик ощутимо тряхнуло, и Таня действительно посмотрела на нее.

Тогда Мириам перестала молчать.

Она с трудом подбирала слова, говорила о том, о чем ей некому было рассказать с тех пор, как вторая семья покинула ее. Девушка излагала все несвязно, смешивала времена и впечатления из разных воспоминаний, но дети слушали. Она поведала им о том, какими красивыми были рассветы и виноградные сады в Олайхоме, городе ее детства, о дорогах, которые ей приходилось видеть, о том, чем различаются бетон и древний асфальт и на что похожи старые города, в которых давным-давно боятся селиться люди. Мириам вспоминала свой постоялый двор, то, как разрисовывала дома для гостей красками из баллончиков, оставленными как-то ей в уплату. Какой холодной бывает вода из колодца по утрам. Как однажды ей подарили маленькое радио, которое она слушала целых две недели, пока оно не сломалось. Из крепости Даллас до нее доносилась музыка и какие-то новости, которых девчонка не понимала, но готова была наслаждаться ими из-за красоты голосов, их произносивших. Она вспоминала мотивы древних песен, которые играли на ярмарке в Хоксе. Ничего прекраснее Мириам не слышала никогда, несмотря на то что часть слов в них была непонятна, а те, что оставались, не всегда складывались вместе. Она рассказывала, как здорово загорать весной, лежа на жестяной крыше ранним утром, пока воздух не успел нагреться, и как расцветает пустыня ближе к зиме, когда каждый порыв ветра несет легкий пух и тысячи семян, а среди дюн островками распускаются маленькие желтые цветы, чтобы через считанные дни опасть и быть унесенными ветром.

Они приближались к Атланте, и местность вокруг менялась. Вдоль дороги тянулись возделанные поля, виднелись каналы и фермы. Мириам начала рассказывать о них. Она жила на такой ферме несколько месяцев, там выращивали пшеницу, овес и чеснок, проводили каналы и перегоняли коров с места на место ранней весной.

– Их покинули. – Голос Би раздался из переговорника неожиданно, и Мириам вдруг поняла, что та тоже слушала ее все это время и не перебивала.

– Фермы?

– Да. Я не вижу ни одного дымка, никого живого. Все фермеры, обитающие вокруг Атланты, оставили эти места и бежали.

– Значит, они спаслись?

– Наверняка. Ехать осталось недолго, впереди кордон.

– Кордон?..

– Да, сторожевой пост. Отсюда уже видно Атланту, смотрите.

Они как раз спускались с пологого холма, и Мириам не сразу поняла, о чем говорит Би. Потом до нее дошло, что нечто огромное, светлое и призрачное, закрывающее треть горизонта, – это и есть Атланта. Она вглядывалась в нее до рези в глазах, но с такого расстояния мало что удавалось рассмотреть. Большие здания прятались в дымке, стена казалась мутной полосой, а высоко в небе мерцала струна орбитального лифта, видимая даже при свете дня.

– Притормозим, не нужно заставлять их нервничать, – сказала Би, и Мириам послушно снизила скорость, продолжая рассматривать город на горизонте, пока восклицание Рока не оторвало ее от этого занятия.

Би остановила свой кар посреди дороги. Мириам не понимала, почему так вышло, пока то, что она приняла за каменные глыбы на обочинах хайвея, не пришло в движение и не направилось ей навстречу. Би вылезла из машины и медленно пошла вперед. Мириам затормозила в десяти шагах за ее каром и тоже вышла из кабины, жестом велев Тане сидеть на месте.

Би стояла, подняв руки, перед двумя очень большими карами песочного цвета. Пластины брони, похожей на самый настоящий камень, прикрывали их колеса, а из щелей между ними смотрели страшные многоствольные орудия. Мириам не сразу разглядела, что за ними есть еще машины непонятных очертаний, словно спящие и не принявшие еще свою боевую форму, как эти две.

– Дорога закрыта, – сказал громкий механический голос, донесшийся из одной машины. – Разворачивайтесь!

Би что-то ответила ему. Слов слышно не было, но машины все так же стояли на месте.

– Разворачивайтесь! – Би снова возразила, и многоствольные орудия пришли в движение, начали раскручиваться.

– Распоряжение короля, Атланта закрыта! Разворачивайтесь или мы откроем огонь!

Би склонила голову, плечи ее поникли. Мириам непроизвольно сделала шаг назад, хотя отлично понимала, что ни расстояние, ни броня не спасут от этих пушек. Когда Би наконец-то повернулась и пошла обратно к машине, девушка облегченно вздохнула.

Они развернулись и поехали. В зеркале Мириам видела, как пушки провожали каждое их движение, словно пилоты боевых каров боялись, что Би передумает.

Они проехали триста метров назад по той же дороге, затем, уже за холмом, кар Би притормозил и съехал на обочину. Когда Мириам вышла из кабины, дети последовали за ней, как и раньше держась за руки. Би сидела на крыле своей машины, ее лицо было закрыто платком, и девушке не удалось поймать взгляд своей спутницы.

– Что теперь? – спросила ее Мириам.

Дети держались рядом, длинные волосы Тани щекотали ее плечо.

– Это не логично, – после длинной паузы сказала Би, по-прежнему глядя в сторону. – Даже если они приняли всех своих фермеров, их запасов должно хватить, чтобы выдержать очень длительную осаду.

– Может, они боятся, что рейдеры проберутся внутрь города и откроют ворота? – предположила Мириам. – Я, кажется, слышала о чем-то таком.

