home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Гости.


На следующее утро Денис явился в школу с твёрдым намерением положить конец своей хулиганской карьере. И для начала решил рассказать Татьяне Викторовне о том, что не болел, а ходил в кино. Он нашёл классную руководительницу возле дверей учительской, где та тихо беседовала с историчкой. Денис дождался, пока учительницы закончат разговаривать, смело шагнул к Татьяне Викторовне и на одном дыхании произнёс:

- Вчера я пропустил уроки, потому что ходил в кино!

Пряча улыбку, историчка быстро скрылась в учительской, а Татьяна Викторовна удивлённо поправила очки:

- Ну, ты даёшь, Рыбников!

- Я больше не буду! - замотал головой Денис, и классная руководительница невольно улыбнулась:

- Что ты не будешь? Ходить в кино?

- Прогуливать! - твёрдо сказал Денис и покраснел.

Татьяна Викторовна снова поправила очки: Рыбников был примерным учеником, и она безоговорочно поверила Вадиму, когда тот сказал, что брат приболел. Признание Дениса озадачило классную руководительницу. С одной стороны, она должна была наказать прогульщика, но с другой - далеко не каждый из её учеников был способен честно признаться в проступке. И Татьяна Викторовна решила простить Рыбникова.

- Ты молодец, что признался, Денис. Надеюсь, ты больше не будешь прогуливать, - строго сказала она и скомандовала: - А теперь марш на урок!

Денис кивнул и, сломя голову, помчался на геометрию. Он взлетел по лестнице, ворвался в класс и нос к носу столкнулся с Петькой Дубовым, который, собрав вокруг себя одноклассников, в красках расписывал их вчерашний "подвиг".

- Привет, Рыба! - заорал Дубов.

- Привет, - невозмутимо ответил Денис и сел на своё место, стараясь не обращать внимания на недоверчиво удивлённые взгляды одноклассников. Он внутренне сжался, ожидая, что сейчас на него посыплются вопросы, но прозвенел спасительный звонок, и в класс вошла учительница. Шестиклассники кинулись к партам, а Денис облегчённо вздохнул - целых сорок пять минут он мог жить спокойно…

Но спокойно жить не получилось. Весь урок Денис ловил на себе укоризненные взгляды Вики, и это нервировало его. Он с ужасом ждал перемены, а вернее объяснений с Викой, Петькой и, не дай Бог, одноклассниками. И как только прозвенел звонок, он сгрёб учебники и тетради в портфель и попытался удрать, но Борисова была начеку. Она преградила Денису дорогу, смерила его уничижительным взглядом и сердито спросила:

- Что на тебя нашло, Рыбников? С Петькой всё ясно, но ты… Вот уж не ожидала!

От стыда Денису захотелось провалиться сквозь землю. Вика нравилась ему, и он хотел бы рассказать ей, всё, как есть, но за ними внимательно наблюдали одноклассники… Состроив гордое лицо, Денис небрежно улыбнулся:

- А что я такого сделал? Ну, захотелось нам с Дубычем в кино сходить! Тоже мне, делов-то!

- Вот дурак! - обиженно поджала губы Вика и отошла, а к Денису подлетел Дубов. Он хлопнул его по плечу и дружески подмигнул:

- Молодец, Рыба! Раньше я думал, что ты ботаник, а ты, оказывается, нормальный пацан!

- А то! - Денис гордо вскинул голову и покосился на Вику, которая исподлобья смотрела на него.

- Не кисни, братан! Мы с тобой ещё потусуемся! - громко заявил Петька и показал Борисовой язык.

- Замётано! - ответил Денис, чувствуя себя предателем.

- Пошли что ли, по школе прошвырнёмся, чего у дверей торчать! Без нас урок не начнётся! Правда, Борисова? - Дубов снова показал Вике язык и потянул нового приятеля за собой.

Денис не сопротивлялся, сочтя, что сам виноват в своих бедах. Он позволил Петьке оттащить себя к окну и терпеливо выслушал его грандиозные планы, в которых ему, Денису, отводилась далеко не последняя роль. Дубов с энтузиазмом расписывал, как они неделями будут прогуливать школу, появляясь в ней лишь для того, чтобы срывать уроки и доводить учителей. Денис не возражал. Он молча стоял рядом с Петькой и думал: "И с чего Дубыч решил, что один раз прогуляв с ним школу, я стану его закадычным другом?" Его совсем не вдохновляли Петькины планы, но сказать об этом прямо он не решался, боясь нажить в лице Дубыча опасного и хитрого врага.

