home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Досада.


Бершан провожал будущую правительницу Тирата с помпой: над городскими стенами реяли зелёно-белых стягов, в небе кружились и кувыркались стаи белоснежных голубей. Духовые оркестры, рассредоточенные по всему пути Гедерики, от дома Совета до главных ворот, играли бравурные марши. Бершанцы щедро осыпали процессию рисом и розовыми лепестками, выкрикивали поздравления молодым, а некоторые от избытка чувств пускались в пляс.

Дигнар смотрел на ликанцев, как на сумасшедших, ведь всего два дня назад его встречали весьма и весьма сдержанно, почти враждебно. "Что изменилось? Неужели, они наивно полагают, что свадебная церемония сделала нас друзьями? Или они так рады избавиться от меня? Странные люди… Видимо, мне их никогда не понять". Наследник оторвал взгляд от двух молодых мужчин, задорно выделывающих коленца, и покосился на "супругу". Кем бы ни была эта девица на самом деле, выглядела она точь-в-точь как Гедерика и держалась увереннее, чем за завтраком. Мило улыбалась, время от времени махала изящной ручкой толпе, вызывая ликующие вопли, и благосклонно смотрела на него, своего псевдомужа. Дигнар даже зависть почувствовал: его фантоши справились с подменой хуже. Медноволосый развозчик путался в своих и чужих мыслях, робел и заикался, так что хамир решил и дальше держать его под заклятием немоты. Да и с внешностью напортачили. На первый взгляд Эстениш походил на Оникса идеально, но стоило присмотреться, во всём находился изъян: волосы чуть темнее, оттенок глаз скорее изумрудный, чем травянистый, плечи чуть шире… Впрочем, наследник признавал, окажись подделка полностью идентична оригиналу, он всё равно бы остался недоволен. "Потому что фальшивка, а мой настоящий эльф бродит где-то и выполняет приказы наглой воровки! И неизвестно, что она заставляет его делать и что внушает! Испортит игрушку, как пить дать!"

Дигнар с трудом удержал умиротворённое выражение на лице. Как же ему хотелось пришпорить коня и помчаться на поиски эльфёнка, но позволить себе столь дерзкую выходку наследник не мог. Он растянул губы в приветливой улыбке, одарил псевдо-Гедерику томным взглядом и покосился на Миганаша. Глава совета Ликаны ехал между женой и эльфийкой. Обе женщины что-то усердно втолковывали ему. "Дома не наговорились?" - хмыкнул наследник и снова посмотрел на восторженно бурлящую толпу.

- Счастья! Счастья молодым! - визгливым бельканто выкрикнула долговязая девица в красном платье с огромными подсолнухами по подолу широкой юбки и со всей дури подкинула в воздух корзинку с рисом и розовыми лепестками.

Мелкие зёрнышки градом осыпали лицо, розовые лепестки осели на волосах, и наследник громко выругался. За шумом толпы его голос услышала лишь псевдо-Гедерика и осуждающе покачала головой. "Откроешь рот - зарежу!" - сгорая от ярости, подумал тиратец, но самозванка и не собиралась ничего говорить. Лёгким движением смахнула несколько зёрнышек с рукава сине-золотого камзола Дигнара и вновь улыбнулась толпе. "Ненавижу! Всех!" - мысленно простонал наследник и стиснул повод.

Путь, казавшийся бесконечным, привёл конную процессию к главным воротам, и началось официальное прощание. Несколько слов от Миганаша, который сегодня (Хвала чистому духу!) был лаконичен, потом его собственная краткая речь. Наследник поблагодарил ликанцев за гостеприимство и пообещал вернуться. Зачем - не сказал и фраза получилась не слишком любезной и двусмысленной. Но тиратца это не волновало, у него пятки горели от желания покинуть ненавистный город. Дигнар сейчас даже о завоевании Ликаны не думал, только о том, как поквитаться с Гедерикой. Оборвав речь на полуслове, он развернул коня и вылетел из ворот навстречу свежему ветру, ласковому солнцу и манящей дороге. Наследник не видел, как вытянулись лица ликанцев, как мрачно переглянулись старейшины, оскорблённые поведением новоявленного союзника, как псевдо-Гедерика и Тель с невозмутимыми лицами пришпорили коней и понеслись за ним в окружении отряда ликанской гвардии, как следом двинулась длинная кавалькада ликанско-тиратской знати.

