home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Жена хамира.


Дигнар оторопело смотрел вслед Гедерике. Разум подсказывал, что договориться с разозлившейся ведьмой практически невозможно, но и пускать ситуацию на самотёк было чревато: кто знает, как отреагирует ликанская жрица на то, что ритуальная прогулка не состоялась.

А вот Тель справилась с шоком от выходки воспитанницы мгновенно и рванулась за ней. Дигнар едва успел перехватить эльфийку. Вцепился в руку, крепко стиснув запястье, и притянул к себе.

Лицо Тель стало красным от ярости:

- Немедленно отпустите меня!

"Обойдёшься!" Дигнар нагло взглянул в малахитовые глаза федералки, поднёс её ладонь к губам и нежно поцеловал холодные тонкие пальцы:

- Не стоит вмешиваться, сударыня. Вы и так сделали всё, чтобы наши отношения с Гедерикой были… хм… сложными.

- На что Вы намекаете? - возмутилась Тель, попыталась выдернуть руку, но тиратец вцепился в запястье как клещ.

Кожа эльфийки была атласной и бледной и словно светилась изнутри. "Надеюсь, тебе придётся повозиться, залечивая оставленные мной отметины", - со злорадным удовлетворением подумал Дигнар, и его улыбка стала ещё шире.

Тель ничего не стоило отшвырнуть наглеца, но рядом стояли двое фантошей, о магическом потенциале которых она могла лишь догадываться. "Да и устраивать бой в доме Совета Ликаны - откровенная глупость!" Безрассудный и азартный тиратец, любитель кровавых забав, не стал бы останавливать своих псов, и жертвы схватки (а при таком скоплении народа в доме, они были бы непременно) тяжёлым бременем легли на сердце.

Эльфийка подняла голову и ответила Дигнару надменным ледяным взглядом:

- Вы в чём-то обвиняете меня, сударь?

- Всего лишь строю предположения. Вы родом из Федерации, Вы наперсница моей жены. Так неужели Вы не воспользовались возможностью, идеальной, надо заметить, возможностью, настроить Геду против будущего мужа?

- В этом нет нужды, сударь. Любой ликанец отлично знает, что представляют собой тиратцы. И Геда не исключение. Вам не в чем упрекнуть меня, господин Дигнар. Дурную славу Вы и Ваши соотечественники прекрасно обеспечили себе сами!

Дигнар окинул эльфийку задумчивым взглядом, бережно, словно величайшую драгоценность, погладил её руку и вновь поцеловал изящные тонкие пальцы.

- Ваше поведение настораживает, сударь, - язвительно усмехнулась Тель. - Если Вы забыли, напомню: Вы только что женились и Ваша жена не я!

- Вы правы, - легко согласился наследник и, не разжимая хватки, посмотрел сначала на Пепла, потом на Оникса.

Взгляд Дигнара замер на золотисто-каштановых локонах, струящихся по плечу эльфа. "А почему бы и нет? Взорвём ситуацию, так сказать, изнутри. - Наследник слегка дёрнул нить связи: - Догони её, успокой и приведи сюда!"

Оникс коротко поклонился и быстрым шагом направился в жилое крыло, а Дигнар повернулся к эльфийке и, как ни в чём не бывало, продолжил разговор:

- За что Вы ненавидите меня, Тель?

- Издеваетесь? Вы собираетесь развязать войну, в которой погибнут тысячи моих сородичей. И не только они! Тират как зловонная жижа растекается по континенту, стремясь заразить гнилью всё живое. Любое сопротивление карается смертью! Так?

- Очень темпераментная речь, дорогая. - Дигнар расслабленно качнул головой и улыбнулся, точно они разговаривали о чём-то весёлом и незначительном. - Но я спрашивал не об этом. Политику Тирата определяет мой отец, я лишь покорный исполнитель его воли, как и положено верному подданному и наследнику. Так что оставим государственные и межгосударственные дела сатрапу. Я хочу знать, почему Вы ненавидите лично меня, Тель? Или Вы не разделяете личное и общественное?