Наконец, прозвенел звонок.

- Ладно, после договорим! - быстро сказал Петька, и они понеслись на следующий урок - физичка не терпела опозданий.

После физики Денису удалось ускользнуть от Дубыча и спрятаться в библиотеке. Следующие три перемены он скрывался там же. Это было единственное место в школе, которое Дубов посещал всего два раза в год, когда получал учебники и когда сдавал их. Денис даже обедать не пошёл, опасаясь, что Дубыч от слов перейдёт к делу, и прямо сегодня предложит ему сорвать урок или сбежать в кино. На последней перемене в библиотеку заглянула Вика. Она ехидно насмешливо посмотрела на Дениса, и "нормальный пацан" окончательно стух. Рыбников едва дождался конца шестого урока и бросился на поиски брата.

- Ты домой? - завопил он, едва увидев Вадима.

- Да, - несколько ошарашено ответил тот.

- Здорово! Пойдём вместе!

Вадим с подозрением посмотрел на брата:

- У тебя проблемы?

- Нет-нет, - поспешно замотал головой Денис. - Просто и ты домой идёшь, и я… Нам же по пути.

- Ну, пошли, раз по пути, - ухмыльнулся Вадим.

Братья спустились на первый этаж, оделись и вышли из школы. Первым, кого увидел во дворе Денис, был Петька Дубов. Он явно ждал своего "боевого товарища", но присутствие Вадима расстроило его эпохальные планы. Дубыч повернулся к братьям спиной и расстроено зашагал прочь.

- Так это Дубов твоя проблема? - язвительно поинтересовался Вадим.

- Ну, как сказать…

- Хочешь, я поговорю с ним? - Вадим потряс в воздухе кулаком.

- Не надо, - испугался Денис. - Я сам разберусь.

- Как же, разберёшься! Кишка у тебя тонка! А всё потому, что ты спортом не занимаешься, над книжками чахнешь! - категорично заявил Вадим. - Вот занимался бы со мной фехтованием, тогда бы точно разобрался и с Дубычем, и с прочими проблемами. Хочешь, я поговорю с Михалычем, и он возьмёт тебя в секцию?

- Мне не нравится фехтование.

- Тогда займись борьбой. Или плаванием, на худой конец.

- Я подумаю, - пробурчал Денис. Пока на горизонте маячил Дубов, он готов был разговаривать со старшим братом о чём угодно, но как только Петька исчез, разговоры о спорте стали, как обычно, раздражать его.

- Хватит думать! Выбирай секцию, и я завтра же отведу тебя! - настойчиво произнёс Вадим.

- Да что ты ко мне прицепился?! - не выдержал Денис. - Не хочу я твоим спортом заниматься!

- Так и останешься на всю жизнь рохлей!

- Я не рохля!

- Что ж ты тогда ко мне прибежал от Дубыча спасаться?

- Я его не боюсь!

- Ой, ли?

- Просто не хочу участвовать в его идиотских затеях!

Вадим остановился и с удивлением воззрился на брата:

- С какого это перепугу Дубыч решил сделать тебя своим приятелем?

Денис кисло скривился:

- Я вчера в кино с ним ходил!

- Ну и дурак! Нашёл себе приятеля! Я думал, ты с Борисовой дружишь.

- При чём здесь Вика?! - возмутился Денис и, чувствуя, как запылали щёки, ринулся вперёд, распахнул дверь подъезда и поспешно шагнул в его спасительный полумрак.

Вадим хмыкнул, поправил на плече сумку и, следом за братом, вошёл в подъезд. Выйдя из лифта, Денис остановился и достал из кармана ключи, но Вадим опередил его, по привычке нажав на кнопку звонка. Денис исподлобья посмотрел на брата:

- Почему ты никогда не открываешь дверь ключами?

Вадим беззаботно пожал плечами:

- Каждый раз стоять у двери, по полчаса роясь в сумке - не мой стиль!

- А бабушку гонять - твой?

- Много ты понимаешь! - фыркнул Вадим и снова нажал на кнопку звонка. - Ну, где ты, бабуля?

Дверь распахнулась, и на пороге появилась недовольная Мария Антоновна.

- В следующий раз будешь звонить до вечера! - пригрозила она Вадиму. - Я тесто для пирогов замешиваю, так что, обедать будем только через полчаса! Возьмите по банану и начинайте делать уроки!