Дигнар наслаждался долгожданной свободой. Он чувствовал себя так, словно, год просидев в душной, захламлённой комнате, вдруг оказался посреди чистого поля - дышится легко как никогда, глаза мечутся от дерева к земле, от земли к небу, желая охватить взглядом всё сразу. Наследник упивался бешеной скачкой, отрешившись от прошлого, будущего, настоящего. А когда эйфория ушла, придержал коня, позволив догнать себя. Молча взглянул на псевдо-Гедерику, криво улыбнулся и довольным тоном произнёс:

- Рад, что Вы отказались от кареты, драгоценная. Домчимся до Исанты, быстренько развяжемся с церемонией и к обоюдному удовольствию обретём наконец желанное единение в постели.

Девушка ошарашено захлопала ресницами, а ехавшая позади неё Тель что-то неразборчиво прошипела. Дигнар беззаботно усмехнулся и заговорщицким тоном обратился к эльфийке:

- Отъедем немного в сторону, госпожа, хочу с Вами кое-что обсудить.

Тель обеспокоено взглянула на подопечную и гордо тряхнула роскошными волосами:

- Хорошо.

Дигнар удовлетворённо кивнул, развернул коня и поскакал в хвост процессии. Тель нервно покосилась на фантошей, но не отступила. Ей предстояло долгое путешествие в Тират, и чем раньше она выяснит планы врага, тем лучше.

- Где Гедерика? - требовательно спросил наследник, когда процессия скрылась с глаз.

Тель не спешила с ответом. Сняла с руки перчатку, погладила своего каурого жеребца по лоснящейся шее, обвела глазами пятерых чёрных всадников, взявших их с Дигнаром в кольцо, и остановила взгляд на самом хрупком, с золотисто-каштановым "хвостом". Наследник скрипнул зубами: невозмутимость эльфийки одновременно и восхищала, и действовала на него как красная тряпка на быка. Подавив желание оттаскать высокомерную дрянь за длинные уши, он ощерился в улыбке и заговорил, выплёвывая слова:

- Мы оба знаем, что та женщина, что выдаёт себя за мою жену, не Гедерика. И я хочу знать…

- Почему Вы решили, что я знаю, где Гедерика? Побег фантоша с моей воспитанницей стал шоком для всех! Вы должны лучше следить за своими… игрушками!

Дигнар наклонился вперёд, словно изготовившись к броску, и прошипел:

- Хватит ломать комедию! Или ты перед фантошами выделываешься? Так вот, им на твои кривляния наплевать! Есть ты и я и мы оба знаем, что происходит! Твоя воспитанница - чёрный маг!

- Нет! - выкрикнула Тель и побледнела.

- Да! Без запретной магии крови она не могла похитить эльфёнка! И не спорь! Я знаю, что говорю!

- Ты так уверен, что Гедерика действовала сама? Что если твой фантош сам объяснил ей…

- Бред! Ты настолько тупа? Ты не понимаешь, что фантоши не умеют разрушать связь с хамиром?! - Дигнар запнулся, нахмурился и задумчиво пробормотал: - Если только в краже не участвовал кто-то третий.

- И четвёртый! И пятый! Ещё немного и ты обвинишь всю Ликану в похищении своей игрушки. Прямо-таки заговор с целью лишить тебя забавы, а заодно и жены!

- Я бы так и подумал, но ликанцам война ни к чему. Самозванку подсунули от безнадёги. А вот федералы…

- Тоже не хотят войны!

- Возможно, - кивнул наследник, и его змеиные глаза наполнились лукавством. - Но, сама посуди, Тель. Раньше война грозила им одним, а теперь, если вскроется побег Гедерики, Тират и Ликана схлестнутся, а федералы получат отсрочку.

- Это не наши методы!

- Согласен. Но жизнь такая непостоянная штука, ушастая, и порой обстоятельства вынуждают нас действовать вопреки убеждениям, ради великой цели, например. А защита малых рас - великая цель, правда?

Эльфийка поджала губы и оскорблено взглянула на тиратца:

- Ты меряешь по себе, Дигнар. Федерация не имеет отношения к побегу Гедерики. Я бы поклялась, но, боюсь, клятва не убедит тебя.

