home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



И. М. Висковатый

Иван Михайлович Висковатый происходил из небогатой, не родовитой семьи. Точная дата его рождения не установлена. По отдельным сведениям можно лишь в общих чертах восстановить начало жизненного пути человека, которому суждено было сыграть важную роль в государственных делах в царствование Ивана Грозного. Поначалу худородный Иван Михайлович не входил в число любимцев царя, но впоследствии оказывал на него большое влияние и, благодаря своим природным дарованиям, поднялся на самые высокие ступени служебной лестницы.

Иван Михайлович Висковатый начал службу в качестве подьячего между 1538 и 1542 г. Уже тогда уму и искусству «московита ничему не учившемуся» очень удивлялись иностранные послы. Впервые имя Висковатова встречается в дипломатических делах в 1542 г. Накануне учреждения Посольского приказа 1549 г. было несколько возможных претендентов на пост главы внешнеполитического ведомства. Однако с января 1549 г. привезенные послами грамоты царь все чаще приказывал принимать именно И. М. Висковатому, который выполнял и другие дипломатические поручения.

Важным событием в жизни Висковатого стало включение его 22 января 1549 г. в состав посольства вместе с боярами В. М. Юрьевым, П. В. Морозовым, дьяками И. Е. Циплятевым и Б. М. Карачаровым. Посольство направлялось с ответным визитом в Литву, причем царь приказал в присутствии иностранных послов называть подьячего Висковатого дьяком. С этого времени началась активная деятельность Висковатого в качестве главы Посольского приказа. Сохранилась подлинная выписка из посольских дел середины XVI в., в которой упоминается, что в 1549 г. «приказано посольское дело Ивану Висковатому». С 1549 по 1559 г. Москву посетили 32 посольства из разных стран. Во всех переговорах обязательно участвовал Висковатый.

Круг интересов и обязанностей Ивана Михайловича как первого руководителя Посольского приказа был весьма разнообразен. Он ведал перепиской царя и Боярской думы с иностранными послами, решал вопросы, связанные с представлением Ивану IV вновь прибывавших в Москву дипломатов, занимался подбором кандидатов на дипломатическую службу и формированием российских посольств для отправки за границу.

Можно предположить, что Иван Михайлович Висковатый успешно продвигался по службе не только благодаря своему усердию. Кто-то его опекал и поддерживал в трудные минуты жизни. Вероятнее всего, это были родственники первой жены царя Анастасии — Захарьины, которые с давних пор благоволили к Висковатому. Особенно сблизились они после болезни царя, случившейся в 1553 г. Болезнь царя была тяжелой, со дня на день ждали его кончины. В этот критический момент Иван Михайлович напомнил государю о духовном завещании, которое и было составлено с его помощью в пользу полугодовалого наследника царевича Дмитрия (сына царя Ивана IV и царицы Анастасии).

В это время царская родня — Старицкие, — опасаясь возвышения Захарьиных, втайне готовилась захватить престол. Двоюродный брат царя Владимир Андреевич Старицкий и его мать Ефросинья, поддерживаемые знатными боярами, не желали присягать младенцу — «пеленочнику» Дмитрию. В конце концов, большинство бояр поцеловали крест царевичу Дмитрию. По воле Захарьиных честь держать тот крест выпала Висковатому. Царь вскоре оправился от болезни и приблизил к себе верных слуг, в числе которых был и Висковатый.

Заметную роль Висковатый как глава Посольского приказа сыграл в развитии отношений России с Западной Европой. В 1553 г. общество лондонских купцов снарядило три корабля под командованием капитанов Виллоби, Ченслера и Дурфорта для поиска ближайшего пути в Китай и Восточную Индию через Северный Ледовитый океан. В пути корабли Виллоби и Дурфорта погибли от сильного штормового ветра, и лишь корабль Ричарда Ченслера «Эдуард Благое Предприятие» 24 августа бросил якорь в устье Северной Двины близ монастыря Св. Николая. Ченслер позднее говорил, что только после того, как он и его люди спустились на берег и вступили в контакт с немногочисленными местными жителями, они узнали, что страна эта называется Россией, или Московией, и что правит здесь Иван Васильевич. Ко времени экспедиции англичане имели лишь туманное представление о самом существовании России.

