home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Поцелуй.


- Эй, очнись.

Настойчивый голос прорвался в сознание сквозь пленительный розовый сумрак, царящий в голове. Гедерика разочарованно вздохнула: радужные мечты - счастливая семья с Ониксом, уютный домик в пригороде Бершана, двое чудесных малышей, мальчик и девочка, точные копии родителей - разлетелись, словно куча сухих листьев от внезапного порыва ветра. Повернув голову и сфокусировав взгляд на фантоше, Геда улыбнулась: в ушах ещё звучало эхо весёлого смеха её нерождённых детей. Но улыбка тут же сползла с лица, стоило понять, что они находятся в пустом мрачном переулке. Шесть одинаковых, как близнецы-братья, домов с затемнёнными окнами и маленькими балкончиками с кованными чугунными решётками. Судя по тому, что солнечный диск ещё не выбрался из-за красных черепичных крыш, в городе они оказались недавно, однако ни того, как Йоль закончил строить портал, ни самого перехода девушка не помнила.

- А где все?

- Я счёл, что их присутствие небезопасно для Вас, Гедерика. К тому же, мы вполне можем добраться до Картра самостоятельно. Если, конечно, вы всё ещё хотите попасть в Федерацию.

- А разве ты не хочешь? Ведь эльфы смогут защитить нас. А ещё они снимут браслет, разорвут связь, и ты станешь свободным. И тогда…

Гедерика опустила голову, пряча предательский румянец, и уставилась на крепкую руку, уверенно обнимающую её за талию. Юную ликанку раздирали противоречия: с одной стороны, хотелось оттолкнуть фантоша, спрыгнуть с коня и бежать, бежать без оглядки, прочь от прекрасных зелёных глаз и бархатного голоса, звучание которого распаляло внутри запретные сладкие чувства. С другой стороны, Геда мечтала, чтобы Оникс вёл себя ещё более смело и откровенно, чтобы его руки не только обнимали, но и ласкали, трогали, возбуждали. Впрочем, как бы это выглядело на деле, благонравная воспитанница Тель представляла не слишком отчётливо. Скорее на чувственном уровне. То, что она не свободна, что где-то рыщет ненавистный муж со своими фантошами, Геда старалась не вспоминать. Гораздо больше занимала мысль о том, как относится к ней Оникс. Сейчас красавец-фантош не выглядел холодным и надменным, не говорил обидных и грубых вещей, напротив, в последние часы он стал сама любезность, а во взгляде травянисто-зелёных глаз то и дело проскальзывало обожание, граничащее с благоговением. Это приятно горячило кровь, но где-то в глубине души хотелось увидеть иное выражение - робкую затаённую любовь.

"О чём я только думаю?! Откуда взяться любви? Сначала он должен научиться доверять, видеть во мне не какого-то там хамира, а друга. Впрочем, после того что случилось, мы уже друзья. Хотя бы по несчастью". Геда положила ладони на руку возлюбленного, сосредоточилась и твёрдо произнесла:

- Я не считаю тебя фантошем, я, вообще, плохо представляю, кто они такие. Для меня ты друг, с которым я отправилась путешествовать. - Рука фантоша дрогнула, и девушка поспешила добавить: - Мне кажется, тебе нужно привыкать к мысли, что скоро ты станешь свободным.

- Я постараюсь.

- Вот и замечательно. А теперь нам нужно найти гостиницу, вымыться и позавтракать. А потом купим новую одежду, деньги у меня есть.

- Да, Гедерика. Однако, прежде чем мы отправимся на поиски гостиницы, позволю себе напомнить: за нами уже послана погоня и останавливаться надолго опасно.

- Но как же так? Я не хочу выглядеть оборванкой! А этот запах?! У меня от него аж зубы сводит!