Эльфийка хмуро сдвинула брови:

- Я люблю свою воспитанницу. Она светлая и наивная девочка, а Вы - циничный и жестокий человек. Вы сделаете её несчастной.

- По-вашему, я настолько безнадёжен? - Дигнар состроил огорчённую мину. - Я, конечно, осознаю, что свободолюбивой ликанке не просто принять тиратские обычаи, но договор позволяет ей некоторые поблажки…

- В силу возраста Геда не приемлет половинчатых решений. Она пока не умеет прогибаться перед обстоятельствами.

- И с такими замашками она собирается стать соправительницей Тирата? Прелестно! Спасибо Вам большое: я везу в Исанту твердолобую, тупую гусыню, которую мне придётся перевоспитывать годами!

На лице эльфийки не дрогнул ни один мускул, лишь голос стал холоден, точно замёрзший ручей.

- Сейчас ты оскорбляешь не жену, а себя. - Тель требовательно взглянула на пальцы наследника, удерживающие её запястье. - Наш разговор - пустое сотрясание воздуха.

- Серьёзно? - Дигнар отбросил вежливость, и теперь его слова сочились ядом. - Я слышал, ты собираешься сопровождать Гедерику в Исанту. Опасная затея. В Тирате эльфов не любят. А в столице - особенно.

- Угрожаешь?

- И не собирался. Хочу обезопасить тебя. В конце концов, для Миганаша не секрет, что я не перевариваю эльфов…

- Твой фантош…

- Счастливое исключение.

- Однако…

Глаза Дигнара хищно сузились, а ногти впились в запястье эльфийки, почти сдирая кожу:

- Речь не о нём! И хотя мне понятно твоё любопытство, дорогуша, я не собираюсь удовлетворять его. Подумай о себе! Место нянюшки прекрасная возможность шпионить для Федерации, но ты можешь лишиться её в один миг.

- Переживу!

- А как же Геда? Бедняжка! Остаться без поддержки из-за гордости наперсницы.

- Сволочь!

- Ничуть. Я всего лишь хочу, чтобы ты помогла девчонке принять новое положение. Её поведение… оставляет желать лучшего. Научи малышку смирению и я закрою глаза на шпионаж.

- Щедрое предложение…

- Да или нет?

Эльфийка поджала губы. У неё было множество причин стремиться в Тират. Вот уже более двухсот лет ни один житель Федерации не бывал в сатрапии. Конечно, исключая разведчиков. Но никто из них не рискнул наведаться в Исанту - сердце Тирата, в логово ненавистного врага. И всё же не эта причина была для Тель главной. Гедерика! Юная ликанская магичка с уникальным даром. Она не должна сгинуть в золотой клетке. Да ещё Орден чистого духа. Если мастер Кальсом разглядит в Гедерике…

- Я согласна!

Слова тяжёлым камнем упали на грудь. Сердце болезненно сжалось, предчувствуя беду. "Но это единственный выход", - уговаривала себя Тель. Она не могла оставить Геду сейчас. "Ты идиот, Миганаш! Игра в молчанку выйдет тебе боком! Девочка должна знать правду! А ты трусливо молчишь сам и сковал словом меня! Ты не оставил дочери ни единого шанса!"

- Ну-ну, только не рыдай.

Насмешливый тон Дигнара заставил Тель вздрогнуть. Отогнав мрачные мысли, она взглянула на тиратца и ловким движением освободилась от его хватки:

- Ты получил, что хотел. Теперь я могу идти?

На этот раз Дигнар не стал удерживать эльфийку. Он посмотрел на неё, как на пойманную в силки зверушку, и в тёмных глазах засветилось торжество:

- Нам по пути, уважаемая.

Наследник подмигнул федералке, поманил к себе фантоша, и Пепел мигом оказался за спиной хамира. Тель пристально взглянула на тёмный, словно припорошенный золой хвост, на прикрытое мягкой кожей лицо и прислушалась к внутренним ощущениям. Ни-че-го. Дар фантоша надёжно укрывало неизвестное эльфийке заклинание. "Вот и ещё одна причина ехать в Тират".

