home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Федералы.


- Добрый день, - вежливо произнёс гном, словно они стояли не в глухой чаще леса, а в дворцовом зале, и приподнял высокую широкополую шляпу, утыканную крохотными серебряными гвоздиками.

Оникс не ответил: лично ему день добрым не казался. Поджав испачканные сине-бурой жижей губы, фантош скрестил руки на груди и вопросительно уставился на неожиданных спасителей.

Весьма примечательная парочка. Невысокий коренастый гном с тёмно-жёлтыми волосами до плеч, с короткой окладистой бородкой, обрамляющей простодушное лицо с крупными чертами и выразительными глазами насыщенного сиреневого цвета. Наряд гнома заслуживал отдельного описания: приталенный тёмно-коричневый камзол, украшенный такими же, как на шляпе серебряными гвоздиками и подпоясанный жёлтым поясом с пряжкой в форме скрещенных молотов. Узкие чёрные брюки заправлены в щеголеватые, переливающиеся таинственным лунным светом сапоги на высоком толстом каблуке. На фоне разряженного гнома эльф смотрелся бродягой: потёртый густо-зелёный плащ, из-под которого выглядывала серая рубашка, простые тёмные штаны и добротные, но поношенные сапоги. Через плечо перекинут светлого дерева лук без единого украшения. Оникс нахмурился: "Разведчик, из военных. Теперь жди сюрпризов". Впрочем, в нынешнем состоянии до сюрпризов дело могло и не дойти. Один удар и ему конец, даже щит толковый выстроить не получится - сил нет. И Оникс решил, что, как и в случае с Артонашем, лучший вариант это тянуть время. Скрипнул зубами и продолжил молча разглядывать родича.

Эльф не так давно прошёл обряд посвящения: на высоком лбу угадывались едва уловимые росчерки церемониальной вязи. Лицо открытое, с тонкими правильными чертами; глаза цепкие, внимательные, анализирующие. Сжатые в полоску губы. "Интересно, он бесится, потому что я фантош или его напарник раздражает? Меня бы точно раздражал. Выпендрёжник какой-то!"

- Добрый день, молодой человек, - повторил гном, но на этот раз шляпу приподнимать не стал. Немного подождал, нахмурился и, поняв, что ответа не услышит, обиженно осведомился: - Язык что ли проглотил? Или демонстративно хамишь?

Оникс дёрнул плечом: мол, понимай, как знаешь, и, продолжая смотреть на эльфа, осторожно потянулся к хамиру.

- Она без сознания, - неожиданно произнёс ушастый, шагнул к Гедерике, но перед ним вырос фантош:

- Не подходи!

Сжатые кулаки и пылающие яростью глаза заставили федерала замереть. Он в замешательстве смотрел на измотанного, полуживого мальчишку. Бледный, под глазами чёрные круги; золотисто-каштановая коса растрёпана; на лице и руках поджившие красные полосы. "Великий лес! Как он собирается драться со мной?.." Эльф сомневался, что в таком состоянии родич вообще способен колдовать. Зато Оникс сомнений не испытывал, ибо не мог противиться установкам, что заложил в него мастер Кальсом. А "защищать хамира до последнего вздоха" была главной из них.

- Ага, заговорил наконец, - проигнорировав агрессию родича, эльф тепло и дружелюбно улыбнулся: - Может, познакомимся? Меня Йоль зовут, а тебя?

Федерал потерял интерес к Гедерике, и желание убить его исчезло. Оникс немного успокоился, вгляделся в доброжелательные голубые глаза, и тут до него дошло, что и каким тоном спросил эльф.

"Как с маленьким! Он что, как Дигнар, считает меня юным трепетным созданием? Бред какой-то!"

По сердито сдвинутым бровям Йоль понял, что избрал не совсем верную тактику, и следующую фразу произнёс сухо и твёрдо:

- Если хочешь, чтобы мы помогли девчонке - назовись!

"Ответить? Да ни за что! Представляться родичу кличкой унизительно. Оникс! Как домашнее животное!" Фантош побледнел, а травянисто-зелёные глаза упрямо блеснули.

- На этот вопрос может ответить только хамир! Правда, придётся подождать.

- Эта девочка - хамир? - подал голос гном и ошалело посмотрел на напарника: - Что происходит, Йоль? Почему нам не сказали?

