home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Подболотье.


Денис никогда не предполагал, что ездить верхом так трудно. Вцепившись в повод, он раскачивался взад-вперёд, как араб во время молитвы, и с завистью поглядывал то на Юрго, который весьма комфортно чувствовал себя в седле, то на мирно беседующих никунью, лешака и гнома. Сандра весело смеялась над шутками Гены и Прохора, а те, стараясь переплюнуть друг друга, наперебой рассказывали ей забавные истории.

- Давайте сделаем привал! - крикнул Денис. Каждый шаг лошади болью отзывался в его пояснице и ногах.

- Зачем? - удивился Юрго. - Мы ещё и часа не едем.

Денис решительно дёрнул повод, и его каурая кобыла послушно остановилась:

- Я больше не могу. У меня всё болит. - Денис сполз с лошади и сел на траву. - Больше я верхом не поеду!

Юрго подъехал к приятелю и сердито сказал:

- Залезай в седло! Мы не можем здесь оставаться! Тёмный замок слишком близко!

- Плевать, - растирая затёкшие ноги, заявил Денис. - Мне не на чем сидеть на лошади!

- Это как? - растерялся паж.

- Моя попа - один сплошной синяк! - выпалил Денис и покраснел.

- В чём дело, мальчики? - поинтересовался Прохор. Он свесился с лошади и с удивлением посмотрел на кривящегося от боли Дениса: - Что ты расселся? Лечись, и поехали дальше!

- Как? - возмутился Денис. - Как мне лечиться? Может, расскажешь?

- А ты не умеешь?! - Изумлению лешака не было предела. - Ты же прекрасный маг!

- Он начинающий маг! - вступился за друга Юрго.

- В двенадцать-то лет! Я в твои годы… - Прохор замолчал, сорвал с бороды маленький жёлтый гриб и кинул его на колени Дениса: - Пожуй, и всё пройдёт.

Денис осторожно поднял незнакомый гриб, осмотрел его со всех сторон и, зажмурившись, сунул в рот. Гриб оказался кислым и водянистым. Денис жевал его, с трудом подавляя желание выплюнуть склизкую массу.

- Плюй! - скомандовал лешак.

Денис с удовольствием сплюнул и спросил:

- А когда будет… - Он не договорил, поняв, что у него уже ничего не болит.

- Так-то, маг, - насмешливо улыбнулся Прохор. - Теперь залезай на лошадь и постарайся приноровиться к её шагу. Маг ты никакой, а мои грибы растут не так быстро, как хотелось бы!

Денис с ненавистью посмотрел на лошадь, поднялся с земли и неумело забрался в седло.

- Поехали! - скомандовал Генарабарабус.

Лошадь сделала шаг, и Денис напрягся, ощутив себя гусеницей на живом батуте.

- Расслабься! - прикрикнул на него Юрго. - Доверься лошади!

- И прекрати её ненавидеть! - добавил лешак.

- Легко сказать, - проворчал Денис и заставил себя погладить лошадь по шее. - Давай дружить, - мрачно сказал он, и никунья звонко рассмеялась. Денис обиженно посмотрел на неё, сжал ногами каурые бока лошади и поехал вперёд.

Спутники оценивающе смотрели на него.

- Бесполезно, - махнул рукой гном. - Наш государь и лошадь - вещи несовместимые!

- Привыкнет, - оптимистично заявил Юрго и направился вслед за другом.

- Он совсем не осознаёт своего дара, - вздохнула никунья. - Объяснил бы ты ему, Проша, что значит быть магом.

- Вечером, - кивнул лешак. Он обернулся к запасным лошадям и ласково скомандовал: - Продолжаем путь!

Минут десять они ехали шагом, а потом Прохор обогнал Дениса и пустил лошадь рысью.

- Хорошо бы до темноты миновать Хомокрылье болото! - озабоченно заметил гном.

- С такими-то темпами, - пробурчал Юрго и поёжился. - И чего Аламзар с ними церемонился? Хомокрылов давно пора стереть с лица Неймора!

- Вы не правы, молодой человек, - наставительно произнёс лешак. - Любое существо имеет право на жизнь. И не Вам распоряжаться их судьбой!

- Но хомокрылы охотятся на людей!

- Люди тоже охотятся на зверей. И далеко не всегда ради пропитания! - возразил Прохор.

- Ещё скажи, что с хомокрылами можно договориться! - скептически усмехнулся паж.

- Можно, если постараться.

- Надеюсь, мы не встретимся с ними, - проворчал Юрго.

- Денис!!!

Услышав знакомый голос, Денис обернулся:

- Вадим?! Дубыч?! Откуда?!

- От верблюда! - радостно заорал Петька, размахивая руками.

- Держись! Свалишься! - рявкнул на него Вадим. Он подъехал к брату и широко улыбнулся: - Привет, пропащая душа! Наконец-то я до тебя добрался! Давай руку, пора возвращаться домой!

- Но… - Денис обвёл взглядом спутников. - Я не могу…

- Не дури! Бабушки с ума сходят! - Вадим потянулся к брату, и тут раздался резкий гортанный крик. Небо над всадниками потемнело, и огромное зелёное существо камнем упало на Дениса. Пальцы Вадима почти коснулись брата, когда крылатое существо выдернуло Дениса из седла и взмыло в небо. - Денис!!! - в отчаяние закричал Вадим.