- Так Вы идёте, сударыня? - Тель повернула голову и по недовольному лицу наследника поняла, что вопрос он задал как минимум дважды. - Вы постоянно задумываетесь, непонятно о чём. Притягивают фантоши? Хотите, одолжу на часок? Шлюхи твердят, что в постели они бесподобны. - Эльфийка одарили тиратца презрительным взглядом. - Нет? В таком случае, пойдёмте, посмотрим, что помешало моей игрушке выполнить приказ. Он давно должен был вернуться. Как бы чего не вышло. Неудобно получится, если…

Дигнар замолчал, а эльфийка, осознав, что он только что произнёс, опрометью бросилась в жилое крыло…


Быстрым ровным шагом Оникс прошёл через галерею с портретами бывших и нынешних членов ликанского Совета, пересёк длинную анфиладу гостиных - чайных, кофейных, музыкальных, и вошёл в жилое крыло. На стенах широких коридоров висели пейзажи и натюрморты в изящных тонких рамах. В вазонах буйно цвели адениумы, фуксии, спатифиллумы и комнатный хмель. Оникс остановился, на мгновенье прикрыл глаза, настраиваясь на Гедерику, и уверенно зашагал вперёд. Как и предполагал эльф, девушка убежала в свою спальню. Видеть её не хотелось совершенно, но приказ хамира, категоричный и внятный, не позволял увильнуть от встречи. Фантош притормозил перед дверью, раздумывая, стучать или нет, но, услышав плач, с брезгливой гримасой толкнул дверь.

Гедерика плашмя лежала на кровати. Плечи её сотрясались от рыданий, причёска развалилась, и тёмные пряди беспорядочно рассыпались по покрывалу. Гостя девушка не заметила, а Оникс не спешил проявлять себя. Слёзы его не трогали. Фантош неприязненно взирал на дочь главы Совета и думал о том, что Миганаш не потрудился воспитать её правильно. Слишком эмоциональна, слишком порывиста, слишком наивна. "Сплошное слишком, - с досадой констатировал эльф, бесшумно приблизившись к кровати. - Ненавижу истеричных соплячек! И что мне с ней делать? Легко Дигнару сказать: успокой. А как? Вступить в разговор? Выслушать детские бредни и по головке погладить? Меня же никто не гладил и ничего - выжил! И эта выживет!.. Но делать, и правда, что-то надо". Оникс окинул глазами комнату. Ничего особенного: кровать, уютненький диванчик в розовый цветочек, пара кресел той же расцветки, резной комод и большое зеркало. На низком стеклянном столике - расчёски, флаконы, шкатулки и фарфоровые баночки - обычная женская мишура. В углу неприметная дверь. "Надеюсь, в ванную", - ворчливо подумал эльф, обходя кровать.

За дверью действительно оказалась ванная комната. Сразу видно, что девичья. Розовая купальня, на стенах - мозаичные бабочки. На низкой табуретке - стопка полотенец живенькой, пёстренькой расцветки, на полках - кувшины и лейки, шампуни и соли, притирки и масла. Фантош взял самый большой кувшин с улыбающейся белой кошкой на боку, наполнил водой и, вернувшись в спальню, опрокинул на голову девчонке.

Гедерика взвизгнула, точно её ужалила змея, подпрыгнула на месте и села, огорошено глядя по сторонам.

- Ты?!.. - Голос девушки сорвался.

- Я, - меланхолично согласился фантош и аккуратно поставил кувшин на столик.

Геда придушенно всхлипнула, тряхнула головой и неожиданно резво спрыгнула на пол, по другую сторону кровати. Оникс фыркнул и демонстративно скрестил руки на груди:

- Успокоилась?

- Что тебе надо?

- Тебя ждёт муж. Ритуальную прогулку никто не отменял.

- Никуда я не пойду! Тем более с тобой!

- Иди одна. Только поторопись. Но прежде приведи себя в порядок, незачем давать лишний повод для сплетен.

