home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Жарковато что-то

Песок. Солнце. Одно слово — пустыня. Только изредка встречаются какие-то нагромождения скал, которые дают немного тени. О-о-очень редко встречаются оазисы. В предыдущем мы как раз и делали привал. А теперь который час ме-едле-енно тащимся по этому песку. Мордрен, когда мы собирались во дворце, дал дельный совет одеть светлую одежду, мол, светлое не так притягивает солнечные лучи. Райнел его поддержал. Хотя как по мне, то жару это не сильно уменьшает. Но сравнивать не с чем, поэтому доверюсь старшим.

Так же хорошо то, что мы всё-таки догнали этот караван. Хозяин сначала долго орал, что он не потерпит таких… э-э, лучше не буду говорить, как он нас называл. Ничего хорошего в его словах не было. Разве что за исключением того, что я немного пополнил свой словарный запас. Но после всех криков мы заняли своё место в строю.

С учётом быстрых сборов во дворце султана, то бишь моём дворце, и быстрой скачки (относительно; не с нашим похмельем устраивать гонки на лошадях) в погоне за караваном мы не могли толком обсудить впечатления, которые появились после пары дней. Хотя здесь становится любопытно, потому что впечатления остались только у Мордрена. У нас троих, включая Велиссу, была только амнезия. Временная. Надеюсь.

Поэтому после того, как мы присоединились к каравану, во время его спокойного движения мы могли немного восстановить пробелы стараниями наёмника.

— Сначала всё было хорошо, — вёл свой рассказ Мордрен. — Ну, относительно. Честно признаюсь, но никогда не видел, чтоб человек столько выпил.

При этих словах Лицо Райнела немного поменяло свой цвет лица на нежно-зелёный. Не понял, он что, под кактусы маскироваться собрался?..

— Ну, сначала там развлекуха, гимнасты всякие, девочки танцуют… Вот тут-то всё и началось. С криком «Ну кто так танцует!» Велисса разогнала всех тех девушек в полупрозрачных шароварах, кстати, зря, они очень красиво танцевали… В общем, ты начала показывать как надо. Но сразу предупредила, что трогать нельзя.

— Чего трогать? — поинтересовался я.

— Не знаю что, но характер танца и оформление, — Мордрен покосился на короткую кожаную юбку северянки, — немного сделали своё дело, и когда Велисса, танцуя, проходила мимо придворных, несколько из них оказались с поцарапанными физиономиями.

— А нечего было руки распускать, — покраснела Велисса, опуская взгляд.

Мыдя. Что я могу сказать. Либо нам надо сухой закон устанавливать, либо спаивать всех остальных первыми и побыстрее, чтобы не с кем было пить…

Угу, а потом будем спаивать друг друга. Не, мораторий на алкоголь надёжней. Только сомневаюсь, что он найдёт отзыв.

— Но на этом ты не остановилась и пошла приставать к султану.

Мы с Велиссой удивлённо посмотрели друг на друг. А у меня немного во рту пересохло. Ох, неудобно как-то…

— Да не к Диму. Он тогда ещё султаном не был, — махнул на меня рукой Мордрен.

Правильно, а то жарковато тут под солнышком…

А вот то, что Велисса к султану приставать начала, я даже не знал как воспринять. Да, девушка мне нравилась, но то, что я из другого мира, меня останавливало и мне не хотелось её зря обнадёживать. И в то же время, было обидно чисто как парню, что такая девушка начала в открытую приставать к какому-то чудаку с ошибкой в первой букве. Пусть даже и богатому. Когда Райнел говорит, что она вроде как ко мне криво дышит. В смысле неровно…

— Ладно, ты лучше расскажи, как я стал султаном. — Я решил немного сменить неприятную для северянки тему.

— Ну, после того, как вы выпили ещё несколько кубков…

Тут мой желудок сказал, что напоминания о таких вещах он долго терпеть не будет и в следующий раз выскажет своё «фе».