- Отнюдь, дорогуша. Я вполне адекватен и с удовольствием выслушаю твою клятву. Великий Лес в свидетели возьмёшь или Храмовой Рощей ограничишься?

- Не юродствуй!

Дигнар примиряюще вскинул руки и рассмеялся:

- Только драться не лезь, ладно? Я не хотел тебя оскорбить, а хотел бы, задел побольнее! Так что заткнись и слушай! Я и так верю, что эльфы и нежно опекаемый ими сброд здесь ни при чём. А вот ты знаешь больше, чем говоришь!

- Откуда?

- Ну… возможно, ты принимала участие в подготовке побега или просто кого-то подозреваешь. Расскажи! Ведь нам обоим важно, чтобы Гедерика вернулась как можно скорее.

Эльфийка вздохнула и удручённо покачала головой:

- Ничем не могу помочь, разве что совет дать. Поезжай в Исанту с тем, что есть, и предоставь Миганашу самому разбираться с дочерью. Уверена, глава Совета Ликаны найдёт способ быстро вернуть беглянку.

- А мой фантош?

Глаза федералки сверкнули презрением и злостью:

- Он эльф! Он не может быть ни комнатной собачкой, ни цепным псом! Он дитя леса и…

- Да-да-да! - замахал руками Дигнар. - Знаю, что ты сейчас скажешь: он должен собирать цветочки, умываться росой и предаваться созерцанию.

Услышав последнее слово, Тель удивлённо приподняла брови:

- Он тебе рассказал?

Наследник глумливо улыбнулся:

- Соловьём заливался. И не только про созерцание рассказывал. Благодаря твоему болтливому родичу, мы с Федерацией в два счёта разделаемся!

- Великий лес… - в ужасе прошептала Тель и с омерзением посмотрела на тиратца. - Если то, что ты говоришь, правда, мальчик обречён. Знаешь, что у нас делают с предателями?

- Убивают? Медленно и в особо извращённой форме?

- Хуже. Отрезают уши, волосы и навсегда отлучают от Леса.

- Страшно, аж жуть!

Дигнар расхохотался, а эльфийка пренебрежительно фыркнула:

- Тебе не понять, человек. Ты не представляешь, каково не чувствовать окружающего мира: деревьев, солнца, ласкового ветерка. Ничего не чувствовать! Осуждённый эльф медленно, годами умирает от тоски. Его душа иссыхает - ни надежд, ни желаний, ни любви…

- А не проще ли покончить с собой?

- Тогда душа эльфа потеряет надежду на возрождение.

Дигнар поморщился, покачал головой и, цокнув языком, припечатал:

- Все эльфы замороченные извращенцы! Жить надо сегодняшним днём!

- Ты не понимаешь…

- Да всё я понимаю! - отмахнулся наследник. - Только правила твои на мою игрушку не распространяются. Он фантош! Твои родичи могут сколько угодно таскать его по лесам и исполнять ритуальные танцы, но до его сознания не доберутся. Это вотчина хамира!

- Да. Только теперь его хамир не ты!

Дигнар на мгновение замер, а потом наклонился к эльфийке и до боли сжал её запястье:

- Гедерика собирается отдать его федералам?

- Конечно. Она ликанка и не приемлет рабства!

- Но ты говорила, что Миганаш найдёт её.

Тель скривилась, попыталась высвободиться, но Дигнар с силой дёрнул её на себя, и их лица оказались в миллиметре друг от друга. Увидев смертоносную ярость в глазах тиратца, эльфийка вздрогнула, нервно сглотнула и прошептала:

- Теригорн отыщет её, но вот согласится ли Геда вернуться? Что, если она окажет сопротивление? В её руках фантош. Он хороший боец?

- Один из лучших. - Наследник напряжённо смотрел в жемчужно-серые глаза. - А ещё он великолепный маг… У Миганаша нет ни единого шанса, если только числом задавит, но тогда эльфёнок - труп.

- Мне искренне жаль мальчика.