- Хомокрылы!!! - одновременно с ним завопил Юрго, пришпорил коня и помчался прочь.

Вадим поднял голову и замер: над ними, раскинув широкие перепончатые крылья, парили десятки зеленокожих людей, единственной одеждой которых были облегающие тёмно-коричневые штаны.

- Кто это? - испуганно спросил Дубов.

Вадим не успел ответить - один из хомокрылов молниеносно спикировал на них, подхватил Петьку и стремительно взлетел в небо.

- Прохор! Гена! - закричала никунья. - Сделайте что-нибудь!

- Что? - зло спросил Генарабарабус, наблюдая, как хомокрыл хватает Юрго и уносится с ним ввысь. - На хомокрылов не действует магия!

Над лесом разнёсся победный крик, и хомокрылы скрылись за облаками. Вадим растерянно смотрел на пустое небо.

- А Вы, собственно, кто, молодой человек? - раздался приятный женский голос.

Вадим опустил голову: перед ним, на жемчужно-сером коне, сидела черноволосая девушка неземной красоты. Язык Вадима прилип к гортани.

- Ты обзавелась ещё одним воздыхателем, Сандра, - ехидно сообщил Генарабарабус, и лицо Вадима стало пунцовым.

- Не смущайтесь, молодой человек. - Лешак дружелюбно похлопал его по плечу. - Мы все без ума от Миссандры. Даже наш уважаемый гном, хотя он ни за что не признается в этом.

- Конечно, поскольку мне не в чем признаваться! - гордо заявил Гена и обратился к Вадиму: - Так кто ты такой?

- Вадим, брат Дениса.

- Брат государя! - с восхищением воскликнула никунья. - Значит, Вы - князь! Или принц? - Она вопросительно посмотрела на Генарабарабуса.

- Да шут его знает, - пожал плечами гном. - Пусть пока будет князем. А там государь решит, какой титул ему даровать.

- О чём это вы? - нахмурился Вадим. - С какой стати Денис вдруг стал государем?

- Он унаследовал престол Аламзара, - любезно сообщила ему Миссандра.

- Но Аламзар жив! - воскликнул Вадим.

- Я так и думал, - проворчал гном, а лешак и никунья согласно кивнули.

- А потом, я сам час назад изображал мага-правителя! - горячо продолжил Вадим. - Что ж теперь, каждого самозванца государем считать? Денису в школу надо ходить, а не по мирам шляться!

- Вы ничего не понимаете, князь, - снисходительно произнёс лешак. - Ваш брат должен был стать новым телом Аламзара, а значит, он его преемник. Мы уже признали Дениса магом-правителем Неймора, и Аламзару придётся смириться с этим фактом!

- Какой правитель? Денис обычный мальчишка! Я найду его и верну домой!

- Тогда позвольте полюбопытствовать, князь: где Вы собираетесь искать нашего государя? - ехидно вежливым тоном осведомился гном.

- Не знаю, - угрюмо буркнул Вадим и пошёл в атаку: - А вы-то сами, кто такие?

- Ах, извините, князь! - всполошилась Сандра. - Какие мы неучтивые! Позвольте представиться - никунья Миссандра. - Она грациозно качнула головой, и у Вадима перехватило дыхание:

- Вы никунья?

- А что здесь такого? - бросился на защиту подруги лешак. - Вы что-то имеете против никунов?

- Да нет, - быстро сказал Вадим, с содроганием вспоминая истинный облик Миассара.

- Ясно… - грустно протянул Прохор. - Вы знаете, как они выглядят на самом деле.

- Да, но… Я… В общем, я не хотел никого обидеть, - выдавил Вадим и виновато посмотрел на красавицу-никунью: - Простите меня, Сандра.

- Пустое, - улыбнулась девушка и продолжила: - А это мои друзья: лешак Прохор и гном Генарабарабус.

Лешак и гном почтительно поклонились. Вадик тоже склонил голову и учтиво произнёс:

- Очень приятно, господа.

- Так что делать-то будем? - с постной миной поинтересовался гном, которого начали раздражать светские игры никуньи.

- Пойдём к хомокрылам и заберём у них мальчиков! - уверено ответил лешак.

- Так они тебе их и отдали! - Гена язвительно фыркнул.

Прохор с важным видом погладил моховую бороду и степенно сказал:

- Я могу договориться с любым живым существом!

- Особенно хорошо это получилось у тебя с Аламзаром, - едко заметил гном.

- Аламзар - неприятное исключение из правил.

- Кто-нибудь из вас знает, где живут хомокрылы? - нетерпеливо спросил Вадим.

- Я, - ответил Генарабарабус.

- Тогда веди! - Вадим подъехал к гному.

- Что я, больной, идти в логово этих тварей?! - возмутился Гена. - Вам надо, вы и идите! Хомокрылье болото в миле отсюда! За лесом. - Он махнул рукой, и Вадим, пришпорив коня, поскакал в указанном направлении.

- Мы не можем отпустить князя одного. - Никунья укоризненно посмотрела на гнома. - Если с ним что-нибудь случится, что мы скажем государю?

- Поехали, Гена! - решительно скомандовал Прохор и шлёпнул гномьего коня по крупу.

