home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




22 ДЕКАБРЯ 2021 ГОДА


Когда рыдания Макс начали стихать, Алек подошел и положил руку ей на плечо.

Макс обернулась на X5, удивленная деликатностью этого жеста и выражением подлинного горя на красивом лице. Она сглотнула и слегка кивнула ему, выражая благодарность за сочувствие.

Его рука все еще лежала на ее плече, когда Макс, не делая попытки подняться, снова перевела взгляд на Рэя. Ее пальцы прололжали перебирать волосы мальчика, находясь в нескольких сантиметрах от спутанной кровоточащей раны.

Он выглядел точно таким же, каким она его запомнила. Волосы подстрижены так же коротко как у его отца, но их цвет светлее, как у матери. Довольно маленький для своего возраста, некоторые приятели Вайта из культа сомневались, что мальчик может принадлежать к их "высоким" рядам. Он мог бы показаться спящим, если бы не дырка в его голове.

– Макс, – позвал Алек. – Нам нужно убираться. Кто-то из соседей мог слышать шум, а у нас здесь три трупа.

– Три? – отстутствующе переспросила она.

– Я прикончил одного, – сказал Джошуа, и на его лице появились слезы. – Я сделал что-то не так, Макс?

Она посмотрела на звероподобного человека рядом с собой, и воспоминания к ней вернулись: раненое плечо Джошуа, сломаная шея семьянина. Джошуа опустился на колени рядом с ней, как будто они приносили какую-то клятку. Казалось, собственная рана ни капельки его не беспокоила, хотя лезвие ножа все еще торчало из его плеча.

– Ты в порядке, приятель?

Он покачал головой и сказал:

– Слишком поздно. Мальчик не должен был, Макс.

– Должен что?

– Пострадать. За всех. – И слезы потекли у него по лицу.

Она убрала руку от мертвого мальчика и погладила мокрую теплую щеку Джошуа.

Алек сжал ее плечо.

– Макс!

– Ты прав, Алек. Давай встряхнем их.

Она поднялась и собрала все свое самообладание в кулак. Сейчас ее волновало только дело, а желание достичь цели усилилось в разы. Она выскользнула в коридор, где Джошуа оставил мертвое тело со сломанной шеей. Хотя Джошуа сделал практически невозможное, потому что шея у человека почти полностью отсутствовала. Большая голова сидела прямо на широкий плечах. Взгляд широко распахнутых глаз в прорезях маски был пустым.

Она присела перед трупом, но сделала это гораздо менее деликатно, чем рядом с телом ребенка. На семьянине был знакомый форменный комбинезон, и Макс поняла кто перед ней прежде, чем сняла маску с большой головы мужчины.

Светловолосый охранник из поместья Лаймана Кейла.

Отто? Или это был Франц? Она не помнила.

Не это было важно. Она справедливо заключила, что его темноволосый напарник – Франц, или Отто, какая к черту разница – был тем, кто сбежал через окно спальни.

Она встала.

Алек торопил:

– Макс, давай! Нужно сматываться.

– Заткнись, – огрызнулась она. – Я думаю.

– Может ты сможешь заняться этим в машине.

– Алек, заткнись.

Что за чертовщина здесь творится? Семьяне работают на Лаймана Кейла?

Только вот Лайман Кейл был овощем, картинка в СМИ это только официальное прикрытие и шелуха… Никто на самом деле на него не работает, так ведь? Так охранная команда, включая двух мускулистых парней – семьян – отчитывалась перед личным секретарем Лаймана Кейла, очень ловкому и услужливому бюрократу по имени Фрэнклин Босток.

Был ли Босток ответом?

Велика вероятность, однако Алек был прав, сейчас не время и не место обдумывать все возможности. Им действительно нужно убираться. Издалека приближался мрачный вой сирен, как будто уже знавший о трагической смерти ребенка.

– К нам едет компания, – хмыкнул Мол, стоявший сбоку от нее.

– Ок, – ответила Макс. – Джошуа, ты можешь захватить этого парня?

Все еще игнорируя нож в своем плече, Джошуа наклонился, схватил труп и перекинул его через плечо, как мешок с зерном.

Глаза Алека расширились, а рот открылся.

– Что за черт?

– Мол, – сухо приказала Макс, – возьми мальчика. Заверни его в простыню.

Сигара выпала из его рта.

