home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Пир в Тёмном замке.


Дубов стоял посреди парадного зала и уныло наблюдал, как слуги в спешном порядке накрывают столы к пиру в честь перерождения мага-правителя. В Петькин нос навязчиво лезли упоительные ароматы изысканных блюд, и его живот громко урчал от голода. Чтобы хоть как-то отвлечься, Дубов закинул голову и стал рассматривать причудливый золотой орнамент на потолке зала, но тут пробегавший мимо слуга задел его локтём. Петька опустил голову, и его взгляд прилип к горке сочных румяных колбасок. Нейморец побежал дальше, а Петька, загипнотизированный видом и запахом колбасок, двинулся за ним. Слуга поставил серебряное блюдо на белоснежную, расшитую золотой гладью скатерть, и Дубов потянулся за вожделенной колбасой. Но его рука не успела коснуться еды. Двое гвардейцев подхватили шута под мышки и вернули на середину зала.

- Тебе приказано стоять здесь! Вот и стой!

- Но я есть хочу! - со слезами на глазах выкрикнул Дубов. - Я с утра ничего не ел!

- Кормить тебя не приказывали, - сказал гвардеец и отвёл глаза.

Петька шмыгнул носом и, стараясь не смотреть на заставленный яствами стол, начал разглядывать стены, облицованные расписным фаянсом. Они были безумно красивы, но Дубова не тронуло их великолепие: он был настолько голоден, что не мог думать ни о чём, кроме еды. Петька взглянул на золотой балдахин, под которым стоял широкий трон, больше похожий на диван, и вздохнул. Он слабо верил в то, что Аламзар позволит ему пировать вместе с ним.

На стенах и под потолком зала зажглись сотни магических огней. Слуги, закончив накрывать столы, вытянулись у стен, и в зал стали входить разодетые в пух и прах придворные. Их было очень много, но, кроме шуршания пышных платьев и тихого постукивания каблуков, Петька не услышал ни звука. В полном молчании придворные выстроились в два ряда, повернули головы к высоким позолоченным дверям и замерли. Петька нутром ощущал их напряжение и страх. "Весёленький будет пир", - тоскливо подумал он и поправил съехавший на затылок колпак. Бубенчики звякнули, и на шута устремились сотни укоризненных взглядов.

- Извините, - пробормотал Дубов. Его шёпот разнёсся по залу громовым раскатом, и Петька испуганно вжал голову в плечи.

Но придворные больше не смотрели на шута. Они таращились на двери, с трепетом ожидая появления мага-правителя. Дубов нервно затоптался на месте. Бубенцы вновь зазвенели и, сорвав колпак, Петька прижал его к груди. Сейчас он был готов выучить наизусть все баллады Жуковского, сделать учебник химии настольной книгой, и, вообще, стать тихоней-отличником и дружить только с Викой Борисовой, лишь бы вновь оказаться на Земле. Петька зажмурился: "Клянусь! Выберусь отсюда живым - стану лучшим учеником школы! Клянусь!"

- Его величество, маг-правитель Неймора Аламзар! - возвестил герольд, и Дубов открыл глаза - прямо на него шёл Денис. В руке он держал клетку с роскошным чёрным котом. На шее кота белел тонкий белый ошейник.

Под суровым взглядом государя, Дубов поспешно напялил колпак и шагнул в сторону, уступая ему дорогу. Аламзар остановился рядом с Петькой и потрепал его по щеке:

- Твой звёздный час настал, шут! Повесели нас!

Дубов нервно сглотнул:

- Я не знаю, что делать, - заикаясь, вымолвил он. От страха у него тряслись поджилки.

- Думай. У тебя есть минута, - насмешливо сказал Аламзар и направился к трону-дивану.

Петька с ужасом смотрел ему в спину. Аламзар поставил клетку на стол, царственно опустился на трон-диван, расправил золотые одежды и вопросительно посмотрел на шута. Дубов поёжился и неуверенно запел:

- Районы, кварталы, жилые массивы. Я ухожу, ухожу красиво…

- Куда это ты собрался? - ехидно перебил его Аламзар.

- Никуда, - пролепетал Петька. - Это песня такая.

- Пой другую. Эта мне не нравится.

- Хорошо, - кивнул Дубов и завыл: - Хлопай ресницами и взлетай…

Аламзар расхохотался:

- Хочешь летать? Сейчас прикажу сбросить тебя с башни.

- Не надо, - ужаснулся Петька.

- Тогда пой что-нибудь весёлое! - приказал маг-правитель и добавил: - И пляши!

Петька судорожно кивнул и, неуклюже переминаясь с ноги на ногу, затянул:

- Нас не догонят. Снег на ладони. Нас не догонят. Нас не догонят. Снег на ладони…

- От меня не убежишь! - прервал его Аламзар. - Неужели в твоём мире нет более подходящих к случаю песен?

- Каких? - всхлипнул Петька.

- Весёлых и задорных! Глядя на тебя, я должен смеяться, а не хмурится! В общем, так: даю тебе ещё пять минут! Не рассмешишь меня - повешу! Прямо здесь! И твоя пляска в петле, наконец, развеселит меня!

Услышав слова государя, Петька окаменел от ужаса, и лишь его губы беззвучно шевелились, перебирая слова известных ему песен.

- Осталось четыре минуты, - елейным голосом сообщил Аламзар и махнул рукой гвардейцам: - Принесите верёвку!