- Да не сердись ты, ба. Завтра я обязательно воспользуюсь ключами, - подхалимским тоном произнёс Вадим и заискивающе улыбнулся: он обожал бабушкины пироги.

- Подлиза! - с чувством сказала Мария Антоновна, внимательно посмотрела на Дениса и вернулась на кухню.

С бананом в одной руке и портфелем в другой Денис вошёл в свою комнату и радостно подмигнул Моте:

- Привет, Матрёша! Как твои крысиные дела? - Крыса приветливо пискнула, юркнула в клетку и уселась возле пустой кормушки. - Сейчас. - Денис кинул портфель на кровать, почистил банан и разломил его пополам. Половину он целиком засунул в рот, а половину положил перед Мотей.

Урча от удовольствия, крыса вгрызлась в сочную мякоть, мгновенно измазав белоснежную мордочку и розовый носик. Денис с умилением посмотрел на любимицу, насыпал в кормушку зерна и, переодевшись в спортивный костюм, улёгся на кровать. "Подремлю до обеда", - сонно подумал он, и глаза его закрылись сами собой.

- Здравствуй, мой юный друг!

Денис подскочил, как ужаленный:

- Здрасте, приехали. Опять Вы?!

- Да, это снова я, мой юный друг, - грустно сказал Аламзар. - Очень жаль, что ты не согласился стать моим учеником, но я больше не буду настаивать. Я пришёл попрощаться с тобой.

- В самом деле? - оживился Денис. - Прощайте.

- Прощай. - Аламзар протянул ему руку, и Денис радостно пожал её:

- Прощайте! - Он разжал пальцы, но маг-правитель клещами вцепился в его ладонь.

Мотя пронзительно заверещала, выскочила из клетки и прыгнула на колени Дениса, но Аламзар взмахнул руками, и крыса упала на мягкий ковёр.

- Мотя! - вскрикнул Денис. - Мотя… - расстроено повторил он, с изумлением оглядываясь вокруг. Он находился в большом круглом зале без окон. Вдоль стен стояли высокие стеллажи из красного дерева, сплошь заставленные книгами. Стеллажи уходили к белоснежному куполу потолка, а под куполом лениво кружили огненно-золотые птицы. Свет от их перьев освещал зал мягким желтоватым светом. Денис с трудом оторвал взгляд от сказочно-красивых птиц и посмотрел на Аламзара: - Куда Вы меня притащили?

- Мы в Нейморе, мой юный друг! - торжественно объявил Аламзар, махнул рукой и перед ним появился мальчик лет двенадцати в серых штанах, больше похожих на чулки, в белоснежной сорочке с высоким кружевным воротником и пышными рукавами. На его плечи был накинут короткий синий плащ, расшитый серебряными нитями, на голове красовался тёмно-серый бархатный берет, а руках мальчик держал атласную подушку, на которой покоился золотой венец. Маг-правитель водрузил венец на седую голову, и его губы беззвучно шевельнулись. Птицы, витавшие под куполом, опустились на пол, распахнули золотые крылья и, вскинув головы, мелодично защебетали. Чудесные трели заворожили Дениса. Он восторженно улыбнулся и посмотрел в глаза Аламзару:

- Как красиво они поют.

Лицо мага-правителя светилось триумфом. Горящим взглядом он смотрел на Дениса, а его губы продолжали беззвучно шевелиться. Птицы взмыли в воздух и взорвались, осыпав Дениса золотыми снежными хлопьями, которые осели на его волосах и одежде. Денис ощутил умиротворяющее тепло и улыбнулся ещё шире. Его земная жизнь показалась ему давним, почти забытым сном. Он чувствовал себя легко и спокойно. Он больше ни о чём не думал и ничего не желал. Он блаженствовал в золотых снежных хлопьях и бесконечной тишине.

"Проснись!" - Бархатный голос Аламзара громом прозвучал в его голове. Денис вздрогнул и оторопело посмотрел по сторонам. Золотые хлопья пропали, под куполом библиотеки вновь кружили жар-птицы, а перед ним стоял Аламзар.

- Поздравляю, - тожественно произнёс маг. - Отныне ты мой ученик!

- Но я не хотел! - Денис с ненавистью посмотрел на Аламзара. - Вы обманули меня!

- Разве ты не рад, что стал магом? Вот Юрго с радостью поменялся бы с тобой местами, но он всего лишь мой паж. - Он потрепал мальчика в синем плаще по щеке: - Я прав, Юрго?