— Мордрен, просьба, не надо больше упоминать, кто, сколько и чего употребил.

— Постараюсь. Так вот, после того, как… — наёмник уловил наши с Райнелом взгляды, — …прошло некоторое время, султану вспомнились события, когда появился Шейтан. Ещё через некоторое время их стало пятеро, а вы с Райнелом стали рассказывать, как вы их в лампы засовывали.

— Что-то не припоминаю, — пробормотал Райнел.

— Как мы их в лампу засовывали, или как мы об этом рассказывали? — повернулся я к другу.

— Ни то, ни другое, — медленно ответил тот.

— Вы слушаете, или кому я рассказываю? — возмутился Мордрен тем, что его перебили.

— Да-да, мы слушаем.

— Так вот, султан сказал, что он сидел за слоном и не видел, как вы их туда запихивали. Ну и сказал, что не верит, ведь Шейтан такой большой, а лампа такая маленькая.

— А дальше?

— Вы поспорили на чалму султана, что достанете Шейтана и засунете его в лампу.

Я попробовал на трезвую голову представить, как можно запихнуть того красного в лампу. Не получилось. Наверное, поэтому мы его и запихнули…

— Райнел начал строить портал, но что-то у него не заладилось. Ты принялся ему помогать. Сказал, что он неправильно руку держит при построении, и комбинация из пальцев неправильная. Ну, ты и показал.

— И? — Мы с Райнелом слушали, тихо офигевая с каждой новости.

— Получилось. Правда я никогда не думал, что подобная комбинация может так сработать.

— А что за комбинация? — полюбопытствовал маг.

— Не при дамах, — отрицательно покачал головой наёмник.

— Я отвернусь, — сказала Велисса. — Хотя чего я только не видела.

Мыдя, тихая и воспитанная. Ага. Конечно…

Когда северянка отвернула голову, Мордрен продемонстрировал нам неприличную комбинацию из трёх пальцев (описывать не буду, дабы не развращать читателей).

Мы с Райнелом офигели окончательно и только затылки почесали… Чего-чего, а то, что подобное сработает, никто из нас не ожидал.

Кстати, цвет лица Райнела стал более естественным…

— И что было дальше?

— Вы оба отправились в тот портал. Минут через десять вы вернулись, таща упирающегося Шейтана за хвост, с чьим-то топором на плече, с жареными окороками в зубах и бутылками вина за пазухой.

Райнел чуть с коня не навернулся. Но больше от удивления, чем от состояния.

— И мы его выпили?

— Тут же. Хорошо, хоть поделились, а то бы я обиделся. — Глаза Мордрена мечтательно закатились.

Я пытался осмыслить вышесказанное. Это мы что, получается, божественное вино пили? Очешуеть и тому подобное. Блин, а я даже не помню. Обид-идно-о!!!

— А дальше? — не вытерпела Велисса, ожидая продолжения.

— А потом вы принялись за Шейтана. Я когда его увидел, даже перепугался.

— За нас?

— За него. Не знаю, как вы это сделали, но он оказался в лампе.

Ой, что-то мне подсказывает, что он этому явно не обрадовался. И мне очень не хочется оказаться у него на пути в следующий раз. А ещё больше не хочется, чтобы этот следующий раз был…

— А потом?

— Потом стали спорить, чей топор оказался у вас в руках. Решили, что лучше его спрятать, а то когда придёт хозяин и увидит его в ваших руках, то подумает, что вы его украли. Поэтому Райнел опять создал этот портал и швырнул туда и лампу с Шайтаном, и топор.

— Погоди, погоди. Ты точно помнишь, что это я держал топор, а не Дим? — решил уточнить Райнел.

Интересно, а что его в этом так удивило?

— Уверен. Я столько, как вы, не употреблял. Так что могу поручиться.

— Бред, — замотал головой маг, из-за чего цвет лица опять поменялся на зеленоватый.