- Заткнись, Найлин!

Оникс презрительно скривился. Он с самого начал не верил, что федералы оказались в чаще Бершанского леса случайно, и чудесное спасение от их рук воспринимал как ловушку. Оставалось выяснить, кто эту ловушку расставил, и предположения у него были.

- Вас послал Каломуш?

Федералы перестали пялиться друг на друга и дружно повернулись к Ониксу. Но если эльф лишь мрачно сдвинул брови, переваривая слова фантоша, гном вновь проявил несдержанность.

- Секретарь совета Ликаны? С какой стати? - изумлённо воскликнул он, и Йоль закатил глаза от досады:

- Прекрати болтать, Най! Переговоры никогда не были твоей сильной стороной.

- Да и у тебя не слишком хорошо получается, как я погляжу!

Пока федералы препирались, Оникс кинул тоскливый взгляд на ноги в серых чулках и коричневых полусапожках, торчащие над тушей Белоснежки. Мелькнула мысль, что дочери главы совета Ликаны и жене наследника великой сатрапии не пристало валяться на земле с задранной юбкой, но фантош прогнал её как неуместную и сосредоточился на противнике. "Может, всё-таки ударить? Нет! Не хочу потерять контроль над ситуацией и, как ликанка, провалиться в беспамятство!"

Оникс мысленно выругался и, глядя на эльфа, которого считал главным в тандеме, прорычал:

- Что вам надо?!

Йоль погрозил напарнику кулаком и спокойно произнёс:

- Отпираться и делать вид, что мы проходили мимо, бессмысленно, поэтому скажу как есть: мы здесь, чтобы сопроводить вас на земли Федерации.

- Спасибо, нет. Мы доберёмся сами.

Эльф картинно вздохнул, всем своим видом показывая, что прилагает героические усилия, чтобы чинно беседовать с нерадивым юнцом, и отеческим голосом продолжил:

- Отрицать, что вам нужна помощь, неразумно. Посмотри на себя, ты же еле на ногах держишься, а твоей спутнице и вовсе без целителя не обойтись. И чем дольше ты тянешь время, тем вероятнее, что Гедерика Теригорн умрёт. Я чувствую, как её дыхание слабеет…

Оникс мгновенно развернулся и поплёлся к хамиру. Связь между ними выглядела тусклой дрожащей нитью, но в её прочности фантош не сомневался. Однако слова Йоля заставили его по-новому взглянуть на выходку лохматого мага. "Ведь чувствовал, что он напортачил со связью, а проверить не удосужился! И времени было полно, так нет же, повёл себя как мальчишка… Не злобствовать надо было, а изъян в связи искать! Впрочем, теперь без разницы: если хамир при смерти, то и мне недолго осталось!"

- Нервный он какой-то, - пробурчал гном, глядя в спину юноше. - Всегда считал, что создания Кальсома флегматичны, как жабы, а этот… - Йоль пожал плечами и пошёл следом за родичем. Най нагнал его и, продолжая бурчать, зашагал рядом. - Ну да, ну да, сначала девчонка. Чувствую, влипли мы, приятель. Хорошенькое задание: проводить детишек в Федерацию. Тоже мне детишки. Хамир с фантошем!

- Мы знали, что он беглый фантош.

- Вот именно, что беглый. Сам по себе! А оказывается, у него хозяин имеется. Что если мы девчонке не понравимся?

- Она ликанка.

- Она подросток. Капризы, нежелание слушаться старших и прочее. А мальчишка по ней явно сохнет. Как только ты ляпнул, что она умирает, он к нам спиной повернулся. Совсем страх потерял!

- Он подсознательно чувствует, что мы не враги.

- А если он всё же нападёт?

- Вырубим.

- Больно гладко у тебя выходит, - возмутился гном. - Он же фантош!

- А, по-моему, это ты всё усложняешь. - Эльф остановился и с укоризной взглянул на напарника. - Не узнаю тебя, Най. Куда подевалась твоя хвалёная гномья выдержка?

- Я разведчик, а не нянька!

- Так сказал бы об этом раньше.

- И что изменилось бы? В Бершане только мы с тобой были.

- Тогда тем более не ворчи.