– Да, так случилось однажды в Чикаго. – Би наконец-то посмотрела на нее, в глазах воительницы была растерянность, словно отказ стражей Атланты причинил ей неожиданную обиду. – Вопрос в том, что нам делать теперь. Кажется, ты бывала здесь?

– Да, хотя довольно давно.

– Куда бы ты поехала?

Мириам переглянулась с Таней:

– В Хокс, конечно, это самый крупный город по эту сторону от Атланты. Кроме того, туда направилась миссия. Их ведь тоже не пустили в Атланту.

– Хокс? – Би заглянула в кабину своего кара и выдвинула экран. – Это вот здесь, севернее?

– Да. Туда идут все караваны, и торговцы из Атланты тоже часто там бывают. Это большой город.

– Через десять дней или еще того меньше Рука приблизится сюда и этот городок не устоит.

– Говорят, его защищает очень сильный барон. Путешественники рассказывали мне про Красного Ястреба.

– Каким бы сильным он ни был, ему не удержать город против четырех сотен боевых машин. – Би провела пальцами по экрану. – Нам стоит поехать туда, закупить припасы и катить дальше. Если между нами и рейдерами встанет Атланта, у нас появится шанс.

– Ты думаешь, что рейдеры нападут на Атланту?

– О, я бы очень этого хотела. – Би убрала экран в кабину и обернулась. – Желала бы, чтобы они рискнули, не отказалась бы посмотреть, что с ними сделают боевые лазеры и генераторы плазмы!

– Нам понадобится вода. – Мириам сняла фляжку с пояса и передала ее Тане. – Нас теперь больше, а у меня осталось едва ли два литра.

– В округе полно ферм, можем заехать на одну. Моему кару тоже нужна вода.

– Чуть дальше к северо-востоку должна быть водная вышка. Я видела ее, когда мы проезжали мимо. Думаю, там никого уже нет и мы сможем набрать воды бесплатно.

– Хорошо.

– Отец Кларк говорил, что в Атланту невозможно попасть. – Таня отдала флягу Року и подошла ближе к Би. – Они уже много дней не впускают никого, даже торговцев и путешественников. Поэтому мы поехали в Хокс. Он думал, что этот город будут защищать. Ведь сейчас там втрое больше людей, чем обычно.

– Я поняла, – ответила Би, но Таня сделала еще один шаг к ней и оказалась совсем близко. – Еще отец Кларк говорил, что многие путешественники не добрались до Хокса. Туда стало гораздо опаснее ездить. Иногда исчезают целые караваны, а солдаты из Атланты ничего не хотят с этим сделать! Но мы все равно поехали…

– На самом деле в крепостях гораздо меньше техники, чем кажется, и не так много обученных воинов. Я не думала, что они нас прогонят.

– Скажи, почему?! Ты ведь тоже солдат, правда? Ты нам помогаешь, но почему эти, другие, отказались тебя пустить?!

– Я давно уже не солдат, – медленно ответила Би. – А они мне не поверили.

– Как это?

– Решили, что я не та, кто есть. А может быть, и правильно сделали. – Би отвернулась и одним плавным движением заскочила в кабину своей машины. – Я бы тоже не поверила.

– Но они же видели твой кар и броню! – почти прокричала Таня. – Ты не просто солдат. Отец Кларк называл таких, как ты, посланцами смерти, говорил, что вы выполняете волю королей дорог и любой из вас страшнее, чем самая большая банда. Почему они отказались нам помочь?

Глаза Би сузились, и Мириам испугалась за Таню, а та подскочила к кару и стала рядом, глядя на женщину сверху вниз. Они смотрели друг на друга несколько мгновений, потом Таня отвела взгляд и закрыла лицо руками.

– Я не знаю причин, – заговорила Би, медленно и тяжело роняя каждое слово. – Но они закрыли город для всех. Ты еще слишком мала, чтобы судить обо мне или таких, как я.

– Но почему? Ведь теперь все, кто не смог вовремя спрятаться, погибнут, как…

– Королям дорог все равно. Ты никогда не думала о том, как Бог позволил убить пять миллиардов человек за несколько дней? Сперва твоих родных, а потом и тех людей, которые дали тебе приют? Ты не думала об этом, маленькая монашка?

– Я не монашка, – тихо ответила Таня, захлебываясь слезами. – И моих родителей… их не убили.

– Короли согласны не замечать банд, пока те досаждают их врагам и пропускают купцов. Они согласны терпеть работорговлю на своей земле, если она позволит получить дешевых рабочих на фермах. Ты понимаешь, о чем я говорю, монашка?

– Не понимаю. Бог не мог позволить такого, это все люди!

– Короли или Бог, без разницы – все равно разрешают. Это происходит потому, что они не хотят помешать. Как сейчас, например.

– Хватит! – сказала Мириам и обняла Таню. – Она не хотела. Не нужно больше, ей и так плохо.

Би искоса посмотрела на нее и молча захлопнула колпак кабины.

– Она злая, – прошептала Таня прямо на ухо Мириам. – Эта женщина – Меч короля. Мне говорили, что у них провода вместо сердца.

– Нет, – ответила Мирим так уверенно, что сама удивилась. – Разве ты не поняла?

– Что?

– Если бы ей было наплевать, она бы этого не говорила.

– Ты думаешь?

Ответить Мириам не успела, так как почувствовала прикосновение к своей ноге. Возле них стоял Рок.

– Мы еще не едем? – спросил он смущенно. – А то Тони хочет в туалет. Ничего, если мы отойдем к той скале?


предыдущая глава | Стальная бабочка, острые крылья | Интермедия V