Оникс беззвучно выругался. "И чего я с ней вожусь? Ясно, как день, ничего хорошего у нас не получится. Зря Каломуш всё это затеял! Решил подарить эльфам пропавшего родича в надежде, что они защитят беглую жёнушку тиратского наследника? Тогда почему не поехал с нами? Понадеялся, что фантош будет глотку рвать за новую хозяйку? Зачем тогда было столько свободы давать? Твоя связь… Это извращение какое-то! Лучше бы я, как прежде, безропотно выполнял приказы. А теперь? То так, то сяк и границ дозволенного я не знаю!.."

- Может, всё-таки стоит задержаться? На чуть-чуть. Хотя бы умыться…

Умоляющий тон хамира заставил Оникса скривиться. Мысленно. Внешне он по-прежнему источал доброжелательность и восхищение. "Куда я бегу? Зачем трепыхаюсь? Ведь всё бессмысленно, и я это знаю". Фантош широко улыбнулся, так, что заболели скулы, и закивал, словно болванчик:

- Конечно, Гедерика. Мы поступим так, как ты захочешь.

- Ты не сердишься? - Девушка трепетно вздохнула, откинула голову на плечо возлюбленного и расслабилась. - Я, правда, очень устала. И, знаешь, я ещё никогда так далеко не уезжала от дома.

Геда явно ждала поддержки, задушевных, успокоительных речей, но Оникс промолчал. Привычно скрыл эльфийскую внешность, тронул повод и поехал по тихому переулку. Вскоре копыта коня застучали по тёмно-серым булыжникам широкой сонной улицы. Здесь, как и в переулке, окна домов были затемнены, зато стены - выкрашены в более жизнерадостные цвета: синий, жёлтый, зелёный. Вместо изящных балкончиков глаз радовали садики с круглыми клумбами и стрижеными кустами акаций, огороженные фигурными чугунными решётками.

Редкие прохожие посматривали на приезжих без интереса, быстро скользя взглядом по грязным лицам и тёплым добротным плащам, явно с чужого плеча. Зато служителей закона гости заинтересовали: вывернувший из-за поворота отряд солдат в серо-зелёных камзолах с круглыми эмблемами на плечах в мановение ока окружил их и ощетинился пиками. Взглянув на беркутов, парящих в центре эмблем, Оникс едва удержался, чтобы не сплюнуть. Их удостоила вниманием не обычная городская стража, а личная гвардия Совета Мельшара - лучшие маги этого трижды проклятого ликанского городка.

"Что за непруха?!" Оникс крепче прижал к себе Гедерику и исподлобья посмотрел на светловолосого усатого офицера, изучающего их, как мух, внезапно спикировавших на его поджаристую отбивную.

- Господа приезжие, могу ли я увидеть Ваши грамоты?

Гедерика ошеломлённо захлопала глазами:

- Какие ещё грамоты?

Офицер приосанился, пригладил пышные усы и с отеческим снисхождением взглянул на юную путешественницу:

- Уверен, что в силу Вашего возраста, Вы ещё мало знаете о жизни, леди, но прежде чем отправляться в Мельшар, Вам следовало разузнать о местных порядках. В нашем славном городе существуют некоторые ограничения, в частности, на выстраивание порталов.

- Но почему?

- В последние годы, как Вы, возможно, слышали, отношения с Тиратом у нас обострились. Постойте, Вы же ликанка?

- Да.

- Тогда и объяснять нечего. Запрещая некоторые магические ритуалы, в том числе портальные переходы непосредственно в город, мы предотвращаем возможность нападения противника, так сказать, изнутри. Это понятно?

- В целом да. Но мы…

- Проигнорировали наши законы.

- Извините.

Геда виновато потупилась, а потом запрокинула голову и посмотрела на Оникса:

- Ты знал?

- Нет.

- Ну вот, мы оба не знали. - Девушка с надеждой взглянула на офицера: - Мы можем заплатить штраф. У меня есть деньги.

- Штраф вы, конечно, заплатите, но позже. Для начала, согласно закону, который вы не удосужились изучить, мы сопроводим вас к начальнику магического гарнизона. Расскажете, кто вы и зачем пожаловали в наш город, и господин Дайцаруш решит, что с вами делать.

