home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




22 ДЕКАБРЯ 2021 ГОДА


Женщина по имени Венди Олсен искала своего сына.

Мальчик был похищен, и миссис Олсен пришла к Зоркому за помощью в поисках – и возвращении – юного Рея. Расследование Логана уже шло полным ходом, когда он поделился с Макс шокирующем откровением: мальчик, которого они искали – сын агента УНБ Эймса Вайта.

В течение нескольких лет многие жители Сиэтла – не получившие защиты от городского правительства, правительства штата и федерального правительства, которым, казалось, безразлична коррупция на местах – обращались к Зоркому за подпольной помощью в сложившихся ситуациях. Логан делал все возможное для решения подобных проблем, используя своих оперативников, а в течение последних двух лет и Макс, которая была его главным полевым агентом.

И Макс и Логан действительно – верные долгу – спасли мальчика Рея, увезя его из Брукриджской Академии – частной школы, служащей прикрытием культа Эймса Вайта, так называемых Семьян.

Рей был слаб – результат обыкновенного для культа ритуала переплетенных змей, при котором последователи надрезали руку мальчика клинком, смоченным в ядовитой крови – но сын Вайта так или иначе выжил не смотря на заботу Семьян, чего нельзя сказать о его матери.

Отправившись в городок Вилоуби, в поисках пропавшего сына, Венди Олсен была убита Вайтом… своим собственным мужем.

В конце концов Логан нашел сестру Венди и отправил Рея жить к ней. Логан – пользуясь своими бесконечными связями с оперативниками Зоркого, современным подпольным движением – помог паре исчезнуть, и их местонахождение неизвестно даже Макс.

Теперь единственная возможность, оставшаяся для Макс, состояла в том, чтобы присоединиться к игре Вайта – найти и вернуть ему сына, придя прямо в западню. Теперь не получится одурачить Эймса Вайта; она может и обманула фурий, но Вайт и его товарищи из змеиного культа – наверное сумашедшие и введенные в заблуждение – были столь же проницательны, сколько и сообразительны.

И она знала, что насколько они сообразительны, на столько и порочны – как в случае с фуриями… отправленными в мир духов…

Она чертовски хорошо знала, что не будет никакого обмена заложниками: закончить игру змеиный культ может заставить лишь ее смерть. Это стало ясно для Макс после предыдущих встреч со странным культом.

Тем не менее она полагала, что должна сделать все, что просил Вайт; ее единственная надежда на спасение Логана – и себя, и тех, кто помогает ей, и мальчика Рея, если на то пошло – пробраться в львиное логово и отбрить ублюдков.

Но проблема была в том, что она не была уверена, как сделать жизненно важный первый шаг – найти мальчика, которого Логан так искусно спрятал, шаг, который по мнению Эймса Вайта, она сможет с легкостью выполнить. Без помощи Логана усилия Макс будут блокированы мерами безопасности Зоркого, направленными на защиту мальчика от Вайта и семьян.

При похищениях она и Логан работали вместе: Логан искал улики, а Макс хватала пропавших – это была программа, которая всегда срабатывала.

Теперь, когда Логан сам пропал без вести – на самом деле он один из двух ключевых пропавших – ей придется создать свой механизм поиска Рея и его защиты…

А это было не просто, ведь Рей не обыкновенный пропавший. Логан – мастер скрывать людей, давая им возможность начать новую жизнь – сделал так, что мальчик исчез, и его не сможет найти ни собственный отец, ни обширная сеть агентов УНБ, ни члены змеиного культа. Ей придется искать иголку в стоге сена, причем неизвестно даже, где этот самый стог находится.

Они оставили бойню на кладбище позади – зная, что копы не захотят новового трансгенного скандала в СМИ – и отправились в небольшое кафе. Расположившись в задней его части за чашками горячего кофе, сидели четвыре товарища – Джошуа, Алек и Молл смотрели на нее, ожидая принятое решение.

Она была их лидером, и они пройдут с ней через врата ада, если потребуется; и она знала и ценила это… и на этот раз ей было известно, где эти адские врата находятся.

Макс позвонила Диксу по мобильному и изложила ситуацию.

– Ты хочешь, чтобы я кого-то убил? – спросил Дикс.

– Мы еще вернемся к этому, – сказала она. – Но прямо сейчас мне нужен твой мозг.

– Хорошо. А то я просто ненавижу, когда женщины хотят меня за мою симпатичную внешность.

– Еще бы. Я надеюсь, ты и Люк взломаете шифрование жесткого диска Логана.

– Оу. А не взломать ли нам базу данных Пентагона или что-нибудь еще в этом духе? Логан неординарный, он лучший, понимаешь?