- Ни за что! - рявкнул Генарабарабус, но его конь уже нёсся за лошадьми лешака и никуньи, а сам гном, усмирённый магией Прохора, замер в седле. - Ну, ничего! Вы у меня ещё попляшете! - бормотал он, не в силах противиться колдовству лешака.

- Зря ты с ним так, - вздохнула никунья. - Гена поломался бы минут пять, да и согласился отвести нас к хомокрылам.

- Нет у нас пяти минут! - отрезал Прохор. - Не ровён час, князь, и правда, в неприятности влипнет!..


- Зелье почти готово! - сообщила Дарья Антоновна, помешивая бурлящее в котле варево. - Ещё минут пять, и мы увидим наших внуков! Заканчивай воевать, Настя!

- Ага, - не отрывая взгляда от монитора, буркнула Настасья. - Сейчас, добью гада. - Мотя на её плече заверещала, и ведьма крикнула: - Эй, кто-нибудь, покормите крыску!

Мария Антоновна посмотрела на Вику, которая, разложив учебники возле магического костра, старательно делала домашнее задание, встала и насыпала в крысиную кормушку зерна. Мотя спрыгнула на пол, проворно забралась на тумбочку и юркнула в клетку.

Огонь под котлом погас, Дарья Антоновна вытерла руки о фартук и скомандовала:

- Начинаем!

Настасья выключила компьютер, а Вика собрала учебники в портфель и задвинула его под стул.

- Я могу чем-то помочь? - спросила она у Дарьи Антоновны.

- Да. Сиди тихо и ни во что не вмешивайся!

Ведьмы встали вокруг котла, взялись за руки, и вдруг кейс распахнулся, и никун, совершив головокружительный прыжок, оказался на обеденном столе.

- Как вы смели пренебречь мною! - патетично воскликнул он и спихнул котёл на пол. Зелье с шипением вылилось на каменный пол и испарилось.

- Ах ты, дрянь! - взвилась Дарья Антоновна. - Я варила его два часа!

Миассар снисходительно скривился, спрыгнул со стола и заявил:

- Сама виновата! Надо было всего лишь вылечить меня! Это заняло бы у тебя пять минут!

- Не ври! - Баба Даша выплёвывала слова, как пули. - Никуны не болеют!

- Она права, Миассар! Ты ведёшь себя странно! - холодно сказала Настасья.

Никун враждебно посмотрел на неё:

- Я веду себя, как хочу!.. Так вы будете смотреть в Неймор, или мне идти спать дальше?

- Будем! - сурово сказала Мария Антоновна.

Миассар важно кивнул, подошёл к узору из разноцветных камней и, скинув кроссовки, стремительно ввинтился в пол.

- Что же всё-таки с ним не так? - проворчала Настасья.

- После разберёмся! - вздохнула Мария Антоновна и подошла к растекающейся по полу серебристой луже, в которой уже проступали силуэты странных крылатых существ. - Кто это?

- Хомокрылы. - Баба Настя недовольно поморщилась. - Это лучше, чем Аламзар, но тоже не фонтан!

- Подробнее! - потребовала Дарья Антоновна, глядя на Дениса, висящего в руках хомокрыла.

- Я знаю только, что живут они где-то под болотами и забирают к себе в услужение человеческих детей. Правда, не навсегда. Хомокрылы держат их в плену до четырнадцати лет, а потом возвращают туда, откуда взяли.

- Два года! - Мария Антоновна всплеснула руками. - Где Вадим, Миассар?

- Сию минуту, драгоценнейшая! - раздалось из лужи, и ведьмы увидели скачущего сквозь лес Вадима.

- А Петька? - спросила Вика.

- У хомокрылов, - любезно сообщил никун.

- Ничего не понимаю! - нервно воскликнула баба Маша. - Ты что-то говорил о надёжных спутниках Дениса. Где они? Почему они не защитили его?

- Понятия не имею, - ответил Миассар. - Какое мне дело до каких-то там лешаков и гномов!

- Гном? Лешак? Откуда они взялись? - удивилась Дарья Антоновна.

- Из Тёмного замка. - Миассар усмехнулся. - Они были пленниками Аламзара. Денис освободил их.

- Что ещё ты нам не рассказал? - грозно спросила баба Маша.

Серебристая поверхность подёрнулась плёнкой:

- Я рассказал вам всё, противные ведьмы! Хватит измываться над бедным Миассарчиком! - Никун стремительно вывинтился из каменного узора, надел кроссовки и прыгнул в кейс. - Спокойной ночи! - визгливо рявкнул он, и кейс захлопнулся.

- Паразит!!! - прошипела Мария Антоновна и заколотила по кейсу кулаками. - Вылезай, или я сделаю то, что обещала! Закину в Марианскую впадину и забуду о твоём существовании!

- Просто открой крышку, - спокойно сказала Дарья Антоновна.

- Что? - Баба Маша обернулась.

- Крышку открой, - повторила Дарья, и тут в комнату Дениса постучали.

- Света, - прошептала Настасья Антоновна и отчаянно взмахнула рукой.

Пещера исчезла. Вика с изумлением оглядела комнату одноклассника, а Дарья Антоновна распахнула дверь и улыбнулась племяннице:

- Светочка! Олег! Вы уже вернулись! Сейчас будем ужинать. Мойте руки!

Мария Антоновна с ненавистью посмотрела на кейс, развернулась и поспешила на кухню.