Дигнар оттолкнул эльфийку и хищно оскалился:

- Заткнись! Я не позволю его убить! Может, мне не понять эльфийских заморочек, зато тебе не понять, что такое престиж хамира! Если хоть одна собака узнает, что я потерял фантоша, моей репутации конец! Я ведь не обычный хамир. Я контролирую пятерых телохранителей Даже у моего отца их четверо. Причём четвёртого он взял, будучи в годах. Я же - в двадцать пять! А в двадцать восемь я выторговал у отца пятого! Он собирался заменить эльфёнком одного из своих фантошей. Я ни за что не женился бы на ликанской ведьме, если б отец не пообещал узаконить моё право владения Ониксом!

- Так он ещё не твой?

- Не важно! - Змеиные глаза вспыхнули дикой злобой. Взмах руки и стальные пальцы сомкнулись на шее эльфийки. - Клянись! Клянись своим Лесом, что никому не расскажешь о том, что узнала!

- Но есть и другие, кто знают, - сипло выдохнула Тель.

- С ними я тоже разберусь!

- Клянусь Великим Лесом и Храмовой Рощей, что сохраню твою тайну.

- Умница.

Пальцы разжались. Тель потёрла саднящую кожу и хладнокровно взглянула в лицо тиратца:

- Доволен?

- И всё-таки ты нравишься мне, ушастая. Умеешь ты быстро ориентироваться и прогибаться под ситуацию.

Жёсткая ладонь, лаская, легла на щёку эльфийки. Тель дёрнулась, но, вцепившись в густые светлые волосы, Дигнар притянул её к себе и накрыл рот жадным поцелуем. Он целовал эльфийку грубо и властно, наслаждаясь её клокочущей ненавистью, и отпустил лишь затем, чтобы отдать приказ фантошам:

- Снимите даму с лошади.

Приказ наследника вывел из задумчивости Эстениша, который как раз размышлял, почему хамир и красавица-эльфийка обсуждают его побег с Гедерикой. Совсем что ли сбрендили? Он здесь, а Геда едет вместе со свитой во главе длиннющей кавалькады всадников. Да и про страшные эльфийские тайны ему ничего не известно, а, значит, и уши с волосами в целости и сохранности останутся. "Или я уже всё рассказал? Или по голове меня стукнули? - растерянно думал Эсти, слезая с коня и бессмысленно топчась рядом с "товарищами". Фантоши ловко стащили эльфийку с лошади и уложили на расстеленный плащ, прижав к земле руки и ноги. Сообразив, что все конечности жертвы распределены, Эстениш покосился на Дигнара и забегал вокруг коллег, не зная, куда приткнуться.

- Не мельтеши, болван! - рявкнул на него наследник.

Юноша хотел спросить, что ему делать, но, заклинание немоты не позволило даже рта открыть. Оставалось ли тяжело вздыхать и топтаться на месте.

Тем временем Дигнар приблизился к эльфийке, остановился и поцокал языком:

- Хороша… Ох, как хороша…

"Неужели, насиловать собрался?.." Нервно икнув, развозчик попятился, споткнулся о Змея, перелетел через него и врезался макушкой в челюсть Лиса. Из глаз посыпались искры, а внутренний голос услужливо подсказал: "Сейчас бить будут!" Битым быть не хотелось, и, почти ничего не соображая от страха, Эстениш вскочил и понёсся вперёд, не разбирая дороги.

- Держите его! - завопил Дигнар, и, отпустив Тель, фантоши кинулись за ликанцем.

Тель села, хихикнула и, аккуратно расправив складки шёлкового платья, взглянула на тиратца:

- Я так понимаю, у тебя появились другие развлечения.

Дигнар зарычал и попытался схватить эльфийку за руку, но пальцы поймали лишь воздух. Наследник растерянно хлопнул ресницами: Тель сидела на коне и с презрением смотрела на него.

- Ты жалок! Без своих игрушек ты ничего не стоишь!

Эльфийка тряхнула растрёпанными волосами, пришпорила коня и вихрем понеслась прочь. Дигнар смотрел ей вслед и скрипел зубами от разочарования и ярости. Впервые на его памяти, он не получил того, чего желал.

- Гадство! Гадство! - в сердцах выплюнул он и посмотрел на телохранителей, которые, словно свора выпущенных на волю псов, носились по полю в тщетных попытках поймать Эстениша.

Псевдоэльф, похоже, мало что соображал. Высоко задирая колени, прыгал то в одну, то в другую сторону, ловко уворачивался от стремительных бросков фантошей, однако далеко не убегал. Петлял, как обезумевший заяц, и беззвучно орал.