– Ни за что! Что за омерзительное дерьмо?

Макс ткнула человека-яцерицу в грудь двумя пальцами.

– Мальчик мертв. Когда я говорила, что не буду менять мальчика на Логана, имелось в виду, что Рэй Вайт будет дышать. Бедному мальчику уже не повредит, если он прокатится с нами.

Алек, глаза которого были широко распахнуты от ужаса, сделал шаг к ней.

– Макс, ты совсем спятила? Этот план отстой.

Она опустила руку на плечо Алека, и этот жест даже отдаленно не был таким деликатным, как его.

– Соберитесь, девочки! Эймс Вайт потребует доказательств того, что случилось здесь. Его предали Семьяне, а не мы!

– Ты хочешь сказать, что мальчик… его тело… это доказательство… – подытожил Мол, поднимая свою сигару.

– Ты чертовски прав, он доказательство! – произнес Алек под звук приближающихся сирен. – Ты собираешься положить два трупа в нашу машину? Прямо в салон?

– А это мысль, – ответила Макс.

– А если нас остановят копы, – продолжал допытываться Алек, – как мы это объясним?

– Смелее, – поторопила она. – Мол, Алек, сделайте это… или уходите. Если вы не готовы выполнять мои приказы сейчас – просто уходите.

Алек сглотнул и вздохнул… затем кивнул, согласившись с условиями. Мол уже направлялся в спальню, чтобы приготовить маленькую скорбную посылку.

Макс больше не была отчаявшейся молодой женщиной, и Джошуа больше не напоминал гигантского расстроенного плюшевого медведя – все четыре трансгена снова были отлично вытренированной слаженно действующей командой (Спасибо вам, полковкник Лайдекер, подумала Макс, за эту маленькую услугу), и ни Семьяне, ни Эймс Вайт не могили сделать ничего, чтобы остановить их.

Им удалось покинуть дом Гулливеров меньше чем за минуту, и – с двумя телами наперевес, завернутое в простыню тело мальчика положили в кузов машины Логана – они отправились в путь, но очень осторожно, Мол педантично соблюдал скоростной режим. И хотя звук сирен нарастал, Макс и ее команда так и не увидели ни одной патрульной машины.

Когда они без всяких задержек выехали за город, Мол прибавил скорость, но все равно держал ее всего на несколько миль больше разрешенной.

– Куда? – наконец поинтересовался водитель. – Или мы будем кататься по округе пока наши пассажиры не дойдут до кондиции?

– Мыс Трех Деревьев, – сказала Макс.

Мол глянул на нее.

В ответ она коротко посмотрела на него:

– Я что заикаюсь?

– Что нам там надо?

– Нужно поговорить кое с кем.

Алек подался вперед с заднего сиденья.

– Ты хочешь поговорить с кем-то из обслуги Лаймана Кейла?

– Неплохо, Алек, – Макс полуобернулась к нему.

– Зачем? – спросилМол не отрывая взгляда от дороги.

Алек объяснил:

– Нет другой причины ехать на мыс Трех Деревьев, затем красть лодку и плыть к особняку Кейла.

Макс ухмыльнулась.

– Вот видишь, Алек, у тебя есть не только милая мордашка.

– А у тебя есть план, который не будет отстойным, – ответил он с похожей ухмылкой.

Встревая между ними, Мол поинтересовался:

– Получается, что парень в багажнике, которому нужен хиромант, он из ребят Кейла?

Она кивнула и быстро ввела их в курс дела.

– Итак, – подытожил Мол, – с тех пор как Джошуа убил Твидлидима, а Твидлидом сбежал… они скорее всего поджидают нас.

– Во всеоружии, – согласилась Макс.

Ухмылка появилась на ящероподобном лице Мола:

– Только подумайте, как глупо они будут выглядеть, когда мы надерем их задницы.

За исключением Джошуа, все улыбнулись браваде Мола. Макс только надеялась, что это не было преджевременно.

Она дралась с Семьянами и раньше, и знала, что они могут выносить практически любую боль. Она видела, как Эймс Вайт выстрелил себе в руку и даже не поморщился. Двое семьян нападали на нее, когда она пыталась осовободить Рэя в первый раз, и как бы сильно она не старалась, казалось, они даже не замечали ее попыток.

