home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *


Приходил в себя Ларо медленно. Боль отступала толчками, но голова еще долго оставалась тяжелой, глаза не открывались. Ощущение было такое, словно кто-то изо всех сил ударил его камнем по затылку.

Лежа в пыли, Ларо в первую очередь попытался убедиться, что с руками и ногами все в порядке. Он заработал лишь пару синяков и десяток ссадин, когда извивался на земле. Да и это мелочи по сравнению с праздником, который будет сегодня вечером. К тому же он видел Наместницу… А впереди его ждало долгое путешествие в горы, где предстояло приложить все силы, чтобы отличиться и еще раз попасть на Аудиенцию. И тогда он снова ощутит блаженное присутствие Повелительницы Окраины. А два-три синяка – пустяк…

«Однако что же все-таки случилось? – подумал он. Может, кто-то из нас чем-то обидел прекраснейшую и она обрушила гнев на своих слуг, покарав равно виноватых и невиновных? Нет. Это не в привычках справедливых Хозяев». А потом Ларо попытался вспомнить события, предшествовавшие страшной боли. Его мать услышала странный гул… Распорядитель – огромный Креб – поспешил во «дворец», по-видимому получив телепатический приказ Наместницы. Хотя кто из людей может понять мотивы поступков Хозяев?.. Они направились к деревне… А потом эта страшная боль. Воспоминания о боли невольно вызвали гримасу на его лице; Ларо, чуть приподнявшись на локте, вновь попытался открыть глаза, а потом с трудом сел и огляделся. Вокруг него на краю дороги Древних, в пыли, приходили в себя остальные участники Аудиенции. Странно, но гудения, предшествовавшего удару, больше не было слышно.

– Что случилось? – дрожащим голосом спросила одна из девочек, но никто ей не ответил.

Женщины, отряхиваясь, медленно поднимались с земли. Ори, очнувшаяся чуть раньше остальных, прихрамывая, подошла к сыну и наклонилась.

– С тобой все в порядке?

Ларо кивнул, с трудом поднялся и, растирая виски, направился к остальным. Судя по положению солнца, с тех пор как на них обрушился ментальный болевой удар, прошло около часа. Им повезло, что поблизости не оказалось ни одного хищника. Хотя если участок, на который обрушился телепатический удар, был достаточно велик, то все скорпионы в округе до сих пор должны корчиться на земле. Ни одно создание не могло противостоять ментальной силе Хозяев.

Пока участники Аудиенции отряхивались и приводили одежду в порядок, Ори подняла копье и, покрепче сжав его, обратилась к остальным:

– Наместница покарала нас за грехи, так будем благодарны ей за то, что даже в гневе своем она продолжает учить нас… Но мне кажется, что-то тут не так… Ты, Пола, беги во «дворец» Наместницы и попробуй выяснить… Раз мы разгневали Хозяев, то постарайся уверить их, что мы сделали это не нарочно и с радостью принимаем посланное ими наказание. Одна из женщин, с трудом передвигая ноги, направилась в сторону «дворца» Наместницы. – А мы поспешим в деревню. Может быть, кто-то из Хозяев, живущих там, знает, что случилось. И Ори, повернувшись, решительно зашагала вперед.

Мертвеца они увидели шагах в ста от первой хижины. Мужчина могучего телосложения лежал на земле лицом вниз в луже крови. Руки и ноги его были неестественно вывернуты. Ори жестом приказала своим спутникам остановиться. Люди сбились в кучу; мальчики, шедшие позади женщин и девочек, вытягивали шеи, пытаясь понять, что еще могло встревожить Старшую Служительницу. Ори осторожно двинулась вперед, держа копье наготове. Деревня была расположена на краю Пустыни, и порой с востока, с раскаленных равнин, приходили ужасные твари… Оказавшись рядом с телом, Ори нагнулась и осторожно приподняла голову несчастного. Горло мужчины было разорвано, и голова почти отделена от туловища, она держалась лишь на узкой полоске кожи. Черты лица несчастного исказила гримаса ужаса – очевидно, перед смертью он сильно испугался. Это был один из кузнецов. Может, его погубил тот же самый ментальный удар? Тогда откуда взялась рана на шее? А если на деревню напал кто-то из хищников пустыни, то где же Служительницы, где Хозяева? Почему Хозяева не остановили чудовище?

Спутники Ори, подойдя поближе, обступили тело. Никто не задавал вопросов, словно ожидая, что вот-вот услышат послание одного из Хозяев, который, как обычно, подскажет им, как поступить. Но Хозяева молчали. Ори беспомощно огляделась. Теперь ей самой придется принимать решение.