– Я знаю. Но Логан говорил, что ты и Люк – лучшие хакеры, с которыми он сталкивался.

– Что за чепуха?

– Ничего подобного, – солгала она сквозь зубы. – Получите доступ к нему.

– Сделаем все для этого, – пообещал Дикс, но за его бравадой была видна неуверенность.

Макс отключилась и посмотрела на друзей. Джошуа сидел рядом с ней, а Алек и Мол напротив.

– Логан так запрятал этого мальчика, что даже сам Господь Бог не сможет его найти. А мы должны сделать это.

– Что? – переспросил Алек, нахмурившись. – И вернуть его Вайту?

Переместив потухшую сигару из одного угла рта в другой, Мол подался вперед и произнес:

– Макс, ты знаешь, что я последую за тобой.

– Я ценю это.

– Но это – большая ошибка.

– Почему? – спросила она и не смогла сдержать оборонительные нотки в своем голосе.

Мол снова зажег свою сигару и раскурил ее. Затем он твердо посмотрел на Макс.

– Для чего Логан спрятал этого парнишку? Для того, чтобы держать его подальше от дорогого папочки. А теперь мы собираемся сделать за Вайта всю грязную работу? Скажи мне, что есть другой способ.

– А есть другой способ?

Все трое просто смотрели на нее.

Наконец Алек произнес:

– И ты думаешь, что мы их обменяем, а дальше? Будем импровизировать? Попытаемся проложить себе путь наружу, убив столько змееголовых, сколько сможем? Будем надеяться на лучшее? Я снова должен спросить: вы считаете, что мои планы отстой?

Макс спросила:

– Какой… еще… выбор… у… нас… есть?..

– Ты знаешь, какой выбор у нас есть, – сказал Мол.

Она ничего не ответила.

– Лучше один, чем вся команда, – сказал Мол.

– Логана? – Макс практически взвизгнула, и возненавидела себя за то, что это прозвучало так по-девчачьи.

Алек всряхнул головой, но он был солидарен с Молом, поэтому произнес:

– Логан знал, что быть Зорким очень рискованное дело – это ведь не просто сидеть в крутящемся стуле.

Наклонившись вперед, Макс ответила:

– Никто не знает это лучше, чем…

– Ты солдат, Макс, – перебил ее Мол. – Как и все мы. И как Логан, в своем роде. Ты правда думаешь, что Логан хотел бы, чтобы ты так просто отдала мальчика Вайту? После того, как ты так рисковала, спасая его? И приложила так много усилий, чтобы отправить ребенка подальше? Нет. Ни за что.

Макс повернулась к Джошуа. На его зверином лице было написано сожаление.

– Что ты думаешь, Большой Друг?

Джошуа прикрыл лицо рукой. Он плакал.

Макс дотронулась до него.

– Джошуа…

– Логан, – произнес Джошуа. – Надо уважать… то, чего хотел бы Логан. – Он убрал руку и посмотрел на Макс, его волосатое лицо было мокрым от слез. – Мол прав. Логан. Один. За всех.

Даже Джошуа смог увидеть это – теперь и она может. Все, что они сказали было правдой. Но это не значит, что она отойдет в сторону и позволит Логану погибнуть в руках Эймса Вайта – она не сдастся.

– Вы правы, – сказала она, – и вы ошибаетесь.

Алек приподнял бровь.

Мол снова перекатил сигару.

Джошуа вытер глаза платочком.

– Вы были правы, когда сказали, что мы не можем просто вернуть Рея Вайту. Это перечеркнет все, за что боролся Логан, все за что мы боролись… Но мы не оставим брата в беде. Мы не пожертвуем ни одним из нас, пока не будет необходимости.

Алек протянул:

– Я чувствую план Б.

Она кивнула:

– Нам по-прежнему нужно найти Рея. Нам все еще нужен этот мальчик.

Алек нахмурился:

– Мы найдем его… сбросим его прикрытие… вытащим парня из ссылки… и мы не будем возвращать его?

– Верно, Алек, и мой план не отстой.

– И зачем нам нужен Рей, если мы не собираемся его отдавать? – допытывался Алек.

Но Мол опередил X5, его глаза прищурились на ящероподобном лице.

– Приманка.

Макс улыбнулась и кивнула.

– Врубаешься, Мол.

Но Алек и Джошуа были на другой странице, последний тряс головой, а другой находися в замешательстве.

Макс продолжила:

– Эймс Вайт будет настаивать на разговоре с Рэем, чтобы убедиться, что мальчик у нас.

– Пожалуй, – согласился Мол.