Она также не знала, сколько охранников на Солнечном Острове верны Семьянам. Двое крепких парней, Отто и Франц, очевидно были адептами культа змеи. Но Семьяне не всегда выглядели как спортсмены только что вышедшие из качалки. У Вайта было среднее телосложение, но все равно поединки с ним доставляли ей немало хлопот.

И хотя ей, Джошуа и другим трансгенам удалось справиться с Вайтом и его змеиным спецназом в тот раз в Джем Пони, каждая схватка с Семьянами обещала быть по крайней мере тяжелой. Чтобы вывести их из игры нужно либо довести ознательного состояния, либо покалечить, либо убить.

Она гадала,что будет,если Семьяне серьезно превосходят их количеством на частном острове Лаймана Кейла.

– Давайте притормозим, – сказала она, когда оказались в безопасности загородом, – и дадим Джошуа придти в себя, прежде чем будем действовать дальше.

– Джошуа в порядке, – сказал он. Рукоятка ножа все еще торчала из его плеча как рычаг игрового автомата.

– Заткнись, Джошуа, – приказала Макс.

– Заткнуться?

– Да.

– Хорошо, Макс.

– Хорошо.

– Макс?

– Да, Джошуа.

– Ты злишься на меня?

– Нет, Джошуа.

– Ты сказала "заткнись", и Джошуа подумал…

– Заткнись, Джошуа.

– Да, Макс.

Изучив лезвие, Мол сказал:

– Я знаю одно место недалеко отсуда. Мило и тихо.

Макс даже знать не хотела, откуда Мол знает места между Эпплтоном и Сиэтлом. Иногда ей приходилось напоминать себе, что путь трансгенов от Мантикоры до Терминал Сити не был прямым.

Мол свернул с шоссе на двухполосную дорогу, они проехали около мили прежде чем свернуть тракторную колею посреди поля. Они остановили машину за яблоневым сада, поврежденного недавними холодами. Скелетообразные деревья все обеспечивали надежную защиту от посторонних глаз, поэтому один из них успупил Макс место и придержал Джошуа, пока она оказывала ему первую помощь.

– Мол, у тебя есть зажигалка? – спросила Макс.

Он кивнул.

– Он понадобится. А нож?

Еще один кивок.

Алек покачал головой и спросил у Мола:

– А что если она попросит у тебя сэндвич с беконом?

– А откуда ты знаешь, что у меня в заднем кармане его нет? – переспросил Мол у X5. – В любом случае Мантикора явно позаимствовала у бойскаутов принцип "участия". – Он продемонстрировал Алеку трехпалое приветствие. – Будь готов.

Алек поприветствовал Мола жестом из одного пальца.

– Нагрей лезвие ножа, – попросила Макс. – После того, как я вытащу эту штуку, я хочу прижечь рану.

Алек ухмыльнулся.

– Вы можете забрать девочку из Мантикоры, но вы никогда не вытравите Мантикору из девочки.

Джошуа выглядел немного неуверенным, сидя, привалившись спиной к яблоне, луна освещала бледным белым светом его собачьи черты лица. Мол поднес пламя к лезвию ножа, а Макс могла увидеть как Джошуа уставился на него. Его глаза с каждой секундой становились все больше и больше.

Когда лезвие раскалилось докрасна, Макс приступила к работе.

Она взялась за нож, торчавший из плеча Джошуа.

– Ты готов, приятель?

Джошуа сглотнул и произнес:

– Готов, подружка.

И Макс выдернула нож из его плеча. Из Джошуа вырвался жалобный стон, его глаза расширились, и он бессознательно начал трясти головой, когда она бросила один нож и протянула руку, чтобы взять у Мола другой.

Взгляд Джошуа был прикован к светящемуся ножу и он поскуливал как щенок.

– Эй, – позвала Макс, – кто любит тебя?

– Ты?

– Правильно, приятель.

– Джошуа любит Макс тоже, подружка.

Теперь он смотрела на Макс. Она улыбнулась, Джошуа улыбнулся в ответ, и она прижала раскаленное лезвие к ране. Раздавшийся звериный рев напомнил Макс о брате Джошуа Айзеке и о криках боли, которые он издавал в припадках нечеловеческой ярости. Удивительно, но голоса братьев были не такими уж и разными… что заставило Макс вздрогнуть.

Она убрала нож, и поднесла пламя зажигалки к ране, чтобы осмотреть свою работу.