Приложив палец к губам, она встряхнула ритуальным копьем, давая понять, что всем надо вооружиться. Неведомый враг пришел из пустыни, он убил одного мужчину, и дело женщин – защитить деревню и свои семьи. Хотя если это так, то где же женщины, оставшиеся в деревне? Может, они дремлют у очагов или баюкают детей, забыв о своем долге? Однако долго думать Ори не привыкла, за людей это делали Хозяева. В конце концов, если хищники из Пустыни напали на деревню, то вполне возможно, что ментальный удар предназначался им, а люди, оказавшиеся на дороге, пострадали случайно.

Такая мысль обрадовала Старшую Служительницу. Ведь тогда выходило, что Наместница ничуть не сердится на своих рабов…

Подойдя к ближайшей хижине, женщины вырвали из ограждения длинные шесты – страшное оружие в опытных руках. Любая Служительница с легкостью могла проломить таким шестом хитиновый панцирь скорпиона. Медленно, обходя каждую хижину с двух сторон, они вошли в деревню, дети осторожно следовали за матерями.

Враг появился неожиданно. Ларо первым увидел его, потому что жукоглазый появился не со стороны деревни, а вынырнул из-за песчаной дюны справа от дороги. Высокий и стройный, сложением он напоминал мужчину, но кожа его имела странный розовато-блестящий оттенок подобно полупрозрачному хитиновому панцирю гигантского скорпиона, под которым переплелись кровеносные сосуды. Полированной костью сверкал голый череп. Но особенно необычными показались Ларо огромные фасетчатые глаза незнакомца. Они были как у мухи и выглядели чужеродными на лице, чем-то напоминавшем человеческое.

При виде этого странного создания мальчик застыл, открыв рот от удивления. Он никогда не слышал о таких существах, но инстинктивно чувствовал злую силу, исходившую от таинственного создания. К тому же, кроме Ларо, никто не заметил незнакомца – все взгляды были обращены в другую сторону – к центру деревни.

– Посмотрите-ка! – закричала одна из женщин. Голос ее дрожал от ужаса.

Все бросились к ней. А Ларо, не в силах отвести глаза от чудовища, неторопливо и размеренно приближавшегося к ним, то и дело оглядываясь, поспешил за остальными. Наконец, споткнувшись и едва не упав, мальчик все же сумел отвести взгляд.

Догнав остальных, Ларо следом за девочками обогнул хижину и увидел леденящее душу зрелище. Сердце Ларо сжалось. Перед ним лежали два мертвых Хозяина. Панцири их были расколоты, лапы неестественно вывернуты. На земле расползлась огромная лужа зеленоватой слизи – кровь несчастных вперемешку с внутренностями – словно кто-то расколол хитиновые спины пауков-смертоносцев огромным топором, а потом выплеснул их содержимое на песок.

Ори опустилась на колени и низко склонила голову, словно отдавая Хозяевам последнюю дань. Ларо весь сжался. Этот день оказался и в самом деле очень необычным. Аудиенция… Ментальный удар… Мертвый кузнец и теперь… Мертвые Хозяева! Кто же тот злодей, посмевший поднять руку или, точнее, лапу (ни один человек на такое не способен!) на этих милосердных, прекрасных существ? Кто изуродовал их великолепные тела?

Ларо почувствовал, как непроизвольно задрожал его подбородок, глаза наполнились слезами. Мальчик напомнил себе, что теперь он – взрослый и не должен плакать. Однако он не женщина, а любому мужчине дозволяются некоторые слабости. Громко всхлипнув, Ларо зарыдал, ему тут же начал вторить другой мальчик и одна из девочек. Услышав эти звуки, Ори подняла голову и обернулась. Кажется, среди нас есть дети? – Голос ее прозвучал равнодушно и отчужденно. Кого могут заинтересовать расплакавшиеся мужчины, если погиб кто-то из Хозяев?

Услышав незнакомые интонации в голосе матери, Ларо понял: в хорошо знакомом ему уютном мире и в самом деле произошло нечто из ряда вон выходящее. Мальчик по-настоящему испугался. Он хорошо знал свою мать, но никогда не видел, чтобы у нее было такое выражение лица. Несмотря на жаркие солнечные лучи, Ларо почувствовал, как потекла вдоль позвоночника струйка ледяного пота. Еще мгновение – и он не выдержит, упадет на землю, станет биться в пыли, рвать на себе волосы, стеная от горя. Погибли Хозяева!