Петька вздрогнул и заорал, подпрыгивая на месте и бестолково размахивая руками:

- Каждому в жизни свобода дана

Личного выбора, действия.

Ты можешь поменять всё к добру, сомненья отбрось!

Если поверишь в овип локос.

Сделай мир светлым, ясным, прекрасным.

Решай, каким он станет, не будь безучастным!

Овип локос. Во имя добра,

Ты выбираешь всё, что окружает тебя!

- Какая короткая карьера у этого шута! - ухмыльнулся Аламзар, обвёл взглядом толпящихся у стен придворных, и те с энтузиазмом закивали, соглашаясь с магом-правителем. - Где верёвка?

- Здесь, государь! - Запыхавшийся гвардеец подбежал к трону-дивану и протянул Аламзару моток.

- Что ты мне её суёшь? Сделай петлю и накинь на шею шуту! - рявкнул маг-правитель.

Гвардеец побледнел и, с трудом сдерживая дрожь в пальцах, стал вязать петлю. Петька оторопело следил за его движениями, всё ещё до конца не веря, что это происходит с ним. "Сейчас меня повесят…" - пронеслось у него в голове, и, уже не понимая, что делает, дурным голосом завопил:

- Пропадаю, пропадаю,

Словно в чёрную дыру попадаю!

Как цветочек полевой увядаю!

Потянуло на лирику!..

- Сейчас тебя потянут, - глумливо хихикнул Аламзар, и шут обречённо замолчал. Гвардеец накинул на его шею верёвку и посмотрел на мага-правителя. Аламзар махнул рукой: - Начинай!

Гвардеец окинул мальчишку сочувственным взглядом и стал медленно затягивать петлю.


- Наши бабули обязательно что-нибудь придумают. Они не бросят нас, - твёрдо говорил Вадим, наблюдая, как на лице Дениса проступают морщины. "Хорошо, что здесь нет зеркала, - с содроганием думал он. - Не представляю, что бы было с Денькой, если бы он видел то, что вижу я". Вадим заставил себя улыбнуться и бодро произнёс: - Ну что ты молчишь, Ден?

- У меня спина болит, - вздохнул Денис. - И вообще, я себя как-то странно чувствую.

"Ничего удивительного", - с горечью подумал Вадим, глядя, как белеют виски Дениса - его брат медленно, но неотвратимо старел. Вадим упорно гнал от себя мысль о том, что через несколько часов брат умрёт у него на руках. Он изо всех сил старался выглядеть оптимистичным и уверенным в будущем.

- Бабули обязательно помогут нам, - в который раз повторил он и ободряюще похлопал брата по плечу. - Держись!

- Держусь, - вздохнул Денис. - Только боюсь, никто за нами не придёт. Аламзар не допустит, чтобы его планы рухнули.

- Не смей сдаваться! Мы должны держаться до последнего!

- Ну, это не долго, - тоскливо усмехнулся Денис и посмотрел на свои большие морщинистые руки. - Может, так и лучше. Не хочу жить в теле этого урода.

- Не такой уж он и урод, - заметил Вадим.

- Всё равно не хочу! - Денис обхватил голову руками. - Какой же я идиот! Ну, почему я сразу не рассказал бабушке?! Чувствовал же, что надо!.. И Юрго был бы жив! Всё из-за меня!

- Хватит плакать о пролитом молоке! - воскликнул Вадим. - То, что ты не смог раскусить Аламзара неудивительно! На его стороне опыт и магия! А ты даже не знал, что маг!

- Да уж, - кивнул Денис и снова уставился на свои чужие руки. - Пусть всё это окажется сном…

- Мне бы тоже этого хотелось, - вздохнул Вадим, и тоскливо подумал: "Но, к сожалению, это явь. И наяву, самый сильный маг в Нейморе - Аламзар! Против него никто не решится выступить!"


Потайная дверь со скрипом отворилась, и из ниши в стене выглянул высокий худощавый гвардеец. Он посмотрел по сторонам и с облегчением вздохнул - скульптурная галерея первого этажа была пуста. Гвардеец выбрался из ниши и тихо сказал:

- Путь свободен, друзья мои.

Из-за статуи Эрмадена Грозного появились ещё двое гвардейцев.

- Куда теперь? - нетерпеливо спросил один из них.

- Спокойно, Сандра. Сейчас Гена посмотрит. - Прохор кивнул гному, и тот гордо расправил широкие плечи:

- Что бы вы без меня делали! - Генарабарабус прищурился и сообщил: - Вижу мальчика, которого вёз князь, и кота в ларнитовом ошейнике… Да это ж Северин! Он попался!

- А Денис?

- Аламзар уже захватил его тело.

Лешак и никунья с ужасом уставились на гнома.

- Ты уверен? - еле слышно спросила Миссандра.

- Абсолютно. - Генарабарабус провёл рукой по гладковыбритому подбородку, одёрнул мундир и заявил: - Я попытаюсь найти старое тело Аламзара. Надеюсь, оно ещё живо, и Денис в нём.

- Так ищи скорее! - поторопил его лешак.

- Не учи учёного! - буркнул гном и снова прищурился: - Да вот же они! Совсем рядом, в подземелье! За мной! - Генарабарабус нырнул обратно в нишу и понёсся по узкому тёмному тоннелю. - Они совсем рядом! - бормотал он себе под нос, безошибочно выбирая направление.