Эльф поправил лук и посмотрел на фантоша. Юноша стоял над дочерью главы совета и нервно теребил полу куртки. Почувствовав на себе пристальный взгляд, он обернулся, раздражённо зыркнул на федералов, потом подхватил Гедерику под руки и оттащил от окровавленной туши. Девушка и в самом деле была чуть жива. Сухие, посиневшие губы то и дело приоткрывались, словно она хотела что-то сказать, а на плотно сомкнутых ресницах дрожали хрустальные бисеринки слёз. "Может и к лучшему, что она без сознания, иначе кричала бы от боли". Фантош скатал куртку, пристроил её ликанке под голову и уселся рядом. Остановившись неподалёку, федералы о чём-то заспорили, но Оникс запретил себе прислушиваться. "Лишь бы хамир выжил, с остальным разберусь!" Он внимательно осмотрел девушку, легко, почти не касаясь, провёл пальцами по воспалённым красным полосам и прикрыл глаза. Сил по-прежнему было катастрофически мало, но подпускать федералов к хамиру Оникс не собирался. Медленно, по капле, он отдавал жизненную силу Гедерике, стараясь не пересечь черту, за которой ждёт небытиё, но едва в голове закрутилось: "Я рядом. Я умру ради Вас, ибо Ваша жизнь бесценна" - фантош впал в транс, забыв обо всём, кроме благополучия хозяина. Дыхание девушки постепенно выравнивалось, красные полосы бледнели и исчезали, а нить связи приобретала ровный серебристый оттенок. Оникс улыбнулся. Тело слабело, душа ликовала. "Хамир будет жить! Я выполнил свой долг, мастер!"

- Что он творит? - внезапно воскликнул Най и ткнул пальцем за спину напарника.

Йоль замолчал на полуслове, обернулся и разинул рот: родич с блаженной улыбкой на устах отдавал свою жизнь ликанской девчонке.

- Его надо остановить!

Гном подбежал к фантошу и замахнулся кулаком, намереваясь отправить его в нокаут, но "умирающий" ловко увернулся от удара, вскочил на ноги, смазанным, едва уловимым движением скользнул Наю за спину и сомкнул пальцы на его горле. Раздался сдавленный хрип, и Йоль с ужасом осознал, что вот-вот лишится друга.

- Стой! - выпалил он, метнулся к родичу и врезался в него всем телом.

Все трое полетели на траву. Йоль приземлился сверху и вцепился в руку фантоша, пытаясь оторвать её от шеи напарника. Гном хрипел, синея на глазах, и это придало эльфу сил: издав звериный рык, он разжал холодные цепкие пальцы. Най откатился в сторону, упёрся лбом в землю и зашёлся в кашле. Йоль же уселся верхом на мальчишку, прижал его руки к земле и заглянул в перекошенное яростью лицо:

- Остынь! Он хотел тебе помочь.

- Пусти! - сквозь зубы прошипел фантош и попытался скинуть с себя родича, но замер, услышав знакомый голос:

"Оникс".

Забыв о федерале, Оникс извернулся и посмотрел на Гедерику:

- Я здесь, хамир.

Но девушка не пошевелилась. Да и в сознании вновь стало пусто и тихо. Выругавшись, фантош опустил голову на траву и посмотрел на родича:

- Отпусти.

- Если пообещаешь не драться.

- Он меня спровоцировал.

- Согласен, - серьёзно кивнул Йоль. - Он больше не будет.

- В таком случае, инцидент исчерпан.

Эльф кивнул и поднялся на ноги:

- Может, скажешь, наконец, своё имя?

- Не вижу смысла, - буркнул фантош и сел. - Вы думаете, что мы действительно будем путешествовать вместе?

- Ты ничего не решаешь! - поднявшись с колен, мстительно заявил гном. - Вот очнётся хозяйка и скажет, с кем она поедет дальше!

- Най!

- Что Най? Так и будем перед ним прыгать? Да кто он такой, чтобы…

Гном оборвал фразу, махнул рукой и направился к мёртвому жрецу, а Оникс уронил голову на грудь: бородатый гад был решительно и бесповоротно прав. "Совсем я распоясался. Дигнара с Кальсомом на меня нет. Они бы быстро мозги вправили!" Стараясь не встречаться с родичем взглядом, фантош встал, отряхнулся и подошёл к Гедерике. Девушка спала, хмуря тонкие чёрные брови, словно что-то напряжённо обдумывала во сне. Выглядела она значительно лучше: красные полосы на коже исчезли, на щеках проступил здоровый румянец. Если бы не грязная от слизи и земли одежда, можно было подумать, что она просто устала и прилегла отдохнуть.