По просьбе Ченслера он был допущен ко двору Ивана IV и предъявил царю одну из грамот своего короля Эдуарда VI. В грамоте все северные и восточные государи приглашались к дружбе и взаимной торговле с Англией. Иван Грозный милостиво принял англичанина и выразил желание к сотрудничеству. Ченслер возвратился в Англию в 1554 г. Король Эдуард к этому времени уже умер, и капитан представил свой отчет новой королеве Марии Тюдор. Для торговли с Россией королева в 1555 г выдала грамоту на организацию Московской компании. В этом же году Ченслер вновь был отправлен в Москву с двумя специальными агентами компании, Ричардом Греем и Георгом Киллингвортом. После официального приема переговоры с ними вел И. М. Висковатый совместно с «лучшими» московскими купцами. На переговорах обсуждались условия первого русско-английского торгового соглашения. В результате царь издал грамоту для английско-московской компании, которая содержала важные привилегии для англичан: беспошлинные торговые сделки, специальную юрисдикцию для англичан, живущих в России, и т. д.

Для развития торговых отношений с Англией было принято решение послать в Лондон русского посла. На этот важнейший пост, в нарушение местнических обычаев, Иван IV назначил незнатного дворянина Осипа Григорьевича Непею. Он занимался торговлей и представлял интересы купечества северных районов страны. Предполагалось, что Вологда станет центром англо-русской торговли.

В 1556 г. Ченслер отправился в обратный путь в Англию с богатым грузом, но это плавание оказалось для него последним. Ричард Ченслер погиб с тремя из своих кораблей, а четвертый, с русским посланником, был прибит бурей к берегам Шотландии. Осипа Непею доставили в Эдинбург, а затем в Лондон. В марте 1557 г. русского посла приняли королева Мария и находящийся тогда в Англии ее муж — испанский король Филипп II. Результаты проходивших переговоров были зафиксированы в ответной королевской грамоте Ивану IV. В грамоте отмечалось, что Непея вел себя «в своем посольстве умно и рассудительно». Русским купцам разрешалось беспошлинно торговать с Англией, иметь свои дома, склады, конторы, а также нанимать на царскую службу технических специалистов и ремесленников. Королева выражала надежду на укрепление дружбы и расширение торговли между обоими государствами, в этой связи она предлагала установить постоянный обмен посольствами и заключить торговый договор.

В мае 1557 г. О. Г. Непея покинул Лондон. Он, воспользовавшись разрешением нанимать специалистов, взял с собой доктора, аптекаря и многих мастеров и ремесленников. В их числе были английские бочары, которые ехали в Россию изучать бочарное дело, так как оказалось, что привезенные Непеем в Англию русские бочки гораздо крепче английских.

О. Г. Непея возвратился в Россию с новым представителем Московской компании — известным купцом, дипломатом и путешественником Энтони Дженкинсоном. 12 июля 1557 г. флотилия из четырех кораблей бросила якорь у монастыря Св. Николая. Непея и нанятые им англичане 20 июля отправились в Москву и прибыли туда 12 сентября. Дженкинсон находился в Холмогорах, затем более месяца провел в Вологде, где собирал информацию для компании. Он прибыл в Москву 6 декабря и представил свои полномочия «секретарю» (предположительно Ивану Висковатому).

Посольство О. Г. Непея положило начало регулярным дипломатическим сношениям между Англией и Россией и содействовало развитию англо-русской торговли. Дружественные дипломатические связи России с Англией, выгодная торговля, военная и экономическая помощь продолжались вплоть до второй половины XVII в. Современники даже называли Ивана Грозного «английским царем». Основа столь прочного союза была заложена при участии И. М. Висковатого.