Миссандра и Прохор следовали за ним по пятам. Каменный пол перешёл в земляной, тоннель стал сужаться и вскоре закончился тупиком. Гном провёл ладонью по гладкой стене, схватил друзей за руки и, не дав им опомниться, ринулся вперёд. Миссандра вскрикнула, когда к её лицу устремилась стена, но та оказалась мягкой, как масло. Никунья и лешак прошли сквозь неё, ощутив лишь секундное прикосновение чего-то холодного и скользкого.

- Бежим! - скомандовал гном и понёсся по мрачному подземелью.

- Тебе не кажется странным, что здесь нет стражников, Гена? - на ходу спросил лешак.

- После разберёмся. Пришли. - Гном остановился возле вмурованной в пол решётки и указал вниз: - Там.

Никунья нагнулась, ухватилась за толстые железные прутья и рывком выдернула решётку. Каменная крошка посыпалась вниз, и из темноты раздался голос Вадима:

- Кто здесь?

- Друзья, - ответил лешак, вырвал из невидимой бороды травинку и бросил её в яму. Травинка на лету вытянулась и превратилась в прочную верёвочную лестницу, конец которой намертво прилип к краю ямы. - Поднимайтесь!

- Денис не сможет, - донеслось из каменного мешка.

Никунья тихо выругалась и проворно спустилась по лестнице. В неровном свете факела она увидела глубокого старика с длинной седой бородой. Крепко вцепившись скрюченными пальцами в руку Вадима, он едва стоял на дрожащих ногах и бесцветными слезящимися глазами смотрел на Миссандру. Никунья приняла истинный облик и шагнула к пленникам. Вадим помог брату забраться на её могучую спину, и они двинулись к лестнице.

- Ты тоже садись, Вадим, - сказала никунья, чувствуя, что Денис сползает с её спины. - Будешь поддерживать государя.

Вадим залез на никунью, обнял Дениса и схватился за складку на её шее:

- Не больно?

- Нет, - бросила Миссандра и стала резво карабкаться по верёвочной лестнице. Когда они выбрались на поверхность, лешак закусил губу, а гном замер, как громом пораженный. - Я понесу его и Вадима, - бесстрастно сказала никунья. - Выводи нас из замка, Гена!

Генарабарабус кивнул, не сводя глаз с морщинистого лица Дениса-Аламзара, потом резко повернулся и побежал по подземелью. Никунья длинными мягкими прыжками помчалась за ним. Лешак с сомнением огляделся, потёр глаза и, пробурчав: "Что-то здесь не так", кинулся догонять друзей.

Внезапно гном остановился и хлопнул себя по лбу:

- Куда мы бежим? Я же могу вытащить вас прямо отсюда! Возьмитесь за руки!

Вадим помог брату слезть с никуньи, и та тот час приняла облик девушки. Они взялись за руки, Генарабарабус поднял голову, и в пол ударил ослепительно яркий луч света. Гном подпрыгнул, и друзья понеслись вверх. Они проскочили несколько этажей и оказались в коридоре, облицованном розовым мрамором. Луч света исчез.

- Что-то не так, - растерянно сказал гном, оглядывая себя и лешака. Личины гвардейцев исчезли. - Кто-то погасил мой луч.

- Где мы? - спросил Вадим.

- Рядом с парадным залом, - хмуро ответил лешак. - Похоже, Аламзар не намерен выпускать нас из замка.

- Всё равно нужно попытаться! - воскликнула никунья и вновь приняла истинный облик: - Садитесь, государь!

Денис, кряхтя, забрался ей на спину, Вадим сел позади него.

- Не получилось с магией, будем выбираться так! - крикнул гном, и в его руке заблестел короткий меч. - Я плохой воин, но кое-что могу!

И друзья побежали к выходу из Тёмного замка. Генарабарабус воинственно размахивал мечом, грозясь изрубить в куски любого, кто встанет у них на пути, но замок словно вымер - галереи, залы и коридоры были пусты. Беглецы спустились по белоснежной лестнице, пересекли ярко освещённый холл, распахнули входные двери и… оказались в коридоре, облицованном розовым мрамором. Лешак мрачно посмотрел на гнома:

- Нам не выйти из замка.

- Так просто я не сдамся! - Генарабарабус развернулся и снова побежал прочь от парадного зала.

Лешак удручённо покачал головой:

- Бесполезно. Недаром Аламзар сорок лет изучал мою магию.

- Добровольно я к нему не пойду! - категорично заявила никунья и понеслась за гномом.

Прохор сокрушённо посмотрел на позолоченные двери парадного зала, тяжело вздохнул и бросился догонять друзей.


- Что я сделал не так? - закричал паж, и берег озарился ярким жёлтым светом. Юрго обернулся: над чёрным спокойным морем висела семиконечная золотая звезда. "Какая-то она неправильная", - встревожено подумал он, прежде чем сообразил, что золотые лучи светят не в стороны, как им положено, а изгибаются под прямым углом. Юрго обернулся и увидел, что все семь лучей бьют в скалу прямо за его спиной, образуя неправильный восьмиугольник. Затаив дыхание, паж приблизился к скале и, прошептав: "Выбирай самый длинный из них", коснулся самого длинного ребра восьмиугольника. Над берегом прокатился протяжный раскат грома, скала дрогнула и превратилась в чёрную дыру портала. Ни секунды не мешкая, Юрго шагнул в темноту и очутился в громадной пещере, полной золотых монет, слитков и драгоценных камней. Сокровища горами лежали на полу, смотрели на него из открытых ларцов и сундуков и безмолвно кричали: "Возьми нас себе, Юрго!" У ног пажа появились большие кожаные мешки. Сами собой они раскрылись, и в их прожорливое нутро поползли монеты, слитки и драгоценные камни. "Возьми нас… - зазвучал в голове Юрго вкрадчивый назойливый голос. - Ты будешь богат и счастлив… Ты сможешь купить всё, что пожелаешь…"

- Неправда! - воскликнул Юрго. - Не всё меряется деньгами!