– Отлично. Если мы найдем мальчика, даже просто для того, чтобы он поговорил с Вайтом по телефону, то он поймет, что ребенок действительно у нас, и мы получим шанс освободить Логана. Или вы действительно хотите отойти в сторону и дать Логану Кейлу "пострадать за всех"?

Алек как обычно просто крутил головой, как собака, которая не уверена в том, что правильно поняла, что от нее хотят.

– Мы попытаемся, – сказал Мол. – Он бы сделал то же самое для нас.

– Как насчет тебя, Алек? – спросила Макс.

– Что?

– Мы отступим?

– Нет.

– Нет?

– То есть… Нет конечно!

Самовлюбленный X5 по-прежнему не был полность уверен, но по крайней мере он больше не спорил с ней.

– Макс, есть одна вещь, которую нужно уяснить… мы не отдадим мальчика Вайту ни при каких обстоятельствах, – сказал Мол.

Она на мгновение потеряла голову, позволив своим чувствам к Логану затуманить всю картину. Но друзья вернули ее в реальность. Они готовы использовать Рэя, чтобы выманить Вайта, но это все.

Она ответила:

– Вайт не получит ребенка. Ни при каких условиях.

Алек поднял чашку с кофе.

– Я в деле, – сказал он и чокнулся чашкой с Джошуа, который ударил слишком сильно и пролил немного кофе.

В ближайшее время прольется что-то гораздо более страшное, чем кофе.

– Что мы имеем, – начала Макс. – Дикс и Люк пытаются взломать компьютер Логана, но я сомневаюсь, что они в этом преуспеют. Вайт и его ребята из УНБ уже забирали его старый компьютер, когда громили квартиру Логана, но взломать коды они не смогли.

– Ты в этом уверена? – спросил Алек.

Она кивнула:

– Получила эту информацию от Отто Готтлиба.

Готтлиб, бывший напарник Вайта из УНБ, увидел истину и помог трансгенам схватить Келпи и выгнать Вайта из УНБ. Макс гадала сможет ли Готтиб оказать им какую-либо помощь сейчас.

Но Готтлиб был награжден УНБ и получил повышение за разоблачение Вайта, и Макс боялась, что сейчас его лояльность может перебороть страх того, что в УНБ узнают о его вовлеченности в дела трансгенов.

Алек предложил:

– Почему бы не поговорить с Мэттом Сангом – он может помочь.

Мэтт Санг, азиат американского происхождения, работал в полиции Сиэттла и помог Зоркому в нескольких делах.

– Хорошая мысль, – согласилась Макс. – Логан полностью доверяет Мэтту.

Затем она повернулась к Молу и добавила:

– Ты можешь разыскать Блинга?

Мол кивнул и его сигара закачалась:

– Займусь этим.

Блинг был физиотерапевтом Логана и по совместительству водителем и охранником. Он знал об операциях Зоркого больше чем кто-либо.

С тех пор как Логан начал носить экзоскелет, у Блинга стало появляться все больше и больше свободного времени, так как Логан стал восстанавливаться самостоятельно. Они не видели Блинга несколько месяцев, но Макс знала, что Логан постоянно разговаривает с ним, и была уверена, что он до сих пор где-то в городе.

– Чем может помочь Джошуа? – подал голос человек-пес.

Макс не могла послать человека-собаку сделать что-либо незначительное; Джошуа незаменим когда приходит время надирать задницы и заслуживать репутацию. Но и сейчас она не может отправить его на скамью запасных – это травмирует здоровяка с его трогательной привязанностью к Логану.

Она ответила:

– Сходи в дом Отца и осмотрись. Логан прожил там некоторое время и, возможно, оставил что-то, что приведет нас к мальчику.

Дом Отца когда-то принадлежал Сэндеману – загадочной и доброй фигуре, стоявшей за трансгенной программой, которую извратила Мантикора; Джошуа жил в нем некоторое время, и Логан стал постоянным посетителем, проживая там после погрома в своей квартире, учиненного Вайтом и УНБ.

Джошуа, счастливый от того, что стал частью всеобщей работы, нетерпеливо закивал.

– А что будешь делать ты? – спросил Алек.

– У меня есть собственный план, – сказала она.

Алек подарил ей небольшую злую улыбку:

– Надежда не отстой.

Возвращая ему ухмылку, Макс ответила:

– Я также… Мы встретимся в задней части Терминал Сити через два часа. Поддерживай связь по сотовому – если что-нибудь найдешь, не оставляй на потом. Сразу же звони мне.

Они все закивали.

Она сделала глубокий вдох, выйдя из кафе. Снаружи, на улице, она сказала:

– Хорошо – найдите этого ребенка.

