home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




22 ДЕКАБРЯ 2021 ГОДА


Обернувшись, Макс увидела солидного блондина приблизительно шести футов и 180 фунтов; он был в черной спортивной куртке и белой рубашке без застежки, хотя для этого времени суток у его серых брюк была совсем свежая складка.

– Макс… Гуевера, не так ли? – спросил он. Его голос звучал баритоном, но был гладкий и хриплый.

– Я Вас знаю? – спросила она, перемещая руки к своим бедрам и поднимая подбородок, отсылая уверенные жесты, которые на самом деле не отражали ее текущее состояние.

В неярком свете, создаваемом телевизионным экраном, глаза этого человека лет тридцати были проникновенно голубыми – ледяными глазами. У него было мальчишеское лицо, немного подпорченное курносым носом, похожим на пятачок. А его тонкие губы образовывали прямую линию, которая расходилась всего на одну десятую дюйма в стороны, образуя то, что технически можно было назвать улыбкой.

– Мы не встречались, – признал он. – Но я узнал Вас.

– Из телевизора – категорично ответила она.

– Да… и моя работа знать, кто друг семьи Кейла, а кто нет.

– Тогда Вы знаете, что я друг.

– Друг Логана Кейла.

– Да.

Это утверждение вызвало оценивающий взгляд, а улыбка расползлась в нечто мерзкое.

– Логан всегда знал толк в женщинах – Я так польщена, – сухо произнесла она. – Ты знаешь кто я. Будь хорошим хозяином – кто ты, чёрт возьми?

Он погрозил пальцем.

– Будь хорошим гостем… Я давний друг семьи – Франклин Босток. Логан и я ещё мальчиками вместе ходили в одну частную школу. Как-нибудь спроси его обо мне. Хотел бы я знать, он обо мне вспомнит с любовью или нет.

– Обязательно спрошу. Почему друг семьи находится в спальне Лаймена Кейла в такое время?

– Гораздо интереснее, почему друг Логана Кейла находится в спальне Лаймена Кейла в такое время?… В данный момент я занимаю должность личного секретаря мистера Кейла.

Макс указала на ряд машин – одна помогала пациенту дышать, монитор показывал стабильный пульс, умеренное кровяное давление и едва заметные колебания линии, отмечающей мозговую деятельность.

– Что случилось с мистером Кейлом?

Босток поцокал и покачал головой.

– Я боюсь, мистер Кейл получил серию инсультов.

Она нахмурилась, удивляясь, как Кейл мог за такое короткое время так деградировать.

– Недавно?

– Совсем недавно. Он находится в вегетативном состоянии почти полтора года.

Прищурившись, она покачала головой.

– Это невозможно. Как, ведь я только что видела его видео обращение к Конгрессу? Всего двухмесячной давности?

Улыбка личного секретаря вернулась, показывая ещё один оттенок самоудовлетворения.

– Видеотехнологии прошли немалый путь, да? Скорми несколько реальных снимков программе CGI моделирования и человек может жить вечно. * Common Gateway Interface / общий шлюзовой интерфейс – протокол определяющий правила взаимодействия внешних программ с веб-сервером или другими информационными серверами.

Макс подошла к кровати, посмотрела на жалкую оболочку лежащую там, едва напоминающую человека. Она быстро просчитала ситуацию и шагнула к Бостоку, остановившись в шаге от него.

– Мистер Босток, я пришла просить дядю Логана о помощи. Но, похоже, мне нужна ваша помощь.

Он слегка наклонил голову.

– Как один друг семьи другому, я уверяю, что сделаю всё, чтобы помочь… Может, пройдём ко мне в кабинет?

Она последовала за Бостоком прочь из спальни, оставив хрупкую старую коматозную фигуру в его беспамятном уединении, и вниз по лестнице в помещение, которое вероятно служило Лаймену Кейлу книжной студией до того как его личный секретарь не въехал и не притащил массивный стол из красного дерева и компьютерное оборудование. Ей указали на тёмный продавленный кожаный диван, а Босток развернул тяжёлый стул, сел и приготовился внимательно слушать.

У неё заняло менее пяти минут, чтобы ввести его в курс дела. Когда она закончила, Босток вновь поцокал.

– Понятно, – вздохнул он, покачав головой. – Очевидно, вы считаете, что мистер Кейл заплатил бы этот выкуп.

Она медленно кивнула.

– Это очень поможет. Возможно, это спасёт Логану жизнь, а я обещаю, что высшим приоритетом, после спасения племянника мистера Кейла, будет возврат вам этих денег.