"Ты купишь всё, что пожелаешь…" - уверенно повторил голос.

- И дружбу? Денис дружил со мной не из-за денег! Он умирает, и всё золото этой пещеры не поможет спасти его! - прокричал Юрго.

"Предложи Аламзару выкуп!" - деловито посоветовал голос.

- Не смеши меня! - раздражённо усмехнулся паж. - Аламзару тоже не нужны деньги!

"Всем нужны деньги! - убеждённо заявил голос. - И ты не исключение!"

- Исключение! - твёрдо сказал Юрго и перешагнул через распахнутый мешок.

Пронзительный крик потряс своды пещеры, золото почернело и рассыпалось в пыль, драгоценные камни превратились в булыжники, а стены и пол стали таять, как снег под жарким весенним солнцем. Юрго опрометью бросился вперёд. Он бежал, не чуя под собой ног, пока не оказался перед длинной мраморной лестницей. Юрго вскочил на первую ступеньку, и пещера за его спиной исчезла. Переведя дух, паж стал подниматься вверх. В какой-то момент он обернулся и с ужасом обнаружил, что ступеньки за его спиной поглощает беспросветная тьма. Мороз пробежал по коже Юрго, и он, перепрыгивая через ступени, почти взлетел на площадку, висящую в пустоте. Как только паж остановился, перед ним появилась дверь, из которой торчала огромная голова дракона с жуткими ледяными глазами.


- Ты всё поняла? - взволнованно спросила Мария Антоновна.

- Да. - Вика глубоко вздохнула и шагнула в серебряную лужу. На секунду мир померк, и она оказалась в широком коридоре с голубыми мраморными стенами. Вика залюбовалась было причудливыми узорами мраморных плит, но спохватилась и направилась к лестнице. Она поднялась по гранитным ступеням, укрытым голубым бархатным ковром, и оказалась у дверей библиотеки. Перед дверями стояли двое рослых гвардейцев в расшитых золотым галуном мундирах и высоких шапках с козырьками. У гвардейцев были одинаково роскошные усы и бакенбарды, только у одного - рыжие, а у другого - чёрные. Вика скользнула взглядом по остро наточенным алебардам и присела в реверансе, как учила её Настасья Антоновна. Гвардейцы переглянулись и заулыбались.

- Что привело Вас сюда, барышня? - вежливо спросил рыжеусый, рассматривая хорошенькую девочку в длинном шерстяном платье, меховой пелерине и отороченном мехом капоре.

- Я хочу увидеть золотых птиц. Мама говорила, что они восхитительны, - ответила Вика и умоляюще посмотрела на гвардейцев. - Позвольте мне хоть одним глазком взглянуть на них.

- Да пусть посмотрит, - благодушно усмехнулся черноусый и подмигнул напарнику: - Только дверь не закрывай.

- Спасибо! - радостно воскликнула Вика и шмыгнула в услужливо приоткрытую дверь.

Библиотека поразила девочку размерами и несметным количеством книг, а когда она взглянула на паривших под куполом жар-птиц, то едва не задохнулась от восхищения. Наблюдая за их плавным, величественным полётом, Вика чуть не забыла, зачем пришла, но негромкое покашливание, донесшееся из-за дверей, заставило её очнуться. Она достала из кармана ожерелье из крупных драгоценных камней, аккуратно положила его на пол, с сожалением посмотрела на золотых птиц и вышла из библиотеки.

- Ну и как? - спросил черноусый гвардеец.

- В жизни не видела ничего прекрасней! - искренне ответила Вика.

- А теперь беги к маме, детка, - скомандовал рыжеусый. - И никому не рассказывай, что мы пропустили тебя.

- Не буду. - Вика быстро присела в реверансе и помчалась вниз по лестнице. Скрывшись из поля зрения гвардейцев, она остановилась и поискала глазами укромный уголок. Не придумав ничего лучше, Вика юркнула за статую в нише и затаилась…

Тем временем в квартире Рыбниковых ведьмы отдавали последние наставления никуну.

- Не выходи из комнаты! - строго сказала Мария Антоновна.

- Не снимай амулет забвения! - вторила ей Настасья.

- Охраняй наш портал! - требовала Дарья.

- И никаких проказ! - Мария погрозила Миассару пальцем, и субтильный юноша, в образе которого пребывал никун, потупил глаза:

- Да нормально всё будет.

- Скоро придут Светочка и Олег. Заблокируй дверь. Я потом им всё объясню, - нервно вздохнула Мария Антоновна.

- Да отправляйтесь уже! - нетерпеливо воскликнул Миассар.

- Не командуй! - прикрикнула на него Дарья Антоновна.

Субтильный юноша пожал узкими плечами и демонстративно отвернулся. Ведьмы подошли к серебряной луже, взялись за руки и шагнули в Неймор. Ожерелье на полу библиотеки вспыхнуло всеми цветами радуги, и в книжные полки ударили семь разноцветных лучей. Золотые птицы под потолком гневно заклекотали и шумно захлопали крыльями.