- Вы всегда правы, мой государь, - тихо ответил паж и склонил голову.

Аламзар вновь взглянул на Дениса:

- А теперь я посмотрю, что ты собой представляешь, мой юный маг.

Денис попятился:

- Что Вы собираетесь делать?

- Начинай колдовать! - приказал маг-правитель.

- Как это? - опешил Денис.

- Для начала сотвори что-нибудь.

- Что?

- Что хочешь. - В руках Аламзара появился длинный кожаный кнут. Он красноречиво посмотрел на Дениса и щёлкнул кнутом в воздухе: - Я жду!

Денис покосился на неподвижно стоящего пажа и кожей почувствовал его беспредельный страх перед Аламзаром. "Он точно ударит меня, если я не начну колдовать", - испуганно подумал Денис и, вспомнив, как маг творил мороженое, попытался создать свой любимый клубничный рожок. Он уставился прямо перед собой, ожидая, что в воздухе повиснет мороженое, однако ничего не произошло.

- Болван! Ты должен до мелочей представлять то, что хочешь получить! - рявкнул маг-правитель и щёлкнул кнутом

- Я представил!

- Значит, плохо представил. Образ вещи, которую ты хочешь создать, должен сложиться в твоём воображении до мельчайших деталей, - жёстко произнёс Аламзар.

Денис наморщил лоб, старательно рисуя в уме вафельный конус с розовым шариком мороженого. В воздухе на миг возникли и тут же исчезли очертания рожка.

- Ну, хоть что-то, - пробурчал Аламзар.

Неожиданно Денис расхохотался:

- Я же сплю! - воскликнул он и сильно ущипнул себя за руку.

- Давай, лучше я, - глумливо предложил маг-правитель и взмахнул кнутом.

Резкая боль обожгла плечо Дениса. Он пронзительно вскрикнул, схватился за руку и с яростью посмотрел на Аламзара:

- Значит, Вы приходили ко мне не во сне?

- Какая теперь разница? - оскалился маг-правитель. - Я узнал всё, что мне нужно, и скоро ты умрёшь!

- Но почему? За что Вы хотите убить меня?

- Увы, дружок, этого ты уже не узнаешь. - Аламзар воздел руки к потолку, но внезапно стены библиотеки задрожали, пол заходил ходуном, и руки мага бессильно упали: - Проклятый Северин! Как не вовремя! - зло прошипел он.

С трудом сохраняя равновесие на дрожащем полу, Денис и Юрго испуганно уставились на мага. На лбу Аламзара выступил пот, а из закушенной до боли губы по подбородку потекла тонкая струйка крови. Он сорвал с головы венец, словно тот жёг ему кожу, швырнул его на пол и ненавидящими, безумными глазами посмотрел на мальчишек:

- Убью… - прохрипел он и исчез.


- Мальчики! К столу! - крикнула Мария Антоновна, выйдя в коридор.

Вадим вылетел из своей комнаты и, в мановение ока, очутился за столом. Он схватил с тарелки горячий пирожок, надкусил его и, открыв рот, часто задышал. Мария Антоновна осуждающе покачала головой: её старший внук был ужасным торопыгой.

- Ну, куда ты всё время спешишь? Ведь никто же не отнимает у тебя пироги!

- Ага, не отнимает! - с набитым ртом пробурчал Вадим. - Сейчас Дениска придёт и всё слопает!

- Не говори глупостей! - буркнула Мария Антоновна и снова выглянула в коридор: - Денис! Сколько можно ждать?!

Однако её младший внук не появился. Сердце бабушки тревожно ёкнуло и, нахмурившись, она поспешила в его комнату. Мотя, как ни в чём не бывало, сидела в клетке и грызла зерно. На кровати валялась небрежно брошенная школьная одежда и портфель. На столе, возле монитора, лежала банановая кожура…

- Денис… - Мария Антоновна сжала пальцами виски. - Старая дура! - Она бросилась в прихожую, в слабой надежде, что внук, не спросясь, ушёл гулять, но его тёмно-синяя куртка преспокойно висела на вешалке, а на обувной полке стояли ботинки. На негнущихся ногах Мария Антоновна добрела до кухни и тяжело опустилась на табурет.

- Что с тобой, ба? - перестав жевать, спросил Вадим. - Тебе плохо? Может, скорую вызвать? - Он бросил недоеденный пирожок на тарелку и вскочил. - Денис! Звони маме!

- Сядь! - хрипло приказала Мария Антоновна. - Нечего мать беспокоить! Сейчас ей нельзя волноваться!

