Book: Свадебный наряд



Свадебный наряд

Линда Симмонс

Свадебный наряд

Линдси с вечной любовью

Глава 1

В дверях стоял мужчина. Его высокая фигура четко вырисовывалась в освещенном лунным светом дверном проеме. Повисло тягостное молчание. Но вот она скинула с себя ночную рубашку и теперь, как и он, стояла нагая, ничем не защищенная.

«Закрой дверь», – мысленно приказала она ему. И он закрыл, словно прочел ее мысли. Словно всегда знал, о чем она думает.

Теплый ночной воздух окутывал ее словно одеяло, но стоило мужчине сделать шаг по направлению к ней, как она поежилась. Он шел медленно, целенаправленно, в его движениях была грация, о которой она в нем даже не подозревала.

Внезапно охваченная волнением и стеснением, она отступила к окну. Легкий ветерок ласково прошелся по ее груди. Мужчина обогнул кровать. Вспыхнув, она почувствовала, как быстрее заструилась по венам кровь, взбудоражив ее и в то же время сделав податливой, словно тряпичная кукла.

Его лицо, скрывала темнота, но она чувствовала на себе его горячий изучающий взгляд. Она попыталась ладонями прикрыть свою наготу.

Он отвел ее руки.

– Дай мне посмотреть на тебя, – раздался его бархатный шепот. – Закрой глаза.

Она повиновалась. Раздался металлический щелчок, и ее волосы рассыпались по плечам. Он очень нежно провел рукой по ее щеке, губам, гладкой шее, возбуждая каждую клеточку, обволакивая ее своим запахом, заставляя испытывать новые, незнакомые ощущения.

Он коснулся ее груди, и она застонала. Склонившись к ней, он запечатлел на ее губах страстный поцелуй.

Подобного она еще никогда не испытывала и, испугавшись, непроизвольно сделала еще шаг к окну, откуда сквозь распахнутые ставни струился мягкий лунный свет.

– Постой, – пробормотал он, следуя за ней. И она протянула ему руку. Ведь он ее возлюбленный, ее муж.

Ей хотелось увлечь его к свету, она жаждала увидеть его лицо, ощутить прикосновение его рук, снова услышать его голос.

– Приве-е-ет, Мадейра-Бич. Ты готов танцевать?

Рейчел резко села в кровати и, прижав к груди простыню, нащупала на стене выключатель. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы ее глаза привыкли к свету.

Голос спросил, не хочет ли она сегодня вечером прогуляться, и Рейчел теперь уже точно знала, где она находится.


Она лежала дома, в своей постели, как всегда заснула с включенным радио, и не установив таймер. Ровно в час ночи романтические баллады «В полночь» уступили место зажигательным ритмам «Танцуй до утра».

Благодаря кондиционеру в комнате было прохладно. Окно закрыто. И никакого освещенного лунным светом мужчины. Взглядом она обшарила самые отдаленные уголки комнаты. Никого. Но ведь он казался таким реальным!

– Приснилось, – вздохнула Рейчел, поправляя задравшуюся до самой шеи рубашку. Откинув с лица волосы, она выключила радио.

В комнате воцарилась гробовая тишина.

– Приснилось, – повторила она громче, словно стараясь убедить себя.

Потом сунула руку под подушку, достала крохотную коробочку и, глубоко вздохнув, унеслась мыслями на сегодняшнюю свадьбу Бейн-Миллеров: застревающие в дверях кринолины времен Скарлетт О'Хара, она кружится в танце с братом жениха и у десертного столика вдруг сталкивается со старой миссис Миллер.

Положив коробочку на ладонь, Рейчел с улыбкой вспомнила, как старушка отвела ее в сторону и, прижав палец к губам, приказала замолчать.

– Я скажу это только один раз, – прошептала она, чеканя слова, с сильным шотландским акцентом. – Так что слушай внимательно.

Но, только отведя Рейчел за колонну рядом с увитой розами аркой и оглянувшись, старушка разжала кулачок. На ладони у нее лежала зеленая жестяная коробочка с расписанной розами крышкой. Прежде чем передать ее Рейчел, она еще раз внимательно посмотрела по сторонам.

– Здесь лежит кусочек свадебного пирога. Всего лишь крошка, но ее вполне достаточно. – Старушка сжала пальцы Рейчел, оставив коробочку в ее кулаке и подмигнула. – Сегодня полнолуние. Положи ее под подушку, и, клянусь жизнью, во сне ты увидишь своего суженого.

Рейчел открыла ладонь и посмотрела на коробочку.

– Очаровательная вещица. Разное дарят на память: кинокамеры, цветочные композиции и даже пиво, но подобного я еще никогда не видела, – улыбнулась Рейчел. – Нужна помощь в реализации?

Старушка обиженно поджала губы.

– Это не сувенир. И других таких у меня больше нет.

– Значит, это только для меня? – Рейчел вытянула руку с коробочкой.

Старушка быстро накрыла ее своей ладонью и кивнула.

Рейчел пристально посмотрела в серьезные зеленые глаза старой женщины. Она, конечно же, знала об этом старинном обычае, и о том, что нужно поймать букет невесты, и о том что какой-нибудь дальний родственник должен стянуть с ноги подвязку. Но никогда не слышала, чтобы кто-то действительно это делал.

– Вы хотите сказать, что из всех незамужних девиц на этой свадьбе кусочек торта получу только я?

Старушка снова кивнула.

– Почему?

Старушка похлопала Рейчел по руке. Ее взгляд вдруг стал удивительно добрым и мечтательным.

– Потому что, моя дорогая, ты из тех, кто верит.

Вздохнув, Рейчел поставила коробочку на ночной столик. Из тех, кто верит? Во что? В волшебство любви? В силу пирога? Ну, в гадание на кофейной гуще еще куда ни шло, но в ореховый пирог…

Она отбросила простыню и свесила ноги с кровати. Тогда зачем она это сделала? Рейчел бросила взгляд на коробочку. Наверное, ее подкупила искренность старушки, да, и брат жениха был великолепен. Они протанцевали вместе все танцы, пили пунш, и он оставил ей номер своего телефона.

Итак, она возложила все свои надежды на кусочек свадебного пирога – и что получила в результате? Сон, который никак не шел у нее из головы. В ушах до сих пор звучал этот волшебный шёпот, однако, как Рейчел ни старалась, лица увидеть она не могла.

«Так тебе и надо, – издевался внутренний голосок. – Не будешь верить во всякие бабушкины сказки и глупые предрассудки».

– Больше не буду, – сказала она пирогу, но, проходя по комнате, все же поймала себя на том, что заглядывает во все уголки.

Понимая, что сейчас она вряд ли заснет, Рейчел подошла к окну. Она смотрела на полную луну, о которой упоминала старушка, на пустынный пляж, на море за ним. Всю свою жизнь она провела во Флориде, в доме неподалеку от того коттеджа, который теперь снимала на Мадейра-Бич. Океан всегда очаровывал ее и действовал на нее успокаивающе.

Рейчел приоткрыла окно, закрыла глаза и, набрав полные легкие воздуха, попыталась расслабиться, сосредоточившись на плеске волн и мощном басе «Роллинг стоунз».

Рейчел открыла глаза. «Роллинг стоунз»? Она оглянулась на радио. Оно молчало. Рейчел распахнула окно. В комнату ворвались звуки знакомой мелодии.

«Откуда?» – недоумевала Рейчел, напряженно вглядываясь в темноту. Для Вашингтонов, соседей справа, слишком поздно, а миссис Демпстер, та, что слева, в отъезде. Значит, музыка играет либо в многоквартирном доме, расположенном поблизости, либо в бывшем доме мистера Флейшера, где три недели назад открылся новый клуб. С самой церемонии открытия, которая прошла с невероятной помпой, шел спор между диджеями и джаз-оркестром.

«Стало быть, диджеи победили», – решила Рейчел. И, мурлыча себе под нос, отошла от окна.

Спать уже совершенно не хотелось. Рейчел взяла с ночного столика заколку и, собрав волосы на макушке, отправилась на кухню. Не зажигая света, она ощупью добралась до вращающейся двери в другой части коттеджа. Подходя к демонстрационному залу, она все так же отчетливо слышала звуки музыки.

В мастерской было темно, на полу и стенах лежали причудливые тени. Около двери громоздились платья Карбонов: атласное, все расшитое бисером платье невесты и шесть крепдешиновых платьев для подружек. Их осталось только сложить и упаковать в коробки. В углу, у раскройного стола, стоял рулон ткани для свадьбы Уилсонов, а на манекене уже вырисовывалось платье Джулии Хедерингтон.

Проходя мимо полок с тканями, Рейчел пробежалась пальцами по атласу, шелку, крепдешину. Ее воображение рисовало модели платьев и лица женщин, которые их наденут.

Ей нравилось шить свадебные платья, и даже более того – профессия стала смыслом ее жизни. Старая миссис Миллер верно подметила: Рейчел действительно верила в судьбу, душу, брак и вечную любовь, только она всегда надеялась, что этого никто не замечает.

На улице зазвучала новая песня. На этот раз это было что-то более медленное и лиричное, под стать ее настроению. Рейчел открыла дверь и вышла на порог, с улыбкой вспомнив, как Эрик Клептон опускался на колени перед Лейлой. Ее взгляд остановился на соседнем доме. Рейчел замерла – дом весь светился огнями, дорога была запружена припаркованными машинами. А она-то была уверена, что в доме по крайней мере еще целый месяц никого не будет.

С бешено колотящимся сердцем, Рейчел кинулась обратно в свой коттедж, включила свет и распахнула настольный календарь. Ну вот же, черным по белому: следующие гости миссис Демпстер – Ганьоны, французская семья из Шавинигана. Каждое лето они гостят здесь в течение трех недель. Заикающаяся женщина с двумя детьми, которая никогда не устраивает никаких вечеринок.

Рейчел захлопнула календарь и снова посмотрела на дверь. Кто же тогда сейчас в этом доме?

Рейчел бросилась обратно в спальню. Срывая с вешалки шорты и хватая со столика ключи, она лихорадочно попыталась вспомнить, не было ли вечером, когда она подъезжала к дому, каких-либо признаков вечеринки – света, машины. Нет, ничего такого она не заметила.

Резким движением натянув шорты, Рейчел замерла – сейчас с улицы доносились лишь звуки ударяющихся о берег волн. Ни музыки, ни смеха, ничего выходящего за рамки обычного. Рейчел уставилась на окно. Неужели ей показалось?

Но тут же над пляжем снова поплыла мелодия «Роллинг стоунз». Рейчел кинулась к двери. Мимоходом бросив взгляд на старушкин пирог, она с облегчением вздохнула – по крайней мере хоть одна вещь настоящая.


Марк Робинсон стоял на пороге огромного пляжного дома с неотвязной мелодией из репертуара «Роллинг стоунз» в голове и с одной из знаменитых «Маргарит» Броуди в руках – двумя неотъемлемыми частями любой хорошей вечеринки. Он оглянулся на смех, донесшийся из раскрытого окна. Да, вечеринка действительно удалась на славу. Вздохнув, он допил остатки «Маргариты». Жаль только вот настроение у него паршивое.

Поставив бокал на перила, Марк спустился к пляжу. Пройдя по прохладному песку, он остановился у самой воды. Тело приятно обдало теплым ветерком. Сколько же времени он уже не гулял вот так по песчаному берегу, не любовался отражением луны на водной глади, не забрасывал удочки с края причала? Лет пять, наверное, а может, и больше.

Как странно устроена человеческая память! Вспоминаются лишь упущенные моменты, события, за которыми он гонялся, да выбор, который ему приходилось делать: провести Рождество у сестры или отправиться на войну в Бурунди? Встретить Новый год с невестой или с заложниками в Белфасте?

Решение же всегда было одинаковым: для очистки совести послать близким подарок и мчаться сломя голову на ближайший рейс, моля Бога, чтобы успеть первым запечатлеть события на пленку. Он всегда был уверен, что это не последнее Рождество, не последний Новый год, – до тех пор, пока в Судане их команду не обстрелял снайпер. Теперь уверенности у него не было ни в чем.

Засунув руки в карманы шорт, Марк бесцельно побрел вдоль берега, подальше от шума и веселья вечеринки. Лишь бы не сидеть на месте, как это было все последние дни после засады.

Если бы не свадьба сестры, он бы до сих пор метался по своей лондонской квартире, только и думая, что о ране в плече, пропущенных сенсациях да о том, что, когда закончится этот вынужденный отпуск, ему нужно будет принимать какое-то решение.

Марк остановился и посмотрел на воду. Сейчас его заботило лишь то, какой солнцезащитный крем выбрать, чтобы не обгореть за предстоящие четыре недели солнца и песка. Он будет шафером на свадьбе, отрастит скромную бородку и постарается получить максимум удовольствия от каникул. Марк оглянулся на дом. Кривая усмешка тронула его губы. По крайней мере борода росла хорошо.

Он шел уже обратно, когда возле маленького коттеджа, слева от его дома, зажегся прожектор. Марк покачал головой. Он никогда еще не видел такого чопорного домика: белые ставни, шторы с оборкой, венки из сухих цветов, которых хватило бы, чтобы украсить небольшое кладбище. Для полноты картины появившемуся в этом доме мужчине останется лишь повесить над камином оленьи рога.

Дверь открылась, и на пороге появилась молодая женщина. Она сбежала по ступенькам и стремглав понеслась к пляжному дому.

Марк стоял не шевелясь и наблюдал за ней.

Высокая, округлые бедра, тонкая талия, пышная грудь – такая фигура уже лет тридцать как вышла из моды, и столько же лет мужчины по всему свету, в том числе и он сам, грезили о ней. Волосы женщины были закреплены на макушке, но заколка держала плохо, и длинные волнистые пряди, выбившись, разметались по плечам. Марк снова взглянул на коттедж. Возможно, что-то и есть в этой чопорности. И мысленно про себя отметил, что, когда устраиваешь вечеринку, нужно приглашать всех соседей.

Заметив его, девушка резко остановилась.

– Вы не знаете, что здесь происходит? – обратилась она к нему, слегка запыхавшись после бега.

Единственное, что Марк знал в этот момент и о чем был бы не прочь поговорить, так это то, что его собеседница способна превратить бег трусцой в красочное зрелище. Но вместо этого он предпочел безопасное:

– Где?

– Вон там. – Она ткнула пальцем в сторону пляжного дома, и как раз в этот самый момент оттуда зазвучал голос Джерри Ли Льюиса. – Вы знаете что-нибудь про вечеринку?

Будучи военным фотокорреспондентом, Марк всегда шел напролом, часто напрашиваясь на неприятности, но сейчас что-то в наклоне ее подбородка заставило его сбавить обороты.

– А почему вы спрашиваете?

– Потому что я отвечаю за этот дом. – Она резко обернулась на дружный возглас пятидесяти трех человек. – Господи… – Ее глаза сузились, кулаки крепко сжались. – Ответственному за все это, кто бы он там ни был, придется многое объяснить.

Марк медленно кивнул. Да, сейчас ее явно не стоило приглашать выпить с ним по бокалу «Маргариты». Может, он и не знает половины гостей, но тем не менее это ведь его вечеринка, а этот факт вряд ли придется по вкусу его соседке.

Куда лучше выпить по бокалу вина, сидя у воды. И местный клуб еще открыт. Но сначала нужно избавиться от компании.

– Я абсолютно с вами согласен, – начал Марк, подходя к ней поближе.

Завтра, возможно, она возненавидит его, но сейчас разнообразия ради ему ужасно хотелось разыграть из себя хорошего парня.

– Марк Робинсон, – представился он. – И я здесь по той же причине, что и вы.

Рейчел не отрываясь смотрела на приближающегося к ней мужчину. Высокий. Его силуэт четко вырисовывался в лунном свете.

Он остановился и, слегка наклонив голову, спросил:

– С вами все в порядке?

Рейчел тряхнула головой:

– Да. Просто я немного обеспокоена. Я имею в виду дом.

Отвернувшись, Рейчел тяжело вздохнула. Сомнений быть не могло – сон был вещим. С чего бы еще ей показалось, пусть даже на какую-то долю секунды, что именно этого мужчину она видела у себя в спальне?

«Всему виной слишком богатое воображение», – мысленно убеждала себя Рейчел.

– Тогда почему бы вам не назвать свое имя?

У него был мягкий, бархатный голос, и Рейчел непроизвольно сделала шаг вперед, чтобы получше рассмотреть его лицо.

Его губы раздвинулись в улыбке.

– Я что, так странно выгляжу?

– Нет, – поспешила ответить Рейчел, едва не рассмеявшись от облегчения. – Вовсе нет.

Да, этот парень широк в плечах и строен, но у него борода! Ей бы никогда не приснилась борода. Ну, она могла еще допустить элегантно подстриженные баки или даже щегольской хвостик, но бороду!.. Никогда.

Она протянула руку:

– Рейчел Бэнкс.

Но улыбка у него довольно приятная. Васильковые глаза в обрамлении длинных темных ресниц, усталый задумчивый взгляд. Такой взгляд всегда возбуждает, он словно пронизывает…

– Насколько я понимаю, вы хотели бы обсудить, как нам лучше поступить в сложившейся ситуации? – начал он. – Здесь неподалеку есть ночной клуб…

Рейчел отступила на шаг и снова сосредоточила свое внимание на бороде.

«Нет никакого волшебства и не было никакого мужчины, – твердо сказала она себе. – Всего лишь сон, и ничего больше».

– Спасибо, – сказала Рейчел, переключаясь на дом. – Но я должна разобраться во всем немедленно.

И полная решимости получить на все ответ, Рейчел направилась к дому. Но вдруг замерла – он взял ее за руку.

Пальцы сжимали сильно, но в то же время мягко, точно как…

«Стоп», – сказала она себе и медленно обернулась.

– Позвольте мне, – прошептал он, и Рейчел не могла избавиться от ощущения, что она уже где-то слышала этот голос.

Он пошел, а Рейчел обратила взгляд к луне, но небесное светило ответило ей лишь безмолвной улыбкой. Да она, собственно говоря, и не ждала ответа. Боже, до чего она дошла – положила под подушку кусок пирога, и это при том, что она терпеть не может ореховые пироги.



Рейчел наблюдала, как он шел к ступенькам. В его движениях была грация. Грация – и одновременно сила и энергия, что, без сомнения, было очень сексуальным…

– Но абсолютно меня не интересующим, – пробормотала Рейчел, догоняя его. Простое совпадение и умеющая убеждать старушка.

– Подождите, – крикнула Рейчел, решив выбросить до поры до времени из головы все мысли о свадьбах, пирогах и прочей ерунде. – Это должна сделать я.

– Просто позвольте мне сначала проверить общее настроение, – остановил ее Марк и, жестом предложив ей остаться снаружи, стал подниматься на крыльцо, – Никогда не знаешь, чем все может обернуться.

Рейчел посмотрела на дверь.

– Я об этом не подумала, – призналась она. – Но вы абсолютно правы, я лучше пойду вызову полицию.

– Нет, – поспешил возразить Марк, одаривая ее обнадеживающей улыбкой. – Все может оказаться вполне безобидным.

Рейчел покачала головой:

– Если с вами вдруг что-нибудь случится, я себе этого никогда не прощу.

– Я сам вызвался, – напомнил Марк. – И поверьте мне, я не меньше вашего хочу, чтобы эти люди убрались отсюда. Просто постойте здесь, пока мне не станет ясно, как все устроить.

Рейчел отошла в тень, и Марк постучал в дверь. Он знал, что следует сделать, еще до того, как на пороге появился Броуди.

Броуди Макинтайр был крепким малым, с копной темных кудрявых волос и лицом, которое будет даже в старости казаться молодым. Они познакомились еще в школе, затем путешествовали по стране, сняв самые ужасные за всю историю кинематографа путевые зарисовки; но зато сумели выковать дружбу, крепость которой была столь надежной, что не требовала постоянного подтверждения.

Окончив колледж, Броуди вернулся во Флориду, сменив кинокамеру на пару рабочих ботинок, и продолжил свою деятельность в строительной компании отца. И именно его номер Марк набрал первым, приземлившись в Тампе.

Улыбнувшись, Броуди уже хотел было что-то сказать, но Марк кивком головы остановил его.

– Уже поздно, – сурово произнес Марк. – Соседи хотели бы знать, когда вы выключите музыку.

– И кто за все это отвечает и как он сюда вошел, – раздался из темноты голос Рейчел.

Марк многозначительно посмотрел на Броуди.

– Я отвечаю? – Броуди поднес руку к груди. Затем повторил уже утвердительно: – Я отвечаю.

Марк поборол смешок. Броуди всегда любил порисоваться.

– Я снял этот дом у миссис Демпстер. Очаровательная женщина. Она, кажется, отдыхает сейчас на озере Онтарио. Если хотите, можете взглянуть на договор…

– В этом нет необходимости, – прервал его Марк. Он ненавидел, когда Броуди начинал импровизировать. – Просто разберитесь с музыкой.

– Хорошо, – сказал Броуди и крикнул что-то в холл. Зазвучала спокойная романтическая мелодия. Повернувшись к Марку, Броуди демонстративно посмотрел на часы. – Я и не подозревал, что уже так поздно. – Повысив голос, он обратился к собравшимся: – Закругляемся, ребята!

– Соседи вас благодарят, – торжественно сказал Марк и стал спускаться вниз.

Рейчел вышла из темноты.

– Спасибо, что так блестяще справились с моей работой.

Когда Марк подошел поближе, она улыбнулась в первый раз за сегодняшний вечер. Просто улыбка, скромный изгиб губ. Никакой заданности и кокетства. Марк остановился и отступил назад. Она улыбалась искренне, от всего сердца, чего он совершенно не заслуживал.

Рейчел смотрела на него широко открытыми глазами, губы слегка приоткрыты. Вроде бы обычные губы, только удивительно мягкие, нежные. Черт, он должен оставить ее в покое.

Но сложность была в том, что она смотрела на него как на настоящего героя, словно он действительно сделал что-то благородное. А на него уже давно никто вот так не смотрел, и Марк не смог найти в себе силы прямо во всем признаться.

– Просто сделал то, что должен был сделать, – пробормотал он и, взяв ее за руку, повел к воде, подальше от дома и толпы гостей, отчетливо осознавая при этом, что в первую очередь он должен был бы увести ее от самого себя.

Они остановились у воды. Марк встал позади нее, достаточно близко, чтобы ощутить тонкий цветочный аромат. Так пахнут розы в летний день – старомодно, романтично и откровенно женственно.

Марк отступил назад.

– «Эльдорадо» еще работает. Может, выпьем по чашечке кофе? – предложил он, но, вспомнив про венки из сухих листьев, добавил: – Или травяного чая?

– Очень заманчиво, – согласилась Рейчел. Ее голос звучал мягко, мелодично. Она обернулась к нему.

– Это недалеко.

– Несколько минут ходьбы, – пробормотала Рейчел, но никто из них не двинулся с места. Она посмотрела ему в глаза и, смущенно улыбаясь, провела рукой по бороде.

– Вам нравятся бороды? – спросил Марк, неожиданно осипшим голосом.

– Я никогда не думала об этом, – прошептала она.

– Кто ты, Рейчел Бэнкс? – спросил Марк, обнимая ее за талию.

Забыв о гостях и вине, он видел перед собой только ее.

– То же самое хотела бы я знать о тебе.

Марк привлек ее ближе. Он услышал ее прерывистое дыхание, ощутил, как расслабились мышцы спины. Нежные руки обвились вокруг его шеи, мягкие груди коснулись его груди; большие карие глаза говорили ему то, что знать он абсолютно не хотел.

Совершенно неожиданный и нежелательный укол совести заставил его сдержаться. Кого она видела, когда вот так смотрела на него? И почему он медлит? Ведь он же ничего не теряет.

Откинув всякое чувство вины, Марк наклонил голову и коснулся ее губ.

Она улыбнулась.

– Щекотно, – сказала она мягко.

Когда же она запустила пальцы в его шевелюру, теснее прижимая к себе; требуя большего, он застонал, закрыв глаза, не думая ни о чем, полностью отдаваясь чувству.

– Марк, – окликнул его кто-то.

Он медленно поднял голову, все еще потерянный в огромных глазах и поцелуе, который одновременно обжигал и успокаивал.

– Марк? – снова раздался голос, и, обернувшись, они увидели спускающегося по лестнице высокого мужчину. – Отличная вечеринка, – крикнул мужчина, а стоящая за ним женщина махнула рукой, – Обязательно позови, если надумаешь устроить еще одну.

За ними спускались три женщины, одна из которых, длинноногая брюнетка, остановившись у лестницы, послала Марку воздушный поцелуй.

– Приятно было познакомиться. Жду звонка.

– Так это ваша вечеринка? – выпалила Рейчел.

Марк вздохнул – ее голос потерял все свое очарование. Теперь и речи не могло быть о кофе или еще о чем-нибудь. Он провел рукой по губам.

– Формально – да.

– Марк, дорогой.

Оглянувшись через плечо, Марк простонал, увидев Анну, сестру Броуди. Она садилась в машину.

– Желаю хорошо провести время, – сказала она, захлопывая дверцу.

– Я могу все объяснить, – начал Марк, но Рейчел уже спешила к своему коттеджу.

– Прости. Я слишком рано их выпустил, да? – Броуди хлопнул себя по лбу.

– Немного, – согласился Марк, наблюдая, как Рейчел поднимается по ступенькам.

– Может, она простит тебя, – предположил Броуди. Рейчел захлопнула дверь, и, поморщившись, Броуди добавил: – А может, и нет.

«Что, возможно, и к лучшему», – договорил про себя Марк.

Кого бы там эти карие глаза ни искали на пляже, это был явно не он.

Марк перевел взгляд на отъезжающие машины. Вот брюнетка, напротив, именно его искала весь вечер. Она высунулась из машины и послала ему воздушный поцелуй. Прекрасная возможность завести роман, только бы еще вспомнить, как ее зовут.

– Люси, – тихо подсказал Броуди и улыбнулся. – Она подружка моей сестры. Остановилась погостить по дороге на острова. Оставила свой номер у телефона. Такую нельзя упустить.

– Спасибо, – усмехнулся Марк и похлопал Броуди по плечу. – Пойдем выпьем.

– Чуть не забыл, – спохватился Броуди, когда они уже поднимались по ступенькам. – Тебе звонил какой-то Чак Беннет.

Марк что-то пробурчал и пошел дальше. Чак Беннет был его другом из конкурирующего агентства. Они делились информацией и соревновались в репортажах о событиях, начиная с сектора Газа и заканчивая Пекином. Значит, у Чака появились свежие новости и он хотел напомнить ему, что пора браться за дело.

– Он что-нибудь передал?

– Нет. Просто спросил, когда ты вернешься. Сказал, что перезвонит позже.

Марк не смог сдержать улыбку.

– Я сам позвоню ему. Пусть потешится.

Однако пока они шли, его взгляд неизменно возвращался к коттеджу. Через окна было видно, как Рейчел ходила взад и вперед по комнате. Неожиданно остановившись, она выглянула в окно. Улыбнувшись, Марк помахал ей рукой.

Она задернула шторы и выключила свет.

Вопросительно взглянув на Броуди, Марк сделал несколько шагов в сторону коттеджа.

– Может, мне следует пойти извиниться?..

Внутри коттеджа что-то с грохотом ударилось о стену, и Марк поспешил снова вернуться к дому.

– Возможно, стоит подождать до завтра.

– Хочешь совет? – Открыв дверь, Броуди оглянулся на Марка. – Позвони Люси.

Броуди вошел в дом, а Марк все наблюдал за окном Рейчел. Может, Броуди и прав. Женщины в кружевных оборках всегда доставляют головную боль. Они слишком многого ждут и слишком мало готовы поступиться приличиями.

Марк опустился на верхнюю ступеньку. С другой стороны, он действительно обязан перед ней извиниться или хотя бы все объяснить.

– Отличная вечеринка, – услышал он незнакомый голос.

Из двери вышли последние гости. Марк поднялся, чтобы попрощаться с ними, пожал руки, с благодарностью принял их дружеское похлопывание по плечу, но мысли его были далеко.

Вот уже уехал и Броуди, а Марк все стоял на залитом лунным светом крыльце, дожидаясь, когда погаснет последний огонек в соседнем коттедже, и думая о том, какое извинение ей понравилось бы больше всего.

Глава 2

Разровняв края розового платья, Рейчел затянула узел на пластиковом мешке и положила его на полку.

«Два упакованы, осталось четыре, – размышляла она про себя и, встряхивая голубое платье, бросила взгляд на часы. Без пятнадцати десять. Рейчел оторвала от рулона еще один мешок. – Я обещала доставить все к одиннадцати. Значит, на каждое платье минут по пять. На дорогу, если повезет, уйдет где-то минут тридцать. Сегодня ведь как-никак суббота».

Рейчел начала складывать следующее платье.

«Ну хорошо, на дорогу можно потратить и сорок минут, а двадцать – чтобы все разложить по коробкам. Трудно, но если пошевелиться, вполне реально».

Подняв с пола чашку, Рейчел быстро отхлебнула, обжигая рот горячим кофе. Ну почему она не доделала все вчера, ведь все равно не спала?

Она перепробовала все – медитацию, стакан горячего молока, даже силилась прочитать главу из книги по учету налогов, которую недавно приобрела, – но заснуть так и не смогла. Стоило ей закрыть глаза, как она видела Марка, его манящую улыбку и дразнящие глаза.

Рейчел подошла с чашкой к окну. Его джипа не было, и вообще ничто не напоминало о его присутствии: не осталось ни полотенец на перилах, ни сандалий на ступеньках. Может, он и правда был всего лишь сном. Но как тогда объяснить поцелуй?

Неужели она действительно поцеловала его? Совершенно незнакомого мужчину? И как! Не просто в щеку. Нет. Этот поцелуй – захватывающий душу, расплавляющий кости, заставляющий чаще биться сердце – ее ошибка. И это так не похоже на нее.

Рейчел тряхнула головой и сделала еще один глоток, но уже поменьше и более осторожно. Резким движением она поставила чашку на стол. Вот это уже в ее стиле.

Она никогда не отличалась склонностью к импульсивным, необдуманным поступкам и по пальцам могла пересчитать мужчин, с которыми целовалась. Для этого хватило бы и одной руки. Рейчел вспыхнула и отвернулась от окна. Теперь можно было загнуть палец и на второй. Нет, с ней явно творится что-то неладное.

Рейчел круто повернулась и посмотрела на часы. Чуточку везения, еще одна чашка кофе – и, возможно, она успеет выполнить доставку в срок.

Неожиданный стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

– Ну, кто там еще? – буркнула Рейчел, открывая дверь.

На пороге стояла Аманда Гудмэн. На ногах ролики, на голове шлем. Рейчел не знала ни одной другой женщины, которая бы так всерьез воспринимала статьи о том, как познакомиться с мужчиной. Аманда изучила процесс обработки древесины, торчала в табачных лавках, могла блеснуть знаниями, если разговор заходил о какой-нибудь старинной машине. И спорт она не бросала, очевидно, только потому, что видела в нем прямую дорогу к замужеству.

– Ленты на колесах, вы звоните, мы приносим, – выпалила улыбающаяся Аманда, протягивая красную коробочку.

Взяв Аманду за руку, Рейчел ввезла ее в дом.

– Рада тебя видеть, – призналась она и, подождав, пока Аманда обретет равновесие, ткнула пальцем в сторону раскройного стола, на котором стояли приготовленные коробки. – Нужно побыстрее все упаковать.

Положив на стул шлем, Аманда отстегнула от пояса сумку.

– Банты должны быть твои фирменные или мои?

– Все равно, только побыстрее, – отозвалась Рейчел, бросив ей рулон белой атласной ленты.

Аманда отстегнула налокотники и швырнула их вместе с сумкой на пол.

– А ты не хочешь сначала посмотреть, что я тебе принесла? – поинтересовалась Аманда, размахивая коробочкой, словно красным флагом, – Уверена, ты будешь поражена»

– Что-то новенькое?

Аманда была не только лучшим поставщиком бисера и других отделочных украшений, но и самой пробивной женщиной, которую Рейчел когда-либо встречала. Она могла достать все – старинные ленты, французское кружево, отделанные тканью пуговицы. И в то же время не брезговала упаковывать платья для клиентки, которая была больше чем просто подругой.

– Наверное, это ленты для свадебного платья невесты в стиле Джейн Остин.

– И для ее подружки, – добавила Аманда, доставая из коробки две тончайшие муаровые ленты, желтую и голубую. – Подлинное производство, привезено из штата Массачусетс. – Она приложила ленту к платью невесты. – Думаю, сама Джейн была бы довольна. По крайней мере лентами. – Аманда критически оглядела платье. – Честно говоря, отвратительный наряд.

Обвязывая лентой коробку, Рейчел бросила взгляд на платье. Ей очень нравилась Джулия Хедерингтон, но Аманда была права. Простое платье, которое невеста описала изначально, было похоронено под всевозможными отделками и добавлениями, предложенными ею за последние несколько месяцев.

Джулия ничего не упустила: банты и сборки, кружевной воротник и платочки, украшенная цветами шляпка и прозрачные перчатки. По мере приближения свадьбы Рейчел со страхом ждала, что еще может прийти на ум Джулии.

– Это часть свадебного сценария, – объяснила Рейчел, снова повернувшись к коробке и сосредоточив внимание на банте. – Джулия хочет запечатлеть наш век.

– Век? Да здесь целая эпоха! – Аманда повесила ленты на манекен и подкатила к столу. – Джейн Остин пришла бы в ужас от такого платья.

Рейчел отнесла коробку к двери.

– Это ее свадьба.

– Но и твоя репутация. Вспомни старую мудрость: «Клиент редко бывает прав». – Аманда снова посмотрела на платье и поежилась. – Только попробуй кому-нибудь сказать, что я хоть что-то доставала для этого платья, я тебе этого никогда не прощу.

– Не беспокойся, свадьба будет скромной. И я обещаю, что по ее завершении мы никогда о ней не вспомним, – улыбнулась Рейчел и, отмерив три фута белой ленты, протянула их Аманде. – Завяжи-ка лучше бант, пожалуйста.

Аманда пробормотала что-то в ответ и принялась за дело.

– Ну, спроси меня, как я провела вчерашний вечер?

– Снова влюбилась? – догадалась Рейчел по ее улыбке.

– Возможно, – пропела Аманда, ловко закручивая бант. Покончив с ним, она отнесла коробку к двери. – Я каталась на роликах по причалу, как вдруг одно из колесиков зацепилось за доску, и я приземлилась прямо на колени белокурого бога. Догадываешься, что было потом? – Аманда махнула рукой, словно говоря: «Можешь не отвечать», – и продолжила: – Его зовут Итан. Он биржевой маклер, и ему нравится альтернативный джаз. – Аманда вздохнула и потянулась за следующей коробкой. – Уверена, он именно тот.

Рейчел взяла сумочку и принялась искать ключи от машины.

– Так же как и компьютерный гений, которого ты встретила, катаясь на байдарке? Или как дантист, с которым вы переправлялись на плотах через горный поток?

– Те были случайностью, – парировала Аманда, облачаясь в свою экипировку. – А этот… – Она понизила голос. – Этот – судьба.

– Судьба? – повторила Рейчел, остановившись с коробкой в дверях. – Ты действительно в это веришь? Я хочу сказать, веришь ли ты в то, что двое людей могут быть предназначены друг для друга судьбой? – Она покачала головой. – Ладно, забудь об этом. Пошли.

Аманда преградила ей дорогу:

– Кого ты встретила?

– Никого. Я опаздываю.

– Ты не можешь так со мной поступить. Особенно после того, как я рассказала тебе про маклера.

Рейчел посмотрела в ожидающие карие глаза Аманды, размышляя, стоит ли рискнуть.

Она облизнула губы и бросила взгляд на пляж. Он был сейчас похож на главную улицу города, заполненную людьми, которые гуляли, бегали, собирали ракушки, лежали на одеялах и сидели в пляжных креслах.



– Ну ладно, – понизив голос, начала Рейчел, – ты когда-нибудь слышала про то, что, положив под подушку кусочек свадебного пирога, можно во сне увидеть своего суженого?

– Да, это старое поверье. Говорят также, что быть в церкви во время венчания – это к удаче, а натолкнуться на зеленое свадебное платье – к беде. Но я никогда не слышала, чтобы кто-то это делал.

– Я сделала.

– Кто-то дал тебе кусочек пирога? – рассмеялась Аманда. – И ты положила его под подушку?

Рейчел ничего не ответила, и, удивленно раскрыв рот, Аманда воскликнула:

– Положила, да?

Рейчел затащила ее обратно в дом, так как на них уже начали оборачиваться.

– Говори потише.

– Ну, так что? Тебе приснилось что-нибудь?

Рейчел уже готова была сказать «нет», но неожиданно для себя кивнула. Глаза Аманды округлились еще больше.

– Ты видела его?

Чувствуя, что ее подруга так же легко поддалась фантазии, как и она сама, Рейчел немного успокоилась и снова кивнула.

Прерывисто вздохнув, Аманда подошла поближе.

– Послушай, это очень важно. Где именно для тебя взяли этот пирог?

– Понятия не имею, – буркнула Рейчел, поднимая коробки и накидывая на плечо сумочку. – В любом случае это не имеет никакого значения – я не видела его лица.

Аманда загромыхала за ней по ступенькам.

– Но ведь что-то ты о нем можешь сказать?

Перейдя дорогу, Рейчел остановилась у машины.

– Высокий, широкие плечи, узкие бедра.

– Насколько высокий? – не унималась Аманда.

Подкатив к машине, она достала из сумки блокнот и карандаш.

– Больше шести футов, – ответила Рейчел.

Ее взгляд непроизвольно скользнул к пляжному дому.

Аманда что-то быстро чертила в блокноте.

– Плечи накачанные или как у рабочего человека?

– Как у рабочего, – мягко ответила Рейчел, потому что не могла представить себе его за письменным столом.

Сделав запись, Аманда ткнула карандашом в сторону Рейчел:

– Знаешь, есть что-то чарующее в мужчине, который занимается физическим трудом. Так, ладно, а какие ноги мы ищем?

– Длинные, очень длинные… – Рейчел замолчала на полуслове – на дороге показался джип Марка. Она опустила голову и засуетилась с ключами. – Зачем все это?

– Чтобы найти его, разумеется, – удивляясь непонятливости подруги объяснила Аманда и, раздраженно вздохнув, посмотрела на свои записи. – Итак, начинать надо естественно с дорожных бригад и строительных площадок. Если мне не изменяет память, на острове Сокровищ началось строительство нового многоквартирного дома. – Аманда бросила блокнот в сумку и закрыла ее. – Ну, это мы выясним в понедельник, а сейчас…

– Никакого сейчас, – прервала ее Рейчел. – И нет никакого мужчины. Это был всего лишь сон. – Краешком глаза она видела, как Марк взбежал через две ступеньки по лестнице и скрылся за дверью. – Унизительный сон, – пробормотала она, запихивая в багажник коробки. Сняв сандалии, она бросила их вместе с сумочкой на переднее сиденье. – И только попробуй кому-нибудь проболтаться. Между надеждой и отчаянием очень тоненькая грань, и, боюсь, я ее переступила.

– Не будь смешной. То, что ты сделала, так же естественно, как гадать на ромашке или загадывать желание при виде упавшей звезды. Кстати, я действительно верю и судьбу, настоящую любовь и единение душ. Но как правильно говорится в пословице: «Если будешь ждать, ничего не получишь».

Открыв капот и подперев его рычагом, Рейчел направилась к сараю, примыкающему к коттеджу.

– И что это значит?

– А то, что нельзя просто так сидеть и ждать, когда этот парень придет. Ты должна сама его найти.

– Каким же образом? Раздавать листовки? Разыскивается высокий, темноволосый незнакомец…

– Ты не говорила, что у него темные волосы.

– Все, хватит.

Аманда слегка тронула ее за руку.

– Рейчел, я просто хочу сказать, что тебе нужно почаще куда-то ходить.

– Я и так дома не сижу. Кстати, вчера вечером я познакомилась с классным парнем. Его зовут Кевин. Он оформляет страницы в Интернете. Мы танцевали всю ночь, и его телефон записан у меня на доске над письменным столом.

– Звучит многообещающе, – одобрительно присвистнула Аманда.

– Только он блондин, – вырвалось у Рейчел. Откинув голову, она хлопнула себя по лбу рукой. – Сама не знаю, почему я это сказала.

Аманда рассмеялась:

– Сделай одолжение – позвони ему. Возможно, он и не мистер «то, что надо», но какое это имеет значение? Надо с чего-то начинать, – посоветовала Аманда. На ее губах заиграла озорная улыбка. – Поверь мне, мистер Плохой Парень может доставить массу удовольствия.

Вспомнив про Марка и поцелуй, Рейчел закрыла глаза. Однако она не могла бы отрицать, что где-то внутри ощутила резкую сладостную боль.

– Спасибо за совет, – бросила Рейчел и, взяв с полки бутылку машинного масла, снова пошла к машине. – Но сейчас мое единственное желание – добраться вовремя до дома Тиффани Карбон.

– Обещай, что позвонишь, – крикнула Аманда, уже несясь вниз по дороге. – И дай знать, если вспомнишь еще что-нибудь про сон.

– Непременно, – пробормотала Рейчел, украдкой взглянув на пляжный дом.

Марк сидел на верхней ступеньке крыльца, развалясь и вытянув ноги. У уха он держал телефонную трубку. Конечно, ему и дела нет до нее.

Рейчел сделала шаг вперед. Может, Аманда права? Может, пришло время веселиться, не думая о завтрашнем дне и о последствиях? Словно почувствовав ее взгляд, Марк неожиданно поднял голову. Рейчел, вспыхнув, резко отвернулась. Нет, похоже, время развлекаться все-таки еще не наступило.

Рейчел перевела взгляд на коттедж. Но вот для звонка Кевину время подходящее. Она посмотрела на часы. Благодаря Аманде она сэкономила немного времени, как раз чтобы позвонить. Плюхнув бутылку масла на крышу машины, она бросилась по песку к дому.

Марк хмуро оглядел пляж, пытаясь понять, что заставило ее так стремительно исчезнуть.

– Ты еще здесь?

Марк вздрогнул.

– Да, прости, Чак. Я не расслышал тебя, можешь повторить?

– Я сказал, что ты должен быть здесь.

Марк попытался сосредоточится на том, о чем ему говорил Чак, но взгляд его неизменно возвращался к маленькому коттеджу.

Почти всю ночь Марк провел на крыльце, наблюдая за отражением луны на водной глади и за ее домом. Каждый раз, когда он бросал взгляд на коттедж, его охватывало желание постучаться в дверь и попросить разрешения попробовать все с самого начала. Почему-то это казалось ему очень важным.

Рейчел показалась на пороге, и губы Марка тронула улыбка. Вчера он понял, что она не из тех, с кем можно просто приятно провести время и забыть об этом. При свете дня это впечатление лишь усилилось. На Рейчел было белое хлопчатобумажное платье на бретельках.

Никакого шлейфа и бахромы до пят. Она шла босиком, волосы собраны на затылке. Ему ужасно захотелось вытащить заколку и запустить пальцы в разметавшиеся по плечам локоны.

С легкой улыбкой девушка подошла к своему драндулету и взяла с крыши бутылку масла.

Увидев, как она наклонилась, заливая масло в мотор, Марк провел рукой по волосам. Она была чертовски сексуальна, но, кажется, совершенно не отдавала себе в этом отчета, как, впрочем, и не подозревала, какое действие она оказывала на него. Подсознательно он понимал, что должен оставить ее в покое, но чем больше он наблюдал за тем, как она возится со своей дурацкой машиной, тем сильнее ему хотелось побыть в ее глазах настоящим героем.

– Ты слушаешь меня или нет? – спросил Чак. Связь была плохой, но его уверенный тон отчетливо прорывался сквозь помехи. – Весь следующий год я буду ежедневно выходить в эфир из самого пекла, разрываясь между наркобаронами и террористами. Чертовски жаль, что тебя здесь нет. Кстати, как твое плечо?

– Нормально, – машинально ответил Марк, пытаясь вспомнить, зачем он вообще позвонил Чаку. Что-то вроде самоистязания, временная слабость. – Похоже, ты нашел рай, так что не буду тебя задерживать…

– Подожди. Я хотел попросить тебя об одолжении.

– Нет, я не стану выдвигать тебя на звание человека года от «Тайм».

– Это серьезно, – прервал его Чак. – Речь идет о Бритни.

Чак так часто рассказывал о своей дочери, что Марку казалось, что он давно ее знает. Замечательная девочка восьми лет, живёт сейчас с мамой в Штатах. Марк насторожился.

– Ничего страшного, надеюсь, не случилось?

– Нет, с ней все в порядке. Я просто хотел, чтобы ты снял ее школьный спектакль.

Вся злость, все сомнения, про которые он забыл, уехав из Лондона, вдруг снова заполнили его сознание. Марк медленно поднялся.

– Должен тебя разочаровать, Чак, но я не снимаю семейные собрания, свадьбы и школьные спектакли. Я ведь все-таки, если ты помнишь, фоторепортер.

– Конечно, приятель, – заспешил Чак. – Я не стал бы просить, но это очень важно, и нет никого, кто бы мог помочь мне. – Он в нерешительности замолчал, затем, вздохнув, снова заговорил: – Марк, я в отчаянии. Мне действительно нужна твоя помощь.

Марк спустился с крыльца, наблюдая, как Рейчел выбросила пустую бутылку в ящик для мусора.

– У нее главная роль, она будет что-то петь, – умолял Чак. – Я не могу там быть, дружище. Очень хочу, но не могу. Понимаешь?

Марк кивнул. Конечно, он все понимал. Если бы он был сейчас в Центральной Америке, он бы тоже попросил кого-нибудь снять свадьбу его сестры. В их работе конкуренция была очень высока. Если откажешься, за дело возьмется кто-то другой. А Марк всегда был первым в списке.

– Моя бывшая ничего мне не пришлет, – продолжал Чак. – Ни программки, ни фотографии, ничего. Знаю, что прошу о многом, но мы дружим с тобой уже так давно, и я подумал, раз ты все равно во Флориде, может, сможешь доехать до Майами и снять для меня спектакль…

Его голос неожиданно сделался невероятно усталым. Марк почувствовал, что сейчас ему очень нужен друг. Он поискал ручку.

– Куда ехать?


Рейчел с грохотом захлопнула капот. Уровень масла можно было не проверять – старая развалина в любой поездке съедала целую бутылку. Она сводила Рейчел с ума, и каждый очередной месяц, который она на ней ездила, можно было считать подарком неба.

Бросив взгляд на часы, Рейчел помчалась обратно к сараю, на этот раз за тряпкой. Со временем пока все было в порядке. А когда она вернется от Карбонов, Кевин, возможно, уже перезвонит.

Проходившая мимо пожилая пара в одинаковых шортах и шляпах, остановилась у машины.

– Как бегает твоя девочка? – осведомился старичок.

– Как всегда, Билл, – отозвалась Рейчел. – Как-нибудь не выдержу и куплю новую.

– Я угрожаю ему тем же, – пошутила его жена Маргарет.

Рейчел рассмеялась, увидев притворно испуганное выражение лица Билла. Вашингтоны прожили вместе на этом пляже почти пятьдесят лет, и окружающие были уверены, что они, если смогут, проживут здесь еще столько же. Их брак будет длиться вечность. И именно такого брака Рейчел желала всем невестам, именно о таком она мечтала и сама.

Ей не нужны ни поцелуи, от которых подкашиваются ноги, ни обжигающие кожу объятия. Ей нужен человек, который будет до конца дней своих смотреть на нее так же, как Билл смотрит на свою жену.

Махнув на прощание рукой, они медленно пошли к своему дому.

