home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Бегство

Разумеется, все мои дальнейшие действия учитывали возможное присутствие видеокамер прямо над моей головой. Я порылся в сумке, делая вид, что ищу какую-то безделушку, и одновременно проверяя, все ли на месте. На первый взгляд ничего не пропало... в общем, пропадать-то было особо нечему. Ну не носки же им красть из моей сумки!

Удостоверившись в том, что все на месте, я «помолился» и лег спать. Заснуть, честно говоря, удалось далеко не сразу. Все время мучило какое-то смутное беспокойство. Пока мне вроде бы все сходит с рук, но... надолго ли это? И не сижу ли я в глубокой мышеловке, которая вот-вот захлопнется? С такими мыслями я и заснул.

Ранним утром я, прихватив с собой толстую тетрадь с выписками, направился в библиотеку. Над Римом было ясное безоблачное небо, но меня почему-то мучили дурные предчувствия. И не успел я перешагнуть порог книгохранилища, как они начали сбываться.

–?Отец Франсуа? Приятно видеть вас так рано, – окликнул меня библиотекарь, сидевший за своим столом, как нахохлившийся филин. Если, конечно, вы можете представить себе улыбающегося филина. – Вам надо будет заполнить анкету как новому читателю нашей библиотеки. Вы наверняка уже слышали в ордене об этой процедуре.

–?Честно говоря, нет. – Я решил не поддаваться на подобные провокации. И мне показалось, что библиотекарь едва заметно кивнул.

–?В любом случае правило есть правило, – сказал он.

Я покорно кивнул головой, сел за стол и начал изучать предложенный мне список. Черт возьми, да он был едва ли не толще книги, которую я читал накануне! Вопросы касались таких мельчайших подробностей моей биографии – то есть, простите, биографии отца Франсуа, – что захватывало дух. А самое неприятное – их легко можно было проверить...

Впрочем, это оставляло мне маленькую лазейку.

–?Вы знаете, – улыбнулся я, – эта анкета так подробна, что ответить на некоторые вопросы с ходу я не смогу. Мне надо уточнить кое-что.

–?О, не тревожьтесь, – улыбнулся библиотекарь еще шире. Черт подери, я что, на конкурсе голливудских улыбок, что ли? – Вам совсем не обязательно заполнять ее целиком. Только то, что сможете.

Все ясно, им надо было получить – и проверить – данные как можно скорее. Что ж, надо тянуть время...

–?Могу ли я взять анкету с собой? – спросил я, сделав очередную заявку на победу в конкурсе улыбок. – Вечером я смогу лучше заполнить ее.

Библиотекарь колебался несколько секунд, а потом кивнул. Итак, еще один день я выиграл. Положив рядом с собой кучу листов, я погрузился в чтение вчерашней книги, время от времени делая выписки. Сначала меня несколько беспокоило ощущение, что за мной наблюдают, но потом текст целиком захватил меня и спохватился я только вечером, когда весьма голодный желудок дал о себе знать недовольным бурчанием. Это было очень кстати, тем более что библиотека закрывалась.

Прихватив с собой анкету, я двинулся к выходу. Честно говоря, больше всего мне хотелось сейчас выпить чего-нибудь крепкого в каком-нибудь кабачке. Но по сану было не положено – раскроют моментально. Итак, решать, что делать дальше, надо было на трезвую голову. Не очень-то привычно! К счастью, счет пока что шел на часы, а не на секунды.

Исходная позиция такова: завтра анкету надо сдать. Можно написать там всякую чушь, запутать следы – пусть проверяют. Но рано или поздно обман раскроется... и тогда несдобровать не только мне самому, но и тем, кто мне помог. Можно ничего не заполнять, а немедленно удариться в бега. Шкуру свою я при таком раскладе спасаю, но уж очень много ценной информации останется лежать в Ватикане мертвым грузом. Не пропадать же добру, в самом деле! В конечном счете я принял компромиссное решение.

Весь вечер я старательно заполнял анкету, выдумывая несуществующие подробности своей поддельной биографии. Это со стороны кажется легким и веселым занятием, а попробуйте-ка соврать так, чтобы вас было невозможно – ну или, по крайней мере, очень трудно – уличить во лжи! Задачка не для заурядных умов. Так что старание, с которым я заполнял анкету, было отнюдь не наигранным.

