home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ещё одно коротенькое отступление. Пантеон Тёмных богов.

— Значит, они вдвоём справились с вами четырьмя. Так, Аренсер? — спросил Гарлак, один из Верховных богов Тёмного пантеона.

— Да.

— Это невозможно! Смертные не могут противостоять нам! — возразила женщина, стоящая у окна. Богиня Тьмы.

— Я бы на тебя посмотрел, если б они тебя в лампу запихнули, как это сделали с Шейтаном, — недовольно произнёс Аренсер.

— Не ссорьтесь. Нам это ни к чему… Если это правда, нам нужно от них избавиться, — сказал Верховный и посмотрел на остальных богов, находящихся в зале.

Все понимали, что неизвестный представляет проблему. Но идти против него никто не спешил. Если вдруг проиграешь, от такого стыда не отмоешься никогда. А значит надо послать того, кто будет и одновременно сильным, и кого не жалко.

— Вы помните Азериаса?..


Одна из немногих ночей, в которую я выспался и никто меня не будил. Даже странно. Впрочем, в каждом правиле есть исключения. И хорошо, когда они такие же приятные, как здоровый и спокойный сон.

— Дим, подъём. Караван скоро выходит. А нам ещё позавтракать надо!

А вот такие будильники, как Райнел, надо выключать. Чем-то тяжёлым. Но подушки под рукой, вернее, под головой, нет. А всё остальное может довести будильник до нерабочего состоянии, что нам не нужно. Хотя такой доведёшь. Скорее он тебя доведёт.

— Ух ты, у нас жареный хлеб есть, — прозвучал голос Велиссы.

Ага, сидел вчера, полбуханки на костре пожарил. Надеюсь, не прибьют за перевод продукта.

— Ну, хоть на это время тратить не придётся, — обрадованно сообщил наёмник.

Ага, значит я таки сделал доброе дело.

— Зато придётся тратить время, чтобы разбудить этого лежебоку.

Ой, что-то мне этот тон Райнела не нравится. Я открыл глаза и перекатился в сторону. И вовремя. Вода из чашки, которую держал маг, попала только на то место, где я лежал.

— В следующий раз я тебе угольков за шиворот запихаю, — пообещал я. — Чего вам не спится?

— Так выходить скоро, а ты дрыхнешь, — объяснила Велисса, при этом стараясь не встречаться со мной взглядом.

— Но будить кардинальными мерами — это уж слишком.

— Ничего, солнышко тут жаркое, быстро высохнешь, — пообещал Райнел.

Вот в этом он прав. Солнышко жаркое, а песок холодный. За ночь он остыл и спрессовался подо мной. И только сейчас я заметил, что бок у меня немного затёк. Будто на камне спал. Зато мозги отдохнули. Я встал и принялся делать наклоны, чтобы восстановить кровообращение.

— А я думал, что на нагретом песке будет тепло спать.

— Реальность вносит свои коррективы. Пошли кушать. Все уже встали, и караван скоро выходить будет. Тебя ждём.

Мы быстро позавтракали жареным хлебом с водой и отправились в дальнейший путь. Прошлый день из-за плохого состояния даже не воспринялся тем фактом, что мы в пустыне. А вот теперь я прочувствовал это в полной мере. Солнце явно решило проверить нашу выдержку и припекало ну о-очень сильно. Райнел, правда, умудрился облегчить наши страдания и создал небольшой ветерок, который чуть-чуть спасал нас от зноя солнца. Теперь я даже мог полностью насладиться пейзажем пустыни: песок, песок, песок… нет, когда мы забирались на очередной бархан, вид и в самом деле открывался красивый. Как будто смотришь на море. Песчаное, правда. Но волны чем-то похожи. Но больше ничего.

До ближайшего оазиса теперь пару дней пути. Так что ночевать придётся под открытым небом, а не в приятной тени пальм. Хотя если с этой пальмы кокос на голову хряпнется, вся приятность отдыха мигом забудется, Райнел сказал, щас как раз сезон тут. Опадания, хи-хи. Так что под открытым небом даже безопаснее. В какой-то мере. Во всяком случае, кокос на голову не упадёт. Хотя в этом мире и такое не исключено, как мне кажется. Какой-нибудь ученик мага ошибётся в чём-то, а ты потом сидишь за тридевять земель и глазами хлопаешь, наблюдая за звёздочками перед глазами.

Но не будем о грустном. Кажется, даже есть кое-что радостное. Судя по тучке на горизонте, солнышко скоро скроется за облаками и кто знает, может, боги обрадуют нас дождиком.

— Дождик будет, наверное, — сказал я, указывая на тучку. Которая с каждой минутой становилась всё больше и больше.