Вадим послушно сел и настороженно уставился на неё.

- Денис тебя чем-то обидел? Так я ему сейчас дам!.. - Он снова вскочил.

- Да сядь же! - Мария Антоновна потёрла виски, лихорадочно соображая, что сказать внуку. Она не знала, как объяснить Вадиму таинственное исчезновение брата. И, ничего не придумав, Мария Антоновна встала. - Мне надо позвонить… - замогильным голосом протянула она и пошла в гостиную.

Вадим проводил её недоумённым взглядом, почесал затылок и направился в комнату брата. Он приоткрыл дверь и позвал:

- Денис!

Однако брата в комнате не было. Вадим на всякий случай заглянул в шкаф, под кровать и помчался в прихожую. Куртка и ботинки Дениса были на месте. Однако, в отличие от бабушки, Вадим так легко не сдался. Он заглянул в ванную, в туалет, на балкон, обыскал комнаты родителей и бабушки, заглянул в свою и только тогда вернулся на кухню. Сев за стол, Вадим машинально взял в руку пирожок и стал жевать его, прислушиваясь к встревоженному голосу бабушки. Однако, как не прислушивался, не смог понять ни слова. "Интересно, с кем это она разговаривает?" - с удивлением подумал он. Вадим почему-то был уверен, что бабушка звонит ни в милицию, ни маме. Пребывая в задумчивости, он не заметил, как съел три пирожка. Надкусив четвёртый, Вадим опомнился, положил его на тарелку и собрался пойти в гостиную, но голос бабушки смолк, и она сама появилась на кухне.

- Так что произошло с Денисом? - спросил Вадим.

Мария Антоновна налила себе и внуку чая, села за стол и тихо сказала:

- Его похитили.

- Кто? - изумился Вадим.

- Пока не знаю. - Мария Антоновна хлебнула чаю и взяла с блюда пирожок. - Но к вечеру, мы узнаем.

Несколько секунд Вадим сидел с открытым ртом, а потом взорвался:

- Моего брата похитили, а ты, как ни в чём не бывало, сидишь и пьёшь чай?! Вызывай милицию!!!

- Милиция не поможет, - вздохнула Мария Антоновна. - Пей чай, Вадим. Мы сами разберёмся с похитителями твоего брата!

- Как?

- Узнаешь. - Мария Антоновна посмотрела на часы. - Скоро у нас будут гости.

- Кто?

- Увидишь. И не смей ничего предпринимать! Ясно?!

Вадим исподлобья посмотрел на бабушку, демонстративно взял чашку, надкушенный пирожок и направился в комнату.

Через час Мария Антоновна заглянула к нему:

- Одевайся, Вадик! Идём встречать гостей!

За час, проведённый в бездействии, Вадим устал больше, чем на самой изнурительной тренировке. Поэтому он не стал пререкаться с бабушкой, а вскочил и бросился в прихожую. Кое-как зашнуровав ботинки, он накинул куртку и щёлкнул дверным замком:

- Я готов!

Они вышли на улицу, и, словно по заказу, у подъезда остановились два такси. Дверцы машин распахнулись, и Вадим растерянно уставился на двоюродных бабушек. Он никак не ожидал, что для спасения Дениса, баба Маша позовёт своих чудных сестёр. Вадим посмотрел по сторонам: он стеснялся эксцентричных бабушек. И как назло, из подъезда повалили соседи. Они вежливо здоровались с Марией Антоновной и с недоумением косились на её гостей. И Вадим прекрасно понимал их: где бы ни появлялись Дарья Антоновна и Настасья Антоновна, они всегда приводили окружающих в шок. Ещё бы! Несмотря на то, что они были родными сёстрами, баба Даша и баба Настя различались, как небо и земля. Взять хотя бы одежду. Старшая, Дарья Антоновна, носила допотопные плюшевые жакеты, длинные шерстяные юбки неопределённых цветов и войлочные сапоги "прощай, молодость". В любое время года голова бабы Даши была обмотана тёплым клетчатым платком, а сегодня, к тому же, за её спиной висел рюкзак из мешковины, а в руках она держала большой закопченный котёл. Младшая сестра, Настасья Антоновна, напротив, всегда выглядела чересчур современно. Вот и сейчас она была затянута в кожаную куртку-косуху и узкие голубые джинсы. На её ногах красовались изящные кожаные полусапожки с тонкими острыми носами и невероятно высокими каблуками, а из-под чёрной джинсовой банданы выглядывали разноцветные пряди волос.