– Из того, что я понял о ваших способностях, – произнёс он, – я верю, что вы сможете вернуть выкуп.

– Тогда…?

– Хотел бы я иметь возможность его вам предоставить.

Она указала на шикарную обстановку.

– И почему вы не можете, мистер Босток?

Он выгнул бровь, пожав плечами.

– Причина проста – у нас нет денег. Ну, по крайней мере, у меня нет к ним доступа.

Она наклонилась вперёд, почти нависая над ним.

– В чём проблема, мистер Босток? Вы безусловно знаете, что Логан любимый племянник вашего работодателя… и это семейная проблема, насущный вопрос, вопрос жизни и смерти…

– Госпожа Гевера – пожалуйста. Ваше негодование неуместно. Пожалуйста имейте ввиду, я имел полное право вызвать полицию, и вас взяли бы здесь при взломе и проникновении.

Макс не уступала.

– Что творится в этом доме, Босток? Какого черта вы здесь делаете?

– Никакой лжи, я уверяю вас. Здесь нет доступа к деньгам.

Она указала пальцем вверх.

– Он может быть и в коме, но Лайман Кейл чертовски богат.

– Он также чертовски болен, госпожа Гевера. И его деньги находятся на законсервированном счете, за которым следит трастовый департамент Первого Национального Банка Сиэтла. Поверенный, отвечающий за фонд имущества никогда не согласился бы обеспечить этот выкуп… и даже если бы он это и сделал, я в большей степени уверен, что полная стоимость состояния значительно меньше численного значения выкупа в четыре миллиона.

– Но этот особняк…

– Особняк получил бы справедливую цену даже на сегодняшнем рынке, да. Но вы действительно думаете, что трастовый чиновник быстро разрешит продать этот дом или заложить его, удовлетворяя требования похитителей?

– Куда же уходят деньги?

– Быть в коме – дорогое хобби, госпожа Гевера – наркотики, медсестры, доктора, лечение… вы получаете отказ.

– Затраты на умирающих больше затрат на живых.

Его улыбка потускнела.

– В случае мистера Кейла – намного больше.

Макс видела, что этот парень был был скользким и убедительным, но в чем суть? Босток был лишь проклятым бюрократом, не желающим помочь ей. В ее ушах звенело – она чувствовала, что-то здесь было не так, и Босток вполне мог стоять за этим.

Но у нее не было времени на то, чтобы довериться своим инстинктам, не с часами, отсчитывающими оставшееся время Логана…

И не будет разговора с Лайманом Кейлом. Дядюшка, который конечно же помог бы любимому племяннику был оплетен таким количеством катетеров и трубок, что нельзя было с уверенностью сказать жив ли он…

В дверь постучали, и, после того как Босток дал разрешение, в комнату вошли двое головорезов. Они напряглись, заметив одетую в черное Макс, но Босток успокоил их поднятой рукой.

– Она мой гость, – сказал он им.

Это были светло- и темноволосый охранники в снаряжении спецназовцев, оба выглядели профи. Они были похожи настолько, что их можно было принять за близнецов, или как будто они были сделаны в одной пробирке, как Макс и ее братья. У обоих были головы как у кроманьонцев, глубоко посаженные голубые глаза, и маленькие, почти безгубые, рты. И так как ни у одного из них не было ничего, что напоминало бы шею, их черепа просто крепились к плечам. Все их внимание было сосредоточено на ней, даже когда они слушали Бостока.

– В любом случае, – произнес их начальник, – я думаю, что визит мисс Геверы подошел к концу, поскольку я не вижу никакого способа помочь ей.

Она ничего не ответила, просто посмотрела на него, давая личному секретарю понять, что почувствовала, что что-то не так.

Ответом Бостока на это стала еще одна улыбка – она могла выражать дюжину эмоций, каждая из которых носила оттенок презрения.

– Отто, Франц! Не могли бы вы проводить мисс Геверу за территорию, пожалуйста?… Уверен, она будет рада показать, где оставила свое средство передвижения.

Двое головорезов сопровождали ее всю дорогу до того места, где она оставила плот. Она подтащила его к воде, затем посмотрела на парней.

– Старик давно болеет?

Нет реакции – даже головы не повернулись.

– Почему Босток здесь работает?

Нет ответа. Они смотрели на нее как еще пара доберманов, готовящихся к атаке, а все гамбургеры она израсходовала…

– У вас хоть есть свои роли в этом маленькой мелодраме?