"Убивать придурка нельзя, нужен, - мысленно простонал Дигнар и дёрнул нити связи: - Магия вам на что, дебилы?" Крикнул и удовлетворённо хмыкнул: Эстениш с размаха рухнул на землю, точно ему подножку поставили, и Лис со Змеем тотчас подхватили его подмышки.

Наследник скрестил руки на груди, наблюдая, как взмыленная, тяжело дышащая группа фантошей приближается к нему. "Даже ругаться не хочется, просто взять и прибить! Всех скопом!" Состроив грозное лицо, он взглянул на Пепла, старшую из игрушек, и нарочито доброжелательно поинтересовался:

- Объясни мне, дружок, когда вы собирались мне рассказать, что с головой у этого бедолаги совсем плохо?

- Мы и сами не ожидали, хамир. Обработка была слишком поспешной и мысли у него изначально путались, но не настолько, чтобы в панику впадать.

Дигнар покосился на притихшего, как мышь под веником, Нырка, знаком велел Лису и Змею подтащить ликанца ближе и, сдёрнув с его головы геб, ласково посмотрел в знакомые зелёные глаза:

- Что не так, Оникс? Не бойся, ответь своему хамиру.

Эстениш жалобно всхлипнул и бессильно уронил голову на грудь:

- Я не… Вы хотели её… А я… Это ужасно! - неожиданно связно выпалил он и, подгоняемый мыслью о том, что ему, наконец, позволили говорить, запричитал: - Я сам хотел бы знать, что со мной не так! Нет, не так! Я хочу понять, кто я. Я знаю, что Оникс, но тогда почему вы говорили эльфийке, что я сбежал? Я же здесь! Или не я? Я запутался! А, когда Вы хотели её… Я испугался! Зачем Вы так? Она же женщина! А с женщиной надо по-доброму. Так учил меня отец!

Эсти осёкся и, вскинув голову, потрясённо вытаращился на Дигнара. Нет, он не вспомнил, кем является на самом деле, но последние слова ошеломили. Юноша задрожал, не понимая, почему в его эльфийском сознании в качестве родственника фигурирует немолодой бородатый человек в запачканном мукой фартуке.

Наследник сердито зыркнул на фантошей и улыбнулся потерянному, раздавленному ликанцу:

- Соберись, Оникс. С тобой действительно происходит что-то странное, но это поправимо. Как только мы остановимся на ночлег, товарищи помогут тебе стать прежним. - Он обвёл угрожающе вопросительным взглядом фантошей, и те интенсивно закивали. - Всё будет хорошо, малыш, обещаю. - Дигнар похлопал развозчика по щеке и настойчиво спросил: - Ты веришь мне, Оникс?

Эсти нервно всхлипнул и расслабился, растекаясь под властным взглядом узких, змеиных глаз:

- Да, хамир.

- Вот и умница. Садись на коня!

Лис и Змей отпустили ликанца, и тот, пошатываясь, побрёл к своему жеребцу, на ходу натягивая геб.

- Нырок!

Фантош вмиг оказался рядом с Дигнаром. Его ощутимо потряхивало, а синие глаза источали ужас.

- Я снова разочарован. Благодари небеса, что мне некогда возиться с тобой. И запомни: если Оникс сорвётся ещё раз, я верну тебя в Геббинат!.. Всё, едем!

Нырок коротко поклонился и кинулся к Эстенишу. Пинками загнал в седло, вскочил на своего коня и вытянулся, как струна.

"Слишком много эмоций, - с досадой отметил Дигнар. - Нужно поговорить об этом с Кальсомом. Пусть его мастера поработают над этим вопросом. Игрушки не должны быть такими чувствительными. - Но тут ему вспомнилось смущённое лицо эльфёнка с взволнованными травянисто-зелёными глазами, лёгким румянцем на щеках, и губы невольно растянулись в улыбке. - Хотя, некоторым всё-таки стоит оставаться такими как есть. Но они должны быть редким исключением".


Примерно через полчаса наследник догнал кавалькаду и пустил своего серого жеребца рысцой. Он неспешно двигался вдоль колонны, останавливался, чтобы перекинуться парой фраз с кем-то из приближённых или тепло поздороваться с захудалым дворянчиком, невесть как затесавшимся в его свиту, и с удовлетворением понаблюдать, как загораются ревностью глаза тех, кого он обделил вниманием. "Пусть занимаются своими ничтожными дрязгами. Меньше будут за мной шпионить!"