Пока баба Настя кокетничала с таксистом, баба Даша подошла к сестре и внуку. Она сунула в руки Вадиму закопчённый котёл, оказавшийся неимоверно тяжёлым, и крепко обняла Марию Антоновну:

- Здравствуй, дорогая. Давненько не виделись.

- Спасибо, что приехала, Даша.

- Как я могла не приехать, если с нашим внуком беда приключилась.

Цокая каблучками и небрежно размахивая дорогим кожаным кейсом, к сёстрам подошла Настасья:

- Привет, старые клюшки! - радостно сказала она и поочерёдно чмокнула сестёр ярко накрашенными губами.

- Всё молодишься, - неодобрительно проворчала Дарья, а Мария обняла Настю и похлопала её по спине:

- Рада видеть тебя, дорогая.

- Пошли скорее в дом! Выясним, что за мерзавец покусился на нашего внука! - хищно улыбнулась Настасья Антоновна, решительно распахнула дверь подъезда и столкнулась с Германом Евгеньевичем, холостым соседом Рыбниковых. - Привет, - игриво улыбнулась ему баба Настя.

- З-з-здрасте… - заикаясь, протянул Герман Евгеньевич, с ужасом посмотрел на Марию Антоновну и ринулся на улицу.

- Какой нервный мужчинка, - хихикнула Настасья Антоновна и поцокала к лифту.

- С тобой, кто хошь сбрендит, - пробурчала Дарья Антоновна, следуя за ней.

- Не ругайтесь, девочки! - миролюбиво сказала Мария Антоновна и вызвала лифт.

Обливаясь потом и прижимая к груди закопченный, пахнущий чем-то пряным котёл, Вадим последним вошёл в лифт и привалился плечом к стене. Баба Даша посмотрела на него и едко сказала:

- Что? Каши мало ел? А ещё спортсмен!

Бабушки расхохотались, а Вадим покраснел и отвернулся. Ему очень хотелось ответить на ехидное замечание бабы Даши, но он по опыту знал, что с двоюродными бабками лучше не связываться, и поэтому благоразумно промолчал. Баба Настя похлопала внука по плечу и подмигнула:

- Молодец, взрослеешь.

- Давно пора, - проскрипела Дарья, выходя из лифта.

Оказавшись в квартире, сёстры, не раздеваясь, направились в комнату Дениса. Вадим же застрял в коридоре. Он поставил котёл на пол, переобулся и повесил куртку на вешалку.

- Вадик! - раздался возмущённый голос Дарьи Антоновны. - Что ты копаешься? Неси скорее котёл!

Вадим посмотрел на перепачканные сажей руки, с усилием оторвал котёл от пола и потащил его в комнату Дениса. На пороге он остановился и с опаской оглядел комнату брата, точнее, то, что от неё осталось. Маленькая уютная комнатка превратилась в большую пещеру. Посреди сиротливо стояли письменный стол с компьютером и тумбочка с Мотиной клеткой. Сама же Мотя с довольным видом сидела на плече бабы Насти, которая увлечённо резалась в любимую игру Вадика - Counter-strike. Баба Даша доставала из своего рюкзака огромные пуки трав и развешивала их по стенам пещеры, а баба Маша раскладывала на полу большие разноцветные камни, извлекая их из маленькой резной шкатулки.

- Сними с тумбочки клетку и поставь туда котёл, - не оборачиваясь, сказала Дарья Антоновна.

Вадим поставил клетку на каменный пол пещеры, водрузил на тумбочку котёл и едва успел отскочить: тумбочка исчезла в оранжевом пламени костра.

- Да не скачи ты! - прикрикнула на него Мария Антоновна. - Потрогай огонь, он холодный!

Покосившись на бабушку, Вадим осторожно поднёс руку к костру, и огонь, словно учуяв юношу, лизнул его ладонь пламенным языком.

- И, правда, холодный…

Мария Антоновна хмыкнула, а баба Даша обернулась и одобрительно сказала:

- Молодец, Вадик, хорошо держишься! Когда я впервые увидела, как колдуют наши бабки - в обморок бухнулась!

Вадим обвёл глазами стены пещеры, уже сплошь увешанные связками трав, перевёл взгляд на небольшой мешок бабы Даши, из которого она продолжала доставать огромные лохматые пуки, и стал медленно оседать.