Перебив ее, Отто (или это был Франц?) произнес:

– Просто убирайся отсюда.

– Ты ставишь нас в неловкое положение, – сказал Франц (или это был Отто?).

– Я пытаюсь помочь, – ответила она и запрыгнула на плот.

Она оттолкнулась от берега и взяла в руки весло. Макс опустила весло в воду и аккуратно направила плот в сторону Пуджет Саунд и катера, который ждал ее в миле отсюда.

Когда она начала скрываться в темноте, Отто (Франц?) прокричал:

– В следующий раз в неловком положении окажешься ты!

Подумав о том, что Франц (Отто?) может оказаться прав, Макс продолжила грести. Вокруг была абсолютная темнота. Луна спряталась за облаками, и звезды, казалось, тоже искали себе укрытие.

Настроение у нее было хуже некуда, потому что Макс терзали мысли о том, что она больше не увидит Логана. Всего двадцать четыре часа назад она не хотела больше никогда его видеть, и последние слова, которые он слышал от нее были словами гнева и даже ненависти.

И в тот момент она ненавидела его. Во всяком случае думала, что ненавидела.

Логан знал, что все люди, которых она знала, только и делали, что врали ей с самого момента ее рождения. Он должен был быть другим, лучше чем весь мир. Но разве это справедливо? Или возможно? Должен ли Логан быть идеальным?

Продолжая грести, она встряхнула головой, чтобы заглушить вновь вспыхивающий гнев. Не идеальным, подумала она, а просто честным.

Поверхность залива оставалась спокойной в то время, как в Макс бушевал эмоциональный шторм. От вчерашней ярости до подавляющего чувства, что она больше не увидит Логана, не обнимет, не простит, не даст ему шанс сдержать все его обещания…

Она растворялась в своей внутренней суматохе. Передвигая весло, она прислушивалась к тихому плеску и пыталась справиться с эмоциями. Она была выращена солдатом и, черт возьми, она будет солдатом.

Она будет драться за человека, которого любит.

И если Бог помогает даже тем, кто навредил ему, тот кто убьет Логана не сможет уповать даже на его помощь. Потому что она обрушит на убийцу настоящий ад.

Выглядя непривычно растрепанным, Алек сидел в диспетчерской Терминал Сити, а Люк хлопотал над ним как наседка. Основная команда трансгенов работала за мониторами – Мол (временно отошедший в туалет), Люк и Дикс, последний занимал стул их командира. Однако, прямо сейчас Люк зашивал рану на руке Алека.

– Ты перерабатываешь, – сказал Люк, но в его голосе звучало благоговение.

– Да нет, говорю же, – произнёс Алек. – Это дерево было всего в полутора метрах от крыши и шесть метров в высоту.

И он вовсе не переоценил длину своего прыжка с крыши водонапорной башни Волантир-парка. У него было достаточно времени, чтобы разогнаться, когда он впечатался в дерево.

– Я думал, сосна должна быть мягкой древесиной, – сказал Алек. – Ну, я экспонат А обратной теории. Ай-яй-яй!

– Прости, – произнёс Люк.

Люк уже зафиксировал два поломанных ребра, смазал вонючей мазью домашнего приготовления пол десятка ссадин и зашил рану на руке Алека. Синяк под глазом, как он сказал Алеку, заживёт сам.

– На него вроде полагается положить кусок сырого стейка, – указал Алек на подбитый глаз.

С высоты своего командирского кресла, Дикс проворчал,

– Я получу на это право.

Несмотря на вывихнутую лодыжку, Алек сумел добраться до своего мотоцикла до того, как Бадар Тремейн приказал своим парням прочесать лес.

– Я наложу на лодыжку шину, – произнёс Люк, – и на этом всё.

Притопал Мол и посмотрел на Алека сверху вниз.

– Дерьмово выглядишь, – вынес он вердикт.

– Как и ты, приятель, но я вылечусь.

Ухмыляясь с сигарой в зубах, Мол ударил кулаками с Алеком.

– Рад, что падение со 150-метровой высоты не повредило твоё чувство юмора.

– Хотя, повредило многое другое.

Молл уселся на кухонный стул; тут и там находились сохранившиеся сидения – Алек был в потертом замызганном кресле, а Люк метался вверх-вниз, выполняя офисную работу.

– Что мы будем делать, – спросил Молл, – если Макс вернется без денег?

Алек поделился тем, что услышал на крыше.

Тогда Молл спросил:

– Какие предложения?

– Мы знаем, куда должны принести денеги – почему бы не попасть туда первыми?