Провозился я далеко за полночь и поэтому в библиотеку пришел позднее, чем обычно. Мой знакомый, по-прежнему сидевший за своим столом (интересно, он вообще когда-нибудь уходит спать?), поприветствовал меня, как мне показалось, с некоторым удивлением. Что, приятель, не ждал, что я вернусь? А вот он я. Неси-ка мне скорее книги!

Забрав анкету, библиотекарь вышел и через полчаса вернулся с небольшой стопкой книг. Я с жадностью схватил их и стал просматривать. Ничего особо нового я из них не почерпнул, но пару интересных моментов все-таки нашел. Так незаметно пролетели не то три, не то четыре часа.

Видимо, интуиция – или обостренное чувство опасности – у людей все-таки существует. У меня, во всяком случае, точно. Потому что когда на столе библиотекаря тихо и мелодично зазвонил телефон, я понял: это по мою душу. Я немедленно захлопнул книгу, поднялся из-за стола, сунул под мышку тетрадь, улыбнулся библиотекарю и вышел. Видимо, все было сделано настолько быстро и уверенно, что ошарашенный бедняга не успел даже рта раскрыть.

Выйдя за пределы Ватикана, я не спеша двинулся по улице. Далеко не сразу, но я все же заметил, что за мной на порядочном расстоянии следуют двое ребят в черном. Надо же, церковники, оказывается, не потеряли былой хватки! Но на сей раз я был твердо намерен переиграть их.

Я направился к гостинице, в которой оставил свои вещи. Пусть гадают, что мне нужно – забрать вещи и смыться? А может, просто прихватить какую-то забытую утром вещь и вернуться в библиотеку? План, конечно, был рискованным, но он должен был, просто обязан был выгореть.

Войдя в холл небольшой гостиницы, я не стал подниматься по лестнице в номер, где лежали мои вещи. Зачем они мне? Три пары носков и купленный в комиссионке потрепанный ноутбук я дарю Церкви – не такой уж я плохой католик, как видите. Надеюсь, мое пожертвование пойдет на помощь бедным, а не как обычно.

В общем, из холла я напрямую прошел к заднему выходу, который видел на пожарном плане, висевшем на моем этаже. Думаете, я смотрел его накануне от нечего делать или из чистого любопытства? Плохо же вы меня знаете! Конечно, задний выход мог быть тоже перекрыт, но... но преследователи недооценили мои умственные способности и выставлять там охрану не стали.

Выскочив в узкий, вымощенный булыжником переулок, я со всех ног бросился бежать. Теперь главное – выскочить на людную улицу. Она уже маячила впереди, когда у заметил темную фигуру, выскочившую из боковой арки. Черт, на сей раз уже я недооценил своих преследователей. К счастью, мой противник был один – низкорослый крепыш, достававший из кармана длинное лезвие. Что ж, бывало и покруче. Я сделал вид, что запаниковал, заметался в узком переулке, позволив ему расслабиться... и тут же рванул прямо на него. Видимо, парня плохо проинструктировали, сказав только, что ловить он будет монаха. И правильно – к чему Ватикану посвящать мелких мафиози в подробности? Я увернулся от ножа, ударил парня в переносицу, потом, не давая ему восстановить равновесие, еще раз под дых. Лезвие с металлическим лязгом упало на булыжную мостовую. Подбирать его я не стал, вместо этого нанес «шестерке» еще один удар – на сей раз коленом – и кинулся бежать, благо за моей спиной уже грохотали шаги преследователей.

В несколько прыжков я оказался на людной улице. Группа туристов фотографирует древнюю церковь, римляне спешат по своим делам, поток машин затормозил у светофора. Черт, и ни одного такси! Не раздумывая, я свернул направо и бросился бежать вдоль длинного ряда домов. Сердце колотилось в груди, как бешеное, дышать приходилось все глубже. Эх, надо было больше времени проводить в спортзале и меньше – в офисе, такого темпа я долго не выдержу! Поздно, поздно об этом жалеть. Надо бежать!

Обернувшись, я увидел трех или четырех человек в черном, бежавших за мной. Краем глаза удалось уловить еще и мелькавший поблизости болотно-серый джип. Их было слишком много, вступать в схватку бессмысленно. Значит, надо уходить, и быстро!