- Давненько я здесь не была, - сказала Настасья Антоновна, с любопытством оглядывая знакомые полки. - Здесь ничего не изменилось. Аламзар консервативен.

- Здесь всё пропитано магией, - проворчала Дарья Антоновна. - Ты уверена, Маша, что ожерелье выдержит?

- Я уже давно ни в чём не уверена, - буркнула Мария Антоновна и посмотрела на золотых птиц. - Уходим! Быстро!

Ведьмы побежали к дверям, и в этот момент радужные лучи погасли. Золотые птицы победно затрубили и ринулись вниз.

- Берегись! - закричала Настасья.

Ведьмы вскинули руки, выстроили магический щит, но жар-птицы пронеслись сквозь щит, словно его не было.

- Ларнит! - вскрикнула Дарья Антоновна, и ведьмы бросились к порталу.

Они не успели. Птицы слились в огромную белую сеть, и она обрушилась на сестёр, оковами осев на их руках и ногах.

- Попались, - тяжело дыша, констатировала Мария Антоновна.

В библиотеку вошли гвардейцы. Они приблизились к ведьмам и церемонно поклонились.

- Прошу следовать за нами, дамы, - учтиво сказал рыжеусый. - Государь ждёт вас!

- Он оказался хитрее, чем я думала, - вздохнула Настасья.

- Ты всегда плохо разбиралась в людях, - скривилась Дарья Антоновна и гордо пошла к дверям.


Голову дракона покрывала зеленовато-чёрная склизкая чешуя, а на остром вздыбленном гребне блестели капельки яда. Они падали на костяные надбровья, и с шипением испарялись, наполняя воздух гнилостными парами. Юрго поморщился: ядовитый запах становился всё резче, и действовать надо было быстро.

- Загляни в ледяные глаза… - прошептал он и, подавив отвращение и страх, уставился в красные пульсирующие зрачки дракона.

Дракон моргнул, и на его чешуйчатом лбу выступил ряд красных точек. Сначала Юрго растерялся, но память услужливо подсказала следующую строчку стихотворения:

- И на красные точки нажми:

Два, три, семь, три, четыре, семь, два, - громко произнёс паж и сосчитал точки: - Девять. Так просто?.. - с сомнением протянул он и дотронулся пальцем до второй точки слева. Раздался приглушённый рык, и из ноздрей дракона потянулись тонкие струйки ядовитого пара. Юрго закашлялся и стал торопливо нажимать на точки. - Три, семь, четыре… - С каждым нажатием рёв нарастал, а струйки становился толще. Юрго зажал ладонью нос и рот, надавил на последнюю точку и отскочил в сторону, спасаясь от мощных струй ядовитого пара. Внезапно рёв смолк, пар развеялся, а голова дракона ожила и повернулась к Юрго.

- Среди единиц и десятков заветное прячется слово.

Найди его, юный искатель, и путь твой продолжится снова, - трескучим басом произнесла она, и красные точки превратились схему с цифрами, крестиками и линиями:


- Да уж… - протянул Юрго, разглядывая рисунок. - Где тут слово? - Из ноздрей дракона вновь потянулись тонкие струйки пара. - А задачка-то опять на время, - вздохнул паж и стал рассуждать: - Единицы, десятки… Слово. Ну, слово, я полагаю, из шести букв. Теперь линии. По две на букву. Один крестик - однозначное число, два - двузначное. Это понятно. А вот линии?.. - Струйки пара стали толще, и Юрго забормотал быстрее: - Две линии. Единицы и десятки. - Он потёр лоб. - Первая буква - 3 или 30. "В" или "Ь". С мягкого знака слово начинаться не может. Значит, первая линия - десятки, вторая - единицы. Осталось посчитать. - Юрго начал загибать пальцы. Струйки пара превратились в струи. Пар лился на пол, и, взглянув вниз, паж обнаружил, что уже по колено стоит в белом густом тумане. Он поднял голову и снова взглянул на линии: - Первая "В". Вторая - 13, значит, "Л". Третья - "А". Кажется, я понял! - Юрго взглянул в ледяные глаза дракона и громко произнёс: - Власть!

Ноздри дракона раздулись. Огромное облако пара окутало Юрго с ног до головы, в нос ударил запах гари, и паж чихнул. Облако исчезло.

- Ты получил власть, Юрго! - трескуче пробасил дракон, и на паже появились богатые одежды, а виски сдавил тяжёлый золотой венец. - Теперь сумей удержать её!

Голова дракона исчезла вместе с дверью - перед пажом разверзлась чёрная пустота портала. И приготовившись ко всему, Юрго шагнул в неизвестность… Он оказался на дороге, вившейся среди полуразрушенных каменных столбов. Дорога начиналась с того места, где стоял Юрго, и вела к огромной горе. Паж услышал воинственные крики, дикий рёв, лязг металла и хлопанье крыльев. Он бросился было вперёд, но на его пути возникла чёрная плита с полыхающими огнём буквами.

- Ты владыка, во власти твоей

Уничтожить врагов на пути.

Или можешь помочь одному,

И с ним вместе на гору взойти.

Или можешь ты мимо пройти,

Смертный пусть продолжается бой.