Требование выкупа, доставленное на квартиру Логана, гласило, что обмен состоится в Гас Вокс парке, неподалеку от старого завода.

В заключение Молл добавил:

– И, когда они появятся, ударим по ним?

Кивнув Алек сказал:

– Что может быть лучше времени? Нападем на них прежде, чем они смогут получить указания. Вы знаете, черт возьми, они планируют какую-то ловушку, чтобы убить двух зайцев.

Ящерица поморщась продолжила.

– Это о нас?

– Я подумал, что это возможно про Макс.

– Макс. Но похитили-то они Логана.

– Верно, Мол… и они оставили требование о выкупе на квартире Логана. И кому было предназначено это требование?

Мол пожал плечами.

– Эти отбросы не посылали его кому-то конкретному – они просто знали, что Логан богатый парень и решили, что его семья оплатит чек, или его люди, или… кто ещё.

– Оно было адресовано Макс.

– Четыре миллиона долларов выкупа… на имя Макс. Алек, прикинь возможности – кто шлёт требования о выкупе в Терминал Сити, ожидая, что тут валяются четыре лимона баксов?

– О том и речь. Более важно, кто знал о квартире Логана?

– Никто, – пожал плечами Мол.

– Кто-то знал – иначе кучка ничтожеств, называющих себя Фуриями, не схватили бы Логана.

Сигара во рту Мола перекочевала из одного угла в другой.

– Ну… и что это значит?

Алек пожал плечами.

– Я достаточно умён, чтобы задавать вопросы. Я надеялся, что есть кто-то достаточно сообразительный, чтобы найти на них ответы… Они назвали Логана "тролем"… О чём может быть речь?

– Тролль, – произнёс Мол. – Ты уверен, что они его так назвали?

– Ну… нет. Я не уверен, какого чёрта они имели ввиду.

– Это может быть место.

Алек скорчил рожу.

– Место под названием Тролль?

– Фримонтский Тролль? – предположил Мол.

Алек покачал головой.

– Понятия не имею, о чём ты. Объясни по-человечески.

Мол покачал головой.

– Ты не знаешь о Фримонтском Тролле? Мужик, как давно ты живёшь в Сиэтле?

– Фримонтский Тролль, – повторил за ним Алек.

– Ага. Знаешь мост на Аврора Авеню?

– Проезжал по нему пару раз.

– А под ним?

Алек посмотрел на него.

– Может ты назначаешь свидания там, но я более воспитанный парень.

– Нет, дерьмо-вместо-мозгов, – сказал Мол, и сигара вновь переместилась, – под мостом та гигантская скульптура. Похожая на большого бородатого чувака, лежащего на животе.

– Что ты курил?

– У него в одной руке машина, как жук зажатая в кулаке.

– Что ты пил?

– Она ужасно огромная, мужик. Поверить не могу, что ты ни разу её не видел.

– Бородатый парень с машиной в руках? Думаешь, я куплюсь на это.

Мол хлопнул себя по голове и выдал фразу, состоящую из трехбуквенных слов, в процессе продолжая жевать кончик своей сигары.

– Какую еще глупость он сказал? – спросила появившаяся сверху Макс, глядя на сидящего Алека и хлопочущего над ним Люка.

– Парень никогда не слышал о Фримотском тролле, – ответил Мол, пытаясь заново поджечь то, что осталось от его сигары.

Макс посмотрела на Алека жалостливым взглядом и протянула:

– Не может быть.

– Я поверю в это только когда увижу, – сказал Алек. – Вы все просто прикалываетесь надо мной.

Скрестив руки, Макс с подозрением посмотрела на забинтованного X5.

– Кому же ты програл драку?

– Дереву, – было все, что он ответил. – Как сходила к дяде Логана?

Она обратилась ко всем:

– Есть идеи?

Алек поведал о своем походе и вместе с Моллом описал свой план двойного нападения перед запланированной на рассвете передачи "предполагаемого" выкупа – первая команда отправится в Гас Вокс парк, а вторая – к статуе тролля под мостом.

– Это план, – сказала Макс кивая.

Фурии были большой мощной бандой, но они были ординарами, а это означало, что у Макс и ее команды трансгенов было большое преимущество. То, что команда Терминал Сити уступала в количестве, компенсировалось генетикой и обучением.

– Я не хочу, чтобы Клементэ смотрел на нас свысока из-за этого, – сказала Макс, ссылаясь на детектива Рамона Клементэ, сиэтлского полицейского, который сотрудничал с ней, чтобы сохранить жизни заложников Джем Пони и не дать осаде Терминал Сити перерасти в бойню.