Я завернул налево, на узкую пешеходную улочку, забитую людьми. Кажется, здесь много римских древностей, на которые туристы слетаются, как осы на варенье. Оно и к лучшему: джип здесь не проедет, по крайней мере без больших жертв и разрушений. Продираясь сквозь толпу, я в то же время лихорадочно высматривал, нельзя ли где-нибудь укрыться. Черт, любое здание с более или менее сложной системой входов и выходов могло бы помочь сбить мерзавцев с толку! А эти ребята – явно профессионалы – медленно, но верно нагоняли меня.

Улочка закончилась, и я выскочил на широкую площадь с какой-то колонной в середине. Рвануть на максимуме по прямой? Они бегают быстрее. Но других вариантов не было. Остается надеяться, что схваткой я смогу привлечь внимание полиции, которая сначала арестует всех, а потом будет разбираться, как это обычно и происходит. При таком раскладе у меня еще оставались кое-какие шансы.

И в этот момент я заметил на другом конце площади несколько мотоциклов, стоявших кучей. Рядом тусовались суровые мужики с бородами и рогатыми шлемами. Елки-палки, да это же байкеры! Все еще толком не понимая, зачем я это делаю, я рванул к ним. Топот за спиной становился все громче, но я удвоил усилия и... черт подери, так и есть! Один из «рогоносцев» даже не потрудился вынуть ключи зажигания из своего харлея!

Честно говоря, мне часто приходилось слышать про ошибки юности. И гораздо реже кто-нибудь говорит, что в юности он все делал правильно. Так вот, заявляю официально: когда я в 15 лет без прав и оглядки на окружающих гонял на мотоциклах, иногда раздобытых не совсем честным путем, это было совершенно и абсолютно правильно! Ничего правильнее в своей жизни я не делал.

Потому что теперь мне потребовалась только пара секунд, чтобы вскочить на мотоцикл, завести его и сорваться с места. Священник в сутане верхом на обвешанном черной бахромой хромированном харлее – это, наверное, смотрелось круто. Но мне было не до того, чтобы любоваться собой со стороны. На повестке дня стояли вещи куда более актуальные – спастись. Я выписал замысловатый зигзаг, пытаясь привыкнуть к незнакомой машине. Услышал вопли, но чьи они, уточнять не стал. И еще я видел краем глаза, как мои преследователи сшиблись с байкерами... с удовольствием посмотрел бы на это со стороны, но с минуты на минуту могла нагрянуть полиция.

С ревом и сигналами пронесшись по пешеходной улице, я выскочил на оживленную магистраль... и понял, что мои проблемы только начались. Потому что сзади замаячила морда серо-зеленого джипа, рядом с которым шла черная спортивная «Альфа-Ромео». И если первый мне был не конкурент, вторая вполне могла посоревноваться с харлеем в динамике. При этом ребятам даже не нужно было бы стрелять: одно касание – и меня вместе с мотоциклом размазало бы по стене одного из домов.

К счастью, движение было плотным. Пугаясь самого себя, я ловко лавировал между машинами, временами выскакивая на тротуар. Конечности постепенно вспоминали забытые с юности особенности экстремальной езды. Теперь главное – не сделать ошибки, и все будет отлично...

Преследователи отстали, и я начал лихорадочно соображать, что делать дальше. В аэропорт? Но там наверняка стоит патруль Ватикана. Ехать на мотоцикле по трассе? Но полиция уже наверняка получила информацию об угоне и попробует задержать меня. Придется искать какое-то третье решение. Легких путей не бывает, придется шевелить мозгами...

Через час я уже ехал по трассе из Рима на север, слушая болтовню пожилого итальянца о его житье-бытье. Все-таки автостоп – великое изобретение. Прошу прощения у неизвестного мне байкера, его шикарный харлей пришлось сбросить в овраг. От греха подальше. Пусть ему компенсирует Ватикан, это все они виноваты, в нормальном виде я мотоциклы не ворую.

На следующий день я добрался до Парижа. Только тут я смог немного передохнуть и начать приводить в порядок то, что удалось вытащить из ватиканской библиотеки...


В поисках бессмертных | Когда прошлое становится будущим. Машина времени | Истории долгожителей