"Что ты молчишь, Оникс? - зашипела Гедерика. - Ты же говорил, что нам нельзя здесь задерживаться. Нас же сейчас арестуют! И, мало того, что я так и не помоюсь, так ещё этот Дайцаруш, если выяснит, кто мы, не задумываясь, вернёт нас Дигнару! Ты не можешь этого допустить!"

- Приказ, Гедерика, - склонившись к уху хамира, выдохнул Оникс. - Я должен услышать приказ.

"Убери их с дороги! Я хочу немедленно покинуть город!"

- Будет исполнено, Гедерика! - громко ответил фантош, и на офицера, словно ушат холодной воды обрушился.

- Щит!!! Щит!!! - заорал он подчинённым, но было поздно: булыжная мостовая вокруг подозрительной парочки взорвался, и магов вместе с лошадьми смела волна горячего каменного крошева.

Захлопали окна и двери - сонную улицу разбудили крики ужаса и стоны раненых. Но громче всех кричала Гедерика, осознав, что натворила.

- Ты!!! Ты!!!

- Я исполнил приказ, - холодно отозвался Оникс и пришпорил коня.

Кавалер огромным прыжком перемахнул через искалеченные тела людей и животных и помчался по улице, оставляя за спиной мечущихся в панике горожан. Гедерика перестала кричать. Закрыв лицо ладошками, она тихо плакала, не в силах прогнать стоящие перед глазами картины - мёртвые люди, мёртвые лошади и кровь, кровь, кровь. Безупречно-чистый образ возлюбленного помутнел и стал расползаться чёрным вязким пятном. "Нет! Это я во всём виновата! Оникс же ясно сказал: мне нужно услышать приказ. И я приказала. Не подумав! Дура набитая! Он же фантош, он не мог ослушаться!" Девушка в последний раз шмыгнула носом, утёрла слёзы и подняла голову: Кавалер во весь опор нёсся к городским воротам.

На привратной площади два десятка солдат живым щитом перекрыли выход из города. Суровые лица, обнажённые мечи, огненные шары, дрожащие на ладонях. Выстроившиеся на крепостных стенах лучники и арбалетчики взяли врага на прицел.

- Мы умрём!- всхлипнула Гедерика, не понимая, почему Оникс гонит коня прямо на вооружённых людей. - Это безумие! Нас убьют!

- Закрой глаза! - прозвучало над ухом, и девушка послушно смежила веки.

Крики, грохот, запах палёного мяса. И затяжные прыжки Кавалера, словно он пытался взлететь. Постепенно крики затихли, воздух наполнился свежестью и ароматами леса, однако Геда не спешила открывать глаза. Прижавшись к Ониксу, она с упоением слушала, как ровно и сильно бьётся его сердце, и успокаивалась. Страшные картины бесследно растворились в совершенном облике возлюбленного, и случившееся стало казаться всего лишь кошмарным сном.

"Наконец-то угомонилась!" Фантош ослабил воздействие на сознание хамира и позволил самодовольной улыбке раздвинуть губы. Мельшар он покинул идеально. "Грозовой шторм" смёл защитников города, а "Алмазный молот" в ошмётки разнёс кованые створы. Мощный и стремительный прорыв поверг мельшарцев в ужас, они даже погоню высылать побоялись. На полном скаку удаляясь от разгромленных ворот, Оникс чувствовал, как город за его спиной испускает облегчённый вздох…

Фантош натянул поводья, заставив Кавалера перейти на шаг. Прежде чем решить, куда двигаться дальше, необходимо было выяснить, где сейчас находятся федералы. Гнома отыскать он не мог, а вот эльфа… "Родная кровь, Йоль? Очень хорошо!" Оникс прислушался к внутренним ощущениям, и почти сразу уловил раздражение ушастого разведчика. Впрочем, его эмоции фантоша не волновали, а вот то, что родич въезжает в Мельшар с противоположной стороны, несказанно порадовало. "Есть время удовлетворить каприз хамира. Пусть умоется, а то так и будет всю дорогу ныть! - Оникс развернул коня и съехал с дороги, туда, где под сенью могучих вековых дубов журчала небольшая речушка. - Всё-таки иногда эльфийская кровь очень полезна".