Фантош опустился на корточки и осторожно потряс её за плечо:

- Гедерика.

Ни на голос, ни на прикосновение девушка не отреагировала. Оникс устало вздохнул, уселся на землю и приготовился ждать. Сколько потребуется. "Я ничего не могу изменить. Если погоню выслали, скоро она будет здесь. Дигнар возьмёт нас тёпленькими. - Вспомнив о бывшем хамире, фантош отвёл взгляд от лица Гедерики и вздохнул: - Наследник никогда не смирится с тем, что я буду принадлежать ликанской шлюшке. Он потащит нас в Геббинат, а это конец! Кальсом узнает мои тайны, и я забуду о мести". От этой мысли стало горько и страшно. Перед внутренним взором встали шестеро юных эльфов, и под их укоризненными взглядами Оникс окончательно сник. Апатия липкой паутиной оплела сознание, и взгляд травянисто-зелёных глаз стал пустым и отрешённым.

Фантош вздрогнул, когда рядом с ним присел Йоль.

- Поговорим?

- О чём?

- О тебе.

- Нет.

- Почему? Ты необычный фантош. Все они - человеческие маги, а ты - эльф…

- Нет!

Оникс подался вперёд, положил ладонь на плечо Гедерики и жадно всмотрелся в её лицо. Больше всего на свете он желал, чтобы девушка немедленно открыла глаза и отвлекла внимание федералов на себя, дав ему время успокоиться и трезво обдумать своё положение. Йоль тоже взглянул на ликанскую магичку. Он не знал, о чём думает родич, но мысли их текли в одном направлении. "Хорошо бы она очнулась и объяснила, что с ним творится. Она должна знать! Никогда не видел, чтобы эльф был настолько замкнут в себе. Уму не постижимо! Как он, вообще, в Геббинате выжил?"

- Хочешь, я помогу ей проснуться? - предложил Йоль, но Оникс отрицательно покачал головой:

- Во сне организм лучше восстанавливается.

- Но у нас нет времени!

- Знаю. - Фантош погладил девушку по плечу и устало прикрыл глаза. - Я буду сражаться.

Йоль озабоченно провёл ладонью по лбу:

- Ты ведь служил Дигнару, так? И как никто должен понимать: он поднимет весь Тират, чтобы вернуть тебя. Один ты не выстоишь!

- Согласен. - Оникс выпрямился, сложил руки на коленях и, закинув голову, мечтательно уставился на бледно-голубой небосвод. - Дигнар не будет поднимать Тират. Хватит и остальных его фантошей.

- Сколько их?

- Четверо, - машинально ответил Оникс и вздрогнул: он вновь позволил себе расслабиться, а ведь рядом враг. "Проклятая усталость! Эх, поспать бы часок, тогда и с фантошами воевать можно!"

Тем временем Йоль обдумывал слова родича. Сражаться с четырьмя бойцами-магами дело сложное, но не из ряда вон выходящее. Однако, памятуя, как лихо мальчишка скрутил крепыша-Ная, и это при том что сам еле на ногах держался, вступать в противостояние с воспитанниками Ордена чистого духа не хотелось. Дело было за малым - уговорить фантоша прекратить сидячую забастовку и, двигаясь тайными тропами, убраться подальше от Бершана.

Йоль украдкой оглянулся: напарник сидел возле мёртвого жреца и с интересом рассматривал шрамы на его лице. "Най, - мысленно позвал напарника эльф. - Приведи лошадей. И вороного фантоша отлови".

"Думаешь, он поедет с нами?"

"Сам не поедет, заставим!"

Гном недоверчиво усмехнулся, выпрямился и зашагал прочь, попутно разметав белоснежным сапогом тлеющий костерок Теригорна. Йоль несколько мгновений смотрел в спину напарнику, а потом перевёл взгляд на родича. Юноша всё так же любовался небом. Но когда федерал присмотрелся внимательнее, то понял, что тот спит с открытыми глазами.