– Если что – звони, не стесняйся.

– Обязательно, – пообещала Рейчел и, сев за руль, повернула ключ зажигания.

Машина заурчала, но не завелась. Рейчел откинулась на сиденье. Старая развалина всегда чувствовала, когда она нервничала. Рейчел мысленно расслабилась и попробовала еще раз. Без результата. Она стала ласково уговаривать машину, потом ударила кулаком по приборной доске. Все то же.

– Только не сейчас, – пробормотала Рейчел, открывая дверцу.

У переднего бампера, сияя улыбкой, стоял Марк.

– Нужна помощь?

Борода все так же покрывала большую часть его лица, но глаза, если это вообще возможно, казались еще синее, чем вчера, и в них горел все тот же веселый огонек.

Достав из-под сиденья отвертку и аэрозоль, Рейчел прошествовала мимо него.

– Вы, случайно, не должны сейчас быть на какой-нибудь пирушке?

– До обеда – нет, – рассмеялся Марк. – Сможет ли помочь мое извинение?

– Скорее всего нет. – Подперев рычагом крышку капота, Рейчел медленно повернулась к нему: – Вы мне свет загораживаете.

– Ну хотя бы позвольте помочь вам, – невозмутимо продолжал Марк. – Так сказать, по-соседски.

– Мы недолго будем соседями, – отозвалась Рейчел и, не поднимая головы от мотора, стала отвинчивать гайку на крышке карбюратора.

– Почти целый месяц.

– Три недели и четыре дня. – Рейчел посмотрела на Марка. – Миссис Демпстер очень точно указала даты, когда я ей звонила.

– Понятно, – протянул Марк, снимая крышку с карбюратора. – Что еще она вам сказала?

– Что вы из наших мест. Приехали в отпуск и вас очень рекомендовали. Я посоветовала ей в следующий раз более тщательно проверять информацию.

– А вы посоветовали ей наложить запрет на вечеринки? – поинтересовался Марк, потянувшись за фильтром. – Позвольте мне все-таки помочь вам.

– Сама справлюсь, – проворчала Рейчел, схватив деталь раньше его. – Кстати, о вечеринке я ничего не сказала. Так сказать, по-соседски.

– Да вы просто подарок судьбы. И если вам от этого станет легче, дом в полном порядке. – Марк улыбнулся. – Можете прийти посмотреть.

Рейчел натянуто улыбнулась и взяла в руки аэрозоль.

– Я подумаю о вашем приглашении.

– Может, доверите это мне? Уверен, вы справитесь и одна, но вдвоем-то быстрее. – Он указал на аэрозоль. – Дайте мне отвертку с жестянкой. Заводите машину, а я попрыскаю.

Рейчел стиснула зубы. Ей не хотелось, чтобы Марк ей помогал, как, впрочем, и кто-нибудь другой. Но он говорил дело, да и время поджимало.

– Держите. Впрыскивайте по одной-две секунды. Не больше.

Марк встряхнул содержимое жестянки.

– Дайте знать, когда будете готовы.

Швырнув ему фильтр, Рейчел бросилась за руль. Когда пройдет этот месяц, она устроит шикарную вечеринку для Ганьонов из Шавинигана.

Установив отвертку и направив распылитель на карбюратор, Марк замер в ожидании.

«Позлиться она, пожалуй, еще немного может», – решил он про себя.

– Давайте.

Марк брызнул, но мотор не издал ни одного звука.

– Еще раз, – крикнула Рейчел, но результат оказался тем же.

– Сдох, – вынес приговор Марк, укладывая на место фильтр и закручивая крышку.

– Нужно еще немного времени, – не унималась Рейчел. Затем, безнадежно опустив руки, она пробормотала: – Или хорошего специалиста.

Механик предупреждал ее. Но почему это случилось именно сейчас? Рейчел вышла из машины и хлопнула дверью.

– Подвезти?

– Меня подбросят Вашингтоны. – Рейчел указала рукой на соседний дом.

Марк прикрыл глаза от солнца.

– У них старый светло-голубой «гэлакси»? – Она кивнула, и Марк опустил руку. – Тогда вам не повезло, они как раз выезжают на дорогу.

Рейчел замахала руками, и Маргарет махнула ей в ответ, явно предполагая, что Марк поможет ей справиться с ее проблемами.

– Куда вам нужно?

– В Тампу, – ответила Рейчел, указывая на коробки на заднем сиденье. – Эти платья должны быть там через пятнадцать минут.

– Вы шьете платья?

– От вас, похоже, ничего не скроешь? – вздохнула Рейчел, направляясь к дому.

– Позвольте отвезти вас, – догнал ее Марк.

Дойдя до крыльца, Рейчел остановилась.

– Еще одна услуга по-соседски?

– А что еще остается делать? – улыбнулся Марк.

Рейчел посмотрела на джип. Он стоял на дороге, готовый ринуться в путь. Крыша откинута. Рейчел уже думала об этом. Представляла, как будет сидеть рядом с ним, как ветер будет трепать ее волосы, а солнце ласкать лицо. Рейчел отвернулась.

– Спасибо, но я вызову такси.

Марк удивленно посмотрел на нее:

– Вам не нравлюсь я или мой джип?

– Оба, – прошептала Рейчел и поспешила в дом.

Набирая номер, она выглянула в окно. Марк стоял, прислонившись к ее машине. Закрыв глаза, он подставил лицо солнцу, явно намереваясь ждать сколько угодно.

– Упрямец, – пробормотала она, но не смогла сдержать улыбку.

На другом конце провода ответили:

– Вы позвонили в компанию «Дайамонд кеб». Ваш звонок очень важен для нас…

– Еще бы, – прошептала Рейчел и отвернулась от окна.

Опустившись на стул, она машинально стала перебирать лежавшие на столе бумаги. Счет за ткань, памятка о том, чтобы купить еще жемчужин на отделку платья Уилсон, заявочный бланк на участие в конкурсе, уже заполненный, осталось только оплатить регистрационный взнос.

– Мы очень благодарны за ваше терпение…

Рейчел взяла бланк и откинулась на спинку стула. До выставки молодых дизайнеров в Майами остался всего один месяц. В поисках новой звезды туда слетятся покупатели со всей Европы и Штатов. Регистрация заканчивалась в конце следующей недели, и, если ее машине действительно понадобится серьезный ремонт, о конкурсе придется забыть до следующего года.

– Пожалуйста, не вешайте трубку и… «Дайамонд кеб». Чем могу помочь?

– Я бы хотела заказать такси к ателье свадебных платьев, – сказала Рейчел, бросив быстрый взгляд за окно.

Не найдя Марка, она отметила про себя, что несказанно рада этому факту.

– К сожалению, на ближайший час у меня ничего нет, – ответил диспетчер.

– Но у меня нет времени.

– Сегодня в парке день выпускников, и список с заявками уже длиной с целую милю. Если кто-нибудь откажется, я дам вам знать. Иначе клиенты могут устроить скандал водителям.

– Я никому не скажу, обещаю.

– Девушка, речь идет о моих лучших клиентах. Вы, наверное, даже представить себе не можете, сколько эти люди могут помнить обиду!

Рейчел бросила трубку. И что теперь? Она принялась ходить взад и вперед по комнате. Можно начать обзванивать друзей и соседей, а можно просто постучаться в дверь к Марку и без проблем доставить эти платья.

Рейчел направилась к двери. Спокойствие Тиффани Карбон было для нее куда важнее, чем собственная гордость.

Подготовив извинения и зажав в руке деньги на бензин, она уже прошла полпути, когда заметила прислонившегося к джипу Марка. В руках он держал ключи, а на заднем сиденье громоздились ее коробки.

Увидев ее, он улыбнулся:

– День выпускников. Вам сегодня ни за что не достать такси. – Он открыл ей дверь. – Я узнал об этом из «Подсказки для гостей» миссис Демпстер.

Рейчел стояла не шевелясь, совершенно растерянная. То, что он сделал, было либо непростительной самоуверенностью, либо чем-то невероятно милым. Хотелось бы ей узнать, чем все-таки это было.

Подняв руки, он тут же опустил их – типичный жест непонимания у мужчин.

– Знаю, нужно было сначала спросить, но так мне показалось быстрее.

Несмотря на то что она уже почти остановилась на версии о самоуверенности, вторая все-таки начинала побеждать. И поскольку время неумолимо истекало, Рейчел подхватила сандалии и пустилась бегом по песку.

– Кстати, – улыбнулась она, забираясь в джип, – помните, вы спросили меня вчера, нравятся ли мне бороды? – Она хлопнула дверью. – Так вот, мне они не нравятся.

Глава 3

Наконец машина остановилась у дома Карбонов. В ушах еще шумел ветер, во рту пересохло, но как они ни спешили, все равно опоздали. Карбоны обитали на огромном ранчо. Вымощенная плиткой дорожка бежала по широкому газону, на котором красовалась поливальная установка. Из окна за ними наблюдали шесть пар глаз и ни одной улыбки.

Поправив юбку, Рейчел потянулась за коробками.

– Оставайтесь здесь, – сказала она, снова посмотрев на окно. – Нет никакого смысла лезть в пекло вдвоем.

– Преодоление опасностей – смысл моей жизни.

Его торжественный тон заставил Рейчел улыбнуться. И прежде чем она успела его остановить, Марк сгреб правой рукой коробки, но тут же, поморщившись, переложил их в левую и двинулся к дому.

– Что у вас с рукой?

– Старые боевые раны, – обернулся он. – Когда-нибудь я расскажу вам об этом.

Рейчел стояла около джипа, наблюдая за его легкой, уверенной походкой. Интересно, чем в действительности он зарабатывает себе на жизнь?

Соединив южный акцент и длинные ноги, ее романтическое воображение нарисовало образ ковбоя, нет, лучше участника родео. Раненый чемпион. Человек, который, собрав волю в кулак, твердо держится до победного конца.

Вспомнив про следящие из окна глаза, Рейчел поспешила к дому, напоминая себе, что конец созданному ею образу наступит через восемь с половиной секунд.

– Отсюда понесу я, – сказала Рейчел, когда они дошли до конца дорожки.

Но миссис Карбон уже стояла в дверях: руки скрещены на широкой груди, губы сжаты в тонкую ниточку.

– Вы опоздали, – строго заметила она, затем окинула быстрым взглядом Марка. – Кто это?

– Марк Робинсон, – протянул он руку. – Я просто помог Рейчел.

– Моя машина никак не заводилась… – начала было Рейчел, но мать невесты упреждающе подняла руку.

– Расскажите об этом Тиффани. – Отступив назад, она кивнула в сторону гостиной. – Она там.

В гостиной в качающемся кожаном кресле сидел мистер Карбон.

– Вы опоздали, – буркнул он и снова уставился в телевизор.

Но шесть женщин, которые ожидали приезда Рейчел у окна, так легко прощать явно не собирались. Они сгрудились вокруг невесты и двинулись растревоженной стаей на Рейчел.

– Прости, Тиффани…

Но тут все взгляды моментально переключились на пошедшего следом за ней Марка.

– Для очаровательной невесты, – молвил он, одаривая девушек чарующей улыбкой. – Это, должно быть, вы.

– Как вы узнали? – расцвела Тиффани.

– По глазам, – мягко ответил Марк и, поставив на столик коробки, отступил назад.

Смущенно заулыбавшись, невеста принялась развязывать ленточки, и через мгновение весь ее гнев утонул в море белого атласа, кружев и жемчужин.

Пока Тиффани и ее подруги суетились возле платья, Рейчел незаметно подвинулась к Марку.

– Не нужно было этого делать, – прошептала она, не отрывая глаз от невесты. Марк удивленно поднял брови, и Рейчел слегка наклонилась к нему: – Ваше вмешательство было совсем ни к чему.

– Вмешательство? Клянусь, я только улыбнулся и передал коробки. – Марк наклонился к ней. – Расслабьтесь, – прошептал он, целуя ее в шею. – Жизнь ведь так коротка.

Такого Рейчел никак не ожидала и уж тем более не хотела, но от прикосновения его губ по телу пробежали мурашки, а кровь стремительнее понеслась по венам.

«Черт бы его побрал, – мысленно выругалась Рейчел. – Если еще кто-нибудь посоветует мне расслабиться…»

Но тут она осеклась – на месте Марка уже стояла подружка невесты.

Рейчел улыбнулась:

– Твое платье во второй коробке.

– Уже видела, – отозвалась девушка и кивнула в сторону Марка: – Твой новый парень?

Покачав головой, Рейчел потерла шею.

– Просто сосед.

– А я и не знала, что у тебя такие интересные соседи. – Она перевела взгляд на Рейчел: – Не возражаешь, если я им займусь?

– Как хочешь, – пожала плечами Рейчел и отвернулась к невесте. – Ну, что скажешь, Тиффани?

– Оно великолепно.

Рейчел кивнула. Краешком глаза она наблюдала, как подружка невесты подплыла к Марку. Голова чуть склонена, глаза распахнуты, губы приоткрыты. Словно она собиралась подойти к нему и…

– Рейчел?

Она обернулась и увидела перед собой улыбающуюся Тиффани.

– Ты что-то хочешь мне сказать?

– Нет, ничего.

– Иди примерь платье, пока Рейчел здесь, – засуетилась миссис Карбон, прогоняя девушек наверх. Нахмурившись, она обратилась к подружке невесты: – И ты тоже, Анджела.

Когда вся компания умчалась наверх, миссис Карбон ткнула пальцем в Рейчел:

– Вы идите на кухню. А вы, – она указала Марку на диван, – оставайтесь здесь.

Рейчел вышла вслед за миссис Карбон. Мистер Карбон повернулся к Марку и спросил:

– Вам нравятся канноли?

– Конечно.

– Тогда присаживайтесь. Не пожалеете.

Пока Марк усаживался на диван, мистер Карбон направил пульт на телевизор.

– Послушаем новости. Люблю быть в курсе событий.

Марк кивнул. Экран уже завладел его вниманием.

Новость дня – взрыв бомбы в оживленном торговом центре. Машины «Скорой помощи». Кровь. И снайпер, стреляющий в спасателей. Но больше всего его заинтересовал голос за кадром, задающий вопросы очевидцам.

У женщины на экране были взъерошены волосы, ее всю трясло. Она была на грани истерики. Но голос за кадром оставался спокойным. Это помогало женщине расслабиться, подумать.

– Вы видели кого-нибудь поблизости перед взрывом? – прозвучал вопрос.

Марк придвинулся поближе и весь обратился в слух. Он готов был поклясться…

– Вы можете описать этого человека? – раздался следующий вопрос.

Это был Чак. Он, как и всегда, в авангарде. Марк усмехнулся и откинулся назад. Его собственное агентство сейчас, наверное, грызет локти от злости.

Прищурившись в камеру, женщина начала описывать человека, которого она видела бегущим от здания, когда мимо вдруг просвистела пуля и где-то рядом грохнуло. Вскрикнув, женщина резко присела, рука же оператора даже не дрогнула.

Марк ближе наклонился к телевизору. Сидя в этой спокойной, уютной гостиной, мыслями он был на месте происшествия. Держать камеру ровно, ни на минуту не прекращая снимать. Все остальное не имеет значения.

– Канноли? – предложила миссис Карбон. В руках она держала поднос.

Не отрываясь от экрана, Марк протянул руку за пирожным.

В комнату вошла Рейчел. Она несла поднос с бокалами и бутылку вина. Миссис Карбон покачала головой:

– Может, выключим телевизор? Как можно смотреть такие вещи средь бела дня? – Она поморщилась, когда оператор направил камеру на лежащих под грудой обломков мужчину и женщину. – Ну почему они всегда стараются показать все самое страшное?

– Бывает и похуже, – мягко заметил Марк. – Самое страшное вырезает редактор, иначе чей-то обед может быть испорчен. – Он указал на экран. – Оператор отлично выполняет свою работу. Посмотрите. Сначала он дает общий план, как бы подводит вас издалека. А теперь если он умный, то покажет немного крови, несколько трупов и симпатичных свидетелей. – Марк улыбнулся, увидев на экране молодую женщину, суетившуюся возле группы школьников. – А этот парень умен, что и обеспечивает ему выход в эфир в шестичасовых новостях – и с главной темой дня.

– Вы говорите, как репортер, – заметила миссис Карбон.

Марк поднял голову. Его сердце учащенно забилось, кулаки сжались. Смутившись, он откинулся на спинку дивана.

– Я не репортер. Я фотокорреспондент. – Тяжело вздохнув, он потянулся к своей тарелке. – Очень вкусно. – Он посмотрел на миссис Карбон. – Вы сами их пекли?

– Конечно, – сказала она и ткнула пирожным в экран. – Так вы работаете на телевидении? На каком канале?

Марк покачал головой.

– В информационном агентстве в Лондоне.

– Лондон, – пробормотала Рейчел и улыбнулась. – Вы так далеко от дома.

Марк бросил взгляд на Рейчел, пытаясь прочесть выражение ее глаз, но она слишком быстро отвернулась, а миссис Карбон продолжала свой допрос:

– Вас посылают снимать только подобные вещи?

Марк пожал плечами:

– Нас посылают туда, где есть что снимать. Шахматный турнир или демонстрации в Европе. То, за что можно получить хорошие деньги. – Он снова повернулся к экрану. – Но пули и взрывы, конечно же, всегда вне конкуренции.

«Интересно, – подумала Рейчел, откусывая кусочек пирожного, – какой Марк настоящий: тот, который пытается очаровать миссис Карбон и поедает ее канноли, или тот, кто совсем недавно заставил трепетать мое тело?»

Сейчас он казался ей таким уставшим и очень печальным.

Нет, конечно, этого ей знать не надо. Она должна заплатить ему за дорогу, и все. Он просто сосед, который через пару недель упорхнет обратно в свой Лондон.

– Мама, папа, идите же посмотрите, – раздался голос Тиффани.

Рейчел вышла вслед за Карбонами в холл.

Невеста спускалась по лестнице. Она обогнула поворот, и длинный шлейф, усеянный жемчугом, раскинулся на три ступеньки за ней. Это платье действительно было одним из самым эффектных, которые Рейчел когда-либо делала: с огромными буфами на рукавах с кружевными фалдами. А чтобы расшить его бисером, она потратила больше ста часов.

– Красавица, – прошептал мистер Карбон и обнял дочь за талию.

– Очень красивое платье, – кивнул Марк.

– Да, – согласилась Рейчел.

– Но? – Он внимательно посмотрел на нее, словно ожидая какого-то замечания.

– Да нет, ничего. Все нормально.

Марк наклонил голову и прошептал:

– А у меня такое ощущение, будто она тонет в сливочном креме.

Рейчел кивнула, но глаз на него не подняла.

– С этим, к сожалению, я ничего поделать не могу.

Подавив знакомое чувство разочарования, Рейчел подошла к миссис Карбон и тронула ее за руку:

– Нам пора.

Карбоны поблагодарили ее и Марка, пожали им руки и, заключив Рейчел в сердечные объятия, наконец распрощались с ними.

– Рейчел, подожди, – зашуршала сзади Тиффани.

Они обернулись. Невеста с трудом тащила за собой шлейф, но ее глаза светились от счастья. Она улыбалась. Рейчел не смогла не улыбнуться ей в ответ.

– Поскольку ты не сможешь прийти к нам на свадьбу, – начала Тиффани, – я хочу, чтобы ты взяла вот это. – Она протянула Рейчел маленькую белую коробочку с серебряной надписью на крышке.

– Надеюсь, это не свадебный пирог?

Тиффани озадаченно посмотрела на нее.

– Миндаль. На счастье.

– Миндаль, – облегченно вздохнула Рейчел и взяла коробочку.

– Не любишь есть свадебные пироги? – пошутил Марк на пути к двери.

– У меня от них бессонница, – улыбнулась Рейчел.


– Спасибо, что подвезли, – сказала Рейчел, протягивая Марку сложенную банкноту. – Это за бензин.

Марк покачал головой:

– Мне было приятно помочь вам. Мы ведь как-никак соседи.

Рейчел засунула деньги за солнцезащитный козырек и открыла дверцу.

– Да, но ведь не родственники, чтобы бесплатно помогать друг другу.

Марк вышел из машины и встал возле капота.

– Вы сейчас опять за работу?

Хлопнув дверью, Рейчел перекинула сумочку через плечо.

– Да, а что?

– Можно было бы немного развлечься. – Он взял ее за руку. – Почему бы вам не взять выходной? Мы могли бы куда-нибудь съездить.

Марк провел пальцем по ее ладони и, когда он отпустил ее руку, Рейчел еще долго чувствовала тепло.

– Это вы в отпуске, а у меня работа.

Марк пожал плечами и направился к дому.

– Ну, как знаете. А по-моему, просто непростительно терять такой день.

Провожая его взглядом, Рейчел вдруг заметила, как ярко светит солнце, как ласкает ее легкий ветерок, принося с моря неповторимый запах. Лето, жаркое и липкое, самое напряженное для нее время года. За один только июнь она зарабатывала треть годового дохода. И ей еще предстояло корпеть часов десять, расшивая платье Уилсон жемчугом.

Когда же в последний раз она брала выходной? Вздохнув, Рейчел посмотрела на залив. В небе кружила чайка. Развернувшись, она пролетела над ее головой. А что, если…

Рейчел догнала Марка.

– А что вы собираетесь делать? – выпалила она и замерла, когда тот обернулся.

Прищурясь, Марк посмотрел на солнце.

– Возьму напрокат лодку и порыбачу.

– Может, вы и из этих мест, но ведете себя как настоящий турист, – засмеялась Рейчел.

– Есть идея получше?

Рейчел почувствовала, как по коже побежали мурашки.

«Ну что здесь такого? – уговаривала она себя. – Я всего лишь проведу вечер с соседом».

– Как вам сказать, – задумчиво протянула Рейчел. – Слышали когда-нибудь про бухту Желтого дьявола?


Выпрыгнув из джипа, Рейчел натянула кроссовки.

– Мы как раз вовремя. Во время прилива здесь можно руками ловить морского окуня.

– Никогда не ел морского окуня, – признался Марк, доставая из машины удочку и рюкзак, набитый бутербродами и пивом.

– И сегодня не поедите, – предупредила его Рейчел, забирая с заднего сиденья коробку с рыболовными принадлежностями. – Когда я гид, весь улов отпускается обратно. И крючки без острия. – Нацепив бейсболку, она засмеялась. – Если хотите полакомиться морскими деликатесами, сходите в рыбный ресторан.

Внутренне досадуя на то, что сегодняшний вечер пройдет без костра и рыбы на вертеле, Марк последовал за Рейчел в сторону покрытого травой и мангровыми деревьями восточного пляжа.

Бухта Желтого дьявола находилась в восьми милях к югу от Мадейра-Бич, в тихом уголке острова Малит-Ки. По дороге им пришлось перейти три моста, и, как заверила его Рейчел, для рыбалки здесь было самое лучшее место на всем побережье.

Она шла легко и быстро. Кожа и волосы отливали золотом на солнце. Большая не по размеру рубашка развевалась поверх шорт и майки. Ее ягодицы плавно покачивались в такт шагам, полностью завладев вниманием Марка. Когда же, сняв с себя рубашку, она осталась в одной прилипшей к телу майке, Марк понял: покоя ему сегодня не будет.

Рейчел стремительно вошла в воду, изучающе рассматривая поверхность воды и полностью сосредоточившись на поиске рыбы. Оставив вещи на берегу, Марк пошел за ней, ощущая смутное чувство раздражения оттого, что он перестал принадлежать себе.

С подружкой невесты, которая всего пару часов назад положила ему в карман карточку своего телефона, было бы все совсем иначе. Она уже предложила ему показать все достопримечательности. Так почему же он ей не позвонил?

– Видите эти тени? – крикнула Рейчел, указывая на несколько футов вправо. – Это они, залегли на дно и едят. – Улыбнувшись, она пошла обратно к берегу. – Им всегда здесь нравилось.

Марк вытащил из кармана карточку. Почему бы ему не пойти прямо сейчас к машине и не позвонить? Организовать что-нибудь на вечер? Ужин, кино, завтрак.

Присев на корточки, Рейчел раскрыла свою коробку.

– Я, пожалуй, начну с мягкого крючка. Если им не понравится, можно будет попробовать что-нибудь другое. Здесь полно всякой наживки. – Она посмотрела на Марка. – Вы будете ловить рыбу или нет?

Ее улыбка была мягкой, дружеской. Улыбка соседки, но не больше. Однако, вспоминая их поцелуй, он, как ни старался, не мог назвать его дружеским.

– Я просто даю вам возможность начать первой.

– Вы на моей территории, Робинсон. У вас нет шанса, – рассмеялась она.

Ее смех был так прекрасен, так мелодичен, что губы Марка сами собой раздвинулись в улыбке. Смяв карточку, он побрел к берегу, лишь чуть-чуть сожалея о несостоявшемся завтраке.

Он присел рядом с Рейчел на корточки.

– Надо полагать, вы здесь часто бываете.

– Раньше – да. Я выросла на острове Ки-Ларго. На этот пляж нас привозил отец. Моя мама не любила ловить рыбу и наблюдала за нами с берега, сидя с малышами на траве.

– В большой семье у детей небольшой выбор.

– Это уж точно, – засмеялась Рейчел. – Но мы, все шестеро, любили ловить рыбу. В любом месте, где можно было найти воду, будь то река или запруда, мы вставали в ряд и забрасывали удочки. Ну конечно, тогда мы не могли позволить себе отпускать то, что наловили. Это была наша еда. Если честно, я до сих пор обожаю сомов.

– Я запомню это, – пообещал Марк, насаживая наживку на крючок своей удочки. – Ваша семья все еще живет в Ларго?

Рейчел покачала головой:

– Все разлетелись кто куда: в Нью-Йорк, в Калифорнию и другие места. Во Флориде осталась только я.

– Почему?

– Здесь мой дом, – ответила Рейчел таким тоном, словно ответ был очевиден. – Именно поэтому все они приезжают сюда на Рождество. – Она снова наклонилась над коробкой. – Думаю, и без слов понятно, что в течение трех дней здесь творится полный бедлам.

Но по ее улыбке Марк понял, с какой нежностью вспоминает Рейчел об этих встречах.

– Ваши родители, наверное, ужасно рады, когда все приезжают.

– Были рады. Три года назад они погибли в результате несчастного случая на зимней рыбалке в Миннесоте.

– Рейчел, мне очень жаль…

– Мне тоже, – тихо сказала она и отвернулась к коробке. – А вы? Где вы научились ловить рыбу?

Взгляд Марка невольно устремился к горизонту.

– На восемнадцатифутовом первоклассном судне, с мотором мощностью в сто пятьдесят лошадиных сил и проводником, который за малейшую ошибку готов был оторвать голову.

Рейчел поджала губы.

– И никаких сомов, надо полагать?

Марк наклонился к ней и понизил голос:

– Моего отца это привело бы в ужас.

Вздернув подбородок, Рейчел фыркнула:

– Он не понимает, что теряет.

Марк кивнул:

– И никогда не понимал.

С любопытством взглянув на Марка, Рейчел захлопнула коробку.

– С вами на судне были ваши братья или сестры?

– Сестра. Но у нее при одном виде рыбы по всему телу выступает крапивница.

Рейчел рассмеялась.

– А какую рыбу вы ловите теперь? Думаю, в Англии она совсем другая.

– Не знаю, – признался Марк. – У меня никогда не хватало времени это выяснить.

Поднявшись, он пошел по песчаной отмели к воде. Рейчел смотрела ему вслед. От ее внимания не укрылось, как резко изменилось настроение Марка. Улыбка его померкла, лицо помрачнело, как и в тот раз, когда он увидел выпуск новостей. И точно так же как тогда, он сразу ушел от разговора.

«Это не мое дело», – сказала себе Рейчел и, взяв удочку, пошла к воде.

Оставив Марка искать добычу на отмели, она двинулась на глубину и закинула удочку туда, где поверхность была красновато-медного цвета.

Ей пришлось немного помучиться с леской, но в результате крючок приземлился точно в цель. Клюнуло – огромный окунь, но он явно не собирался просто так сдаваться.

Вскрикнув от восторга, Рейчел стала вытаскивать рыбу. Все, как ей казалось, давно забытые навыки в одно мгновение вернулись к ней. Наконец, держа добычу в руках, она стала отцеплять крючок, но, прежде чем отпустить рыбину, почувствовала всю силу борьбы и животный страх своей жертвы.

Выпрямившись, Рейчел увидела, что Марк стоит всего в нескольких футах сзади, готовясь забросить удочку туда, где рыбы явно не было.

– А я и забыла, как это весело, – крикнула Рейчел.

Марк отвел левую руку назад, и лицо его скривилось от боли, плечи напряглись. Наблюдая за ним, Рейчел ощутила не только сочувствие к человеку, испытывающему боль от старой боевой раны, а и нечто более приземленное. Под его рубашкой, словно перетекая, двигались мышцы, напрягаясь и расслабляясь.

Со свистом закинув леску, Марк с улыбкой обернулся и, глядя на застигнутую врасплох Рейчел, спросил:

– Так, значит, я прощен за вчерашнее?

Отвернувшись, Рейчел уставилась на удочку:

– Пусть будет так.

В воздухе повисло неловкое молчание, но так как каждый был занят своим делом, оно не показалось им тягостным. Начался отлив, и они направились в сторону стоянки. В кроссовках хрустел песок, кожа блестела от воды, и напряжение осталось где-то позади, вместе с рыбой.

Закинув снаряжение и обувь в джип, Рейчел натянула рубашку и подошла к дереву, где возле рюкзака уже суетился Марк.

– Черный хлеб с ветчиной – это все, что я успел достать в закусочной, – сказал Марк, протягивая ей бутерброд и пиво.

– Сейчас что угодно подойдет, – отозвалась Рейчел и, положив бутерброд на траву, вытянула вверх руки.

Вот где завтра будет чувствоваться рыбалка! Но сожаления она совершенно не испытывала. Открыв крышку, Рейчел поднесла холодную бутылку к губам.

Утолив жажду, о степени которой она и не подозревала, Рейчел отставила в сторону бутылку и развернула бутерброд. С наслаждением откусив кусочек, она со вздохом прислонилась к дереву.

– Пчелы, пиво и бутерброд. Ничто в этой жизни не меняется.

Сделав большой глоток, Марк растянулся возле ее ног.

– Может, перейдем на ты?

– Не возражаю.

– Знаешь, ты меня очень удивила. Я бы никогда не подумал, что ты из тех, кто знает рыбные места и будет возиться с удочками.

– А я бы никогда не подумала, что у тебя есть способности экстрасенса. – Марк непонимающе поднял бровь, и, рассмеявшись, Рейчел пояснила: – Как ты узнал, что именно Тиффани невеста?

Марк не торопился отвечать. Откусив бутерброд, он запил его пивом.

– На камине стояло ее фото.

– Ты очень наблюдательный! – воскликнула Рейчел и кинула обертку от бутерброда в рюкзак.

– Иногда. – Его синие глаза смотрели прямо на нее. – Послушай, почему ты не предложила ей другое платье, если это тебе не очень нравилось?

Рейчел вздохнула. Умиротворение начало испаряться.

– Потому что это было не в моих силах. Тиффани точно знала, чего хотела, – она принесла фото. – Пожав плечами, Рейчел провела пальцем по бутылке. – Я сказала ей, что модель выше ее на целый фут, но Тиффани не обратила на это внимания. И, поскольку клиент всегда прав, я прикрыла свой рот и сделала требуемое платье.

Марк понимающе кивнул:

– То, что продается.

Рейчел посмотрела ему прямо в глаза.

– Как пули.

– Точно, – кивнул Марк и поднял бутылку. – За торговлю. – И он допил остатки пива.

Внезапно потеряв всякий интерес к пиву, Рейчел отставила свою бутылку в сторону.

– Когда ты сказал, что опасность – смысл твоей жизни, я подумала, что ты шутишь. Но позднее, когда ты стал рассказывать про работу оператора, я поняла, что ты был вполне серьезен.

– Это мое обычное состояние, – отозвался Марк и, положив пустую бутылку в рюкзак, запрокинул голову и закрыл глаза, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

Но на этот раз так легко сдаваться Рейчел не собиралась. Вытянув ноги, она положила одну на другую.

– Тебе нравится твоя работа?

– Как правило, – отрезал Марк. – Но разве не так большинство людей относится к своей работе? – Он посмотрел ей прямо в глаза: – И ты тоже.

Рейчел стойко выдержала его взгляд.

– Что именно тебе нравится?

Его губы изогнулись в кривой улыбке.

– Чувство радости от сознания того, что благодаря твоей цветной пленке вся страна узнала о чьих-то страданиях.

Возможно, он ожидал другой реакции, но на лице Рейчел не дрогнул ни один мускул.

– Ты и это сказал серьезно?

– Абсолютно. – Он замолчал. Его взгляд не отрывался от ее глаз. – Иначе как еще люди узнают правду о случившемся? – Марк провел пальцем по ее ступне. – Так где тот рыбный ресторан, который ты мне рекомендовала посетить?

– В Реддингтоне, – ответила Рейчел, отдергивая ногу. Ее раздражала его манера отвечать на вопросы. Не сказав ничего толком, Марк с легкостью переводил разговор на другую тему. – Места там заказывают заранее, – объяснила она, решив не отступать и пойти другим путем. – Так ты считаешь, что поможешь делать новости правдивее?

Марк рассмеялся бы сейчас, если бы когда-то и сам не верил в это. Он тогда проштудировал всю теорию журналистики, он был убежден, что она служит обществу, заставляет правительство говорить правду и информирует людей. Он не только верил, но и пытался доказать это, побывав в самых адских местах, которые только могут быть, – Сомали, Босния, Судан.

Он до сих пор помнил запахи этих мест, помнил все, что там происходило и как это повлияло на него. Теперь ему трудно было заставить себя во что-то верить. Но когда закончится его отпуск, он должен будет вернуться назад, потому что ничего другого он не умеет, а перспектива снимать всю жизнь школьные праздники просто пугала его.

Марк положил ее ноги к себе на колени.

– Звучит благородно.

– Такое ощущение остается от твоих слов, – заметила Рейчел, наклонившись вперед. – Но так ли это на самом деле?

– Конечно, – бросил он. – У меня в машине есть телефон, – перевел он разговор, лаская пальцами ее ступни. – Можем позвонить в ресторан и быть там через час. Что там подают, кроме морского окуня?

– Все, но я с тобой сегодня не смогу поужинать.

– Не можешь или не хочешь?

– И то и другое, – ответила Рейчел, пытаясь высвободить ноги, слишком сильно ощущая тепло, исходившее от его рук. – А когда же всё превратилось просто в работу?

Марк сильнее прижал ее ноги, не отпуская их. Облизнув губы, она снова спросила:

– Так когда?

По его лицу пробежала тень. Он опустил ее ноги на землю.

– Когда одна из телебригад попала в засаду.

– В засаду? – не поняла Рейчел.

– Не все хотят увидеть себя в новостях. Но в тот раз они послали лучших, в этом надо отдать им должное. Первоклассный выстрел. Знали точно, где они будут и когда, – Марк поднялся. – Все закончилось очень быстро.

Потрясенная, Рейчел откинулась назад.

– Ты говоришь так, словно это случается каждый день.

– Так оно и есть, – спокойно ответил Марк. – Так сказать, издержки производства, – Он поднял рюкзак. – Я сейчас отвезу тебя домой. С ужином, возможно, и вправду была не слишком хорошая идея.

Он поднял рюкзак, но, вздрогнув, переложил его в другую руку. И вдруг Рейчел охватил ужас. Поднявшись, она положила руку ему на плечо.

– Что случилось с твоим плечом, Марк?

Бросив взгляд на ее руку, он пошел к джипу.

– Мне удалось уйти.

Глава 4

– Рейчел? Это Кевин Грант.

У него был сиплый, ничего не выражающий голос. Поставив пакет с продуктами на стол, Рейчел включила автоответчик погромче.

– Теперь я тебя не застал. Мы словно в телефонные салочки играем. Ненавижу я это дело.

– Я тоже, – пробормотала Рейчел, пытаясь вспомнить, такой ли голос был у него на свадьбе.

– У меня аллергия, – сообщил Кевин, словно прочитав ее мысли. – Я в Кливленде, – продолжал он. – Когда вернусь, давай сходим куда-нибудь поужинать. Позвони мне в гостиницу.

– Помедленней, – пробормотала Рейчел, нашаривая ручку, пока он тараторил свой номер.

– Пока.

– Да, не очень-то разговорчивый, – вздохнула Рейчел, прикрепляя записку к доске над столом, рядом с перечнем строительных площадок, который утром принесла Аманда.

Рейчел невольно улыбнулась. Аманда включила в список все стройки, какие были в радиусе десяти миль, причем распределила их в порядке удаленности, и для удобства Рейчел проставила оценки. Так, многоквартирный дом на бульваре Галф удостоился четверки, а строительство на Пятой улице – единицы и предупреждения о возможном столкновении с пьяными.

Внизу Аманда нацарапала: «Надо верить в мечту! На твоей машине поедем или на моей?»

– Ни на чьей, – буркнула Рейчел и стала набирать номер Кевина.

Отличный танцор, обходительный в обращении и, что самое главное, местный – Кевин был просто идеалом. Но почему-то она почувствовала облегчение, когда на другом конце включился автоответчик.

– Это снова я, – начала Рейчел. – Жаль, что пропустила твой звонок. Я с удовольствием поужинаю с тобой. Пока.

– Надо верить в мечту, – прошептала она, снова прикрепляя листок с номером к доске.

Но глаза ее были прикованы к окну у раскройного стола. Из него открывался вид на соседний дом, на садик, который забыли полить, и, конечно же, был прекрасно виден Марк, восседающий на крыльце пляжного домика.

Рейчел подошла поближе. В последние три дня она часто видела его по утрам. Иногда он прогуливался по пляжу, иногда бегал, но чаще всего просто сидел у края воды, словно ожидая чего-то или кого-то.

Но когда он сидел на крыльце, перед ним всегда был поднос с кувшином холодного питья и бокалами. Нескончаемый поток людей стекался к его крыльцу пестрой рекой: охотники за ракушками останавливались поболтать, приглашенные гости появлялись с бутылками вина в руках, казалось, все красочные бикини побережья уже успели сюда зайти.

Рейчел попыталась представить на месте Марка семью из Шавинигана, но ее взгляд внезапно натолкнулся на рыжеволосую красавицу в сиреневом бикини. Ее саронг небрежно висел на ручке кресла. Она смеялась, болтала и время от времени трогала Марка за руку, продлевая прикосновение чуть дольше, чем было необходимо.

– Куда как откровенно, – пробормотала Рейчел, но где-то в глубине души она знала, что рыжая делала лишь то, на что способна Аманда, да и вообще любая женщина на земле, желающая получать удовольствие от общения с мужчиной, не считая его своим принцем.

Самая красивая летняя фантазия могла бы с легкостью осуществиться, стоило Рейчел сделать всего один шаг. Но она трусила.

Марк поднялся и, снова наполнив бокалы, исчез за дверью с пустым кувшином. Подождав секунду, рыжая шмыгнула за ним. Вспыхнув, словно она увидела что-то непристойное, Рейчел быстро отвернулась от окна.

А она бы смогла? Вот так просто взять и подойти, улыбнуться и извиниться за свои дурацкие вопросы? Сказать, что она согласна поужинать с ним или что он там предложит еще? Захочет ли он этого теперь, когда рыжая уже заявила на него свои права?

Сделав над собой усилие, Рейчел обернулась. Невольная улыбка тронула ее губы – на крыльце появилась рыжая, с полным кувшином и хмурым лицом.

Как знать, а вдруг они с Марком все же договорятся выпить кофе, а после вернутся к нему и, налюбовавшись луной, проведут вместе остаток ночи?

Рейчел с досадой покачала головой. Кого она пытается обмануть? Взяв пакет с продуктами, Рейчел пошла на кухню. Может, Кевин скоро позвонит?


– Ты идешь на улицу? – поинтересовался Броуди, просунув голову в дверь гостиной.

– Хочу досмотреть этот репортаж.

Броуди вошел в комнату и присел на подлокотник дивана.

– Чак?

– Нет. – Марк нажал на перемотку, и картинки побежали назад. – Обычные новости.

– Как у тебя дела с его бывшей?

– Она даже и разговаривать со мной не хочет. Если дело так и дальше пойдет, не представляю, что я скажу Чаку.

– Скажешь, чтобы он тащил свою задницу сюда.

Вставая, Марк взял ручку и блокнот.

– Если бы это было так легко.

– Он все равно не приехал бы, – парировал Броуди, идя за Марком на кухню. – Вы абсолютно одинаковые. Вы не можете находиться вне центра событий. И если бы не дырка в плече, ты бы вряд ли здесь появился.

– Я здесь из-за свадьбы…

– Расскажи это кому-нибудь другому. Тебе повезло, что ты вообще остался жив. Но ведь если позвонят из агентства, ты полетишь не задумываясь. Я всегда уважал твою преданность работе, но ты иногда теряешь чувство меры и не можешь понять, что действительно имеет значение в этой жизни. – Броуди набрал в легкие воздуха. – Вот почему вместо того, чтобы быть рядом со своей дочерью в один из самых важных дней в ее жизни, Чак укатил черт знает куда и даже не ощущает своей вины перед ней.

Подойдя к холодильнику, Броуди открыл его.

– Ты можешь ставить сюда и побольше пива.

Они вели подобные разговоры со дня приезда Марка, снова и снова обсуждая причины его теперешнего положения и никогда не приходя к общему мнению. Но сейчас, сам не зная почему, Марк решил не спорить.

– Бери, не стесняйся. – Он бросил блокнот с ручкой на стол и выдвинул стул. – Хочу сделать еще пару звонков. Надеюсь, мне сумеет помочь кто-нибудь из родственников Чака. Может, поговорят с его женой.

– Валяй, – зевнул Броуди и, взяв по три пива в каждую руку, захлопнул задом холодильник. Повернувшись, он заметил, что номер телефона Люси так и остался на стене. Броуди потер по бумаге пальцем. – Не думал, что его будет так сложно отодрать. У меня осталась краска после ремонта кухни, так что могу одолжить. Кстати, Люси еще в городе.

– Кто?

– Люси. – Броуди постучал по стене. – Она с нетерпением ждет твоего звонка и, бьюсь об заклад, готова даже принести пульверизатор – никогда не знаешь, что может приключиться, когда работаешь до седьмого пота.

Марк нацарапал что-то в блокноте.

– Я сам в состоянии о себе позаботиться.

Броуди плюхнул бутылки на стол и, подвинув стул, уселся рядом с Марком.

– Ты извинился, я прав?

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– О блондинке, твоей соседке. Шикарные ножки, а фигурка…

– Хватит.

– Я так и знал! – воскликнул Броуди, хлопнув по спинке стула. – Ну что, не умер?

– Почти, – признался Марк. Он бросил ручку и откинулся на спинку стула. – Она ненавидит джипы, бороды и меня. Но у нее чертовски ловкие руки.

– Ты возил ее на рыбалку? – догадался Броуди. – Да, хорошо, что ты вернулся в Штаты, а то почти совсем забыл, как общаться с женщинами.

– Некоторые дамы в Лондоне поспорили бы с тобой, – рассмеялся Марк. – К тому же это она меня возила.

– Женщина со своими рыболовными снастями… – задумчиво протянул Броуди. – Интересно.

Марк покачал головой:

– Ничего странного. Она выросла в двадцати милях отсюда, занимается шитьем свадебных платьев. Никогда бы не подумал, что жизнь может быть такой простой.

– Некоторым это нравится.

– Если ты говоришь о себе, то ты совсем другое дело, – возразил Марк. – Ты уехал, а потом вернулся, она же никогда никуда не уезжала. – Марк посмотрел Броуди в глаза. – Ты не жалеешь, что так поступил?

– Нет. Мне нравится управлять фирмой, пусть даже маленькой, нравится в положенное время приходить домой, вести размеренный образ жизни. – Броуди взял бутылки и поднялся. – Выглядит мелко по сравнению с тем, к чему привык ты, но в простой жизни есть много плюсов, включая женщин, которые именно этого и хотят.

Марк подумал о Рейчел с ее аккуратным заборчиком и кружевными шторами. И о поцелуе, который был каким угодно, но только не просто дружеским.

Марк отогнал эти мысли и сосредоточился на своих заметках.

– Когда отойду от дел, непременно последую твоему примеру. А пока…

– Да, знаю, – прервал его Броуди и постучал по стене с телефоном. – А пока тебе лучше забыть про рыбалку и позвонить Люси.

Марк уставился на телефон. Пожалуй, Броуди прав: сейчас ему нужна была именно Люси. Она здесь проездом, так же как и он, и ничем особенно не связана. Люси не станет задавать неуместные вопросы и не заставит его размышлять над тем, кто же он такой.

Они просто развлекутся и разойдутся, довольные друг другом. Вряд ли Рейчел согласилась бы на такое.

Марк давно убедил себя, что не способен на длительные отношения. Он признавал только короткие случайные встречи. Никаких колец, никаких обещаний и обмена ключами, а когда все заканчивается, никто не имеет никаких претензий.

Поднявшись, Марк подошел к телефону. И думать нечего – нужно звонить Люси. Послюнявив палец, он попытался отодрать бумажку от стены.

«Черт, сколько же придется ее отчищать?» – подумал Марк, подходя к мойке.


Торопливо застегивая последние пуговицы на блузке, другой рукой Рейчел вытащила из горшка веточку незабудки и воткнула ее в вазу, где уже стояли ромашки и розы. До прихода Джулии оставалось десять минут, и Рейчел отступила назад, чтобы посмотреть, все ли в порядке. Чаепитие на последней примерке стало не только традицией в ее мастерской, но и самым любимым моментом в общении с невестой, поэтому Рейчел старалась, чтобы все проходило на высшем уровне. Вот почему выпечка была домашней, скатерть и салфетки аккуратно выглажены, а стол сервирован расписанными вручную китайскими чашками. А на случай, если кто-то воспринимал все слишком серьезно, имелся чайничек в форме кочана капусты, который, когда из него наливали, пел «Ave, Maria».

Рейчел понимала, что это выглядит старомодно, но ничто другое так не снимало напряжения и не заставляло невест улыбаться. Хотя бы на чае они окунались в небольшой оазис спокойствия.

Рейчел положила руку на накрытую салфеткой корзинку. Все готово – лепешки теплые, масло мягкое, сливки взбиты; в трехъярусной вазе лежат тонкие бутерброды, свежая клубника и лимонные пирожные; чайник вскипел, и «Эрл грей» засыпан.

Со вздохом Рейчел перевела взгляд на платья. Они тоже были готовы, но, Боже, как же ужасно они выглядели! Но раз невесте они по вкусу, остальное не имеет значения. Хорошо, что хоть свадьба скромная: чем меньше людей будут знать о роли Рейчел, тем лучше.

Зазвенел колокольчик.

– Какое счастье – кондиционер, – жалобно протянула Джулия. – А вот и богиня.

– Которая очень любит беременных женщин, – улыбнулась Рейчел.

Надеясь, что Джулия не привезла с собой камеи, ридикюль или еще чего-нибудь, чтобы добавить ко всему этому ужасу, она убрала платья за ширму и поспешила поприветствовать невесту.

– Ты принесла туфли?

Взгляд больших и выдававших усталость глаз Джулии был прикован к столику для чая в углу комнаты.

– Вот, как и обещала. Все готово к великому дню. – Протягивая сумку, Джулия попыталась улыбнуться, но улыбка не удержалась на ее губах. Одной рукой она рассеянно начала водить по округлому животу. – О, Рейчел, – прошептала она, – я не смогу!