Все посмотрели в указанную сторону, но радости на лицах друзей я не увидел.

— Это не туча с дождиком, Дим. Это самум, — сказал Мордрен.

— Эт чё за зверь?

— Песчаная буря.

Типа, обрадовал. Слышал я от дяди, что такое эта песчаная буря. Тонны песка, которые несутся на огромной скорости, подгоняемые ветром и закрывая солнце. И выжить в такую бурю — значит заново родиться. Интересно, как тут от неё спасаются?

Райнел тут же побежал ко второму магу, и они вместе стали чего-то творить. Правда, всех лошадей и повозки надо было ставить в одну кучу, чтобы не растягивались, а лошадям даже завязали глаза, чтобы они не нервничали сильно.

— Они делают защитный экран. Обычно экран таких размеров стоит больших затрат магической энергии, но здесь требуется защита не от стрел, а от более мелких объектов, так что должно сработать, — объяснил Мордрен.

А с учётом того, что Райнел никто иной как магистр, то защита должна получится хорошая. Так что, думаю, можно не волноваться.

Буря приближалась с каждой секундой. Теперь на спасительную тучку с дождиком она ну никак не походила. Скорее наоборот. Эдакая коричневая непроглядная масса песка, которая скушает и не заметит.

Райнел подошёл к нам и сообщил, что они поставили защиту, так что бурю можно переждать без проблем.

— Правда, Каллиэра, так зовут второго мага, беспокоит то, что он не смог почувствовать бурю заранее. Он на этом специально специализируется, поэтому заранее может предсказать, будет буря или нет. А тут как на ровном месте — не было и вдруг появилось.

— Думаешь, кто-то с помощью магии её создал? — обеспокоенно спросила Велисса.

— Не-а, я бы почувствовал.

Тут буря накрыла нашу вынужденную стоянку. Мгновенно потемнело, как будто очень резко наступили вечерние сумерки. Хоть костёр разжигай. Ещё и гул ветра за защитным экраном.

— Ну и скорость. Под такой ветер попадёшь, следом унесёт, — с долей восхищения и страха произнесла Велисса.

И в самом деле. В буйстве стихии всегда есть что-то прекрасное. Но замечаешь это только тогда, когда сам находишься в относительной безопасности.

Я с любопытством принялся рассматривать тучи песка, пролетающие мимо нас. Такое ощущение, что мы находимся на дне песчаного океана. Разве что рыбы в этой «воде» не хватает.

Тут над нами пролетела пальма. Мыдя. Вот тебе и «рыба».

— Похоже на то, что буря прошла через какой-то оазис, — заметил Райнел.

— Который теперь перестал существовать, — мрачно проговорил я.

Тут время замедлилось, и я увидел летящий мне в голову кокос. Ну вот, я же говорил, что порой от них спастись, ну просто невозможно.

Песок защита может сдержать, а вот кокос, летящий на подобной скорости — нет. И в руках я держу прямое этому подтверждение.

В пробитое кокосом место принялся влетать песок, засыпая всё вокруг. Несколько песчинок попало мне в лицо, едва не поцарапав кожу. Больно, оказывается.

Райнел среагировал тут же и быстро устранил пробоину.

— Ты постарайся немного усилить эту часть. А то кокос в голову — не самый приятный из подарков. — Я подкинул орех на руке.

— Можешь не беспокоиться, я это исправил. Меня такой подарок тоже не устраивает.

— А сколько времени длится такая буря? — поинтересовалась Велисса. — У нас снежная буря может длиться и несколько дней, если не неделями.

— Ну, песчаная буря тоже может затянуться на несколько дней. Но эта через несколько часов пройдёт. Я надеюсь.

Значит, можно немного отдохнуть, пока время есть. Единственный плюс в этой буре, что она скрыла палящее солнце, и сейчас стало прохладнее…

Как и казал Райнел, буря утихла через несколько часов. Правда, наступил вечер. Поэтому караван где стоял, там и остался стоять. Это осталось без изменений.

Зато изменениям подвергся окружающий ландшафт. Там где были барханы, теперь их не было. А там где их не было — они появились. Но главным было не это.

Главным было то, что под одним из больших барханов оказалось какое-то здание. Вернее, его часть. И как раз вход. Чуть в стороне выглядывали ещё какие-то развалины зданий.

— А это чего такое? — удивлённо спросил я, рассматривая строение. Фасад с четырьмя колоннами, а рядом с входом стояло две статуи, как молчаливые стражи. На вид как люди, только вместо головы человека голова животного. У одного голова птицы, а у второго — зверя, кажется, медведя. А вот с птицами у меня проблема. Не орнитолог я, извиняйте. Птиц с такими клювами наверняка немало.