— Почему? — спросила Велисса, опередив меня.

Я тоже немного ничего не понимаю. Даже не понимаю, что именно не понимает Райнел.

— Потому что из твоего рассказа следует, что я построил портал в Обитель богов, куда смертным вообще путь заказан. Это просто невозможно. Про топор я вообще молчу, он может принадлежать только одному богу — Тарку. И ты это тоже не хуже меня знаешь. И держать оружие богов тоже невозможно, я должен быть едва ли не сравним по силе с ними, чтобы меня не спалило силой этого оружия.

Вот теперь понимаю. Только всё равно непонятно, как же всё это происходило, если Райнел утверждает, что это невозможно.

— Так может ты и сравним с ними по силе? Топор в твоих руках я помню отчётливо. Так что тут вопросы излишни.

— Издеваешься? Да меня любой бог, даже самый зашуганный, размажет и не заметит. Это только у Дима есть способность противостоять богам нашего мира, и то только потому, что он из другого мира. И наши законы силы магии на него не действуют.

Угу. А эти боги потом приходят ко мне разбираться, чего я тут делаю и не пора ли мне того отсюдова. И побыстрее.

— Так может из-за того, что он был рядом, он как-то воздействовал на этот топор и его мог взять любой, кто находится рядом с Димом? — принялась рассуждать Велисса, по очереди переводя взгляд с меня на Райнела.

Магистр задумался. Я тоже. До сих пор мы не замечали, чтобы я как-то воздействовал на магию, которая направлена не на меня или если я не начинаю воздействовать напрямую, то есть ломая что-либо. Хотя кто его знает. Я пьяный был, может при этом что-то происходит?.. Надо будет у Шеймиренга поинтересоваться.

— Может быть, — задумчиво кивнул Райнел. — Но это не объясняет того факта, как мы попали в Обитель богов. Дим, откуда ты знал, как правильно нужно туда портал строить?

Я мрачно взглянул на друга. Это он щас пошутил или как? Мы тут щас чем занимаемся? Правильно, пытаемся восстановить то, что было за прошедшие дни. Не могу сказать, что удачно, потому что узнать-то мы узнали. А вот вспомнить не получается. О чём я и сообщил Райнелу. Тот почесал затылок и задумчиво сказал:

— Надо будет проэкспериментировать и попробовать тебя напоить. Главное, не напиться вместе с тобой. А то потом некому будет записи делать.

Мозг тут же оказал медвежью услугу и выдал изображение пьянки. Желудок тут же возмутился, и я молнией побежал за ближайший бархан.

— …… — высказался мой желудок, а я удивлённо захлопал глазами. Потому что всё, что сказал желудок (блин, и откуда в нём столько?), оказалось на трёх мужиках, которые лежали на песке в компании ещё человек тридцати. Вроде солнце уже к закату клонится, а они тут что, загорают? В одежде, закутавшись по самые глаза? На теневой стороне бархана? Странно. Но извиниться всё-таки надо.

— Мужики, вы это… извините. У меня организм слабый, а я вас сразу не приметил. Вы уж как-нибудь извините, а?

Не думаю, что сейчас у этих мужиков мозговой процесс работает в адекватном направлении. Ну, а сами подумайте, прибегает какое-то тело, наблевало на вас… Тут у кого хочешь крышу сорвёт.

Предвидя подобное я развернулся и побежал к каравану, крикнув напоследок, что загорать лучше с другой стороны бархана, типа там солнышко лучше светит…

Похоже, что моему совету вняли. Потому что все загоравшие подорвались и в быстром темпе принялись перебегать на другую сторону бархана. Правда укладываться на солнышке они не стали, а побежали дальше за мной. Нет, ну, троих я понять могу, у них есть ко мне претензии. А остальные? Из чувства солидарности? Ну, блин, спасибо, а мне тут теперь бегай от них.

Интересно, а мечи они зачем повытаскивали? Влияет на качество загара?..