Однако суровые природные условия на Белом море мало способствовали развитию российской морской торговли. Балтийское море гораздо больше подходило для установления политических и торговых связей со странами Западной Европы. Но Польша, Литва и Ливонский орден, контролировавшие Восточную Прибалтику, мешали России реализовать ее экономические и политические интересы. Господства на Балтийском море добивались также Швеция и Дания.

Главным противником России выступала Ливония. Ливонские купцы стремились держать в своих руках все движение товаров и не слишком охотно пускали русских людей к морю, а иностранцев в Россию. Ливонцы старались не пропускать в Москву ни мастеров, ни серебро, ни оружие, ни другие «заповедные товары». Так, еще в начале своего царствования Иван IV просил императора Священной Римской империи германской нации Карла V прислать к нему толковых людей практически во всех областях знания. В 1547 г. более трехсот ремесленников, оружейников, литейщиков, каменщиков, рудокопов, скульпторов, зодчих, живописцев и даже богословов и правоведов съехались в славный ганзейский город Любек. Они готовы были уже сесть на корабль и отправиться в Россию, но по «тайным проискам» ливонских рыцарей и любекского купечества были задержаны и вынуждены возвратиться в Вену. Неудивительно, что московское правительство желало освободиться от ливонского посредничества, завладеть морскими гаванями на Балтике и вступить в прямые торговые отношения с Европой. Кризис, назревший в русско-ливонских отношениях, разрешился войной, которая началась в 1558 г. и продолжалась целых 25 лет.

С первых же дней войны в правительстве образовались две партии. Окольничий А. Ф. Адашев, руководитель русской дипломатии, и его окружение считали необходимым продолжение военных действий в Крыму за выход к Черному морю. Начальник Посольского приказа И. М. Висковатый, воспользовавшийся поддержкой многих московских дворян, выступил решительным сторонником Ливонской войны. Под ударами русских войск весной и летом 1558 г. Ливонский орден распался. Победное завершение войны в Ливонии было почти совсем близко.

Но в ходе подготовки к новой военной кампании 1559 г. Алексей Адашев, возглавлявший правительство, заключил с Ливонией перемирие с марта по ноябрь 1559 г., чтобы высвободить силы для задуманного им похода на Крым. Это намного осложнило положение России в Ливонии и вызвало недовольство Ивана IV Адашевым и его сторонниками. В начале 1560 г. А. Ф. Адашев был отослан в Ливонию, где вместе с И. Ф. Мстиславским возглавил летний поход русской армии. В результате похода русские войска взяли сильно укрепленную крепость Феллин.

4 июня 1561 г. Ревель признал власть шведского короля, осенью 1561 г. Литве подчинилась Рига, а 28 ноября 1561 г. был подписан акт о присоединении Ливонии к Польско-Литовскому государству. Россия прочно удерживала за собой Восточную Эстонию с Нарвой и Дерптом. Любая попытка русских завоевать Латвию означала бы войну с Литвой, а, значит, и с Польшей.

Противостояние между противниками войны и сторонниками ее продолжения вспыхнуло с новой силой. В этой борьбе Иван Михайлович Висковатый встал на сторону царя, стремившегося завоевать всю Ливонию. Он принял самое активное участие в подготовке к военным действиям. Изучив с помощью специально посланных людей военно-политическую обстановку в Прибалтике, Висковатый попытался ослабить союз противостоящих России государств. В 1562 г он лично отправился на переговоры с датским королем. Но король и слышать не хотел о договоре с Москвой. Вместо обычных дипломатических средств потребовались деньги и недюжинная сила убеждения Ивана Михайловича, чтобы тайно привлечь на свою сторону датских вельмож, близких к королю. Они и оказали в нужный момент выгодное для И. М. Висковатова влияние на монарха.