— Да что угодно. На храм какого-то древнего города похоже. Только я не слышал, чтобы тут был какой-то город, — задумчиво сказал Райнел.

Все стражники каравана тоже стали рассматривать появившиеся развалины. Хотя развалинами храм я бы не назвал[4]. Статуи, стоявшие возле входа, даже не пострадали. И руки на месте, и ноги. Морда лица тоже в порядке, в исправлении не нуждается. Хотя я бы переделал… Да и на колоннах даже какие-то письмена, что ли. Или рисунки. Не видно.

— Значит, он достаточно древний, раз ты про него не знаешь.

— Ага. И если честно, мне это не слишком нравится. Древний храм — это древние боги. А древние боги — это кровавые жертвы. Понимаешь, появление его сейчас перед людьми иногда приводит к не очень хорошим последствиям, — мрачно сказал Райнел.

Блин, от одной проблемы избавились в виде бури, как тут другая нарисовалась. А без них никак нельзя, а?

— Ты думаешь, что это всё не просто так? Что буря была всё-таки кем-то создана?

— Да фиг поймёшь. Может и так, а может и просто случайность. Только идти туда мне ну уж никак не хочется.

Мне тоже. Вид у этих статуй у входа какой-то… дикий. Бросятся ещё. Отмахивайся от них потом…

— Так что, будем ко сну готовиться? — настороженно посматривая на древний храм, спросил Мордрен.

— Ну ведь не идти туда на ночь глядя.

Ага, легли мы спать. Это только мы тут такие умные, и не полезли в этот храм (хотя хотелось, честно признаюсь). А вот у троих стражников чувство любопытства оказалось сильнее, чем чувство сохранности. И они долгое время спорили с четвёртым по поводу идти туда или не идти. Трое против одного, поэтому эти трое туда и отправились. Далеко не ушли. Их засёк маг, и крики возобновились.

— Вам что, жить надоело? Со смертью пообщаться хотите?

— Да что тут такого? Старый храм, вы хоть представляете, сколько там может оказаться сокровищ?

— Представляю! А также представляю, сколько там ловушек! Это древний храм! И защиту там жрецы ставили не для ловли, а для уничтожения осквернителей! Это вы понимаете? Если себя не жалеете, так хоть о своих близких подумайте!

Похоже, что эти слова немного подействовали. По крайней мере на одного.

— Нет, я не буду так рисковать, — помотал головой он. — Каллиэр прав, не стоит нам туда ходить.

Здравый смысл победил. Прогресс налицо. А вот остальные думают явно не головой.

— Если там есть сокровища, то их хватит для того, чтобы больше не ходить в эти походы, а нормально жить. А вы как хотите!

Двое отправились дальше к храму.

— Идиоты, — проворчал Мордрен. — Точно жить надоело.

— Надо было поставить защиту на этот вход, чтобы они туда не зашли, — предложил я.

— Надо было, — согласился Райнел. — Но они уже туда зашли.

— Надеюсь, ничего страшного с ними не случится, — обеспокоенно сказала Велисса.

— Я тоже. — Райнел бросил взгляд на храм и стал укладываться…

Не знаю, сколько я проспал, но проснулся я ночью. Опять. Честно, уже привыкать даже начинаю. Так, а с какого перепугу я проснулся? Вроде бы кто-то где-то громко топал. Блин, это ж как надо топать по песку, чтобы разбудить человека. И кто этот самоубийца, что посмел меня разбудить не утром, а посреди ночи?

Я приподнялся на своём спальном месте и огляделся. Так, судя по месяцу, который висит в небе, прошло часов пять после заката. Что ж, пять часов сна — это тоже неплохо. Но если больше — это лучше.

Так, а кто топал? Вроде все лежат, дрыхнут… Ну, не приснилось же мне? Хотя не исключено. Но нет, снилось мне кое-чего другое.

Странно. Все спят, никаких изменений…

Я ещё раз оглянулся. Потом протёр глаза и похлопал ими ещё раз. Нет, я всё понимаю. Но кто статуи спёр, а? Эти двое, которые за сокровищами пошли? Ага, аж два раза. Сокровищ не нашли, так решили себе хоть по статуе взять. Разобрали и по сумкам распихали…

Не-е, тут что-то не то…

— Ты чего не спишь? — прозвучал сонный голос Райнела.

Блин, как он узнаёт, что я проснулся, а?

— Пытаюсь понять, это мне луной так голову напекло, и у меня глюки, или же кто-то статуи спёр?

— Какие статуи?

— Возле входа в храм.

— И чего с ними?

Блин, встать встал, а разбудить забыли, называется.

— Не знаю.

— Так в чём проблема?

— Проблема в том, что их нет.