– Выглядит хорошо, – заключила она.

Джошуа издал звук, который говорил, что он не был настолько впечатлен.

– Макс сделала Джошуа больно.

– Макс пришлось… это для твоего блага, приятель. Эй, все будет хорошо. Отдохни немного. Я буду здесь.

Он провожал глазами нож, когда Макс отдавала его Молу.

– Отдыхай, я сказала, – приказала она.

Оставив Джошуа спать у дерева, остальные отошли в сторону и нашли места на земле, чтобы сесть.

Макс посмотрела вверх на миллионы звезд. Здесь было другое небо, больше звезд, луна ярче. Это напомнило ей о той ночи, когда двенадцать детей сбежали из Мантикоры. Она проделала большой путь с того времени, имея единственную цель найти дом. Теперь в Терминал Сити у нее был дом, но вдали от него, снова в дороге, она вспомнила, как тесно бывает в городе.

Мол достал из-за ремня пистолет и положил на землю перед собой.

– Где ты раздобыл его? – спросила Макс.

Алек хмыкнул:

– Ты уверена, что хочешь, это знать?

Мол махнул головой в сторону Эпплтона.

– В доме Гулливеров. Он придадлежал нашему бесшеему пассажиру.

Макс ненавидела пушки. Все знали это. Но она также была достаточно здравомыслящей и прагматичной, чтобы понимать, что этот маленький пистолет может значить много сегодня. И если Мол собирается действовать таким образом, то она не собирается останавливать его, особенно теперь, когда просит следовать за ней в ворота ада.

– Учитывая, что мы собираемся делать, – начал Мол извиняющимся тоном, – я думаю, эта штука может быть кстати.

Она кивнула, глядя в сторону.

– Ты согласна с этим? – спросил Мол.

– Нет.

– Ты хочешь, чтобы я выбросил его?

– Делай то, что считаешь нужным.

– Я не хотел задавать этот вопрос, – обратился к ней Алек. – Но в чем состоит твой план?

Мол усмехнулся:

– Шаг первый: найти этих ублюдков, шаг второй: надрать их задницы.

– Макс, – переспросил Алек, – это и есть твой план?

Угрожающе пыхнув сигарой, Мол поинтересовался:

– Какую часть ты не понял? Первую или вторую?

– Это не месть, помни это, – вмешалась Макс. – Это касается похищения.

Не уверенный в том, что понимает ход ее мысли, Алек переспросил:

– Ты имеешь ввиду похищение Логана?

– Нет. На этот раз мы будем похитителями.

Алек приподнял бровь.

– Ну это шаг вперед после нашей последней работенки переносчиков трупов.

Макс проигнорировала это высказывание.

– Наша цель – дворецкий Лаймана Кейла Френклин Босток. Он ключ. Ничего не происходит в резиденции без его одобрения. Также он семьянин или у них под колпаком – вероятнее всего это он послал этих парней, чтобы убить мальчика.

– И его мать, – добавил Алек.

Макс покачала головой.

– Мать была только помехой на их пути.

– То, что ты говоришь не добавляет баллов этому Бостоку, – заметил Мол.

– Ага, – подтвердила Макс. – Он скользкий тип и нужен нам живым.

– Неужели? – удивился Алек. – Мы тут и так катаем по округе парочку мертвецов, как насчет еще одного?

Макс не знала спорить ей с Алеком или удивляться. Алек, парень, который всегда срезает углы и смотрит на происходящее под другим углом, вдруг стал консерватором. Мысль о морально безупречном Алеке была пугающей. Она хотела было сказать ему об этом, но ее остановил зазвонивший в кармане телефон.

Она достала его и нажала кнопку.

– Макс слушает.

– Мой сын у тебя?

Эймс Вайт.

Как всегда, от этого голоса повеяло холодом.

– Я работаю над этим, – сказала она. – Я знаю, где он.

– Часики тикают, 452. Осталось два дня. Ты ведь делаешь все правильно, так ведь?

– Стараюсь как могу.

– И не играешь в игры? Почему я думаю, что мой сын уже у тебя?

– Я не играю в игры. Но я обещаю, что мы доставим его.