Сквозь узловатые ветви пробивались рассветные солнечные лучи. Яркими затейливыми узорами разливались они по молодой зелёной траве, тёмным, закутанным в моховые шубы, камням, ласкали разноцветные примулы и робкие фиалки. В тени лесных великанов было уютно и свежо - идеальное место для уставшего от долгой дороги путника. Гедерика спрыгнула на землю, огляделась и растянулась на травке, раскинув руки и улыбаясь. Забыв обо всём на свете, она смотрела на золотистые отблески, пляшущие по ребристой коре, слушала витиеватые трели пичуг и неторопливо погружалась в упоительные мечты о светлом будущем.

"Что-то я перестарался с успокоительным". Фантош спешился и встал над ликанкой, разглядывая мечтательно отрешённое лицо с сине-бурыми разводами, оставшимися от ленточек Артонаша Теригорна. Затем присел на корточки и потряс Гедерику за плечо:

- Ты хотела помыться.

- Ага. - Девушка заторможено кивнула, села и взглянула на прозрачную с лёгкой рябью воду, сквозь которую было отчётливо видно песчаное дно с редкими нитями водорослей, мелкими камешками и прошлогодними дубовыми листьями. - Прекрасно.

Геда сняла плащ, поднялась на ноги и побрела к реке, на ходу скидывая одежду. Оникс удивлённо изогнул бровь: раздевшись догола, скромная ликанка остановилась у самой воды и потянулась, соблазнительно изогнув хрупкую фигурку. "Она чем-то похожа на эльфийку, - подумал фантош и едва не зарычал от гнева: - Какая глупость! Куда этой гусыне до первородных!" А Гедерика ещё немного постояла на берегу, грациозно шагнула в воду, и идиллическую тишину разорвал визгливый крик. Оникс аж подпрыгнул от неожиданности:

- Что не так?

- Вода ледяная!

- Здесь родники, - машинально сообщил фантош и вскочил на ноги: хозяйка, сама того не осознавая, взывала о помощи.

Не раздумывая, эльф ринулся к речке, опустил в неё руки и зашептал заклинание. Геда же, которую холодная ножная ванна привёла в чувство, внезапно сообразила, что стоит в чём мать родила. Смущённо ойкнув, она метнулась к плащу и закуталась в него по самые брови. "Что со мной творится? - думала девушка, глядя на коленопреклонённого фантоша. - Рядом с ним я словно рассудок теряю! Неужели, это и есть любовь? Но в книгах она не такая, и девчонки рассказывали…"

- Всё готово, купайся.

Эльф обернулся и приглашающе кивнул девушке. Щёки Гедерики расцвели алым румянцем:

- Отвернись.

Ехидно хмыкнув, Оникс отошёл от воды и направился к Кавалеру, которого неплохо было бы расседлать и хорошенько обтереть. Геда с подозрением посмотрела в спину возлюбленного, бросилась к разбросанной на траве одежде, схватила тонкую льняную сорочку и поспешно натянула на себя. Стало гораздо спокойнее. Облегчённо вздохнув, девушка подошла к воде и осторожно потрогала её кончиками пальцев. Вода оказалась приятно тёплой, ласкающей и манящей, именно такой, какую она предпочитала. "И откуда только узнал?" Геда оглянулась, посмотрела на Оникса, холщовой тряпицей растирающего спину коня, и вошла в воду. Сначала по колено, потом по пояс, присела и стала смывать с себя засохшую грязь, размышляя о том, что за заклинание использовал фантош, чтобы нагреть проточную воду. С бытовых заклинаний мысли плавно перешли на Оникса. "Любопытно узнать, каким он был до того, как попал в Орден чистого духа? Наверное, любил гулять по лесу и слушать его дыхание. Для эльфов ведь все деревья живые. Эх, хотелось бы мне услышать, как он смеётся, но только чтобы свободно и беззаботно… Родители его с ума сойдут от счастья, они, наверное, уже отчаялись сына увидеть. Интересно, кто они? Может, король и королева? Было бы здорово! Хотя, нет. Лучше не надо. Вряд ли правителю федерации понравится невестка-человечка. Пусть Оникс будет самым, что ни на есть, простым эльфом. Тогда нам точно никто не помешает быть вместе, я же спасла его. То есть спасу. Пусть и с помощью Каломуша. Они должны понять, что мы с Ониксом любим друг друга!.."