Наконец Дигнар добрался до начала процессии и широко улыбнулся Шаниру, своему единственному и верному другу. Саттол ответил не менее широкой улыбкой, что-то быстро сказал отцу, широкоплечему пожилому мужчине с короткими седыми волосами и острым, немного длинноватым носом, и поспешил к наследнику.

- Появилось время поболтать? - с плохо скрываемой иронией спросил он и взлохматил русые курчавые волосы. - Я уж решил было, что семейная жизнь тебя затянула и старым приятелям пора в отставку.

- Да куда я без тебя, проныра. И потом, как я могу отлучить такого красавца от двора? Дамы меня растерзают.

- Что касается дам… - Шанир понизил голос и доверительно произнёс: - В следующий раз не стоит путешествовать в сугубо мужской компании. Нужно пересмотреть законы, Диги. Поездка без женского общества скучна и утомительна. Так и на фантошей заглядываться начнёшь.

Наследник рассмеялся, и его дурное настроение развеялось, как утренний туман. Он подмигнул другу и ехидно осведомился:

- С ликанками не срослось? Неужели ни одна не купилась на твою смазливую рожу и сладкие речи?

- Ну, почему же. Только все эти ликанки-пуританки холодные, как змеи, и закомплексованные. И на тайны падкие сверх меры! На фантошей пялились, как кошки на сметану. Идиотизм! Одну я прямо спросил: "Может, тебе с игрушкой моей переспать, раз так приглянулась?" А она, представляешь, зарделась и радостно говорит: "С удовольствием!" Я чуть язык от досады не проглотил. Ну, надо же! Получается, загадочность для неё важнее моего титула! Меня так и подмывало снять с Гризли геб и продемонстрировать его квадратную ряху со свёрнутым носом!

- Забавное было бы зрелище.

- Согласен. Хотел бы я посмотреть, как эта гусыня отбрыкиваться бы стала.

- Так ты её отшил?

- Вот ещё! Правда, удовольствия - пшик. В постели оказалась бревно бревном! Да и другие не лучше!

- Да… Трудная у тебя жизнь, Шани.

- И не говори.

Неожиданно наследник наклонился к другу и прошептал ему на ухо:

- Вечером жду у себя.

Шанир кивнул и, как ни в чём не бывало, продолжил:

- Не у меня одного жизнь тяжёлая. У тебя, дружище, тоже не сахар. Блюсти пост, имея под боком жену, то ещё удовольствие.

- Это точно.

- Но, по крайней мере, она у тебя ничего, милашка. Подрастёт - красавицей станет.

- Специалист!

- А то!

- Ладно, - вздохнул Дигнар, которого разговор о Гедерике начал раздражать, - поеду, проведаю супругу.

- Удачи!

Шанир вернулся к отцу, а наследник пришпорил коня и в два прыжка оказался во главе процессии. С независимым видом кивнул Тель, подмигнул псевдо-Гедерике и завёл с дамами ничего не значащий разговор, мысленно представляя, как медленно вливает в рот пойманной супруге расплавленный свинец…

На закате дня ликано-тиратская процессия достигла маленького городка Саркан и почти полностью оккупировала его. Гости заняли не только постоялые дворы, но и дома горожан, заранее предупреждённых о предстоящем нашествии. Наследника сатрапа и его юную супругу разместили в особняке Совета Саркана, двухэтажном здании с арочными окнами, изящными балконами и покатой жёлтой крышей.

В холле особняка Дигнар в цветастых выражениях распрощался с женой и удалился в приготовленные для него покои, заранее предупредив? что ужинать будет в одиночестве. Видеть пышущее ненавистью лицо эльфийки не хотелось, да и самозванка раздражала до колик в животе. Оказавшись в тишине уютных апартаментов, наследник с удовольствием избавился от пыльной одежды, принял ванну и, накинув длинный махровый халат, развалился на диване перед сервированным к ужину столом. Жаркое в тёмном глиняном горшочке выглядело восхитительно, зелень благоухала свежестью, а со вкусом разложенные салаты и закуски заставили рот наполниться слюной. Но прежде чем накинуться на угощение, Дигнар решил разобраться с насущными делами. Подозвал фантошей и, когда те выстроились в ряд, уточнил:

- Вам хватит ночи, чтобы привести Оникса в норму?