Упускать такой шанс было глупо. Сосредоточившись, Йоль потянулся к сознанию Гедерики и натолкнулся на сигнальный щит.

- Проклятье… - выдохнул он и с уважением посмотрел на фантоша.

"И всё же не в том ты состоянии, чтобы предусмотреть всё, мальчик", - усмехнулся про себя разведчик и аккуратно подправил и без того крепкий сон родича.


Тело нещадно ломило, дыхание рвало грудь, в голове грохотало так, словно ото лба к затылку низвергался каменный водопад. Гедерика застонала, попыталась открыть глаза и снова сомкнула веки, в надежде остановить вихрь золотистых звёздочек и пульсирующих пятен. "Что со мной произошло?" Смутно помнилось, как Белоснежка начала падать, а потом навалилась тьма. Кажется, в беспросветной давящей пустоте она слышала голос фантоша, но так ли это было на самом деле, поручиться не могла. "Неужели на нас напали? Дигнар?" От мысли, что она в руках мужа, Гедерике стало совсем плохо. Страх, липкий и нервирующий, закопошился в груди, норовя захлестнуть, опустошить, затопить рассудок.

С трудом подавив нарастающий приступ паники, девушка заставила себя открыть глаза и уставилась в небо. Чистое, без единого облачка, с тусклыми россыпями звёзд.

- Как Вы себя чувствуете? - прозвучало совсем рядом, и Геда на автомате повернулась.

Лучше бы она этого не делала! Камнепад загрохотал с новой силой, а перед глазами перед глазами вспыхнул рой разноцветных искр.

- Больно! - провыла девушка и яростно вцепилась в волосы, словно хотела их вырвать.

- Выпейте!

Крепкая рука обняла Гедерику за плечи, помогла сесть, и в ноздри ударил насыщенный травяной аромат. Тут же вспомнилось ласковое, улыбающееся лицо нянюшки, и девушка послушно глотнула настой. Цветочный вкус с оттенком липового мёда и тонкой ноткой дикой мяты. Настой остановил камнепад и погасил искры. Дышать сразу стало легче, ломота отступила, и Геда с благодарностью взглянула на своего спасителя. Да так и застыла, не в силах вымолвить ни слова. Рядом сидел гном. Молодой, но важный, в дорогом костюме и высокой шляпе, которая удивительно ему шла. Немного простоватое лицо лучилось добротой и состраданием, что бесконечно растрогало юную ликанку.

- Вам лучше? - низким баском поинтересовался федерал и, когда девушка кивнула в ответ, улыбнулся ещё шире. - Тогда разрешите представиться, Найлин Батор из клана Дальнего Рудника.

- Гедерика Теригорн, - с усилием выдавила из себя ликанка и, поёжившись, посмотрела по сторонам.

Они сидели на большой поляне, по краю которой бежал говорливый лесной ручеёк. В светлом ночном сумраке отчётливо виднелись густые заросли можжевельника, кусты орешника с едва проклюнувшимися листочками и с десяток могучих лип и дубов, поддёрнутых лёгкой зелёной дымкой. На отлогом склоне, почти у самой воды весело потрескивал костерок. Из медного, булькающего котелка тянулся аромат мясной похлёбки. "Тишь и благодать!" - вяло подумала Гедерика и встрепенулась:

- А где Оникс?

- Кто? - растерялся гном. - Ах, да. Вы о своём коне. Видите ли, Геда… Ничего, если я буду несколько фамильярен?

- Причём здесь конь? - Девушка нетерпеливо взмахнула рукой и, не усидев на месте, вскочила. - Оникс это мой… друг!

Подходящее слово нашлось не сразу, но когда Геда произнесла его, то почувствовала облегчение, словно они, и правда, стали друзьями.

- Разве это имя?..

- Где он?

- Там. - Гном мотнул головой на орешник. - Йоль подлечил его и завернул в свой плащ, чтоб не замёрз.

Гедерика метнулась к кустам и едва не споткнулась о спящего фантоша. Присев на корточки, девушка вгляделась в спокойное, умиротворённое лицо эльфа и, не удержавшись, осторожно погладила его по щеке. "Каким бы вредным ты порой ни был, я не хочу тебя терять, - с нежностью подумала она, не замечая, как губы сами собой растягиваются в счастливую улыбку. - Ты чудо, Оникс".