– Не беспокойся об этом, – сказал Алек. – Мы вернемся прежде, чем полицейские поймут, что произошло.

Молл кивнул.

– Они не узнают, кто надрал им зад.

– Обе группы сразу, – сказала Макс.

Еще один кивок Молла.

– Я пойду с Алеком, а ты – с Джошуа.

– Все верно, – сказала она. – Через час мы займем позиции.

– Лучше сделаем это через полтора часа, – сказал Алек. – Люк еще не перевязал мои лодыжки.

Молл сердито посмотрел на него.

– Находясь с ординарами достаточно долго, ты становишься таким же слабаком как и они.

Алек ответил ему блистательным сарказмом.

– Наверное поэтому ты взял меня в свою команду.

Раскуривая новую дешевую сигару, человек-ящерица сказал:

– Ведь кто-то должен спасти твою задницу от другого дерева.

Макс подняла реки ладонями вверх, призывая прекратить шоу.

– Полтора часа, – сказала она. – Будте готовы и никому не проболтайтесь. Чем больше будем помалкивать, тем лучше все пройдет – Ты даже не представляешь, насколько права, – сказал Алек.

Она нахмурилась от его слов.

– В смысле?

– Кто-то ведь сообщил Фуриям о том, где живёт Логан, так? А кому это известно, кроме наших соратников живущих в Терминал Сити?

– Этому копу, Клементэ – и тем немногим, кто был поблизости в ту ночь, когда схватили Келпи. – произнёс Мол.

– Стоп, стоп, стоп, – сказала Макс. – Вы полагаете, что среди нас есть предатель?

– Я предполагаю только то, что предполагаю: кто-то навёл Фурий на тайное жилище Логана. В смысле, ты же им этого не сообщала, Макс?

– Нет, Алек. Это мог быть кто-то неизлечимо ненадёжный – никто на ум не приходит?

Его глаза округлились.

– Эй – я этого не заслужил.

Выражение лица Макс смягчилось.

– На самом деле, не заслужил. И ты хорошо заметил – кто-то навёл Фурий на Логана. Но у нас нет времени выяснять кто. Спасти задницу Логана наш главный, единственный приоритет.

Алек кивнул, Мол тоже. Дикс в своём командирском кресле сделал то же самое, хотя по идее он не участвовал в обсуждении, как и Люк, накладывающий повязку на лодыжку Алека.

– Что мы задумали, – вновь сказала Макс, – будем знать лишь мы и Джошуа – только основная группа… Теперь, двинулись.

Полтора часа спустя Алек наконец встретился с Фримонтским Троллем.

Под северным краем моста Аврора Авеню лежал каменный тролль высотой в пять с половиной метров, почти упираясь головой в основание моста. Тролль выглядел именно так, как его описывал Мол – длинноволосый, с одним блестящим металлическим глазом, лежащий на животе, пальцы его правой руки раскрыты, его левый кулак сжат вокруг серого остова автомобиля.

Алек и Мол вскарабкались за тролля, выглядывающего из темноты под мостом. Свесив голову на шею, чтобы расслабить мышцы, Алек приготовился к ожиданию.

Неизвестно как скоро Фурии появятся тут с Логаном, но взгляд на часы сообщил ему, что ещё около двух часов до запланированного обмена заложника на выкуп.

– Мол, – произнёс он. – Я вымотан.

– Тогда поспи, – сказал он. – Я прикрою.

– Я просто прикорну. Немного отдохну.

– Дерзай.

Алек понятия не имел, сколько был в отключке, когда его телефон зазвонил, и он принял вертикальное положение. Тонкий перезвон под мостом вторил как церковные колокола.

– Ответь, – прорычал Мол, – иначе я его сломаю.

Человек-ящерица до сих пор курил зажатую в зубах сигару и очевидно не сомкнул глаз пока Алек дрых.

Алек быстро выудил телефон из кармана и нажал кнопку старта, когда раздался второй звонок.

– Что? – спросил он.

– Есть что-нибудь?

Приглушённый голос Макс. Она была в парке Газ Воркс вместе с остальными.

– Нет, – ответил он, но глянул на Мола за подтверждением. Насмешливо фыркнув, человек-ящерица кивнул – ничего не случилось. – Как у вас?

– Никого, – сказала она. – И они опаздывают.

– Ну, конечно, они сначала бы остановились здесь – чтобы обменять своего заложника.