Девушка вздрогнула, посмотрела на фантоша и натолкнулась на внимательный взгляд травянисто-зелёных глаз.

- Что-то не так, Гедерика?

"А вдруг эльфы нас разлучат? Вдруг у них не разрешены браки с людьми? В романах такое, конечно, на каждом шагу встречается, но в жизни-то может всё совсем по-другому быть". Сердце сжалось от невыносимой муки, к глазам подступили слёзы, а с губ само собой сорвалось:

- Иди сюда.

- Зачем? - встрепенулся фантош, но ноги сами понесли его к хамиру.

Взметнув фонтан брызг, он сжал Гедерику в объятьях, повинуясь её воле, жадно приник к приоткрытым губам, и ненависть затопила сознание: как ни старался Оникс подчинить девушку, при первой же возможности она вырвалась из-под контроля и навязала собственные правила игры. Все его мысли и чаяния в сравнении с волей хамира оказались пшиком! Разум заходился в ярости, а руки и губы старательно ласкали хрупкое девичье тело, стремясь доставить наивысшее насаждение. Вбитое в Геббинате желание угодить, заслужить одобрение и похвалу, подняло голову, расправило крылья и потащило фантоша в омут любовной горячки. Хозяйка хотела видеть его страстным, пылким и влюблённым до умопомрачения, и Оникс не мог не подчиниться, хотя и понимал, что, забывшись в любовном угаре, подвергает хамира опасности. Он даже попытался отстраниться, но Гедерика вцепилась в него, точно утопающий в спасательный круг, и притянула обратно, требуя продолжения.

- Ах ты дрянь!

Громкий возглас заставил Геду подпрыгнуть. Она оттолкнула фантоша, по шею плюхнулась в воду и ошалело уставилась на разъярённого мужа. Уперев руки в бока, Его высочество Дигнар Валеган Карон Дестената, правитель Западного побережья, Гранитного кряжа и Фейранских степей, единственный наследник Селнира Маритона Беркаля Дестаната стоял на берегу речки и сверкал налитыми кровью глазами.

- Мама… - только и смогла выдавить Гедерика и юркнула за спину Оникса.

Фантош же расправил плечи и чуть развёл руки в стороны, показывая, что готов сражаться за хозяйку, но во взгляде травянисто-зелёных глаз Дигнар отчётливо прочёл замешательство и сожаление. "Надеюсь, не о том, что их прервали, - ревниво подумал он. - Впрочем, не важно. Главное мальчишку не покалечить. Верну браслет на место, тогда и разберусь!"

- Надеюсь, ты понимаешь, что я здесь не один, - насмешливо сообщил любимой игрушке Дигнар, и в тот же миг из-за деревьев выступили фантоши.

"Пять? Почему пять? У него времени не было добраться до Геббината и купить ещё одного! Да и слаб этот новенький, как ребёнок! А волосы как у меня… Неужели Дигнар скрывал моё исчезновение? Спасал репутацию или меня от Кальсома? Хочется верить, что и то, и другое… Стоп! О чём это я? - опомнился Оникс. - Я ведь не Дигнару принадлежу, а глупой ликанской девчонке, которую мой бывший хамир мечтает растерзать. И на пути к вожделенной цели стою я!" Эльф нервно сглотнул и перевёл взгляд с псевдофантоша на наследника.