Фантош шевельнулся и приподнялся на локте:

- Хамир.

Геда не ожидала, что эльф проснётся, и, чувствуя себя виноватой, прошептала:

- Поспи ещё немного.

Оникс безропотно растянулся на траве. "Вот это да! - Гедерика дотронулась до серебряного браслета и, словно обжегшись, отдёрнула руку. - Нужно следить за словами". Поправив сползший с плеча фантоша плащ, она выпрямилась и вернулась к гному. Села на подстилку, поджала ноги и обхватила их руками. В голове роились тысячи вопросов, но задавать их девушка не спешила. Она чувствовала на себе изучающий взгляд федерала, и это смущало, чуть-чуть. Ещё два дня назад общение Геды сводилось к посиделкам с подружками, конным прогулкам, пикникам, нечастым беседам со старейшинами и, конечно, Каломушем Пертом. "Как же я изменилась, - рассматривая охваченные пламенем поленья, думала она. - Рядом незнакомец, более того, чужеземец, а я чувствую себя вполне комфортно. Чудно, но мне нравится. Неужели, это всё потому, что мне не хватало приключений? - Гедерика тихонько хмыкнула, провела пальцами по многочисленным мелким дырочкам на юбке и нахмурилась: - А это ещё откуда?" Она повернулась к гному, желая узнать, почему её одежда испорчена, и второй раз за вечер изумлённо застыла: рядом с Наем сидел светловолосый эльф.

Он был старше Оникса, шире в плечах, с более резкими чертами лица, но тоже очень и очень красивым. "Более мужественным, - определила для себя Гедерика и нервно сглотнула. - И опасным". Девушка с тревогой оглядела непритязательный наряд эльфа, остановила взгляд на луке, лежащем у него на коленях, и мысленно приказала себе не паниковать раньше времени.

- Я такой страшный? - насмешливо поинтересовался федерал.

- Откуда Вы… - Геда осеклась, почувствовав, что краснеет. "Вот идиотка! Я же таращусь на него, как ребёнок на волка в клетке!"

- Меня зовут Йоль.

Эльф слегка поклонился, убрал лук за спину и стал с любопытством разглядывать девушку. Гедерика залилась краской до самых ушей: если гном вызывал у неё доверие и ощущение безопасности, то рядом с его спутником она чувствовала себя как на иголках. Даже слова застревали в горле, и, как ни старалась Гедерика, ответить не могла.

- Фиговый из тебя дипломат, Йоль. - Най громко хихикнул и похлопал напарника по плечу: - Второй раз за день облажался.

Эльф на миг помрачнел, что очень не понравилось девушке, но потом ухмыльнулся и с задором взглянул на гнома:

- Просто я немного разволновался в присутствии столь прекрасной дамы. Сейчас всё исправлю. - Он достал из кармана матерчатой куртки холщовый мешочек и конверт, украшенный витым растительным орнаментом, и вручил их девушке. - Так нам будет гораздо проще договориться, леди.

Гедерика вскрикнула от радости: только её нянюшка пользовалась такими конвертами, их изготавливал для неё Ардониш Катонир, лучший производитель письменных принадлежностей в Ликане. Дрожащими пальцами девушка оторвала специальную клейкую полоску и вытащила сложенный пополам лист. "Помни о крови и будь сильной. Любящая тебя Тель".

Геда перечитала письмо дважды и вопросительно взглянула на эльфа:

- И всё?

- На словах госпожа Тель просила передать, что вы с фантошем обязательно должны попасть в Картр. А мы - помочь вам добраться.

- С фантошем… - Гедерика бросила взгляд на спящего Оникса. - Значит, вы всё знаете.

- Увы, меньше, чем хотелось бы. Но мы очень надеемся, что Вы введёте нас в курс дела.

Геда прижала к груди мешочек и письмо, точно эльф собирался их отнять, и отрицательно помотала головой:

- Если Тель ничего не рассказала, то и я не буду.

- У неё не было времени. К тому моменту, когда Тель добралась до нас, вы уже покинули Бершан!

- Не важно! Это касается не только меня, так что, лучше я воздержусь от рассказов.