– Почему не мы? – спросил Алек. Его подбитый глаз уже зажил – сработали хорошие гены.

Они ударились кулаками и пошли каждый своей дорогой. Джошуа – осторожно, чтобы не быть замеченным, что совершенно понятно – решил вернуться к своему старому дому через канализационную систему. Он знал систему коллекторов лучше, чем даже инженеры, проектировавшие ее. Когда приходилось передвигаться под землей, Джошуа был клролем.

Было решено, что Молл оставит Алека в полицейском округе Метта Санга, а сам начнет поиски Блинга на мотоцикле X5. Чтобы выполить свою часть, Макс приехала на старую затоптаную землю.

Могло показаться, что она облокачивалась о барную стойку Крэша ещё вчера; но, на самом деле, она не приходила сюда уже шесть месяцев, с того самого дня, как всё пошло наперекосяк в Джем Пони.

Преобразованное подвальное помещение было разделено на три комнаты округлыми арочными проёмами. Мониторы, встроенные в стены, и большая телевизионная панель в центре всё также показывали кадры жестоких автомобильных аварий, крушений поездов, автобусов, мотоциклов, всех видов транспорта, то, что дало бару его название. Всюду стояли столики с крышками от канализационных люков, каждый окружён четырьмя-пятью стульями. В дальней комнате стоял бильярдный стол и столы для мини футбола. Вся стенка за баром представляла собой подсвеченную скульптуру из оргстекла, состоящую из велосипедных рам.

Макс сидела за барной стойкой, потягивая диетическую колу. Сцена в мавзолее Фурий оставила тяжёлый след в её настроении, но она должна была держать свои мысли при себе. Пока, всё что она могла сделать – успокоиться и надеяться, что ей не придётся ждать слишком долго.

И ей не пришлось.

Не прошло и десяти минут, как женщина открыла дверь и силуэтом застыла на фоне яркого солнца. Дверь медленно закрылась, и глаза Макс приноровились к тусклому свету, в то время как женщина спустилась по лестнице и, заметив Макс, подошла и заняла место у бара рядом с ней.

Стройная блондинка с короткими волосами, почти полностью убранными под вязаную шапочку, женщина обладала тонкой алебастровой кожей фотомодели и была немногим выше Макс, с огромными тёмными глазами. Когда блондинка села, взору Макс представилась татуировка на спине женщины, примерно на уровне талии.

– Аша, – произнесла Макс вместо приветствия.

Широкая улыбка блондинки казалась искусственной. Она и Макс вообще-то никогда не были друзьями, пусть даже большую часть времени они были союзниками. Макс знала, что у Аши имелись виды на Логана, и она не была бы удивлена, если блондинка до сих пор не смирилась с тем, что Логан выбрал её.

– Макс, – произнесла Аша, коротко кивнув.

В таком ключе протекало их общение.

После того как Аша заказала себе кофе, Макс изложила ситуацию – единственная реакция Аши на то, что Логан был похищен – углубившаяся морщинка между бровями, но это о многом говорило – затем Макс сказала Аше, что ей нужно.

Аша прищурилась, поджав губы.

– Ты действительно думаешь, что я предам доверие Логана.

Макс пожала плечами.

– Только если ты хочешь спасти ему жизнь.

Блондинка отхлебнула кофе и аккуратно поставила чашку на стойку перед собой. Её глаза не отрывались от чашки в течение всей долгой минуты молчания.

Затем подняла взгляд и тихо сказала:

– Если я тебе что-нибудь расскажу, Логан никогда больше не будет со мной разговаривать.

– Если он умрёт, – подчеркнула Макс, – он никогда больше не будет ни с кем разговаривать.

Она покачала головой, и белокурые волосы замерцали в неоновом свете бара.

– Он никогда больше не будет мне доверять.

Макс сделала глубокий вдох.

– Аша, он никогда не узнает, что я узнала это от тебя. Даю слово.

Аша изучала Макс добрых тридцать секунд – для Макс это показалось вечностью, но она позволила блондинке собраться с мыслями.

Наконец Аша заговорила.

– Я верю тебе, правда. Несмотря на наши… различия, ты была со мной честна. И я бы хотела помочь тебе, если бы могла.

– Но?

– Я правда не думаю, что что-то знаю.

– Звучит так, словно ты не уверена… Любая мелочь, которой ты можешь поделиться, будет больше, чем то, что у меня сейчас есть.

Вновь Аша покачала головой.

– Ты просишь меня предать доверие. Ты знаешь, что это значит, когда рушится доверие между двумя людьми? Когда один предаёт другого?

Макс отвела взгляд.