- Отойди в сторону, малыш, и дай мне поговорить с женой.

"Нет! Стой на месте! Ты же не бросишь меня на растерзание этому мерзавцу?"

- Я буде защищать Вас, Гедерика, - с непоколебимой решимостью отозвался фантош, и на его ладонях закружились и замерцали смертоносные огненные шары.

- Что ты творишь, дура?! - Дигнар темпераментно покрутил пальцем у виска. - Хочешь убить его и себя? А как же треклятый договор? Или ты развяжешь войну только потому, что тебе не дали спать с моим эльфом?!

- Мы не спали!

- Не ври! Я всё видел, - язвительно заявил наследник и мельком взглянул на эльфёнка.

К сожалению, Оникс уже справился с потрясением и нацепил на мордочку своё обычное непроницаемое выражение. Даже глаза стали холодными, будто изморозью покрылись. Оранжево-красные шары по-прежнему крутились над его ладонями, но Дигнару не верилось, что мальчишка ударит. Однако фантоши наследника оценили ситуацию по-своему: Лис и Пепел скользнули вперёд и встали с двух сторон от хамира, чтобы в случае опасности успеть его заслонить, а Нырок и Змей начали беззвучно шептать заклинание, выстраивая щит. И только бедняга Эстениш остался на месте, соображая, что происходит, и почему он присутствует здесь в двух лицах.

- Не сметь! - рявкнул Дигнар и, повернувшись к Ониксу и Гедерике спиной, прокричал: - Шанир! Мне всё-таки без тебя не обойтись!

Из-за кустов орешника, росших метрах в пятидесяти от реки, выступили двое мужчин. Одного из них, с лисьей улыбкой на губах, Оникс прекрасно знал - старший сынок министра Саттола и лучший друг наследника сатрапа, а вот второго, худощавого черноволосого тиратца, видел впервые. Фантош просканировал незнакомца, но магом тот оказался средним и угрозы не представлял. "Только погоды это не делает, тут и без него есть кому воевать. И бейги за деревьями прячутся, команды ждут!"

Тем временем Шанир приблизился к Дигнару, встал с ним плечом к плечу и обаятельно улыбнулся Гедерике:

- Добрый день, Ваше высочество, разрешите представиться, Шанир Саттол. Сегодня прекрасная погода, не правда ли? Весьма располагает к водным процедурам. Купайтесь на здоровье, а мы с Вашим дражайшим супругом пока побеседуем.

Гедерика открыла рот, не зная, что сказать в ответ на вежливо светское заявление, а Шанир подхватил Дигнара под локоток и поволок прочь от ручья.

- Что ты творишь? - раздражённым шёпотом поинтересовался наследник, когда они очутились за стволом могучего дуба.

- Спасаю сатрапию от гражданской войны! Тебе что, жить надоело? Совсем из-за своего эльфёнка ума лишился? - Саттол ткнул пальцем в лоб приятеля. - Думай, Диги. Оникс сейчас во власти ликанки, а она сама не своя от страха. Хочешь угробить обоих? Я, в принципе, не против, но что скажет сатрап?

- И что ты предлагаешь? - Дигнар нахмурился и, высунувшись из-за дерева, взглянул на своего беглого фантоша, растрёпанного, грязного и мокрого. - Она не отдаст его добровольно.

- Понятное дело. Вот что, постой-ка здесь, я сам с ней поговорю. И не вмешивайся, иначе я ни за что не ручаюсь. Хочешь заполучить мальчишку назад - молчи!

- Ладно, - проворчал наследник.

- И фантошей отзови.

- Иди уж.

Тем не менее, Шанир с места не двинулся, пока фантоши Дигнара не вернулись к хозяину, и только потом направился к реке. По дороге он кивнул Ланиру, который с интересом разглядывал Оникса, приблизился к кромке воды и любезным тоном произнёс:

- Всё дело в недопонимание, Ваше высочество. С молодожёнами такое часто случается. Тем более в Вашем случае. Вы с Дигнаром стали супругами, совсем не зная друг друга. К тому же, над вами довлеет ответственность за мирный договор между нашими странами. Всё это не делает жизнь проще.