Блин, совсем крыша поехала. Видимо, количество выпитого конкретно повлияло на мои умственные способности. Потому что даже круглый дурак догадается, что это обычные бандиты. Ох, а драка сейчас вряд ли поспособствует улучшению моего состояния.

К несчастью для этих бандитов, в тот момент, когда первый показался из-за бархана, Мордрен, который вместе с остальными следил за мной, вовремя приметил бандитов. Поэтому сильной неожиданностью для каравана это не было. По крайней мере, пока я добегал до каравана, стражники успели выстроиться в боевой порядок и встретить противника не перепуганными и удивлёнными лицами, а холодной сталью мечей.

Кроме Райнела в караване был ещё один маг. И вместе они тут же установили защиту. И, надо сказать, вовремя. За моей спиной щёлкнула тетива, но стрелы до цели не долетели. В нападавших тут же ударило несколько молний, изрядно проредив ряды противника. В ответ на нас посыпались сосульки в большом количестве. Но тут противник приблизился, и использование молний с нашей стороны стало опасным, как бы своих не задеть.

Когда воины сшиблись, я уже был наготове с шестом, который мне дал Дэйриниэль. Поэтому сотрясение мозга кому-либо я мог гарантировать…

Вскоре бой был окончен. Но после всех поворотов и кульбитов мой желудок опять начал возмущаться. Из-за чего опять пришлось за бархан бегать. Вместе с Райнелом.

— Дим, — слабым голосом обратился ко мне маг.

С таким измученным выражением на лице на большее вряд ли кто способен.

— Чего?

— Когда в следующий раз кто-то будет подобный банкет устраивать, напомни, чтобы мы его связали и запихнули куда подальше.

— Обязательно, — пообещал я…

Караван продолжил движение. Караванщик сообщил, что скоро будет оазис. Там и прохлада, и вода будет. Поэтому у нас даже настроение поднялось. И вечер воспоминаний продолжился. Про себя и про Велиссу мы уже немного узнали. Остался Райнел. Вот про него и рассказывал Мордред. Главным вопросом магистра было то, как он стал придворным магом.

— А Надир принялся фейерверки показывать новому султану. Сначала всем нравилось. А потом Райнел сказал, что он ни фига не умеет. Надир понятное дело взъерепенился. Он, к сожалению, был трезвый. Ещё.

— Бедный, — посочувствовал я.

— Ага. Особенно после того, как ты объявил конкурс на лучший фейерверк.

— И как?

— Ну, джинны теперь только Райнелу и кланялись. Правда, купол над тронным залом пришлось переделывать.

Это ж какие фейерверки были!..

— Райнел!

— Чего?

— Как султан, объявляю тебе выговор за порчу имущества.

— Как султан, мог бы и прекратить всё это безобразие.

— А ему нравилось. А когда все те пэри начали к нему приставать… — Мордрен многозначительно посмотрел на меня.

Что-то мне и это знать не хочется. Потому что Райнел и Велисса тоже посмотрели на меня. Маг с сочувствием, северянка с подозрением.

Мордрен насладился полученным эффектом и завершил:

— Велисса разогнала всех и вы вместе удалились.

С лошади Райнела раздалось какое-то хрюканье. Маг сидел, уткнувшись лицом в гриву лошади. Нет, мне дядя рассказывал, что в некоторых странах на юге, в тропических лесах водятся звери, которые выискивают всяких вредных насекомых в шерсти друг друга и съедают. Но я не знал, что подобное практикуется в этом мире между людьми…

Бросив быстрый взгляд на северянку, я заметил, как она покраснела. Мыдя. Не надо было нам всё это вспоминать. Как-то неудобно получается…

Но Мордрен решил нас всех добить:

— А Райнел себе отобрал получше и последовал за вами.

……!