Джулия Хедерингтон была пробивающейся актрисой, которая случайно забеременела, и самой строптивой невестой, которую Рейчел когда-либо встречала. Она уже три раза переносила дату свадьбы и призналась на последней примерке, что на всякий случай еще не распаковывала подарки. Сказать по правде, Джулия была уверена лишь в том, что она любит Гарри, ребенка и что ей нравятся эти ужасные платья. И Рейчел пустила в ход эти три аргумента, чтобы успокоить ее.

– Ну конечно, сможешь, – заверила она Джулию, вводя ее за руку в демонстрационный зал. – Гарри отличный парень, у вас будет ребенок, и платья получились именно такими, как ты себе их представляла.

Джулия впервые подняла на нее взгляд.

– Они уже готовы?

– А ты сомневалась во мне?

– Позвольте заметить, что она закончила все до последней петельки, – раздался мужской голос.

– Спасибо, Гарри. Приятно слышать, что кто-то верит… – Но остальные слова замерли у Рейчел на губах.

Гарри Дерозье был милым, сутуловатым, с преждевременными залысинами психиатром, который не смог разобраться в любимой женщине и хотел провести в попытках сделать это всю оставшуюся жизнь. Но мужчина, стоявший в дверях, был высоким, с прекрасной шевелюрой и гордо поднятой головой. Он изучал сексуальность, говорившую, что с ним спокойствия в постели ждать не придется.

Однако его улыбка была очень знакома: медленно двинулись губы, чуть больше на одну сторону, словно его забавлял и в то же время удивлял весь окружающий мир. И эти синие глаза…

Рейчел стиснула зубы. Что он здесь делает? И почему побрился?

Приподняв на шее волосы, другой рукой Джулия стала обмахивать лицо.

– Это мой брат Марк. Гарри срочно вызвали в больницу, и я попросила его пойти со мной. Ты не возражаешь?

Рейчел облизнула губы.

– Чем больше людей, тем веселее.

– Я так и знала, что ты это скажешь. Но нас только трое – моя мама опоздала на самолет, а где моя подружка, я и понятия не имею. – Джулия расстегнула ворот. – Может, прикроем дверь, а то и здесь уже становится жарко?

Рейчел кивнула, и, закрыв дверь, Марк подошел к ней. Она стояла не шевелясь, охваченная острым желанием заключить его лицо в свои ладони, ощутить прикосновение его кожи, провести пальцами по его нежным губам…

Марк потер рукой подбородок.

– Ну как?

– Лучше, – отозвалась Рейчел и отвернулась.

«Он побрился исключительно ради свадьбы», – уговаривала она себя.

– Я не удивилась, когда Марк сказал, что вы уже знакомы, – махнула рукой Джулия. – Зная Марка, я могу быть уверена, что к концу месяца все окрестные жители будут его друзьями. – Джулия потянула носом. – Ты испекла что-то вкусное?

– Лепешки и лимонные пирожные, – объявила Рейчел. – И еще есть шоколад и клубника. Угощайтесь. – Она повернулась к Марку: – Я должна перед тобой извиниться. Я не имела права совать нос в твою жизнь.

Марк покачал головой.

– Уже забыто. Кстати, в рыбном ресторане я еще не был.

Он улыбался естественно, легко. Это снова был Марк, которого она встретила в ту ночь на пляже – любитель повеселиться; и у нее не было причины сомневаться в его искренности. Но ничто другое измениться не могло. Она не может быть с человеком, который, чтобы заработать себе на хлеб, играет в догонялки с пулями. Воображение Рейчел всегда рисовало ей мужчину, чья самая далекая цель лежит в пределах досягаемости электрички или в крайнем случае внутреннего рейса самолета. Ну, например, не дальше Кливленда.

К тому же через несколько недель Марк исчезнет, а легкий летний роман никак не входил в ее планы.

– По вторникам у них особое меню, – сообщила Рейчел, доставая с полки купон и протягивая его Марку. – По нему можно пойти вдвоем. Своди кого-нибудь.

Секунду Марк внимательно смотрел на Рейчел, словно знал, что за ее словами стояло нечто большее. Неожиданно его взгляд скользнул мимо нее, улыбка исчезла.

– Джулия, что с тобой?

Обернувшись, Рейчел увидела, что Джулия стоит около стола, судорожно схватившись за ширму. Джулия вымученно улыбнулась.

– Ребенок пихается. Все в порядке, – заверила она их, но Рейчел заметила, как Джулия тяжело дышит, как качнулась, попытавшись выпрямиться, и каким беспокойством светятся глаза Марка.

– Садись, – приказал Марк. Джулия подняла бровь. – Нужно поберечь себя, – смягчился Марк, кладя руку ей на плечо.

– Ты не считаешь меня сильной, – вспылила Джулия, но когда она опустилась в пододвинутое Марком кресло, Рейчел услышала вздох, который иначе как благодарным назвать было нельзя.

Рейчел не могла не заметить трогательной сцены, когда, выбрав самую красивую ягоду и опустив ее в шоколад, Марк протянул клубнику сестре.

– Это для ребенка.

Джулия взяла ягоду. Нахмуренные брови уступили место улыбке.

– Когда она вырастет, я скажу ей, что сластеной ее сделал дядя Марк. Садись. – Она кивнула на стул, затем повернулась к Рейчел: – Ты присоединишься к нам?

– Как только принесу чайник, – сказала Рейчел, наблюдая, как Марк с сомнением оглядел изысканный железный стульчик, стоявший возле Джулии. Он был узеньким, впрочем, как и все стулья в этой комнате.

Марк огляделся по сторонам в надежде найти что-нибудь посолиднее, вроде того кресла, что он предложил Джулии, и, ничего подходящего не обнаружив, вопросительно посмотрел на Рейчел.

– Устраивайся поудобней, – улыбнулась она, но, не удержавшись, остановилась в дверях и, увидев, как Марк, подогнув ноги, пытается угнездиться на маленьком стульчике, откровенно расхохоталась.

– Добро пожаловать на чай в мастерскую Рейчел, мистер Робинсон, – пропела она и, усилив работу кондиционера и поставив диск с концертом Моцарта, отправилась за льдом.

Если все пойдет хорошо, к концу чаепития Джулия окончательно убедится, что поступает правильно, а Марк настолько устанет корчиться на стуле, что никогда больше не постучится в ее дверь.

Как только Рейчел исчезла за дверью, Марк вытер о джинсы вспотевшие ладони и расправил плечи. Черт, до чего смешно! По минным полям пробирался, от ручных гранат увертывался, и только одна пуля задела, а тут – на тебе. Интересно, насколько трудным для него окажется этот чай в ателье свадебных платьев?

Слизнув с пальцев шоколад, Джулия потянулась за лепешкой.

– Говорят, они сказочно вкусные. – Она положила одну Марку на тарелку и подвинула накрытый салфеткой поднос с расписанными цветами горшочками с вареньем и изящными серебряными ложечками. – Попробуй.

Марк последовал примеру Джулии и, отломив кусочек лепешки, намазал его вареньем, а сверху сливками. Откусив, он откинулся назад и вытянул ноги. Может, все пройдет не так уж и плохо!

Вернулась Рейчел. На подносе она несла лед, лимон и самый уродливый чайник, который Марку когда-либо приходилось видеть. Когда Рейчел садилась, ее нога коснулась ноги Марка, но тот и не подумал отодвинуться, а лишь в знак приветствия поднял вверх кусок лепешки. Залившись краской, Рейчел резко отстранилась, но при этом задела стол, и клубника рассыпалась по скатерти.

С трудом поймав ягоды у края стола, Рейчел отправила их обратно в вазу и, откашлявшись, потянулась за щипцами для льда.

– Хотите посмотреть платье сейчас или подождем подружку? – поинтересовалась Рейчел и положила в стаканы лед. – Лимон?

– И сахар, – кивнула Джулия и посмотрела на часы. – Подождем еще немного. И где ее носит? – Она сделала попытку подняться. – Пойду позвоню.

– Давай лучше я, – опередил ее Марк и, ничего не опрокинув, ловко поднялся. Подбросив вверх салфетку, он наклонился к Рейчел: – Присмотри за моим местом, – прошептал он, наслаждаясь тем, как вздернулся ее подбородок, хотя она и делала вид, что занята исключительно стаканами.

– Телефон на письменном столе, – надменно произнесла Рейчел и тут же с сердечной улыбкой обратилась к Джулии: – Лори, наверное, застряла на мосту. – Она взяла чайник. – Так что сиди и отдыхай. Лучше расскажи, где вы собираетесь провести медовый месяц?

– Мы еще не решили. В Монреале очень красиво в это время года… – Она замерла, услышав, как зеленый чайник запел «Ave Maria». Тоненький металлический голосок снова и снова повторял несколько тактов знакомой мелодии, и с каждым разом все быстрее. На губах Джулии заиграла улыбка. – Жаль, что здесь нет Гарри. Ему бы это очень понравилось.

– Хочешь, одолжу на репетицию свадебного обеда?

Глаза Джулии округлились, а потом она неожиданно рассмеялась – по-настоящему в первый раз с момента приезда.

– Его мама придет в ужас! – Она подмигнула Марку. – И наша тоже. – Взяв еще одно лимонное пирожное, Джулия откинулась в кресле. Напряжение вдруг покинуло ее. – Не могу дождаться репетиционного обеда.

Марк невольно улыбнулся. Лицо его сестры светилось воодушевлением, глаза блестели. Она снова стала прежней Джулией, и все благодаря Рейчел Бэнкс и ее уродливому чайнику!

С улучшившимся настроением Марк подошел к письменному столу и стал набирать номер подружки невесты. Если все и дальше пойдет так же гладко, эта свадьба, возможно, все-таки состоится.

– Я не говорила тебе о кружеве, которое ты заказала? – Голос Рейчел плыл по комнате, низкий, слегка охрипший – голос, созданный для ласк и шепота в темноте. Голос, который блуждал уже несколько дней по задворкам его сознания, все время от него ускользая.

Слушая телефонные гудки, Марк наблюдал за Рейчел. На ее щеках играл румянец, она то и дело бросала на него быстрые взгляды, словно не могла не посмотреть на него. А он улыбался ей в ответ, потому что уж он-то точно не мог не сделать этого.

– И это было самым странным. – Рейчел, подчеркнуто повернувшись спиной к Марку, продолжала что-то рассказывать Джулии.

Рассмеявшись, Марк переложил трубку в другую руку и стал осматривать комнату. Не так уж и плохо, он ожидал худшего. В высоких зеркалах, располагавшихся вдоль деревянной ширмы, отражались окна и море, отчего комната казалась больше и светлее.

Раскройный стол и швейные машины в рабочей части демонстрационного зала освещались рядами круглых лампочек на потолке, а ближе к вечеру Рейчел, очевидно, включала лампы дневного света. Цвет стен – приглушенные оттенки зеленого и розового – удачно гармонировал с занавесками из легкого ситца и обивкой мебели.

От всего веяло мягкостью и женственностью с некоторой долей практичности, свойственной характеру хозяйки. Закрыв глаза, Марк глубоко вдохнул, словно желая пропитаться ароматом домашней выпечки и свежих цветов. Даже воздух в доме Рейчел пах ею.

На двенадцатом гудке Марк выглянул в окно, затем бросил взгляд на часы. Сейчас, как обычно, должны позвонить из агентства, чтобы ввести его в курс событий и справиться о здоровье. Через пару минут он может оказаться в самой гуще мировых страстей – новые горячие точки и происшествия, о которых еще нет сообщений даже в Интернете. Совсем недавно – в Лондоне, – услышав подобное, он готов был по первому требованию мчаться вперед, да, честно говоря, Марк и сейчас ощущал в себе этот привычный профессиональный зуд.

«Затем позвонит Чак, чтобы узнать, не разговаривал ли я с его бывшей женой, не договорился ли о съемке, не виделся ли с его дочерью», – продолжал мысленно рассуждать Марк.

Вздохнув, он повесил трубку. Не будет он говорить с Чаком, пока не добьется положительных результатов.

– Никто не подходит? – спросила Джулия.

Марк покачал головой, и Джулия бросила салфетку на стол.

– Тогда неси платья. Не могу больше ждать.

Оставив лепешки, женщины поспешили к примерочной.

Марк взглянул еще раз на пляжный дом и вернулся к столу. Мир подождет до завтра, а вот у него может больше и не появиться возможности отведать лепешек Рейчел.

– О Боже! – воскликнула Джулия.

Рука Марка так и застыла над тарелкой, когда Рейчел появилась в комнате с платьем.

– Я не верю своим глазам! – тараторила Джулия.

– Аминь, – прошептал Марк.

– На мне будет шляпка, – процитировала Джулия с завидным британским произношением. – В руках – маленькая корзинка, – улыбнулась она Рейчел. – Джейн Остин осталась бы очень довольна. – Взяв Рейчел за руку, она увлекла ее за ширму. – Ты должна помочь мне одеться.

Марк покачал головой. Зная, что его сестра отличается невероятной экстравагантностью, он поблагодарил Бога, что в качестве свадебной темы она не выбрала «Тысячу и одну ночь». Но что должна была чувствовать Рейчел? Когда она вернулась за шляпкой, на лице ее сияла такая же счастливая улыбка, как и у Джулии. Марк сосредоточил свое внимание на лепешках. Клиент всегда прав.

Размышляя, какому варенью отдать предпочтение – клубничному или персиковому, – Марк невольно окунулся в неспешный поток болтовни, льющийся из-за ширмы. Джулия предложила камею, Рейчел промолчала. Джулия заговорила о ридикюле, Рейчел молчала. Марк наконец остановился на персиковом варенье, но вдруг обнаружил, что без Рейчел за столом стало как-то пусто.

Джулия пустилась в обсуждение цветов и ледяных скульптур, затем последовал разговор о корнуэльских курах. Марк с облегчением вздохнул: наконец-то Джулия снова заговорила о свадьбе. Еще одного переноса даты бедный Гарри не пережил бы.

Предоставленный самому себе, Марк занялся самым естественным для себя занятием – осмотром. Вся работа корреспондента ведь как-никак основана на любопытстве, и как бы журналисты ни били себя в грудь, заявляя, что их увлекали поиски правды и жажда справедливости, в конце концов все сводилось к простому желанию заглянуть в замочную скважину.

Уже через несколько секунд Марк знал, что одна ножка у стола шатается, швейные машины новые, а ножницы невероятно острые. Достаточно интересные открытия, однако не непредсказуемые. Марк прошел вдоль сложенных рулонов ткани, попутно отмечая про себя, что шелк ему нравится больше, чем креп, а белый цвет – больше, чем цвет слоновой кости. Но прежде чем он успел решить, жемчуг или бусины ему больше по душе, взгляд его упал на вращающуюся дверь.

За долгие годы работы Марк хорошо усвоил, что шанс редко предоставляется дважды, и, проигнорировав вывеску «Вход только для сотрудников», толкнул дверь и проник в ту часть жизни Рейчел, которая была скрыта от посторонних глаз.

Прямо перед ним находилась кухня, просторное помещение с белыми стенами и сверкающими окнами; справа – ванная комната и спальня с огромной кроватью, на которой громоздилась масса подушек и подушечек.

Интересно, на какой стороне кровати спит Рейчел? Воображение Марка рисовало ее в ночной рубашке с длинными рукавами и воротничком. И тут же Марк представил себе эту рубашку сброшенную на пол…

С некоторым усилием выбросив из головы подобные мысли, Марк отвернулся от кровати. По другую сторону от кухни он заметил небольшую комнату. Там стояли кушетка, плетеное кресло и заваленный эскизами стол.

Марк оглянулся на ширму, за которой все еще щебетали Рейчел и его сестра.

– Скажи откровенно, – пытала Рейчел Джулия. – Ты действительно считаешь, что не стоит накидывать кружевной шарф?

– Еще как не стоит, – пробормотал Марк и вошел в кухню.

Глава 5

– Честно? – Рейчел поджала губы и пообещала себе, что ответит, только досчитав до десяти, но на цифре пять уже выпалила: – Да. – Подождав немного и окинув критическим взглядом платье, она добавила: – Должна тебе сказать, что кружевной шарф будет несколько некстати.

– Ты права, достаточно и шали, – кивнула Джулия и начала расстегивать застежку.

Рейчел с облегчением вздохнула. Возблагодарив Бога за победу разума, Рейчел взяла кружевной шарф, и аккуратно его сложила. Она не могла не признать, что хотя платье и пугает чрезмерной отделкой, его простой покрой эффектно подчеркивает изящные формы Джулии, скрывая ее живот и делая ее невероятно уязвимой и трогательной. Теперь бы еще как-нибудь уговорить ее убрать с рукавов эти ужасные банты.

Рейчел вышла с шарфом в демонстрационный зал.

– Марк, твоя сестра выглядит просто великолепно. – Повесив шарф на спинку стула, Рейчел огляделась в поисках Марка.

– Он, наверное, ушел домой, – крикнула Джулия из-за ширмы. – Ему в это время обычно звонят из агентства, сообщают последние новости.

Стоя у стола, Рейчел вспомнила, как нога Марка коснулась ее ноги, вспомнила его улыбку, таинственную И интимную. Но как же мало она о нем знает! Может, это и к лучшему.

Нужно держать его на расстоянии. Из головы Рейчел не выходил увиденный ею сон, а близость этого мужчины будоражила кровь, делая ее способной на необдуманные поступки. Пока она смотрит за домом миссис Демпстер, ей достаточно того, что она о нем знает. Рейчел посмотрела на ширму. Но конечно, если Джулия хочет о нем поговорить…

– Марк лишь мельком упомянул о своей работе, – как бы невзначай заметила Рейчел. – Что-то очень опасное.

– Только потому, что он ее делает такой, – отозвалась Джулия. – Есть и менее опасные задания, он же едет туда, где свистят пули и взрываются бомбы, и, держа на плече сорокафунтовую камеру, снимает прямо в центре этого ужаса. – Она на секунду замолчала. – Может, убрать пару бантов, как ты думаешь?

– Как хочешь, – ответила Рейчел, взгляд ее был прикован к окну.

Пляжный дом казался покинутым: на крыльце никого не было, свет нигде не горел. Она вспомнила сдержанный, холодный тон Марка, когда он говорил про новости, горькую усмешку, блуждавшую на его губах во время их беседы на пляже. Интересно, где он сидит, когда слушает сообщения из агентства?

Вздохнув, она взяла ножницы.

– Начнем с бантов на рукавах, – предложила она, заходя за ширму.

Бережно отрезав ниточки, на которых держались банты на запястьях, Рейчел посмотрела на Джулию. Та кивнула:

– И следующий тоже.

С трудом сдерживая улыбку, Рейчел отделила бант.

– Если его работа так опасна, почему он это делает?

Джулия пожала плечами и, чтобы помочь Рейчел, приподняла одну сторону банта.

– Он живет этим. Однажды, когда ему было всего десять, мама нашла его висящим вверх тормашками на перилах автострады. Он пытался снять нору енота, чтобы все узнали о нем и спасли детенышей.

– Просто он делает то, что должен, – пробормотала Рейчел и перешла к другому рукаву. – Вы, наверное, очень рады, что он хоть ненадолго вернулся домой?

Джулия кивнула.

– Вообще-то он всегда очень осторожен, на рожон не лезет, но ситуация иногда может выйти из-под контроля. А после того, что случилось в Судане, я бы очень не хотела, чтобы он туда возвращался.

«Значит, это было в Судане, – думала Рейчел, складывая банты на стуле. – Но это не мое дело. Я не стану совать нос в чужие дела».

Однако она просто сгорала от любопытства.

– Он мало об этом говорит, но нетрудно догадаться, что если в тебя стреляли, то мысли твои неизменно будут снова и снова к этому возвращаться, ведь так?

– Так, – эхом отозвалась Рейчел, вспоминая его слова: «Мне удалось уйти».

– Но все это пустое, Марк все равно вернется обратно, – продолжала Джулия. – Это его работа. Ничего другого он не умеет делать. – Она положила руку на живот. – И моей крошке придется проехать половину земного шара, чтобы встретиться со своими кузенами.

– У Марка есть дети? – спросила Рейчел, глядя на бант на плече Джулии.

– Нет, – рассмеялась невеста. – Я просто хотела сказать, что если он когда-нибудь заведет семью, это будет не здесь. – Джулия посмотрела в зеркало, и выражение ее лица смягчилось. – Это платье способно заставить меня поверить, что все получится хорошо.

– А ты что, сомневаешься в этом?

– Знаешь, я боюсь. Мы прожили счастливо с Гарри шесть лет, и нам не нужны были ни кольца, ни штамп в паспорте. А теперь, когда я жду ребенка, Гарри вдруг захотел, чтобы все было по правилам.

Вздохнув, Джулия положила руку на живот.

– У меня не очень-то получилось быть хорошей женой в первом браке, а в роли матери тогда я себя просто не представляла. И сейчас я ужасно боюсь, что после произнесения клятв Гарри захочет проснуться с другой женщиной, более ответственной, которая будет печь печенье и водить автомобиль. А он станет «идеальным мужем» или еще кем-нибудь в этом роде. – Джулия попыталась рассмеяться, превратив все в шутку, но блеск в глазах выдавал ее тревогу. – Как бы я ни старалась говорить себе, что все это смешно, я не могу отделаться от чувства, что стоит нам надеть кольца, как все хорошее, что у нас было, исчезнет. – Она посмотрела Рейчел в глаза: – Так стоит ли это делать?

Рейчел осторожно положила ножницы. Открыв мастерскую, она установила себе два правила: успевать в срок и ни во что не вмешиваться. Когда жених с невестой ссорились, она опускала голову; притворялась, что ничего не видит, когда они целовались, словно им предстояла долгая разлука; молчала, когда речь заходила о теще или свекрови.

Но как можно было, глядя в глаза Джулии и точно зная; что та имеет в виду, остаться безучастной? Особенно когда Джулия начала собирать эти ужасные банты.

– Еще как стоит, – сказала она наконец. – Ты рискуешь, ставя на карту все, что у тебя есть, ради чего-то неизвестного, даже не зная, хочешь ли ты этого на самом деле. Но иногда нужно попробовать, закрыть глаза и шагнуть вперед, иначе потом ты будешь всю жизнь мучиться сомнениями.

– Ты права, – улыбнулась Джулия и, посмотрев на бинты, положила их снова на стул. – Спасибо.

– Как говорится, если будешь ждать, ничего не получишь, – произнесла Рейчел и, не выдержав своего лицемерия, отвернулась от зеркала, надеясь, что Джулия не заметила румянца, вспыхнувшего на ее щеках. – А теперь давай-ка вытащим тебя из этого платья.

Потоки солнечного света заливали комнату, на полках лежали ракушки, мебель была плетеной, но ощущения сумбурности не возникало – наоборот, от всего веяло спокойствием и безмятежностью.

«Отличное место для работы», – подумал Марк, заметив на полках ряды альбомов с эскизами.

Марк подошел поближе. На столе лежал эскиз свадебного платья, но это платье совершенно не походило на то, что Рейчел сделала для Джулии. Длинная летящая юбка, пышная и женственная, а сверху строгий жакет. Марк поставил эскиз на стол и отступил назад. Сдержанная чувственность – что может быть прекраснее этого противоречия, которое полностью соответствует характеру модельера.

Охваченный еще большим любопытством, Марк взял с полки один из альбомов. На первой странице было платье из бледно-розового шелка, простое и легкое. Оно приковывало внимание, но не подавляло невесту.

Марк начал перелистывать страницу за страницей. Здесь были модели для подружек невесты, девушек, несущих цветы, мам невест. Ни одна работа не повторяла другую, и везде стояла подпись Рейчел Бэнкс. У Марка было ощущение, что он нашел захороненные сокровища. Он поставил альбом с эскизом розового платья на полку и принялся за другие альбомы, ставя на видное место наиболее понравившиеся ему модели.

Альбомов было штук двадцать, и вскоре вся рабочая комната Рейчел заполнилась рисунками. Марк ставил их везде: на кушетку, на стол, на подоконники; он словно окружал себя внутренним миром Рейчел. Внезапно он наткнулся на нечто такое, от чего у него перехватило дыхание.

Воздушная, летящая юбка, открытые спина и руки, и ничего больше – ни украшений, ни перчаток, ничего, что могло бы отвлечь внимание от самой модели, от Рейчел, ибо только ее он считал достойной этого платья.

– Мы думали, ты ушел, – холодно произнесла Рейчел. – Что ты здесь делаешь?

– Я знаю, что не имел права…

– Вот именно, – сурово сказала Рейчел, хлопнув дверью. – Разве вывеска написана по-китайски? – Рейчел старалась говорить негромко, чтобы их не слышала Джулия.

Марк не нашелся что сказать и признался:

– Мне просто стало любопытно…

– И ты думаешь, это тебя оправдывает? – вскипела Рейчел, выхватывая альбом из его рук. – Да как ты посмел! Это мой дом, черт возьми. – И вдруг она замерла. – А это…

Ее взгляд переходил от одной картинки к другой. Никогда еще она не видела свои работы сразу в таком количестве.

Расставленные Марком, они приобрели почти осязаемую чувственность, которой она никогда раньше в них не замечала. Рейчел всегда считала себя консерватором, и подобное открытие смутило ее.

– Но они…

– Выглядят по-новому? – подсказал ей Марк. – Свежее?

– Это мое дело, – отрезала Рейчел, водружая альбом на полку. – В демонстрационном зале тебя ждет сестра, и мой тебе совет: ради ее блага иди-ка ты к ней.

– Нет, сначала скажи мне, почему ты теряешь время на этом пляже?

– Понятия не имею, о чем ты говоришь, – отозвались Рейчел и, закрыв еще два альбома, аккуратно поставила их на полку. – Я занимаюсь любимым делом, которое к тому же приносит приличный доход. Что в этом плохого?

– Ничего, если не считать того, что ты хочешь большего.

– Ничего я не хочу, – буркнула она в ответ, собирая оставшиеся альбомы, но посмотреть Марку в глаза не решилась.

– Но твои рисунки говорят другое.

Как бы Рейчел хотела, чтобы он сейчас ушел, просто вернулся обратно и сел за стол, и можно было бы притвориться, что ничего не произошло.

– Откуда тебе знать, ты ведь оператор, а не модельер?

– Но я делал много репортажей с показов и могу определить настоящий талант. – Выхватив из ее рук альбом, Марк наугад открыл его. – Как, например, вот здесь.

Рейчел уставилась на рисунок: легкая, воздушная юбка бледно-голубого цвета и белый строгий верх. Она нарисовала его восемь месяцев назад, но прекрасно помнила историю его появления.

Она набросала этот эскиз сидя за кухонным столом. То был своего рода ответ на желание Дженни Миллер иметь платье в стиле Скарлетт О'Хара с непрактичными кринолинами и панталонами. Может, невеста и представляла себя на огромной плантации, но в действительности были всего лишь зал собраний и узкая лестница, ведущая к туалету. Но кто такая Рейчел, чтобы развенчивать иллюзии невесты?

Итак, она сделала платье, которое хотела Дженни, и нарисовала то, в котором она ее себе представляла.

– Все не так просто, – наконец произнесла Рейчел и потянулась за альбомом.

Но Марк поставил эскиз на подоконник, поместив его между черным платьем для подружки невесты и красным свадебным платьем, от которого ее до сих пор бросало в краску.

– Рейчел, эти рисунки такие живые, что я почти чувствую их дыхание. Уверен, что и ты тоже. Эти работы услуживают того, чтобы их видели. Эти платья должны носить. – Марк схватил со столика эскиз платья Джулии. – Ты заслуживаешь большего, чем это.

Его слова больно укололи Рейчел.

– У меня есть все, что мне нужно. – Рейчел выхватила из его рук листок и положила его на место. – Я делаю то, что мне нравится, там, где мне нравится, и так, как мне нравится. И я ничего никому не должна.

– Ты обманываешь себя.

Рейчел чуть не расхохоталась.

– Вот в этом-то меня как раз и нельзя обвинить. Посмотри вокруг. Ты видишь здесь дипломы? Или сертификаты об окончании известных школ модельеров? Не видишь, потому что у меня их нет. Я швея, и ничего больше. Мои клиентки приносят фотографии и уже готовые финансовые сметы, – продолжала Рейчел. Она схватила папку и бросила ее Марку. На пол посыпались фотографии, вырванные страницы из журналов мод и сделанные от руки наброски. – Им не нужны мои советы, они хотят вот это. И это их день, а не мой, поэтому я храню свои альбомы закрытыми, а даю им то, что они хотят.

– А как же быть с твоими желаниями?

– Ну как ты не можешь понять! Я хочу именно этого, – разозлилась Рейчел и, собрав картинки, стала их снова бережно складывать в папку. – Свадьба несет с собой надежду, радость, веру в будущее, и мне нравится быть частью всего этого. Ничего другого мне не надо.

Положив руки ей на плечи, Марк повернул ее к себе и посмотрел в глаза. Было совершенно ясно, что Рейчел сама не верила в то, о чем говорила.

– Чего ты боишься, Рейчел?

Она боялась многого – успеха, поражения, ощущения того, что она всего лишь швея, но больше всего она боялась его, Марка.

– Ничего, – ответила Рейчел и посмотрела прямо в синеву его глаз. – Абсолютно ничего.

– Неправда.

Его слова встревожили ее. Неужели на ней все так ясно написано? Рейчел стряхнула его руки, желая поскорее избавиться от его близости, не чувствовать того, чти он заставлял ее почувствовать, не хотеть того, чего не может произойти.

– У тебя нет никакого права осуждать меня. – Рейчел вышла из комнаты, жестом показав и ему на дверь. – Убирайся.

– Не спеши. – Он слегка погладил ее по голове, а затем, запустив пальцы в волосы, потянул обратно в комнату.

Ее глаза широко раскрылись. Когда же он прижал ее к стене и скользнул взглядом по ее губам, Рейчел бессознательно облизнула их. И все же она его не оттолкнула, ни единым жестом не заставила остановиться, и Марк почувствовал, как быстрее заструилась по венам кровь и сильнее забилось сердце. Опустив руку ей на талию, он крепче прижал ее к себе.

Медленно наклонившись, Марк коснулся губами ее лба, затем щеки, прошелся по изящной линии подбородка. Ее глаза закрылись, и, слегка отклонив ее назад, он продолжил дорожку поцелуев по ее шее. Тонкий цветочный аромат закружил ему голову.

Рейчел подняла руки и как бы в нерешительности опустила их ему на грудь. От прикосновения ее пальцев у Марка перехватило дыхание.

Но он не спешил, наслаждаясь тем, как доверчиво она склонила к нему голову. Руки Рейчел потянулись, чтобы обнять его за шею.

Наконец он коснулся ее губ, но только слегка, позволив их дыханию смешаться. У Рейчел вырвался стон и, поднявшись на цыпочки, она поцеловала его.

Марк не сдержал ответного стона, но это был не триумф, а скорее сладостное признание капитуляции.

Никогда еще Рейчел не испытывала подобного желания, и это одновременно и пугало, и завораживало. Даже когда Марк требовательно положил ей руку на грудь и умело стал теребить сосок, она не нашла в себе сил оттолкнуть его, наоборот, вздохнув, еще сильнее прижались к нему.

Это не она. Это какая-то другая женщина, способная, не задумываясь о завтрашнем дне, наслаждаться обществом мужчины. Интересно, а что думает он? На мгновение Рейчел захотелось остановить Марка, остановить себя, но он прошелся пальцами вниз по ее телу, и все, на что она оказалась сейчас способной, – это наслаждаться чудесными ощущениями.

Неожиданно раздавшийся плач привел ее в чувство. Джулия, ее клиентка! О чем она, черт возьми, думает?

«Ни о чем, – вдруг пронзила ее мысль. – Совершенно ни о чем».

Шокированная, Рейчел оттолкнула Марка, поправила юбку, только теперь заметив, как высоко она задралась. Пригладив волосы, она почувствовала себя совершенно запутавшейся и сбитой с толку. Она посмотрела на Марка. В его глазах все еще томилась страсть, но губы были плотно сжаты.

Отступив назад, Марк провел рукой по губам. Его взгляд скользнул по ее рту, шее и груди, он явно хотел ее, но так же явно осуждал себя за несдержанность.

– Рейчел, – хрипло сказал он, – извини, что так получилось, я сожалею…

Чувство стыда и унижения разом нахлынуло на нее, но Рейчел заставила себя, задрав подбородок, прямо по смотреть Марку в глаза.

– Ничего, – улыбнулась она. – Я просто решила расслабиться.

Но улыбка не задержалась на ее губах.

«Представляю, как ужасно я сейчас выгляжу», – поежилась она, откидывая назад волосы.

– Рейчел? – позвала ее Джулия. К груди она прижимала банты и кружевной шарф. – Свадьбы не будет.

Рейчел подошла к ней.

– Расскажи все по порядку.

– Я снова позвонила Лори, – начала Джулия, но тут остановилась, увидев Марка. – Что ты здесь делаешь?

– Марк? – Рейчел взяла Джулию за руку, но та стояла словно статуя. – Он э-э…

– Хотел найти что-нибудь для укрепления раскройного стола, – ответил за нее Марк.

Рейчел бросила на него непонимающий взгляд.

– Он качается, – объяснил он Джулии, но глаза его были прикованы к Рейчел. – Я просто хотел его починить.

– Ты и так уже достаточно сделал, – сказала Рейчел и повернулась к Джулии: – Итак, ты позвонила Лори?

Джулия печально кивнула.

– Она не приехала на примерку, потому что попала в аварию.

Рейчел всплеснула руками.

– В дорожную аварию?

– Еще хуже. Она, как обычно, бегала сегодня утром, и вдруг, откуда ни возьмись, выскочила собака. Лори ненавидит собак и, конечно же, побежала быстрее и не заметила, как выскочила на дорогу и столкнулась с велосипедистом. Она сломала ногу, и врач сказал, что она не сможет прийти на свадьбу.

Рейчел покачала головой:

– Но почему ты должна все отменять?

– Ты разве не понимаешь? Это знак. Этой свадьбе не суждено состояться.

– А как же Гарри? – вмешался Марк. – Что ты скажешь ему?

– Правду. Он поймет.

– На этот раз нет.

Все повернулись. В дверях стоял Гарри.

– Ты знаешь, что я люблю тебя, но если ты и на этот раз все отменишь, я больше никогда не заговорю о свадьбе.

– Гарри! – крикнула Джулия, но он уже исчез за дверью.

– Я поговорю с ним, – пообещал Марк и бросился за ним.

Джулия безнадежно посмотрела на Рейчел, по щекам ее снова потекли слезы.

– Что мне теперь делать?

Через окно Рейчел видела, как Марк бежал по пляжу за Гарри. Даже в его отсутствие она продолжала чувствовать его запах.

– Ты любишь его? – спросила она Джулию.

– Всем сердцем.

Рейчел смотрела на Марка, пока он не исчез из виду, потом повернулась к Джулии:

– Тогда ты должна сделать только одну вещь – глубоко вдохнув, шагнуть вперед.

– Ты так думаешь?

Рейчел кивнула.

– Но теперь нет подружки невесты, – жалобно протянула Джулия. – Нет никого, кто бы стоял рядом со мной, держал букет и смотрел, чтобы я не обронила это дурацкое кольцо.

– Но у тебя же есть еще кто-нибудь.

– Да, – простонала Джулия, – но, пригласив Лори, я обидела очень многих. Сестра Гарри, мои двоюродные сестры – все были просто в ярости. И попросить сейчас одну из них заменить Лори – все равно что сказать: «О, вы не подходили мне раньше, но теперь я в отчаянии, так что, пожалуйста, будьте вместо Лори». – Уставившись на стену, Джулия покачала головой. – И если даже я все-таки попрошу одну из них, остальные снова придут в ярость. – Она посмотрела на свои руки и протянула Рейчел банты. – Ты не пришьешь их обратно? И кружевной шарф тоже?

– Не впадай в отчаяние. – Рейчел отложила в сторону банты с шарфом и повела ее в демонстрационный зал. – Должен же быть какой-то выход.

– Только если я найду кого-нибудь, кто наденет это платье, – вздохнула Джулия, опускаясь на стул. – Я уверена – это знак. – Она медленно повернулась к Рейчел. На ее лице вдруг засияла улыбка. – А если…

– Что если? – спросила Рейчел, присаживаясь рядом с ней.

Джулия взяла Рейчел за руку.

– Если это сделаешь ты?! – выпалила она. Ее рука на удивление крепко держала Рейчел. – Не говори сразу «нет», просто подумай об этом. Вы с Лори почти одного размера, мы не родственники и не так мало знаем друг друга.

Рейчел попыталась вырвать свою руку, но безрезультатно.

– Шесть месяцев.

– И ни разу не поссорились, – продолжала Джулия, все так же сильно сжимая руку Рейчел. – Мы почти сестры, только лучше, потому что никто не знает тебя и поэтому не обидится.

– Но я не могу… – испугалась Рейчел.

– Мое счастье в твоих руках.

Рейчел посмотрела в ее синие, совсем как у Марка, глаза, которые опять наполнились слезами.

«Надо обязательно повесить над машинкой – чтобы всегда иметь перед глазами – свой девиз: "Делай в срок и ни во что не вмешивайся"», – пронеслось у нес в голове, и, вздохнув, она согласилась:

– Хорошо, я буду твоей подружкой.

Джулия чуть не подпрыгнула на стуле, но в этот момент в комнату вошел Марк.

– Сиди, – приказал он ей. – И пообещай мне, что свадьба состоится.

– Свадьба состоится, но только благодаря Рейчел.

Глаза Марка сузились.

– Благодаря Рейчел?

Рейчел сделала вид, что занята тарелками.

– Она убедила меня вдохнуть поглубже и шагнуть вперед.

Краска залила лицо Рейчел, она почувствовала на себе взгляд Марка:

– Что ж, наверное, это хороший совет.

– У меня нет оснований сомневаться в моей подружке.

Вставая, Джулия не заметила взгляда, которым обменялись Рейчел с Марком, возможно, поэтому она одарила их обоих самой теплой улыбкой.

– И тебе, Марк, тоже повезло, теперь рядом с тобой будет стоять знакомый человек.

– С ним рядом? – опешила Рейчел.

– Конечно, – рассмеялась Джулия. – Ведь шафер всегда стоит рядом с подружкой невесты.

– Замечательно, – пробормотала Рейчел.

– Репетиция сегодня в восемь, – сообщила ей Джулия, беря Марка под руку. – И раз вы соседи, может, и приедете вместе?

– Нет, – отрезала Рейчел, затем, спохватившись, пояснила с улыбкой: – Я хотела сказать, что, так как до свадьбы осталось всего два дня, мне придется попотеть над переделкой платья.

– Тогда приходи в субботу с утра. Я устрою тебе экскурсию по саду и ознакомлю с ходом церемонии. – Джулия ткнула пальцем в сторону визиток на столе: – И дай мне несколько своих визитных карточек, я разложу их на столах, чтобы гости узнали, кто шил платье.

– Грубая реклама на твоей свадьбе? Ни за что.

Джулию тронула скромность подруги, но Марк откровенно расхохотался, его-то ей не обмануть.

– Спасибо еще и за это. – Взяв чайник, Джулия направилась к выходу. – И не забудь шарф.

Глава 6

– Я ему сказала: «В чем проблема? Пойдем в кино, а журнал почитаешь потом. Пусть будет сюрприз». Что здесь такого?

– Ничего, – отозвалась Рейчел и, почесав подбородком плечо, поправила на машинке платье подружки невесты. – Подай мне, пожалуйста, ножницы.

Снова проходя мимо раскройного стола, Аманда взяла с него ножницы.

– Я сказала ему, что не люблю заранее знать, чем закончится фильм. – Аманда ткнула в сторону Рейчел ножницами: – Знаешь, что он мне ответил?

Рейчел пожала плечами:

– Хлопнул дверью?

– И с тех пор не звонил, – недоумевала Аманда и, постучав по ладони ножницами, пошла обратно к окну. – Вот тебе и погуляла.

Вздохнув, Рейчел откусила нитку.

– Лето еще только началось, – заметила она, вставая. – Не успеешь оглянуться, как найдешь нового.

– Все не так просто. – Аманда отдала ей ножницы и уселась на раскройный стол. – Я искренне верила, что встретила свою мечту.

– Вы познакомились всего неделю назад, – возразила Рейчел, положив ножницы в ящик.

– А кажется, что прошла целая вечность.

Рейчел рассмеялась и понесла платье за ширму.

– И что ты теперь будешь делать?

– Пойду к нему и поговорю.

– А если это не сработает?

– Что делать! – пожала плечами Аманда. – Несколько дней поплачу, объемся мороженого и буду жить дальше, но по крайней мере буду знать, что сделала все возможное.

Рейчел нахмурилась. Все казалось таким простым, когда говорила Аманда: глубоко вдохни и, не думая о камнях внизу, шагни вперед.

Рейчел снова вспомнила вчерашнюю встречу с Марком. Прижатая к стене, она отзывалась на каждое его прикосновение, теребя его волосы, она вбирала в себя его запах, его вкус. Неужели все это только ради того, чтобы остаться лежать на острых камнях? Но чего другого она могла ждать?

Рейчел никуда не бросалась сломя голову, если не знала, где она должна приземлиться и что нужно взять с собой в дорогу. Она всегда знала, где лежат в доме свечи, держала в каждой комнате аптечку, а в грузовике всегда возила одеяло, даже летом, и это здесь, во Флориде. Она была осторожной, внимательной и, возможно, даже сентиментальной, но по крайней мере она точно знала, кто она. Но так было, пока не появился Марк.

С трудом найдя дорогу в длинных, громоздких рукавах, Рейчел продела руки в платье. Послезавтра она постарается избавиться от Марка, будет сидеть дома и, если понадобится, запрет все двери. Когда она наконец натянула платье на плечи, на лбу у нее выступили капельки пота.

Аманда заглянула за ширму.

– Тебе должен кто-то помогать.

– Горничная, например? – съязвила Рейчел, борясь с лентой-поясом.

Аманда присела в реверансе.

– Позвольте помочь, мисс, – произнесла она измененным голосом и, завязав пояс в изящный бант, отступила назад. – Простите мисс, но желтый вам не идет.

– Сказала бы что-нибудь новенькое, – буркнула Рейчел. Она подвернула рукава, поправила ворот и подтянула пояс, но и это не помогло улучшить то, что она видела в зеркале. – Я похожа на огромную старомодную дуру.

Аманда наклонила голову набок.

– Не огромную, а… женственную, – сказала она и, не обращая внимания на вздох Рейчел, протянула ей шляпку. – Возможно, это поможет?

Рейчел надела соломенную шляпку и завязала еще один изящный бантик.

– Ну как?

– Может, тебе не придется в ней фотографироваться? – предположила Аманда, в любою минуту готовая рассмеяться.

Рейчел швырнула шляпу на стул.

– Давай, смейся. К этому мне тоже надо привыкать. Единственное, что утешает меня, так это то, что свадьба все-таки состоится и, к счастью, она будет достаточно скромной.

А это значит, что ей не придется долго стоять рядом с Марком.

Развязав пояс и расстегнув пуговицы, Рейчел высвободилась из платья.

– Ты не можешь это все повесить? – попросила она Аманду, вручая ей шаль, платье и шляпу. – Не хочу больше все это видеть до свадьбы.

Расхохотавшись, Аманда понесла вещи к вешалке.

– Ты хорошо поработала и заслужила награду, – вслух рассуждала Аманда. Расправляя платье на вешалке, она взглянула в окно. – И по-моему, она придет из соседнего дома.

Рейчел быстро натянула шорты и рубашку.

– О чем ты говоришь?

– Я говорю о парне из твоего сна – шесть футов, темные волосы, широкие плечи. – Аманда повернулась к ней: – И он как раз сейчас подъехал на джипе.

– Нет никакого парня, запомни! А если бы и был, то это явно не он, – возразила Рейчел, но все-таки не устояла и выглянула в окно.

На Марке были поношенные шорты из грубой материи, поверх них была надета расстегнутая рубашка, открывая обзору его бронзовые мышцы, покрытые темными вьющимися волосами, что давало еще больше пищи чересчур активному воображению Рейчел. Взяв с заднего сиденья видеокамеру, Марк взбежал по ступенькам и исчез за дверью.

– И даже не оглянулся, – пробормотала Рейчел.

Аманда с любопытством посмотрела на нее.

– Ты знаешь его?

«Да, но не так, как хотелось бы», – пронеслось у Рейчел в голове, и, дернув за веревку, она опустила жалюзи.

– Он сосед, такой же, как и все остальные.

Закончив возиться с платьем, Аманда раздвинула пластинки жалюзи.

– Может быть, и так, но он единственный, кто идет сюда.

Рейчел подскочила к ней и заглянула в щелочку. Марк был уже на полпути к ее дому. Она выпрямилась и вытерла о шорты вспотевшие ладони.

– Что ему нужно на этот раз?

Внимательно посмотрев на Рейчел, Аманда взяла свою сумочку и пошла к двери.

– Как бы там ни было, но я буду явно тебе мешать.

– Нет, – возразила Рейчел но, обернувшись на звуки шагов на ступеньках, она, сама того не осознавая, облизнула губы.

Аманда рассмеялась:

– Вот бы мне такого соседа!

Он постучал, а Рейчел все стояла не шевелясь, раздираемая любопытством и инстинктом самосохранения.

Слишком поздно она поняла, что Аманда уже сделала за нее выбор – с приветливой улыбкой распахнула дверь.

– Я уже ухожу, – бросила она на ходу, но, остановившись, подняла за спиной Марка большой палец.

– Мы позже с тобой поговорим, – проронила Рейчел, но Аманда лишь рассмеялась, уже спускаясь по ступенькам. Напустив на себя серьезность, Рейчел переключилась на Марка: – Что тебе нужно?

– У меня кончился кофе, и я спросил себя, у кого я мог бы его одолжить? – Марк облокотился о косяк, его губы тронула медленная ласкающая улыбка. – И я подумал о тебе.

– Подожди здесь. – Рейчел схватила на кухне банку и, вручив ее Марку, захлопнула дверь.

Он снова постучал.

– И сахар.

Рейчел насыпала в упаковку из-под йогурта песок, но, протягивая его Марку, слегка ударила его в грудь, так как он уже поднялся на одну ступеньку выше.

– Можешь не возвращать, – сказала Рейчел и снова захлопнула дверь.

Рука Рейчел осталась на ручке двери, и не успел Марк снова поднять руку, собираясь постучать, как она открыла дверь. Секунду он смотрел на нее, не зная, что сказать, потом улыбнулся:

– Все ложки в посудомоечной машине…

– Может, еще и кофе сварить за тебя?

– Отличная идея, спасибо, – сказал Марк и прошел мимо нее. – Ты поступаешь как истинный сосед.

Рейчел не смогла сдержать улыбки. Он был слишком быстр, а может, она слишком медлительна.

Рейчел взяла из его рук банку с кофе и сахар.

– Одна чашка кофе, – предупредила она, – и до свидания.

Марк рассмеялся, словно говоря: «Твоя взяла». И пошел за ней по демонстрационному залу. У вращающейся двери Рейчел остановилась, преграждая ему путь.

– Не очень-то расслабляйся. – Она шутливо оттолкнула его. – Я вернусь через минуту, – добавила она и исчезла за дверью.

Не будучи уверенной, что он действительно останется на месте, Рейчел минуту подождала и, глубоко вздохнув, оглядела кухню.

– Кофе, – пробормотала она и почувствовала, что улыбается. – Без сахара.

– Рейчел, относительно вчерашнего… – донесся из-за двери его мягкий, тягучий голос.

Рейчел почувствовала, как засосало в желудке.

– Послушай, ты поцеловал меня, я ответила, что здесь такого? И пожалуйста, больше не извиняйся.

– Я и не собирался. Как я могу извиняться, если снова хочу тебя поцеловать?

Рейчел оглянулась на дверь.

– Этого не будет.

