home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



А. Я. Хилков

Князь Андрей Яковлевич Хилков по происхождению принадлежал к одному из наиболее древних и разветвленных родов России, ведущих свое начало от удельных князей Стародубских, которые в восемнадцатом колене считались потомками самого Рюрика. Андрей Яковлевич родился в 1676 г. и был третьим сыном в семье князя Якова Васильевича Хилкова. Его отец имел чин окольничего при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче, старшем брате Петра I. Двенадцатилетним мальчиком Андрей с помощью отца начал придворную карьеру. В его обязанность входило прислуживание на церемониях приема иностранных посольств, а позднее оформление деловой переписки в Посольском приказе. В 1697 г. по решению Петра I Андрей Хилков, как и П. А. Толстой, был послан в Италию «для изучения мореходства и кораблестроения».

В Россию Хилков вернулся в 1700 г. и почти сразу выехал в Стокгольм с особым поручением царя. Готовясь к войне, Петр I стремился как можно дольше сохранить в тайне от шведов свои намерения. Чтобы усыпить бдительность Карла XII, царь отправил Хилкова в Швецию с тем, чтобы подтвердить Кардисский мирный договор. В то же время Хилков должен был произвести обстоятельную разведку с целью выяснить, «с какими делами и для чего живут в Стокгольме посланники иностранных держав».

Но случилось так, что в тот самый день, когда Карл XII принимал у Хилкова верительные грамоты, Петр принял решение об объявлении войны Швеции. Карл, потрясенный «коварством московитов», распорядился опечатать имущество посланника Хилкова, а его самого посадить под домашний арест. Андрей Яковлевич находился под усиленным наблюдением, хотя еще располагал некоторой, весьма ограниченной, свободой действия.

С началом войны были интернированы находившиеся в Швеции «торговые и работные люди из России, общим числом 111 человек». Их имущество было конфисковано, а сами они были собраны в Рюссгордене — русском купеческом дворе в центре Стокгольма, откуда их отправляли на принудительные работы. Купцы возмутились таким обращением, поскольку не считали себя военнопленными. Они стали требовать встречи с русским послом, который сам еще ничего не знал о своей дальнейшей судьбе. После встречи с купцами Хилков отправил шведскому королю протест против условий содержания русских купцов. Одновременно, пользуясь тем, что купцы прибыли из разных мест, Хилков в беседе с ними выяснил экономическое положение тех районов Швеции, где сам не побывал. Собранную информацию он срочно отправил Петру I.

В ноябре 1700 г. после поражения русской армии под Нарвой в плен к шведам попали 79 генералов и офицеров. В 1702 г. в Швеции находилось 160 важных русских пленных, большинство из которых содержалось в стокгольмской тюрьме Грипсхольм. Хилков, оставаясь под домашним арестом, получил право регулярно навещать русских пленных. Режим его содержания был смягчен, поскольку Карл XII хотел в это время обменять его на посла Швеции в России. Пользуясь некоторой свободой, Хилков сумел наладить секретную переписку с русским послом в Дании Андреем Петровичем Измайловым. Кроме того, Андрею Яковлевичу удалось отсудить у шведов даже часть купеческих капиталов, арестованных в 1700 г. На эти деньги он сумел подкупить информаторов и связников, в том числе среди тюремной охраны.

Однако Петр I освободил шведского посла Книппера без обмена. Хилков нужен был царю в Стокгольме. Пользуясь правом на переписку, он регулярно направлял в Москву добытые сведения. В частности, он передал информацию о готовящейся в 1701 г. атаке шведской эскадры адмирала Шеблада на Архангельск. С 1704 г. в подготовке сообщений Хилкову помогал взятый шведами в плен под Нарвой офицер Алексей Ильич Манкиев, хорошо знавший шведский, латинский и польский языки. Важную информацию Хилков переправил в Россию в 1706 и 1707 гг. вместе с Петром Лефортом и Александром Гордоном, которые были освобождены по обмену.

Поражение шведов под Полтавой привело к ужесточению режима содержания Хилкова. Но еще раньше, незадолго до вторжения шведов в Россию, королевский прокурор Аксель Спарре нащупал канал утечки информации. В начале Хилкова попытались перевербовать. Карл XII только что двинул войска через Польшу и Украину на Москву, и ему нужен был советник по «Московии». Король предложил Андрею Яковлевичу принять лютеранство и занять этот пост. Хилков ответил резким отказом. В 1709 г. при невыясненных обстоятельствах скоропостижно скончался один из его переводчиков, а вскоре после этого неожиданно утонул помогавший Хилкову старший подьячий посольства. Однако угрозы не подействовали. Хилков по своей инициативе зачислил в штат посольства Манкиева и стойко продолжал работать.

В 1710–1711 гг. состоялся большой обмен пленных. Были освобождены и отправлены в Ревель Бутурлин, Вейде, Долгорукий и еще 42 офицера. В это время Хилкову было разрешено посетить под надзором охранявшего его шведского генерала Нирота пленных старших русских офицеров Автонома Головина и Ивана Трубецкого в тюрьме близ Або. Вместе они решили не соглашаться на обмен и оставаться в плену у шведов до конца военных действий, уступив свою очередь младшим офицерам.

В 1713 г. Хилкова перевезли из Стокгольма в крепость Вестерос. В крепости он сумел найти подход к охране, призванной из разных мест, и узнавал от них важные новости о положении дел в стране. Так, в письме 1714 г. Хилков извещал Петра I о расширении штатов в шведских коллегиях иностранных дел, торговли, юстиции, военных дел и большой казны. Писал о введений там новых должностей ревизоров и о распродаже патентов на эти должности.

Три года спустя, в начале 1718 г., Андрей Яковлевич Хилков скончался от туберкулеза в шведской крепости Вестерос. Он не дожил всего полгода до Аландского перемирия, по которому в Россию были возвращены все остававшиеся в Швеции пленные. Прах Хилкова был перевезен в Санкт-Петербург и захоронен на кладбище Александро-Невской лавры с высшими офицерскими почестями.


П. А. Толстой | Государево око. Тайная дипломатия и разведка на службе России | П. П. Шафиров