Райнел протёр глаза и посмотрел на вход храма.

— А где статуи?

О! Проснулся!

— А я тебе о чём твержу. Их нет.

— Вы чего не спите? — спросил Мордрен, приподнимаясь на своём месте. Ещё один проснулся…

— Обсуждаем, куда делись статуи.

— В смысле?

— Да в прямом. Статуи возле входа в храм пропали.

— Райнел, верни их на место и давайте спать дальше.

— Сдурел? Нафига мне эти статуи.

— Ну, а куда они делись?

— Нашёл у кого спрашивать.

— Чего вы шумите? — Так, это уже Велиссу разбудили. Щас нас будут бить.

Мы объяснили ситуацию.

— А пойти проверить, куда они делись, нельзя? Ведь не по воздуху они улетели, следы должны были остаться.

Мы переглянулись. И в самом деле, как такая простая мысль нам даже голову не пришла?

Идти смотреть, куда же делись статуи, пошли мы с Райнелом. Типа, раз мы всех разбудили, так нам и флаг в руки. Ага, и экипаж навстречу…

Далеко мы не ушли. Потому что увидели следы. Где-то в метр длиной.

Райнел вопросительно посмотрел на меня. С чего это?

— Не мои, — замотал я головой.

— Вижу, что не твои. И не мои.

— Тогда чьи?

Я проследил за направлением следов. Кстати, их было две пары. И они вели сначала к месту нашей стоянки, потом обратно в сторону храма. И так два раза.

— Только не говори мне, что статуям надоело сидеть на одном месте и они пошли! — попросил я.

— А тебе от этого станет легче? — полюбопытствовал Райнел.

— Ты не представляешь, как. Мне богов хватило, а теперь ещё и со статуями ходячими разбираться.

Тут изнутри храма раздались звуки шагов. И судя по гупанью, вес шагавших был не маленьким. Примерно, как если бы шагала трёхметровая статуя из камня. В количестве двух штук.

Мы с тревогой смотрели на чернеющий в ночи вход и опасались самого худшего. Райнел материализовал в руке длинный посох с каким-то камнем в навершии. Им он ещё не пользовался.

Я тоже поудобней перехватил шест, который предусмотрительно захватил с собой.

Но вдруг шаги замерли и наступила тишина.

— Чего это они? — удивился Райнел

— Нас испугались, — предположил я.

— Ну да, мы прям такие грозные.

— Как жуки навозные, — вырвалось у меня.

Райнел с беспокойством посмотрел на меня.

— Да будет тебе известно, что навозные жуки…

Что именно там с навозными жуками, я не узнал, потому что Райнела перебил возобновившийся топот. Только теперь он… удалялся.

— Так, я не понял. А выйти погулять под луной, подышать свежим воздухом, с гостями познакомиться?

— А ты уверен, что с ними хочется знакомиться?

Я сдал назад:

— Не совсем.

Мы продолжили стоять и рассматривать вход в храм, из которого теперь не доносилось ни звука.

— Какие будут предложения?

А какие тут могут быть предложения? Организм советует, что нужно идти спать дальше. А мозг (лучше бы он перед празднеством появился) сообщил, что в скором времени мы опять проснёмся от топота. А значит нужно уладить эту проблему первой. Об этих вариантах я и сообщил Райнелу.

— Первый привлекательный, но второй более разумный.

— Слушай, если ответ был очевиден, нафига было меня спрашивать? Полчаса уже стоим тут, фигнёй страдаем!

— Тебя испытывал.

Слов нет, одни междометия! Нашёл, блин, кого испытывать! Вот щас я кого-то как испытаю!.. Так потом придётся со статуями самому разбираться. Нет уж, фигушки.

— Тогда пошли.

Я первым пошёл в сторону храма.

Возле входа мы остановились, и Райнел поднял свой посох. С навершия ударил луч яркого света, давая возможность рассмотреть письмена над входом. Мыдя, опять наскальная живопись, которую письменами назвать вообще язык не поворачивается.

— И что тут нарисовано?

В ответ раздалось невнятное хмыканье, после которого последовал ответ:

— Тут сказано, что после того, как свет луны коснется слуг, Азериас восстанет, и возьмёт свою дань за годы, которые был в заточении… Боги и демоны! Вот только этого нам не хватало!

Видимо, дело и впрямь худо, раз Райнел обращается ко всем богам и демонам вместе взятым.

— А поподробнее можно? — попросил я, заранее опасаясь того, что сейчас услышу.

— Можно. Мы идиоты. Надо было сразу прочитать, что тут написано, когда мы только увидели храм, и разнести эти статуи ко всем демонам. А теперь неизвестно что будет. Только вот уйти теперь не получится.