Или можешь врагов примирить,

И пойдут они оба с тобой, - прочитал Юрго, и каменная плита исчезла. - Сначала я посмотрю на этих дуэлянтов, а уж потом решу, что с ними делать, - вслух сказал паж и побежал по дороге. Спустя несколько минут он достиг площадки, нависающей над котловиной, в которой сражались два исполина - рыцарь и дракон. Рыцарь с ног до головы был закован в начищенные до блеска железные латы. Лицо его скрывало забрало, а руки в железных перчатках сжимали рукоять огромного меча. Над рыцарем парил золотой огнедышащий дракон. Каждый шаг рыцаря заставлял землю дрожать, а от взмахов гигантских крыльев дракона поднимался ураганный ветер.

Юрго, не заботясь о чистоте царского одеяния, лёг на пыльные плиты площадки и стал наблюдать за схваткой. Исполины дрались не на жизнь, а на смерть, но, похоже, силы их были равны. Дракон извергал из пасти потоки бушующего огня, а рыцарь наносил колющие удары в его золотой чешуйчатый живот. Однако атаки ни с той, ни с другой стороны не достигали цели - рыцарь и дракон были обречены драться вечно. И трепет перед величием и мощью исполинов сменился состраданием. "Я не пройду мимо!" - решил Юрго и поднялся на ноги. Его золотые одежды солнцем блеснули на фоне серых камней, и гиганты заметили его. Рыцарь опустил меч, а дракон сложил крылья, спикировал на дно котловины и, как собака, сел на задние лапы. Воткнув меч в каменистую землю, рыцарь опёрся на его рукоять и сквозь прорези забрала посмотрел на пажа:

- Кто ты?

- Юрго!

- Зачем ты помешал нам? - прошипел дракон, и в воздухе запахло серой.

- Я ваш владыка, и требую, чтобы вы прекратили бой! - твёрдо сказал Юрго.

Рыцарь усмехнулся:

- Место владыки на вершине горы! Поднимись туда!

Юрго посмотрел на вьющуюся по склону дорогу и кивнул:

- Хорошо. Но сначала скажите: из-за чего вы сражаетесь?

- Мы нашли клад! - Дракон хлопнул крыльями, и рядом с ним появились три бриллианта, каждый размером со страусиное яйцо.

- Но мы не можем поделить его по справедливости! - добавил рыцарь.

Юрго разочарованно улыбнулся:

- Всего-то? Я решу вашу проблему, но за это вы отдадите мне один из камней.

Рыцарь и дракон посмотрели друг на друга и повернули головы к Юрго:

- Мы согласны.

- Давайте бриллиант! - Юрго протянул руку.

Рыцарь двумя пальцами поднял прозрачный камень - в его огромной руке он казался песчинкой. Он осторожно опустил "песчинку" в ладонь мальчика, а дракон зловеще прошипел:

- Что дальше?

- Теперь каждый из вас возьмёт себе по бриллианту, а я продолжу путь, - с постной улыбкой произнёс Юрго и положил драгоценный камень в широкий карман роскошных одежд.

Рыцарь и дракон схватили оставшиеся бриллианты. Откинув забрало, рыцарь широко улыбнулся Юрго:

- Спасибо, владыка. Ты помог нам - мы поможем тебе. - Он стянул желёзную перчатку, и широкая ладонь легла у ног пажа. - Становись сюда, владыка.

Юрго забрался на ладонь гиганта и сел, скрестив ноги:

- Я готов! - крикнул он, и рука рыцаря, описав плавную дугу, опустилась на вершину горы. - Спасибо! - Юрго спрыгнул на землю и осмотрелся. Вершина была плоской, словно кто-то аккуратно срезал её макушку острым ножом. - И вот ты на вершине горы… - процитировал Юрго, и перед ним появился хрустальный мост, ведущий к прекрасному дворцу. Паж, затаив дыхание, смотрел на устремлённые в небо золотые шпили, на белоснежные башни, будто сотканные из облаков, на стены, увитые цветами. Из настежь распахнутых золотых ворот высыпал народ, и раздались ликующие крики:

- Слава великому владыке Юрго! Да будет вечным его мудрое и справедливое правление!

У пажа закружилась голова, когда он представил, как люди на руках вносят его во дворец, сажают на трон и падают ниц, а он вершит их судьбы, как Аламзар.

- Аламзар! - воскликнул Юрго и шагнул к краю площадки. - Я рискну! - Он зажмурился и прыгнул в пропасть.


- Вика! - раздался встревоженный голос Миассара. - Вика!

- Что случилось? - Вика выбралась из ниши, завертела головой и вдруг увидела знакомых гвардейцев. С алебардами наперевес они конвоировали бабушек Дениса. Девочка вжалась в стену.

- Ты ещё здесь? - строго спросил черноусый. - Быстро беги к маме!

Вика послушно кивнула, бросила взволнованный взгляд на ведьм, и рыжеусый гвардеец усмехнулся:

- Не бойся, детка. Эти ведьмы больше не опасны.

Гвардейцы повели бабушек Дениса дальше, а Вика посмотрела на изящный золотой перстенёк с красным камешком и направилась в противоположную сторону: ей нужно было покинуть Тёмный замок.

- Вика! Держи!

Под ноги девочке упал чёрный кожаный кейс. Вика машинально подняла его и недоумённо посмотрела вверх:

- Что мне с ним делать, Мусик?

- Ничего, - прозвучало рядом. Вика вздрогнула и обернулась - перед ней стоял Миассар.

- Тебе же велели оставаться на Земле! - напустилась на него Вика.

- Мало ли что мне велели! - гордо заявил никун. - Во-первых, я не давал им слова, а, во-вторых, я хочу воочию увидеть гибель Аламзара! К тому же, Насте может понадобиться моя помощь!