– Может, и нет. – В его голосе слышалась улыбка. – Но это не заставит меня избавиться от желания открыть эту дверь и начать все сначала.

Рейчел уставилась на дверь. А что, если он так и сделает?

Рейчел достала из шкафчика кофейник и наполнила его водой. Если она будет подчинять свои чувства разуму, это поможет ей защититься от Марка. По крайней мере она на это надеялась. Подумав, Рейчел оставила в кофейнике половину, вылив остальную воду в раковину, и открыла банку с кофе.

– Если ты пришел не извиняться, тогда зачем ты здесь?

Она услышала, как Марк повернулся и прислонился к дверной раме.

– Хотел поблагодарить тебя за то, что встряхнула Джулию. Если бы она снова отменила свадьбу, это положило бы конец их отношениям. И это было бы непростительной глупостью.

Рейчел засыпала кофе и нажала кнопку.

– Они хорошая пара.

– Лучше, чем кто-либо из тех, кого я знаю, но Джулия всегда недоверчиво относилась к браку.

– Почему? – поинтересовалась Рейчел, доставая с полки две чашки и банку с печеньем.

Затем, покачав головой, она поставила все на место. О чем она думает? У них ведь не свидание, в конце концов. Она достала пластиковую дорожную кружку с крышкой и налила в нее вскипевший кофе.

– Обычная история, – вздохнул Марк. – Наши родители развелись, и их отношения даже отдаленно не напоминали цивилизованные: споры в суде, испорченные праздники, дела.

Он говорил слишком раскованно и свободно, так что ноги Рейчел непроизвольно шагнули в сторону двери.

– Джулия боится, что с ними может случиться то же самое?

– Да, особенно после того, как ее первый брак длился всего лишь год. Ей было восемнадцать, она мечтала о семье, а его семья была большой и дружной. Я думаю, ей просто захотелось стать ее частью, но, к сожалению, ничего не получилось, и она подалась в актрисы, решив для себя, что Робинсоны просто не способны жить в браке.

Рейчел стояла возле двери, обуреваемая желанием открыть ее и в то же время боясь, что этим действием она что-то разрушит.

– А ты тоже так считаешь?

Он ответил не сразу.

– Только однажды я просил женщину стать моей женой. – Голос Марка стал мягким, задумчивым. – Я подарил ей кольцо и, распрощавшись со своей однокомнатной квартиркой, снял в Лондоне небольшой особняк. Я хотел доказать всем – и в первую очередь себе, – что мои намерения действительно серьезные и что все может получиться.

Рейчел положила руку на дверь, словно желая дотронуться до него, обнять.

– И что же случилось?

Она почувствовала, что он повернулся лицом к двери.

– Мы должны были встречать Новый год вместе с ее родителями в Стаурбридже, в двух часах езды от Лондона. Я был на полпути, когда зазвонил пейджер – очередные беспорядки в Восточной Африке.

– Ты поехал? – почти прошептала Рейчел.

Щекой она прислонилась к двери.

Марк вздохнул, то ли с сожалением, то ли с покорностью, а может, в его вздохе было и то и другое.

– Я позвонил ее матери и полетел в аэропорт, а когда вернулся, она уже уехала к себе, оставив лишь записку, в которой запрещала звонить, писать или искать каких-либо встреч с ней. Ее точные слова: «О тебе лучше вспоминать, чем с тобой жить».

Рейчел закрыла глаза.

– И ты в это веришь?

– Ничего другого мне не остается.

За дверью послышались шаги, и Рейчел едва не крикнула, пытаясь вернуть только что возникшее между ними понимание, восстановить их близость, но момент был упущен, его тон снова стал сухим и резким.

– Чуть не забыл, – обронил Марк. – Твой чайник имел вчера большой успех на репетиции обеда. Ты пропустила отличную вечеринку.

Рейчел вернулась в кухню. Пусть пустая болтовня заполнит пространство между ними, вернет их на те места, где им и положено быть.

– Тебе виднее, – заставила она себя улыбнуться.

– А то как же, – рассмеялся Марк, однако впервые Рейчел уловила в его смехе фальшивые нотки. – Как пахнет кофе!

Вспоминая ее лепешки и слыша, как она наливает кофе, которого ему совершенно не хотелось, Марк бесцельно бродил по комнате. И какого черта он рассказал ей о Джоанне?

Этой истории уже тысяча лет, он почти забыл о ней, но хотя любовь к Джоанне и прошла, он не мог отрицать, что ее слова до сих пор не потеряли своего смысла. И Марк был абсолютно уверен, что Рейчел не составит большого труда в этом убедиться.

Остановившись у раскройного стола, Марк принялся изучать подставку одной из ножек. Зачем он сюда пришел? Ведь Джулия и Гарри сами собирались заскочить к Рейчел сегодня вечером, чтобы вернуть чайник и поблагодарить ее.

Марк перешел к чайному столику и провел рукой по скатерти – она была другой, менее официальной, чем в прошлый раз, без бахромы и вышивки. Марк опустился на изящный стульчик. Ничего не изменилось, его ноги все так же не умещались, и скатерть фалдами легла на его колени. Так почему же он здесь?

– Сколько класть сахара? – крикнула из кухни Рейчел, и Марк улыбнулся.

«Вот почему, – признался он себе. – Чтобы услышать ее голос, увидеть ее улыбку и убедиться, что поцелуй не был выдумкой».

Марк не был по натуре романтиком, никогда не верил в то, что двух людей соединяют небеса, но, обнимая Рейчел, он почувствовал, как их тела сливаются так гармонично, словно были предназначены друг для друга кем-то свыше.

Их тела мгновенно поймали ритм, словно хорошо знали, не раз любили друг друга и не раз еще будут любить. Пытаясь хоть как-то разобраться в своих мыслях и чувствах, Марк весь тот вечер бродил по пляжу, снова и снова проходя мимо ее дома, наблюдая за окнами и ругая себя за такую настойчивость. Он убеждал себя, что вовсе не в судьбе здесь дело, что у них с Рейчел нет прошлого и не будет будущего. Но все было напрасно: эта женщина постепенно сводила его с ума.

Ему никогда не нравился такой тип женщин, да и ее, похоже, интересовали мужчины другого склада, однако это ничего не меняло.

Вскочив в джип, Марк помчался прочь от ее кружевного коттеджа, но очень скоро обнаружил, что едет обратно, потому что ехать ему больше некуда.

Когда же он снова увидел ее, то по ее взгляду понял, что ничего не придумал. Рейчел чувствовала то же, что и он.

– Одну ложку, – крикнул Марк, впервые за сегодняшний день почувствовав себя в своей тарелке.

Он откинулся назад, желая только одного: есть ее лепешки, слышать ее смех, а затем на руках отнести ее на огромную кровать с массой подушек и подушечек.

«Этого не будет», – мысленно повторил он ее слова, стараясь не вспоминать о ее гибких, загорелых руках, которые обвили его за шею и притянули к себе, зная, что он тоже этого хочет.

Охваченный новым приливом волнения, Марк забарабанил пальцами по столу, задев при этом катушку с белыми нитками. Она скатилась со стола и упала в мусорную корзину.

Марк потянулся за катушкой и заметил в корзине скомканный бланк – заявление на участие в выставке молодых дизайнеров в Майами. Это был один из самых престижных конкурсов для еще неизвестных талантов в Северной Америке. Рейчел заполнила его и выкинула, но почему?

Достав бланк, Марк вернулся к столу.

– Кофе готов, – возвестила Рейчел, входя в комнату. Держа походную кружку в руке, она прошла к двери. – Кружку можешь не возвращать. – Она насторожилась, заметив в его руках бланк. – Где ты это взял?

– В мусорной корзине, самом надежном источнике информации для репортера, – невозмутимо произнес Марк и, взяв из ее рук кружку, снял с нее крышку. – Почему ты его не отослала?

Рейчел скрестила руки на груди.

– Это тебя не касается.

– Верно, – согласился Марк, и она успокоилась, решив, что он отстал от нее.

Однако Марк не считал разговор оконченным. Положив крышку на стол, он отхлебнул кофе.

– Но ты бы могла с легкостью выиграть, если бы представила свое бледно-голубое платье для невесты.

– Только не начинай все снова, – предупредила Рейчел, вырывая у него бланк. – Я не собираюсь играть в эти игры, у меня слишком много дел. – Отвернувшись от него, она направилась к столу. – Закрой за собой дверь, пожалуйста.

Марк стоял не шевелясь, но Рейчел решила, что ни за что не обернется, пусть стоит хоть до завтрашнего дня, если ему это нравится. А с конкурсом в этом году ничего не получится. Ну и ладно.

Рейчел подняла голову. На доске висел счет из гаража. Денег на ремонт машины потребуется столько же, сколько на покупку ткани и отделочного материала.

Без машины она не сможет осуществлять доставку, забирать ткани или искать наиболее выгодные по цене отделочные материалы. Ей придется ездить на автобусе, нанимать такси или, хуже того, просить родственников и друзей. И ради чего? Ради одного шанса на миллион.

Рейчел взглянула на календарь. Если бы конкурс был через месяц, она успела бы закончить еще два платья и получила бы вполне приличную сумму, но вот на данный момент…

Рейчел разорвала бланк и запихнула обрывки подальше в корзину. Сейчас все упиралось в финансовую сторону дела, но, если уж быть до конца откровенной, в глубине души она даже почувствовала облегчение.

– Ты боишься выиграть? – Ее шею обдало теплым дыханием. От неожиданности Рейчел даже подпрыгнула. – Или проиграть?

Рейчел обернулась.

– Не боюсь ни того, ни другого, – отрезала она и отошла в сторону, не желая сейчас об этом думать. – Это была просто прихоть, – объяснила Рейчел, – каприз, но сейчас я слишком занята. – Она подошла к раскройному столу и принялась собирать иголки, нитки, ее любимые ножницы – знакомые и надежные вещи, которые заполняли ее жизнь. Закинув все в ящик, она захлопнула его. – К тому же я не обязана никому ничего доказывать.

– Кроме себя. – Марк взял ее за плечи и повернул к себе. – Я не верю, что ты просто швея с пляжа, и не думаю, что ты сама так считаешь.

Рейчел не могла лгать, глядя ему в глаза. Опустив голову, она оттолкнула его и ощутила при этом укол разочарования, оттого что он так легко отпустил ее.

– Тебе-то какое до этого дело?

Марк едва сдержал улыбку. Он хорошо помнил, как в ее глазах вспыхнула гордость и как потрясена она была осознанием своего таланта, когда застала его в мастерской. Не забыл он и того, с какой решимостью она похоронила все свои работы на полках. Но объяснить себе этого он не мог.

Марк подумал о том желтом платье, которое она завтра наденет, и о том, в котором его сестра торжественно спустится по лестнице. Кто-то должен заняться ее рисунками, выставить их где-то для всеобщего обозрения, пока еще есть время, пока Рейчел еще рисует и мечтает, пока в ее душе еще живет надежда. Вернуть потом все будет очень сложно. Марк это знал по своему опыту…

Она все еще смотрела на него. Ее взгляд был напряжен, в нем чувствовалась настороженность. Она права, он не должен лезть в ее жизнь. Он не ее любовник, не ее друг, просто сосед, у которого слишком много свободного времени и которого неожиданно заинтересовала эта женщина.

Марк подошел к ней:

– Это важно, потому что ты талантлива.

Рейчел пожала плечами, словно его ответ не имел для нее никакого значения, но вздохнула, потому что все было как раз наоборот.

– Твой кофе остынет, а у меня много работы.

Марк привлек ее к себе.

– Не остынет, и работа никуда не уйдет.

«В отличие от тебя», – подумала Рейчел, но когда он заключил ее лицо в свои ладони, она, на секунду прильнув к его рукам и наслаждаясь их теплотой, отступила назад, пока еще могла.

Она подошла к двери и, взяв походную кружку, протянула ее Марку.

– Тридцати секунд в микроволновке, я думаю, будет достаточно.

Улыбнувшись, Марк взял кружку из ее рук.

– Поедем завтра на свадьбу вместе? Ведь, если подумать, это вполне разумно.

Разумным было бы вызвать такси или взять напрокат машину, тогда ей не придется быть рядом с ним больше, чем это необходимо, а сразу же после обеда она уедет домой.

– Прости, но я обещала Джулии, что приеду пораньше.

– Я заезжаю за Гарри в половине восьмого, это нормально для тебя? – Рейчел кивнула, и Марк снова улыбнулся. – Тогда ехать вместе – самое правильное решение.

Хотя Рейчел и не хотелось этого признавать, но Марк был прав. Туда лучше доехать с ним, а обратно она всегда может вызвать такси.

– Хорошо, – согласилась Рейчел. – Я поеду с тобой, но только ты должен будешь поднять крышу.

Его улыбка стала еще шире.

– Конечно, мы ведь не хотим, чтобы что-нибудь случилось с этим великолепным желтым платьем.

– До свидания, Марк.

Он привлек ее к себе и поцеловал. Отпустив, он слегка поддержал ее, давая ей возможность обрести равновесие, и, подняв в знак прощания кружку, зашагал вниз по ступенькам.

– Значит, завтра в семь.

Рейчел лишь кивнула в ответ. Да, у нее будут большие неприятности, если он вернется еще и за сливками.

Глава 7

Парикмахерская Фрэнка была превосходным образчиком вырождающегося искусства – горячие полотенца, прямые лезвия и кожаное устройство для поддержания инструментов в должном состоянии. Эта аномалия теснилась между Интернет-кафе и центром йоги. Салон через дорогу поражал своей ультрасовременностью, парикмахерская в соседнем квартале сверкала новым оборудованием, а заведение Фрэнка, как гласила реклама на бело-красном столбе, представляло собой последнюю обитель истинно мужских потребностей.

Ни один модный салон не мог поспорить с удобством откидывающихся старинных кресел, в которых уставший посетитель, вытянув ноги, мог на полчаса забыть о бренном мире и его суете. И если любой здравомыслящий мужчина дважды подумал бы, прежде чем допустить бородатого стилиста по имени Рауль к своему горлу, одетому в белый халат парикмахеру доверяли без оглядки.

На протяжении трех поколений парикмахерская Фрэнка передавалась от отца к сыну, и, вступив во владение, Фрэнк-младший сохранил старые обычаи: ни компьютеров, ни модемов – все делалось так, как было заведено в 1915 году.

Вот почему Марк, Гарри и Броуди, едва рассвело, стояли уже у дверей этой парикмахерской. Официально заведение открывалось только через два часа, но Броуди был постоянным клиентом, любой его друг был другом Фрэнка, ну а для жениха парикмахерскую открыли бы и еще раньше.

Пока Фрэнк завязывал на Гарри накидку, Марк и Броуди расположились в креслах напротив. Броуди взял журнал, Марк же закрыл глаза, намереваясь полностью расслабиться.

Большую часть ночи Марк провел за компьютером, выискивая статьи и информационные базы данных, но не для того, чтобы помочь Чаку. На этот раз он искал все, что имело какое-либо отношение к выставке дизайнеров в Майами, и обнаружил, что конкурс действительно являлся тем, на что претендовал, и даже более того.

Ознакомившись с карьерой победителей конкурса за последние пять лет, Марк пришел к выводу, что Рейчел обязательно должна в нем участвовать. Она явно хотела подать заявку, и он никак не мог понять, что ее остановило.

Более внимательный и чуткий человек оставил бы все как есть, напомнив себе, что это ее жизнь и ее решение, и занялся бы вопросами, которые касаются непосредственно его, как, например, куда они пойдут завтракать или насколько острые бритвы у парикмахера.

– Почему ты сбрил бороду? – прервал размышления Марка голос Броуди.

– Из соображений личной гигиены.

– Неровный загар, – вставил Гарри.

Марк кивнул:

– Вечная проблема.

Парикмахер положил на лицо Гарри дымящееся полотенце.

– Всему виной женщина.

– Вот и я так сказал, – пробормотал под полотенцем Гарри. – Но он ведь ни за что не признается.

– В этом нет нужды, – заявил Броуди, откладывая в сторону журнал. – По статистике большинство мужчин, которые сбрили бороды, сделали это из-за женщины. – Он кивнул в сторону Марка. – И вот сидит живое тому доказательство.

Марк открыл один глаз и посмотрел на него:

– Доказательство чего?

– Ну, прежде всего это Люси.

– А, Люси. – Марку потребовалось три дня, чтобы отодрать ее номер от стены, пришлось даже сходить в хозяйственный магазин. – Как у нее дела?

– Не может понять, почему ты так и не позвонил.

Он думал об этом. Думал каждый раз, когда подходил к стене с новым чистящим средством, но к чему звонить Люси, если в его сердце уже оставила свой след Рейчел?

Марк пожал плечами:

– Я был занят.

– Ты же в отпуске, – удивился Гарри. – Какие у тебя могут быть дела?

– Вот именно, – подхватил Броуди и с торжествующим видом подставил лицо под дымящееся полотенце. – Поверь мне, все дело в женщине, и если бы я был азартным человеком, я бы обязательно поставил на его соседку.

– Рейчел Бэнкс!

– У Броуди слишком богатое воображение, – сделал попытку оправдаться Марк. – Не обращай на него внимания.

Броуди лишь рассмеялся:

– Если ты за ней ухлестываешь, значит, из нас двоих богатое воображение у тебя.

Гарри отодвинул конец полотенца и посмотрел на Марка:

– Джулия сказала, что вы уже достаточно хорошо знакомы. – Он побарабанил пальцами по ручке кресла. – Она хорошая женщина, спокойная и доверчивая. Насколько я понимаю, она не из тех, кто любит случайные связи. Мне бы не хотелось видеть ее страдающей.

Марк уже не раз был свидетелем проявления опеки Гарри над Джулией, поэтому его совершенно не удивило, что тот решил сыграть роль старшего брата Рейчел.

– Мы просто соседи, – заверил его Марк, затем осторожно попытался перевести разговор на другую тему. – Но она действительно хорошо умеет шить свадебные платья, те, что она сделала для Джулии, просто… уникальны.

– Они отвратительны, – возразил Гарри, в то время как парикмахер наполнил ванночку теплой белой пеной. – Но надеюсь, Джулия останется в своем свадебном платье прежней.

Фрэнк обмакнул помазок в пену.

– Бывает, я слышал, что женихов бросают прямо у алтаря.

– Никто тебя не оставит, – возразил Марк, пожалев, что не позволил разговору плыть по прежнему течению. Выпрямившись в кресле, он посмотрел на Гарри: – В чем дело?

– Я тоже хотел бы это знать, – тяжело вздохнул Гарри. – Джулия поднялась среди ночи и отправилась бродить по саду, снова и снова проверяя навес, словно боясь, что к утру он исчезнет.

– Такая уж она, – успокоил его Марк. – Ты же знаешь, как она все время суетится и за все переживает.

– Допустим, – не унимался Гарри, схватившись за ручки кресла, стоило парикмахеру провести лезвием по его щеке. – Но она, впервые за все время, что мы прожили вместе, спала в отдельной комнате. И что еще хуже, не выходила из нее, пока я не ушел. Говорит, что это плохая примета, если жених увидит невесту до свадьбы. – Его пальцы расслабились, взгляд устремился в пустоту. – Я лишь надеюсь, что она еще не сбежала.

– Все будет хорошо, – пообещал ему Марк. – С ней Рейчел.

– Откуда ты знаешь? – уставился на него Броуди.

– Я сам довез ее до Джулии.

– А я думал, она приехала самостоятельно, – в свою очередь изумился Гарри.

– Я же сказал Люси, что у Марка блондинка, – ухмыльнулся Броуди, откидываясь поудобнее.

Марк, полулежа в своем кресле, наблюдал за бесконечным движением вентилятора.

– Мы просто соседи, – спокойно повторил он. – Послушай, Гарри, расслабься, тебе не о чем беспокоиться. Когда начнется свадьба, Джулия будет на месте, уж Рейчел об этом позаботится.

И почему он так верит в нее? Просто верит, и все, и это так же очевидно, как необходимость отрицать, что он что-либо к ней испытывает.

Гарри кивнул, но глаза выдавали его беспокойство. Марк достал сотовый телефон и положил ему на грудь.

– Позвони Джулии и убедишься, что я прав. Но если скажешь что-нибудь про меня с Рейчел, то на свадьбу не явишься ты.


Полдень.

Рейчел казалось странным, что для свадьбы Джулия выбрала именно это время, но, стоя перед зеркалом в комнате для гостей и уже в третий раз прилаживая шляпку, она пришла к мысли, что невеста была права – она бы не выдержала взглядов любопытствующей толпы и чувствовала бы себя настоящим ягненком на скотобойне.

– Старомодная дура, – пробормотала Рейчел и осторожно выглянула в окно.

Дом представлял собой типичное двухэтажное строение в стиле времен короля Георга. Но Джулию и Гарри привлек скорее не дом, а окружающая природа.

На двух акрах размещался обнесенный стеной сад, фруктовые деревья и дубовая роща, повсюду росли розы. Это поистине английское поместье, должно быть, и вдохновило Джулию на выбор темы для свадебной церемонии.

Полосатый навес для банкета раскинулся над большей частью газона, но сама свадебная церемония должна была проходить возле обнесенного стеной сада. Под сенью двух раскидистых дубов стояли ряды стульев, разделенные проходом, устланным красным ковром. Тихо играл струнный квартет, а на возвышении уже стоял священник. Перед входом на красный ковер была сооружена арка из роз, такая же и завершала его.

Рейчел еще раз пересчитала стулья; десять рядов по десять в каждом – итого сто мест, и каждое занято гостем.

– Скромная свадьба, – пробормотала Рейчел и громко, совершенно неподобающим для истинной леди образом фыркнула.

– Пора. – В дверях стояла Джулия, она казалась испуганной и в то же время счастливой, как и полагается невесте.

Рейчел знала, что ее душа сейчас томится в ожидании, а сердце сковано сомнением. Но все романтические мысли быстро испарились, вытесненные необходимостью поскорее подвести Джулию к красному ковру, и чем быстрее все это будет проделано, тем раньше она сможет выбраться из этого платья.

– Вперед, – скомандовала Рейчел и, взяв Джулию под руку, повела ее по лестнице.

Повсюду сновали официанты в белых перчатках, на кухне кричал повар, а Рейчел уверенно шагала вперед.

У подножия лестницы их ждала мать Джулии. Изящную фигуру и цвет волос Джулия явно унаследовала от нее. На ней был строгий шелковый костюм светло-серого цвета и туфли-лодочки в тон ему. Когда девушки оказались рядом с ней, она растерянно посмотрела на них, но тут же заставила себя улыбнуться и заключила дочь в объятия.

– Желаю тебе удачи, дорогая, – сказала она и, отступив назад, окинула быстрым взглядом Рейчел, улыбка ее при этом стала несколько натянутой. – Так, значит, это вы сшили платья?

– Она слишком скромна, чтобы говорить об этом, – вступилась Джулия, обнимая Рейчел.

Женщина усмехнулась:

– В этом я не сомневаюсь.

– А как вы узнали? – поинтересовалась Рейчел, поправляя корзину.

– Мне сказал об этом мой сын. – Женщина достала из сумочки визитку. – И дал мне еще вот это.

– Моя карточка? – Рейчел почувствовала, как под ложечкой засосало.

Когда Марк успел их взять? И сколько?

Мать Джулии опустила карточку в корзинку Рейчел.

– Не волнуйтесь, дорогая, я никому не расскажу, – заверила она ее и, повернувшись, направилась к двери. – Скажу, чтобы начали играть, – сообщила она девушкам, но затем, остановившись, достала из сумочки бумажную салфетку и посмотрела на дочь. – Только один вопрос, дорогая. Ты знала, что отец привезет с собой эту, эту… женщину?

– Но ведь она его жена, – спокойно сказала Джулия.

– Я так и знала, что он чем-нибудь испортит мне мой праздник, – всхлипнула она и снова засунула под мышку свою маленькую сумочку. – Кстати, ты не хочешь, чтобы Марк вывел тебя?

– Я сама выйду, – процедила сквозь зубы Джулия, и мать весьма благоразумно ретировалась.

– Ее праздник, – пробормотала Джулия и замерла, услышав первые аккорды знаменито марша. – О Боже!

Сто человек поднялись и посмотрели на них.

– Я не смогу этого сделать, – взмолилась Джулия, схватив Рейчел за руку.

– Ты прекрасно все сможешь, – заверила ее Рейчел и, разжав пальцы, взяла ее под руку, не решившись оставить ее одну в столь ответственный момент.

– А что, если это все-таки ошибка? – не двигалась с места Джулия.

– Никакая это не ошибка, – мягко увещевала ее Рейчел. – Помнишь, что ты сказала, когда заказывала платья?

Джулия посмотрела на нее, и Рейчел, воспользовавшись этим, провела ее на несколько шагов вперед.

– Ты сказала, что мечтаешь о свадьбе, которая будет прогулкой среди роз.

Джулия кивнула. Дворецкий открыл дверь.

Не отпуская руку подруги, Рейчел продолжала идти.

– Посмотри вперед и скажи, что ты видишь?

Глаза Джулии затуманились от слез.

– Гарри, – прошептала она. – Под розами.

– Так пойдем погуляем, – улыбнулась Рейчел.

Джулия рассмеялась и пошла вперед. И даже почти осязаемый страх не смог стереть с ее лица ужасно глупую улыбку счастья.


– Не правда ли, чудная свадьба? А вы?..

– Рейчел Бэнкс, – представилась Рейчел, с улыбкой пожимая руку первому гостю, подошедшему поздравить молодых. После церемонии обе семьи собрались справа от арки из роз.

Перед ней стояла чья-то тетя, кто она такая и как ее зовут, Рейчел понятия не имела, то ли Мэри, то ли Мэгги. Рейчел не стала забивать себе этим голову и протянула руку, сказав себе, что имя гостьи сейчас не имеет никакого значения, главное, чтобы все это побыстрее закончилось.

– Да, очаровательная, – улыбнулась Рейчел и попыталась сплавить тетушку дальше. – Познакомьтесь, это…

– Шурин Гарри, – вступил в разговор Марк, втиснувшись в толпу гостей поближе к Рейчел. – А вы, должно быть, Мей, тетя Гарри. Очень приятно с вами познакомиться.

Рейчел негодовала: мало того, что он откровенно улыбался ей во время церемонии бракосочетания; мало того, что в его голосе чувствовался смех, когда, наклонившись для росписи, он прошептал: «Ты великолепна», – так он еще схватил ее за руку, когда их фотографировали!

Кинув на него быстрый взгляд, Рейчел отодвинулась. Марк был облачен в редингот, который Джулия заказала для него в ателье, под ним виднелись галстук, жилет и рубашка с высоким воротничком, но нелепым он отнюдь не казался, наоборот, он выглядел элегантно и романтично, как герой романа Джейн Остин.

Отступив назад, Рейчел вдруг повернулась к матери Гарри:

– Простите, я, кажется, наступила вам на ногу?

Мать Гарри смерила ее взглядом и отвернулась.

– Я так и думала, – пробормотала Рейчел и немного отодвинулась.

– Чуть не забыл, – обратился к ней Марк, протягивая шляпку. – Ты оставила ее на стуле. – Он быстро нацепил ее ей на голову и улыбнулся. – Уверен, тебе очень ее не хватало, – добавил он и переключился на тетушку Мей. – Кстати, вы знаете, что это Рейчел сшила платья?

Простонав, Рейчел стащила с себя шляпку и заметила, что улыбка исчезла с лица Мей.

– Они, конечно… необычные.

– Возьмите. – Марк протянул ей визитку.

– Простите Марка, – смутилась Рейчел, перехватив визитку. – Он не понимает, что здесь не место и не время для подобных вещей.

– Она слишком скромна, – невозмутимо вздохнул Марк, доставая откуда-то еще одну визитку.

– И он никогда не знает, когда нужно остановиться, – сказала Рейчел, выхватывая и вторую карточку, затем с довольно неестественной улыбкой обратилась к следующему гостю: – А вы…

Дядя Герби сердито посмотрел на нее из-под очков, и она тут же сплавила его Марку.

– Герби! – воскликнул Марк, пожимая ему руку. – Рад снова тебя видеть. Ты уже познакомился с автором свадебных платьев?

– А это Кэрол, – объявила Рейчел, препровождая к Марку улыбающуюся рыжеволосую девушку. – Она с ним.

– Кэрол, – обрадовался Марк. – Позволь вручить тебе визитку.

Кэрол оказалась шустрее Рейчел, и той осталось только наблюдать, как ее визитка перекочевала в руки рыжей девушки.

За спиной Марка появилась Джулия.

– Я так не хочу, чтобы этот день кончался!

– О Боже, умоляю, – прошептала Рейчел, но тут же забыла о своей молитве, изумленная произошедшей с Джулией переменой.

Та казалась какой-то другой, лучше. Шляпка исчезла, как, впрочем, и перчатки. И где же корзинка?

Стянув свои перчатки, Рейчел положила их в шляпу.

– Что хорошо для невесты… – пробормотала она и, снимая кружевную шаль, заметила, что в толпе поздравляющих что-то происходит.

Наклонившись вперед, она стала свидетельницей трогательной встречи с давно пропадавшим родственником. Надеясь, что эта сцена продлится еще несколько минут, Рейчел взяла Марка за руку и потянула его назад.

– Можем поговорить?

Марк упреждающе поднял руку:

– И не думай благодарить меня. Подожди, вот послушаешь речь, тогда и поговорим.

– Ты не посмеешь.

– Вторая страница, пятая строка, – похлопал себя но карману Марк и, наклонившись к Рейчел, добавил, понизив голос: – Но я обещаю, что забуду упомянуть про тебя, если ты согласишься участвовать в конкурсе.

– Ты серьезно? – уставилась на него Рейчел.

– Еще как, – ухмыльнулся он.

– Вернитесь к гостям, – крикнула им мать Гарри, и они быстро повиновались.

– Но это только мое дело, – прошептала Рейчел.

– Верно. Но я не привык пускать на самотек то, что меня беспокоит.

– Прекрасная свадьба, – обратилась Рейчел к очередной гостье, продолжая улыбаться даже тогда, когда та окинула ее и ее визитку явно неодобрительным взглядом.

Марк театрально вздохнул:

– Не могу сказать, что мне все это приятно.

– Тогда к чему переживать? Завтра никто даже и не вспомнит обо мне.

– Эй, милочка!

Рейчел чуть не подпрыгнула от неожиданности, когда кто-то шлепнул ее по заду. Обернувшись, она увидела перед собой ухмыляющегося кругленького старичка.

– Гордон Джеффриз, – буркнул он, вытаскивая из кармана сигару. – И я несказанно рад с вами познакомиться.

Глава 8

Прежде чем Рейчел успела ответить, к ним неожиданно подошла высокая, раза в два выше старичка, женщина с ярко-рыжими волосами, длинными ногтями и с таким огромным перстнем на руке, что он вполне мог бы сыграть роль якоря, налети на них ураган.

– Горди, – защебетала она, водя пальчиком по пуговице на его рубашке, – ты, кажется, пытаешься заставить меня ревновать, разговаривая с этой девушкой наедине?

Вытерев капельки пота над губой, старичок рассмеялся и обнял ее.

– Конечно, нет, Тэмми, это модельер, автор свадебных платьев.

– Я лишь воплотила в жизнь идеи Джулии, – запинаясь пояснила Рейчел.

– Вот поэтому вы мне и нужны. – Недовольная гримаса тут же исчезла с лица Тэмми. – Думаю, мы сможем договориться.

– Вам нужно свадебное платье? – поинтересовался Марк.

– Да, и я точно знаю какое.

– Обожаю женщин, которые точно знают, чего хотят. – Гордон вытер лоб носовым платком.

– Как и Рейчел. Это намного облегчает ей работу, – усмехнулся Марк.

Рейчел бросила на него испепеляющий взгляд, но Марк и бровью не повел.

– Мы с Горди познакомились в Лас-Вегасе, – пояснила Тэмми. – И я хочу платье, которое будет напоминать нам ту ночь.

– Узкое и сверкающее, – пролепетал Горди. – Но конечно же, белое. Да, милочка?

– Разумеется, белое. Это платье должно сражать наповал.

– Это я могу себе представить. – Марк протянул ей визитку. – Вы обратились точно по адресу.

Тэмми засунула карточку в карман Горди и, взяв его под руку, направилась к навесу.

– Я позвоню вам на следующей неделе! – крикнула она, затем, обернувшись, добавила: – Цена не имеет значения.

Рейчел была словно в тумане, смутно осознавая, что гости уже все прошли и что рядом с ней стоит официант с подносом шампанского.

– Еще одно дорогое платье, – издевался Марк, протягивая ей бокал с шампанским. – Ты, должно быть, очень довольна.

– Смейся, сколько тебе влезет, но по мне лучше платежеспособный клиент, чем непомерно дорогое шоу. За клиента! – Она осушила бокал и поставила его на поднос проходящего мимо официанта. – Чтобы он всегда был прав.

Марк схватил ее за руку:

– Так ты хочешь сказать, что у тебя нет денег на участие в конкурсе?

– Быстро соображаешь, – холодно ответила она.

Марка охватило неодолимое чувство вины. Ну как он мог не заметить очевидного?

Рейчел попыталась высвободиться, но он держал ее крепко.

– Это единственная причина?

– А что, нужна еще какая-то?

– Тогда я хочу заказать у тебя бледно-голубое платье.

– Ты хочешь купить платье? – опешила Рейчел.

– Да, и оно мне нужно через две недели.

– Мне не нужны спонсоры, – отрезала Рейчел и, вырвав руку, пошла к навесу.

– Так, значит, дело все-таки не в деньгах?

Остановившись, Рейчел медленно повернулась к нему.

– Объясняю для непонятливых – подаяния я не принимаю.

– В этом я и не сомневался. – Марк подошел к ней поближе. – Я такой же клиент, как и все: знаю, чего хочу и кто должен это сделать.

– Понятно. – Рейчел скрестила руки. – И когда ты в последний раз заказывал платье?

– В 1995 году, в Сингапуре. Джулия играла роль тигровой лилии и хотела добиться максимального сходства. – Марк нетерпеливо покачал головой. – Послушай, это не подаяние, а вклад. Я видел то, что ты можешь делать на бумаге, и готов поспорить, что на деле должно получиться еще лучше. Когда ты будешь купаться в лучах славы, я смогу похвастаться, что у меня в шкафу висит платье от Рейчел Бэнкс. Я заработаю целое состояние. Так что подаянием здесь и не пахнет.

Рейчел кивнула.

– Тогда в чем дело?

Марк стоял прямо перед ней. Он ждал ответа, вынуждая ее решить, чего же она действительно хочет.

– Трудно, когда есть выбор, – сказал он мягко.

Рейчел посмотрела в его глаза, ожидая увидеть торжество, триумф, но никак не сочувствие, не нежность, которые так явно читались в его взгляде. Она отвернулась. В душе ее шла борьба между желанием убедиться, что она действительно способна на многое, и нежеланием знать это.

– Это будет дорого стоить.

– Цена не имеет значения.

– Срок очень маленький. – Рейчел вдруг почувствовала, как ее отпускает напряжение сегодняшнего дня. – И я не смогу гарантировать доставку.

– Я это переживу.

Улыбнувшись, она вдруг неожиданно для себя подпрыгнула.

– У тебя будет платье.

– И куча денег, – игриво произнес Марк и потянулся к ней, но Рейчел увернулась и прямо по газону пошла к навесу.

Пара кусочков корнуэльской курочки, несколько тостов, и она поедет домой. Одна.

Но почему-то она совершенно не удивилась, когда рядом с ней зашагал Марк.

– Мне как можно скорее нужны размеры, – сказала она, замедлив шаг лишь тогда, когда увидела на кусте шаль Джулии. Бросив любопытный взгляд на навес, она подняла шаль и пошла дальше. – И ты должен завтра же выбрать ткань, чтобы я могла сделать заказ.

– Я доверяю твоему вкусу, а платье пусть будет сделано по твоим меркам.

– В показе буду участвовать не я, а модель, – возразила Рейчел, перешагивая через кусочек кружева, который очень напоминал воротничок Джулии.

Марк поднял его и передал Рейчел.

– Моя сестра решила избавиться от лишнего.

– Похоже на то, – улыбнулась Рейчел и, аккуратно сложив кружево, зашагала дальше.

Наконец-то Джулия по-настоящему счастлива!

– Я дам тебе имена нескольких моделей, с которыми я уже работала, может, кто-нибудь из них свободен.

Остановившись у навеса, Рейчел медленно окинула взглядом поляну, ледяные скульптуры, цветы, Гарри с Джулией, которые не давали никому скучать, переходя от одной группы гостей к другой.

– Джейн Остин такая красота даже и не снилась, – сказала Рейчел, и как раз в этот момент их заметила Джулия.

– Эй вы, двое! – крикнула она. – Стойте и ждите меня.

Марк опешил, не веря своим глазам. Это была совершенно другая невеста, она смеялась, останавливалась для поцелуя, пожимала руки, казалась уверенной в себе и абсолютно спокойной. Такой свою сестру он не видел уже давно.

Платье тоже казалось каким-то другим, без всяких излишеств оно стало только лучше. Лишь теперь Марк понял, что Джулия имела в виду, сказав, что ее свадьба будет наполнена романтикой и старинными кружевами. Он поблагодарил Бога, что успел поговорить с Рейчел.

– Мы скоро будем резать торт, – сообщила Джулия. – И хотим, чтобы вы были на фотографии.

– Я, правда, не могу… – начала было возражать Рейчел, но Джулия уже спешила к навесу.

– Никуда не уходите.

– Хорошо! – крикнула в ответ Рейчел, надеясь, что ее улыбка была не слишком недовольной.

– Скажи честно, – взял ее за руку Марк, – ты действительно страдала бессонницей из-за свадебного торта?

Он медленно провел пальцем по ее ладони.

– Не поверишь, – сказала она, отстраняясь, – но я и правда так и не смогла заснуть.

Рейчел наблюдала, как Джулия остановилась поболтать, затем перевела взгляд на главный стол, на свое пустующее место. Она вдруг поняла, что совершенно не готова его занять. Ей нужно прогуляться, подумать и каким-то образом избежать фотографии на фоне свадебного торта.

Положив вещи Джулии на стул, она бесцельно пошла вперед.

– Мы можем позвонить в модельное агентство в Майами, – предложила она.

– Но на рисунке было твое лицо, – возразил Марк.

– Скажем, профессиональное самолюбие, но для конкурса нужно выбрать настоящую модель.

– Никого другого я не могу представить в этом платье, а как ты сама говорила, клиент всегда прав.

– Попалась в сети своего же правила, – усмехнулась Рейчел, к своему удивлению обнаружив, что эта идея начинает ей нравиться.

Дойдя до входа в сад, она остановилась, забыв на какое-то время о платье.

По другую сторону калитки лежал уединенный мирок с аккуратно подстриженными кустами и деревьями, каменными дорожками, прудиком, в центре которого к небу устремлял свои струи фонтан. В саду было пусто, только одинокая птичка порхала между деревьями.

– Я уверен, они купили этот дом именно из-за сада, – сказал Марк. – Это самое любимое место Джулии.

– В этом нет ничего удивительного. – Рейчел осторожно вошла в сад, словно злоумышленник, нарушающий чужие владения. – Лучше бы она устроила свадьбу здесь.

Выпрямив плечи, Марк, как истинный джентльмен, предложил ей руку.

– Мисс Бэнкс, разрешите проводить вас до фонтана?

Включившись в игру, она робко опустила голову.

– Мистер Робинсон, вы ставите меня в неловкое положение. Разве это прилично гулять вдвоем с мужчиной в таком уединенном месте? – Она приняла его руку. – Два раза вокруг фонтана?

– Джулия и собиралась провести церемонию здесь, но гостей оказалось слишком много.

– Ну конечно. Она же говорила, что свадьба будет скромной. – Рейчел остановилась у прудика, наблюдая, как золотые рыбки лениво плавают по кругу. – Но малыш может отдыхать спокойно, главное – его мама и папа счастливы.

– Ты когда-нибудь думала о том, чтобы завести детей?

– Я хочу, но для этого сначала нужно найти мужа.

– Вы очень старомодны, Рейчел Бэнкс.

Рассмеявшись, Рейчел опустилась на траву.

– Говорят, что брак снова входит в моду.

Марк сел рядом с ней, не дотрагиваясь до нее.

– Интересно, о какой свадьбе мечтает женщина, которая создает свадебные платья?

– О маленькой церемонии на пляже, только близкие родственники и друзья, ужин на закате и танцы до утра. – Она смущенно рассмеялась. – У меня было много времени для размышлений.

– Надо думать.

Его взгляд скользнул к ее губам и на мгновение на них задержался. Рейчел ждала, что Марк привлечет ее к себе, но он медлил, и она отвернулась, зная, что должна бы вздохнуть с облегчением. Но, как ни странно, она ощущала растущее напряжение.

– Какое платье будет у тебя? – почти прошептал Марк.

– Это, пожалуй, единственное, чего я не знаю. – Ее голос немного дрожал. Она наклонилась к прудику и опустила в воду руку. – Я сшила их такое количество, что, боюсь, растеряла себя по дороге. – Она поплескала рукой в воде, наблюдая, как от нее побежали по поверхности круги. – Но оно точно не будет похоже ни на одно из тех, что я сделала. Оно должно быть таким, чтобы мой муж запомнил его на всю жизнь.

Чувство ревности внезапно охватило Марка. Он вспомнил ту ночь на пляже, взгляд ее карих доверчивых глаз, которые видели в нем кого-то совершенно другого.

Через несколько недель он уедет, вернется в свою неуютную лондонскую квартиру, к невкусной еде…

Он ясно представил себе, как будет сидеть у телевизора с пачкой статей в руках, ожидая новых сенсаций и безумно скучая по Рейчел.

Она вытащила руку из воды. На коже засияли мелкие капельки.

– Нам следует вернуться назад, мистер Робинсон.

– Мисс Бэнкс, – позвал ее Марк, беря за руку, прежде чем она успела подняться.

– Вы грубиян, сэр, – возмутилась Рейчел, все еще подыгрывая ему. Но ее улыбка вмиг исчезла, стоило Марку привлечь ее к себе.

Он коснулся губами ее лба, затем ресниц, вдыхая аромат ее кожи, ее волос. Рейчел подняла голову, и он почувствовал на своих губах ее теплое дыхание.

– Рейчел, – прошептал он, но вдруг замолчал.

У калитки раздались торопливые шаги.

Повернувшись, они увидели несущегося к ним официанта.

– Вы Марк Робинсон?

– В чем дело? – вскочил Марк.

– Ваша сестра… невеста… Мы уже вызвали «скорую помощь».

Глава 9

В коридорах и приемной теснился народ. Выходные всегда были самыми напряженными днями в больнице Святого Михаила.

На руках у женщины лежал мальчик, его раздирал ужасный кашель. Напротив сидел молодой человек с перебинтованной рукой. Глаза его были закрыты, а губы шевелились, то ли произнося молитву, то ли отчаянно ругая кого-то.

Марк и Рейчел направились к регистратуре. Некоторые из посетителей подняли головы, оценивая состояние новых пациентов и опасаясь, что те будут приняты вне очереди.

Выругавшись про себя, Марк пошел быстрее. Сама мысль, что его сестра находится где-то здесь, приводила его в ужас.

– Джулия Хедерингтон, – начал было Марк, но в растерянности повернулся к Рейчел. – А может, она теперь Дерозье?

– Хедерингтон, – уверенно повторила Рейчел и взяла его за руку. – Ее привезли несколько минут назад.

– Отличные костюмы, – заметила медсестра. – Вы из театра?

Марк подумал о саде с розами, о теплой коже Рейчел и запахе ее разогретых на солнце духов. И почему он ее не поцеловал?

– Мы со свадьбы, – буркнул он, пожалев, что не переоделся полностью, а снял только жилет и галстук.

– Надеюсь, это не ваша свадьба, – посочувствовала сестра, потянувшись за планшетом.

– Моей сестры, Джулии Хедерингтон, – пояснил Марк. – Она есть в списке?

Зазвонил телефон.

– Одну минуточку, – сказала медсестра и подняла трубку.

Рейчел нетерпеливо забарабанила пальцами по стойке, ее глаза бегали от сестры к часам и обратно.

– Довольно, – пробормотала она и, наклонившись через стол, повернула планшет к себе. – Они направили Джулию в родильное отделение. – Рейчел бросила планшет на место и скользнула взглядом по холлу. – Лифты вон там. – Она потащила Марка за собой. – Здесь где-то должна быть схема здания.

Марк с улыбкой следовал за Рейчел. Может, на ней и было платье из прошлого века, но ни в выражении лица, ни в походке не было ничего, что бы хоть отдаленно напоминало робость.

– Третий этаж, пошли, – скомандовала она, ткнув пальцем в схему.

У лифта ждала небольшая кучка людей: широко и загадочно улыбающийся мужчина с букетом ромашек в розовой фольге, две женщины средних лет в юбках для гольфа и солнцезащитных козырьках, у обеих были удрученные, бледные как полотно лица. Несколько поодаль стоял, прислонившись к стене, подросток, который всеми силами пытался скрыть свое волнение.

Крепко сжимая теплую руку Рейчел, Марк молча наблюдал за бегущими цифрами над дверью лифта. Только бы с Джулией и ребенком все было в порядке!

Лифт остановился на третьем этаже. С плаката на стене им махал лапой бурый медвежонок. Виновато улыбаясь, первым из лифта выскочил мужчина с цветами, женщины и подросток поехали дальше.

Пока Рейчел наводила справки, Марк наблюдал, как мужчина с цветами прошел по коридору и остановился у детской. Едва касаясь толстыми пальцами стекла, он с нежностью любовался своим только что родившимся ребенком, которого держала на руках медсестра.

Марк знал о младенцах только то, что ему пришлось снимать для своих репортажей. Рождение под минометным обстрелом в Боснии, пожарник в Ирландии, со слезами и словами молитвы надевающий на лицо младенца кислородную маску.

Марк был лишь свидетелем всех этих событий. Когда на камере загорался красный огонек, все, что происходило, оказывалось по другую сторону объектива, превращаясь в очередной репортаж. Но сейчас ничто не отделяло его от происходящего, ему не за чем было спрятаться. И, не в состоянии отвести глаз, он наблюдал за мужчиной, с любопытством и в то же время со страхом думая о Джулии.

– Рейчел, Марк.

Обернувшись, Марк увидел спешащего к ним Гарри. Его плечи опустились ниже, чем обычно, лицо бледное, потерянное. Сейчас его нисколько не интересовало, почему Марк и Рейчел здесь вместе, все мысли его были только о Джулии.

– Спасибо, что пришли.

– А как же иначе. – Марк крепко обнял его. – Мои родители здесь?

– Они разругались в холле, так как не могли решить, кто пойдет первым, и моим родителям пришлось развезти их по отелям. В разных машинах, разумеется.

Марк понимающе кивнул.

– А где сейчас Джулия? – мягко спросила Рейчел.

Она все еще стояла поодаль, как бы исключая себя из их круга. Марк взял ее за руку и придвинул поближе.

– У нее сейчас врачи, но меня не пускают. – У Гарри вырвался сдавленный смешок. – В такие моменты, надо полагать, от обезумевших мужей мало толку.

– Что они говорят? – спросил Марк, и Рейчел снова попыталась отступить назад, но он обнял ее за талию и, слегка касаясь пальцами бедра, привлек к себе.

Рейчел вопросительно посмотрела на Марка, но он даже не повернулся, а лишь прижав ее немного сильнее, дал понять, что хочет, чтобы она осталась.