- Не командуй! - Гедерика сердито насупилась. В глубине души она понимала, что эльф прав, но его наглость поражала. - Как ты вообще посмел вломиться в мою спальню?

- Привыкай. Фантоши никогда не стучаться. Их либо ждут, либо они выполняют приказ.

- Я тебя не ждала!

- И я не грезил о встрече с тобой.

- Значит, приказ.

Геда провела ладонью по опухшему от слёз лицу.

- Догада. - Фантош ухмыльнулся и приторно-ласково предложил: - Может, прекратишь изображать идиотку и переоденешься?

- Тебя не спросила! Между прочим, порядочные люди, разговаривая с леди, снимают головной убор.

- Учту на будущее! Правда, на счёт леди я бы поспорил. Для таких, как ты, больше подходит другое слово.

- Ах ты…!

Гедерика зарычала и, схватив подушку, запустила её в фантоша. "Снаряд" оказался тяжеловат и цели не достиг. Он приземлился у ног эльфа, вызвав очередной раздражённый смешок.

- Браво! Поступок достойный леди! - Оникс и сам не понимал, почему изводит девчонку, но остановиться не мог. - Впрочем, чего от тебя ожидать! Шляешься по ночам, путаешься с женатыми мужиками, истеришь, как рыночная торговка. И кто ты после этого?

- Тебе не чета!

- Согласен.

Гедерика застонала, словно раненный зверь: словесные перепалки с фантошем она проигрывала вчистую. "Не препираться надо было, а за дверь его выставить! А теперь не уйдёт, без очков видно".

- Я пожалуюсь Дигнару! - в отчаянье выпалила Геда и замерла с открытым ртом: "Всё! Приплыли! Я уже к этому борову апеллирую!"

- Жалуйся, - любезно разрешил фантош. - Только сначала переоденься и причешись, а то похожа на пугало огородное. Вдруг хамир не признает в тебе жену?

- Да умолкни же, наконец! - взвыла Геда, хватаясь за голову. - Хватит меня доставать! Что я тебе сделала, а?

- Ничего.

- Значит, тебе за Дигнара обидно?

- Вовсе нет. Ты до отвращения неприятна мне лично.

Гедерика застыла, не зная, что сказать. Почти сутки она гнала от себя восхитительно-прекрасный образ фантоша, твердила, что он опасен, и всё равно мечтала коснуться золотисто-каштановых волос, утонуть в зелёном омуте глаз… "Увидела… И что? За красивой оболочкой скрывался редкостный грубиян и мерзавец. - Геда тихонько шмыгнула носом и вдруг почувствовала, что щёки мокры от слёз. - Ну вот, разревелась. Дура! Он же смотрит!.. Ну и пусть! Но как дальше жить?" Разочарование в сказочно-красивом фантоше было так велико, что Гедерика едва сдержала желание удариться головой о стену.

- Снова-здорово, - буркнул Оникс. - Может, хватит реветь? Глаза выплачешь.

Девушка не отреагировала на его слова. Она столбом стояла возле кровати и тупо смотрела в одну точку. "Вот я молодец, успокоил невестушку. Хамир будет в восторге!" Мысленно выругавшись, Оникс обошёл кровать, схватил Гедерику за плечи и встряхнул:

- Эй, очнись! Хватит придуриваться!

Гедерика медленно, точно во сне, повернула голову, и эльф отшатнулся: в глубине чёрных глаз разгоралось багровое пламя. Волосы на голове зашевелились, приподнялись и бесформенной кучей осыпались на пол. Короткие прядки, оставшиеся на голове, встопорщились, словно колючки, кожа побледнела, черты лица заострились.

- Геда, - понизив голос до шёпота, позвал фантош.

- Ты мне надоел, - хрипло выдохнула Гедерика и вскинула руки.