- Но что ты можешь?

- Всё! - Миассар напыщенно вскинул голову, поправил кружевные манжеты, сдвинул набок шляпу с плюмажем и слегка приобнял Вику за плечи: - Я, как-никак, никун королевских кровей, моя радость. Так что, держись меня - не пропадёшь!

Вика скептически оглядела стройного молодого человека в элегантном бархатном костюме, его чёрные туфли с вызывающе большими золотыми пряжками и покачала головой:

- Мне надо покинуть замок.

- Чушь! Мы явимся к Аламзару как короли!

- И из какого же ты королевства?

- Дай-ка подумать… - Миассар почесал затылок и вскинул палец: - О! Придумал! Я наследный принц королевства Южных Островов!

- Но в Нейморе всего одно государство!

- Значит, я из другого мира! - безмятежно улыбнулся никун. - Короче, я принц, а ты - моя невеста!

- Слабоватая легенда, - нахмурилась Вика. - И, вообще, тебе лучше вернуться на Землю!

- Я сам себе голова! - Никун галантно подал девочке руку. - Ничего не бойся. Ты со мной.

- Нет уж! - Вика спрятала руки за спину. - Я с тобой не пойду!

- Почему? - обиженно поинтересовался никун. - Я придумал гениальный план!..

- Слышать ничего не хочу!

- Ты не понимаешь! Это действительно гениальный план: пришёл, увидел, победил! И до свидания!

Вика смерила его скептическим взглядом и ехидно сказала:

- Я вас здесь подожду, Ваше высочество. Не хочу у тебя под ногами болтаться.

- Это возмутительно, - насупился Миассар. - Из-за твоего отказа, мне придётся придумывать новый план! Не может же наследный принц явиться на пир без невесты!

- Это почему же? - невольно улыбнулась Вика.

- Все наследные принцы имеют невест! Без невесты я буду выглядеть подозрительно!

Вика закатила глаза и, тщательно подбирая слова, произнесла:

- Мне кажется, Мусик, тебе вообще не стоит встречаться с Аламзаром. Это неразумно и опасно.

- Что я, по-твоему, трус? - вспылил никун. - Не хочешь идти - оставайся! Буду принцем без невесты! - Он презрительно хмыкнул и зашагал по коридору.

Вика с досадой посмотрела ему вслед. Упрямый никун настырно совал голову в петлю, и отговорить его не было никакой возможности. И вместо того, чтобы бежать из замка, Вика прижала к груди кейс и, стараясь держаться поближе к стенам, пошла за никуном.


Петька сопротивлялся изо всех сил, но петля всё сильнее сдавливала его горло. Повинуясь молчаливому приказу Аламзара, гвардеец потянул верёвку вверх, заставив шута встать на цыпочки, и Дубов стал судорожно царапать шею в тщетной попытке ослабить петлю. Перед Петькиными глазами плыли разноцветные круги, а в ушах звучал весёлый хохот Аламзара. Гвардеец вздёрнул верёвку, и ноги шута оторвались от пола. Дубов захрипел, беспомощно заболтал ногами, и Аламзар смилостивился:

- Хватит!

Гвардеец тот час выпустил из рук верёвку, и Петька рухнул на пол. Кашляя и тяжело дыша, он сорвал с шеи петлю и стал тереть саднящую кожу. Аламзар с удовлетворением наблюдал за ним.

- Наконец-то ты развеселил меня, шут, - благодушно сказал он и махнул рукой придворным, приглашая их к столу.

Нейморцы мгновенно расселись по местам, слуги наполнили их кубки, и парадный зал сотрясли громкие возгласы:

- Слава великому Аламзару! Да будет вечным его правление!

- Спасибо, друзья мои, - снисходительно улыбнулся маг-правитель и пригубил чашу.

Тем временем Петька отдышался и сел, затравленно оглядывая зал. Мысли путались. С одной стороны он был рад, что остался в живых, но с другой… "Рано или поздно, он замучает меня", - с тоской подумал Дубов и вперил взгляд в пол, чтобы не видеть радостного лица Аламзара-Дениса. Предчувствуя, что отдых будет недолгим, Петька, помимо воли, начал перебирать в уме разные песни, обдумывая, какую спеть, чтобы не вызвать гнева мага-правителя.

Придворные произносили хвалебные тосты во славу Аламзара, пили и ели. Их громкие голоса заставляли Петьку содрогаться и представлять, как сейчас будут хохотать над ним все эти люди. Он с ужасом ждал команды мага-правителя, чтобы начать "представление", но Аламзар, словно забыл о его существовании. Мало-помалу Петька успокоился, и в его голову пришла фантастическая мысль, что, возможно, Аламзар больше не станет унижать его.

Маг-правитель ждал этого момента.

- Вставай, шут! - прозвучал его грозный голос, и Петька вскочил, как ошпаренный. - Хватит бездельничать. Ты до сих пор не заработал даже на миску каши! Надеюсь, урок пошёл тебе на пользу, и ты больше не заставишь меня скучать!

Дубов закивал головой, как китайский болванчик, откашлялся и хотел запеть, но тут массивные двери зала распахнулись. Придворные перестали жевать и с любопытством уставились на трёх пожилых женщин, гордо вошедших в зал под конвоем гвардейцев. Аламзар поднялся с трона-дивана и лучезарно улыбнулся:

- Какие гости! Настенька, душа моя, ты вернулась! Соскучилась? Или по делу? Может, никуна решила вернуть?