– Только то, что у неё слишком высокое давление. Они пытаются задержать роды, дать им с ребенком немного побольше времени, но одному Богу известно, как все сложится. – Гарри запнулся и закрыл глаза. – Мне не следовало настаивать на свадьбе. Я знал, что она боится, но продолжал упорствовать, желая доказать ей, что у нас все получится, что мы другие. – Он открыл глаза и сделал несколько шагов к ее двери. – Если с ней или с ребенком что-нибудь случится…

– С ними все будет в порядке, – успокаивал его Марк, скрывая собственную тревогу. – Она слишком упряма.

Слабая улыбка тронула губы Гарри.

– Ты прав.

– Мистер Дерозье!

Все трое повернулись.

– Ваша жена рожает, вы ей нужны. – Сестра упреждающе подняла руку, когда все трое направились к двери. – Только вы. Вашим друзьям придется подождать в комнате отдыха.

– Я пойму, если вы захотите уйти.

– Мы будем здесь, – заверил его Марк, за что улыбнувшийся Гарри похлопал его по больному плечу.

Комната отдыха представляла собой залитый солнцем уголок. Здесь стояли кожаный диван, ряд деревянных стульев и низкий столик, заваленный старыми журналами и рекламными проспектами. У окна стояли гордые бабушка и дедушка. Они фотографировали улыбающихся родственников и молодую женщину, которая сидела на диване. Женщина держала на руках ребенка, с умилением наблюдая, как он сжимает и разжимает свои ладошки вокруг ее пальца.

– Больше всего мне в детях нравится то, – прошептала Рейчел, – что их нельзя заставить расти быстрее.

– Как, впрочем, и замедлить их рост, – пробормотал Марк.

Не в силах спокойно стоять на месте, он направился к столику и наугад раскрыл один из журналов, но не смог прочитать ни строчки. Бросив журнал на место, Марк начал ходить взад и вперед по комнате.

Гордые бабушка с дедушкой уже включили Рейчел в свою компанию, выливая на нее потоки эмоций, рассказов, протягивая ей один за другим моментальные снимки, чтобы она ничего не пропустила. Их первый внук. Почти десять фунтов веса. Полная головка волос, только вот жаль, уши он взял от отца.

Вся эта суета невероятно раздражала Марка. Рейчел же, напротив, казалась весьма заинтересованной. В ее смехе не было и капли притворства. Она просто радовалась вместе с ними, так же как она разделяла радость и со своими клиентками, когда те приходили к ней в мастерскую.

И все же время от времени она оглядывалась на Марка и, поймав его взгляд, улыбалась, словно говоря: «Все будет в порядке».

Не в состоянии больше ждать, Марк протиснулся сквозь толпу счастливых родственников и, бросив: «Я скоро вернусь», – исчез за дверью.

В холле стояла спасительная тишина, но медсестры на месте не было. Марк ударил кулаком по стойке.

– Ты очень привязан к ней, да?

Ее голос, словно легкий шелк, коснулся его, и Марк не столько услышал, сколько почувствовал его.

Он пожал плечами и направился в другой конец комнаты. Рейчел последовала за ним.

– Если родители ведут себя как дети, то детям приходится учиться заботиться друг о друге.

Остановившись у окна, Марк уставился на серую крышу напротив. Он вспомнил, как однажды они с Джулией сидели на другой крыше и слушали крики и ругань родителей в комнате внизу, надеясь, что кто-нибудь из них заметит отсутствие детей.

Марк повернулся спиной к окну.

– Но иногда и дети могут превратить жизнь своих родителей в сущий ад.

– Например, повиснув головой вниз, чтобы снять нору енотов? – Заметив его удивление, Рейчел пожала плечами. – Вчера Джулия мне немного рассказала о тебе. – Марк поднял бровь, и она рассмеялась. – Ну хорошо, достаточно много, но это было в первый и последний раз.

– Ей всегда нравилась эта задумка, наверное, потому, что идея принадлежала ей.

– А я было подумала о тебе как о герое.

– Я действительно хотел спасти енотов, вовлечь же в эту историю мать решила Джулия, – улыбнулся он. – Уже тогда она была прекрасной актрисой. Мама въехала на стоянку под мостом как раз в тот момент, когда я свесился с парапета. О ее крике до сих пор ходят легенды на Ки-Уэст.

Марк совсем по-детски улыбнулся, и Рейчел увидела перед собой мальчика, самоуверенного и дерзкого, не лишенного храбрости, которая присуща детям, достигшим девяти лет и сознающим свою победу. Рейчел не смогла сдержать улыбки.

– А еноты?

– Мою пленку показали тем же вечером по телевидению, а на следующий день на место выехала бригада спасателей. – Подражая голосу телеведущего, Марк произнес: – Никогда не надо недооценивать возможностей видеокамеры.

– Именно тогда ты увлекся видеосъемкой?

– Мы оба. Я собирался стать кинорежиссером и снимать короткие документальные фильмы, кадры которых способны были бы изменить мир к лучшему, а также захватывающие полнометражные ленты. Конечно же, с Джулией в главной роли.

Рейчел рассмеялась. Теплые звуки ее голоса ворвались в его душу, освещая ее самые дальние и давно забытые уголки.

– Так ты все-таки снял что-нибудь, способное изменить мир?

Покачав головой, Марк прислонился к стене и привлек к себе Рейчел. Она обняла его за талию и положила голову на грудь, отчего у Марка быстрее побежала по жилам кровь.

– Что же случилось, ведь вы с Джулией были такой хорошей командой?

– Мы выросли.

Рейчел подняла голову. Мальчик исчез, перед ней снова был мужчина, в глазах которого она видела тревогу и уже знакомую ей печаль.

Почти бессознательно Рейчел заключила его лицо в свои ладони. Как ей хотелось понять его, узнать о нем побольше… но тут из-за угла выглянула медсестра, и момент был упущен.

– Мистер Дерозье попросил передать вам, что осталось недолго, – сообщила она. Ее голос был таким же резким, как и манеры.

– Как Джулия? – спросил Марк, следуя за ней по коридору.

– С ней все в порядке, как, впрочем, и с ребенком. – Сестра остановилась у стойки и указала на комнату отдыха. – Мы будем держать вас в курсе.

Приехали родители Гарри и наперебой засыпали вопросами медсестру за стойкой.

– Похоже, у Джулии появилось гораздо больше родственников, чем она предполагала, – улыбнулась Рейчел.

Несколько часов спустя, в течение которых они успели выпить не по одной чашке кофе, мать Гарри наконец признала, что свадебные платья были в общем-то не так и плохи, а Марк посвятил сбитого с толку отца Гарри в детали устройства цифровых видеокамер. Но все четверо обернулись как один, стоило Гарри появиться на пороге. Глаза его были еще влажными от слез, ноги дрожали.

– Девочка, – прошептал он.

Еще некоторое время малышку осматривали врачи, потом медсестра поднесла ее к стеклу детской комнаты, и все собравшиеся пришли к единому мнению, что это самая красивая девочка из всех когда-либо рождавшихся на земле.

– Только двое, – предупредила медсестра, подняв два пальца. – И только на пять минут. Ей нужно отдохнуть.

Было решено, что первыми к Джулии пойдут Рейчел с Марком, так как последний тихонько пригрозил, что непременно отомстит, если кто-то опередит его. Учитывая важность момента, родные не стали с ним спорить.

Когда Рейчел и Марк вошли в палату, Гарри поправлял подушку под головой Джулии. Кровать рядом была заправлена, кому-то вскоре предстояло занять ее.

На фоне безукоризненно белых простыней Джулия казалась маленькой и бледной, к ее рукам, сложенным на плоском теперь животе, тянулся проводок. Но на губах ее сияла улыбка, и напряжение Марка немного спало.

– Ты видел ее? – спросила Джулия, – Ты видел, как она прекрасна? Не могу поверить, что она здесь, что она действительно наша. – Улыбка исчезла с ее лица. – Но я ведь испортила праздничный обед! Все эти люди, корнуэльские куры… – Она тяжело вздохнула. – Повара, наверное, хватил удар.

– Забудь о поваре, – сказал Марк, убирая прядку волос с ее лица. – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, только все болит, – поморщилась Джулия, принимая из рук Гарри стакан воды. – Очень устала.

– Пойду скажу родителям, чтобы они принесли что-нибудь из еды, – сообщил Гарри, закрывая шторы. – Они могут и попозже зайти.

– Не надо, – остановила его Джулия. – Они так долго ждали. Я хочу их увидеть.

Поцеловав ее, Гарри похлопал Марка по плечу:

– Помоги объяснить моей маме, что пять минут – это действительно пять минут.

Переглянувшись с Рейчел, Марк последовал за Гарри, чуть не столкнувшись в дверях с медсестрой, которая несла вазу с желтыми ромашками. Подняв вазу к верху, женщина, смеясь, отступила назад.

– Чуть не сшибли, – прокомментировала она, одарив Джулию широкой улыбкой. – А это для вас.

Поставив вазу на тумбочку, она ткнула пальцем в Рейчел:

– Еще только одна минута.

– Слушаюсь, – кивнула Рейчел и повернулась к Джулии, которая уже читала открытку. – От кого цветы?

– От Гарри, конечно. – Джулия опустила лицо в дрожащие цветки и вдохнула. – Он знает, что я люблю ромашки, – прошептала она и, вздохнув, стала вытирать нос от желтой пыльцы. – Только бы он не чувствовал себя таким виноватым.

– Он винит себя в том, что ты раньше времени попала сюда, объяснила Рейчел. – Он жалеет, что так сильно настаивал на свадьбе.

– Но это же смешно. Я здесь только потому, что на улице слишком жарко, а я слишком много ходила. Мне все об этом говорили, даже ребенок, но я была так счастлива! – Джулия перевела взгляд на окно. – Ты не поставишь цветы вон туда, а то с тумбочки я их здесь свалю?

Джулия закрыла глаза.

– Я действительно очень рада, что Гарри настоял на свадьбе, несмотря на мои опасения. Он, конечно же, мне не верит, но это абсолютная правда.

Улыбка тронула губы Рейчел. Она вспомнила о потерянном кружевном шарфе, о шали, повисшей на кустах, и снова ее сердце сковало волнение. Слава Богу, что все закончилось так, как закончилось!

– Я верю тебе, и Гарри тоже.

Джулия открыла один глаз.

– Я еще не успела поблагодарить тебя за то, что ты сегодня для меня сделала. Без тебя я, наверное, просто удрала бы.

– Вовсе нет. Я ни на секунду не усомнилась, что ты хочешь пройти по этому ковру. Просто кто-то должен был помочь тебе убедиться в том, о чем ты и так уже знала. Очень многие были бы просто счастливы оказаться на моем месте, и твой брат в первую очередь.

– Ты права, – согласилась Джулия. – Но он бы сделал все не так тонко, как ты. Марк всегда отличался прямотой действий. – Джулия потянулась, но, поморщившись, снова приняла прежнюю позу. – Мне всегда нравилось это в Марке. Стоит ему чего-то захотеть, и он обязательно этого добьется. Никаких колебаний, никаких сомнений – решает и делает.

– Это уж точно, – пробормотала Рейчел, словно стрелой пронзенная воспоминанием о медленном сладостном обольщении в саду.

Интересно, что бы было, если бы ребенок решил подождать немного подольше?

Некоторое время Джулия внимательно смотрела на Рейчел, затем снова закрыла глаза.

– Вы нормально общаетесь с Марком?

– Да, он очень доброжелательный человек. – Рейчел на секунду замолчала, заметив, что ее подруга с облегчением вздохнула. – Интересно, – спросила она, – в какой момент ты поняла, что поступаешь правильно?

– Когда увидела его.

– Увидела кого?

– Гарри. – Ее губы тронула улыбка, – Все это время я очень боялась, что совершаю еще одну ошибку, что все будет так же, как и в прошлый раз, а потом ты посоветовала мне посмотреть вокруг, и я увидела его. Он стоял рядом со священником и ждал меня. И хотя на нем были жилетка, галстук и шляпа, все равно это был мой Гарри. Тот самый Гарри, который каждый день встает первым, чтобы приготовить мне чашку чаю, прежде меня угадывает мое настроение, который всегда принимал меня такой, какая я есть. И он стоял там, впереди всех этих людей, и ждал меня и нашего ребенка.

Открыв глаза, она посмотрела на Рейчел все еще удивленным взглядом.

– И никто из нас не смог бы придумать ни одной причины, чтобы сбежать.

– Так, значит, ты увидела Гарри, и этого было уже достаточно?

Они обе обернулись, услышав голос Гарри в коридоре. Он объяснял сестрам, что его жена любит, чтобы ее окружали определенные вещи: свежие цветы, свечи из пчелиного воска, музыка Моцарта.

– Я знаю, это может показаться безумным, – затараторила Джулия, – но я вдруг поняла, что мне нечего больше бояться.

– Значит, ты шагнула вперед, – прошептала Рейчел.

– Шагнула?

– Мысли вслух, – отмахнулась Рейчел.

В комнату вошли Марк и Гарри, последний нес подарки.

Рейчел посмотрела на Марка. Он прислонился к стене, вид у него был усталый. Но он улыбнулся, медленно и тепло, и эта улыбка была обращена только к ней. Рейчел почувствовала, как в ответ ее сердце учащенно забилось. Жаль, что она не сможет сделать этот шаг, потому что есть вещи, которых она не в силах изменить.

Глава 10

Кусочек луны, похожий на улыбку Чеширского кота, освещал пустынный пляж, легкий ветерок слегка теребил водную гладь. За всю дорогу они едва перекинулись парой слов: «Какая красивая малышка! Интересно, как они ее назовут? Слава Богу, все кончилось!»

Но как бы ни хотелось Рейчел отмахнуться от того непонятного, что притягивало их друг к другу, факт оставался фактом. И даже сейчас, несмотря на усталость и поздний час, ничего не изменилось.

Распахнув дверцу, Рейчел оглянулась на Марка. Под его глазами виднелись темные круги, взгляд был устремлен к океану, волосы взъерошены, и все же она почти физически ощущала исходившую от него силу и беспокойство духа.

«Наверное, дело во внешности, – подумала Рейчел. – В нем есть что-то от сильного, хищного зверя. Именно это заставляет его бродить по ночному пляжу и гоняться с камерой за террористами… и невероятно притягивает меня».

Поймав на себе ее взгляд, Марк потянулся к ней. В его глазах Рейчел прочитала желание и такую настоятельную потребность в ней, что она замерла.

Едва касаясь пальцами кожи, Марк убрал с ее лица прядку волос, и Рейчел очнулась. Она не могла не признаться себе, что чувствовала такую же потребность в нем и жалела, что не может быть столь же откровенной.

Умом она понимала, что главное для нее сейчас – хорошенько выспаться. Марк не был ни ее любовником, ни женихом, ни уж тем более принцем, просто мужчина, который проведет отпуск на пляже, а затем вернется в свой дом на другом конце света. Их объединяет только конкурс и не нужное никому из них свадебное платье, и она будет молить Бога, чтобы ее сердце не забыло об этом, когда он снова коснется ее.

– Спасибо, что подвез, – поблагодарила Рейчел, выпрыгивая из джипа. – И если ты серьезно говорил о конкурсе, то нужно как можно скорее определиться с тканями. Завтра утром…

– А почему бы не сейчас?

– Слишком поздно, – ответила Рейчел и, сунув шляпу под мышку, направилась в сторону коттеджа. – Как насчет десяти утра?

– Слишком рано, – возразил Марк, шагая рядом с ней. – Послушай, не знаю, как ты, но я совершенно не хочу спать. – Они остановились у калитки, и Марк отодвинул задвижку. – Кроме того, я обещал, что буду придерживаться твоих советов, так что времени, я думаю, потребуется не так много. – Рейчел прошла мимо него. – Ведь у тебя есть уже какие-то идеи, не так ли?

– Да, – улыбнулась Рейчел, поднимаясь по ступенькам.

На самом деле она знала наизусть каждую деталь этого платья, как, впрочем, и всех остальных. Она отчетливо представляла себе каждое из платьев еще до того, как брала в руки карандаш. Она видела форму рукава, покрой юбки, точно знала цвет ткани, чувствовала какой она должна быть на ощупь.

На обороте эскиза, который выбрал Марк, Рейчел решила написать карандашом полный перечень необходимых материалов и их количество. Если он действительно хочет воспользоваться ее советами, ей понадобится лишь пара минут на объяснения, затем она сможет лечь спать. Отпирая дверь, она посмотрела на Марка. Однако светила луна, и его лицо находилось в тени.

Протянув руку, Рейчел включила лампы дневного света. Она так давно не пользовалась ими, что совсем забыла о монотонном гудении, которое включалось одновременно с ярким светом. Это гудение способно отбить любое желание, что как раз было ей сейчас на руку. Как только они заключат контракт, она выставит Марка за дверь, и никакая луна не помешает ей.

– Хорошо, – кивнула Рейчел и жестом пригласила его в демонстрационный зал. – Я сейчас кое-что тебе покажу. – Бросив шляпку на стол, она нахмурилась, тряхнув головой, направилась к швейным машинам и зажгла все имеющиеся в комнате лампы. Прищурив от яркого света глаза, она улыбнулась. – Если тебе не нравится, можем обсудить детали утром.

– В этом нет необходимости, – мягко заметил Марк, выключая лампы дневного света. – Думаю, мы сможем решить все сегодня.

Рейчел прекрасно поняла его намек и подошла к двери.

– В подобных вещах нужно быть очень уверенным. – Она щелкнула выключателем, и яркий свет снова залил демонстрационный зал. – Иначе не избежать разочарований.

Улыбнувшись, Марк выключил круглые лампочки.

– Не думаю, что с этим возникнет проблема.

Уверенность в его голосе заставила Рейчел поежиться, но она отбросила все страхи и, вздернув подбородок, включила на письменном столе лампу, похожую на шею гуся, и боковые лампы в примерочной.

– Я придерживаюсь того мнения, что никогда не следует слишком многого ожидать. Я принесу эскиз, – сказала Рейчел и, остановившись у вращающейся двери, оглянулась через плечо. – Жди здесь.

Дверь захлопнулась за ее спиной, но еще некоторое время она стояла не шевелясь, закрыв глаза и прислушиваясь к каждому шороху. Убедившись, что Марк не собирается идти за ней, Рейчел направилась в комнату и достала с полки альбом. Открыв его на бледно-голубом свадебном платье, она взяла блокнот с карандашом и пошла обратно.

Оказавшись по другую сторону двери, Рейчел, к своему удивлению, попала почти в полную темноту.

Марк, ухмыляясь, сидел за маленьким столиком, вытянув ноги.

– Я придерживаюсь того мнения, что никогда не стоит слишком многого ожидать, – повторил он ее слова.

– Но это никак не связано с предвкушением, – возразила Рейчел, снова включив лампы дневного света и с улыбкой встречая их гудение. – Это лишь ограничило бы мои возможности.

Марк кивнул:

– Тонкое, но очень важное отличие.

– Точно, – согласилась с ним Рейчел и, не подходя слишком близко к Марку, бросила на стол альбом. – Список материалов на другой стороне эскиза. Сейчас покажу образцы тканей.

– Я согласен с любым твоим решением, – сказал Марк и, отложив в сторону эскиз, поднялся из-за стола. – Я доверяю твоему вкусу.

«Хорошо, что хоть один из нас чему-то доверяет», – подумала Рейчел.

Ее взгляд был прикован к Марку. Она видела, что он приближается к ней – не медленно, не быстро, но неотвратимо. Уже знакомое волнение охватило Рейчел, пока еще слабое, но такое же необходимое, как дыхание. И причиной тому была не луна и не сон, а этот красивый мужчина, его истинно мужская красота, которая пленяла и лишала сил. Как же она ошибалась, думая, что яркий свет может спасти ее!

Отвернувшись, Рейчел непривычно неловкими движениями схватила два альбома с образцами и направилась к раскройному столу.

– Думаю, тебе понравятся вот эти, – бросила она, выложив перед ним лоскутки ткани.

Ей хотелось отгородиться от Марка шумом, болтовней и знакомыми вещами – всем тем, что было ей понятно.

Рейчел перекладывала с места на место кусочки сверкающего шелка, пытаясь сосредоточиться на текстуре, цвете и платье, которое она собиралась сшить для конкурса.

– Думаю, на юбку стоит взять тонкую органзу, – продолжала Рейчел, зная, что он совсем рядом, и отчаянно пытаясь сосредоточиться на деле. – Это придаст ей ощущение легкости и прозрачности.

– Словно тонкая паутина, – прошептал Марк, запуская пальцы в ее волосы. Нащупав шпильки, он вытащил их одну за другой, лишая Рейчел вместе с ними и решимости. – Что еще? – спросил он, положив ей руки на плечи. – Что еще ты себе представляешь?

– Цвет, – прошептала Рейчел, закрыв глаза от наслаждения, когда его губы нежно, но требовательно коснулись ее шеи.

– Какой цвет?

– Ледяной, – выдохнула Рейчел. – Белый. Голубой. Трудно сказать определенно, потому что он меняется в зависимости от освещения.

– Продолжай.

– Атлас, – прошептала Рейчел, наклонив голову набок. – На лиф пойдут шелк и атлас сияющего белого цвета, а на плече будет атласная роза.

– Красиво. И еще больше потому, что в нем будешь ты.

Рейчел резко открыла глаза. Конкурс, показ – вот единственное, что связывает их.

– Только если будет оформлен заказ, – отрезала она, отворачиваясь.

– Рейчел…

– Нет, – сказала она и, сложив альбомы с образцами стопкой, отодвинула их в сторону. – Цены указаны здесь, – показала она на последнюю страницу. – Не стану скрывать, они высокие, за одну только органзу придется выложить кругленькую сумму.

– Мне все равно, сколько это будет стоить.

Рейчел увернулась от его рук и отступила назад, как ей казалось, на безопасное расстояние.

– Тогда что тебя интересует? Ткань? Цвет? – Она швырнула в него альбомы. – Покажи, какие ты выбрал. Ты их хоть помнишь?

– Бледно-голубая органза для юбки, шелк и атлас для лифа. – Марк говорил тихо, но вдумчиво, отчего по телу у нее побежали мурашки. Однако Марк даже и не попытался приблизиться к ней. – Одна роза на плече. Ну, как у меня получается?

– Отлично, – бросила Рейчел и на ватных ногах пошла к письменному столу. Достав из ящика бланк, она вписала их имена, названия и цвета тканей, метраж и отделочные материалы. – Раз тебе все нравится, распишись здесь. – Она положила перед ним бланк. – Нажимай сильнее, четыре копии делаешь.

– О чем это ты? – Марк отложил бумаги в сторону.

– О конкурсе, о платье. Чтобы вовремя подать заявку и успеть заказать ткань. А ты о чем думал?

– О нас. – Он взял ее за руку.

– Нет никаких «нас», – вспылила Рейчел и попыталась выдернуть руку.

Марк накрыл ее ладонь другой рукой. Он держал Рейчел не очень крепко, но в его пожатии ощущалась такая нежность, что бороться с ней было выше ее сил.

– Ты не можешь отрицать, что между нами что-то происходит.

Не сводя с нее глаз, он поднес ее пальцы к губам, затем поцеловал ладонь, пульсирующую жилку на запястье. Ну откуда ей было знать, что такое простое, почти целомудренное прикосновение заставит ее сердце так учащенно биться?

Марк положил ее руку к себе на грудь, к сердцу. Оно билось часто и сильно, словно эхо от ударов ее собственного. Он обнял ее и привлек к себе.

– Я не хочу быть твоим соседом, – прошептал Марк, теребя ее волосы. – Или другом.

В его глазах светилась страсть, которая сулила ей блаженные ночи и жаркие дни, и, о Боже, как она этого хотела! Рейчел едва дышала, она словно оцепенела, но стоило руке Марка коснуться ее груди, как она забыла обо всем на свете.

Рейчел обняла его за шею и потянула к себе. Выдохнув ее имя, Марк поцеловал ее. Его руки пустились в чувственный поиск, лаская ее тело и наполняя желанием каждую его клеточку.

Не отрываясь от ее губ, Марк нащупал пуговицы на ее спине. Дрожащими руками Рейчел начала расстегивать его рубашку. Ей так хотелось увидеть его, дотронуться до него, и в то же время она не могла отделаться от чувства стеснения и неловкости. Марк пришел ей на помощь, и через секунду рубашка скользнула на пол, и он предстал перед ней обнаженным до пояса.

Пальцы Рейчел легли на его грудь, теребя мягкие волоски и исследуя прекрасные мускулы. Марк взял ее за руку, и она озадаченно посмотрела на него. Но все встало на свои места, когда, наклонившись к ней и теребя мочку ее уха, Марк прошептал:

– Я хочу отнести тебя на кровать. Но это ведь твой дом.

Едва узнавая себя, Рейчел повела его мимо зеркала примерочной, мимо письменного стола прямо к вращающейся двери. Марк остановился, чтобы выключить свет, но, прежде чем комната погрузилась в мрак, Рейчел успела заметить шрам на его спине. Этого оказалось достаточно, чтобы она тут же пришла в себя, вспомнив, кто она и почему не может войти в эту дверь.

Рейчел снова включила свет.

– Прости. Это ошибка.

Его плечи слегка опустились, и он провел рукой по волосам, но в его глазах она увидела понимание и нежность, отчего у нее больно защемило сердце.

– Все в порядке, – успокоил он ее. – Если ты не хочешь, мы не будем торопиться.

Одного его прикосновения было бы достаточно, чтобы она передумала, но Рейчел знала, что это означало бы для нее слишком многое. Она не смогла бы отказаться от его ласк, его улыбки и голоса в темноте. И тогда она стала бы мечтать о браке и детях, ведь именно это означало для нее любовь.

– Ты так и не понял, да? – выпалила Рейчел. – У нас ничего не будет, ни медленно, ни быстро, потому что мне не нужно то, что ты мне можешь предложить.

– Что ты имеешь в виду? – раздраженно произнес Марк.

– Ты сказал, что не хочешь быть ни моим соседом, ни другом, так кем ты хочешь быть, Марк? Моим любовником? Моим летним увлечением? – Она подошла к раскройному столу и подняла с пола рубашку. – Поищи-ка лучше в другом месте.

– Все не так, как ты думаешь…

Рейчел обернулась и ткнула в его сторону пальцем:

– Эгоистичный ловелас. – Она откинула назад голову, словно размышляя над чем-то. – Слегка поражает своей необычностью, но все же смешон, впрочем, как и я.

– Рейчел, перестань…

– Нет, это ты перестань! – Она оторвала один экземпляр заполненного бланка и вручила ему вместе с рубашкой. – Поставщик пришлет тебе подтверждение заказа. Оплата при получении.

Перекинув рубашку через плечо, Марк засунул бланк в карман.

– Может, присядешь на минуту? Давай хоть поговорим.

– Через несколько недель ты уедешь. Что еще тут можно сказать?

Рейчел направилась к двери. Проклиная луну, она вышла на крыльцо. Впервые в жизни она пожалела, что не является кем-то другим, например, женщиной, которая быстро влюбляется и так же быстро забывает своего возлюбленного; или женщиной, цинично относящейся к любви и мужчинам. И в том и другом случае было бы намного проще, но она, к сожалению, из тех, кто верит.

Рейчел обернулась: Марк даже и не подумал надеть рубашку, и его кожа, освещенная лунным светом, казалась гладкой и нежной. Внезапно ее охватило страстное желание подбежать к нему и крепко обнять, но, отвернувшись, она отошла к перилам.

– Интересно, какие сны тебе снятся? – Марк остановился рядом, но на некотором расстоянии. – Что ты видишь, когда закрываешь глаза?

– Лучше тебе этого не знать, – едва не рассмеялась Рейчел.

– Тогда разреши задать тебе вопрос. – Он немного приблизился к ней. – Когда ты мечтаешь о своем будущем, о свадьбе, о семье, приходит ли тебе в голову, что, возможно, твой муж будет уезжать на несколько недель или месяцев и ты иногда даже не будешь знать, где он?

– Ну конечно, нет…

– Тогда ты понимаешь, почему я не могу предложить тебе того, что ты хочешь.

– Не помню, чтобы я о чем-то тебя просила, – пробурчала Рейчел, отведя в сторону взгляд.

– А тебе и не нужно было, – откликнулся Марк. – Я понял это в тот миг, когда впервые поцеловал тебя. Ты из тех женщин, которые не отделяют секс от любви, а любовь от брака. Это старо как мир, но никуда от этого не денешься, и ты не сможешь изменить себя. Как, впрочем, и я.

Рейчел продолжала смотреть в сторону.

– Я бы и не хотела меняться.

Марк облокотился на перила.

– Ну, так к чему мы пришли?

– Ни к чему, – отрезала Рейчел, повернувшись к нему. – Сделай милость – уйди.

Глава 11

Марк остановился возле начальной школы Роя Уинстона, адрес которой ему дала София Маргулис. Здание представляло собой непримечательное строение с плоской крышей, в окружении доживающих свой век построек.

В течение дня население школы пополнялось за счет детей, приезжавших сюда из новых районов. Марк прибыл как раз к концу занятий и, остановившись чуть поодаль, наблюдал, как хохочущая и бурлящая толпа высыпала из дверей. Марк пытался разглядеть среди них дочь Чака, Бритни, но, он помнил ее лишь по фотографии, сделанной, когда девочке было четыре года.

Когда толпа немного поредела, Марк вошел в дверь и доложил о себе через отверстие в окошке слева:

– Марк Робинсон к Софии Маргулис.

Женщина за столом протянула ему регистрационную книгу.

– Запишитесь. Третья дверь справа.

Стены коридора украшали детские рисунки: улыбающееся солнышко, папы и мамы.

«Да, некоторые вещи будут жить вечно», – подумал Марк, подходя к кабинету директора. Но, увидев Софию Маргулис, он вдруг понял, что многое все-таки меняется.

София совершенно не походила на угрюмую директрису с седыми волосами и очками в железной оправе. Она сидела с маленьким мальчиком на полу, пытаясь зубами развязать узел на его кроссовках. Смеясь, оба корчили друг другу рожицы, а когда узел наконец поддался, она высунула, словно от усталости, язык, чем доставила невероятное удовольствие малышу.

Завязав кроссовки снова, София помогла мальчику подняться, а когда он исчез за дверью, взяла со стола чашку и сделала большой глоток. Повернувшись на шум у двери, она, не отрываясь от чашки, рукой пригласила Марка войти.

– Чем могу помочь?

– Марк Робинсон, – протянул ей руку Марк. – Я звонил вам вчера.

София мгновенно выпрямилась, став немного выше и строже. Выражение ее лица изменилось, улыбка исчезла, глаза перестали излучать тепло – за какие-то секунды она превратилась в типичную директрису с суровой маской на лице.

– Садитесь, – приказала она и села за свой стол. Подняв трубку и набрав номер, она повернулась на вращающемся кресле спиной к Марку.

– Он здесь, – сообщила она в трубку и снова развернулась к нему. – Сейчас придет охранник, так, на всякий случай. – Она сложила руки на столе. – Расскажите еще раз, что нужно моему бывшему мужу?

– Видеозапись школьного спектакля, – ответил Марк, не оборачиваясь на шум приближающихся шагов. – Бритни рассказала ему по телефону, что будет петь…

– Она играет главную роль, – прервала его София. – И это вовсе не потому, что она моя дочь. – Ее губы скривились в улыбке. – Она молодец.

Марк кивнул:

– Вот поэтому Чак и хочет увидеть пленку.

Улыбка сползла с лица Софии, и этого было достаточно, чтобы Марк ощутил всю бесполезность своего визита.

– Чак всегда обладал чувством юмора. – Она поднялась. – Приятно было с вами познакомиться, мистер Робинсон. А Чаку от меня можете передать, чтобы он катился к черту. Не будет ему никакой пленки.

– Но когда вы сказали, что встретитесь со мной… – озадаченно развел руками Марк.

– Просто хотела посмотреть на друга этого подонка, и должна вам сказать, что разочарована. Вы производите впечатление вполне нормального человека. – София посмотрела на него. – Чаку повезло, что у него есть вы. Только не стесняйтесь напомнить ему, чтобы он оплатил вам дорогу сюда, будьте уверены, он это может себе позволить. – Она посмотрела мимо него на дверь. – До свидания, мистер Робинсон. Охранник проводит вас.

– Но Чак так давно не видел свою дочь.

– Вот именно, – подхватила София, открывая шкаф с документами. – Когда он действительно захочет ее увидеть, то сумеет найти способ добраться сюда. А пока Бритни придется довольствоваться телефонными звонками и подарками. – Она вытащила нужную ей папку и захлопнула ящик. – Но скоро, я уверена, останутся только подарки.

Марк мельком глянул на охранника. Невысокий, но крепкий – отвратительное сочетание.

– Миссис Маргулис, будьте благоразумны…

– Не стоит упрекать меня в неблагоразумии. – Она одарила его еще одной ледяной улыбкой. – Иначе вы и порог этого здания не перешагнули бы. – София отвернулась. – И не пытайтесь проникнуть на спектакль, вход только по билетам, а они распроданы несколько недель назад. – Она посмотрела на Марка. – Удачного дня, мистер Робинсон.


Отойдя от манекена, Рейчел покачала головой:

– Они сюда не подходят.

За столом воцарилось молчание, перестал петь чайник.

– Простите? – медленно обернулась к ней Мелисса Скотт-Уилсон.

Рейчел вытащила булавки изо рта.

– Я сказала, что они все испортят.

– О чем это вы? – спросила невеста, промокнув губы салфеткой.

– О цветах, которые вы принесли, – ответила Рейчел, осторожно втыкая булавки в подушечку на запястье. Затем, собрав с подноса искусственные незабудки, протянула их Мелиссе. – Мне очень жаль, но они не подходят к этому платью.

Невеста стояла не шевелясь.

– Но я думала, мы решили расшить ими лиф.

– Вы решили, Мелисса, – пожала плечами Рейчел. – Я лишь сказала, что попытаюсь. И я действительно пыталась, но только еще раз убедилась в том, что мне было ясно с самого начала: они не гармонируют с кружевами и разрушают общую идею. На таком платье мой товарный знак стоять не будет. – Рейчел взяла руку Мелиссы и вложила в нее цветы. – Они просто не подходят.

Невеста посмотрела на цветы, потом снова перевела взгляд на Рейчел.

– Позвольте быть откровенной, Рейчел. Мне наплевать на ваш товарный знак и на ваше мнение. – Она протянула ей незабудки. – Этими цветами было украшено платье моей свекрови, и я хочу, чтобы они украшали и мое. Я ясно выразилась?

– Более чем. – Рейчел нахмурилась. – Если уж они вам так дороги, можете пришить их к подвязке, приколоть к волосам или прикрепить к нижнему белью. Делайте что хотите, но на платье их не будет.

На пороге появилась Аманда, неся в руках еще один поднос с пирожными. На лице ее сияла улыбка.

– Как у вас дела? Я принесла пирожные. Чайник сейчас вскипит.

– Я не хочу, – капризно проговорила невеста и задвинула свой стул.

Аманда оторопела.

– Могу сделать кофе.

– Никакого кофе, – резко оборвала ее Рейчел. – Мелисса уже уходит.

Поджав губы, та запихнула незабудки в сумочку. Следом за ней, нехотя поднявшись, загромыхали стульями и остальные.

– За платьями приедет Хендерсон из Реддингтона. Мне здесь больше делать нечего.

– Я тоже так думаю, – захлопнула дверь Рейчел.

– Дай-ка угадаю, – протянула Аманда. Она взяла с подноса пирожное и уселась за стол. – Незабудки. Ты отказалась их пришивать!

– И я, кажется, предложила ей прикрепить их к нижнему белью, – поморщилась Рейчел, не отводя глаз от двери. – Не могу поверить, что сделала это. И о чем я только думала? – Она взялась за ручку двери. – Надо остановить их. Я должна извиниться.

– Рейчел, подожди, – преградила ей путь проворная Аманда. – Прежде спроси себя: ты правильно поступила?

Рейчел посмотрела на платье.

– Абсолютно. Но это ее платье и ее свадьба…

– Если в ее голове есть хоть капля мозгов, она в конце концов послушается тебя. – Аманда обняла Рейчел за плечи и увлекла к столу. – А пока пусть все немного поутихнет. Давай лучше выпьем еще чаю.

Раздраженно покачав головой, Рейчел взяла пирожное.

– Еще ни разу на последней примерке я не угощала купленными в магазине пирожными, – вздохнула Рейчел, облизывая пальцы.

В гостиной все еще чувствовался запах горелой выпечки. Интересно, можно ли будет приклеить ручку к сахарнице? Да, сегодняшний день, похоже, один из самых худших дней в ее жизни.

– Вкусные! – признала она, заглатывая еще одно пирожное, и вдруг виновато посмотрела на Аманду: – А я поблагодарила тебя за них?

– Мысленно – да, – рассмеялась Аманда и, плюхнувшись на стул, серьезно взглянула на Рейчел. – Ну а теперь, если ты готова мне что-то рассказать, я вся внимание.

Рейчел тяжело опустилась на стул и откинула голову назад.

– Все в порядке, просто я немного раздражена.

– Немного? – Аманда взяла еще одно пирожное и помахала им в воздухе. – Такое состояние скорее может объясняться страданием или тревогой. – Ее рука замерла. – А может быть, любовью.

Рейчел нервно заерзала на стуле.

– Скорее, тревогой.

– Тебе видней. – Аманда положила пирожное на тарелку и откинулась на спинку стула. – Как продвигаются дела с тем парнем со свадьбы, его, кажется, зовут Кевин? – Под взглядом Рейчел Аманда слегка поежилась. – Считается, что откровенность сродни благочестию.

Вздохнув, Рейчел закрыла глаза – ответить ей куда проще, чем спорить.

– Нет, не сродни. А с Кевином мы все еще играем в телефонные прятки.

– Понятно. А что с соседом? – продолжала свой допрос Аманда и, слегка понизив голос, наклонилась поближе: – Он показался мне чертовски привлекательным.

– Я его не видела, – буркнула Рейчел.

По крайней мере с тех пор, как выставила его за дверь. Он словно испарился – ни джипа, ни вечеринок, никаких признаков жизни в его доме. И в то же время то, что его не было рядом, было не так уж и важно. Рейчел даже в его отсутствие продолжала чувствовать прикосновение его рук, его губ и, как ни старалась, не могла отделаться от этого ощущения. Рейчел выпрямилась на стуле.

– Пойду вскипячу чай.

– Это ведь он, правда? – понимающе посмотрела на нее Аманда. Ее рука нежно сжимала руку Рейчел. – Тот, кого ты видела во сне.

Рейчел не смогла скрыть улыбку.

– Откуда мне знать? Ведь лица-то его я не видела, – вздохнула она, посмотрев в сторону окна. – Но он вполне мог бы им быть.

– Расскажи мне о нем, – мягко попросила Аманда.

Рейчел поднялась из-за стола и начала собирать тарелки.

– Красивый, очаровательный, со своеобразным чувством юмора. – Она поставила чашки одну в другую и водрузила их на тарелки. – Водит джип и только недавно обнаружил, что любит детей. – На мгновение закрыв глаза, Рейчел схватила гору тарелок. – И когда он целует меня, я не хочу, чтобы он останавливался.

Аманда подхватила чашки как раз в тот момент, когда они уже начинали скатываться на пол.

– Так в чем проблема?

Рейчел грустно улыбнулась:

– Я говорила тебе, что он живет в Лондоне, что у него плечо продырявлено пулей и что через пару недель он возвращается домой?

Аманда поспешила за Рейчел на кухню, бережно держа в руках чашки.

– Давай-ка поподробней о ранении.

– Ничего криминального, – бросила Рейчел, толкая дверь бедром. – Обыкновенная производственная травма.

– Он коп? – Аманда проскочила в дверь и ловко водрузила чашки на кухонную стойку.

– Хуже. Этот парень гоняется с камерой за террористами. Глупее профессии не придумаешь, – поморщилась Рейчел, укладывая тарелки в раковину и открывая кран. Ударившись о тарелки, вода фонтаном брызнула в разные стороны, и Рейчел инстинктивно отпрянула. – Но у него превосходный вкус, он заказал у меня самое красивое платье.

– О Боже, он женат! – выдохнула Аманда. Закрыв кран, она протянула Рейчел полотенце. – Или гей?

– Ни то и ни другое, – возразила Рейчел и, вытирая лицо, рассказала Аманде о конкурсе и о том, что произошло на свадьбе у Джулии.

– Вчера вечером пришло подтверждение, а утром доставили ткань. У меня всего две недели, чтобы сшить это чертово платье. – Рейчел бросила полотенце. – Вот поэтому я и нервничаю.

– Но если ты не уверена, что справишься, тогда зачем ты согласилась?

Рейчел беспомощно воздела кверху руки:

– Из-за Марка. Он заставил меня поверить в то, что у меня все получится и даже что я смогу выиграть.

– Похоже, этот Марк хороший парень.

Обдумывая слова Аманды, Рейчел направилась обратно в демонстрационный зал. Бросив взгляд на манекен со свадебным платьем Мелиссы Скотт-Уилсон, она невольно улыбнулась: всего неделю назад она бы ни за что не осмелилась указывать клиенту, куда пришить незабудки. Она и сейчас понимала, что с практической точки зрения стоило бы все же позвонить Мелиссе и попросить ее вернуться, но уж очень ей не хотелось этого делать. Рейчел до сих пор не жалела о своем поступке. Ее взгляд скользнул к окну, к пустому дому неподалеку. Может, Марк и очень хорош, но это нисколько не меняет того факта, что через две недели он уедет. Если уже не уехал.

– Так, о чем ты думаешь? – услышала она голос Аманды за спиной. – Сожалеешь?

– По поводу Мелиссы? – Рейчел снова оглядела платье. – Ни капли.

– А когда ты смотришь туда, – Аманда указала в сторону окна, – сожалеешь?

Подойдя к окну, Рейчел облокотилась на подоконник. Ее сердце замерло – у соседнего дома стоял джип. Но хозяина по-прежнему нигде не было видно. Рейчел взглянула на часы. Интересно, он дома или гуляет по пляжу? Как же мало она о нем знает, хотя это совсем не так и важно.

– Только о том, что он уезжает через две недели, – грустно улыбнулась она Аманде и принялась вытирать стол.

– Да, пожалуй, на роль мужчины из твоего сна он уже не подходит, – согласилась Аманда и, взяв со стола сумочку, направилась к двери. – Но, знаешь, эти две недели могут пройти по-разному. Ты можешь провести их дома, думая о нем и каждый раз готовя вместо пирожков одни головешки, а можешь пойти к нему и получить то, что ты хочешь. – Уже открыв дверь, она посмотрела на Рейчел. – О чем ты будешь сожалеть больше, когда он уедет?

Дверь захлопнулась, и Рейчел осталась одна со своими страхами и желаниями.

Зазвонил телефон, и она направилась к столу. На дисплее высветилось «Кевин Грант», тот самый, который живет в Тампе и вполне подходит на роль мужчины из ее сна, правда, со светлыми волосами.

Раздался второй звонок, затем еще один, после которого включится автоответчик. Рука Рейчел застыла над аппаратом. Если она возьмет трубку, изменится вся ее жизнь. Кевин уже предложил вместе поужинать и сходить в кино на голливудский блокбастер, который он мечтал посмотреть, да и она тоже. Но что бы он ей ответил, если бы она предложила посмотреть полный драматизма документальный фильм? И какой из них предпочла бы она?

Еще один звонок. Пальцы Рейчел сжались в кулак.

«Как же все-таки непостоянен человек», – пронеслось у Рейчел в голове и, схватив со стола чашку, она бросилась к двери.

Глава 12

Нажав кнопку звонка, Рейчел отступила назад, с волнением прислушиваясь к шагам за дверью.

Она облизнула внезапно пересохшие губы, вытерла непонятно почему вспотевшие ладони и уже готова была сбежать по ступенькам, как вдруг дверь открылась.

На нем были джинсы, и больше ничего. Потертые джинсы, которые слегка съехали на бедрах, приковали к себе все ее внимание. Марк, как показалось Рейчел, с каким-то смущением смотрел на нее из темноты коридора, щуря глаза от яркого солнца. Губы сжаты, волосы взъерошены. Рейчел сжалась от страха: «Неужели поздно? Неужели с ним другая женщина и он меня сейчас прогонит?» Но вот его губы медленно раздвинула та неповторимая улыбка, которая ей так нравилась, и Рейчел поняла, что еще ничего не потеряно.

Однако вместо того, чтобы помочь ей, Марк молча прислонился к двери, предлагая ей сделать первый шаг.

Рейчел улыбнулась и подняла чашку.

– У меня кончился кофе, – тихо сказала она. – И я стала думать, у кого бы я могла его одолжить. – Она немного помолчала и сделала шаг в сторону Марка. – И я вспомнила про тебя.

Пристально глядя в ее глаза, Марк взял чашку, мягко коснувшись ее пальцев.

– Подожди здесь.

Сердце Рейчел бешено заколотилось, когда он вручил ей кофе и захлопнул дверь.

Рейчел снова позвонила и едва сдержала смешок, когда Марк появился на пороге.

– Сахар? – попросила она, чувствуя себя абсолютно беспомощной от переполнявшего ее желания.

Она даже не подозревала, что так сильно хочет его.

Марк просунул в дверь стаканчик из-под йогурта.

Вздохнув, Рейчел в третий раз нажала кнопку звонка, и уже не смогла сдержать смех, когда Марк втащил ее в дом. Банка кофе, сахар и чашка полетели вниз по ступенькам.

– Что теперь? – ухмыльнулся Марк, прижав ее к стене.

– Это вполне подойдет, – отозвалась она и попыталась обнять его.

Но Марк отстранился.

– Ты уверена, что хочешь именно этого? – спросил он, глядя ей прямо в глаза.

Его взгляд пылал огнем, и Рейчел поняла, как важен для него ее ответ. Ее ладони нежно прикоснулись к его груди, утонув в шелке тонких волосков и ощутив, как бешено под теплой кожей колотится его сердце. Нет, назад она уже не отступит.

– Да, – прошептала она. – И никаких надежд и ожиданий как с моей, так и с твоей стороны. Не будем никак называть наши отношения, а когда придет время расстаться, договоримся не писать друг другу.

– Даже открыток, – прошептал Марк, целуя ее так, что у нее перехватило дыхание.

Запустив пальцы в его волосы, Рейчел столь же жарко ответила на этот поцелуй. Это была сейчас совсем другая женщина, а вовсе не та осторожная в своих поступках Рейчел.

Когда она наконец открыла глаза, Марк смотрел на нее так, словно увидел в первый раз. Рейчел почувствовала, что краснеет, и отстранилась. Но Марк покачал головой и, не сводя глаз с ее губ, привлек к себе. Лицо его стало серьезным.

– Мы словно вылеплены из одной формочки, – прошептал он, нежно касаясь ее губ. – Ты это чувствуешь?

Ничего другого она и чувствовать не могла, только прикосновение его сильного тела, изгибы которого идеально совпадали с изгибами ее собственного, словно они с Марком были половинками одного механизма. О Боже, как же ей хотелось ощутить прикосновение его кожи.

Словно услышав ее, Марк начал расстегивать пуговицы ее платья. Распахнув его, он прильнул губами к пульсирующей жилке на ее шее.

Его ладони легли ей на грудь, он стал ласкать ее. А когда Рейчел в порыве наслаждения запрокинула голову, его жадные губы пустились в чувственный поиск по ее телу.

У Рейчел вырвался стон, и она выгнулась назад. Марк почувствовал, что теряет над собой контроль. Он наклонил голову, желая взглянуть на ее лицо, ее закрытые глаза и приоткрытые губы, влажные от его поцелуев, и замер в нерешительности. Он увидел столь откровенное желание Рейчел, что это поразило его, парализовав волю.