– Что? – спросила Аша.

– Ничего, – Макс покачала головой, горько улыбнулась и произнесла. – Сейчас не до расшаркиваний, Аша. Боюсь, «предательство» доверия Логана – единственный способ спасти Логану жизнь.

Вернувшись к созерцанию своей чашки, Аша произнесла тихим голосом, почти шёпотом.

– Хорошо… хорошо. Но я не помню имя женщины – тёти?

Макс едва кивнула, краем глаза наблюдая за барменом, чтобы быть уверенной, что он за ними не наблюдает.

– И я не сильно была в это вовлечена, – продолжила Аша. – Я разыскала женщину и представила её Логану. Остальное делал Зоркий.

Как и большинство оперативников Логана, Аша не знала, что Логан и есть Зоркий.

– Я понимаю, – произнесла Макс.

– Всё, что я могу тебе сказать, тётя жила во Фримонте. После того, как Логан воссоединил её с племянником, он снабдил её деньгами и новыми документами, чтобы они могли исчезнуть. Я слышала, как он упомянул Эпплтон.

– Эпплтон… который примерно в полутора часах езды отсюда? На севере штата?

– Не знаю. Может это Эпплтон в Арканзасе или Мэне, один чёрт знает. Стал бы Логан отсылать кого-либо так недалеко от дома?

– Вообще-то, он мог. Это достаточно непредсказуемо… Аша, подумай…

Она покачала головой, вновь замерцав неоном в волосах.

– Макс, честно – это всё, что мне известно. Правда.

– Спасибо, Аша, – она коснулась руки женщины на стойке бара. – Я ценю это.

Аша схватила руку Макс; пожатие, которым они обменялись, было самым откровенным, тёплым моментом, который между ними когда-либо был.

– Ты спасёшь его клёвую задницу, девочка – понимаешь?

– Понимаю.

– И ты ничего от меня не слышала.

– И это понимаю.

Эпплтон.

Не слишком много.

Но это было больше того, что она знала до прихода в Крэш, так? Бросив деньги на стойку бара, Макс поднялась по лестнице и вышла наружу в яркий солнечный день. Пока она на своём Ниндзя ехала обратно в Терминал Сити, она задавалась вопросом, повезло ли остальным. Её добыча была чертовски мала.

Когда Макс вошла в контрольный центр, Алек был уже там.

– Как успехи? – спросила она.

Он покачал головой.

– Ничего, ни о чём, ноль. Санг не помог – он ничего не знает о сыне Вайта.

– Сказал, что не знает, или не знает на самом деле?

Я не проверял его на детекторе, Макс, но я хорошо разбираюсь во лжи… и я не думаю, что он солгал. Кроме того, ты же знаешь, как высоко отзывается Логан о Санге.

Она бы не удивилась, если Алек наткнулся на другого лояльного Зоркому, который не захотел делиться информацией из уважения к Логану.

– А у тебя как? – спросил он.

Она сказала, пожимая плечами:

– Не много. Совсем чуть-чуть. Может быть.

Следующими прибыли Дикс и Люк, Люк нёс маленькую чёрную коробочку, так словно это был новорожденный щенок. Макс подозрительно прищурила глаз; «щенок» с одного конца дымился.

Люк взглянул вверх, в его чёрных глазах стояли слёзы.

– Эта маленькая коробочка взламывает любой код, который мне нужно взломать.

– Выглядит не очень хорошо, – произнесла Макс.

– Определённо, – подтвердил Дикс. – У нас то, что ты называешь неудачей.

– Да?

Люк кивнул, произнеся голосом школьника, которого избили местные хулиганы:

– Компьютер Логана сжёг моего взломщика.

– Что?

– Он сжёг его! Запустил какой-то цикл, который всё ускорялся и ускорялся, пока бедняжка не перегрелся и просто… сгорел.

Макс хихикнула.

– Логан ловкач.

– Я думал, моя коробочка тоже достаточно умна, – произнёс Люк и ушёл, унося дымящуюся коробку, возможно чтобы похоронить её.

– Значит, у вас ничего? – спросила Макс.

Дикс пожал плечами.

– Мигрень считается?

Следующим пришёл Мол с понурой головой.

– Блинг сказал, что никому не откроет тайн Логана.

– Может мне стоит пойти поговорить с ним, – произнесла Макс.

– Я могу посмотреть? – спросил Алек.

Но, Мол покачал головой.

– В любом случае, не думаю, что он что-то знает. Блинг довольно упёртый персонаж – он просто уйдёт в транс, пока мы будем выдирать ему ногти плоскогубцами или что-то ещё.

– У меня есть плоскогубцы, – сказала Макс.