Дальше мы некоторое время ехали молча. Каждый из нас переваривал всё то, что нам рассказал наёмник. Всё, что было с нами в эти дни, конечно, по словам Мордрена, было слишком уж… необычно. Особенно то, что я откуда-то знал способ построения портала не куда-нибудь, а прямо в обитель богов. Ещё и судя по принесённому топору, мы там тоже немного пошумели. Не думаю, что хозяин согласился бы отдать его по доброй воле. А это значит, что в ближайшее время можно ожидать кого-то из этих самых божественных сил. Надо будет вечерком ещё с Шенгом поговорить, может он даст ответы хоть на какие-то вопросы.

Также то, что я стал султаном, немного напрягает… Ну хорошо, сильно. Я ведь не оставил никаких документов, просто уехал из города. И кто знает, что там теперь начнётся. Ведь битва за трон, это всегда много разборок, интриг. Иногда крови. И самому участвовать в таких делах, быть виновником этому как-то не хотелось. Эти люди не были мне врагами (арест до этого не в счёт), и теперь у меня кошки скребли на душе по этому поводу. И в лучшем случае, если меня они оставят в покое. Потому как могут сделать более практично. Послать за мной наёмника. Я ведь от трона не отказывался, а значит могу и вернуться и предъявить свои права на то кресло. Правда, кто в это поверит. Да и возвращаться я не собираюсь. Но ведь там этого не знают. Вот и думай, кто теперь по мою душу придёт первым. И придёт ли вообще. И почему у меня всё не как у нормальных людей, а?

И теперь ещё перед Велиссой ведь извиняться придётся. Хоть бы знать, есть за что или нет. А также любопытно, какая у неё тайна. Тот джинн в темнице как-то странно на неё посмотрел. Как будто он знает что-то, что Велисса скрывает. Или подозревает об этом. Но что?..

Впереди показался оазис. Кажется, про него и говорил караванщик. А значит у нас будет привал. И можно будет постараться прийти в себя.

Лагерь был разбит быстро, и в скором времени на костре жарилось мясо. Когда мой нос уловил запах жаркого, мой желудок взвыл. Одна проблема, я его так и не понял. То ли он просил покормить, то ли наоборот. Но просыпаться ночью от того, что у меня кишки будут голосовать за подкормку организма, мне не хотелось. Поэтому я с усилием запихнул несколько кусочков мяса. На удивление, желудок сказал спасибо, но предупредил, что всё будет нормально, если не буду очень резко менять местами небо с землёй. Впрочем, в мои планы это и так не входило. Хотя здесь есть такие, чьи планы иногда вразрез расходятся с моими.

Доев то, что принадлежало мне, я решил готовиться ко сну. Возле костра хорошо, но спать тоже нужно. Только вот выражение на лице северянки, которое я уловил, напрочь отбило сон.

— Всем спокойной ночи, — пожелала нам всем Велисса.

— Ты уже спать? — полюбопытствовал Райнел.

— Пока нет. Пойду погуляю.

— Осторожней, тут ящеров много, — предупредил наёмник.

— Спасибо, — поблагодарила девушка, встала и отошла от костра.

Я проследил за ней, потом повернул голову обратно. И тут же уловил красноречивый взгляд Райнела. Потом посмотрел в ту сторону, куда ушла Велисса. Потом встал и отправился в том же направлении. По следам на песке я быстро нашёл девушку. Она сидела на гребне бархана и смотрела на восходящий серп месяца.

— Мне охрана не нужна, — не оборачиваясь сказала она.

— Верю, — ответил я, садясь рядом с ней на песок. — Помню, как ты при первой нашей встрече хотела меня на ленточки нарезать.

— Жалею, что не сделала, — проворчала Велисса.

— И в это верю. — Я замолчал. — Извини.

Такое простенькое слово, а сколько сил надо, чтобы сказать его девушке.

— За что? — девушка повернулась ко мне.