Почему-то, даже не смотря на войну с Эймсом Вайтом, ей было неприятно врать отцу мальчика – даже не врать на самом деле, как сказала бы Чудачка Синди, а немного недоговаривать, когда ребенок лежит, завернутый в белую простыню, в багажнике стоящей рядом машины.

– Я хочу разбудить Рэя рождественским утром в новом мире, – произнес Вайт тихим голосом. – Сделай так, чтобы это случилось, 452, и твой друг Логан может дожить до нового года и нового мира… и мы сможем забыть о наших разногласиях.

Что, черт возьми, значит "новый мир"?

– Я готова к сотрудничеству, Вайт. Работаю над тем, чтобы это произошло.

– Надеюсь на это. Теперь не облажайся, 452, твой друг расчитывает на тебя.

– Дай мне поговорить с ним.

Он невесело рассмеялся.

– Дам, когда ты дашь мне поговорить с Рэем.

– Сейчас не могу.

– Мы в одинаковом положении, не так ли? Что ж, тогда…

Были ли они "в одинаковом положении"? Был ли Логан мертв, так же как был мертв Рэй Вайт?

– Если я не поговорю с Логаном, – сказала она, – никакой сделки не будет.

– Ты действительно думаешь, что находишься в той ситуации, когда можно возражать, 452? Должен сказать, что несмотря на наши разногласия, я восхищаюсь твоей упертостью. В тебе определенно есть… сила.

– Ну да. Девочка будет стараться.

– Старайся, 452. Нравится тебе это или нет, мы оба должны продемонстрировать свою веру.

– Веру?

– Не важно когда у кого-то из нас что-то было или чего-то не было… но в нашей ситуации это кажется необходимым. Пусть будет так: ты держишь свое слово, а я свое.

– А что если мне трудно поверить в то, что ты сдержишь свое слово?

– О, вот тут тебе и понадобится вера.

Телефон замолчал. Она смотрела на него несколько секунд и боролась с желание бросить его в дерево.

– Что это было? – поинтересовался Алек.

– Просто Эймс Вайт решил позлить меня, – ответила она. – Что еще ногово?

– Он знает о Рэе?

– Не думаю. Конечно, это возможно, особенно для такого ублюдка, как Вайт. Но мне кажется, что он действительно хочет вернуть сына, может он даже любит его, по-своему…

– Я не много знаю о родительской любви, – сказал Алек. – Трудно чувствовать привязанность к лабораторной пробирке.

– Я понимаю тебя, – сказала она. – Но чутье подсказывает мне, что Вайт тоже жертва – его сын был убит. И, как бы жестоко это не прозвучало, это может стать нашим преимуществом.

Мол громко чавкнул сигарой и нахмурился.

– Почему это?

– Если мы сможем убедить Вайта, что семьяне убили его мальчика, то, возможно, это отведет удар от нас и вернем Логана, а также настроит Вайта против культа.

У Алека вырвался смешок.

– О, да, неплохой бонус. Вернуть Логана и разрушить змеиный культ.

– Я просто хочу сказать, что его предали, и я не думаю, что он знает об этом. Вайт думает, что Рэй пока не у нас, но даже не представляет, что его сын мертв. А если Вайт узнает, что мальчик мертв до того, как мы сможем его убедить в том, что это не наша вина…

Угрюмые кивки Алека и Мола закончили эту мысль.

Надо двигаться.

Мол засунул пистолет обратно за ремень, Алек и Макс помогли еле стоящему на ногах Джошуа добраться до машины. По пути к Сиэтлу Макс старалась не думать о двух трупах в багажнике.

На мыс Трех Деревьев, где охрана была по крайней мере слабой, они добрались на моторной лодке – Макс подумала, что это могла быть та же самая лодка, которую она использовала для прошлого визита на остров Санрайз. Машина с багажником, полным трупов, осталась на дальнем углу парковки. Они хотели воспользоваться наступлением темноты, чтобы скрыть свое приближение, но, в соответствии с названием острова, они прибыли как только солнце начало появляться из-за горизонта. Это не прибавило Макс оптимизма, но ничего сделать было уже нельзя.

Пока они плыли по Паджет Саунд, Макс изложила свой план. Ни у кого из ее спутников не возникло вопросов к ее стратегии, никаких шуток или возражение – хорошо подготовленный отряд готов был подчиниться своему лидеру.