Глаза Старшей Служительницы горели от гнева, казалось, вот-вот она бросится на своих спутников и в безумной ярости разорвет их на куски голыми руками. Встретившись с матерью взглядом, Ларо неожиданно перестал плакать, горло судорожно сжалось… Единственное, что ему удалось сделать,– указать Ори на ужасного незнакомца.

Странное существо тем временем пересекло дорогу Древних. Повернувшись, Старшая Служительница уставилась на незнакомца, а потом, безумно взвыв, бросилась на него с копьем наперевес. Какое-то мгновение все оставались неподвижными, потом одна из женщин, мать Арима, закричала, обращаясь к мальчикам:

– Бегите! Ищите Хозяев! Расскажите им, что тут происходит!

Этот крик словно вывел всех из оцепенения, женщины, размахивая шестами, побежали следом за Ори, а Ларо бросился наутек. Но в последний момент он все же увидел, как копье ударило в грудь незнакомца и скользнуло по розовому панцирю, не причинив жукоглазому видимого вреда. А тот, не замедляя шага, одним легким взмахом левой руки отшвырнул в сторону его мать… Позже, вспоминая происшедшее, Ларо все-таки решил, что у таинственного создания было какое-то оружие, потому что, когда незнакомец ударил Ори, кровь фонтаном брызнула в небо, а потом Старшая Служительница повалилась на землю…

Ларо не стал медлить. Он уже догадался, чем закончится схватка с незнакомцем – женщины, точно так же как пауки, не смогут одолеть таинственное существо, защищенное хитиновым панцирем.

«Бежать! Но куда?! В деревню. Там наверняка кто-то сумеет помочь».

Времени для раздумий не осталось. Ноги сами понесли Ларо к дому Управляющей, возле которого в саду на давным-давно высохших деревьях раскинули свои тенета Хозяева. Там сейчас должно быть полно народу. К этому времени мужчины и женщины под руководством старух наверняка заканчивали последние приготовления к празднику. Только там, на центральной площади, Ларо мог найти помощь.

Но мальчик сумел сделать всего несколько шагов, как его настиг новый ментальный болевой удар. Он оказался не таким сильным, однако Ларо заметил, как повалился в пыль второй мальчик, провозглашенный в это утро взрослым. Видимо, эти удары исходили от незнакомца. Но если так, то сейчас враг промахнулся. Телепатическое болевое послание лишь слегка задело Ларо. Тем не менее у мальчика перехватило дыхание, а слезы хлынули из глаз с новой силой.

Спотыкаясь, Ларо обогнул одну из хижин и перескочил через еще один труп. Он не остановился, чтобы посмотреть, кто это был – мужчина или женщина. Смерть пришла в деревню, и неважно, сколько человеческих жизней она унесла… Поскользнувшись в луже крови, Ларо все же сохранил равновесие. Через минуту он оказался на главной улице. Теперь до дома Управляющей и обители пауков было рукой подать, но… Перед глазами у Ларо все поплыло, сердце тревожно заколотилось в груди. Повсюду лежали мертвые мужчины, женщины, дети – выпотрошенные, обезглавленные, изуродованные тела. И все же Ларо, словно не замечая царившего кругом ужаса, побежал дальше. У него была цель – дом Управляющей, и он стремился добраться туда любыми силами. Разум его на какое-то время отключился, потому что мальчик не мог осознать и принять увиденное. Происходящее скорее напоминало кошмар: странное, наводящее ужас существо, кровь, смерть…

И вновь Ларо услышал странное гудение, и вновь не придал этому никакого значения.

Что бы ни происходило, Ларо, воспитанный в мире, где властвовали пауки, не мог даже представить себе, что с Хозяевами может что-то случиться и они не смогут противостоять каким-то существам, явившимся из Пустыни. Он бежал, огибая изуродованные человеческие тела, его босые ноги скользили в пыли, пропитанной человеческой кровью. Казалось, все население деревни разом высыпало на улицу и в одно мгновение погибло от руки неведомого чудовища.

Наконец, ловя ртом воздух, Ларо оказался у дома Управляющей – хижины, которая была чуть выше и чуть больше остальных, потому что ее построили на каменном фундаменте, сохранившемся с незапамятных времен. Обогнув шаткое деревянное строение, Ларо выскочил на площадь, где должны были проходить вечерние торжества, и едва не налетел на группу точно таких же созданий, как ужасный выходец из пустыни. Но не они испугали Ларо, а вид сухих деревьев на другой стороне площади, которые еще утром были укутаны паутиной.