Гедерика слушала улыбающегося тиратца и ошарашено хлопала ресницами: она стоит перед толпой мужчин почти голая, а этот "павлин" как ни в чём не бывало не то светскую беседу ведёт, не то нотацию читает.

- Да что Вы себе позволяете? - не выдержала девушка и осеклась, ибо на лице Саттола отразилось искреннее недоумение.

- Простите, леди, но я ничего себе не позволяю. Я лишь пытаюсь оградить Вас от первой семейной ссоры. Вы ведь сбежали, так?

- И что?

- Дело в том, что Его высочество сначала воспринял Ваш побег как личное оскорбление, однако мне удалось убедить его, что дело в страхе: Вы юное, невинное создание, он взрослый сложившийся мужчина. Возможно, нашим правителям стоило учесть разницу в возрасте и отложить Ваш отъезд из Ликаны до совершеннолетия. Но дело уже сделано. Я искренне сочувствую Вам, леди, и готов списать Ваш побег на юношескую горячность. И не только я. Ваш муж тоже готов простить Вас, если Вы признаете, что перегнули палку. Брать чужие вещи - дурной тон, а уж то, что Вы с ней делали…

Саттол многозначительно уставился на Гедерику, и бедняжка окончательно растерялась. Вцепившись в плащ Оникса, она испуганной мышкой смотрела на тиратского аристократа и молчала.

"А вот теперь самая опасная и скользкая часть", - мысленно сказал себе Шанир и улыбнулся шире некуда:

- Вы понимаете, что позволили себе лишнего.

- Вы имеете в виду, что мы…

- Именно, леди. Целоваться с вещью - извращение.

Глаза Гедерики полыхнули яростью:

- Оникс не вещь!

- Вы заблуждаетесь, леди. Да, в фантошах течёт кровь, и выглядят они, как люди, но по сути это марионетки, куклы, не имеющие собственной судьбы. Цель их существования - выполнять волю и желания хамира. Надеюсь, теперь Вам ясно, почему так разозлился Дигнар? В другой ситуации он как настоящий тиратец был бы обязан бросить вызов сопернику, но увидев Вас с Ониксом… Это удар ниже пояса, моя дорогая. Вы сбежали от благородного мужа, чтобы, извините за сравнение, лобзаться со статуей или, к примеру, с плюшевым медведем. - Шанир картинно хлопнул себя по губам и слегка поклонился: - Простите мою вольность, леди, но вы должны осознать, что ради фантоша не стоит ставить крест на семейной жизни, а тем более подвергать опасности жизни сотен тысяч ликанцев и тиратцев. Опомнитесь, леди, ещё не поздно исправить положение.

- Как?

- Извинитесь. Дигнар хоть и выглядит грозным, но весьма отходчив. Да и ревновать к вещи он не станет. Всё забудется, леди, вот увидите.

- Оникс не вещь… - еле слышно прошептала Геда и всхлипнула.

"Вот она и сдалась, - отрешённо подумал фантош. - Чего и следовало ожидать от безмозглой девчонки". Оникс словно наяву видел, как ликанка падает в объятья Дигнара и, обливаясь слезами, молит простить её, обещая вернуть украденную вещь. Но, пожалуй, впервые за время их знакомства, Гедерике удалось его удивить.

- Ничего не забудется! - внезапно заявила она и, скопировав светский тон Шанира, продолжила: - Может, Вы и считаете Дигнара добрым и отходчивым, но я видела его истинное лицо. Я убежала не просто так, господин Саттол. Его высочество недвусмысленно дал мне понять, что собирается избавиться от меня, едва представится случай. А что касается Оникса - он мой! Я не буду извиняться за то, что украла его! Потому что не собираюсь вечно быть его хамиром. Я отпущу его на свободу!