Снова используя надувной плот Макс и ее трансгенное трио высадились на берег, когда него на востоке начало светлеть. Макс была немного удивлена, что здесь их никто не ждал. Используя жесты, она объяснила, что они должны разделиться и двигаться к дому парами.

Как обычно, она и Джошуа пошли слева, а Мол и Алек справа. Она знала, что здесь по меньшей мере двадцать охранников, и надеялась, что ее предположение о том, что семьянами являются человек пять, было верным. Двадцать человек даже не смогут заставить вспотеть пару трансгенов, а вот с семьянами может быть совсем другая история…

И снова жестокая схватка с командой бойцов Вайта на втором этаже Джем Пони всплыла в ее памяти. Макс встряхнула головой.

Двадцать семьян, это то, с чем они четверо могут не справиться.

Они бежали через лес. Макс посмотрела на Джошуа. Ее большой друг держал нос по ветру, принюхиваясь. Он указал вперед, а потом влево и поднял три пальца.

Сразу же после того, как Джошуа подал Макс знак, трое охранников Кейла в черных комбинезонах преградили им путь, целясь в парочку из автоматов. Собак сегодня не было, кроме Джошуа, конечно. Макс замектила, что охранники были не в лучшей физической форме, скорее всего обычные люди.

Вдруг инстинктивно, она поняла план Бостока.

В первом оцеплении будут обычные люди, семьяне будут ближе к центру, охранять своего лидера и его сокровище, драгоценный овощ Лайман Кейл.

И, согласно плану, Макс и Джошуа подняли руки вверх, словно сдаваясь. Почти незаметно охранники расслабились… … и в следующую секунду Макс молниеносно бросилась вперед, разоружив троих охранников прежде, чем они успели среагировать, почти со скоростью выстрела. Она выбросила оружие в лес, наполнив его звуком ломающихся веток.

В то же мгновение Джошуа кинулся вперед, заходя за спины охранников, он вырубил двоих, стукнув лбами. Пока Макс разоружала третьего, он нанес ему удар, который вряд ли смог бы убить человека, но когда он очнется, у него будет самое ужасное похмелье в его жизни.

Двое трансгенов продолжили движение.

На другой стороне острова Мол и Алек столкнулись с походим препятствием.

Мол заранее почуял троих охранников и подал Алеку сигнал обойти и появиться у них за спиной. Его план сработал идеально и трое охранников были в отключке прежде, чем поняли, что на них напали.

Хорошей новостью, думал Мол, было то, что теперь у него и у Алека было по автомату HK53. Пока что они будут соблюдать тишину, но в какой-то момент Мол ожидал встречи с более серьезными трудностями.

Пока что он продолжал браво пожевывать свою сигару. Стараясь говорить шепотом, Мол поинтересовался:

– И Макс беспокоилась об этих пижонах?

Алек пожал плечами:

– Она девчонка, всегда переживает.

Они двигались по лесу, и преодолели около двух сотен ярдов, когда их окружило пятеро охранников.

– Я думал ты прикрываешь нас сзади, – сказал Мол.

– Как и я, – ответил Алек.

Сделав шаг вперед, один охранник приказал:

– Положите оружие на землю… медленно… аккуратно.

Автоматы им и не понадобятся.

Они оба опустили HK53 вниз, встав на колени, а потом кинулись в атаку.

Метнувшись в сторону от охранника, который отдавал приказ, Мол оказался у охранника слева от него и ударил его плечом в живот. Парень издал такой звук, как будто из его легких вышел весь воздух. Двое охранников упали в траву, Мол откатился и прыгнул в сторону в тот момент, когда автомат главного охранника выстрелил два раза. Мол подался вправо и почувствовал, как пуля слегка коснулась его левого бока. Вторая пуля поразила угодила в лоб охраннику, которого ударил Мол, когда тот пытался встать.

Это был знак.

Развернувшись, Мол нанес удар, который выбил автомат из руки главаря. Краем глаза Мол увидел, как Алек в прыжке вырубил двоих охранников, стоящих по обе стороны от него.

Трое готовы, осталось двое.

Главарь пошел в наступление и нанес Молу удар левой и сразу же последовавший за ним удар снизу правой. Человек-ящерица покачнулся и охранник ударил его в солнечное сплетение, выбив из Мола весь воздух. Мол отлетел к дереву и ошеломленный рухнул на землю.