— Почему?

— Этот Азериас — один из древних богов, о которых я говорил. И один из тех, кому в жертву приносили человека.

— О боги! — Меня аж передёрнуло от этого.

— Ага. И слова о том, что он возьмёт свою дань за все годы, проведённые в заточении, думаю, тебе объяснять не надо.

— И сколько он пробыл в заточении?

— Около десяти тысяч лет.

— Короче говоря, пришёл конец света, — подытожил я. — Не думаю, что та буря случайно открыла этот храм.

— Можно не сомневаться. Только вот этот Тёмный пантеон совсем не понимает, что голодный бог сильнее, чем сытый. И справиться с ним будет ой как сложно.

Я чуть не взвыл. Опять боги! Всё, иду в этот тёмный пантеон и навожу там порядок! Достали они своими выходками!

— А значит, наш караван следующий на очереди в жертвы этому богу?

— Получается, что так.

А с птичкой обломинго, которая летает и гадит, его не познакомить? Щас мигом устрою…

— Идём?

— Ничего больше не остаётся, — пожал плечами магистр, и мы шагнули внутрь.

Как только мы сделали первые шаги по коридору, на стенах зажглись факелы, освещая прямой, как стрела, путь. Ну, за это хозяевам спасибо, а то считать повороты лбом как-то не хотелось.

До ближайшего поворота. Каменный пол был отполирован едва ли не до зеркального блеска (и не влом было кому-то его шлифовать), на стенах всё такие же письмена на непонятном языке. Да и сам коридорчик впечатляющих размеров, статуи, наверное даже головой не цепляются.

— А как этого бога в заточение загнали? — решил я проявить интерес к истории, чтобы не так было страшно.

— Как по твоему, в чём состоит сила бога?

Я задумался.

— Ну, в них должны верить. Если нет веры в бога, он может просто исчезнуть. Так ведь?

— Да, ты прав. Люди стали отворачиваться от Азериаса за то, что он стал требовать больше жертв. Они принялись разбивать его статуи, маги боролись с его жрецами. Азериас стал терять свою силу. Видя, что борьба проиграна, жрецы в главном храме, где мы сейчас и находимся, провели какой-то ритуал, умудрившись поместить сущность Азериаса в материальную оболочку. В его статую. Там он может жить даже без веры в него самого. И теперь ему нужны жертвы, чтобы освободиться от этой оболочки. Но до этого он должен набрать должное количество приспешников, чтобы существовать не как статуя, а как бог.

— Понятно то, что ничего не понятно, — замотал головой я, запутавшись в рассуждениях магистра. — Где он возьмёт и тех и других?

— В нашем караване. Там он наберёт и тех, и других. Часть пойдёт на жертвы, чтобы дать ему сил, а часть будет ходить и проповедовать, что его господство есть хорошо.

Я поёжился. Мрачновастенькая перспективка, как ни покрути.

— А разобраться с ним как?

— Уничтожить его телесную оболочку, то есть статую.

— Всего-то?

— А так же тех, кто будет нам мешать это сделать.

А вот это уже проблематичней. Только всё равно ничего другого не остаётся.

А вот Шенгу я первую нашу встречу припомню. Говорил, что мне всего лишь надо помочь Неригану, и это спасёт Светлый пантеон, а напрямую с богами — ни-ни! Угу, который раз уже «ни-ни»!

Повороты коридора закончились (явно кто-то по пьяни делал, на трезвую голову столько поворотов не придумать) и мы оказались в большом зале. Что-то эти боги явно страдают комплексом неполноценности, вечно у них все постройки большие. Может возмещают чего? Ладно, не будем вгонять в краску богов.

Зал был прямоугольным, и освещался он огнём в больших блюдах на высоких подставках. Масляные, что ли? Вон, как коптят, аж потолок почернел.

Пол перед нами специально был выложен камнем другого цвета, и эта дорожка вела к трону мимо каменных колонн, подпирающих потолок. Между колоннами стояли статуи, похожие на те, которые были перед входом в храм. Ещё четыре статуи стояло позади трона, а перед ним шесть неизвестных личностей в бордовых балахонах. И где они это тряпьё нашли десятитысячелетней давности? Кстати, неплохо сохранились.

На самом троне, как я понимаю, сидела статуя Азериаса. По росту она даже сидя была выше, чем остальные. Из одежды на нём было что-то вроде туники, разукрашенной какими-то рисунками. На наскальную живопись в коридоре они не походили, так что вполне вероятно, что это именно украшение одежды. Как вы понимаете, и статуя, и одежда на ней были каменные. И невозможно было сказать, смотрит он на нас или нет. Взгляд у каменных глаз как-то отсутствовал.