- Мама сегодня не в настроении? - насторожилась Светлана и, заметив Вику, улыбнулась: - Здравствуй. Вы с Денисом делали уроки?

- Да, Светлана Петровна! - нервно выпалила Вика.

- Вот и молодцы! Идёмте ужинать! - Светлана отправилась мыть руки, а Вика удивлённо поинтересовалась:

- Почему она не спросила о Денисе?

- А что спрашивать, если он здесь! - раздался брюзгливый голос никуна.

Вика обернулась: Миассар-Денис сидел за столом у компьютера и перекладывал учебники с правой стороны стола на левую.

- И Вадим здесь, - усмехнулась Настасья и приняла облик старшего сына Светланы Петровны. - А вот баба Настя отправилась в гости к старинной приятельнице!

Вика понимающе кивнула:

- А Петька?

- Он сегодня переночует у Дениса, - сказала Дарья Антоновна, достала из кармана вязаной кофты сотовый телефон, и, набрав номер, заговорила звонким мальчишеским голосом: - Алло? Мама? Привет. Это я. У нас завтра контрольная, мы с Рыбниковым готовимся. Можно я останусь у него ночевать? - Выслушав ответ, баба Даша закивала: - Ага, сейчас позову. - Она откашлялась и голосом Светланы произнесла: - Алло? Вера Васильевна? Здравствуйте… Да, я совершенно не против. Пусть мальчики занимаются. - Закончив разговор, баба Даша убрала телефон в карман и недовольно проворчала: - На какое-то время мы всех успокоили. Но что будет завтра?


Юрго безвольно висел в сильных руках хомокрыла и смотрел на простирающееся под ним бескрайнее болото. Чахлые, низкие деревца. Тёмные промоины, зияющие в зелёном ковре мха. Заросли камышей и осоки. Островки с одинокими елями.

"Какое уныло место", - отрешённо подумал Юрго и стал вспоминать всё, что когда-либо слышал о хомокрылах. Говорили, что они воруют детей по всему Неймору. Хомокрылы, словно ниоткуда, появлялись в городах и деревнях, хватали детей и исчезали так же внезапно, как и появлялись. Правда, через несколько лет пропавшие дети находились неподалёку от своих домов, но ничего не могли рассказать о том, что с ними произошло. Хомокрылы стирали их воспоминания о годах, проведённых на Хомокрыльем болоте, и ни один маг, даже великий Аламзар, не мог восстановить их память. "Интересно, где потом окажется Денис? Он ведь с Земли. Вряд ли хомокрылы могут путешествовать между мирами. Хотя… Что мы о них знаем?" - думал Юрго, продолжая разглядывать Хомокрылье болото.

Несколько лет назад, когда Юрго ещё жил с мамой и папой, хомокрылы унесли из Тёмного замка Стэллу, младшую дочь начальника стражи. Тогда Аламзар был в отъезде, и поисковый отряд возглавил Мелик. Солдаты достигли Хомокрыльего болота и почти двое суток проплутали по нему, но логова чудовищ так и не нашли. Когда вернулся Аламзар, Мелик рассказал ему о случившемся, и маг-правитель лично отправился к хомокрылам. Что между ними произошло, никто не знал, но, возвратившись в замок, Аламзар сообщил начальнику стражи, что тот увидит дочь целой и невредимой через три года, и издал указ, запрещающий жителям Неймора подходить к Хомокрыльему болоту ближе, чем на две мили. Помнил Юрго и возвращение Стэллы. Девушка появилась у ворот замка ранним утром. Она, как и прочие дети, вернувшиеся от хомокрылов, ничего не помнила, и Аламзар, как ни бился, не смог восстановить её память. К тому времени Юрго уже был пажом государя и видел, как тот экспериментировал с сознанием Стэллы. Аламзар измучил и себя, и девушку, пытаясь понять, что сделали с ней хомокрылы, но, в конце концов, сдался и оставил её в покое. Юрго вздрогнул: "Они же вернут меня прямо в Тёмный замок! В чьи руки я тогда попаду?!" Отчаяние захлестнуло пажа, и он начал рваться из рук хомокрыла.

- Да успокойся ты! - гортанно произнёс хомокрыл. - Тебе ничего грозит, мальчик!

- Бросьте меня в болото! - закричал Юрго. - Не хочу возвращаться в Тёмный замок!

- Не дёргайся! - Хомокрыл крепче обхватил его и начал опускаться на круглую каменистую площадку. Громко хлопая крыльями, он мягко приземлился на ноги и поставил Юрго на камни. Паж повертел головой и бросился к краю площадки, где темнела болотная вода.

- Какой шустрый, - усмехнулся хомокрыл и в два прыжка догнал его.

Вновь оказавшись в руках чудовища, Юрго заорал благим матом и стал ожесточено брыкаться, пытаясь ударить его ногой. Сопротивление пленника развеселило хомокрыла. Хихикая, он сунул лягающегося Юрго под мышку и подошёл к соплеменникам.

- Забавный малыш, - сказал он и поставил Юрго рядом со смирно стоящими Денисом и Петькой.

Дубов смерил хомокрылов бунтарским взглядом и открыл рот, чтобы высказать своё "фу", но Денис больно наступил ему на ногу.