Сосредоточившись на том, чтобы остаться в сознании, он поднялся на колени, ожидая, что охранник продолжит наступление… … но атаки не последовало.

Зрение Мола прояснилось и он посмотрел вверх, чтобы увидеть как Алек, который уже вырубил четвертого охранника, берет в борцовский захват лидера. Прежде чем Мол успел подняться на ноги, охранник упал на колени и перекинул Алека через корпус, и откатился в сторону Мола, которого снова сбил с ног приземлившийся на него Алек.

Трансегны поднялись и увидели, как охранник тянется за автоматом, который отбросил Мол. Они оба со скорьстью пули бросились главарю за спину и схватили его за руки, используя импульс его тела против него и подтаскивая охранника к большому дубу.

Когда трансгены оказались по одну сторону дерева, лицо охранника встретилось со стволом с омерзительным хрустом, а его руки выскольлзнули из рук Мола и Алека.

Охранник продолжал стоять лицом к дереву еще мгновение, как будто это была дверь, внезапно ударившая его по лицу. Сознания в нем осталось не больше чем дереве, он повалился на землю, лицо его представляло собой кровавую маску, рот был широко открыт, несколько зубов были выбиты. Мол подумал, что парень скорее всего не мертв, но определенно был вне игры.

– Как ты? – спросил Алек.

Мол посмотрел на свой левый бок, остававшийся в предрассветной тени.

– Лучше не бывает, – ответил он, не желая признаваться другу, что ему очень больно.

– Как сказала Макс, давай мигом, – предложил Алек.

И они побежали.

Тревога охватила Макс, когда она услышала выстрелы на другом конце острова.

Она надеялась, что остальные были целы, но, как солдат, которым являлась, она не могла зацикливаться на этой мысли. Справа Макс увидела патруть из пяти человек. В этот же момент они ее заметили. Охранники были на расстоянии тридцати ярдов, но их пушки молниеносно направились на нее.

– Пушки! – закричала она. – Беги!

Она уже рванула вперед.

Петляя, она слышала, как Джошуа ломится через лес позади нее. Пули свистели рядом с ними, ломая ветки и застревая в деревьях, пять автоматов ревели как сотня.

Макс и Джошуа бежали из всех сил, уклоняясь от препятствий. Охранники преследовали их, но не прекращали огонь. Только особые возможности трансгенов помогали им избегать пуль, и Макс гадала, как долго удача будет сопутствовать им.

Внезапно Джошуа упал!

Макс услышала и почувствовала это и повернулась посмотреть, что произошло, но не обнаружила ни следа Джошуа, в то время, как пули продолжали лететь в нее. Она перекатилась вправо и увидела, как Джошуа бросает одного из охранников как футболист. Парень врезался в дерево и упал на землю.

Вскочив на ноги, Макс бросилась к охраннику, который был настолько ошеломлен, что не сделал ни единого выстрела, пока она бежала к нему. Макс подпрыгнула и ударила его ногой в лицо. Кровь брызнула из разбитого носа, и охранник упал на землю без сознания.

Она увидела, как Джошуа бросает в дерево еще одного охранника, что значило, что трое уже вне игры…

Последовал еще один выстрел в нее, но пули прошли правее, и Макс инстинктивно сместилась влево. Высоко подпрыгнув, она сделала сальто в воздухе и приземлилась у ног охранника номер четыре, который вздрогнул перед тем, как она ударила его правой, отправив в нокаут.

Она оглянулась вокруг, нашла Джошуа и ее сердце остановилось, когда она поняла, что последний охранник избежал рукопашой и навел оружие прямо на Джошуа…

Макс закричала, но было поздно: охранник нажал на курок и раздался одиночный выстрел. Глаза Джошуа встретились с ее глазами и доли секунды было достаточно, чтобы в них можно было увидеть любовь, удивление, прощение, благодарность, и все за какую-то долю секунды… … затем пуля вошла в широкую грудь гиганта, и Джошуа отлетел назад, раскинув руки в стороны. Его рот открылся, но из него не вылетело ни звука. Затем Джошуа исчез в кустах.

В следующую секунду стрелок повернулся туда, откуда кричала Макс.