— Впервые вижу, чтобы жертвы приходили сами! — прогремел в зале чей-то голос.

Мы с Райнелом принялись оглядываться в поисках источника. Из любопытства я даже приподнял надгробную плиту с одного каменного саркофага (а то, что эта плита весит около полутора тонн — это мелочи), стоявшего возле стены. Страх куда-то ушёл. Осталось только чувство непонятливости «а что дальше?».

— Для начала поздороваться не мешало бы, познакомиться. А потом уже выяснять, зачем гости пришли! — ответил Райнел. Я кивнул, подтверждая его слова.

Интересно, а мой кивок хоть кто-то заметил?..

— Сюда приходят только за двумя вещами! — продолжал греметь голос неизвестно откуда. — Дабы преклониться передо мной и уверовать в меня, либо же отдать свои силы мне.

— Как по мне, так перед девушкой преклоняться иногда приятнее, — заметил я.

— Это смотря какая девушка.

— Тоже верно, — согласился я и обратился к голосу из ниоткуда. — Ты извини, но мы тут не за этим пришли. У нас немного другие планы. Говорят, что тут статуя Азериаса есть и она портит весь вид. Вот мы и пришли разобрать её, чтобы она никому не мешала.

— Дим, ты поласковей, а то вдруг Азериас услышит и обидится, что его статую разобрать хотят.

— Это уже его личные проблемы.

— Значит, вы пришли ко мне? Очень хорошо, я давно жажду поквитаться с теми, из-за кого я являюсь непонятно кем!

Это типа голос и принадлежит Азериасу? Ну вот и познакомились.

— Ой, как я тебя понимаю, — радостно сказал я. — Я тоже не могу понять, кто я есть. Не то чёрт. — Я материализовал рога и хвост. — Не то демон. — На руках появились когти, во рту клыки, а за спиной распахнулись крылья.

— И я тоже, — поддержал меня Райнел. — Не то придворный маг султана. Не то Двенадцатый Магистр Средиземья. Так что, Азериас, давай договоримся по-хорошему.

— Да кто вы такие передо мной, одним из древнейших богов человечества! Вы никто! И вы будете уничтожены, а человечество будет принесено мне в жертву!

— Сомневаюсь, что другие боги будут этому рады, — усмехнулся Райнел. — Поэтому во имя всех Светлых богов Средиземья и этого мира в целом ты будешь уничтожен!

— И во имя всего человечества! — добавил я.

А то как же, богов помянули, а род людской нет.

— Уничтожить их! — Статуя на троне подняла руку, с которой посыпалась пыль, и указала на нас.

Статуи, стоявшие между колоннами, сделали синхронный шаг вперёд, повернулись в нашу сторону и ринулись на нас. Вместе с ними в нашу сторону двинулись и статуи из-за трона и шесть балахонников. Интересно, а откуда они тут взялись? Ну, не сидели же в саркофагах всё это время.

Мы тоже ринулись вперёд.

К сожалению, мой первый удар не принёс сколь нибудь значимого[5] результата. Только руки задрожали от удара тростью о камень. Статуя тут же выхватила шест из моих рук (знаю, дурак, что выпустил) и отбросила в сторону, я сам отлетел в другую. Странно. Обычно от такого удара сразу можно копыта отбросить, как любит выражаться один из моих сокурсников в универсуме. Я же просто кувыркаясь по полу откатился к одному саркофагу. Ко мне тут же направилось три статуи. Ладно, тросточкой не получилось, попробуем по-другому. Ухватившись за надгробную плиту, я приподнял её и с размаху запустил в статую. Двоих снесло тут же, в полёте раздробив на части.

Хм, метание копья знаю, метание ядра, диска тоже знаю. А вот метание надгробных плит — это уже что-то новенькое.

Так, это вольное отступление. А вот у меня ещё третья статуя осталась. Упс. Не третья. Ну, в смысле третья, но за её спиной маячит ещё две. И сколько их тут?

В тот момент, когда статуя с головой кабана (и кто их только делал? Никакого полёта фантазии!) постаралась меня схватить, я переместился к ней за спину и наподдал пинка. Статуя врезалась в стену и рассыпалась камнями. Так, полетели дальше. Оказавшись между двумя статуями я привлёк их внимание, и они вдвоём решили меня схватить. Понятно, о командной тактике тут никто не слышал. За что и поплатились. В самый последний момент я ускользнул у них из-под носа. Остановиться статуи не успели и врезались друг в друга, превратив себя в кучу ненужного камня.

У Райнела дела тоже обстояли неплохо. Статуям, пришедшимся на его душу, не повезло. С камня в навершии жезла срывались какие-то сполохи, и ближайшую статую как будто разрезало пополам. Единственной проблемой Райнела были как раз эти балахонники в количестве трёх штук. Они вытащили откуда-то короткие жезлы и пускали в Райнела какие-то зелёные лучи. Не понял, а остальные трое где?