– Не стоит, – сказал Мол, и раскурил окурок своей сигары. – Кк бы то ни было, Блинг сказал, что Логан никогда не доверял ему подобного рода информацию, полагая, что Блинг – слишком очевидная цель, и если кто-то решит пытать его или использовать сыворотку правды, для Блинга лучше не знать ничего важного.

Последним подтянулся Джошуа, таща наволочку словно мешок. Каким бы ни был лохматый трансген, ноша казалась тяжёлой.

– Ты что-нибудь нашёл, Здоровяк?

– Ничего, Малышка. Извини.

У Макс засосало под ложечкой. У неё было название города и это было лишь началом; но в Эпплтоне могло быть более десятка тысяч людей. И что им делать, ходить от двери к двери?

– Если ты ничего не нашёл, – поинтересовался Алек, – что в наволочке? Жрачка?

Джошуа пожал плечами.

– Не жрачка, Алек. – он печально посмотрел на Макс. – Логан брал некоторые книги Отца, так что я их принёс. Но ничего другого я не смог найти.

– Давай посмотрим книги, – сказала она.

Джошуа высыпал содержимое наволочки на стол-карту, и тома застучали словно крупный град.

Перед ними лежал десяток книг. По наставлению Макс каждый взял по одной и начал листать страницы, на тот случай если Логан оставил пометку на одном из полей. Макс знала Логана достаточно хорошо, чтобы понимать, что он не доверял своей памяти – каким бы он ни был умницей, Логан по-прежнему чувствовал потребность во вспомогательных устройствах, потому постоянно оставлял для себя маленькие зашифрованные напоминалки.

Третья книга, которую взяла Макс, была "Путешествия Гулливера" – издание в твёрдом переплёте классической сатиры, похожей на ту, что была у неё, когда она жила в проекционной будке в китайском театре Манн в Лос-Анджелесе. На внутренней стороне обложке, рядом с надписью Отца для Джошуа, макс увидела нечёткий рисунок – карандашный набросок маленького яблока…

Эпплтон?

Мог ли Логан, в поисках нового имени для Рэя Вайта, по рассеянности взять одно из книги? Этой книги?

– У нас есть одно-два имени, которые можно попробовать, – произнесла она, стараясь унять волнение в голосе.

Она могла бороться с отчаянием… Это была надежда…

– Нужен доступ к сети, – сказала она. – Нужно узнать, есть ли в небольшом городишке Эпплтон, штат Вашингтон, семья Гулливер, или Свифт, или даже Лемюэль…

– Макс, – сказал Алек, – ты хватаешься за соломинку…

– Если у нас не будет других зацепок, Алек, мы обыщем каждый Эпплтон в США и Канаде… Алек, хвататься за соломинку, это единственных способ отыскать иголку с стоге сена.

С наступлением ночи, они сели в машину Логана и направились к провинциальному городку Эпплтон.

Оказалось, что найти Рэя Вайта, будет проще, чем она думала. Ей нужно было всего лишь несколько подсказок, знание характера Логана и, конечно же, немного удачи. Если бы человек по имени Муди не дал бы в свое время Макс великую книгу Джонатана Свифта, у нее бы никогда не появилось шанса спасти Логана Кейла.

В компании Алека, Мола и Джошуа Макс двигалась по Сиэтлу, используя свой старый пропуск из Джем Пони и притворяясь, что ей нужно осуществить срочную доставку. А когда секторные полицейские спрашивали, почему одну посылку доставляют целых четыре курьера, она показывала пальцем на Джошуа и Мола на заднем сиденье.

– Это радиактивный груз, и возможна утечка, – говорила она. – Трансгены единственные, кто может доставить эту посылку и не умереть.

Перспектива оказаться рядом с утечкой радиации была убедительным доводом для каждого секторного копа, чтобы не стоять у них на пути. Макс, ее команде и их опасному грузу дали зеленый свет. И как только они преодолели все контрольные точки в городе, двигаться вперед стало гораздо проще.

Когда они вышли на шоссе, Мол сел за руль и дал по газам. Макс заняла место штурмана, даже в темноте её кошачьи глаза, изучающие карту, различали детали. На заднем сидении Алек и Джошуа пытались немного вздремнуть и приникли друг к другу во сне, мальчик и его пёс… его действительно большой пёс.

Поглядывая через плечо, Макс жалела, что не может сделать снимок двух спящих воинов; не часто она наблюдала картину с одной стороны тёплую и уютную, с другой – идеальную для шантажа.