– Ты думаешь? Но Джошуа все время был на месте, а я бродила по окрестностям – поблизости никого, ничего.

– Что ты хочешь сказать, Макс?

– Наверное, что-то пошло не так, или фурии затеяли новую игру.

– Ненавижу, когда это происходит… Может быть они просто ждут, когда ты уйдешь.

– Нет, – сказала она. – У маня была пятерка с плюсом за разведку. Поверь мне, их здесь нет. Сумка находится здесь – если бы они наблюдали, то были бы неподалеку.

– Не хорошо, Макс.

– Почти два часа прошло после рассвета, и ничего – что-то определенно пошло не так.

Сумкой, которую она упомянула, был кожаный чемодан, в котором лежали подобно слоеному пирогу кирпичи и газеты, покрытые глазурью купюр небольшого номинала. Если кто-то поднимет этот предмет, то тот будет весить достаточно, чтобы походить на четыре миллиона долларов, а случайное открытие покажет деньги сверху. Лишь более агрессивный поиск разоблачит уловку.

Но, по словам Макс, казалось никто не заинтересовался настолько, чтобы по крайней мере посмотреть и увидеть это.

– Мы должны сделать свой ход, – сказал Алек, удивленный тем, что Молл позволил ему так долго спать, не попинав ногами. – Согласна?

– Согласна.

– Есть идеи, Макс? -…Я думаю, мы должны нанести визит к фуриям домой.

– Вчетвером… просто войти?

– Это – план, Алек.

– А ты говорила, мой план дерьмо.

– Ты со мной?

– Конечно. Без проблем.

– Отсидись. Поведай обо всем Моллу, а Джошуа и я скоро будем – тогда и приступим.

Вскочив на свой Ниндзя, Макс вылетела через открытые ворота кладбища Лейквью. Джошуа уселся у нее за спиной, держась лишь левой рукой – в правой болтался чемодан полный кирпичей, газет и нескольких долларов.

На мотоцикле Алека красивый X5 и и ящероголовый пассажир двигались позади на расстоянии длины байка. Двигатели хрипо ревели, поскольку они срезали по газону вдали от асфальтированной дороги. Хотя дорога через кладбище и заканчивалась возле штаб-квартиры фурий, Макс не хотела атаковать в открытую. Фурий было значительное количество, и это добовляло значимость фактору неожиданности на стороне трансгенов.

Сразу же, как и было условлено, скорость байков была снижена, а рев их двигателей превратился в легкое мурлыканье.

Макс сделала быстрый жест руками, и Алек ушел всправо, скользя на байке по траве в окружении надгробий, а Молл испытывал смутное отвращение от того, что повис на X5. Макс и Джошуа ушли влево, и тоже заботились о минимальной скорости и шуме двигателя. Идея заключалась в том, чтобы подойти к штаб-квартире фурий с двух сторон Штаб-квартира была когда-то мавзолеем, построенным после Импульса неподалёку от могил Брюса и Брендана Ли. Макс уже навещала могилы раньше, почти сразу по приезду в Сиэтл. Эти могилы напоминали ей о старых деньках, о китайском театре Манн в Лос-Анджелесе, жизнь с Кланом, с её наставником Муди и юношей по имени Фреска. В те времена Муди время от времени крутил в театре фильмы. Один особенно крутой фильм кун-фу "Выход Дракона", с Брюсом Ли в главной роли.

Последний раз она видела сына кунг-фу звезды, Брендана, в фильме "Ворон", но это было на убогом видеопроигрывателе с плохой пленкой. Перед фуриями штаб-квартирой в мавзолее владела азиатская уличная банда Вороны, названая в честь покойного Брендана; но головорезы Бадара Тремейна уничтожили ее шесть или семь лет назад.

Мавзолей – наверное, пятнадцать фунтов в высоту, по крайней мере двадцать ярдов в длину и почти столько же в ширину – подходил для дома населению небольшого города.

И все-таки здание было не достаточно большим, чтобы вместить всех Фурий, бетонная стена служила опорой для крепления навеса. Двери были деревянными, гробы, которые раньше были скрыты внутри, сейчас были сложены снаружи, как куча древесины для растопки.

За секунды оба мотоцикла возникли с разных концов мавзолея. Макс прибавила газу, и Алек последовал ее примеру. Они рассчитали время так, что их мотоциклы протаранили двери и ворвались внутрь мавзолея одновременно.