Настасья Антоновна стремительно выскочила из-за стола, метнулась к внуку, подхватила его под руки и бережно уложила на пол. Она поджала губы и, подбоченясь, грозно посмотрела на старшую сестру:

- Сбрендила что ли, Дашка?! Зачем было смущать ребёнка? Он был почти готов принять всё, как должное! А теперь что?

- Да ничего, - невозмутимо пожала плечами Дарья Антоновна. - Сейчас ты приведёшь его в чувство и всё объяснишь. Всё равно ему придётся принять свою сущность. Так почему не сейчас? Он будет хорошим магом, раз без посторонней помощи увидел нашу пещеру! Действуй! Пусть наблюдает. Глядишь, чему-нибудь, да научится!

- С тобой научишься! - не унималась Настасья Антоновна. - Сейчас я его откачаю, а ты опять что-нибудь ляпнешь! И, потом, почему я должна объяснять ребёнку, что он маг, и чем мы здесь занимаемся?

Дарья и Настасья уставились в спину Марии.

- Даже не думайте! Я занята! - отрезала их средняя сестра. - Пусть Настя объясняет! Counter-strike подождёт!

- Не подождёт! - капризно скривила губы Настасья Антоновна. - Я, между прочим, в сети играю. Меня и так из-за вас уже убили! И не раз!

Мария Антоновна вздохнула:

- С тобой договориться сложнее, чем с моими внуками! - Она резко обернулась и с силой метнула в монитор большой коричневый камень. Камень пробил в экране круглую с обугленными краями дыру, а секундой позже монитор разлетелся вдребезги.

- Вот зараза! - выругалась Настасья Антоновна. - Могла бы попросить по-человечески! Зачем было хорошую вещь ломать? Теперь я его восстанавливать замучаюсь!

- Ничего, справишься! - сухо сказала Мария Антоновна. Она злилась на себя за то, что каждый день откладывала на завтра важный разговор с внуками. Возможно, если бы Денис знал о своём даре, то не попался бы на удочку иноземного мага или, по крайней мере, не скрыл бы встречу с ним.

Между тем Настасья Антоновна опустилась на колени рядом с бесчувственным телом Вадима и стала водить руками над его головой. Вадим открыл глаза и устремил вопросительный взгляд в лицо бабы Насти:

- Кто вы?

- Я твоя бабушка. Ты что, не узнал меня? - всполошилась Настасья Антоновна.

- Кто вы вообще? - слабым голосом спросил Вадим.

- А… Ты про это. - Настасья Антоновна обвела рукой комнату-пещеру. - Мы ведьмы, Вадик.

- Зачарованные… - простонал Вадим и сел.

- Круче! - с достоинством заявила баба Настя и поправила чуть съехавшую на бок бандану.

- Особенно Настя у нас крута! - брюзгливо вставила Дарья Антоновна.

Настасья обернулась:

- Да уж не то, что некоторые кошёлки! Неужели тебе трудно купить приличную одежду? Ходишь, как бомжиха! Ты, со своими доходами, могла бы пол-Москвы купить!

- Не лезь в чужой кошелёк! Лучше на себя в зеркало посмотри, герла болотная!

- Шапокляк!

- Барби на пенсии!

- Кощей в юбке!

- Фуфыра бульварная!

- Кто? - переспросил Вадим, и обе бабки уставились на него.

- Мал ещё в разговоры старших вмешиваться! - строго сказала Дарья и, отвернувшись, продолжила развешивать по стенам пуки трав.

Настасья же кашлянула в кулак и торжественно изрекла:

- Мы посовещались, и решили открыть тебе тайну нашего рода, Вадим! Короче, ты - колдун!

- Ага, - кивнул Вадим, встал и направился к двери. Его мозг категорически отказывался воспринимать происходящее.

- Ты куда? - окликнула его Настасья Антоновна.

- Маме звонить. Пусть она с вами разбирается!

Настасья Антоновна почесала затылок, посмотрела на ироничные лица сестёр и, насупившись, топнула ногой. Вадим был в шаге от двери, когда та слилась с каменной стеной пещеры.

- Выпустите меня! - Вадим треснул кулаком по стене и гневно взглянул на бабушек.

- Нечего мать беспокоить. К тому же, она всё равно ничего не увидит. - Настасья Антоновна вновь почесала затылок. - То есть увидит, конечно, но не то, что ты. В общем, всё нормально.

- Вы считаете, что превратить комнату моего брата в пещеру - нормально?

- Не кипятись! - прикрикнула на внука Мария Антоновна. - Комната Дениса в порядке!