Но даже сейчас Марк видел перед собой не только прекрасную чувственную женщину – под ее страстностью он улавливал трогательную наивность и простодушие. Ему хотелось раствориться в ней и поверить в то, что эта женщина со старомодными шторами и доверчивыми глазами будет любить его, человека, не дающего никаких обещаний и не ожидающего от жизни никаких подарков. Открыв глаза, Рейчел улыбнулась, и Марк окончательно понял, что они обречены на любовь, даже если у любви этой нет будущего. Да, слишком многое их разъединяет. Если бы не свадьба его сестры, их дороги и вообще вряд ли бы пересеклись.

«Возможно, это было бы и лучше», – подумал Марк.

Ведь после их первого поцелуя на пляже у него уже не было сил уйти, не думать о ней, не искать с ней встреч. И в то же время он твердо знал, что скоро уедет, оставив ее, и был убежден, так будет лучше для них обоих.

Марк сдернул с нее платье, и, упав, оно напомнило лужицу, растекшуюся у их ног. Назад дороги уже не было. Стянув с себя джинсы, Марк отбросил их в сторону. С губ Рейчел сорвался вздох, когда он медленно, лаская сквозь шелк, освободил ее от последней одежды. Теперь она стояла перед ним нагая и прекрасная. Встретившись с Марком взглядом, Рейчел вспыхнула и постаралась прикрыть свою наготу.

Не говоря ни одного слова, лишь неотрывно глядя в ее широко раскрытые глаза, Марк отвел ее руки. – Дай мне посмотреть на тебя, – прошептал он.

Его жаждущий взгляд медленно скользнул по ее телу, задержался на груди, на изящном изгибе талии, опустился ниже…

Испугавшись силы своего собственного желания, Рейчел попыталась отстраниться, но его губы уже нашли ее и, шепча неповторимые слова, разрушили последнюю преграду. У Рейчел подкосились ноги и, вся дрожа, она обняла его за шею. Неужели объятия могут быть такими крепкими, а голос столь очаровательным? Как сквозь туман она услышала слова любви и полностью отдалась своим желаниям, инстинктивно осознавая, что, даже если из-под ног уйдет земля, Марк удержит их обоих.

Марк, не размыкая объятий, прислонил ее к стене. Мгновенно распахнув глаза, Рейчел схватила его за плечи.

– Здесь? – прошептала она, шокированная и одновременно взволнованная тем, что он собирался сделать.

– Где хочешь, – пробормотал он.

Рейчел подалась к нему и обвила его ногами. Войдя в нее, Марк на секунду замер, по телу его прошла дрожь. Рейчел провела рукой по его щеке, линии подбородка, коснулась его губ. И через мгновение они закружились в ритме бешеной страсти. Марк уже не думал ни о чем, закрыв глаза, он лишь повторял ее имя. Наконец Рейчел почувствовала, как взорвалась его плоть и мир разлетелся на разноцветные осколки.

Марк медленно опустил ее на землю и, прислонившись спиной к стене, снова заключил в объятия. Играя мягкими волосками на его груди, Рейчел слушала, как его сердце постепенно успокаивается.

– А что дальше? – прошептала Рейчел.

Улыбнувшись, Марк поцеловал ее в макушку.

– Мы пойдем к тебе и начнем все сначала.

* * *

Они бежали по пляжу к ее дому, смеясь и толкаясь, стремясь обогнать друг друга, не обращая внимания на любопытно-бессмысленные взгляды собирателей ракушек и отдыхающих, развлекавшихся метанием пластиковых тарелок, и наконец, тяжело дыша, остановились перед дверью. Рейчел замерла рядом с ним, скованная внезапной робостью. Когда в последний раз она приводила домой мужчину и занималась с ним любовью?

«Слишком давно», – ответила она сама себе, заметив в глазах Марка огонь желания, когда он подхватил ее на руки и внес в распахнутую дверь.

Ее спальня была такой же, какой он запомнил ее, с обоями бледно-желтого цвета, мягкого и приятного для глаз. Пальма в кадке, столик, кресло, шкаф. А в углу огромная кровать, покрытая ажурным покрывалом, с массой подушек и подушечек.

Марк опустил ее на постель, отбросив часть подушек, а остальные попадали сами, когда он оказался рядом с ней.

– Их следует чем-нибудь прикреплять, – пробормотал он, и она рассмеялась в ответ, обвиваясь вокруг него, вовлекая его в свою жизнь, в свой мир, в свою душу.

Наконец-то они лежали спокойно, всей кожей ощущая вечернюю прохладу, с мерно бьющимися сердцами. Солнце медленно опускалось за горизонт, и по стенам сползали длинные тени. Марк вздохнул, и Рейчел взглянула на него, вопросительно подняв брови. Он лежал на животе, обнимая одной рукой ее за талию и закинув ноги на спинку кровати.

Она улыбнулась и скользнула рукой по его плечам, осторожно проведя по его шраму, который был для нее такой же важной частью его, как и все остальное, его прошлым, его судьбой, напоминанием о том, как они близки сейчас и как мало у них времени.

Всего лишь девять дней, и все кончится. Она была бы просто дурой, если бы поверила в то, что он может остаться, что она могла бы удержать его. Надо просто наслаждаться настоящим, не пытаясь ни в чем разбираться или строить какие-то планы на будущее. А после его отъезда не испытывать никакого сожаления.

Марк открыл глаза, и она откинула волосы с его лица, погружаясь взглядом в глубину его синих глаз. Он усмехнулся, и она провела пальцем по его губам. Смеясь, он открыл рот и слегка прикусил ее палец зубами.

– Ты голоден? – спросила она, повернувшись к нему и наваливаясь на него всем телом.

Он кивнул и прижал ее к себе, но она выскользнула из его объятий и поднялась с постели. Кинула ему джинсы и подошла к шкафу.

– Как насчет барбекю?

Первой мыслью Марка было: надо уйти. Но затем, глядя, как Рейчел надевает шелковое облегающее платье, он понял, что ему не хочется никуда отсюда уходить. Он вовсе не был готов забыть обо всем так быстро.

– Отлично, – сказал он, натянув джинсы. – А что именно ты можешь предложить?

– У меня есть бифштексы и замороженный цыпленок. – Она откинула назад волосы и, собрав их, заколола шпилькой. – Конечно, найдется к ним и кетчуп.

Ничего удивительного – Рейчел принадлежала к тому типу женщин, у которых холодильник всегда был полон, а кладовая забита всем необходимым. Она, возможно, пришла бы в ужас, обнаружив в его холодильнике только качественную текилу и набор острых соусов, способных отбить вкус даже у самого скверно приготовленного блюда.

Для него это была привычная жизнь – безвкусная еда в течение многих лет. И предложение угостить его куском жареного мяса или цыпленком показалось ему весьма заманчивым.

– Бифштекс, – сказал он, проследовав за ней на кухню, – да еще с кетчупом запомнится мне навечно.


Пока Марк укладывал тарелки в посудомоечную машину и засыпал порошок, Рейчел, наполнила бокалы.

– Скажи мне правду, – без тени иронии спросил он и взял у нее бокал, – это было самое лучшее блюдо с самым лучшим томатным соусом, которое ты когда-либо готовила?

– Это был самый обычный соус из бутылки, который продается в любом супермаркете, – ответила она, приподнявшись на цыпочки и поцеловав его в губы.

Это произошло так естественно и просто, словно его присутствие у нее на кухне было таким же привычным делом для нее, как и то, что он принимал участие в мытье посуды и спрашивал ее о томатном соусе.

Они увлеченно побеседовали о полуфабрикатах, секретах кулинарного искусства, салатах и различных приправах. Так, словно интерес к этой теме связывал их уже давно.

– Мне нравится, когда ты рассуждаешь с таким знанием дела, – засмеялся Марк, притягивая ее к себе и целуя. Внезапно он поднял голову и стал абсолютно серьезным. – Кстати о деле, как продвигается твоя работа?

– С ней все в порядке, – ответила она, перебирая пальцами его волосы и не имея ни малейшего желания думать о чем-то серьезном в эту минуту. – Вчера пришло подтверждение, сегодня утром ткани доставили, так что все в порядке.

Марк выпрямился.

– И все?

– Да, все, – ответила Рейчел, – говорю тебе, все отлично.

– Тогда почему же все стоит на месте? – Он кивнул в сторону комнаты, где она работала над эскизами. – Когда я был тут в последний раз, у тебя в работе находилось столько набросков и проектов. Да и небесно-голубое платье еще не закончено. – Он огляделся вокруг. – Работа так и не продвинулась, интересно, почему?

– Я и забыла, что у тебя цепкий взгляд профессионала. – Рейчел посмотрела ему прямо в глаза, зная, что увильнуть ей не удастся. – Потому что я немного нервничала и не могла в таком состоянии кроить материал. И вообще еще не поздно отослать его обратно.

– О чем ты говоришь? Ты же сама знаешь, что все модели очень удачные. – Марк взял ее за подбородок. – Я действительно верю, что ты можешь выиграть конкурс.

Рейчел улыбнулась. Она понимала, что могла бы воспользоваться его поддержкой, но не собиралась этого делать.

Она взяла свой бокал и отошла в другой конец кухни.

– Я тебе уже говорила, что у меня нет шансов. В дизайнерских конкурсах участвуют профессионалы всего мира. А девятнадцати-двадцатилетние юноши и девушки – это студенты из самых престижных колледжей.

Она помедлила в дверях комнаты, глядя на стол, где были разбросаны карандаши и рисунки. Все, что прежде доставляло ей такое удовольствие, теперь вызывало у нее чувство, близкое к разочарованию.

– А я сама научилась всему, что знаю, – сказала она, словно извиняясь за это.

Ни тени гордости не было в ее тоне, только смирение, которое было совершенно непонятно Марку.

– Забавно, – продолжала она, – у нас не было денег, когда я могла бы поступить в колледж, вообще ни на что не было денег, но меня это никогда не удручало. Я научилась шить для себя. Я была без ума от дизайна с его огромными возможностями, я знала, что это именно то, чем я хотела бы заниматься. Я рыскала по блошиным рынкам и библиотекам, просматривая модные каталоги и книги по истории костюма, надеясь, что когда-нибудь мне удастся попасть в школу дизайна. – Рейчел покачала головой и взглянула на Марка. – Но этого не произошло. Сразу же после окончания школы я начала работать. Мои родители переехали в Сарасоту, так что я должна была сама оплачивать счета. Но я продолжала говорить себе, что уж на следующий-то год…

– И все же этого не случилось, – закончил за нее Марк, и она улыбнулась.

– Странно, не правда ли?

– А свадебные платья? – спросил он, стремясь понять, каким образом практичная маленькая девочка превратилась в практичную женщину с богатой фантазией.

– Свадьбы были всегда, – пожала она плечами, снова окинув взглядом свою комнату. – Еще когда я была маленькой, я часто надевала фату моей матери и с удовольствием танцевала с отцом.

– У тебя была прекрасная семья, – заметил Марк.

Она кивнула.

– Это так, но потом я осталась одна. – Она заглянула в распахнутую дверь. – После гибели родителей у меня почти не было средств к существованию. Мне надо было выбирать – заплатить за год учебы в колледже или шить свадебные платья. Я предпочла платья, надеясь, что, если дело пойдет хорошо, я смогу поступить в колледж. Но этому всегда что-нибудь мешало. Машина, страховка… – Ее голос стал совсем тихим. – Так что на следующей неделе жюри конкурса, ознакомившись с моей кандидатурой, узнает, что мне нечего написать в графе «образование». И еще до того, как я прибуду, меня уже выкинут из списка возможных претендентов. Победа мне не грозит.

Она допила остатки вина и поставила пустой бокал на стойку.

– Да, такому модельеру лучше оставаться дома. И если хочешь знать мое мнение, я боюсь, что они будут правы.

Что-то в ее словах вдруг встревожило Марка. Возможно, это произошло, когда речь зашла о платье или когда она взглянула на календарь. Он видел, что Рейчел теряет уверенность в себе, вдохновение покидает ее. Но он не мог смириться с тем, что она так легко сдается, отказываясь от своей мечты.

– Это же нелепо! – Он пристально вгляделся в ее лицо. – Ты ведь и сама так не считаешь, разве я не прав?

– Возможно, – сказала она и грустно улыбнулась. – Жаль, что я раньше этого не понимала.

– Девяти дней достаточно?

Рейчел повлекла его за собой.

– Видишь это? – Она указала на наброски, лежавшие на ее столе. – Сегодня пятница. В субботу последняя примерка, в понедельник придет новая невеста-заказчица, в среду вторая примерка для матери невесты. Конкурс состоится в конце следующей недели. – Ее рука соскользнула с календаря, и Рейчел посмотрела на Марка. – Прибавь еще один день на дорогу, и ты поймешь, почему я не могу этого сделать.

Марк недоверчиво помотал головой.

– Неужели ты хочешь вообще отказаться от участия в конкурсе?

– Нет, разумеется, нет. – Она снова взглянула на эскизы. – Во всяком случае, пока не хочу.

– Если бы у тебя было побольше времени, ты чувствовала бы себя уверенней.

Она непонимающе взглянула на него.

– Да, но…

– Все правильно. Я лечу в Майами. Так что у тебя есть еще один день.

Рейчел подняла руку:

– Подожди…

– К тому же тебе нужно позаботиться о чае с пирожными в день последней примерки, правда? – Марк постучал по крышке стола. – Так вот – предоставь это мне.

– Подожди…

– Подумай об этом, – сказал он. – Ты можешь разобраться с примеркой, а затем заняться шитьем платья, я же возьму на себя заботы о клиентке.

– Ты?..

Марк улыбнулся:

– Я имею в виду чай. – Он сплел свои пальцы с пальцами Рейчел и повлек ее назад на кухню. – А встречу со следующей невестой ты можешь отложить до конца конкурса.

– Это невозможно.

– Рейчел, ты хочешь участвовать в конкурсе или нет?

Она кивнула, именно в этот момент осознав, насколько сильно она действительно этого хотела.

– Тогда попроси ее подождать.

Рейчел взглянула на него, как бы удивляясь тому, что он предлагает ей свою помощь в этом деле. Ей казалось просто немыслимым воспользоваться этим.

– Да и пошив тоже…

Она протестующе подняла руку:

– Нет, это я обязана выполнить сама.

Они подошли к дверям спальни, и он пылко взглянул на нее.

– Я переговорю с ними по телефону.

Рейчел в недоумении подняла брови. Они с Марком уже стояли около ее кровати.

– Ты собираешься стать моим секретарем?

Казалось, эти слова задели его.

– Администратором, – поправил ее Марк. – Потому что так или иначе, но тебе нужно принять участие в этом конкурсе. Ты должна показать всем, на что способна. – Он обнял ее. – Чем еще я могу тебе помочь?

Но для Рейчел уже не имело значения, действительно ли он сделает все, о чем говорил, – она в себе больше не сомневалась. Она будет участвовать в этом конкурсе! И к черту все, что могло этому помешать!

– Все правильно, – сказала она, обняв его за талию и притягивая к себе. И почувствовала его замешательство. – Что-то не так? – насторожилась Рейчел.

Казалось, Марк пытается подобрать слова, чтобы объяснить ей что-то. За все время их знакомства Рейчел ни разу не видела его таким.

– Я не хочу, чтобы ты меня неправильно поняла. Я вовсе не пытаюсь, воспользовавшись ситуацией, вмешиваться в твою жизнь, командовать, распоряжаться, уговаривать тебя оставить меня здесь на ночь. Как бы мне ни хотелось этого, я уйду, стоит тебе только попросить.

Рейчел не знала, как ей следует поступить. У нее не было опыта поведения при столь краткосрочных знакомствах. Она лишь чувствовала, что то, что началось несколькими часами ранее, она бы желала продлить как можно дольше.

– Я хотела только сказать кое-что… – Она заметила в его глазах нетерпеливый блеск, он еще крепче прижал ее к себе. – Тебе понадобится зубная щетка.

Марк рассмеялся – рассмеялся освобожденно, доверчиво, искренне, не выпуская Рейчел из объятий.

– Ты даже не представляешь, как мне хотелось услышать это от тебя!

Его рука скользнула за вырез платья и легла на ее грудь. Он улыбнулся, чувствуя, как ее сосок становится тверже от прикосновения его пальцев.

Рейчел закрыла глаза, отдаваясь его ласкам, понимая, что уже перешла ту грань, за которой скорость падения возрастает неумолимо. Но ведь это был мужчина из ее сна, и она убедила себя не думать сейчас о том, что она должна будет его потерять, как только подойдет к концу эта лунная сказка.

Глава 13

Рейчел проснулась солнечным утром под пение птиц. В постели она была одна. Рейчел сказала себе, что именно этого она и ждала и, слава Богу, что у нее не возникло никакого чувства вины при воспоминании о случившемся. Но разочарование все же было велико, хотя она и старалась не придавать этому никакого значения.

Она безуспешно пыталась отделаться от этого неприятного ощущения, лежа на простынях, пропитанных его запахом. Ее кожа до сих пор помнила его прикосновения, его ласки, горячую влагу поцелуев. Поцелуи, прикосновения и волны наслаждения, сменявшие друг друга, заставлявшие ее раскрываться все сильнее, забыть было невозможно, как и то, что наслаждение это было обоюдным.

– Взгляни на меня, – говорил он ей, и она снова и снова вглядывалась в его полные страстной нежности глаза, когда он входил в нее; она забывала обо всем на свете, существовал только он и ощущение их полного слияния.

Она провела рукой по лицу и посмотрела на дверь.

Рейчел внезапно осенило. Она убрала волосы от лица и подняла с пола халат. Его не было рядом – он находился в мастерской! Бог знает, чем он там был занят.

Марк сидел за столом, когда она появилась в комнате. Он замер от неожиданности, глядя на нее, когда она остановилась у края стола, а затем словно очнулся от сна.

Рейчел поправила спутанные волосы, к которым его руки так часто прикасались прошедшей ночью. Марк долго вглядывался в это милое лицо с яркими губами и широко раскрытыми глазами, потом откинул упавшие на лоб волосы. Она была точно такой же, как и тогда, когда он поцеловал ее и оставил спящей – женщиной, которая провела чудесную ночь любви и теперь спала глубоким и крепким сном.

– Ну так что же мы решаем? – донесся с веранды голос Броуди. Он просунул в дверь свою кудрявую голову и улыбнулся. – Вы, должно быть, Рейчел. Приятно познакомиться.

Она запахнула халат на груди и завязала пояс. Марк был не один. Что бы это могло значить?

– Мне тоже, – сказала она и улыбнулась Броуди, не выказывая никакого удивления по поводу его присутствия.

Во всяком случае, у нее была возможность предложить ему кофе. Но какого черта они делали здесь, в ее доме? За столом напротив Марка сидела Аманда.

– Привет, соня, – сказала она, потирая глаза и вертя в руках круглую лепешку. – Марку надо взять патент на производство лучших хоккейных шайб в Торонто.

Рейчел взглянула на него:

– Ты производишь хоккейные шайбы?

– Лепешки. – Он пожал плечами, когда Аманда кинула недоеденную лепешку в мусорную корзину. – Я экспериментировал.

– Из этого теста можно было бы изготовить отличное пресс-папье. – Аманда вытерла руки о свои шорты и улыбнулась Рейчел. – Так когда же ты приступишь к своему платью?

Рейчел прижала пальцы к вискам и медленно подняла голову.

– Дай мне немного подумать.

– Сколько угодно, – кивнула Аманда и взглянула на Марка, сидевшего напротив. – Мы ведь все равно не отступимся. Ты не поверишь, если тебе сказать, сколько на это потрачено сил.

– Могу представить, – пробормотала Рейчел, даже не пытаясь логически увязать друг с другом свои выкройки и хоккейные шайбы.

С кухни не доносилось никаких звуков, которые могли бы свидетельствовать о готовящейся там пище. Она с облегчением вздохнула, подумав о только что отремонтированной кухне миссис Демпстер, и поспешила в спальню.

Марк последовал за ней.

– Я был уверен, что ты меня собираешься здесь запереть, – сказал он, прикрыв дверь.

Она бросила на него пытливый взгляд, выдвигая вешалку.

– Здесь нет замка. – Она сняла с вешалки шорты и майку и кинула их на постель. – Ты бы мог предупредить меня о том, что соберется эта компания.

– Мне не хотелось тебя беспокоить. – Он рассматривал перекладину вешалки. – И потом, я сам ожидал только Броуди, появление Аманды и для меня было сюрпризом.

– Аманда любит сюрпризы, – сухо проговорила она, задвинув одну вешалку и вытягивая другую. – И где же ты выпекал лепешки? – Она повернулась к нему. – И вообще, что ты делал за моим рабочим столом?

– Лепешки готовились на кухне, а у стола я подправил ножку, чтобы он не качался. Меня это раздражало.

Рейчел рассмеялась:

– И уже добрался до холодильника.

– Мне простительно, – возразил он, пожимая плечами, – я слишком рано встал.

Рейчел заметила, что Марк абсолютно уверен в себе и совершенно свободно чувствует себя в ее доме, словно он живет здесь уже сто лет.

Она повернулась к нему:

– Интересно, а ты вообще-то спал?

Марк взялся за кончики пояса ее халата и затянул их чуть туже.

– Немного.

Рейчел положила руки ему на плечи.

– Будут еще какие-нибудь сюрпризы? Новые незваные гости?

Он поцеловал ее в губы.

– Не сердись.

– Ранняя пташка, – пробормотала она, оттолкнув его и снова возвращаясь к вешалке. – Когда я проснулась, то подумала, что ты уже ушел.

– Разве мы не договорились? – Он наблюдал, как ее руки перебирают скрипучие плечики, и невольно улыбнулся. Каждое ее движение после проведенной с ней ночи казалось ему исполненным особого интимного смысла. И теперь, когда он не прикасался к ней и не ласкал ее, в ее поведении он ощущал какую-то робость. Марк взял ее за плечи и привлек к себе. – Я же должен отвечать на телефонные звонки, помнишь?

Рейчел облизнула губы, когда он нежно погладил ее по руке.

– Ты это серьезно?

– Совершенно серьезно. – Он обнял ее за талию. – Телефон, лепешки…

Пристально глядя ему в глаза, она почувствовала, как ее щеки заливаются румянцем.

– Кто-нибудь звонил?

Марк задумчиво прищурился.

– Мелисса Скотт-Уилсон сообщает, что передумала. Она бы хотела приехать сегодня вечером на последнюю примерку. Я сказал ей, что с удовольствием с ней познакомлюсь. Тэмми и Гордон хотели бы поговорить о свадебных нарядах для Лас-Вегаса. – Он медленно провел пальцем по шелковистой коже на ее руке. – И еще тебя просил позвонить Кевин.

Марка удивило, что он способен испытывать чувство ревности при мысли о ее клиентах. Ревность была новым переживанием для него, совсем непривычным. В конце концов, это были всего лишь ее клиенты, и он не имел права ни задавать им лишних вопросов, ни вмешиваться в их отношения с Рейчел.

Он взял с постели освободившиеся плечики и закрепил их на вешалке, стараясь держать себя в руках.

– Кевин – это кто-то, кого я знаю?

– Я и сама его почти не знаю, – сказала она со смутной улыбкой и, задвинув вешалку, закрыла шкаф. – Так, значит, Мелисса передумала, – Она сгребла всю одежду, разбросанную по комнате, и направилась в ванную. – Если она еще раз позвонит, скажи ей, что она может приехать в семь. И еще…

Рейчел умолкла, услышав, что в мастерской зазвонил телефон. Марк пошел туда прежде, чем она успела выглянуть из-за двери ванной.

– Если это Тэмми, – крикнула она ему вслед, – то скажи, что до конца недели у меня не будет времени. Тебе следует заранее знать, что говорить, если ты хочешь быть моим администратором.

– Именно так, – отозвался Марк, отлично справляясь со своей новой ролью, и вышел на кухню. – Мелисса может прийти в семь, – повторил он, когда Рейчел вошла в мастерскую. – Тэмми должна неделю подождать. – Он снял трубку, взглянув на номер, высветившийся на определителе, и положил ее обратно. – Тебе не повезло, Кевин.

Затем Марк нашел сообщение, оставленное ранее Мелиссой и передал ей предложение Рейчел. С сознанием выполненной работы он вернулся в комнату, где Броуди и Аманда все еще сидели за рабочим столом Рейчел.

– Кто из вас умеет печь лепешки?

Рейчел заправила майку в шорты и, наливая себе кофе, с удивлением прислушалась к тишине, царившей в ее мастерской. Прихватив с собой чашку, она прошла туда и заглянула за ширму. Аманда сидела спиной к ней за столом с наброском небесно-толубого свадебного платья в руках, а Марк и Броуди склонились над компьютером.

Аманда взглянула на вошедшую Рейчел.

– Они ищут рецепт лепешек. И никак не могут выбрать, какой из них самый лучший.

– Марк просто несносен, – покачала головой Рейчел. – Интересно, он делает это из энтузиазма или из упрямства?

– Думаю, здесь и то и другое. – Аманда положила рисунок и поднялась из-за стола. – Но приходится с этим мириться.

Рейчел перебирала образцы, висевшие на вешалках.

– Из-за лепешек?

– Из-за Марка, – шепнула Аманда, заглянув через плечо Рейчел, когда та повернула стойку. – Что ты ищешь?

– Я надеюсь, что найдется что-нибудь подходящее для того, чтобы сделать корсаж платья. – Она задержалась на одной из моделей, затем, осмотрев ее, принялась за следующую. – Если ничего не найду, придется делать заново.

Аманда отодвинула кипу образцов и поморщилась.

– Брось все это. У меня дома есть именно то, что тебе нужно. – Она взяла Рейчел за руку и потянула ее от вешалки. Они остановились в нескольких шагах от стола. – Я просто умираю от любопытства. – Аманда торопливо оглянулась и спросила: – Ты ни о чем не жалеешь?

Рейчел услышала смех Марка и взглянула на него. Они с Броуди так и не отходили от компьютера. Марк смотрел на экран, а Броуди что-то печатал. Оба снова рассмеялись. Рейчел улыбнулась и почувствовала, что улыбка вышла натянутой, несмотря на ее старания держаться естественно. Марк перестал смеяться, встретившись с ней глазами.

– Жалею? – переспросила Рейчел, поворачиваясь к Аманде. – Вовсе нет.

– Я так и знала. – Аманда постучала по крышке стола костяшками пальцев. – Конечно же, он такой, о котором можно только мечтать, именно таким должен быть настоящий мужчина. Деловым, привлекательным… – Она понизила голос и заговорила почти шепотом: – К тому же он замечательный друг.

Рейчел рассмеялась и поднесла к губам чашку кофе.

– А как дела с биржевым маклером?

– Увы… Видимо, я слишком непредсказуема для Уолл-стрит. – Она беззаботно пожала плечами. – Я хочу почтить минутой молчания память дружбы, которая умерла, не превратившись в нечто большее.

Рейчел присела на край стола, изучая лицо Аманды. Рыжая челка, закрывающая лоб, блестящие зеленые глаза, орлиный нос, полные улыбчивые губы. Что ж, видимо, биржевой маклер был либо слепцом, либо дураком.

– У тебя все в порядке?

Аманда выглядела чем-то обеспокоенной.

– А почему ты спрашиваешь? Дело в том, что действительно есть одна вещь, которая меня волнует. Когда я приехала к тебе, я обратила внимание и на Марка, и на того, кто был рядом с ним, красавца мужчину с вьющимися волосами, – Она запрокинула голову. – Точно как в старой поговорке: «За двумя зайцами погонишься…».

– Ни одного не поймаешь, – пробормотала Рейчел, едва заметно улыбнувшись, – ни одного…

Аманда кивнула:

– Так и есть. Но как бы то ни было, я познакомилась с парнем, с которым не удается завязать беседу, но у которого золотые руки. – Она оглянулась на Броуди, чуть улыбнувшись. – Он любит кино и книги, но никогда не читает обзорных статей о них, потому что предпочитает неизвестность. – Тон ее стал немного мягче. – Ты заметила, что он с твоим столом сделал? Посмотри.

Она встала и, подойдя ближе, тоже наклонилась к компьютеру. Броуди улыбнулся ей. Да, усилия Аманды даром не пропали, стол по крайней мере перестал шататься. Рейчел невольно рассмеялась. Аманда говорила правду: у Броуди были золотые руки.

Рейчел увидела, что Аманда и Броуди, поглощенные беседой друг с другом, отошли от компьютера, оставив Марка одного. Аманда весело подмигнула ей за спиной Броуди. Вот что всегда восхищало в ней Рейчел – она только недавно потерпела неудачу с биржевым маклером, но уже снова была готова к прыжку. Рейчел находила этому только одно объяснение: Аманде действительно нравилась непредсказуемость и связанный с ней риск.

Поставив свою чашку с кофе, она посмотрела на Марка. Он все еще возился с компьютером, его пальцы легко бегали по клавиатуре, а взгляд был устремлен на экран. Уверенность и свобода были в его манере держаться. Рейчел так мало знала о нем, о его работе, что теперь пользовалась возможностью понаблюдать за ним со стороны.

Она подошла ближе, рассчитывая, что сейчас они с Марком займутся обсуждением темы лепешек. Но с удивлением обнаружила, что вместо рецептов на экране было открыто окошко электронной почты. Она стояла рядом, борясь с искушением прочитать из-за его плечи написанное.

– Новости из Лондона?

Он покачал головой.

– Из Центральной Америки. Мой друг дает оттуда материал для агентства. Он должен там оставаться и просит меня кое о чем позаботиться, пока я тут.

Марк поднялся и шагнул к ней, обняв ее и прижимая к себе. Рейчел подалась к нему, словно ей хотелось еще большей близости.

– Я надеюсь, тебе не придется к нему ехать.

Он вздохнул и рассеянно поцеловал ее в щеку, но это легкое прикосновение подействовало на нее не меньше, чем самые возбуждающие ласки.

– Мы как раз обсуждали его просьбу, но дело в том, что мне пока нечего ему ответить.

Рейчел безумно захотелось побольше узнать о Марке, о его друзьях и работе. Заполнить тот пробел, который до сих пор еще оставался между ними.

Она наклонила голову к его плечу:

– О чем он тебя просит?

Марк пребывал в замешательстве, уставясь на экран и, чувствуя, что попал в нелепую ситуацию.

– Он хочет, чтобы я снял его дочь, которая будет выступать на школьном вечере.

Рейчел подняла голову и удивленно посмотрела на него:

– Это так трудно сделать?

Марк вздохнул:

– Это долгая история.

По ее взгляду было ясно, что она готова его выслушать. Но в эту минуту подошел Броуди. Марк повернулся к нему:

– Ты куда-то собираешься?

– Меня ждут на стоянке, – ответил Броуди, глядя на Рейчел. – Было очень приятно с вами познакомиться.

Она подала ему руку:

– Спасибо за стол.

Он крепко пожал ей руку и искренне улыбнулся.

– Желаю победы на конкурсе. – Броуди кивнул Марку и направился к двери: – Я тебе позвоню, – добавил он, обернувшись. Затем немного помедлил и поинтересовался у Аманды: – Ты спешишь?

– Вообще-то мне нужно сейчас съездить домой. – Она переглянулась с Рейчел. – Я привезу образец, чтобы Рейчел могла вечером подогнать его по размеру. – Она догнала Броуди, который был уже у двери. – Кстати, скажи: ты когда-нибудь играл на бирже?

– Что за странный вопрос? – спросил Марк.

– Насчет биржи? – Рейчел рассмеялась. – Вовсе нет.

Она подошла к нему совсем близко, и, глядя в ее глаза, он почувствовал, что она думает о том же, о чем и он. Марк склонился и нежно поцеловал ее в шею.

– Я бы хотел все утро заниматься с тобой любовью, – прошептал он, закрывая глаза.

Рейчел на миг отстранилась от него, а затем снова шагнула в его объятия со стоном, который он заглушил поцелуем, таким долгим, словно хотел вложить в него весь остаток своей жизни.

Когда их сердца учащенно забились, Марк поднял голову и заглянул в ее глаза. Рейчел смотрела на него так доверчиво и влюбленно, чуть приоткрыв губы, пьянея от его близости… Но тут внезапно раздался сигнал электронной почты.

– Сообщение? – проговорила Рейчел, высвобождаясь из его объятий.

– Да, что-то пришло, – пробормотал Марк, про себя проклиная это чертово сообщение.

– Очень вовремя, – вздохнула Рейчел, засунув руки в карманы шорт и направляясь на кухню. – Мелисса Скотт-Уилсон должна получить свои лепешки, а это значит, надо приготовить их до того, как вернется Аманда со своим образцом.

Марк, однако, заметил, как Аманда смотрела на Броуди, и, если он не ошибался, вернуться она должна была не очень скоро. Но говорить этого Рейчел он не стал. Выключив компьютер, Марк последовал за ней на кухню.

– Лепешки остаются на моей совести.

Рейчел достала муку и сахар из шкафа и вручила ему то и другое.

– Я уважаю инициативу, но, по-моему, хоккейных шайб уже достаточно.

– Мне нужно еще немного потренироваться. – Он опустил пакет муки на стол и немного нахмурился, затем заглянул в шкаф и добавил: – Я очень способный ученик.

– Дай мне, пожалуйста, масло, – попросила Рейчел, подходя к холодильнику. – А по какому рецепту ты их готовил?

– Лепешки к чаю или что-то вроде того, – пожал плечами Марк и поставил на стол масленку. – Я нашел его на сайте в «Книге быстрых и легких рецептов».

– Не удивляюсь, что результат был плачевным. – Рейчел вышла из кухни и включила музыку. Под соло Бенни Гудмэна Рейчел вернулась на кухню с пожелтевшим листком бумаги. – Это рецепт моей бабушки и ее любимая музыка. – Она улыбнулась и положила листок на стол. – Этот рецепт не легкий и не быстрый, но зато хороший результат гарантирован.

Марк прочитал написанный от руки текст. Щепотка соли. Стакан муки.

– По-моему, это просто кошмар. Что такое щепотка, это сколько? А стакан какого размера? – Он потер нос. – Черт побери, а что такое сахарная пудра?

– Размолотый сахар, – объяснила Рейчел и рассмеялась, высыпав чашку сахарного песка в кофемолку. – Если хочешь научиться готовить, ты должен развивать свое природное чутье – сколько масла надо класть, какая консистенция должна быть у теста и все остальное.

Марк повертел листок в руках.

– Так и запутаться можно.

– Когда есть опыт, этого не происходит. – Рейчел достала из шкафчика небольшую чашку, голубую с золотой каймой, и насыпала в нее муку. – Вообще лучше всегда пользоваться проверенными методами.

Солнечные лучи, пробиваясь в окно, золотили склоненную голову Рейчел, из комнаты доносились тихие звуки саксофона, Марк как завороженный следил за ее движениями. Его зачаровывал этот мир, полный тайн и загадочных способов приготовления самых обыденных вещей, мир свадебных туалетов и домашней выпечки, добрый старый мир традиций и сказок со счастливым концом.

И знакомство с Рейчел было для него единственной возможностью соприкоснуться с этим чудесным миром, войти в него и не чувствовать себя здесь чужим. Ведь он привык совсем к иному – к роскошным апартаментам Лондона, Судана, Бейрута. Он не мог даже представить себе в той обстановке эту женщину.

И все-таки он думал об этом. Думал, согласилась ли бы Рейчел оставить свой мир и оправиться с ним туда, откуда он прибыл? Не догадываясь об этом невысказанном вслух вопросе, Рейчел продолжала готовить тесто по бабушкиному рецепту, старомодному, но такому надежному.

Наконец она достала из шкафчика большую керамическую миску и подала ее Марку.

– Ты действительно хочешь научиться это делать?

«Даже больше, чем ты полагаешь», – подумал он, но вслух ничего не сказал, а только кивнул и закатал рукава, поставив перед собой миску на стол.

Не таким уж и долгим было их знакомство. Но за все это время у них не появилось причин для ссоры.

– Добавь еще два стакана муки в тесто, – сказала Рейчел, отходя в другой конец кухни, чтобы включить микроволновку. – Надо торопиться, я еще должна подготовить к примерке платье Мелиссы.

Отбросив все свои размышления и мечты, Марк целиком сосредоточился на процессе приготовления лепешек.

– А что там происходит у этой Мелиссы?

– Долго рассказывать, – ответила Рейчел, взглянув на него так, что на минуту он забыл о тесте. – Но я с тобой поделюсь, если ты мне расскажешь кое-что о себе.

Марк насыпал в стакан муки и, наблюдая за тем, как она возится с микроволновкой, подумал, что никогда прежде не замечал, как привлекательно выглядит красивая женщина, когда она занята чем-нибудь на кухне.

– Почему ты не можешь помочь Чаку? – спросила Рейчел, нажимая на кнопки.

Марк покачал головой и высыпал первый стакан муки в миску. Затем он рассказал ей о разводе Чаке, о страданиях маленькой девочки и о том, что Чак никогда не сможет увидеть школьный концерт, в котором участвует его дочь.

Рейчел высыпала в отдельную чашку размолотую сахарную пудру и включила микроволновку.

– И чем в результате закончился ваш разговор с бывшей женой Чака?

Марк высыпал второй стакан муки и стал размешивать тесто.

– Она сказала, что, если я приду в школу с камерой, меня арестуют по ее просьбе.

– Прекрасно. – Рейчел высыпала пудру в миску. – Ты разговаривал с педагогами?

– Это бесполезно, все решает София, и в этом проблема, потому что Чак не видел свою дочь уже шесть лет.

Рейчел отряхнула руки и повернулась к нему:

– Шесть лет для ребенка огромный срок.

– Верно, – согласился он, – это для нас они проходят незаметно. – Марк вздохнул и снова стал размешивать тесто. – Чак не думал, что он так надолго с ней расстанется, но обстоятельства сложились именно так, у него не было возможности вырваться даже на выходные или каникулы. К тому же он полагал, что лучше будет, если он подождет, пока она повзрослеет и сможет многое понять.

Рейчел покачала головой:

– И теперь он мечтает увидеть ее хотя бы на пленке.

Марк чуть отодвинул от себя миску.

– Что-то в этом роде.

Рейчел долго и пристально смотрела на него, а затем снова занялась тестом.

– Но его бывшая жена этого не допустит.

– Уж это точно, – ответил он, усмехнувшись. – Она даже фотографии ему посылать отказывается. Последняя фотография дочери, которая есть у Чака, была сделана в четырехлетнем возрасте. Чтобы получить новые фото, ему пришлось бы ехать за ними в Майами.

Рейчел добавила в тесто немного соли.

– Может, ему самое время сделать это?

– Но он не может. Пока не может, во всяком случае. – Марк убрал муку в шкафчик, размышляя, как бы объяснить то, что большинству нормальных людей было совершенно непонятно. – Чак работает в самых горячих Точках Центральной Америки. Его агентству нужна проверенная оперативная информация. Вот Чак ее и выискивает, находя то, что необходимо агентству. Когда же он решит вернуться, он должен вернуться победителем. Такой у Чака характер.

Вернувшись к столу, Марк стал наблюдать за тем, как Рейчел разливает масло в маленькие формочки на подносе.

– Многие журналисты мечтают о таких возможностях, какими располагает Чак.

Она внимательно следила за тем, чтобы масло было распределено поровну.

– Разве это должно тебя так сильно волновать?

– Да нет, – согласился он, понимая, что она права.

Теперь он и сам был склонен рассуждать так же.

Рейчел чуть заметно улыбнулась ему.

– И после этого ты пытаешься уверить меня, что лепешки интересуют тебя больше, чем вся эта история?

– Понимаю, – мягко отозвался Марк, – все это выглядит нелепо.

Глава 14

Рейчел следила за тем, как он ставит в шкафчик банки с сахаром и солью. Она не могла не заметить, что его что-то беспокоило. Но она заставила себя не придавать этому значения и не пытаться разгадать его мысли.

Все, что ему оставалось, – это наслаждаться текущим моментом. Никаких признаний в любви, никаких разговоров о будущем. Иногда Марку казалось, что он просто не способен к длительным отношениям. Значит, ему останутся только воспоминания. Вот почему все свои силы он предпочитал отдавать работе, а не искать приключений. Они с Рейчел провели в постели чудесную ночь, были удивительно близки друг другу, но что их могло ждать дальше, представить было невозможно. Ему не следовало посвящать ее в подробности своей жизни, искать взаимопонимания, стремиться узнать правду друг о друге.

Рейчел попросила его рассказать кое-что о себе просто потому, что он нравился ей и не требовал ни обещаний, ни гарантий. Но что будет, если он предложит ей поехать с ним? Что может помешать ей на это согласиться?

Она не была настолько наивна, чтобы не понимать, что одна, пусть и прекрасная, ночь вовсе не является поводом для того, чтобы кардинально менять свою жизнь, и даже ее явная влюбленность не заслоняла от нее этой истины. Подумав об этом, Рейчел улыбнулась и спросила:

– Все ли у тебя готово?

У Марка было достаточно времени, чтобы справиться со своей задачей.

Он повернулся к ней с торжествующей улыбкой:

– По-моему, да.

Она как раз взяла ложку, когда он подошел к ней, этот мужчина, дерзкий и страстный, нежный и напористый. Он способен был любить так сильно, но не догадывался об этом, не мог и не смел в это поверить.

– Помешай еще немного, – посоветовала она ему, наблюдая за его улыбкой так внимательно, словно старалась запечатлеть ее в своей памяти навсегда. – Что касается твоего друга Чака, – заметила она, вдруг возвращаясь к прежней теме, – то, поскольку София тебя знает, вместо тебя могу прийти я.

Марк посмотрел на нее с любопытством:

– Зачем тебе это делать?

Она пожала плечами:

– Чтобы помочь тебе. И Чаку, надеюсь, тоже.

– Конечно, это хорошая мысль, но ведь тебе нужен билет, а они уже все проданы. София даже сделала у себя пометку, будто бы билет мне был вручен.

– Неужели она сделала это всерьез? – спросила Рейчел, заглядывая в миску. – А теперь самая ответственная часть – растирание масла.

Сложив руки на груди, Марк внимательно осмотрел стол.

– И где его нужно растирать?

– В муке, – объяснила Рейчел и положила кусок масла в тесто. – Ты должен действовать аккуратно, но быстро, пользуясь только двумя этими пальцами и большим пальцем. – Она показала, каким образом это делать. – Сначала ты надавливаешь на него, а затем растираешь. Вот так, видишь?

Марк поднял бровь.

– Это что, шутка?

Рейчел замерла и посмотрела на него в упор.

– Разве похоже, что я шучу? – Она снова опустила руку в миску, продолжая смешивать муку с маслом. – А теперь твоя очередь.

Она молча наблюдала за тем, как он погрузил в тесто свои пальцы, почти коснувшись ее руки.

– Подожди, я добавлю масла, – сказала она. – Вот так. Теперь можно мешать. Только аккуратно, помнишь? И тщательно.

Лицо Марка стало удивительно серьезным.

– Почему-то мне кажется, что ты вот-вот рассмеешься.

– Ничего подобного, – ответила Рейчел и, задержав свою руку рядом с его рукой, прикоснулась к ней. – Я только хочу напомнить тебе, что ты должен все делать на совесть.

Марк вздохнул:

– Я горжусь тем, что ты мне доверяешь.

Рейчел вытащила свою руку из миски и с улыбкой посмотрела в его немного смущенные глаза. Нужно было спешить, чтобы успеть испечь лепешки до возвращения Аманды.

– Я кое-что придумала, – вдруг сказала Рейчел, внимательно приглядевшись к тесту. – Если для Софии так нежелательно наше присутствие на вечере, может быть, мне стоит как-то замаскироваться?

– Как ты собираешься это сделать?

– Не кажется ли тебе, что администрация школы все же захочет сделать фотографии или снять концерт, например, для школьного архива?

– Думаю, ты права, – согласился Марк. – И что из этого?

– А то, что они захотят, конечно же, сэкономить деньги. Так бывает в каждой школе, денег всегда не хватает. Я это знаю, поскольку уже имела подобный опыт с моими племянниками. Поэтому-то и устраиваются всякие ярмарки-продажи шоколадно-ореховых пирожных и лотерейных билетов. – Подожди, сейчас я добавлю молока.

Рейчел открыла холодильник.

– А какое отношение это имеет к Чаку? – не понял Марк.

– Никакого, а вот профессиональная бесплатная видеосъемка имеет, поскольку позволит школе сэкономить средства, а Чаку увидеть его дочь.

– Рейчел, я, конечно, умею снимать, однако я не представляю видеозаписывающую компанию, а всего лишь умею обращаться с камерой. Никаких спецэффектов или прочих дорогих штучек.

Она улыбнулась ему:

– Почему бы тебе не позвонить Чаку и не договориться с ним, что он все оплатит?

– Что оплатит?

– Профессиональную съемку. Ни одна школа не отказалась бы от этого. Даже если София следит за распределением билетов, она не станет возражать против такого подарка. – Она подала Марку пакет молока. – И я думаю, идея ей придется по душе, тем более что платить будет Чак.

Марк усмехнулся, вытирая руки полотенцем.

– Ты удивительная женщина.

– Стараюсь.

– Я предложу это Чаку, а потом позвоню Софии.

Он не прикоснулся к ней, но Рейчел почувствовала его близость каждой клеточкой кожи. Она закусила губу и принялась доливать молоко в тесто.

– Может, лучше мне позвонить ей? Ведь тебе она, похоже, не доверяет?

– Это было бы здорово, – пробормотал он так близко у нее над ухом, что его дыхание обожгло ей шею. И затем, помолчав немного, добавил: – Все же я не понимаю, почему ты берешься помогать мне?

Рейчел в нерешительности остановилась перед ним, опустив глаза.

– Если честно, то я и сама не знаю. Я не знакома с Чаком, но мне его жаль. Я могу себе представить, как он скучает по своей дочери. Столько лет не видеться с ней…

– Я ему позвоню сегодня же вечером, – загорелся Марк, прикасаясь губами к ее щеке. – Напомни мне еще раз, зачем мы готовим лепешки.

– Для вечеринки по случаю примерки Мелиссы, – ответила Рейчел, доставая чашку, которой она отмеряла муку. В этот момент, подойдя к ней вплотную, Марк поцеловал ее плечо, в том месте, где оно обнажилось из-за чуть сползшей майки. – Таков этикет.

Он обнял ее за талию.

– А что, если мы его нарушим?

– Это невозможно, – прошептала она, закрывая глаза и замирая в его объятиях.

– Попробуй найти этому разумное объяснение, – тихо попросил он.

Рейчел сделала глубокий вдох, когда он потянул ее майку, заправленную в шорты, и его рука, скользнув под тонкую ткань, дотронулась до ее груди.

У нее была тысяча разумных доводов, чтобы остановить его. Тысяча рациональных причин, которые она всегда готова была перечислить. Но Марк уже снял с нее майку, и Рейчел вдруг поняла, что ей абсолютно нечего возразить ему, ни одна мысль не приходила ей в голову в это мгновение.

– Лепешки, – прошептала она, взявшись за его ремень и улыбнувшись, так как ей пришло в голову, что сейчас она впервые готова нарушить установленную традицию.

Марк прищурился, глядя на нее, пока она тянула вниз молнию.

– А как же лепешки? – спросил он.

Рейчел медленно расстегнула молнию, едва дыша от волнения. Это было странное, опьяняющее переживание. Никогда еще она не испытывала ничего подобного.

– Поверь мне, – сказала она, глядя ему прямо в глаза, – тебе понравятся правила этикета.

Он опустил глаза и затем вновь посмотрел на нее:

– Ты пытаешься перехитрить меня?

Ее рука скользнула ему за пояс, высвобождая рубашку. Лаская его шею и плечи, она прижалась губами к его груди.

– Именно это я и пытаюсь сделать.

– Попробуй, – ответил он, помогая ей расстегнуть рубашку.