Ведьмы молча смотрели на мага-правителя, укравшего тело их внука.

- Ты редкостный мерзавец, Аламзар! - с чувством сказала Настасья Антоновна.

- А ты - лгунья и воровка! - ухмыльнулся Аламзар. - Я получу ни с чем не сравнимое удовольствие, наблюдая за твоей казнью! - Он взмахнул рукой, ведьм подняло в воздух, и они повисли в нескольких метрах от пола. - Сегодня у меня будет много необычных гостей! - сообщил придворным маг-правитель и посмотрел на Петьку: - Пой, птенчик!

Дубов оторвал жалобный взгляд от бабушек Дениса и затянул:

- Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам,

А вода по асфальту рекой…

Аламзар с интересом выслушал его завывания и благосклонно кивнул:

- Уже лучше. Сегодняшний день можно считать моим очередным днём рождения, так что, я принимаю твои поздравления, шут! - Он взял с тарелки кусок хлеба и швырнул его под ноги Дубову.

Петька брезгливо поморщился, но заставил себя поднять хлеб с пола. Он подул на него, откусил маленький кусочек, потом ещё, ещё, и сам не заметил, как съел весь хлеб.

- Его высочество, принц королевства Южных Островов Мусс Великолепный! - невозмутимо провозгласил герольд, и в зал вступил Миассар.

Глаза Аламзара хищно блеснули. Он поднялся и церемонно кивнул никуну:

- Вот уж не ожидал увидеть Вас в Тёмном замке, Ваше высочество! Я много лет мечтал о встрече с Вами! И вот, наконец, мы снова вместе! Прошу Вас, Мусс Великолепный, окажите мне честь, сядьте рядом со мной!

- С удовольствием! - важно сказал Миассар и гордо прошествовал к трону-дивану. Он пощупал бархатное сидение, проверяя, достаточно ли мягкое оно, довольно кивнул и уселся рядом с Аламзаром.

Маг-правитель собственноручно наполнил золотой кубок и протянул его долгожданному гостю:

- Выпьем за Ваше здоровье, друг мой!

Миассар машинально принял кубок: он во все глаза смотрел на Настасью Антоновну, а та, в свою очередь, укоризненно смотрела на него.

- Почему Вы не пьёте, принц? - Аламзар состроил удивлённое лицо. - Вам не нравится вино?

Миассар поднёс кубок к губам, одним глотком осушил его и грозно потребовал:

- Немедленно опусти на пол мою Настасью!

- Ай-ай-ай, Мусик, - с едким укором произнёс маг-правитель. - Ненадолго же тебя хватило. Я-то думал, мы ещё поиграем, но, раз так… - Аламзар хлопнул никуна по спине, и красавец-принц превратился в уродливое чудовище.

Придворные сначала ахнули, но, увидев сияющее от радости лицо правителя, тоже заулыбались и захихикали. Миассар вжал в плечи покрытую перьями голову и тихо заскулил, глядя на Настасью Антоновну:

- Я хотел помочь тебе, а он меня раскусил. Он плохой человек и будет обижать бедного никунчика. Забери меня домой, Настенька!

Аламзар подозвал к себе капитана гвардейцев:

- Где-то неподалёку бродит девчонка с чёрным чемоданчиком. Немедленно разыщите её и приведите сюда!

- Слушаюсь, государь! - отрапортовал капитан и бросился к дверям, а маг-правитель приобнял никуна и ласково произнёс:

- Ты уже дома, Мусик. Будь послушным мальчиком, и я тебя не обижу.

- Ты и прошлый раз говорил, что будешь заботиться обо мне, - всхлипнул Миассар. - А на деле посадил в клетку и заставил работать!

- Но ведь Настя поступила с тобой точно так же!

- Она меня любит, а ты - нет!

- Если б она любила тебя, то отпустила бы на свободу, - сухо заметил Аламзар.

- Я остался с ней по доброй воле! Я могу покидать кейс, когда захочу! - гордо сказал Миассар и мохнатым запястьем потёр заплаканные глаза.

- Да… - протянул маг-правитель. - У меня ты так свободно жить не будешь. Я твои капризы терпеть не намерен, Мусик! Сейчас принесут твой чемодан, и будешь сидеть в нём, пока не понадобишься! Заодно узнаю, сколько лет никуны могут обходиться без еды.

- Лет? - взвизгнул Миассар и, забыв обо всём, бросился на Аламзара. Однако его когтистые лапы схватили лишь воздух. Маг-правитель уже стоял за его спиной. Он вцепился в перья на голове никуна и стал трепать его, как собака курицу:

- Не смей огрызаться! Ты животное, и должен знать своё место! Ещё одна подобная выходка, и сидение в чемодане покажется тебе раем! Надеюсь, ты помнишь, на что я способен!

- Простите! - сквозь слёзы запричитал никун. - Я больше не буду! Никогда!

Аламзар сбросил его с трона-дивана и пнул ногой в бок:

- Сиди и жди свою клетку!

Миассар свернулся клубком и затих, не смея взглянуть ни на Настасью, ни на Аламзара.

- Бедный мой мальчик, - прошептала баба Настя, глотая слёзы. - Почему я не вернула его Розамсару? Дома он был бы в безопасности.

- Раньше надо было думать! - презрительно сказал Аламзар и грозно посмотрел на шута: - Пой!

Петька облизал сухие губы и дрожащим голосом затянул:

- Голубой вагон бежит, качается…



Победитель. | Проклятие Аламзара | Битва.