Оникс не понял, что произошло. Он очнулся на другом конце спальни, впечатанным в стену и распластанным, как морская звезда. Боль от удара прошла почти мгновенно, а вот дышать было тяжело - на грудь точно чугунный пресс давил. Эльф дёрнулся, силясь справиться с непонятной магией - тщетно. А Гедерика как ни в чём не бывало стояла около кровати. Чёрные зрачки стали тёмно-красными, ресницы побелели. Взгляд - отстранённо мечтательный, точно девушка обрела долгожданное спокойствие. Ониксу стало не по себе. "Что она такое? И откуда взялась? Дочь главы Совета? Не смешите меня! Ох, госпожа Морика, дочурка-то в тебя уродилась. Тоже любительница на сторону гульнуть, правда, начинающая. Но, главный вопрос - кто отец? Некромант? Нежить? Или ещё что-нибудь похуже? Если Дигнар узнает родословную своей жёнушки - скандал обеспечен. Браку конец, я - в руках сатрапа. И Кальсом рядом. Вот свинство! Лучше бы хамиру оставаться в неведении, желательно всю жизнь! Значит, вступаем в переговоры. Если девчонка меня не убьёт, я получу козырь, повесомее её встречи с лохматым магом. Знать бы ещё, что за магию она использует".

Фантош кашлянул, прочищая лёгкие, и крикнул:

- Посмотри на меня, Геда!

Лучше бы он молчал. Девушка вздрогнула, всем корпусом повернулась к эльфу, и в тёмно-красных глазах вспыхнула ярость.

- Ты жив… - ужасающе низким голосом прошипела она и внезапно оказалась рядом.

Тонкие пальцы вцепились в куртку фантоша, словно пушинку оторвали его от стены и швырнули на пол. Жадно глотая воздух, Оникс попытался встать, но ударом ноги был отброшен к кровати. Он перекатился на бок, пытаясь отдышаться, и сразу же закашлялся, втянув ноздрями серую пыль, в которую превратился кожаный геб.

- Так-то лучше. - Гедерика подошла к фантошу, присела на корточки и стала внимательно рассматривать его лицо. - Ты красивый. Как тебя зовут?

Эльф почувствовал дурноту, загнанный в ловушку невинным вопросом: по законам Ордена, имя фантоша, как и он сам, было собственностью хамира, называть его без разрешения строго запрещалось. "Если наследник узнает, что я проболтался - накажет, а ликанка, если промолчу - убьёт!" И, выбрав из двух зол меньшее, он прохрипел:

- Оникс.

- Разве это имя? Больше похоже на кличку.

- Другого нет, - буркнул фантош и тотчас пожалел о своей несдержанности.

Гедерика сжала его шею, подалась вперёд, и багровые глаза алчно блеснули:

- Не терпится умереть? Могу устроить.

Холодные пальцы сдавили ярёмную вену, и Оникс понял - шутки кончились. Сознание уплывало, перед глазами вспыхивали и кружились искры. "Не сейчас! Я не готов умереть!" - мысленно проорал он и, собрав последние силы, нанёс ментальный удар. Рука девушки разжалась. Геда завалилась на бок и больше не шевелилась. "Убил?" Фантоша охватила паника. Хрипло дыша и кашляя, он кое-как сел на колени, потянулся к жене хамира и сжал хрупкое запястье. Сердце билось, но слабо и глухо. Оникс тихо ругнулся, подхватил бесчувственную Гедерику на руки и уложил в постель. Дотянулся до атласной подушки, сунул её под голову девушке и с ногами забрался на кровать.

- Только не умирай, - прошептал Оникс, и, не обращая внимания на тошноту и головокружение, стал с силой тереть руки и щёки ликанки.

Можно было прибегнуть к целительному заклинанию, но фантош побоялся использовать магию. "Хватит с меня неожиданностей! Либо сама очнётся, либо… пойду на поклон к хамиру. Замечательная перспектива!" Оникс с силой выдавил воздух сквозь стиснутые зубы, приложил ухо к груди девчонки, и тут, одно за другим, произошли два события, окончательно выбившие фантоша из колеи: сначала Гедерика открыла глаза и завизжала, а потом распахнулась дверь, и в спальню ворвались Дигнар и Тель.



Церемония. | Фантош. Книга первая | Ритуальная прогулка.