Это было в стиле Логана Кейла, дать Рэю Вайту новое имя связанное с литературой. Лемюэль Гулливер путешествовал между двумя мирами, как и Рэй. Макс с любовью вспоминала книгу, которая по ночам убаюкивала её, когда она жила в китайском театре. Эта книга была одной из её вещей, которую ей, к сожалению, пришлось оставить в Лос-Анджелесе, когда она уехала искать Сета в Сиэтле.

Макс скучала по своей Китайской семье-клану: Муди, Типпетту и особенно Фреске; но они были мертвы, и, как бы то ни было, отомщены. Впрочем, книга – Путешествия Гулливера – осталась с ней. Словно воспоминание о детстве, которого у неё никогда не было, она всегда была частью неё.

Она спрашивала себя, вспомнил ли Логан её рассказ о книге, когда выбирал Рэю новое имя. Если это так, ей оставили ключ, которым она могла бы воспользоваться; ирония ситуации заставила её слегка улыбнуться. Быть может, она спросит Логана об этом, когда увидит…

Если она его увидит.

Первым делом надо будет убедить тётю мальчика – сейчас называющую себя Сарой Гулливер и претворяющуюся матерью мальчика – помочь им. Макс знала, женщина не захочет быть вовлечена в это и рисковать безопасностью мальчика; но, возможно, чтобы спасти того, кто спас её жизнь и жизнь Рэя, она рассмотрит их предложение.

Как только Макс получила имя, найти парочку через Интернет оказалось на удивление легко. Сеть становится всё лучше и лучше с каждым днём, всё больше напоминая свой расцвет в начале тысячелетия, особенно здесь, на Западном побережье, удалённом от эпицентра Импульса.

Хаос тут имел значительно меньшие масштабы, чем на Восточном побережье, и дела шли на поправку. И хотя пират Джаред Стерлинг сделал миллионы за счёт общественности, восстановив всемирную сеть, его смерть стала сигналом к освобождению, и Интернет сыграл большую роль в возобновлении коммерции в Соединённых Штатах, пусть в основном на Западе.

Интернет также предоставлял больше информации, чем когда-либо после Импульса. Теперь Макс знала не только то, где жили Гулливеры, но и где работала Сара, в какую школу ходил Лем и даже его успеваемость – не удивительно, с такими-то генами, мальчик был отличником.

– Город, – произнёс Мол через плечо.

Парочка на заднем сиденье встрепенулась, осознав положение в котором они находились, мгновенно отпрянули по разные стороны кабины, каждый смотрел вперёд, пытаясь понять, заметил ли кто их. Они быстро глянули друг на друга, слегка кивнув, давая понять, что не думают, что другие это видели, затем оба с облегчением вздохнули.

– Как спалось, голубки? – спросил Мол.

Джошуа зыркнул на человека-ящерицу, а Алек выдал в ответ парочку коротких слов.

Через несколько минут они подъехали к дому Гулливеров, белому двухэтажному обитому вагонкой строению периода первой половины двадцатого века, стоящем на ухоженном газоне, с высоким ясенем перед домом,еще несколько можно было разглядеть на заднем дворе. Был ранний вечер, но уже стемнело, а в доме всё ещё не горел свет. Макс задавалась вопросом, не ушли ли Гулливеры на ужин в гости к соседке.

Они могли быть где угодно, делать что угодно, беспечно ведя идиллическую жизнь маленького городка, не подозревая о тучах, сгущающихся над молодым Рэем Вайтом… вернее Лемом Гулливером.

И всё, что могла сделать команда трансгенов, это ждать их возвращения домой. Прильнув к машине со своей стороны, Макс посмотрела на дом. Она надеялась, что Гулливеры ушли не на весь вечер. Она хотела вернуться в Терминал Сити; забрать мальчика – лишь начало, стратегия победы над Вайтом и возвращением Логана ещё не была разработана.

Она собиралась было повернуться и спросить Мола, когда заметила внезапный всполох света в окне второго этажа, как если бы кто-то делал фото со вспышкой… …и Макс мчалась к дому по газону ещё до того, как услышала отзвук.

Х5 распознала источник вспышки, когда увидела её.

– Стреляют! – крикнула она через плечо, но остальные тоже уже среагировали, она даже увидела ещё одну вспышку, и они услышали второй отзвук сверху, страшный мимолётный гром в абсолютной тишине ночи.

Она вышибла плечом запертую дверь и влетела внутрь, Джошуа за ней по пятам, Мол и Алек обошли дом, блокируя отступление стрелка с тылу.

Лестница была сразу справа, и она успела сделать по ней четыре шага, когда из-за угла сверху выглянула голова, голова в чулке, выглядящая так, словно принадлежала телу крупного мужчины, как оно и было на самом деле. Он шагнул вперёд, демонстрируя габариты футбольного полузащитника и, что важнее, девяти миллиметровый пистолет в правой руке.