- Вы не понимаете, о чём говорите, леди, он…

- Хватит! - Гедерика выступила из-за спины фантоша и встала с ним рядом. - Знаете, я вдруг поняла: Вы просто тянете время! Зачем? Надеетесь запудрить мне мозги? Так вот, не получится. Я не отдам Оникса! В общем, так: либо вы отпускаете нас по-хорошему, либо мы вступаем в бой!

"А я не успел отомстить… - Фантош почувствовал, как внутри разливается звенящая пустота. - Неужели она не понимает, что мне со всеми не справится? Или она настолько верит в меня? Глупая… Я не всесилен. Иначе, я бы пошёл в Геббинат и уничтожил их всех до единого. А последним - Кальсома! Я бы вырезал на его коже наши имена, а потом рвал бы его на куски. Нет, на мелкие кровавые кусочки, чтобы он мучался как можно дольше!" Оникс тяжело выдохнул сквозь плотно сжатые зубы и сфокусировал взгляд на Шанире. Приятель Дигнара с задумчивым интересом рассматривал раскрасневшуюся злую Гедерику и почёсывал подбородок, прикидывая, что делать дальше. Зная Саттола, а за полгода, проведённых с наследником, Оникс успел основательно его изучить, можно было однозначно сказать: вариантов в голове лиса-придворного предостаточно и один подлее другого.

Пауза затягивалась. Первой, как и следовало ожидать, не выдержала Гедерика.

- Что Вы молчите? Идите и передайте Дигнару мои слова!

- Вы и в самом деле не хотите договориться полюбовно? - уточнил Саттол, искоса поглядывая на смертоносные шары на ладонях Оникса.

- Об этом не может быть и речи!

- Как угодно, леди, как угодно.

Шанир церемонно склонил голову, а когда выпрямился, напускная любезность испарилась с его лица, как влага под жарким летним солнцем. Хищные тёмные глаза, жестокая беспощадная улыбка. Страх стальным клинком полоснул душу, и огненные шары устремились к Саттолу. Фантош не сомневался, что поразит противника, однако тиратец выставил перед собой руку, и смертоносные шары втянулись в массивный золотой перстень на указательном пальце. О таких артефактах Ониксу слышать не доводилось, а ведь его обучали лучшие маги Иртана. "Кто он?" - мелькнула паническая мысль. Фантош начал лихорадочно выстраивать щит, но не успел: Шанир повернул руку ладонью вверх, и на тонкой замше проявился странный рисунок, начертанный то ли краской, то ли кровью. Замысловатые линии вспыхнули багрянцем, и земля под ногами дрогнула. Оникс хотел заслонить Гедерику, но взметнувшийся перед ним водяной вихрь мелкими острыми иглами прошил кожу рук, заставив закричать от боли. Перед глазами возникло призрачное лицо мужчины с длинной тонкой бородой и звериным оскалом.

"Джинн? Откуда он взялся?" - подумал фантош и ледяные клещи сковали тело. Оникс бился и рвался, пытаясь освободиться, но с каждым мгновением всё больше ощущал себя пришпиленной булавкой бабочкой. Что-то крикнул Саттол, Гедерика рухнула в воду - эльф ничего не мог поделать: ледяные клещи глубже и глубже проникали в тело, а вкрадчивый голос нашёптывал, что надо забыться, уснуть и ни о чём не думать.

"Таар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…"

Мантра не помогла. Сознание уплывало, сил для сопротивления не осталось. Оникс последний раз дёрнулся и обречённо расслабился, тут же почувствовав, что падает. Взгляд на мгновение заслонила вода, а потом чьи-то руки потянули фантоша вверх, и в лёгкие ворвался спасительный воздух. Затухающему взору открылось безоблачное синее небо, но почти сразу его заслонило до боли знакомое лицо.

- Спи, малыш, и ничего не бойся. Всё плохое уже позади, обещаю.



Зритель. | Фантош. Книга первая | Расплата.