Она нырнула в укрытие, перекатилась и, подгоняемая разгорающимся гневом, – ни один солдат никогда не прощал другому добросовестное выполнение служебного долга – бросилась вперед, превратившись в размытое как привидение пятно. Стрелок провожал ее движение бессмысленными выстрелами, пока не израсходовал всю обойму. Когда выстрелы закончились, она ударила его по ногам и повалила назад. Когда он пытался резким движением подняться на ноги, Макс поймала его прямым ударом, который показал, что боли охранник не чувствует.

Семьянин.

– Хорошо, – сказала Макс и растянула губы в ужасающей улыбке. – Сейчас мы выясним, где начинается твой болевой порог…

Он был на шесть дюймов выше нее и фунтов на пятьдесят тяжелее и, если мускулы, проступавшие под его формой, были показателем, то вероятно еще и гораздо сильнее ее.

Охранник зарычал, но Макс прекратила этот звук ударом ботинком в грудь. Он пошатнулся, но затем начал приближаться к ней, чтобы воспользоваться преимуществом, которое давали его размеры. Макс зашла ему за спину и ударила локтем в голову, затем, когда он повернулся, подпрыгнула и сломала ногой его нос.

Рассерженный, он атаковал снова.

На этот раз Макс просто осталась на месте, и, когда он бросился на нее, она просто отпрыгнула.

Когда охранник пролетал мимо, она нанесла ему еще один удар. Мужчина рухнул на землю, перекатился и попробовал подняться, но было ясно, что он потерял момент. Дыхание было сбито из-за крови, хлеставшей из его носа, и последнего удара.

Когда он сел, Макс уже была рядом. Три быстрых удара справа снова уложили его вниз. Когда он снова поднял голову, Макс, уставшая от этой игры, решила, что этот сын змеиного культа больше не должен страдать, а просто умереть – взяла его обеими руками за голову и резко повернула, сломав человеку шею как стебель сельдерея.

Она отпустила его голову и отбросила мертвое тело на землю.

Она пошла искать Джошуа и увидела его тело, распростертое на земле примерно в десяти ярдах. Его глаза были закрыты, грудь медленно поднималась и опускалась. Она подошла к нему, опустилась на колени и наконец осмелилась посмотреть на рану на его груди. К своему удивлению, Макс не увидела крови на рубашке Джошуа.

Макс отшатнулась, но Джошуа застонал, открыл глаза, несколько раз моргнул и спросил хриплым голосом чуть громче шепото:

– Что случилось, Подружка?

– Тебя подстрелили, Приятель.

– Пострадал за всех?

– Боюсь, что так…

Джошуа поежился.

– Х-холодно.

Она сняла свою кожаную куртку и укрыла его так плотно как только могла.

Он снова застонал, и этот стон прозвучал почти как предсмертный.

– Больно?

– Больно, – повторил он. – Как будто меня сильно ударили.

Он поднес руку к груди, Макс попыталась убрать ее, но Джошуа был сильнее. Засунув руку под куртку и рубашку, он достал что-то красное. На какой-то момент, Макс подумала, что это сердце Джошуа.

Но в своей похожей на собачью лапу руке, он держал книгу… … экземпляр "Путешествия Гулливера" в твердой обложке, который они использовали, чтобы найти Рея Вайта в Апплтоне.

Джошуа медленно сел и посмотрел на кровавого цвета том, в обложке которого было входное отверствие от пули, которая чуть было не прошла навылет. Когда он перелистнул страницы, пуля выпала наружу.

– Ты злишься, Макс? – спросил Джошуа.

– Злюсь?

– Джошуа испортил книгу Отца.

Облегчение разлилось по телу Макс и она схватила своего огромного друга и крепко обняла.

– Ой! – выдохнул он.

– О, тебе больно? – спросила она. Отстранившись, Макс обхватила руками голову Джошуа и крепко поцеловала его.

Он ничего не сказал, но когда, Макс отпустила его, на лице Джошуа играла широкая улыбка. Его глаза стали стеклянными, и он покачнулся.

Потом Джошуа отключился.

– Приятель, – позвала Макс и встряхнула его.

Он не слышал слов, но, к счастью, жив.

Ей еще надо было так много сделать сегодня, но теперь на ней была еще стофунтовая туша человека-собаки, которую нужно тащить по этому лесу.

Но тем не менее это было намного лучше, чем оставить позади его мертвое тело.


Глава 8. БИТВА ДЖОШУА | Темный ангел. После тьмы | СИЭТЛ, ВАШИНГТОН