- Это, по-вашему, порядок? - выпалил Вадим и указал на горящий посреди пещеры костёр.

Вместо ответа Мария Антоновна взмахнула рукой, и все четверо оказались в комнате Дениса, которая выглядела как обычно. Вадим рванулся к двери, но на его пути встала баба Даша:

- Тебе же сказали: не беспокой мать! Пусть себе работает! Она не ведьма, и нечего ей лезть в наши дела!

Вадим искоса посмотрел на бабу Машу:

- Так вы не выпустите меня отсюда?

Мария Антоновна утвердительно кивнула, снова взмахнула рукой, и комната Дениса вновь стала пещерой. Вытащив из шкатулки круглый красный камень, Мария Антоновна ловко бросила его в центр замысловатого узора и подошла к внуку:

- Твоему брату срочно нужна помощь, поэтому говорить буду кратко. Постарайся понять и принять всё с первого раза. И ты, и Денис - маги, нравится тебе это или нет. Именно поэтому, когда ты родился, я переехала в Москву. Я оберегала вас с самого рождения, да вот не уберегла.

- У меня всё готово! - вмешалась Дарья Антоновна и выжидающе посмотрела на Настасью. - Действуй!

- Уже. - Баба Настя щёлкнула замками кейса, его крышка откинулась, и Вадим ойкнул от неожиданности. Из чемоданчика выскочил молодой светловолосый мужчина в парчовом кафтане с золотым кушаком и в мягких коричневых штанах, заправленных в высокие сапоги со шпорами. Мужчина снял красную широкополую шляпу с длинным радужным пером, галантно склонился к руке Настасьи Антоновны, нежно поцеловал её и широко улыбнулся:

- Что желает моя красавица? - Его шляпа превратилась в цилиндр, а перо - в бордовую розу, которая перекочевала в петлицу чёрного фрака. Волосы потемнели, на висках появилась благородная седина, а сам он стал ниже ростом.

Вадим нервно сглотнул и придвинулся к бабе Маше.

- Кто это? - шёпотом спросил он.

- Никун Миассар, - тихо ответила Мария Антоновна. - Он найдёт твоего брата.

- Если, конечно, захочу! - капризно заметил Миассар, превращаясь в утончённого юношу в тонких облегающих лосинах, коротенькой курточке и бархатном берете. Он с обожанием посмотрел на Настасью Антоновну и потребовал: - Пусть они не пристают ко мне, а то обижусь и уйду, куда глаза глядят!

- Не дальше Настькиного чемодана! - ухмыльнулась Дарья Антоновна.

- Скажи своей сестре, что б ни лезла, куда не просят! - рассердился никун и превратился в злобного коренастого старикашку в грязном балахоне с крючковатой палкой в руке. Он погрозил палкой Дарье Антоновне и громким басом произнёс: - Я свободное существо, и живу у Настеньки по собственной воле!

- Отстань от Мусика, Дашка! - потребовала Настасья и кокетливо улыбнулась никуну.

Миассар мгновенно стал крепким накаченным парнем в кожаных штанах и чёрной футболке с изображением оскалившегося тигра. Он потуже затянул пёструю бандану, из-под которой выбивался длинный хвост белых волос, засунул большие пальцы за ремень и хрипло заявил:

- Я самый крутой никун во Вселенной! Что мне сделать для тебя, детка?

- У нас нет времени, любоваться твоими фокусами, Миассар! - рявкнула Мария Антоновна.

Никун вжал голову в плечи, тело его дёрнулось, неестественно выгнулось и стало вытягиваться. Спустя несколько мгновений посреди пещеры на толстых кривых лапах с изогнутыми стальными когтями стояло чудовище. Его длинное мощное тело, обтянутое розовой кожей и покрытое редкой жёсткой щетиной, выглядело омерзительно. Гориллообразные руки в клочках белёсых волос мелко дрожали от злобы, а облезлый грязно-серый хвост бился о каменный пол. Жирная складчатая шея подпирала большую круглую голову с птичьими перьями вместо волос. И лишь лицо Миассара можно было бы назвать красивым, если б правильный рот не уродовали четыре изогнутых навстречу друг другу клыка. Никун обвёл ведьм пронзительно синими яростными глазами и прорычал:

- Не буду работать! - Он развернулся и, опираясь на кулаки, неуклюжими прыжками направился к кейсу.



предыдущая глава | Проклятие Аламзара | Правитель Неймора.