Теперь ажурные сплетения тенет были изорваны в клочья, и под деревьями в озере зеленоватой слизи лежали трупы мертвых пауков-смертоносцев: большие, маленькие, бойцовые пауки, мудрые самки и паучата…

Мертвые Хозяева! Все мертвы!

Но были тут существа еще более ужасные, чем таинственные жукоглазые. Склоняясь над останками Хозяев, пировали гигантские осы – старинный враг пауков-смертоносцев. Ларо и представить себе не мог, что существуют такие огромные чудовища. Мать рассказывала ему о коварстве ос, которые сначала парализуют свою добычу ядом, а затем откладывают яйца в тело еще живого существа. Однако Ори говорила, что осы очень редко бывают больше локтя длиной. Эти же были выше хижины, а их полосатые черно-желтые хитиновые туловища ярко сверкали в солнечных лучах. Их длинные и блестящие жала покрывала ядовитая бурая слизь. За спиной каждой из ос трепетали огромные полупрозрачные крылья, издававшие тот самый странный звук, который услышала Ори. Только сейчас до Ларо начал доходить ужас всего случившегося. Никого не осталось! Все Хозяева погибли! Разве такое могло случиться на самом деле? Невозможно! Пауки-смертоносцы могут остановить любое насекомое мысленным приказом, их яд мгновенно убивает всех насекомых, любое живое существо, кроме жуков-бомбардиров.

Но гигантские осы пожирали трупы Хозяев! А тем временем люди с хитиновой броней и фасетчатыми глазами внимательно разглядывали мальчика.

Не думая о последствиях, Ларо, размахивая кулаками, бросился к сухим деревьям, но, не пробежав и половины расстояния, остановился. Что мог сделать один мальчик, пусть даже и названный Наместницей мужчиной! Один удар огромной лапы, и от него ничего не останется.

Колени Ларо подогнулись. Он упал на сухую землю и мысленно обратился к своей богине – Наместнице. Если она еще жива – а как может быть иначе? – то не оставит своего слугу, тем более мужчину. Однако ответа не последовало. Ларо почувствовал пустоту, ментальную пустоту этого места. Некому было подсказать ему, как поступить, что делать.

Неожиданно Ларо вздрогнул всем телом. Чья-то мысль коснулась его, но она ничуть не походила на ментальные послания пауков. Выросший под неусыпным присмотром Хозяев, мальчик различал, кто из них к нему обращается. Ларо все же понял вопрос:

«Кто ты? Почему ты остался жив?»

Повернув голову, мальчик с ужасом уставился на таинственных пришельцев. Неужели к нему обратился один из них? Ларо твердо знал, что в этом мире существует только две расы насекомых, овладевшие даром ментального общения: пауки-смертоносцы и их союзники – жуки-бомбардиры.

«Тебя спрашивают: как получилось, что ты остался жив?» Голос жукоглазого завораживал. Нет, этот голос, конечно, ни в какое сравнение не мог идти с ласкающими, убаюкивающими напевами Хозяев, он был отвратительным, неприятным, но ему нельзя было не подчиниться.

– Я был далеко отсюда! – зло выкрикнул Ларо, рукой нашаривая камень. Мерзкие, отвратительные создания, которых нужно было раздавить, пусть даже ценой собственной жизни! Преодолевая сопротивление невидимых ментальных пут, Ларо размахнулся и метнул камень.

Ему повезло. Камень угодил в глаз одному из убийц, и глаз лопнул, разлетевшись брызгами розоватой плоти. Чудовище пошатнулось, взвыло и схватилось за лицо, обеими руками зажимая страшную рану.

Тотчас на Ларо обрушился еще один телепатический удар. Тело мальчика буквально приподняло с земли и швырнуло на стену дома Управляющей. Врезавшись спиной в обмазанные глиной прутья, Ларо проломил их. Если боль, которую мальчик испытал во время первого ментального удара была сильной, то в этот раз она оказалась во сто крат сильнее. «Наверное, то же самое чувствует преступник, приговоренный Наместницей»,– успел подумать Ларо, но только в этот раз беспамятство не пришло ему на помощь. Все мысли растворились во всепожирающей боли. Мальчику показалось, что прошла целая вечность, прежде чем его измученный разум перестал принимать ментальные послания жукоглазых.



предыдущая глава | Избранник | cледующая глава