Марк чувствовал, как дрожат ее руки, с каким трудом она удерживается на ногах, видел в ее глазах возрастающее возбуждение. Он крепко прижал ее к себе, и Рейчел поцеловала его в губы.

Марк, застонав, ответил на этот поцелуй, поглаживая руками все ее тело, упиваясь ее дыханием. Он поднял голову, непроизвольно стремясь добиться еще более тесных объятий и более глубокого поцелуя, обхватив руками ее голову.

А затем изучающе посмотрел на нее, на нежный овал ее лица, линию подбородка и странное смятение, отразившееся в ее взгляде. Он больше не боялся влюбиться. Он уже был влюблен в нее. Теперь Марк в этом не сомневался. Когда она смотрела на него своими широко раскрытыми глазами, он не представлял себе, как мог раньше существовать без нее, без той ночи страстных и нежных ласк, отражение которых все еще освещало ее лицо.

Он не мог уже расстаться с ней, выпустить ее из своих объятий и, подхватив Рейчел на руки, Марк отнес ее в спальню, где они больше могли не сдерживать друг друга.

День уже перевалил за середину, и жара постепенно ослабевала, с моря начинал дуть прохладный бриз, когда Мелисса Скотт-Уилсон взяла в руки свое платье.

– Я не могла дождаться, когда увижу его, – сказала она, поддерживая материю, приложенную к ее фигуре, пока Рейчел быстро закалывала платье сзади булавками.

Рейчел умело использовала время, работая с каждой деталью, внимательно выслушивая все пожелания Мелиссы, весело и остроумно беседовала за чаем, предоставив Марку развлекать мать Мелиссы и саму невесту во время своего отсутствия.

– Оно чудесно, – сказала Мелисса, ее глаза сияли радостью. Когда Рейчел закрепила последнюю деталь на платье, девушка прошлась несколько раз перед зеркалом. – Великолепно!

– Я рада, что вам нравится, – улыбнулась Рейчел в ответ на ее восторги.

Рейчел знала, что это свадебное платье было одной из ее самых удачных работ. Стильное и шикарное, оно одновременно было и романтичным, это платье волшебного небесно-голубого цвета.

Она сняла с запястья подушечку с булавками, довольная результатом своей работы и зная, что благодарность клиентки была заслужена ею. Видя, что получилось именно то, что она и задумала, Рейчел удовлетворенно улыбнулась.

– Вы выглядите счастливой, – заметила Мелисса.

Рейчел поймала ее взгляд в зеркале.

– А вы – очень красивой, – отозвалась она.

– Я и чувствую себя очень красивой, – призналась Мелисса, поворачиваясь и разглядывая со всех сторон свое отражение, радуясь, словно ребенок, вопреки своей обычной сдержанности. Вдруг она замерла и взглянула прямо в глаза Рейчел. – Я не знаю, как это выразить, но вы так точно подобрали для меня этот цвет. – Она понизила голос и подошла к ней еще ближе. – Я бы хотела понравиться моей будущей свекрови, и поэтому я вам очень благодарна за такое чудесное платье.

– Это моя работа, – любезно ответила ей Рейчел. – Может быть, нужны еще какие-то советы?

– Я думаю, что мне лучше выбрать чулки с подвязками, – робко улыбнувшись, проговорила Мелисса. – Мне кажется, так будет удобнее, чем надевать пояс с застежками.

– Все еще не верю, что это сделала я. – Рейчел еще раз провела невесту мимо зеркала. – Идемте, покажитесь всем. Но только держитесь подальше от стола и не прикасайтесь ни к чему, пока не снимете платье.

– А вот и невеста, – объявила Рейчел, входя в комнату, но ни звука не услышала в ответ. Комната была пуста, не было ни подруги невесты, ни матери Мелиссы. – Странно, – заметила Рейчел, подходя к столу.

Чашки с чаем были наполовину полны, лепешки и сандвичи едва тронуты. Когда Рейчел уводила Мелиссу на примерку платья, Марк усаживал пятерых женщин, в том числе и мать Мелиссы, за чайный стол.

Марк держался отлично, он умело развлекал гостей. Но куда же они все могли исчезнуть?

В дверях появилась Аманда с муслиновым корсажем в руках.

– Прелестное платье, – обратилась она к Мелиссе, отдавая корсаж Рейчел. – Совсем скоро оно будет окончательно готово.

Откуда-то издалека донеслись женские голоса, возбужденные и жизнерадостные. Всех удавалось перекричать матери Мелиссы:

– Итак… семь…

Аманда оставила дверь открытой и приблизилась к рабочему столу.

– Знаете, чаепитие получилось на удивление веселым. Сейчас оно в самом разгаре.

– В самом разгаре? – Мелисса вопросительно взглянула на Рейчел, но та только пожала плечами.

– Пойду взгляну, что там происходит, – сообщила она и выскользнула за дверь, опередив Мелиссу, наряд которой не позволял ей передвигаться быстро.

Рейчел сбежала по лестнице и повернула туда, откуда доносились крики.

– Семь! – крикнул Марк.

Мать Мелиссы заметила:

– Сегодня мне везет.

Три женщины нетерпеливо пританцовывали, а четвертая весело хлопала в ладоши.

Мать Мелиссы прищелкнула пальцами.

– Моя очередь. Я продолжаю.

– Играем дальше, леди, – распоряжался Марк. – Чья сейчас очередь?

Он стоял, как успела заметить Рейчел, у стены с куском мела в руках. Стена была поделена на две колонки тонкой линией. Над правой колонкой было написано «вперед», над левой – «на месте».

– Выбор сделан, – произнес Марк, взглянув на Рейчел, которая появилась на пороге.

Он смотрел на нее, победно улыбаясь.

– Ты как раз вовремя, дорогая, – сообщил он. – У нас пять очков, страсти накаляются.

– Марк… – Ничего не понимая, Рейчел хотела получить какое-то объяснение происходящего.

Но миссис Скотт-Уилсон всплеснула руками.

– Сейчас не время разговаривать. – Она яростно потрясла кости. – Итак… семь.

В это время распахнулось окно в комнату.

– Мама, – позвала Мелисса, – чем вы тут занимаетесь?

– Выигрываем, милая, выигрываем. – Она встряхнула кости еще раз и выбросила их на стол.

Все в напряженном молчании следили за ними. Кубики перевернулись несколько раз, медленно-медленно, и наконец замерли.

– Итак, – констатировал Марк, – выигрыш.

Мать Мелиссы рассмеялась и захлопала в ладоши.

– Позвольте мне, – попросила подруга невесты, и Марк положил кости на ее ладонь.

– Новый бросок, – объявил он, – приготовьтесь.

Рейчел подняла руку:

– Марк, пора остановиться, чай совсем остыл…

– Остановиться?

Рейчел покачала головой, когда мистер Вашингтон появился в комнате и подошел к своей жене.

– Только не давайте, – заговорила миссис Вашингтон, – бросать кости Биллу. – Она повернулась к Рейчел: – Он вообще не умеет играть по правилам. Он слишком азартен.

– А мы, – сказала Рейчел, улыбнувшись Марку, – свои дела уже закончили.

– Что ж, в таком случае можно перейти в другую комнату и продолжить игру там, – предложил тот.

– Невозможно…

– Не начинайте без меня, – воскликнула Мелисса, появляясь в дверях уже переодетая в брюки и жакет, в которых она приехала на примерку.

Она взглянула на Рейчел:

– Не беспокойтесь, я повесила платье как положено. Аманда мне помогла. – Она вынула из кармана жакета пригоршню мелких монет и подошла к Марку. – Можно мне тоже поучаствовать?

Он взял у нее монеты.

– Правила игры – не задерживать слишком долго кости и не пытаться подставить результат. – Он многозначительно взглянул на Рейчел. – Кое-что в жизни не стоит пытаться просчитать. И кости как раз относятся к такого рода вещам. – Марк снова повернулся к подруге невесты: – Вы должны знать, что ваша мать не может участвовать в этой ставке.

Рейчел стояла позади него, прислушиваясь к веселому смеху и суете вокруг стола. Мелисса выглядела счастливой. Ее мать была явно довольна, а подруга невесты, похоже, немного нервничала перед тем, как бросить кости.

Билл и Маргарет расположились с разных сторон стола и, аккуратно пересчитав свои монеты, присоединили их к общей ставке.

– Семь и одиннадцать – «вперед» выигрывает автоматически, «на месте» – теряет все. Но если вам удалось избежать потери, то все остальные очки выигрывают.

Рейчел слушала, невольно пытаясь предугадать, как повернется игра и каков будет результат. И все же Марк прав: некоторые вещи доставляют удовольствие только в том случае, если являются неожиданностью. К ним, в частности, относятся азартные игры и неожиданные знакомства. С синеглазыми мужчинами.

Она выглянула в окно. Аманда привезла ей обещанный корсаж, а значит, вечером она все успеет сделать.

– Итак, Мелисса, – провозгласил Марк, – вы готовы? – Он снова посмотрел на Рейчел: – Уверен, вам повезет.

Рейчел кивнула Мелиссе и направилась к двери. Но на пороге ее остановил стук костей, покатившихся по столу. Неожиданно ей и самой захотелось принять участие в игре.


Солнце уже зашло, когда Рейчел, довольная тем, как удачно прошла примерка, укрепила на манекене муслиновый корсаж. Она достала из шкафа отрез белого шелка и развернула его на столе. Глядя на его яркую белизну, трогая такую приятную на ощупь ткань, она чуть заметно улыбнулась. Завтра она наконец подгонит лиф в соответствии с корсажем, и задуманная ею модель обретет жизнь.

– Они собираются играть до ночи, – сказала Аманда, заходя в комнату.

В открытую дверь донеслись смех и весёлые крики игроков.

– Я вскипячу чай, – сказала Рейчел, направляясь на кухню.

– Тебе и самой не мешает поесть, – заметила Аманда. – Знаешь, там еще кое-кто пришел, но ты не беспокойся, что не хватит стульев, они их принесли с собой.

Рейчел с любопытством взглянула на нее, а затем подошла к окну. И правда, у лестницы расположились несколько человек, ей совершенно незнакомых. Кое-кто сидел на стульях, а некоторые примостились, где им было удобно. По всей видимости, это были знакомые Марка.

– У меня не хватит чашек на всех, – пробормотала Рейчел и заметила, что некоторые из гостей прихватили с собой бутылки пива и содовой.

– Марк час назад притащил пиво и еще кучу напитков, – объяснила Аманда, – так что вряд ли кому-то из них захочется чаю.

На лестнице появился Марк. С ним было еще четверо мужчин, один из которых громко говорил, жестикулируя и размахивая рукой с бутылкой.

Марк облокотился на перила, потягивая пиво, но, несмотря на кажущееся отсутствие интереса ко всему окружающему, написанное на его лице, Рейчел знала, что он неутомим и не чувствует усталости. Он постучал пальцами по горлышку бутылки и посмотрел куда-то за полосу пляжа в дальние морские просторы.

– Когда он уезжает? – тихо спросила Аманда, понимая, насколько этот вопрос тяжел для Рейчел.

– Через восемь дней, – ответила она, отходя от окна. – Я пойду поставлю чайник.

– Рейчел, – остановила ее Аманда.

Но в этот момент у двери появились, Мелисса и ее мать – улыбающиеся, довольные, весело болтающие. Аманда посмотрела на Рейчел и вздохнула, а затем повернулась к ним.

– Надо приготовить чай.

Миссис Скотт-Уилсон перевела взгляд с Аманды на Рейчел.

– Не надо никакого чаю. Вам не стоит беспокоиться, вы и так уже для нас столько сделали.

Рейчел снова посмотрела в окно.

– Мне это совсем не трудно, – возразила она. – Вам с лимоном или со сливками?

– Мама, – позвала Мелисса, – посмотри.

Мелисса, стоя у рабочего стола Рейчел, разглядывала наброски голубого свадебного платья, которые Аманда прикрепила к стене.

– Это просто чудесно! – воскликнула она, рассматривая рисунки. – Кто это придумал?

– Я. – Рейчел взглянула на эскизы. Казалось, мысли ее были где-то далеко. – Я собираюсь предложить их на конкурс моды и дизайна в Майами.

Она впервые поделилась своими планами с кем-то, кроме Аманды. И это признание, высказанное ею вслух, заставило ощутить реальную возможность осуществления ее мечты.

– Если бы я знала, что вы делаете такие вещи, – сказала Мелисса, – я бы попросила вас сделать что-нибудь и для моих подруг, но я даже не представляла… – Она встряхнула головой, на ее щеках вспыхнул румянец. – Это, наверное, слишком дерзко с моей стороны.

Рейчел покачала головой, она все еще внимательно рассматривала свои наброски.

– Вы ведь не могли этого знать. – Она повернулась к ее матери: – Посидите, пожалуйста, пока я приготовлю чай.

Но та поднялась со стула:

– Я хотела поблагодарить вас, все было просто замечательно. И чай, и встреча… и угощение…

Рейчел склонила голову и потерла лоб.

– К нему как раз пора вернуться.

Мать Мелиссы взяла с тарелки лепешку и откусила от нее маленький кусочек.

– И за игру тоже… я давно так не веселилась. – Она взяла маленькое пирожное и положила его в рот. – Ваш бойфренд потрясающе интересный человек.

– Это правда, – согласилась Рейчел, снова выглянув в окно. – Но только он не мой бойфренд.

Мать Мелиссы закатила глаза.

– Простите, это моя дочь и ее подруги так его называли. – Она вытерла салфеткой пальцы и взяла еще одно пирожное. – А все-таки у вас, наверное, есть идеи относительно собственного свадебного платья?

Этот вопрос Рейчел задавали уже не в первый раз. Ее спрашивали об этом даже тогда, когда рядом с ней не было мужчины. И всякий раз она старалась уйти от ответа. Она объясняла спрашивающему, что только шьет свадебные наряды, но вовсе не собирается надевать их сама.

Рейчел мельком взглянула на крыльцо. Вместо Марка там теперь стоял кто-то другой.

Она отвернулась от окна и улыбнулась пожилой даме:

– Нет, таких планов у меня нет. Я сейчас принесу чай, – перевела Рейчел разговор на другое и, не задерживаясь больше, поспешила на кухню.


Марк находился в своем пляжном домике, она поняла это по доносившемуся оттуда звуку включенного телевизора. Почему-то это ее очень раздосадовало.

Она знала, что он там, но долго стояла на ступеньках, не решаясь войти в дом.

Наконец Рейчел взялась за ручку двери, прислушиваясь к стуку собственного сердца. А затем вошла в дом – украдкой, как вор, боясь своего соседа, своих клиентов и себя самой.

На крыльце ее дома все еще весело шумела толпа народу. В ее доме гости мирно пили чай.

Рейчел шла по пляжному домику так осторожно, словно боялась что на нее из темноты кинутся дикие звери. Она прошла через холл, гостиную, заглянула в спальню, ванную, кухню. В темноте промелькнул силуэт, и затем она увидела свет открывшегося холодильника. Рейчел вошла в кухню и наконец увидела Марка. Он что-то искал в холодильнике. Услышав за спиной ее шаги, Марк резко выпрямился и оглянулся, посмотрев на нее растерянным взглядом:

– Что-то случилось?

Рейчел покачала головой:

– Можно я кое-что тебе скажу? У меня нет иллюзий насчет того, что здесь происходит.

Марк медленно закрыл холодильник.

– Ты о чем?

– О том, что ты с самого начала вел себя со мной честно. Что бы я там ни думала о нашей первой ночи на пляже, мне тебя не в чем обвинить. – Она встряхнула головой, пытаясь скрыть свою досаду и ненавидя себя за слабость. – Я тебе обещаю, что ничуть не обижусь, если ты уедешь. Но пока ты здесь, я хочу тебя попросить кое о чем.

Он облокотился на холодильник.

– О чем же?

Она храбро двинулась в наступление, хотя и понимала, что как раз сейчас ей следует остановиться.

– Соблюдать правила вежливости. Здороваться, предупреждать, если ты опаздываешь, а если тебе хочется посидеть в одиночестве в темноте, сказать мне: «Рейчел, я хочу побыть один».

Марк помотал головой:

– Не понимаю, о чем ты говоришь?

– О вечеринке. – Она махнула рукой в сторону своего дома. – Ты переключился на своих гостей, оставил меня, так что я чувствовала себя последней идиоткой, пока ты веселился с твоими…

Он решительно шагнул к ней:

– С моими?..

– Новыми друзьями. А потом тебе, видимо, очень захотелось посмотреть телевизор.

Она прошлась по кухне, вспомнив о том, что он не предложил помочь ей прибраться после гостей.

– Я просто хочу, чтобы ты мне все объяснил.

– Мне это вовсе не трудно сделать, – сказал Марк, прижимаясь к стене и привлекая ее к себе. – Я включил телевизор по привычке. Так же как человек автоматически включает свет. Я не смотрел ничего определенного. Я пришел сюда просто взять еще пива, поскольку оно закончилось.

– Пива? – переспросила она, пристально глядя на него, но все же лицо ее немного посветлело от такого простого объяснения.

Он кивнул на стол:

– Я собирался немного охладить его.

Рейчел посмотрела туда, куда он указал. Сине-белый дорожный холодильник, который она видела на крыльце, теперь пустой стоял на полу у стола.

Она прикусила губу и вздохнула, наблюдая за Марком:

– Ну хорошо. Будем считать, что ты оправдан…

– Рейчел, – сказал он, его голос стал совсем низким, – я ни о ком другом не думал, но голова у меня занята делами. Я обещал, что на следующей неделе кое-куда съезжу, и, пока я сидел в темноте, я как раз об этом и размышлял, понимаешь?

– Понимаю, – сказала она, и он, улыбнувшись, еще крепче обнял ее.

Что-то странное было в его взгляде. Печаль или тень одиночества, неопределенная и едва уловимая.

Рейчел почувствовала, как жар разливается по ее телу, словно ее кожа начала пылать под одеждой. И все это происходило из-за того, что он был рядом, смотрел на нее и улыбался ей.

Сделав над собой усилие, она высвободилась из объятий Марка. Ей нужно было еще многое прояснить, очень многое сказать ему. А его прикосновения лишали ее возможности сосредоточиться, от его близости мысли у нее в голове начинали путаться.

– Я буду скучать по тебе, – прошептала она. – Если когда-нибудь ты захочешь вернуться, просто постучи в дверь, и я открою. – Рейчел глубоко вздохнула и, набравшись смелости, добавила: – Потому что я люблю тебя.

Она не дала ему ответить, повернувшись и почти бегом бросившись через холл; колени ее подгибались, а сердце бешено колотилось в груди.

– Не забудь о пиве, – крикнула она, оглянувшись и останавливаясь у выхода на крыльцо. – А знаешь, ты прекрасно сыграл роль жениха.

Глава 15

Двое суток, пользуясь полнолунием, Рейчел даже ночью не прерывала своей работы над, бело-голубым платьем, стараясь скорее закончить его. Наконец последняя деталь – роза – была закреплена на своем месте и, как показалось Рейчел, это было именно то, что придавало наряду праздничный вид, не нарушая при этом его элегантности. Она придирчиво осмотрела платье, проверяя каждый шов, изучая его как сторонний и весьма критично настроенный судья, но так и не смогла найти в нем ни малейшего изъяна.

Тяжелая ткань юбки мерцала и переливалась, очаровывая своим контрастом с белизной лифа. Это была воплощенная мечта любой женщины, гармоничное сочетание чувственности и сдержанности.

Рейчел обошла вокруг платья, до сих пор не веря, что ей удалось так быстро справиться с работой и что через три дня она уже будет в Майами. Она надела его и впервые прошлась перед зеркалом в свадебном наряде, созданном ее собственными руками, задуманном и выполненном ею от начала до конца. Теперь она выносила его на суд тысяч людей со всего мира. Рейчел больше не хотела утаивать своей работы от придирчивых глаз любопытной публики.

Она прижала руки к груди, стараясь успокоить стучавшее от волнения сердце. Два дня назад она взяла в руки ножницы, чтобы раскроить шелк, трепеща при мысли, что она совершает нечто необратимое.

В это время в комнату вошел Марк с телефонной трубкой, которую он прижимал к уху.

– Это нелепо, – говорил он. – Мне называли разные цены, но все они были ниже этой.

Он собрал со стола тарелки, оставшиеся от обеда, и понес их на кухню, продолжая беседовать по телефону.

– Вы слишком завышаете цену…

Конца фразы Рейчел уже не расслышала, так как Марк исчез за дверью.

Она оглянулась в поисках иголки и ниток. За последние три дня она поняла, что этот мужчина, обремененный и своими делами, сделал для нее столь многое, что она не могла бы упрекнуть его в недостатке внимания. Сначала Чак и София, затем ее лепешки, теперь машина…

Когда Рейчел сказала ему о том, что ей нужна новая машина, Марк взял на себя и техническую, и финансовую стороны этой проблемы. Находясь рядом с ним двадцать четыре часа в сутки, она могла себе представить, каким он был в кинематографическом колледже – честолюбивым молодым человеком с камерой в руках, стремящимся во что бы то ни стало быть самым лучшим. Ей оставалось лишь сожалеть о том, что она не знала его раньше.

Но Рейчел утешала себя тем, что зато теперь ей удалось узнать о нем больше, чем она рассчитывала. Она знала, какие блюда ему нравятся, знала, что он прочел всего Шекспира, Джейн Остин и Яна Флеминга, а еще она знала, что он любит принимать душ с ней вместе.

Она снова представила себе их обоих под теплыми струями воды, безудержно льющимися сверху. Тонкие щекочущие кожу струи казались ей удивительно приятными, когда они с Марком, смеясь, ласкали друг друга, после стольких страстных часов, проведенных вместе. Они занимались любовью в спальне и в ее рабочей комнате, везде, где оказывались рядом. Рейчел покраснела от волнения и смущения при этих воспоминаниях, чувствуя, что произошедшее с ней так сильно изменило ее, что она уже никогда не станет прежней.

Когда они не занимались любовью и не были заняты делами, они беседовали друг с другом. О социальных проблемах, о положении богатых и бедных, о семье и друзьях – обо всем, что их волновало. Они говорили много и открыто, используя любую возможность для общения и ничего не скрывая друг от друга.

Рейчел делала стежок за стежком на платье, пока продолжалась их беседа. Марк вспоминал об их первой ночи, которую они провели в ее доме, а она делилась с ним своими переживаниями.

То, что произошло между ними, теперь казалось ей абсолютно естественным. Но бывали минуты, когда она замечала в его глазах то одиночество и ту печаль, которые всегда настораживали ее и которые Марк старался утаить под нарочито веселой улыбкой.

Он вошел в демонстрационный зал с бутылкой красного вина и двумя бокалами.

– Завтра мы узнаем новые расценки, – объявил он, садясь позади нее на пол и вытягивая ноги по обе стороны от нее. – Ты сама посмотришь и решишь, что тебе нравится.

Рейчел кивнула и снова принялась за шитье.

– Я даже заскучала, с тех пор как у меня появился помощник.

– Признание, способное вызвать зависть. – Марк протянул руки и обнял ее, потянув вниз. – И еще какую.

– Осторожно, иначе я тебя уколю.

– Это нетрудно предотвратить. – Он забрал у нее иголку и воткнул ее в подушечку. – Я предлагаю выпить за окончание твоей работы над платьем.

– Ты читаешь мои мысли. – Она внимательно посмотрела на него, чувствуя, как сильно начинает биться ее сердце, но пытаясь не обращать на это внимания. – Ты что-нибудь выяснил по поводу стоимости видеосъемки?

Марк открыл бутылку и наполнил бокалы.

– Давай выпьем и за это тоже, и не важно, какие там цены. Чак должен позвонить позже, после того как свое мнение выскажет София. – Он подал ей бокал. – За окончательную победу.

Они чокнулись, и Рейчел добавила:

– И чтобы не было никаких задержек в дороге.

– Все будет отлично, – заверил ее Марк, целуя в щеку. – Ты не передумала?

Он имел в виду разговор с Софией по поводу видеосъемки, оплату которой Чак готов был взять на себя.

– Конечно, нет, – ответила она, потупившись. – Ведь в этой идее нет ничего дурного.

Марк до сих пор не мог отделаться от неприятного осадка, оставшегося после беседы с Софией, но распространяться об этом не стал. Рейчел приблизилась к нему и прикоснулась губами к его губам.

Но поцелуй их был прерван внезапным стуком в дверь. На пороге стояла робко улыбавшаяся Джулия со своей крошечной дочерью на руках.

– Я подумала, что ты можешь быть дома. – Она немного смутилась, увидев Марка. – Так оно и оказалось. Мы минут пять стучали к тебе в дверь, я была уверена, что ты заснула, не выключив телевизор. – Она неуверенно сделала шаг вперед. – Ты, наверное, занята?

– Вовсе нет, – ответил Марк, помогая Рейчел подняться на ноги. – Я безумно хочу взглянуть на малютку племянницу.

Джулия прошла и села на диван в углу, вид у нее был немного сонный.

Эмили у нее на руках тоже продолжала дремать, прижимая свои крошечные пальчики к щечкам и забавно сложив губки.

– Ну, скажите мне, есть ли что-нибудь более прекрасное на свете? – тихо проговорила Джулия.

– Ничего, – согласился Марк.

– Она уже подросла, – заметила Рейчел, осторожно целуя крошку. – Можно мне ее подержать?

– Конечно.

Марк следил за тем, как Джулия, осторожно вытянув руки, передала девочку Рейчел, словно самое бесценное сокровище, какое только могло существовать в мире.

– Я рад тебя видеть, – сказал Марк. – Как ты себя чувствуешь?

Джулия с трудом подавила желание зевнуть и глубоко вздохнула.

– Измотанной и безумно счастливой. – Она прижала пальцы к вискам. – А ты что тут делаешь?

В дверях появился Гарри, неся с собой детскую коляску и сумку. Увидев Марка, он удивленно остановился:

– Так вот ты где!

– Давай-ка я помогу. – Марк забрал у него вещи.

– Рада тебя видеть, Гарри, – приветствовала его Рейчел.

Он чмокнул ее в щеку.

– Мы ненадолго, – объявил он. – Эмили заставляет нас строго соблюдать распорядок дня. – И, обратившись к Марку, поинтересовался: – Так что же ты тут делаешь?

– Милая моя, – прошептала Джулия, любуясь ребенком на руках у Рейчел и улыбаясь. – Правда, чудесная девочка? – Она подошла к свадебному платью на манекене. – Да ведь уже одно оно может принести счастье в семейную жизнь! Это же просто шедевр.

– Спасибо, – пробормотала Рейчел, что-то тихонько напевая на ушко Эмили.

– Получилось даже лучше, чем мы думали, – заметил Марк.

Но он тут же пожалел, что сказал это.

– Мы? – Гарри и Джулия уставились на него с любопытством.

Марк взглянул на Рейчел. Она стояла, прислонившись к столу, и делала вид, что все происходящее ее абсолютно не касается. Марку предстояло самому выпутываться из щекотливой ситуации.

Он повернулся к Гарри и, взяв в руки детскую коляску, спросил:

– И сколько же теперь весит Эмили?

– Пять фунтов и три унции, – торжественно сообщил Гарри.

– Она очень сильная, – добавила Джулия.

– Видишь, как она прямо держит головку? – кивнул Гарри.

– Да нет, он на это не обратил внимания, – смеясь, возразила Джулия.

– Ничего, вот сейчас она снова ее поднимет, – сказал Гарри, в его голосе прозвучала явная гордость. Он сел на диван рядом с Джулией. – Ты выглядишь уставшим.

Он был прав. Марк знал, что волнения и заботы последнего времени не могли не сказаться на нем. От внимательного взгляда не могло укрыться, что несколько последних ночей ему не удавалось как следует выспаться. Но сейчас, глядя на сестру и ее мужа, Марк искренне радовался за них. Джулия казалась такой умиротворенной, какой он уже давно ее не видел. И впервые в жизни безмятежное счастье Джулии и Гарри, любовно опекавших свою малышку, вызвало у Марка чувство зависти.

Джулия взяла дочь на руки и улыбнулась:

– Это платье великолепно, оно получит первый приз, можешь не сомневаться.

– Время покажет, – сказала Рейчел, она с умилением смотрела, как Эмили подняла свою головку и снова уронила ее.

Гарри торжествующе взглянул на Марка.

– Я же говорил, что она ее поднимет! – Он хлопнул в ладоши. – Но все же ты так и не сказал мне, чем ты тут занимаешься.

– Пью за успех платья, – сказал Марк, кивнув на бутылку. – Не откажетесь?

Эмили зевнула и захныкала. Все тут же забыли о вине и собрались вокруг девочки, с восхищением разглядывая ее.

– Хорошо бы ее сфотографировать, – сказала Рейчел и посмотрела на Гарри. – У меня есть аппарат с таймером, так что мы можем сняться все вместе.

Гарри сходил в другую комнату и принес фотоаппарат.

Рейчел и Гарри расположились рядом с Джулией, а Марк встал на заднем плане с бокалом вина. Внезапно циник, спавший в нем всю последнюю неделю, пробудился, и он с усмешкой взглянул на происходящее. Это была обычная традиционная сцена, банальная до безобразия.

Конечно, и в ней было что-то волнующее, замечательное и по-человечески значимое. Джулия и Гарри были без ума от своего ребенка, но стороннему наблюдателю, все это могло показаться ужасно смешным и нелепым. Марк решительно отошел в сторону, чтобы не попасть в кадр.

Рейчел, смеясь, сказала ему:

– Эмили будет разочарована, если не увидит на фотографии своего любимого дядю.

Он поставил бокал и сказал:

– Я согласен сниматься, если мне дадут держать ее на руках.

– Но следи, чтобы она держала головку, – велела Джулия.

– И пожалуйста, не позволяй себе психовать, а то она расплачется, – добавил Гарри.

Наконец все детали были оговорены. Марка посадили в самый центр на первом плане. Когда наконец племянница устроилась на его руках, он почувствовал себя ужасно глупо. Но когда ее головка легла ему на плечо, Марку вдруг стало хорошо и спокойно. У него отчего-то возникла уверенность, что ничего плохого с ним больше не произойдет.

Рейчел встала позади него, положив руки ему на плечи. Джулия и Гарри уселись по обе стороны от Марка.

Гарри настроил фотоаппарат.

– Улыбайтесь все, – велел он и, выставив таймер, поспешил вернуться на свое место.

– Ничего не выйдет, – улыбаясь, заметил Марк.

– Выйдет, – возразила Рейчел. – Улыбайся.

Сработала вспышка.

– Я закрыла глаза, – сказала Джулия, – это точно. Давайте еще раз.

Гарри снова подошел к фотоаппарату.

– Давайте и платье сфотографируем.

– Это еще зачем? – смеясь отозвалась Рейчел.

– Дорогая, – обратилась к ней Джулия, искажая классическое английское произношение, – тебе необходимо начинать собирать свою папку. – Она встала с дивана. – Давайте выберем самый удачный ракурс. Вот, на фоне ширмы. – Она указала Рейчел на подходящее место. – Тебе понравится.

Все переместились к платью. Марк встал рядом с Джулией, держа ребенка. Казалось, он забыл о своих делах и полностью отдался этому бесхитростному развлечению. Рейчел расположилась с ним рядом, ей было невыносимо смешно, и она едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

Но все это ей нравилось – семейная суета, фотографии и малышка Эмили. Глядя на нее, Марк вспомнил то, что Рейчел рассказывала ему о своей матери. О терпеливой, уравновешенной, замечательной женщине, которая целые часы проводила на берегу с детьми, развлекая их, рассказывая им о том, как ловят рыбу, о море и обо всем, что их интересовало.

Он представил себе и отца, возвращающегося вечером домой и читающего детям перед сном книги. Вот какой мужчина был бы нужен Рейчел, был бы достоин ее любви и заботы.

Внезапно зазвонил телефон. Рейчел подошла и затем сообщила, что спрашивают Марка и что придется приостановить процесс фотографирования.

– Это Чак, – сказала она Марку, затем она нажала на кнопку и спросила: – Мне, вероятно, следует позвонить Софии?

– Отдай мне ребенка, – сказал Гарри, подходя к Марку.

Марк взял трубку из рук Рейчел, незаметно сжав ее пальцы. Он видел, что Рейчел немного расстроена этим внезапным вторжением, и ему хотелось ее утешить.

– Послушай, Чак, – сказал он, прижимая трубку плечом к уху, – есть две новости – хорошая и плохая.

Глава 16

Пока Марк обсуждал последние финансовые детали по поводу видеосъемки, Рейчел на другом телефоне вызвала номер Софии, перед ним она обнаружила номер Кевина Гранта.

Она удержала палец на кнопке, всматриваясь в цифры. Через три дня Марк должен был уехать, и как раз тогда Кевин собирался вернуться домой. Они могли бы вместе поужинать. Она могла бы поехать с ним на конкурс. Впустить его в свою жизнь, постаравшись, чтобы Марк и время, проведенное с ним, превратились в ее душе в поблекшее воспоминание.

Она взглянула на Марка. Он был поглощен разговором и, казалось, забыл и о ней, и о Кевине, и даже о своих чувствах.

Рейчел поспешно удалила номер, все еще пребывая в нерешительности, но не имея ни сил, ни желания думать об этом сейчас всерьез.

Она набрала телефон Софии. Дозвониться ей удалось только с третьего раза.

– София Маргулис.

Голос, прозвучавший в трубке, был уверенным и деловым, хотя Рейчел звонила ей домой.

Рейчел распрямилась, мгновенно отбросив все посторонние мысли.

– Миссис Маргулис, – сказала она уверенно и деловито, стараясь показать, что она не сомневается в себе и своем успехе, – вы меня не знаете, но, если бы вы согласились меня выслушать, я бы сообщила вам то, что может вас заинтересовать.

Ответа не последовало. Но и трубку София не повесила. Рейчел сочла это добрым предзнаменованием. Она начала совершенно свободно и естественно излагать ей свою идею о школьной видеосъемке и о достоинствах этого проекта.

София недоверчиво вздохнула:

– Что-то все это подозрительно удачно выглядит. Нет ли тут подвоха?

Рейчел почувствовала сзади чей-то взгляд и обернулась. Гарри и Джулия стояли в нескольких шагах от нее и внимательно слушали.

– Я слышал об этом от Броуди, – прошептал Гарри. – Интересно, что из этого получится.

Все внимание теперь было сосредоточено на Рейчел, даже малышка Эмили смотрела на нее широко раскрытыми глазами.

– Она говорит с Софией, – пояснил Марк и подбодрил ее жестом.

Рейчел глубоко вздохнула и возразила Софии:

– Подвох лишь в том, что за эту съемку заплатит Чак. – Она в волнении взмахнула рукой. – София, пожалуйста, не вешайте трубку. Я понимаю, что вы почувствовали, когда я упомянула Чака… Но ведь так много времени прошло с тех пор, как вы расстались…

– Шесть лет.

Рейчел немного успокоилась, поняв, что София не собирается обрывать разговор.

– И за это время он почти ничего не знал о Бритни…

– Зато он присылал подарки и деньги. Но вам не кажется, что ребенку нужно нечто большее? Ей нужен отец, а не деньги.

– Это правда, ребенку нужен отец, – согласилась Рейчел.

Марк слушал затаив дыхание.

– Похоже, дела плохи, – пробормотал он.

– Мне не на что было рассчитывать, – продолжала София, – он предпочитал мне свою работу. Целые недели, а то и месяцы проводил в разъездах. Он обещал мне все это оставить, когда родится ребенок, но это были пустые слова. Когда родилась Бритни, я поставила ему условие – мы или работа. Он выбрал работу. Он врал мне, что скоро все изменит, но так и не смог порвать со своим агентством. Он даже не знает, что у его дочери чудный голос. Настоящий ангельский голос.

– Ангельский голос, – эхом отозвалась Рейчел.

Марк покачал головой и произнес в трубку:

– Попробуем выиграть, Чак.

Рейчел взглянула на него и подумала, что где-то в Центральной Америке Чак мечтает о том, чтобы ему позволили заплатить тысячи долларов только за то, чтобы увидеть в записи школьный спектакль с участием дочери, которую он не видел уже несколько лет.

Она подумала о Джулии, о свадьбе, о ребенке, о тех событиях, с которыми было связано ее знакомство с Марком.

– А откуда вы знаете Чака? – спросила София. – Вы что, его подруга?

– Нет, – сказала Рейчел, – я его даже никогда не видела.

Тон Софии мгновенно изменился.

– Тогда почему вы пытаетесь ему помочь?

– Вы помните Марка Робинсона?

– Разумеется. Такой приятный, искренний, настоящий джентльмен. – Она рассмеялась несколько нервно. – Ему даже «нет» в лицо не скажешь. Удивительный человек.

– Представляю, – пробормотала Рейчел.

Джулия вздохнула:

– Бедняга Чак.

– А по-моему, он просто дурак, – сказал Гарри.

Марк молитвенно сложил руки и поднес их к губам:

– Как проходит дискуссия?

Рейчел не обращала внимания на все эти замечания, думая только о том, как ей переубедить Софию.

– И все-таки если бы вы согласились, то хорошо было бы всем, за исключением Чака.

– Это почему? – насторожилась София.

Рейчел обнадеживающе взглянула на Марка.

– Ну, ведь это не только выгодно с точки зрения финансов, но еще и сулит вам замечательные результаты. Школа сможет осуществить свой собственный видеопроект на таком высоком уровне. Для учащихся останется память на всю жизнь, их родители будут в восторге.

Она перевела дыхание. Джулия дернула Гарри за рукав. А Марк прервал разговор с Чаком.

– Представляете, как дети будут вам благодарны, – продолжала Рейчел, а особенно ваша дочь, ведь она мечтает стать певицей. А Чак? – Она на мгновение умолкла. – Ему только придется за все это заплатить.

– А сколько это будет стоить? – спросила София.

Рейчел улыбнулась:

– Я напишу все расценки и пришлю вам по факсу.

Джулия ободряюще кивнула, а Марк уже радовался победе.

– Чак, – сказал он тихо, – по-моему, мы выиграли.

Голос Чака прозвучал довольно холодно:

– Если ее это не устраивает, то пусть идет к дьяволу. Мне больше нечего сказать. Я увижу свою дочь, когда она станет взрослой. Вот тогда я все ей и расскажу.

Горечь, прозвучавшая в его словах, поразила Марка, он чувствовал, насколько жестоко поступала София. Именно ее поведение привело к такой сложной ситуации.

Марк рассеянно следил за тем, как бережно Гарри баюкает Эмили, глядя на нее с восторгом и обожанием. Он только теперь осознал, как сильно, должно быть, страдал Чак.

Как мог он объяснить своей бывшей жене, насколько важна его работа в Центральной Америке и как трудно ему оторваться от нее? Что третий день рождения дочери оказался менее важным событием, чем война в Сомали? А день, когда она пошла в школу, он вынужден был пропустить из-за войны в Боснии…

Неужели она могла ненавидеть его за это? Совсем не пытаться понять? Быть может, она уже и вовсе ничего не чувствовала к человеку, который когда-то играл столь важную роль в ее жизни и теперь взывал к ней с надеждой на понимание. Чак настолько отчаялся, что теперь уже его было невозможно успокоить. Когда-то он сделал свой выбор и теперь вынужден был принять его последствия. Жизнь устроена таким образом, что усидеть на двух стульях он все равно не смог бы.

– Так мы договорились, София? – спросила Рейчел. – Прислать вам факс?

София вздохнула, постучала по столу ручкой и наконец ответила:

– Хорошо, присылайте. Но только это должен быть действительно дорогой и профессиональный видеопроект. Вы меня понимаете?

– Разумеется, – уверила ее Рейчел и сделала Марку знак, что все прошло прекрасно. – Я пришлю описание и договор для школы сегодня же. А потом я приеду, и мы все обсудим.

– Вот что я хотела бы знать, – добавила София. – Вы имеете какое-то отношение к Марку Робинсону?

– Мы с ним друзья. А во сколько начинается школьный спектакль?

– В семь, – сказала София. – Послушайте меня. Вы уверены, что так и останетесь только друзьями? Хочу вас предупредить, что такие люди, как они с Чаком, не годятся для семейной жизни. Вы понимаете, о чем я говорю?

Рейчел оглянулась. Марк по-прежнему смотрел на нее, но на этот раз его взгляд был исполнен нежности и страсти, от которой все в ней вспыхнуло.

Они смотрели друг на друга, держа в руках телефонные трубки, прислушиваясь к голосам с другого конца линии, но все их мысли были совсем о другом. Рейчел почувствовала в это мгновение всю силу его любви, открытой и искренней, и ей вовсе не хотелось размышлять над тем, что говорила ей София. Все предупреждения казались бессмысленными и ненужными.

Неужели все, что им удалось завоевать совместно, то единственно бесценное, что существует в человеческих отношениях, стоило отвергнуть теперь из соображений простой безопасности, только для того, чтобы избежать возможной боли или разочарования. И в то же время она понимала, что такое чувство способно разбить ей сердце. Она читала это в его взгляде.

– Вы должны хорошо себе это представлять, – закончила свою речь София.

– Я представляю, – сказала Рейчел и улыбнулась, продолжая смотреть на Марка. – Все будет в порядке, – пообещала она и подтянула к себе со стола лист бумаги и ручку. – Когда же нам можно приехать, чтобы разместить аппаратуру?

Когда она положила трубку, Джулия подошла к ней с двумя бокалами вина.

– Ну, теперь можно выпить. Я переживала за Чака с тех пор, как услышала об этой истории от Гарри. И даже такой выход из положения хоть немного порадует беднягу.

Рейчел кивнула. Теперь победа была очевидна. И ничего удивительного не будет, если и Эмили вырастет победительницей, ведь она наследница Робинсонов, а они никогда не проигрывают.

Джулия подала ей бокал.

– Расскажи мне, что происходит с моим братом, может, я чем-нибудь могу помочь?

– Подожди, – попросила Рейчел, обернувшись к двери, в которую кто-то постучал, – я сейчас.

На пороге появилась женщина, которая сообщила что ее зовут Труди и что она сотрудник туристического агентства.

– Я говорила с мистером Робинсоном по поводу билетов в Майами. Он просил доставить их по этому адресу.

– Спасибо.

Рейчел повернулась к Джулии, когда та подняла бокал:

– За платье.

Рейчел махнула рукой, в которой держала конверт, и бросила его на стол.

– За Майами, – провозгласила она, взглянув на Марка, все еще говорившего по телефону и старавшегося как можно подробнее передать Чаку детали беседы Рейчел с его женой.

– Билеты на самолет, – прошептала Рейчел и снова повернулась к Джулии, чувствуя себя бесконечно счастливой.

Гарри дождался, когда Марк положит трубку.

– Только что тут побывала девушка из турагентства, – сообщил он, покачивая Эмили. – Я полагаю, ты что-то от нас скрываешь.

Марк прислонился к столу, не находя в себе сил пускаться в длительные объяснения, да и не видя в этом смысла.

– Честно говоря, ничего особенного. – Он протянул руки. – Дай мне ее подержать.

Гарри поднял руки и не двигался, пока Марк не взял у него ребенка. Эмили с любопытством разглядывала обоих мужчин.

– Она так смотрит, словно собирается разбить мое сердце, – заметил Марк.

– Это черта всех Робинсонов, – отозвался Гарри, озадаченно потерев подбородок. – И все же, Марк, не происходит ли у тебя чего-то серьезного?

– Да вроде нет.

Эмили слегка наморщила лобик точно так, как иногда это делал ее отец.

– Просто нам с Рейчел хорошо вместе проводить время.

– Не пытайся меня обмануть, – сказал Гарри. – Я психиатр и все отлично вижу. – Он слегка прищурился и оглянулся, пробежав взглядом по комнате. – И сказать по чести, я не вижу здесь женщины, с которой ты просто проводишь время, я вижу влюбленную женщину. – Он посмотрел на Марка. – И тебя, который тоже влюблен. Ведь влюблен, не отрицай.

Гарри произнес это так уверенно, что Марк не чувствовал необходимости отвечать ему, он нашел глазами Рейчел. Она улыбалась и, судя по выражению ее лица, была увлечена беседой с Джулией. Но сейчас она была совершенно не похожа на ту Рейчел, в чьи глаза он смотрел ночью, на ту женщину, которая так жаждала его любви.

Конечно, она не привыкла выставлять свои чувства напоказ, но она была слишком бесхитростна, слишком честна и открыта, чтобы ухитряться долго скрывать их. И хотя она до сих пор не говорила о них, любое его прикосновение, любой взгляд выдавали ее.

– Я ничего не делал для того, чтобы ввести ее в заблуждение, – сказал Марк, его голос внезапно стал суровым. Он откашлялся и добавил: – Она с самого начала знала, что все это продлится не дольше, чем мой отпуск, и никакой вины перед ней я не чувствую.

Эмили заплакала, и Марк принялся укачивать ее.

– Мы все это обсудили заранее, так что теперь ни у кого не может быть никаких претензий.

– Заранее. – Гарри улыбнулся. – Звучит совсем в духе Рейчел. По-деловому. – Он сунул руки в карманы и уставился в пол. – Но в то же время она романтик в душе и способна выбросить ко всем чертям все эти предварительные договоры.

Эмили рыдала все громче, и Марк нетерпеливо переступал с ноги на ногу.

– Я тут ничем помочь не могу. Я ей никогда не лгал и ничего не обещал.

– А она просила тебя о чем-то?

Марк прошелся туда и обратно, стараясь убаюкать ребенка так, как это делал Гарри.

– Только один раз она попросила меня предупреждать ее, когда мне хочется уйти или побыть одному.

– Забавно, мы с Джулией так и думали. Правда, странно?

Марк повернулся к нему:

– Не пытайся заставить меня анализировать мотивы и переживания, дорогой мой доктор.

Эмили возбужденно барахталась и возмущалась. Марк наклонился и что-то прошептал ей на ушко. На минуту она прекратила плакать и посмотрела на него.

– Ты просто, прирожденная няня, – заметил Гарри.

– Это точно, – ответил Марк и разочарованно покачал головой, когда Эмили снова открыла ротик и заплакала. – Но только, похоже, этого недостаточно.

– Она очень чувствительный ребенок. И потом, она, наверное, проголодалась.

Он взял дочку у Марка и уютно устроил ее в своих объятиях, затем достал бутылочку с питанием и передал ее Марку.

– Нужно ее чуть погреть.

Марк отвел его на кухню и включил микроволновку.

– Когда ты уезжаешь? – спросил Гарри и присел на стул с Эмили на руках, дожидаясь, когда будет готов ее обед.

– Сразу же после конкурса. – Марк прошелся по кухне, стараясь успокоиться. Но кухня была слишком тесной, чтобы его прогулка хоть немного помогла ему. – Билеты в Майами уже есть, – продолжал он. – Я просил в агентстве не говорить ей лишнего.

– Так-то ты честен с Рейчел?

– Ты знаешь, что это совсем другое. – Он поставил стул рядом с Гарри и сел. – Ты отлично знаешь, какой образ жизни я веду из-за своей работы.

Гарри кивнул:

– Очень напоминает Чака и Софию.

– Перестань меня увещевать. Я и без тебя знаю, что есть случаи, когда любовь не могут разрушить даже постоянные расставания.

– Согласен, – сказал Гарри, и Марк вдруг заметил в его глазах больше сочувствия, чем ожидал. – Но Рейчел все же не похожа на Джоанну.

– Ты что думаешь, я сам этого не знаю? – Он встал со стула. – О такой женщине я всегда и мечтал, и все же я постоянно помню о том, что должен буду ее покинуть.

– Тогда не делай этого, оставайся, – предложил Гарри так, словно решить эту проблему было проще простого.

– И что дальше? – спросил Марк. – Делать новости для местной телепрограммы? Провести остаток жизни, снимая дог-шоу? – Он покачал головой и посмотрел на дверь. – Да я через неделю же сойду с ума.