- Уй! - вскрикнул Петька и запрыгал на одной ноге. - Что ты себе позволяешь, Рыба?! Сейчас как тресну! - Он замахнулся на приятеля, но Юрго перехватил его руку:

- Что ты возомнил о себе?! Ничтожество! Я запрещаю тебе приближаться к нашему государю!

Петьку вырвал руку и, схватившись за живот, расхохотался:

- Государь?! Это у вас семейное что ли, Рыбников?

- Дурак ты, Петька! - незлобиво огрызнулся Денис и хлопнул Юрго по плечу: - Оставь шута в покое!

- Но он оскорбил Вас, государь! - воскликнул Юрго. - Замахнувшись на Вас, он замахнулся на весь Неймор!

- Неймор здесь ни при чём! - отмахнулся Денис. - Дубов всегда был без царя в голове! Не обращай на него внимания!

- Как прикажете, государь, - поклонился Юрго и равнодушно взглянул на Дубова.

Хомокрылы, с интересом слушавшие перепалку мальчишек, многозначительно переглянулись и расхохотались.

- А мы и не знали, что в Нейморе власть сменилась, - ухмыльнулся бородатый хомокрыл.

- Теперь знаете! - с достоинством заявил Юрго. - И то, что вы захватили в плен нашего государя, вам с рук не сойдёт!

Хомокрылы снова громко расхохотались. Бородатый с силой топнул ногой, и каменная площадка, словно кабина лифта, поехала вглубь трясины. Мальчишки раскрыли рты: за стенами шахты, в тёмных болотных водах, засверкали разноцветные огоньки. Присмотревшись, пленники закричали от ужаса. За стенами тоннеля копошились, свиваясь в бесформенные, уродливые груды, кошмарные монстры. Когда они шевелились, вода вокруг них кипела и бурлила. Светящиеся щупальца беззвучно бились о стены шахты, а ненасытные рты, сверкая сотнями острых зубов, раскрывались и закрывались в бессильной злобе. Монстры не могли дотянуться до жертв, и им оставалось лишь злобно пожирать их глазами. Юрго и Петька, забыв о распрях, прижались к Денису. Все трое дрожали, как осиновые листы. Им казалось, что прозрачные стены не выдержат напора болотных монстров, и те, ворвавшись в тоннель, растерзают их.

Каменная площадка глухо ударилась о дно, и мальчишки не поверили своим глазам: стены шахты и копошащиеся за ними монстры исчезли. Хомокрылы и их пленники стояли посреди большого луга, утопая в густой траве. Их волосы теребил свежий летний ветерок, а легкие наполнял аромат луговых цветов. Вдали серебрилась река, а за ней, на холме, стояли низкие широкие дома с плоскими серыми крышами.

- Круто! - воскликнул Петька, пришедший в себя быстрее всех. Он поднял голову, надеясь увидеть голубое безоблачное небо, и разочарованно хмыкнул: над ними простирался огромный серый купол.

Юрго проследил за его взглядом и торжественно сообщил:

- Мы в тюрьме, государь!

- Сам вижу, - сварливо ответил Денис и посмотрел на бородатого хомокрыла: - Я протестую! Вы незаконно захватили нас! Я требую нашего немедленного возвращения на поверхность!

- А если мы откажем Вам, государь? - иронично осведомился бородатый.

Денис с ненавистью взглянул на серые своды потолка и, вызывающе вкинув подбородок, заявил:

- Тогда я, маг-правитель Неймора, объявлю вам войну!

В глазах и голосе Дениса было нечто такое, что хомокрылам расхотелось смеяться. Брови бородача сползлись к переносице, и он довольно грубо подтолкнул Дениса к тропе, едва виднеющейся среди высокой травы:

- Иди, государь. Пусть Харум-Сар решает, что с тобой делать.

Денис шагнул на тропинку, а Юрго окинул гордым взглядом напряжённые лица хомокрылов и с достоинством произнёс:

- Похищение государя вам с рук не сойдёт!

- И его любимого шута тоже! - добавил Петька и, продемонстрировав хомокрылам длинный розовый язык, с важным видом зашагал за Денисом.

- А ты ничего, шут, - шепнул ему в спину Юрго. - Смелый.

- Это всё ерунда! - заносчиво заявил Дубов. - Лучше послушай, как мы с государем Ивана Карловича до маразма довели!

- После расскажешь! - обернулся Денис. - Сначала объясни, как вы с Вадимом оказались в Нейморе.

- Да бабки твои наколдовали, - ответил Петька. - Классные они у тебя тётки! Одна страшная, как Баба-Яга, а другая, крутая такая, в джинсах, бандане и волосы разноцветные!

- Понятно… - протянул Денис и потребовал: - Рассказывай по порядку!

Гораздо больше Дубову хотелось рассказать об Иване Карловиче, но под строгими взглядами Юрго и Дениса, он послушно начал:

- Когда, после уроков, ты по-тихому смылся, мы с Борисовой…

Денис внимательно выслушал одноклассника и, когда тот закончил, подумал: "Ну, бабули, удружили! Не могли раньше рассказать, что я маг!" Он ускорил шаг, предоставив Петьке возможность поведать Юрго о проделках бабы Насти в школе, а сам стал размышлять о брате: "Вадим маг. К тому же с ним гном, лешак и никунья. Они не бросят его. А когда я выберусь отсюда, то объясню Вадику, что не уйду из Неймора, пока не верну себе трон! А там посмотрим…"

На берегу реки, перед длинным арочным мостом Денис остановился. Отсюда поселение хомокрылов было видно, как на ладони. Одинаковые широкие строения не имели ни дверей, ни окон, и скорее походили на ангары или большие погреба с крышами, чем на жилые дома. Между постройками не было ни единого зелёного деревца или кустика, ни единой травинки или цветочка. Дома стояли на ровных серых плитах, и от этого поселение хомокрылов выглядело мрачным и безжизненным.