Благодаря успешным переговорам в августе 1562 г. были заключены союзный договор с Данией о разграничении интересов двух государств в Ливонии и 20-летнее перемирие со Швецией. Договор обеспечил относительную устойчивость русского тыла на прибалтийском театре военных действий и укрепил Ивана IV в его стремлении продолжить Ливонскую войну. В 1563 г. русские войска взяли Полоцк. Но военные неудачи 1564 г. на реке Улла, под Оршей, набеги татар, побег командующего русскими войсками в Ливонии князя А. М. Курбского в Литву сильно пошатнули позиции России.

В 1566 г. в Москву из Польши прибыло Великое посольство для ведения переговоров о выходе из Ливонской войны и заключении мира. Польские послы не желали уступать России морской порт Ригу, и переговоры зашли в тупик. Опытный дипломат Висковатый на специально созванном Земском соборе настоятельно рекомендовал заключить перемирие, не требуя от Польши уступки спорных ливонских городов, но с условием вывода оттуда польских войск и ее нейтралитета в Ливонской войне. Однако участники Земского собора высказались против уступки ливонских земель и заверили правительство в том, что ради полного завоевания Ливонии они готовы на любые жертвы.

В дальнейшем правота И. М. Висковатого полностью подтвердилась. Неудачные переговоры 1566 г. способствовали объединению Польши и Литвы в сильное государство. В 1569 г. в городе Люблине Сейм провозгласил единое государство — Речь Посполитую.

В конце 1560-х гг. все более высокое положение при дворе стали занимать братья А. Я. и В. Я. Щелкаловы. Интриги Щелкаловых сыграли не последнюю роль в опале Ивана Михайловича Висковатого, которому царь готовил замену в лице Андрея Яковлевича Щелкалова. Вначале Висковатый был отстранен от руководства внешней политикой. После этого участь его фактически была решена, необходим был лишь предлог. В 1570 г., сразу по возвращении опричного войска из Новгорода, Иван IV затеял так называемое «московское дело» против высших приказных чинов. По этому делу среди прочих арестовали и казнили родного брата Ивана Михайловича Третьяка. Висковатый резко объяснился с царем, призывая его прекратить кровопролитие в стране. Иван Михайлович значился у Ивана IV в числе заговорщиков, но опытный дипломат Висковатый был еще нужен царю для решения текущих проблем.

Казни возобновились после отъезда из Москвы шведских и польских послов, с которыми встречался Висковатый в мае и июне 1570 г. Кульминацией событий по «московскому делу» стала массовая казнь почти 300 человек, обвиненных в измене. И. М. Висковатого обвинили в заговоре с целью сдать Новгород и Псков польскому королю и посадить на трон В. А. Старицкого. Ему ставили в вину также тайные сношения с турецким султаном и крымским ханом, которым он будто бы предлагал Казань и Астрахань. 25 июля 1570 г. осужденных вывели на рыночную площадь, именовавшуюся в народе «Поганой лужей». Здесь были приготовлены орудия пыток, горел высокий костер, над которым висел чан с водой; стояли виселицы. Иван Грозный пришел на казнь в окружении полутора тысяч стрельцов. Более чем половину из осужденных на казнь царь публично помиловал. Остальные были казнены. Висковатого распяли на кресте из бревен и после его гордого отказа повиниться и просить о помиловании расчленили живого на глазах царя и толпы. Вместе с Иваном Михайловичем Висковатым казнили более ста человек, в том числе бывшего его помощника, главу Посольского приказа А. Васильева.

Раскаявшись в своих злодеяниях, Иван Грозный в 1583 г. учредил во всех монастырях поминовение опальных. На помин души И. М. Висковатого в Троице-Сергиев монастырь царь прислал большой вклад в 223 руб. и на 23 руб. свечей. Для сравнения: на поминовение придворного священника Сильвестра в Кирилло-Белозерский монастырь было выделено 25 руб. и 25 алтын.


Приложение Деяния и судьбы слуг государевых | Государево око. Тайная дипломатия и разведка на службе России | А. Л. Ордин-Нащокин