Оказавшись внутри, Макс и Алек, резко затормозили, наполнив помещение запахом горелой резины, и бросили байки на землю. Все четверо откатились и мгновенно поднялись в бойцовкие стойки, ожидая чего-то…

Хоть чего-нибудь.

Они замерли.

Всюду вокруг лежали мертвые Фурии.

Кровь окрасила стены яркими пятнами, цвет которых свидетельствовал о том, что произошло все совсем недавно. На полу и скромной обстановке была запекшаяся кровь. Столы и стулья были перевернуты, телевизоры разбиты, длинная барная стойка, расположившаяся у одной из стен, была изрешечена пулями.

Макс и ее трансгенные братья пришли сюда готовые к сражению, а обнаружили только следы бойни.

Тела лежали повсюду, сохранив те же положения, что и в момент неожиданной насильственной смерти – застрелянные, зарезанные, зарубленные. Кто бы это ни были, они сделали все очень быстро, не щадя никого. Без труда сотня фурий, вероятно каждый из членов, были убиты, и, судя по всему, они даже не успели среагировать.

Это не было полем боя. Вокруг валялось несколько гильз, но никаких признаков урона, причиненного возможным противникам фурий, если здесь действовал не одиночка, не было.

– Боже, – сказал Молл – Проклятье, – сказал Алек.

– Логан, – произнесла Макс, имя прозвучало с благоговением, окаймлённым неким чувством печали, которое так часто используют в похоронном бюро поблизости.

Не дожидаясь приказа, Алек и Мол вернулись к дверям, встав на страже на тот случай, если тот кто устроил эту бойню был неподалёку и планировал вернуться. Макс и Джошуа начали пробираться через заполненную телами комнату, осторожно ступая, словно чтобы не разбудить их, и ища Логана.

Среди трупов Макс распознала членов команды похитителей. В ночь похищения Логана, они не доставили ей особых неприятностей, пока из ниоткуда не возник тазер; но тот, кто поработал тут, оперировал тяжёлой артиллерией. Было очевидно, что бандиты были не просто расстреляны, кто-то прошёлся по телам из автомата, так на всякий случай. Остальные были нарезаны и порублены – "мачете," – подумала она – словно готовили мясное рагу для гиганта-людоеда.

На фоне увиденного, Макс ужаснулась, что может найти Логана среди мёртвых… … хотя, если она его найдёт, то, по крайней мере, будет знать. Ужасно было бы не найти его и никогда не узнать, что с ним произошло…

С другой стороны комнаты раздался голос Джошуа.

– Логана тут нет, маленькая подружка.

Хотя он приглушил голос, он гулом отразился от стен мавзолея и эхом впился в её череп. Она подумала, что выстрелы, так много выстрелов, должно быть звучали здесь как конец мира – звук рокотал по стенам, подпрыгивая и так и этак.

– Печально, – говорил Джошуа. – Так печально.

Они пришли сразиться с Фуриями, убить, если было необходимо; но, увидя эту бойню, пожалели убитых, кем бы, чем бы они ни были при жизни.

В ее половине комнаты тоже не было следов присутствия Логана, зато на дальней стене виднелись очертания дверного проема, который, по всей видимости, вел к деревянному навесу, который они видели снаружи. Когда Макс приблизилась к темноиму отверстию, ее сердце билось так, не слышат ли другие как эти удары эхом отдаются от забрызганных кровью стен. Бусинки пота выступили у нее на лбу, несмотря на то, что еще было достаточно холодно, как на улице, так и в этом мавзолее.

В отверстии виднелся свет, но она не могла ничего различить там, и никто не откликал их оттуда. Конечно, Логан может быть связан, с кляпом во рту… Но даже если и так, едва ли марадеры, устроившие эту бойню, пощадили бы его.

Но все же, это было последнее возможное место – если Логан здесь, от обязательно будет в этой пристройке. Приказав себе двигаться вперед, она сделала несколько шагов. Ее ноги были невозможно тяжелыми, как будто она начинала превращаться в каменную горгулью, чтобы украсить это кладбище.

И когда она перешагнула через порог, и увидела мужчину, сидящего на стуле спиной к ней.

Макс почувствовала как змеи отвращения сворачиваются клубками у нее в животе, когда поняла что тело было обезглавлено.

Комната была маленькой, шагов десять в длину, в центе стоял квадратный стол, к нему был приставлен деревянный стул, на котором находилось тело. Это был определенно не Логан, труп был одет в черную футболку и черные джинсы, как у всех Фурий. Три оставшихся стула валялись на полу. В углу Макс увидела разбитый телевизор.