Денис поёжился: ему не хотелось покидать светлый цветущий луг, и он посмотрел на Юрго и Петьку. Его приятели были поглощены беседой, и по их оживлённо-беззаботным лицам Денис понял, что, полностью и безоговорочно признав его государем, они со спокойной душой переложили ответственность за происходящее на него. "А вдруг у меня не получится? - подумал Денис и решительно отогнал малодушную мысль. - Я решил быть государем, и должен разобраться с хомокрылами! Ну, зеленокожие, держитесь!" - Он бросил испепеляющий взгляд на крылатых конвоиров и шагнул на мост.

- Вперёд! - Бородатый подтолкнул заболтавшихся Юрго и Петьку в спины, издал гортанный клич, и во главе стаи хомокрылов взмыл в воздух.

Мальчишки ожидали, что крылатые люди будут ждать их на другом берегу, но те опустились на крышу дома, расположенного в центре поселения, и исчезли.

- Может, обратно пойдём? - предложил Дубов, обернулся и ахнул: за их спинами возвышалась гладкая каменная стена. Арочный мост, на который они взошли, выходил прямо из неё.

- Похоже, у нас только один путь, - усмехнулся Юрго.

Денис равнодушно взглянул на каменную стену, пожал плечами и направился к поселению. Сейчас, когда он твёрдо решил разобраться с хомокрылами, никакие магические фортели не могли испугать его. Сойдя с моста, Денис дошёл до дома, на который приземлились хомокрылы, и громко крикнул:

- Выходите! Я маг-правитель Неймора! Я требую немедленно освободить меня и моих подданных!..

Тем временем в зале советов хомокрылы шумно обсуждали новых пленников. Вождь племени Харум-Сар, как большая птица, восседал на высоком табурете, а по обе стороны от него на деревянных лавках сидели остальные хомокрылы. Харум-Сар теребил широкую золотую цепь на груди и внимательно слушал соплеменников.

- Мы должны вернуть миру его правителя! Неймор не может оставаться без государя!

- Нам нет дела до людских проблем! Мальчишки подходят нам по возрасту, так что, пусть работают наравне с остальными!

- Он не будет работать!

- Неделя на хлебе и воде, и заработает, как миленький!

- Сомневаюсь. Юный государь явно с характером!

- Проверим? Крыло даю на отсечение, через неделю он будет шёлковым!

Харум-Сар спрыгнул с табурета, и хомокрылы замолчали.

- Я приму решение после того, как поговорю с ним! Введите пленников!

Трое хомокрылов взмыли к потолку, сквозь круглые отверстия вылетели наружу и спикировали на мальчишек.

- Это произвол!!! Вы за это ответите!!! - заорал Денис, когда сильные зелёные руки оторвали его от земли.

- Я не оставлю Вас, государь! - крикнул Юрго.

- Я тоже! - эхом отозвался Петька.

Хомокрылы влетели в зал советов и поставили пленников перед табуретом вождя. Харум-Сар окинул взглядом Петьку в заляпанном жиром свитере и джинсах, Дениса в грязном спортивном костюме, Юрго в прожженной грязно-белой сорочке с пышными рукавами и рваным кружевным воротником. Его взгляд скользнул по блестящим пряжкам на сапогах пажа:

- Ты, что ли, государь? - небрежно спросил он Юрго.

- Нет. - Паж церемонно поклонился Денису, выпрямился и громко провозгласил: - Его величество, маг-правитель Неймора Денис!

Харум-Сар скептически посмотрел на мокрые грязные кроссовки государя и кисло поинтересовался:

- А где Аламзар?

- Его убил Северин, - с достоинством ответил Денис и гордо взглянул в глаза вождю, представляя себя плененным Ричардом Львиное Сердце.

Хомокрылы повскакали с мест, захлопали крыльями и разом заговорили. В зале поднялся неимоверный шум, и Юрго зажал ладонями уши. Дубов снисходительно посмотрел на него и прокричал:

- Тебя бы в нашу школу на перемену! Вот где настоящий шум! А это так, семечки!

- Тихо!!! - рявкнул вождь. Хомокрылы замолчали, расселись по лавкам и с любопытством воззрились на Дениса. Харум-Сар нетерпеливо взмахнул крыльями: - Расскажи нам, что произошло между Аламзаром и Северином.

- Только после того, как Вы извинитесь передо мной и доставите меня и моих подданных на поверхность! - высокомерно заявил Денис.

- Ты не в том положении, чтобы торговаться! - нахмурился вождь. - Пока я разговариваю с тобой по-хорошему, но если это тебя не устраивает, я начну разговаривать иначе!

- Не смейте мне угрожать! - Денис шагнул к вождю. - Зачем вы притащили нас сюда?

Харум-Сар возмущённо захлопал крыльями:

- Ты забываешься, пленник!