— За всё. За то, что появился, за то, что должен уйти. И за то, как вёл себя, когда был немного нетрезвый. Я даже не представляю, что я мог натворить. Но наверняка бы потом очень об этом жалел. — Я тоже посмотрел на месяц, вокруг которого появлялись первые звёзды.

— Можешь не переживать, — улыбнулась Велисса, — ничего непоправимого ты не сделал. Зато представляю, как я выглядела, когда была пьяная. Это ж надо было дойти до того, чтобы в открытую начать приставать к парню.

— Честно, не представляю. Я в таком состоянии тоже впервые был. Даже у себя в универсуме я с друзьями так не напивался. Максимум на вечер. А два дня без передыху — это слишком.

— Ты обязательно должен уйти? — вдруг спросила северянка.

Я вздохнул.

— Таковы правила договора, по которому я здесь. После того, как принц займёт своё место на троне, я вернусь в свой мир.

— Расскажи мне о нём, — попросила Велисса, глядя на меня. — Какой он?

— Э-э-э, — начал я. — Даже не знаю, что рассказать… Он другой. Самый обычный мир, без всякой магии.

— Даже не представляю, как это возможно, — покачала головой девушка. — Сколько себя помню, я всегда встречалась с магией, и она очень влияет на жизнь людей. Облегчает. Или усложняет. Она в нас самих.

— Потому что это основа этого мира. У нас такой силы нет. У нас свои законы природы, законы в политике, торговле, свои наёмники и убийцы без всяких сверхвозможностей, своя стража, короли, гильдии… К одной из таких я и принадлежу. Даже можно сказать, к самой уважаемой — к Торговой. Но принадлежность моя наследственная. Мой отец один из лучших купцов. Вот и меня к этому делу пристроить хочет.

— Тебе это нравится?

— Не могу сказать, — задумался я. — Всё это даётся мне легко, без особых проблем. Но во мне нет той искры, которая есть у отца в этом деле. Я всегда хотел путешествовать, как мой дядя. А сейчас я всего лишь студент Универсума всех наук, где и обучаюсь искусству торговли, и не только.

— А ты бы хотел остаться в этом мире?

Я почесал затылок.

— Не знаю. Там ведь мой мир, семья. А здесь я никто.

— Но ведь тебе нравится тут находиться, я же вижу. А уж говорить о том, что ты неизвестно кто, даже не стоит. Ты можешь противостоять не только магам, но и богам. И никто так бы не смог.

— А ты представляешь, что будет дальше? Боги почувствуют угрозу и захотят от меня избавиться. А я всего лишь обычный парень. Просто чужой для этого мира. Останься я здесь, мне постоянно придётся скрываться, опасаясь, что в следующий миг я получу или молнию в одно место, или стрелу в голову. Прости, но для своей девушки я не хочу такой жизни, чтобы она постоянно опасалась, переживала и, возможно, осталась бы одна. Я не хочу, чтобы ты так жила, поверь. У тебя должна быть другая жизнь.

— Я сама выбираю свою жизнь. Никто не вправе указывать мне.

— К сожалению, у меня такого выбора нет. Ты ведь прекрасно понимаешь, я здесь только до определённых пор, потом уйду… Прости… Я бы хотел быть рядом с тобой. Ты не такая, как девушки в моём мире. Но быть рядом я не могу. И это не от меня зависит.

Я замолчал. Несколько минут мы оба сидели, не говоря ни слова и наблюдая за месяцем.

— Извини, — вдруг сказала Велисса.

— За что? — вроде бы уже извинялась.

— За то, что влюбилась. Не стоило мне менять своего отношения к тебе. Надо было относиться, как к грязному демону.

— Да уж. Покупаться мне и в самом деле не помешает, — ляпнул я.

— Прекрати. Ты прекрасно понимаешь, о чём я.

— Сердцу не прикажешь. Ты была бы не ты, если б вела себя таким образом. А так это естественно для тебя, для такой, какая ты есть. Через время, когда я уйду, ты забудешь обо мне, начнёшь новую жизнь без страха, что можешь потерять любимого человека. Всё у тебя будут хорошо.