Преодолевая остаток лестницы одним махом, она прыгнула, приземлившись на одну ногу и с разворота впечатав вторую в лицо мужчины. Он отшатнулся, но ни вздрогнул, ни уронил оружие.

«Дерьмо!» – подумала она, отметив отсутствие реакции; любой нормальный человек упал бы, корчась от боли. – «Семьянин!»

Отряд сектантов был послан охранять Рэя? А если так, почему Эймс Вайт не знал где его сын?

Пользуясь преимуществом, она быстро провела серию из шести ударов, оттесняя его к дверям комнаты, в которой они снаружи видели вспышки выстрелов.

И если Семьяне охраняли Рэя, в кого, чёрт возьми, они стреляли в спальне?

Семьянин вновь навёл пистолет, и в этот раз Макс схватила его руку и развернула, дуло смотрело прямо на Джошуа, который следовал за ней вверх по лестнице, но теперь оказался перед ней.

В последнюю секунду Джошуа уклонился вправо, когда Семьянин дважды нажал на спусковой крючок, пули прошили переднюю стенку дома и исчезли в ночи.

Макс слышала как зарычал Джошуа, но не могла дать ему действовать, да и не хотела… во всяком случае, пока не разоружит Семьянина. Она саданула руку мужчины о плечо и с удовлетворением услышала звук ломающегося локтя, пистолет выскользнул из захвата и проклацал по каждой ступеньке, прыгая до самого подножья словно тяжёлый Слинки. Семьянин не издал не звука, когда его руку покалечили – похоже эти ублюдки вообще не чувствовали боли – и размахивал болтающейся конечностью как кнутом. Другой свободной рукой он поймал её голову сбоку, посылая её вниз по лестнице следом за пистолетом.

Каким-то образом Джошуа проскочил мимо неё, схватил Семьянина за талию и оттеснил к дальнему концу стены. Перегруппировавшись, Макс вновь рванула наверх, двигаясь сквозь закрытую дверь в спальню. Окно было выбито, и Семьяне, бывшие здесь, исчезли.

Все кто остались – Сара Гулливер и её "сын" Лемюэль, также известный под именем Рэй Вайт.

И они оба были мертвы.

Из коридора она услышала, как Джошуа взревел от ярости, затем до Макс донёсся ещё один неприятный хруст… затем тишина.

Сердце ёкнуло, и она выскочила в коридор и обнаружила там Джошуа с кровоточащей раной в плече. Семьянин свисал тряпкой в руках здоровяка, голова запрокинута как у Рождественского гуся с переломленной шеей.

Заставив себя вернуться обратно в спальню, Макс уставилась на ужасающее зрелище перед ней. На полу, со связанными за спиной руками, кляпами во рту, лицом вниз лежали женщина и ребёнок, в затылке каждого из них зияло пулевое отверстие.

Казнены.

Снаружи притопали Алек и Мол.

– Ублюдок ушёл, – сообщил Мол. – Мы ждали с тыла, он вышел через парадный вход! Он один из быстрых су… – Голос человека-ящерицы затих, когда он заметил тела на полу. – О, Боже.

Подталкиваемый им Алек увидел бойню. Качая головой, он отвернулся.

Нагнувшись, Макс коснулась лица Рэя. Оно всё ещё было тёплым.

Зачем Семьянам понадобилось убивать сына Эймса Вайта?

Это не укладывалось у неё в голове! Мало того, что они убили сына Вайта, они забрали у неё единственный козырь. Она гладила ребёнка по голове, волосам и в глазах наворачивались слёзы.

Она хотела быть сильной.

Но со смертью ребёнка и осознанием того, что Логан умрёт – и она ничего не может сделать, чтобы предотвратить это – это и всё другое, о чём она не плакала все эти годы, с того момента как покинула Мантикору, нахлынуло на неё.

Так она и стояла на коленях, одна рука на голове Рэя, другая – на лбу, и плакала. Слёзы свободно текли, а тело содрогалось от рыданий.

– Отпусти их, малышка, – нежно сказал гигант, опускаясь на колени рядом с ней.

Макс сомневалась, что способна на это – слишком многое требовало выхода, так много обид, так много боли, и конца этому не видно. Этот бесконечный парад боли – это та нормальная жизнь, на которую она надеялась?

По крайней мере юный Рэй Вайт может спать спокойно – его боль, его путешествия окончены.


Глава 7. ЛУЧ СМЕРТИ | Темный ангел. После тьмы | СИЭТЛ, ВАШИНГТОН