Игрушки переглянулись, решая, кто будет отвечать, и дружно посмотрели на Пепла. Серохвостый вздохнул и произнёс:

- Если всё пойдёт нормально, и пары часов хватит.

Дигнар ощутил исходящую от него неуверенность и нахмурился, но потом решил, что нервировать мальчиков перед работой не стоит. Да и выбирать не приходилось: в его распоряжении был только Эстениш, единственный и неповторимый. Конечно, можно снова отправить фантошей на поиски, наверняка, хоть один подходящий типаж отыщется, но очередное похищение может привлечь ненужное внимание.

- Поешьте и начинайте, - миролюбиво произнёс Дигнар и, не сдержавшись, добавил: - Надеюсь, в этот раз получится лучше.

Фантоши поклонились и все, кроме Лиса, отправились в смежную комнату. Лис же присел на корточки у стены, положил ножны с мечами на пол и замер, как статуя. Дигнар посмотрел на часы, прикинул, что раньше чем через час Шанира ждать не стоит, и приступил к еде.

Саттол ввалился в апартаменты наследника, когда тот, закончив ужинать, вытирал губы тонкой батистовой салфеткой.

- Ого! Вот это я понимаю любопытство! Ты от ванны отказался или ужин пропустил?

- Ничего подобного! - деланно возмутился русоволосый ловелас, плюхнувшись на диван рядом с другом. - Я сыт и чист, как ликанская девственница!

Двое фантошей Шанира скользнули к Лису и уселись справа от него, в точно такой же позе. Дигнар окинул их лукавым взглядом, подумав, что его друг, возмутитель спокойствия тиратского двора, не зря выбирает в игрушки атлетов - могучие фантоши выгодно оттеняли его худощавую фигуру и смазливое лицо. Эдакий изящный ангелок с демонами-стражами.

Шанир проследил за взглядом друга, хмыкнул и нагло экспроприировал бокал наследника. Плеснул себе терпкого красного вина, откинулся на спинку дивана и нетерпеливо спросил:

- Что стряслось, Диги? Нутром чую: плетётся заговор. Кто жертва на этот раз?

- Я, - мрачно сообщил наследник и, опережая вопрос, заговорил: - В день нашего приезда в Бершан…

Саттол внимательно выслушал его рассказ, ни разу не перебив и не отвлёкшись даже на то, чтобы сделать глоток вина. И чем дальше рассказывал Дигнар, тем суровее и жёстче становились лицо и глаза Шанира, суля обидчикам друга кровавую расправу. Маска беззаботного придворного балагура осыпалась, как старая штукатурка, обнажив опасного и агрессивного зверя, истинную сущность Саттола, которую так любил Дигнар. Игривый и вальяжный, не пропускающий ни одной юбки, в душе Шанир был безжалостным хищником, готовым в любой момент растерзать врага.

- Я связан по рукам и ногам, Шани. Вместо того чтобы броситься на поиски ликанской ведьмы, я вынужден изображать примерного мужа! А эльфёнок тем временем спешит на расправу к родичам.

Дигнар замолчал, потёр виски, словно у него разболелась голова, и посмотрел на хмурого, как туча, приятеля.

- Ты не можешь оставить всё, как есть! Пропажа фантоша - удар по твоей репутации, катастрофический удар, Диги. Нужно вернуть его, пока не открылась правда.

- Поможешь?

- Да.

- Отлично! - Наследник хлопнул друга по плечу. - Помимо Гризли и Ключа возьмёшь с собой Пепла и Змея. Они…

- Нет!

Наследник рубанул ладонью воздух:

- Не перебивай!

- Мы сделаем по-другому, Диги! - Шанир поставил бокал на стол и уверенно продолжил: - Я помню, как дрался твой эльфёнок. С ним шутки плохи. Нужно действовать наверняка и я знаю как. Мы вернём фантоша и приволочём в Исанту ликанскую ведьму. Никто не посмеет усомниться в твоей силе! Клянусь!



Федералы. | Фантош. Книга первая | Летуника.