Ответ пришёл в виде куска камня, разбившегося о колонну у меня над головой. Я повернулся в ту сторону, откуда прилетел камень, и тут же отпрыгнул в сторону, спасаясь от камней перелётных, которые поднимали оставшиеся трое балахонников и пускали в меня. Поднимали они их, направляя на них жезлы, а потом пускали в меня. Ну, с такой прицельностью только на слонов охотиться.

Я переместился к ним за спину. В момент, когда я проносился мимо них, волной воздуха один из капюшонов сбросило с головы балахонника, и я с удивлением узнал в нём одного из охранников каравана! Это что же получается, что все остальные тоже наши стражники? Так вот зачем эти статуи ходили к стоянке. Мыдя, и чего с ними делать? Надо бы с Райнелом посоветоваться.

Раздав всем троим зуботычины и отправив отдыхать, я постарался подобраться поближе к магистру. Так, кажется тут нужна тяжёлая кавалерия. Я сорвал ещё одну крышку с надгробия, благо, их тут понаставили вдоль стен достаточно, есть из чего выбрать, и сделал ещё одну попытку пробраться к магу сквозь сброд статуй (а ему их больше досталось) и зелёных лучей. Две статуи тут же получили по кумполу. Без своих голов они только мешали своим «собратьям», врезаясь в них и внося дополнительную сумятицу в битву.

— Райнел, балахонники — это наши стражники. Вот почему следы статуй вели к лагерю и от него.

— Азериас. Он подчинил их волю, и теперь они его слуги!

Луч, вырвавшийся из его жезла, заморозил статую, на неё тут же наткнулась ещё одна, и на пол посыпалась груда камня и льда.

— А помочь как-то можно?

Я обрушил плиту на следующую статую, разрушая её от головы до ног.

— Не знаю, они теперь верят в него! А значит уничтожить Азериаса уже невозможно! Он будет жить, если разрушить статую!

— А если они будут без сознания? Для веры нужно хоть какое-то осознание того, что ты делаешь, даже под воздействием!

— Может сработать. Давай вверх!

Я взмахнул крыльями, рывком поднимаясь выше. Райнел, вися в воздухе, сделал круг, держа свой жезл на манер булавы, и окружающие его статуи разлетелись на части. В то место, где он был, тут же ударили три зелёных луча. Но Райнела там уже не было. Мы вместе переместились к балахонникам и отключили их простыми ударами по голове. Больше ходячих противников в зале не было. Была только сидячая статуя Азериаса.

— А вы сильные, для жалких ничтожеств[6]. Такие сподвижники мне понадобятся. Служите мне! — статуя сделала взмах в нашу сторону. Зная, что даже божественная сила не сможет на меня повлиять, я раскрыл крылья, закрывая Райнела. В меня ударила тугая волна, заставившая сделать пару шагов назад. Так, кажется я в этого Азериаса до безумия не уверовал. Это радует. А Райнел?

— Ты как?

— Живой, — ответил магистр. — Это он что, хотел нас в свою веру обратить?

— Похоже на то.

— Спасибо. Уверовавший в Азериаса магистр — это хуже стихийного бедствия.

— Я тоже так подумал. А мне подобные проблемы не нужны.

— Вы можете мне сопротивляться? — прозвучал удивлённый голос Азериаса.

Мы повернулись к статуе.

— А что, не ожидал?

— Но вы не сможете сопротивляться вечно! — Азериас протянул руку, и статуи, которые мы так методично старались превратить в никому ненужный стройматериал, стали восстанавливаться.

— Вот только этого не хватало! — едва сдерживаясь, чтобы не взвыть, сказал я.

— Ага. Нужно быстрее с ним разобраться. Пока его стража не восстановилась. Только вот как? На нём стоит универсальная защита, она распознаёт любую мою атаку и блокирует её. На крови делали, сволочи.

Я задумался, мрачно наблюдая, как соединяются камни стражей.

— Распознаёт, говоришь?.. А если её обмануть?

— Как?

Я зашептал Райнелу на ухо.

— Может и сработать. — В глазах мага зажёгся огонь предвкушения. — Такого я никогда не пробовал.

Он зашептал слова, делая пасы руками. Я отошёл от него и принялся со стороны наблюдать, как формируется полуметровый в диаметре шар огня. По лицу Райнела катился пот, но он не останавливался ни на мгновение.

Вот последние слова заклинания сказаны, последнее движение сделано, и шар огня ринулся в сторону статуи Азериаса.