- Кстати, мальчишку зовут Оникс, - вставил гном и сделал вид, будто его несказанно заинтересовала мифическая грязь под ногтями.

- Что за ерунда? - Йоль передёрнулся от негодования. - Разве это имя? Кличка какая-то!

- А мне нравится! - неожиданно заявила Гедерика и с вызовом посмотрела на федерала: "Ни за что не дам Оникса в обиду! Ни-ко-му!"

Она хотела добавить что-нибудь ещё, более весомое, но Йоль примирительно поднял руки:

- Не горячись. Я не хотел никого оскорбить. Дело в том, что мы очень трепетно относимся к родовым именам. Но с учётом обстоятельств… Мы слишком мало знаем и о фантошах, и об Ордене чистого духа. Возможно, клички для них обычное дело…

- Его зовут Оникс, нравится Вам это или нет!

Йоль понимающе кивнул и поднёс руку к лицу. Тонкие пальцы пробежались по лбу и щеке, очерчивая едва уловимую ритуальную вязь, и зарылись в светлые волосы.

- Так или иначе, я рад, что мальчик вернётся домой, - после длительного молчания произнёс он и медленно, словно раздумывая, говорить или нет, продолжил: - Одной из семей повезёт. Пятнадцать лет - срок не малый, даже для эльфов. А пятнадцать лет в разлуке с ребёнком - чудовищная мука. Я и представить не могу, каково это.

- Вы знаете Оникса? - выдохнула Гедерика и застыла, боясь нечаянным движением спугнуть откровение эльфа.

Йоль уронил руки на колени и задумчивым взглядом окинул тёмную воду ручья:

- Я не был знаком ни с кем из них, но историю их исчезновения знает каждый эльф. Мы очень пристально следим за детьми, ибо рождаются они куда реже, чем у людей, гномов и других рас. Редко когда пара имеет больше одного-двух отпрысков. И если (не позволь моим словам сбыться, Великий Лес!), случается несчастье, и супруги теряют ребёнка, мы проводим тщательное расследование и всегда выясняем: где, что и почему! Но эти мальчики исчезли бесследно. И не в глуши, а в густонаселённом пригороде Картра. На ноги были подняты все эльфы, до каждого дошла весть о пропаже. Обыскали всё: города и деревни, леса, поля и болота. А когда надежды не осталось, женщины Картра создали древний поисковый круг. Отец рассказывал, что после того, как круг распался, небо ещё сутки полыхало изумрудным заревом, а стены домов покрывал иней. Но усилия оказались тщетными - мальчиков найти не удалось. Последней надеждой безутешных родителей стал Великий Лес. Однако и здесь их ждало разочарование: глашатай Леса объявил, что судьба детей предопределена и искать их бесполезно.

- Дикая история.

Гном сокрушённо качнул головой, а Гедерика возмущённо воскликнула:

- И они смирились? Не верю!

Эльф вздрогнул и с удивлением посмотрел на девушку:

- Конечно, смирились. Великий Лес никогда не говорит зря.

- Чудовищно! Бросить поиски ребёнка только потому…

- Замолчи! Ты не понимаешь, что несёшь! - Йоль глубоко вздохнул и уже более спокойно добавил: - Я рассказал эту историю не для того, чтобы спорить и пререкаться. Я хотел сказать, что твой спутник один из пропавших эльфов. А, значит, у него есть нормальное имя, правда, не знаю какое именно.

- И как же их звали?

- Таар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…

Йоль, Най и Геда разом обернулись и уставились на сонного хмурого фантоша.

- И какое имя твоё? - ровным тоном спросил эльф.

- Оникс. - Фантош приблизился к родичу, посмотрел на него сверху вниз и сухо продолжил: - Они умерли. Все шестеро. Пятнадцать лет назад.

- Хочешь сказать, стали…

- Я сказал, как есть! А теперь верни мне кинжал. У тебя пять секунд.

- А потом?

- Потом мне придётся сражаться голыми руками.

Йоль открыл рот, но спросить ничего не успел. За кустами можжевельника испуганно заржали лошади. Небо пронзили яркие огненные вспышки, и воздух сотряс истошный многоголосый вой.

- Бейги!



Артонаш Теригорн. | Фантош. Книга первая | Досада.