- Я не пленник! Я - маг-правитель Неймора! Ваше болото находится на территории моего мира, а, значит, вы - мои подданные, и мой захват равносилен государственной измене!

- Мы не признаём людских законов! - проклокотал Харум-Сар. - У нас, в Подболотье, свои законы! И ты будешь подчиняться им!

- Никогда! - раздражённо топнул ногой Денис, и стены зала советов задрожали.

- Неплохо, пленник, - снисходительно усмехнулся вождь. - Однако хомокрылам не страшна твоя магия, впрочем, как и любая другая!

Денис чувствовал, что Харум-Сар прав, но успокоиться уже не мог. Гнев и ярость переполняли его, и он обрушил их на хомокрылов. По залу закружились чёрные смерчи. Они вырвали из-под хомокрылов лавки, втянули в себя табурет вождя, сорвали со стен ковры и факелы. Хомокрылы с невозмутимым спокойствием наблюдали за бушующими в зале смерчами, а те крутились вокруг них, словно не замечая.

- Ну, ты даёшь, Рыба! - восторженно улыбнулся Дубов. - Вот это и надо было химичке устраивать! Это вам не мычащий Мечников!

Юрго склонился к уху Дениса и прошептал:

- На хомокрылов не действует магия, государь.

- Я уже понял, - процедил Денис, размышляя, как остановить смерчи. Сознание того, что он навсегда останется узником Подболотья, не давало ему успокоиться, и от его раздражения смерчи разбухали, как на дрожжах, и кружились по залу всё быстрее и быстрее.

Харум-Сару надоело смотреть, как смерчи разрушают зал советов, и, решительным взмахом руки, он уничтожил их. Однако через секунду чёрные смерчи появились вновь, и вождь с досадой покачал головой:

- Ты очень вспыльчив, маленький государь.

- А вы не злите меня! - огрызнулся Денис. - Пусть моя магия не действует на вас, но вашу пещеру я разрушу!

- А как же твои подданные?

- Лучше умереть свободным, чем всю жизнь быть рабом! - гордо заявил Денис, и его смерчи пустились в бешеный пляс по залу.

- Причём здесь рабство, да ещё пожизненное?! - Харум-Сар снова уничтожил смерчи и с удивлением взглянул на Дениса. - Когда вам исполнится четырнадцать лет, мы вернём вас вашим семьям.

Смерчи возникли снова и слились в одну большую воронку, которая закружилась за спиной Харум-Сара. Денис исподлобья смотрел на вождя:

- Я не буду рабом ни дня!

- Да кто говорит о рабстве? - улыбнулся Харум-Сар. - Нам всего лишь…

- Вы!

- Нам всего лишь нужна ваша помощь, - терпеливо закончил вождь.

- И два года нашей жизни! - рявкнул Денис. - Мы не будем твоими рабами! Немедленно отправь нас на поверхность, или Неймор объявит вам войну!

Терпение Харум-Сара лопнуло:

- Я хотел договориться по-хорошему! - взорвался он. - Но ты не понимаешь человеческого языка! Посадите его в карцер!

Двое хомокрылов подхватили Дениса под руки и взмыли к потолку. Чёрная воронка устремилась за ними.

- Я должен быть рядом с государем! - закричал Юрго и с ненавистью посмотрел на вождя: - Отправьте меня в карцер!

- И меня! - заорал Петька. - Я тоже должен быть рядом с Денисом!

- Обойдётесь! - гневно отрезал Харум-Сар. - Хватит нам одного тунеядца! Вы будете работать!

- Ни за что! - взвыл Дубов, но хомокрылы подхватили их с Юрго и вылетели из зала…

Хомокрылы, нёсшие Дениса, спикировали на один из крайних домов поселения. В крыше зияла огромная чёрная дыра, и хомокрылы, чуть помедлив, нырнули в неё. Несколько секунд полёта в полной темноте, и жёсткое приземление на земляной пол. Хомокрыл зажёг факел и воткнул его в железное кольцо на стене. Чёрный смерч рванулся к огню и поглотил его.

- Значит, будешь сидеть в темноте, - равнодушно заметил хомокрыл.

- Протестую! Вы ответите за произвол! - громко заявил Денис, ощущая дрожь в коленках. Его второй раз за день сажали в тюрьму, но теперь рядом никого не было.

Хомокрылы остались безучастны к его протестам. Они нащупали в темноте цепь с железным ошейником, защёлкнули его на шее пленника и улетели. Денис сел на земляной пол и задумался. Два дня в Нейморе изменили его, и если прежний Денис расплакался бы, то нынешний стал искать выход из создавшегося положения. "Я ведь маг! Я могу выбраться отсюда с помощью дара! - подумал он и представил, как ошейник с громким щелчком раскрывается и падает к его ногам. Однако как он ни старался, ничего не получалось. - Может у меня ничего не выходит из-за того, что я голоден?" - И перед внутренним взором Дениса возникла тарелка с румяными бабушкиными пирогами. Он втянул ноздрями упоительный аромат свежевыпеченных пирогов и открыл глаза: в воздухе перед ним висела тарелка со сложенными горкой пирогами. Денис облизнулся и начал есть. После третьего пирога ему захотелось пить, и, прикрыв глаза, он представил себе чашку с мохнатым сенбернаром. И почти не удивился, ощутив её в руке.