Подойдя ближе, она заглянула через плечо трупа и увидела на столе его голову, лежащую на тарелке. На нее смотрело лицо Бадара Тремейна, лидера Фурий.

Макс облегченно вздохнула, так как убедилась, что Логана нет в этой комнате. Если его нет здесь, то вероятно он жив и находится где-то еще.

Бросив еще один взгляд на голову Тремейна, Макс заметила, что у него изо рта торчит какой-то предмет. И хотя она не отличалась брезгливостью, Макс с трудом поборола импульс отвернуться и сбежать. Вместо этого она подошла ближе к отрезанной голове, чтобы внимательней разглядеть виднеющийся предмет.

Что бы это ни было, оно было металлическим и не очень большим, его цилиндрический конец был похож на жесткий серебристый язык.

Медленно, под пристальным застывшим взглядом лидера банды, она вытащила металлический объект из открытого рта… … это был маленький диктофон.

Оставшаяся троица вошла в комнату. Опередивший всех Мол произнес:

– Непохоже, что кто-нибудь вернется. Когда ты уже убил все, что движется, еще один визит кажется бессмысленным.

– ПП, – выдохнул Джошуа, смотря на тело. * FUBAR – Fucked up beyond any recognition/all repair. В вольном переводе означает «полный пиздец» или «разъебанный до неузнаваемости»

Одно из словечек, которому его научил Алек и которое не любила Макс.

Алек, стоявший сбоку от Макс, сказал:

– Бадар Тремейн, ну, он был головастым мужиком.

Макс зыркнула на него.

– Прости, – сказал он. – Не мог сдержаться… Я имею ввиду, он сидел во главе стола.

Джошуа схватил Алека за руку.

– Не шути так. Этот обезглавленный… что если бы это был Логан?

– Но ведь не он, – сказал Алек, смотря на предмет в руке Макс. – Что там у тебя?

Она вытерла слюну и кровь с маленького механизма футболкой Бадара.

– Магнитофон.

– И ты ещё не нажала Плей?

Алек, Джошуа и Мол собрались вокруг неё, у стола с их обезглавленным хозяином. Она посмотрела в лица троих своих друзей.

– Давай, – произнёс Мол. – Возможно, это послание.

Она выдохнула и нажала кнопку Плей.

– Здравствуй, 452.

Они сразу узнали голос.

– Я знал, – еле слышно доносился голос Эймса Уайта из крошечного прибора на её ладони, – ты бы никогда просто так не доставила выкуп и не заплатила за возврат своего друга. Ты не так устроена. Ты не можешь играть по правилам, так, 452? Могу быть уверен.

Желание разбить магнитофон о стену почти зашкаливало.

– Вот почему я нанял Фурий, добыть мне заложника. Я знал, что ты выследишь их. И, конечно, я не мог оставить их в живых, чтобы они разболтали о моей с ними договорённости… Как видишь, этим вечером я пересмотрел наш уговор.

Она взглянула вниз на невидящие глаза Бадара Тремейна.

– СМИ могут даже получить историю о том, как мстительные трансгены вырезали целую банду. Я более чем уверен, что кто-то из законопослушных граждан поделится такой информацией. В конце концов, налёт на квартиру Логана Кейла был так близко от Терминал Сити, а жертва была… является… твоим другом.

Джошуа зарычал низким горловым голосом.

– Теперь, когда мы знаем, на что ты пойдёшь ради того, чтобы вернуть своего друга – и теперь, когда твой друг под моей личной охраной – имеет смысл поговорить о настоящем выкупе.

– Ублюдок играл с нами с самого начала, – произнёс Алек.

– Ты знаешь, чего я хочу, 452. Подумай.

Как если бы в ответ на голос, Макс покачала головой. Все это было скверно, а может и хуже…

– Это твое предназначение… Ваше новое поколение троллей Терминал Сити верят в эту чушь, верно? Видишь ли, ты забрала моего сына. Поэтому я забрал Логана Кейла у тебя.

– Проклятье, – выругалась Макс, ее голос был жестким и холодным.

– Ты хочешь вернуть своего друга, – сказал голос Вайта. – Ну а я хочу вернуть Рея… Уловила мысль?

– Да, сукин ты сын, – сказала она. – Да.

– Оставайся на телефоне, 452. Я свяжусь. У тебя три дня, чтобы подчиниться, или твой друг умрет. Ах да… веселого Рождества.


Глава 6. ПО ПРЯМОЙ | Темный ангел. После тьмы | СИЭТЛ, ВАШИНГТОН