Где-то на расстоянии двух метров от статуи шар вдруг исчез, но на его месте появился голубой шар, который нёс в себе лёд. Он-то и продолжил движение, и врезался прямо в грудь статуи.

— Что-о?! Это невозможно?! Как вы это сделали?! — загрохотала статуя, моментально покрываясь льдом и промерзая вглубь.

— Дим, не медли! — крикнул Райнел.

Я уже был наготове с очередной надгробной плитой (блин, все могилы осквернил) и моментально бросился вперёд, нанося удар по замёрзшей статуе.

— Не-е-ет! Это невозможно! Я ещё вернусь! — заревел голос, звуковой волной которого меня отбросило от статуи, которая покрылась трещинами и от неё уже принялись откалываться куски. Этой же волной разрушило так и не восстановившиеся статуи стражей. Впрочем, они бы и так развалились…

К сожалению, развалились не только они. Колонны, поддерживающие потолок тоже стали покрываться трещинами.

— То ли мне кажется, то ли тут скоро всё рухнет? — посмотрел я на мага.

— И не спрашивай. Давай приведём в себя наших стражников.

Я кивнул и бросился к троим, которые атаковали меня. Пара пощёчин, и один уже очумело хлопает глазами, пытаясь понять, что происходит.

— Где я? И что это за одежда? — принялся он задавать вопросы.

— Потом объясню, — ответил я, тряся за шиворот второго. Пощёчины ему не помогли. Но вот на лице кажется появляются признаки осмысленности, которые выразились в тех же вопросах. Правда, был ещё один дополнительный: «Что я тут делаю?».

Убедившись, что они пришли в себя и могут идти, я подхватил третьего на плечи.

— Райнел! Давай скорее! — прокричал я, притормозив немного, и пропуская перед собой падающий кусок колонны.

— Уже! Бежим отсюда!

Мы бросились к выходу, перепрыгивая через горящее масло из перевёрнутых блюд и уворачиваясь от падающих обломков. На ходу я умудрился найти свою тросточку и подхватить её. Подарок, как-никак…

Казалось, что мы никогда не пробежим этот коридор со всеми его поворотами, такой он казался длинным. Но вот заветный выход.

Вся наша делегация по поискам неизвестно чего выбежала из храма, как раз в тот момент, как за нашими спинами что-то ухнуло, и из коридора вырвалось пламя, в свете которого было видно, как рушится потолок коридора, а песчаный бархан над храмом проседает вниз.

— Экскурсия по историческим местам окончена. Просим покинуть музей, — произнёс я, падая на песок.

— Да пошли эти исторические места в …! — сказал Райнел, падая рядом. — С их экскурсоводами в придачу.

— Поддерживаю.

— Дим! Райнел! С вами всё в порядке? — подбежала к нам Велисса.

Только тут я заметил, что у входа собрались почти все, кто был в караване, и все с любопытством рассматривают нас.

Мыдя, нашли тут, понимаешь, цирковых обезьянок. Надеюсь, попрыгать ещё не попросят. Хорошо, что я хоть в своём нормальном обличье, а то было бы тут… шороху. Ещё б изгонять начали.

— Давайте мы всё потом расскажем, — попросил Райнел. — А сейчас просто дайте поспать.

Я кивнул в знак подтверждения.

— Дим, ты в порядке? С тобой всё хорошо? — продолжала допытываться Велисса, помогая мне встать.

Дожил, девушка помогает парню подняться на ноги, когда он в полном расцвете лет… и ушибленный по голове каким-то камушком…

— Очень на это надеюсь, — ответил я.

— Извини.

— За что? — удивился я, поворачиваясь к девушке.

И получил поцелуй в губы.

— Я бы не простила себе, если бы с тобой что-то случилось, — сказала она и пошла в сторону лагеря.

Я только удивлённо похлопал глазами ей вслед.

Рядом раздался смешок. С теми же глазами я повернулся к Райнелу:

— А что это только что было?

— Понимаешь, поцелуй — это одно из средств выражения любовных отношений между парнем и девушкой, мужчиной и женщиной. Физический процесс этот происходит при наличие двух особей противоположного пола…

— Да знаю я, что такое поцелуй!

— Так что тебя интересует?

— Почему? Я ведь уже всё объяснил ей, что будет, и чем это грозит.

— Тут я помочь ничем не могу, человечество уже не одно тысячелетие бьётся над этим вопросом, пытаясь найти в любви какие-то закономерности, но никак не получается. Так что лучше пошли отдыхать, а там посмотрим. Спокойной ночи.

Да уж, с такими мыслями только…

Хр-р-р……


Глава вторая Жарковато что-то | И кто тут попал?.. | Глава третья Драконы?.. Принцессы?