Насытившись, Денис снова представил, как оковы падают на пол, но тщетно: железный ошейник упорно сидел на его шее. "У меня обязательно получится!" - подбодрил себя Денис и решил попрактиковаться на более простых вещах. Для начала он представил, что вместо кроссовок на его ногах тёплые, сухие ботинки, а вместо грязного спортивного костюма - джинсы и толстый вязаный свитер. Открыв глаза, Денис провёл рукой по мягкому ворсистому рукаву, удовлетворённо улыбнулся, и продолжил колдовать, уже не закрывая глаз. В карцере появились широкий плюшевый диван, ярко горящий торшер, и домашний кинотеатр. Денис с удивлением посмотрел на крутящийся у стены смерч - он давно успокоился, но смерч против обыкновения не пропал. Пожав плечами, Денис залихватски щёлкнул пальцами, экран телевизора вспыхнул, и карцер огласился звуками ожесточённой битвы…

Хомокрылы появились через три минуты. Денис бросил на них снисходительный взгляд и продолжил смотреть фильм. Зеленокожие люди испуганно вытаращились на экран. Несколько минут они вместе с пленником смотрели "Гладиатора", а потом, опомнившись, взметнулись к потолку и исчезли. Проводив их насмешливым взглядом, Денис наколдовал себе длинный широкополый плащ, отороченный снежно-белым мехом, а на его голове засиял золотой венец.

Харум-Сар не заставил себя ждать. Он влетел в карцер, осмотрелся и строго произнёс:

- Я запрещаю тебе колдовать!

- Ты ничего не можешь запретить мне, ибо я твой государь, а ты - мой вассал! - бросил Денис, не отрывая глаз от экрана.

- Ты мой пленник! - взорвался Харум-Сар. - И не забывай: в моих руках - твои любимые слуги! Они могу дорого заплатить за твои капризы!

- Если с головы моих слуг упадёт хоть один волосок, я уничтожу всё твоё племя! - с расстановкой произнёс Денис. На него вдруг снизошло необыкновенное спокойствие. Он посмотрел в глаза Харум-Сару и миролюбиво сказал: - Тебе лучше отпустить нас, вождь. И тогда я постараюсь забыть о вашей глупой выходке, иначе, вы больше не будете жить под этим болотом. - От стены с воем отделилась чёрная воронка, и Харум-Сар с головой исчез в её чреве.

- Твои речи пусты, государь! - раздалось из глубины смерча. На этот раз вождь не стал разрушать смерч Дениса, а просто вышел из него и раздраженно усмехнулся в лицо пленнику: - Куда тебе воевать с хомокрылами?! Ты даже ошейник снять не в силах!

- Это дело времени, - уверенно заявил Денис и отвернулся, давая понять, что аудиенция закончена.

Харум-Сар взвыл от бешенства: он исчерпал все разумные доводы. У него чесались руки отлупить наглого мальчишку, но законы хомокрылов строго-настрого запрещали причинять пленникам боль. Вождь глубоко вздохнул и напомнил себе, что перед ним не государь, а желторотый юнец, едва покинувший родное гнездо. А уж по сравнению с ним, тысячелетним Харум-Саром, Денис был даже не младенцем, а эмбрионом. Вождь отругал себя за несдержанность. Сейчас он жалел, что встал на сторону законников, которые твердили, что любой ребёнок, попавший к хомокрылам, должен прожить в Подболотье до четырнадцати лет, и только тогда вернуться на поверхность. Ещё в зале советов, глядя на странных мальчишек, Харум-Сар ощутил гнетущее беспокойство. Интуиция подсказывала ему, что с этими пленниками хлопот не оберёшься, тем более что все они были неженками. А хомокрылы, обычно, забирали в Подболотье крестьянских детей, привычных к физическому труду, и досадные ошибки, вроде дочери начальника стражи Тёмного замка, были редкостью. "Конечно, сразу трое детей, да ещё так близко - заманчивая цель… Лучше бы я дал им проехать мимо!" - с досадой подумал вождь. Ему не удалось успокоиться, и, чтобы хоть как-то выпустить пар, он, лёгким взмахом руки, уничтожил домашний кинотеатр Дениса и молнией вылетел наружу.

Денис скрипнул зубами, откинулся на спинку дивана и подёргал ненавистный ошейник. Харум-Сар был прав: он не мог снять оковы, и поэтому, его заявление о войне прозвучало, как детский лепет. А Денису хотелось, чтобы хомокрылы восприняли его всерьёз. И, если б под его командованием сейчас была армия, он, не колеблясь, послал бы её в бой. Но на счастье нейморских солдат, Денис не мог отправить их на верную смерть: хомокрылы, неуязвимые как перед магией, так и перед мечами, с лёгкостью расправились бы с его войском. Однако Денис не знал этого. Он долго разрабатывал план нападения на Подболотье, но поскольку армии у него всё равно не было, решил использовать методы магический партизанской борьбы. Он почему-то был уверен, что даже если разрушит посёлок хомокрылов, они ничего не сделают, ни ему, ни Юрго с Петькой. Задумчивый взгляд Дениса блуждал по карцеру, вновь и вновь возвращаясь к смерчу, неподвижно висящему над торшером. И внезапно ему в голову пришла совершенно хулиганская идея. Губы Дениса растянулись в хитрой улыбке, и он поманил смерч к себе…



Погоня. | Проклятие Аламзара | По болотом и над ним.