— Не забуду. Спокойной ночи.

Девушка приблизилась ко мне и поцеловала в щёку. Потом встала и направилась к лагерю.

Не представляю, сколько сил ей стоило сдержаться, чтобы не обнять меня и не поцеловать как любимого человека.

— Не ожидал такого? — прозвучал голос Шенга рядом со мной.

— Ты ещё спрашиваешь.

— Но ведь ты понимаешь, что…

— Только не говори, — перебил я бога, — что не слышал, о чём мы тут говорили.

— Ну-у, слышал.

— А подслушивать нехорошо.

— Промолчу, как ты подслушивал происходящее в одном трактире. — Шенг посмотрел в небо, показывая, что он здесь как бы не при чём.

Блин, зря я шест в лагере оставил…

— Ты ведь не просто так появился[3], — вздохнул я, чувствуя, что новости будут малоприятными.

— Для начала хотел поздравить тебя с тем, как вы с Райнелом, простые смертные, справились с четырьмя богами.

— Со сколькими? — Хорошо, что я сидел. А то падать не очень приятно. Допились, блин. К богам разборки устраивать ходим.

— С четырьмя. Но теперь хочу вас предупредить. Тёмный пантеон немного недоволен тем фактом, что кто-то из смертных может противостоять богам. Так что в следующий раз будьте осторожны.

— В какой следующий раз? — не понял я и повернулся к… пустому месту.

Демоны б его побрали. Вот так всегда. Нет, чтобы полностью объяснить. А то как скажет, так хоть стой, хоть падай. И разбирайся потом, чего именно стоит ожидать. И что теперь? Сидишь, как на иголках.

Я направился в лагерь и уселся возле костра. Мордрен уже ушёл спать, а вот Райнел сидел ещё здесь.

— Ну как?

— У нас новые неприятности.

— Я вообще-то спрашивал, как ты с Велиссой поговорил. А ты уже неприятности нашёл где-то.

— С Велиссой я поговорил. Потом она ушла и появился Шеймиренг. Он поздравил меня с тем, как мы удачно устроили разборки против четырёх богов.

— Против скольких? — От удивления Райнела кусок хлеба на его веточке свалился в костёр. — Блин, ну нельзя же так пугать… Ай! Ой! Горячо!

Райнел принялся доставать кусок хлеба из огня, перебрасывая его с руки на руку. Потом просто сделал пас рукой, и кусочек хлеба завис в воздухе, остывать.

— Так что за неприятности?

— Шенг сказал, чтобы мы в следующий раз были осторожнее.

— Какой, к лешему, следующий раз? Совсем подурели? Мне прошлого раза хватило!

— Какого именно? Тогда в замке, с Шейтаном или когда мы сами отправились к ним в обитель?

— Всех. Извини, но я ещё пожить хочу. Мне на старости лет ещё пожить хочется.

— А мне ещё принца на трон сажать. Твоего крёстного, между прочим. Так что я тебя поддерживаю, что встречи с богами в наши планы входят постольку-поскольку.

— Это ты им объяснять будешь.

— Ни фига. Мне этот следующий раз нужен, как ёжику подтяжки для штанов.

— И чего делать будем?

— А у тебя есть какие-то предложения?

— Сейчас только спать. Мне прошлых ночей хватило. Которых я не помню. — Райнел встал и отправился к своему спальному месту. — А как ты с Велиссой поговорил?

Я нацепил на ветку кусок хлеба и сунул его над затухающими углями.

— Нормально. Надеюсь. Что мы договорились.

— Ладно. Спокойной ночи.

— Спокойной.

Я продолжил жарить хлеб на углях…


Небольшое отступление. Через некоторое время после начала пира… | И кто тут попал?.. | Ещё одно коротенькое отступление. Пантеон Тёмных богов.