– Тогда возьми ее с собой.

– Она не поедет.

Гарри взял бутылочку со смесью и, поудобнее устроив Эмили, принялся кормить ее.

– А ты ее спрашивал?

– И не собираюсь: – Марк снова опустился на стул и с улыбкой наблюдал за Гарри. – Она мне как-то говорила, чего бы ей хотелось. Но я ей этого дать не могу.

– Ты уверен?

– Вполне. – Он вскочил на ноги и еще раз прошелся по кухне. – Я не могу остаться, она не может уехать; у нас есть три дня, которые мы проведем вместе. И я не хочу думать о том, что будет дальше.

Глава 17

– Добрый вечер, леди и джентльмены, добро пожаловать на вечер, подготовленный учениками начальной школы Роя Уинстона. – София Маргулис дождалась, пока стихнет шум и все рассядутся по своим местам. – Сегодня у нас будет возможность получить удовольствие от чудесного музыкально-драматического спектакля, поставленного нашим замечательным преподавателем мистером Хайком.

Рейчел взглянула на мистера Хайка, высокого мужчину с серьезным лицом, сидевшего за пианино.

Они с Марком провели весь день, устанавливая подвесную камеру на заднем плане зала. Звук был усилен микрофонами, размещенными на сцене таким образом, чтобы шум, возникающий в зале, не мог стать помехой выступавшим.

В интересах Чака Марк позаботился о том, чтобы вся аппаратура была самого высокого качества и гарантировала отличную запись. Он был счастлив, что во время монтажа Рейчел была с ним и он имел возможность рассказать ей кое-что о своей работе и о том, как действуют устройства, которыми он особенно гордился.

Рейчел снова посмотрела на Софию, которую Марк снимал, медленно передвигая камеру; свет падал прямо на нее.

– Отличительной чертой нашего спектакля является…

Она была одета в серый костюм, под которым была голубая водолазка, и яркое освещение немного изменяло ее внешность, Рейчел даже удивилась такому неожиданному эффекту.

При первой встрече София показалась Рейчел вполне деловой и доброжелательно настроенной женщиной, она много говорила с ней о дизайне, который разрабатывался для вечера, о костюмах и, естественно, о том, как дорого обойдется это все Чаку. У Рейчел сложилось впечатление, что эта женщина с особым удовольствием будет вспоминать, что в этот вечер ей наконец удалось отомстить своему бывшему мужу за все обиды.

Но вряд ли кто-нибудь мог догадаться, каково было истинное отношение Рейчел к этой женщине, поглощенной своими административными обязанностями, работой с детьми, школьным спектаклем. Рейчел тайно завидовала ей, завидовала очень сильно, ведь как бы ни тяжела была участь Софии, но у нее была дочь, которая заставляла ее забыть обо всех неприятностях, которые ей пришлось вынести в браке.

Когда София знакомила Рейчел с Бритни, было видно, как она гордится своей девочкой. Сдержанностью и воспитанностью, длинными волосами и темными глазами Бритни походила на мать. Держалась она весьма уверенно и вовсе не боялась того, что ей придется выйти на сцену перед полным залом. Жаль только, что Чак не имел возможности приехать и увидеть все собственными глазами.

– Я думаю, на этом можно закончить вступительную часть… – София повернулась и сделала приглашающий жест сидевшему за пианино. – Вечер начинается.

На сцену вышел хор мальчиков и девочек, одетых в форму школы Роя Уинстона, – красивые красные костюмы с золотой вышивкой.

– Сдвигай, сдвигай камеру, – поторопил Марк, замахав руками, когда дети выстроились на сцене.

– Я это уже сделала, – сказала Рейчел и встала неподвижно за приспособлением, позволявшим регулировать угол съемки. – Если не доверяешь мне, займись этим сам.

Она заметила вспышку раздражения в его глазах. Для него работа была важнее всего, и сейчас он способен был думать только о ней, и ни о чем больше.

– Останься. – Он сказал это с отсутствующим видом, целиком сосредоточив свое внимание на сцене, только виноватая улыбка пробежала по его лицу. – Прости меня, пожалуйста.

Рейчел снова взглянула на камеру, немного отодвинутую в сторону. Она напомнила себе, что сама ввязалась во все это и предложила помогать Марку, прослушав его краткие объяснения некоторых принципов работы. В конце концов, если бы кто-нибудь стал вмешиваться в то, что она делает в своей мастерской, она, возможно, тоже бы возмутилась.

Занавес открылся. Пианист заиграл мелодию из «Вильгельма Телля», и раздались первые звуки хора, это была легкая пасторальная песня. На сцене все декорации соответствовали теме: горы в лучах солнца, множество цветов и деревянный мостик над голубым ковриком, который должен был изображать речку.

Маленький мальчик в костюме шмеля кружил по сцене; это была идея мистера Хайка, которой он очень гордился.

Мальчик-шмель обежал мостик, замер у микрофона в кругу света и, покосившись на камеру, запел: «Раз повздорили всерьез козлики-дружки…»

Марк внимательно изучал положение камеры.

– Наводи прямо на шмеля, но только сразу измени ракурс, как только появится солистка.

Теперь он не смотрел на сцену, он разглядывал аудиторию, гостей праздника, родителей и учителей, которые толпились у двери.

Рейчел держала камеру направленной на мальчика, пока не изменилась мелодия, оповестив о выходе на сцену следующего исполнителя. Рейчел почувствовала, что начинает волноваться, ей показалось, что она с трудом управляется с камерой. Она вдруг поняла, насколько значима была в работе Марка каждая отдельная деталь, каждое движение.

Голубое свадебное платье было готово, и теперь оно висело в шкафу в отеле. Конкурс должен был начаться завтра, а сразу после него Марк собирался уехать. Он не назвал ни точного числа, ни времени отъезда, но ему звонили из Лондона, и Рейчел знала, что долго он не задержится.

Она старалась не думать об этом, ей хотелось бы просто выбросить из головы все мысли о том, что должно будет случиться, чтобы не портить этих последних дней, пока он еще оставался рядом. Ведь она была готова к этому с самого начала, и ей не хотелось, чтобы Марк решил, будто бы она обвиняет его в чем-то. Рейчел мечтала проститься с ним легко, с милой улыбкой и сохранить об их знакомстве самые приятные воспоминания.

Мелодия снова изменилась, но Рейчел уже была готова к тому, чтобы как можно лучше показать выход на сцену первого козлика – маленького робкого ребенка в белом костюмчике, который посмотрел в зал и глубоко вздохнул: «Ахх-х-х…»

– О, где же мои братцы? – грустно спросил малыш – оказалось, что это была девочка, – и посмотрел направо и налево.

Марк взглянул на Рейчел:

– Все в порядке?

Она кивнула и чуть поправила резкость перед появлением следующего артиста. Два других козлика появились на сцене. Оба были и крупнее, и выше первого.

– Мы здесь! – громко отозвались они.

Марк придвинулся совсем близко.

– Когда выходит Бритни?

– После них.

– Трава на нашем лугу чахлая и сухая, – пожаловался один из козликов. – Что нам делать?

Рейчел не выпускала камеру из рук.

– Вот так.

Марк кивнул.

– Держи ее прямо на Бритни. Чтобы Чаку было лучше видно.

– Не беспокойся, – мягко отозвалась Рейчел, когда Бритни появилась на сцене в ярко-розовой накидке.

Ее волосы были украшены цветами, на ней было желтое платье с зеленым поясом, вероятно, так мистер Хайк представлял себе лесную фею.

– Господи, – прошептал Марк, – она выглядит как новогодняя елка.

Но зрители радостными улыбками встретили Бритни, с гордым и неприступным видом подошедшую к козликам.

– Идите через мост, – сказала она им, пританцовывая, пока козлики обеспокоенно прислушивались к звукам пианино.

Рейчел направила свет прямо на Бритни. Девочка прижала руку к сердцу.

– Но вы будете скучать по бабочкам и шмелям…

Марк зажал рукой рот, чтобы не расхохотаться.

– Сразу видно, что мистера Хайка тянуло на лирические отступления.

– Ничего, – возразила Рейчел. – Это все чепуха, если девочка действительно хорошо поет.

Бритни запела песенку, в которой она прощалась с цветами, деревьями и бабочками. Голос у нее и правда был сильным, выразительным и для ребенка необычно эмоционально насыщенным.

Но могла ли передать все это запись на пленке, Рейчел не была уверена. Представляет ли Чак, насколько талантлива его маленькая дочь? Ему бы следовало самому приехать и послушать ее. Теперь Рейчел казалось, что не так уж несправедлива была София к своему бывшему мужу.

Рейчел взглянула на Марка и увидела, что сейчас он не интересовался происходящим на сцене. Он следил за Софией, которая стояла у двери. Она держала в руках платок, который время от времени подносила к глазам.

Марк тронул Рейчел за плечо:

– Продолжай снимать Бритни.

Он укрепил и развернул вторую камеру и нажал на запись. Теперь он направил объектив и свет на Софию, но так и не сдвинул камеру, пока не закончилась песня и не стихли аплодисменты.

Он повернулся к Рейчел:

– Захвати всю сцену и так и держи ее, пока я не подключусь.

– Трип, трап, трип, трап…

– По крайней мере Хайку не все удалось испортить, – пробормотала Рейчел, выполняя указания Марка.

Марк оглядел проход между рядами, его камера скользила по залу пятном света. Он пытался выхватить самые интересные моменты, и Рейчел с интересом наблюдала за ним. Он отметил энтузиазм детей, волнение бабушек, легкую зависть младших сестер и братьев к тем, кто сегодня выступал на сцене.

Марк был поглощен своим привычным занятием, полностью отдавшись своей профессиональной привычке; для него все это не было просто элементарной съемкой на память.

– Кто это разгуливает по моему мосту?

Рейчел сразу же направила камеру в нужное место и зафиксировала ее. Но теперь она уже многое понимала, ее отношение к происходящему изменилось, ей тоже хотелось в подражание Марку запечатлеть самые любопытные вещи, реакцию зрителей и учителей, а не просто снимать спектакль.

– Трип, трап, трип, трап.

Она улыбнулась, довольная своими достижениями, понимая, что и ей тоже удалось поймать подлинно живые моменты этого вечера.

* * *

– Все так волновались из-за записи – родители, учащиеся, даже преподаватели. – София оглянулась.

Почти никто еще не ушел. Родители обсуждали спектакль с учителями, дети с криками бегали друг за другом, прячась за припаркованными у школы машинами.

София понизила голос и сообщила:

– Только между нами, мы ведь чуть было не заплатили другой компании, еще до того как получили ваше предложение.

– Значит, тем более все сложилось отлично, – сказал Марк, уложив камеру в сумку и поставив ее на заднее сиденье автомобиля. – Неизвестно еще, какая запись бы получилась, ведь не все компании работают добросовестно.

Повернувшись, он увидел, как Бритни и Рейчел прощались, стоя около машины.

– Все готово, – сказала Рейчел Софии. – Сегодня же все будет просмотрено, и если дефектов нет, то в течение двух ближайших недель все будет сделано.

– Не торопитесь, пожалуйста, пусть у вас будет побольше времени. – София улыбнулась и пожала ей руку. – Мне было очень приятно с вами познакомиться. Но конечно, было бы лучше, если бы отец Бритни снимал ее сам.

Бритни помогла Марку погрузить все стойки в багажник.

– Спасибо, – сказала она, – и передайте моему папе привет от меня. Скажите, что моя мама еще не решила, куда мы поедем летом, и пока у меня много свободного времени.

Она пристально посмотрела Марку в лицо. Ее настойчивый взгляд немного смутил его. Этой девочке ужасно хотелось, чтобы ее отец приехал увидеться с ней, и она верила, что Марк может помочь ей в этом.

– Я обязательно передам ему все это, – сказал Марк, посигналив Рейчел. – Пора ехать.

Бритни и София проводили их, помахав рукой вслед отъезжавшему автомобилю. София положила руки на плечи дочери, словно старалась удержать ее. Она теперь понимала, что не должна препятствовать встрече отца и дочери; он был частью ее жизни, и девочка мечтала вновь обрести его. И как счастлив был бы Чак, если бы он узнал об этой перемене в ее взглядах.

– Чудесная девчонка, – сказал Марк, глядя прямо перед собой на дорогу. – Я надеюсь, она отлично получилась на пленке.

– Иначе и быть не может, – отозвалась Рейчел, – Ведь это твоя работа, для школы это был просто подарок.

– Да, если все это как следует отредактировать и обработать. – Марк остановил машину, ожидая, пока поменяется сигнал светофора. – У меня уже есть кое-какие соображения, как надо скомбинировать каждую сцену, только жаль, у меня не так много времени, чтобы поработать с редактором монтажа.

Он оглядел улицу. Солнце медленно садилось, и в городе начиналась обычная оживленная ночная жизнь, клубы и бары заполнялись посетителями. Из всех увеселительных заведений слышалась музыка; латиноамериканские ритмы, свинг, джаз призывно приглашали присоединиться к отдыхающим.

Но Марку хотелось как можно скорее вернуть оборудование, приехать в отель и остаться наедине с Рейчел.

Завтра он должен был уехать, сразу же после показа мод. Он до сих пор не сказал ей об этом, не показал билет. Была бы его воля, он бы и вовсе не стал упоминать об отъезде. Они болтали о семье, друзьях, книгах, политике, но ни разу ни словом не обмолвились о расставании. Как будто каждый из них страшился взглянуть в лицо правде, а уж сегодня по случаю напряженного расписания и съемки эти мысли были просто отодвинуты на задний план.

Но Рейчел знала, что Марк был собой доволен. Он даже сам не рассчитывал на такой успех, ему вся эта затея со съемкой спектакля представлялась примитивной рутинной работой с камерой. Когда же он проникся настроением зрительного зала и понял, что значил для этих людей обычный школьный спектакль, он не пожалел сил на то, чтобы их впечатления сохранились в самом лучшем виде.

Светофор переключился, и машина резко рванулась с места.

– Наверное, лучше всего оставить пленку редактору. Он специалист и знает, что нужно делать. – Он взглянул на Рейчел. – Иногда результат после обработки напоминает мне о том, что совершенство все же недостижимо.

Она улыбнулась:

– К совершенству можно только стремиться.

Марк чувствовал, что она собиралась сказать, о чем думала, ведь и его тревожили те же самые мысли. Она, конечно, хотела бы его спросить, не может ли он остаться. Ему предстояло проститься с Рейчел, собраться и двинуться дальше, в будущее, где его отделят от нее годы и расстояния, где он по-прежнему будет заниматься своим любимым делом.

Мир быстро меняется. Тем более быстро меняется видеоиндустрия. Без контактов и протекции он не смог бы осуществлять свои проекты, ему требовались деньги и время. Идеалистом он не был. А это означало, что остаться с Рейчел он не может.

Все эти надежды были пустыми фантазиями, замками на песке. Марк это почувствовал, когда вновь сегодня взял в руки камеру.

Остановившись на очередном светофоре, он снова посмотрел на Рейчел, и ему показалось, что он уже начинает скучать по ней.

Ярко освещенная дорога была пустой. Марк заметил на углу открытую дверь кафе и припарковал машину неподалеку, ему вдруг захотелось дать волю своим мечтам, просто забыться и посидеть с ней вместе за чашкой кофе.

Он повернулся к Рейчел и выключил двигатель.

– У тебя есть ручка?

– А ты как думал, – отозвалась она, выбираясь из машины.

У нее всегда было то, что могло ему понадобиться. Похоже, он делал большую ошибку, собираясь пройти мимо единственного человека в мире, который был ему так близок.

Марк закрыл машину и повел Рейчел на другую сторону улицы, обнимая и целуя ее по пути. Она едва за ним поспевала. Когда они целовались прямо на проезжей части, он чувствовал, что она так же сгорает от желания, как и он. Впервые в жизни Марк был по-настоящему влюблен в женщину, способную так же страстно ответить на его чувства.

По пустой и тихой улице не промчалось ни одного автомобиля. Никто не обращал на них внимания, в этом захолустье они были предоставлены самим себе и радовались своему уединению.

Рейчел отступила на шаг, протягивая ему ручку, и улыбнулась.

– Пиши скорее, – сказала она, – не медли.

Но тут, оглянувшись, Марк увидел, что прямо перед кафе остановилось такси. Двое мужчин направились к дверям. Они были совсем молоды, почти подростки, наверное, не старше двадцати лет. Ничего примечательного в них не было, но такси не уехало сразу же после того, как они вышли из машины, и у Марка внезапно возникло тревожное неприятное предчувствие.

Долгое время он жил в постоянном ожидании приближающейся опасности. И сейчас, когда парни шли к кафе, засунув руки в карманы, он шестым чувством понимал, что они нащупывают отнюдь не бумажник.

Глава 18

Когда мужчины надели маски, Марк потянул Рейчел к машине и открыл дверцу, надеясь, что они успеют что-нибудь предпринять.

– Звони в полицию, – сказал он, протягивая ей телефон.

Она уставилась на него в недоумении:

– Зачем? Что происходит?

Он кивнул в сторону кафе, где парни уже вытаскивали пистолеты.

– Скажи им, что в кафе «Кэйк-Уолк» происходит ограбление. – Он потянулся к заднему сиденью и распаковал камеру.

– Оставайся в машине, – велел он ей, уже продумав план действий.

Главное, чтобы хватило пленки, батареек, чтобы не подвело освещение.

Дрожащими пальцами Рейчел набрала номер телефона, но звонок не прошел, она сбросила набор и начала снова, наблюдая за тем, как Марк вытаскивал из сумки камеру.

– Что ты делаешь? – спросила она, рванувшись из машины, когда он открыл дверцу. Теперь она поняла его намерения. – Ты что, спятил?

Но Марк покачал головой с таким выражением лица, что трудно было понять, опечален ли он или, наоборот, доволен происходящим.

– Как раз то, что нужно.

В это время ответил телефон:

– Полиция, слушаю.

– Ты останешься здесь, – сказал Марк.

Рейчел смотрела, как он удаляется от машины, и понимала, что остановить его невозможно.

– Мэм, я слушаю, – сказал оператор.

– Здесь ограбление, – сообщила она и глубоко вздохнула, – кафе «Кэйк-Уолк». – Она выглянула на улицу, пытаясь увидеть хоть какой-нибудь указатель. – Я не знаю адреса! – воскликнула она. – Даже названия улицы.

– Ничего страшного, мэм, мы найдем. Не входите туда, вы поняли? Полиция уже выезжает.

Рейчел ничего не ответила, наблюдая, как Марк движется по дороге к стоявшему у кафе такси. Он пробирался нагнувшись, снимая все своей камерой, особенно машину и водителя. Тот так внимательно следил за происходящим в кафе, что ему и в голову не приходило оглянуться.

Рейчел уронила телефон на пол машины, похолодев от ужаса.

Какой-то автомобиль медленно проехал и свернул в другую сторону. Марк прятался за такси, и она его больше не могла видеть. Во рту у нее пересохло, когда таксист приподнялся на сиденье. Видел ли он? Знал ли? Он снова смотрел в сторону кафе, но Рейчел это мало успокаивало.

Марк продолжал снимать, меняя положение камеры. В кафе послышался шум, вспыхнул свет, а затем оттуда донеслись звуки бьющегося стекла. Но Марк мечтал не об этом, он хотел снять само ограбление, то, как молодые люди набивают сумки отобранными деньгами и драгоценностями.

Раздался звук полицейской сирены. Пока один из грабителей методично продолжал заниматься своим делом, второй занервничал. С пистолетом в руках он рванулся к молодому посетителю кафе, затем направил пистолет на пожилого господина, который держал руки под столом. Потом раздался выстрел. Марк чувствовал, что ситуация накалилась до предела. Ему слишком часто приходилось видеть людей в состоянии невменяемости, чтобы он не знал, чем обычно это кончается. И кто-нибудь из посетителей кафе мог бы быть мертв к приезду полиции.

Он не чувствовал ни страха, ни неуверенности или сомнения. Он просто действовал, крепко держа в руках камеру, и наконец поднялся во весь рост и медленно повернул назад.

Шофер такси включил сигнал, чтобы привлечь внимание своих сообщников, находившихся в помещении кафе. Видя, что он ищет оружие, Марк пригнулся и спрятался за стоявшей рядом машиной. Но внутри кафе было тихо.

Марк продолжал снимать вход в кафе, когда один из грабителей появился на пороге с пистолем, направленным прямо на него. А другой, следовавший за своим сообщником, начал палить во все стороны; выстрелы следовали один за другим, звенело разбитое стекло, парни продолжали стрелять, пробираясь к такси. Марк уже ничего толком не мог различить, его осыпало осколками стекла, сзади него ревели сирены. Но пронзительный крик, раздавшийся рядом с ним, когда он упал на землю, исходил от Рейчел, которая уже вылезла из машины и бежала к нему.


Рейчел никогда прежде не доводилось жить в роскошном отеле; не привыкла она и к тому, чтобы ей приносили шоколад по утрам и оказывали все те бесконечные услуги, которые составляют обычный сервис-перечень для состоятельных клиентов. Теперь все это доставляло ей огромное удовольствие. Охлажденная клубника, дорогие вина и Марк, который неотлучно находился рядом. На двери их номера постоянно значилось «Просьба не беспокоить».

Она смотрела в окно их номера на людей, купавшихся в бассейне, когда услышала новости об ограблении, и, оглянувшись, увидела на экране телевизора то, что мог видеть Марк, пригнувшись за такси, – весь тот кошмар, который творился в кафе, вооруженных людей, бегущих к дверям, стреляющих и преследующих грабителей.

– Запись передают по всем каналам. – Она отошла от окна. – Ты доволен?

– Просто я оказался в нужное время в нужном месте, и ничего более. – Марк выключил телевизор. – Единственное, о чем я сожалею, что и ты попала со мной в эту переделку.

Она сложила руки на груди.

– Почему?

Они не говорили о случившемся с тех пор, как их отпустила полиция. Рейчел стояла перед ним, отрешенно глядя прямо перед собой, словно все еще не могла прийти в себя и успокоиться. Марк мог представить себе, каким это было для нее потрясением. Он прекрасно понимал, что не столько сама ситуация ограбления ужаснула ее, сколько его рискованное поведение.

Он взял бутылку вина и опустился на диван рядом с журнальным столиком.

– Потому что не так уж приятно наблюдать подобные вещи вживую. По телевизору мы видим их уже тщательно переработанными, и поэтому они не так впечатляют.

– Значит, тебе можно лезть под дуло и ввязываться черт знает во что, а мне на это смотреть нельзя?

Он внимательно взглянул на нее:

– Неужели, Рейчел, вся эта сцена доставила тебе удовольствие?

– Сказать по правде, нет.

– Я тоже думаю, что разбитые носы и простреленные головы, лица людей, на которых нацелены пистолеты, – зрелище не самое привлекательное. А ведь больше там ничего и не было.

Рейчел не ответила, и Марк приготовился открыть бутылку.

– Уверен, ты тоже так думаешь.

Он специально заказал это вино. К тому времени, когда они вернулись в номер, оно было достаточно охлажденным, и теперь ему не терпелось попробовать его. Он пересел с дивана на постель.

– Поверь мне, то, что случилось в кафе, еще цветочки по сравнению с тем, что я вижу ежедневно.

Она медленно прошлась по комнате.

– Мне вовсе не поэтому все так не нравилось. Я боялась, что тебя убьют. Когда раздался выстрел и ты упал, что я могла еще думать?

– Я всего лишь выполнял свою работу. – Он провел рукой по лбу. – В таких случаях мне не приходится думать о собственной безопасности. Если бы я об этом думал, то не смог бы заниматься своей профессией. Но все же я просчитываю риск и кое-что планирую. Если бы я был уверен, что ситуация действительно опасна, я бы не стал делать того, что сделал.

– Сомневаюсь. – Рейчел наконец успокоилась и села в кресло. – На тебя это не похоже.

Марк улыбнулся:

– Когда ты вот так смотришь на меня, я не могу понять, что ты обо мне думаешь. Но поверь мне, что эту мою сторону жизни ты знаешь не так уж хорошо, чтобы судить о ней.

– Потому что ты меня к себе не подпускаешь.

Он изумленно посмотрел на нее.

– Твоя работа для тебя самое важное в твоей жизни, но ты о ней никогда не говоришь, даже не пытаешься мне ничего рассказать. – Рейчел обхватила колени руками. – Когда ты научил меня пользоваться камерой, я кое-что поняла, я взглянула на все происходящее по-другому, не так, как раньше. – Она робко улыбнулась. – Конечно, это лишь малая часть, но ведь я только-только познакомилась с тем, в чем вовсе не разбиралась.

– Все это чепуха. – Марк поднялся с постели, прошел в ванную и взял там полотенце. Сейчас ему уже хотелось не вина, а чего-нибудь покрепче. – Я знаю, о чем ты думаешь. Тебе нужна нормальная жизнь, муж, который бы вечером приходил с работы: «Дорогая, я дома». – Он положил бутылку в ведерко и бросил сверху полотенце. – Я сто раз говорил тебе, что у меня другая работа.

– Тогда объясни мне, что это значит. – Рейчел взяла бутылку и поставила ее на столик. – Пожалуйста.

Постепенно раздражение Марка улеглось. Ему было слишком трудно оттолкнуть ее от себя, когда они смотрели друг другу в глаза.

– Это бесконечная работа, она никогда не прекращается, она всегда с тобой. Каждую минуту ты прикидываешь, что пойдет в новостную программу, и эти мысли поглощают тебя целиком, без остатка – как это будет снято, как будет показано, как обработано…

Марк взял ее за руку и потянул за собой на балкон.

– Разве можно после всего этого спокойно приходить домой, заниматься семейными проблемами, каждодневными вопросами, думать, что приготовить на ужин? – Он отпустил ее руку и облокотился на ограду балкона. – Очень быстро при такой работе человек теряет способность радоваться простым вещам, замечать их.

– А уж когда в тебя стреляют – тем более.

Он проследил взглядом за молодой женщиной, купавшейся в бассейне; она прыгала с мостика и победоносно выходила на берег с другой стороны.

– И это тоже верно.

Рейчел на мгновение опустила глаза, ей хотелось спросить его о том, о чем она не решалась заговорить раньше.

– Марк, скажи мне, что произошло в Судане?

– Ты очень хочешь знать это? Хорошо, я расскажу.

Он перегнулся через перила. Рейчел видела, что он смотрит на нового постояльца отеля, багаж которого в это время выгружали внизу.

Ей ужасно хотелось убедить его в том, что она тоже достаточно сильная и способна понимать вещи куда более серьезные, чем ему кажется, что она могла бы разобраться и в его проблемах, если бы он доверился ей.

Марк взял штопор и начал открывать бутылку.

– Кадр первый – послеполуденная жара. Не продохнуть. И повсюду тела, по обеим сторонам дороги, груды тел на повозках, накрытые и открытые, но для тебя это не имеет значения.

Он вытянул пробку из бутылки и разлил вино в стаканы.

– Еще один кадр бесконечной ленты – женщины, старики, дети, все в отчаянии, все стремятся бежать, поскольку мятежники, или террористы, или армия, или еще черт его знает кто возвращаются.

Он подал ей стакан, невесело улыбаясь.

– Не хватает ни пищи, ни медикаментов, ни одежды. А ты трясешься в джипе с камерой, ничем не в силах им помочь, ты можешь только снять все это. И люди смотрят на тебя с надеждой, когда ты говоришь им, что их увидят во всем мире и помощь придет. Они ничего не отвечают, но в их глазах ты можешь прочесть все, что они думают.

Марк поднес стакан к губам и, отхлебнув немного, снова поставил его.

– Потом начинается стрельба. Все привычно. Люди бегут в укрытие. Ты поворачиваешь камеру и видишь, что шофер убит. А стрельба продолжается. Еще и еще. Теперь уже целенаправленно стреляют в джип. Люди смотрят, и в это время появляется человек, тоже с камерой, перекинутой за спину. Он направляет камеру на тебя, он снимает тебя, так же как ты снимал его только что. – Марк снова улыбнулся и поднял стакан. – «Я помогу вам», – говорит он. Ты пытаешься вытащить из джипа тех, кто ранен, но еще жив. Ты заставляешь его пригнуться, пока возишься с раненым.

Его рука немного дрожала, когда он опустил стакан.

– Потом появляется острая боль в плече. В тебя попали. Ты закатываешься под машину. Друг, которого ты пытался спасти, уже мертв. Ты ничего не можешь поделать, даже себе ты помочь не в силах. Человек с камерой, стоя на коленях, продолжает снимать тебя. «Эта пленка пойдет в сегодняшние новости, – говорит он. – Большего мы не сделаем», а вдали слышен вой сирен, значит, помощь уже близко. Но в эту минуту ты начинаешь понимать, что сам ты не совершил ничего доброго и благородного. Ты всего лишь зритель, турист. И в то же время ты знаешь, что тебе легче умереть, чем отказаться от своей работы.

Он подошел к постели и сел на краешек.

– Поэтому не стоит слишком уж превозносить мой героизм там, около кафе. Я просто работал. И возможно, завтра все это повторится.

– Завтра, – задумчиво произнесла Рейчел.

Завтра снова будет полнолуние, и ее мечтам наступит конец.

Но она все еще не хотела поверить в это. Этот мужчина, который был способен так сильно любить, ничем не хотел себя связывать. Разочарованный и недовольный собой, он не понимает, что кто-то мог привязаться к нему столь сильно, что расставание с ним сделалось непереносимым.

Она села рядом с Марком на постель, заглядывая в его синие глаза. Неужели она ошибалась и эта любовь была всего лишь плодом ее воображения?

– Значит, у тебя уже есть билет? – спросила она.

– В кармане. Я должен был сказать тебе об этом раньше…

– Ничего, все в порядке. – Рейчел погладила его по щеке. – Но лучше, если ты будешь знать об этом… Во-первых, я люблю тебя. Во-вторых, я никогда не забуду тебя, потому что ты самый замечательный любовник на свете и самый храбрый из всех мужчин, каких я встречала. И хотя ты и не веришь в это, но я знаю, что ты мог бы стать прекрасным мужем и прекрасным отцом.

Рейчел расстегнула платье и сбросила его на пол. Никогда еще она не была так охвачена страстью, как перед расставанием. Что-то темное и волнующее было в горечи охватившего ее чувства. Марк обнял ее и привлек к себе так близко, что она явственно различала стук его сердца. Она слабо улыбнулась:

– Мне почему-то кажется, что ты тоже хотел бы признаться мне в любви. И я бы с удовольствием тебе поверила.

Она подняла руки и начала расстегивать его рубашку, легонько проводя длинными ногтями по его груди.

– Я сказала тебе, что моя дверь всегда открыта для тебя. Возможно, это звучит старомодно, но, если бы мы верили, что действительно любим друг друга, для нас не было бы ничего невозможного.

Рейчел потянулась к нему и поцеловала в губы. Но он только пробормотал что-то невнятное, и она снова запрокинула голову.

– Только тебе я могу сказать то, что сейчас говорю. – Ее пальцы перебирали волосы Марка. – Ведь обычно я очень стеснительна… – Она уселась к нему на колени, неотрывно разглядывая его улыбающееся лицо. – Подумай, что ты со мной сделал.

Она поднялась и, обхватив себя руками, выжидательно смотрела на него.

– Рейчел… – Он резко поднялся с постели.

– Что-то не так? – Ее кожа пылала от предчувствия его ласк, она тряхнула головой и рассмеялась.

Марк сжал ее в объятиях, и они оба упали на постель, роняя подушки и сбивая простыни. И пока Рейчел, ощущала тяжесть его тела и могла спрятать свое лицо на его плече, ей казалось, что она слышит дыхание луны.

Глава 19

Администрация «Шато де Моро» даже в пляжном отеле поддерживала атмосферу бельгийской респектабельности. Белые отутюженные рубашки и вышколенность персонала, обращавшегося к гостям исключительно «мадам» и «месье», предупредительность служащих в любых мелочах – все здесь служило примером идеального сервиса.

В этом году показ мод обещал быть грандиозным зрелищем. Огромный, ярко освещенный зал был отведен для подготовки моделей. Ленч подавали на террасе, но пока организаторы мероприятия и жюри мирно вкушали пищу под пальмами, в зале моделей, именуемом Белым салоном, царила полная неразбериха. Все разговаривали одновременно, выкрикивали имена друг друга, смеялись и тряслись от волнения. Каждый, кто находился в комнате, был озабочен исключительно своими собственными нуждами. Каждый думал о том, какая пропасть отделяет победителя от тех, кто останется во мраке неизвестности. И только один из них удостоится этого звания.

Поскольку вход в зал был ограничен и, кроме участников и моделей, никто не мог туда попасть, Рейчел одиноко бродила между рядами, пытаясь вспомнить, прихватила ли она с собой аспирин, или разыскивала вешалку с табличкой, где значилось ее имя. Каждому участнику было выделено полтора метра, три вешалки, зеркало в полный рост и скамейка. Конечно, эти владения не были отгорожены одно от другого, отделяли их друг от друга лишь чисто условные границы.

Рейчел отыскала свое место между Тарой Банже и Чедом Бьюбаром. Как и большинство участников, Тара и Чед уже находились в Белом салоне, стремясь лучше подготовиться. Рейчел, однако, предпочла переждать самый пик ажиотажа.

Марк неотлучно находился с ней, все время подбадривая ее. Он даже не на шутку рассердился, когда она готова была от страха вернуться с полпути.

Ее смешило, что он так настойчиво верил в ее победу.

Зная, что сейчас она не должна расхолаживаться, Рейчел отгоняла от себя любую мысль о том, что Марк вскоре покинет ее. Она старалась думать обо всяких пустяках, лишь бы не впасть в состояние уныния.

Тара уже нарядилась в свое творение – очаровательное платье для коктейлей, сделанное из лайкры, подчеркивавшей ее идеальные формы. Чед же воспользовался услугами девушек-моделей для презентации своего ансамбля. Они без умолку переговаривались и без конца сновали друг к другу через территорию Рейчел.

Она почувствовала гордость за свое платье, когда, достав его и повесив на вешалку, заметила, что девушки в восхищении умолкли:

– Любопытно, – сказала Тара и протянула Рейчел руку, знакомясь с ней.

– Отличная работа, – согласился Чед, поцеловав Рейчел в щеку и пожелав ей успеха. Затем он добавил: – Знаешь, у меня есть помада, которая идеально подойдет к этому шедевру. – Он повернулся к одной из своих моделей и спросил: – Ну и как тебе?

Молодая китаянка улыбалась, глядя через ряды кресел, темнокожему мужчине, только что приветственно кивнувшему ей.

Рейчел была довольна и произведенным впечатлением, и дружеским участием ее соседей.

– Рейчел Бэнкс, – услышала она. – Есть тут Рейчел Бэнкс?

– Я здесь, – сказала она, махнув рукой.

Служащий отеля прошел к ней через ряды собравшихся с конвертом в руке.

– Марк Робинсон просил вручить вам это прямо сейчас.

Рейчел уставилась на конверт, даже не заметив, что посыльный уже исчез в толпе. Затем она заглянула внутрь и рассмеялась тому, как точно Марк угадал, в чем она сейчас больше всего нуждалась.

Это была та самая фотография, которую они сделали совсем недавно. Гарри, Эмили, Джулия, Марк… и у всех совершенно одинаковое растерянно-дурацкое выражение на лицах.

На обратной стороне она прочла надпись, сделанную Марком: «Пусть мы и не красавцы, но мы все тебя очень любим. Марк».

Оживление в другом конце зала заставило ее оглянуться. Там стоял мужчина средних лет с густыми светлыми волосами, парадно одетый. Рейчел узнала его. В течение многих лет она видела его фотографии в журналах мод. Показы в Париже, в Риме, Нью-Йорке, Милане.

Он держался по-королевски, снисходительно кивая знакомым и принимая восторженные приветствия и благоговейный шепот окружающих как нечто само собой разумеющееся. Рейчел он даже не заметил – проходя около нее, он смотрел совсем в другую сторону. А она стояла, завороженная тем, что вдруг ее кумир оказался так близко от нее, что она могла дотронуться до него рукой. Но, взяв себя в руки, она снова вернулась на свое место и продолжила готовиться к конкурсу. Теперь ей недоставало только обещанной Чедом помады.


Марк оглянулся, пробравшись поближе, перед ним только три человека стояли у входа в зал. Он сжимал в руках билет, внимательно следя за происходившим, пока не заметил Аманду и Броуди, спешащих к нему через фойе.

– Рейс задержался, – сказала Аманда. Она держала Броуди под руку и приветливо улыбалась Марку. – Она хоть знает, что мы должны приехать?

– Насколько я знаю, нет, – ответил Марк.

Броуди пожал ему руку.

– Можно ли будет подойти поближе?

Очередь у входа немного продвинулась.

– Пятый ряд сверху, – сказал Марк, подавая билеты женщине у двери. – В правом конце.

– До сих пор не могу поверить, что она здесь, – сказала Аманда, когда они заняли свои места. Она с интересом взглянула на Марка. – Что ты собираешься делать с платьем, когда закончится показ?

Люстры медленно тускнели и вскоре погасли, громкий и звучный голос со сцены положил конец разговорам в зрительном зале. Марк так и не успел ответить на вопрос Аманды.

– Леди и джентльмены, сегодняшний показ представит вам лучших из лучших, талантливых молодых дизайнеров и модельеров.

Рейчел стояла между Тарой и моделями Чеда, придерживая ногой табличку со своим номером и прислушиваясь, как голос на сцене призывно выкрикивал: «Первый, второй, третий…»

Они поднимались втроем, но пока один из них проходил по подиуму, двое других ждали на сцене.

У каждого участника было пятнадцать секунд. Объявлялось имя, затем очередь двигалась дальше, и все было закончено.

«Седьмой, восьмой, девятый».

Рейчел посмотрела на свою табличку, продвигаясь вперед. Она должна была улыбаться, если рассчитывала на победу.

– Мы здесь, – сказала Тара, держа перед собой свой номер.

– Ой, мамочка… – прошептал Чед.

Рейчел подняла свою табличку и проследовала на сцену.

Яркий свет ослеплял ее, но она уже видела, как Тара возвращается назад по подиуму.

От волнения не чувствуя под собой ног, Рейчел продолжала улыбаться, стараясь справиться с волнением.

– Рейчел Бэнкс, голубое свадебное платье, сделано ею в ее собственном ателье во Флориде.

Путь был свободен. Рейчел посмотрела на членов жюри, показала свой номер, надеясь, что никто не заметит ее паники.

Первый шаг, второй шаг… она шла ровно, что само по себе было весьма хорошим предзнаменованием. Она посмотрела прямо на фотографировавшего ее корреспондента, все следили за ней очень внимательно и специально для ее прохода передвинули камеру, это явно был добрый знак…

Она дошла уже почти до конца подиума, когда заметила вдруг Аманду и чуть не остановилась от неожиданности. Аманда размахивала руками и всячески подбадривала ее. Рейчел собралась и продолжила свое шествие, глядя теперь на Броуди, рядом с которым сидел Марк.

Он улыбался ей, зная, что она обязательно отыщет его в зале.

Сейчас она казалась ему такой красивой, хрупкой и одинокой в этом платье из шелка и атласа.

Рейчел дошла до конца подиума, и он невольно поднялся с места. О, он очень ею гордился, этой отважной и сильной женщиной, которая вкладывала свою душу и всю свою страсть во все, что она делала, не боясь рисковать, не боясь поражения.

Она постояла мгновение, слыша громкие аплодисменты, и улыбнулась, глядя прямо на вспышки фотокамер. Но Марк знал, что улыбка ее предназначалась только ему одному в этом зале.

Потому что она любила его и он любил ее, и не было никаких иных объяснений.

Ее признание прозвучало так естественно, что он не мог и не смел ему не поверить. Она говорила ему, что он мог бы провести с ней всю жизнь, чудесную, полную счастья и любви, совсем не похожую на ту, что оба они вели прежде. И все же она не умоляла его, не просила остаться.

Марк опустил руку в карман и нащупал билет на самолет, напомнивший ему о том, что они должны расстаться.

Рейчел повернула назад, время ее вышло, она опять прошла перед жюри. Следующая модель уже шла следом слегка танцующим шагом, привлекая к себе внимание публики. Не интересуясь более происходящим, Марк сел на свое место и, сняв пейджер с пояса, прочитал последнее сообщение, поступившее, когда Рейчел только вышла на сцену.

Перед судьями Рейчел слегка замедлила шаг и сделала финальный поворот, используя свой последний шанс произвести впечатление. Краем глаза она заметила, что зал немного заволновался. Она оглянулась.

Но Марка среди зрителей уже не было. Рейс был забронирован, Лондон ждал. Она оставалась совершенно одна с ее несбыточными мечтами.

Продолжая улыбаться, Рейчел шагала дальше. Он поступил честно, он ничего ей не обещал, ей не на что было сетовать. Но какое-то время он все же принадлежал ей, и этого у нее никто не может отнять.


– Какая разница, победишь ты или нет, ты была так хороша на сцене, – сказала Аманда, прикладывая к себе голубое платье и любуясь на себя в зеркало. – Нет, все же тебе оно идет гораздо больше.

Рейчел подняла голову от сумки, в которую укладывала вещи.

– Тебе просто нужна подходящая помада, – улыбнулась она в ответ на скептическое выражение лица Аманды. – Чед меня этому научил.

Она наблюдала, как Аманда вешает платье, довольная, что та справилась без ее помощи. Когда участники вышли на террасу, ожидая объявления результатов, Рейчел и Аманда разыскали Броуди.

Броуди занял для них уютное местечко в баре, и Аманда принялась болтать без остановки. Рейчел слушала вполуха, но за все время имя Марка ни разу не было упомянуто.

Аманда взяла сертификат Рейчел и, помахав им, заметила:

– Не знаю, как насчет помады, но вот на это чихать не стоит.

– Я и не чихаю, – сказала Рейчел. – Я счастлива, что он у меня есть.

Она поставила сумку и высыпала перед Амандой кучу визиток.

– Это заказчики из Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Чикаго, которые хотели бы воспользоваться моими услугами. Это они мне насовали.

Аманда взглянула на карточки:

– Впечатляет.

– Это именно то, чего я и хотела. – Рейчел сгребла их обратно в сумку.

Она говорила правду. Эти визитки доказывали, что она пользовалась успехом как дизайнер одежды. Для гостьи из курортного города это был совсем неплохой урожай. Она была талантлива и настойчива, у нее были силы, чтобы пробиться. Возможно, со временем она могла бы сделать карьеру в Милане, Нью-Йорке или Париже. Но в глубине души Рейчел знала, что хотела она совсем другого.

Ее радовало, что она сумела вписаться в мир моды, что ее работу оценили по достоинству. В рекламе своей фирмы или своего лейбла она не нуждалась. Да и ателье ее было слишком мало для этого.

Она вытащила фото, которое передал ей Марк. Вот это и было то, в чем она нуждалась. Хорошие друзья, семья и возможность заниматься любимой работой. Ей недоставало только Марка.

Рейчел убрала снимок, не позволяя себе думать об этом. Ей всегда хотелось плакать, когда подобные мысли приходили ей в голову. Но от слез растеклась бы тушь на ресницах, пришлось бы умываться, ждать, пока нос перестанет быть красным, чтобы можно было появиться в фойе. Теперь ей хотелось поскорее вернуться домой. И вновь начать жить без него.

Она села на диван, на котором были разбросаны ее вещи, одежда и косметика.

– Кажется, у вас все очень неплохо с Броуди?

– Я стараюсь об этом не думать.

Рейчел покачала головой:

– К чему так говорить…

– К тому, что, может, и правда все хорошо, лучше, чем было всегда, но я боюсь сглазить. И не слишком обольщаюсь. – Аманда погладила рукой платье и улыбнулась открыто и смело, что совсем не походило на ту усмешку, которая обычно кривила ее губы. – Знаешь выражение – не клади в одну корзину всех цыплят…

– Яйца, – поправила ее Рейчел, не понимая, о чем идет речь.

Сейчас Аманда выглядела так, как выглядели те невесты, что приходили к ней заказывать платья, она узнавала и этот взгляд, и эту улыбку. Аманда Гудмэн явно была влюблена.

– Он попросил меня приехать… – проговорила Аманда и вдруг умолкла на полуслове. – Прости, может быть, не стоит об этом.

– О Марке? Ерунда… – Рейчел поднялась и взяла ее за руку, стараясь не обращать внимания на блеск в глазах Аманды и не поддаваться зависти. – Я была к этому готова. Мы отлично провели время.

– И правда отлично…

Аманда отошла от нее. И тут Рейчел увидела его. Он стоял прямо перед ней, засунув руки в карманы, странно и нежно улыбаясь.

– Отлично… – повторила Рейчел, не понимая, что случилось и как это может быть.

Казалось, пройдет мгновение, и он исчезнет, растает подобно видению.

– Мы будем в баре, – сказала Аманда, оставляя их.

Рейчел хотела было окликнуть ее, попросить остаться. Но Марк уже подошел к ней, произнося какие-то незначительные слова. Как ей хотелось, чтобы он прикоснулся к ней, обнял ее, защитил от непереносимого чувства разочарования. Но вместо этого она вручила ему свою сумку.

– Это мило, – сказала она, доставая защитный чехол для платья. – Я и подумать не могла, что ты поможешь мне отнести вещи в самолет. Но только знай, я хочу подарить это платье тебе. Я пришлю его по тому адресу, который ты мне дашь.

– Рейчел…

Она повернулась к нему:

– Не спорь со мной. Это твое платье. Оно всегда было твоим. Если ты не дашь мне адреса, я раздобуду его через агентство.

Она вынула ручку и блокнот из сумки и протянула их ему.

– Напиши мне свой адрес немедленно.

Рейчел не смотрела, что он нацарапал в блокноте; она накидывала чехол на платье и занималась последними приготовлениями.

– Готово, – сказал Марк и вернул ей блокнот.

И вот что там было написано. «Марк Робинсон, ателье свадебных платьев, Мадейра-Бич».

Рейчел смотрела на него в недоумении, ничего не понимая.

– Что это значит?

– Мой адрес, – улыбнулся он. – Я надеюсь, что он станет моим после моего завтрашнего разговора с миссис Демпстер.

Рейчел внимательно изучала его с ног до головы, словно пыталась усмотреть какой-то подвох в самом его внешнем виде.

– Но ведь ты ушел…

– Мне пришло сообщение как раз во время твоего выхода.

Она отвернулась.

– Лондон? – В ее голосе не было ни горечи, ни обиды.

– Не Лондон, – ответил он, подождав, пока она повернется к нему. – Сообщение было от Софии. И там значилось – «срочно».

– Срочно? – Она подошла к нему. – Мне казалось, что с ней неожиданностей не случается.

– Я тоже так думал. Но все же позвонил.

– И что?

Он прикусил губу.

– Рейчел, Чак умер.

Она порывисто обняла его и прижалась к нему, положив голову на грудь.

– Что случилось?

Он очень осторожно приподнял ее голову.

– Тело нашли утром. Он был убит.

– Он так и не увидел ее, – прошептала Рейчел.

– София чувствует себя виноватой, – сказал он, вздохнув. – Но ничего не поделаешь. Теперь ты понимаешь, почему я не мог вернуться.

Они действительно сделали все, что могли, и он, и Рейчел, никто ведь не знал, что это окажется бесполезным.

– Рейчел, мне очень тяжело. Я так привык к смертельной опасности, что потерял способность радоваться жизни, просто жить, но, когда я встретил тебя, я почувствовал, что могу все это обрести вновь.

– Ты не должен говорить этого, – отозвалась она со слезами в голосе.

Его слова причиняли ей невыносимые страдания, снова возвращая веру в то, что они не расстанутся, для нее было бы слишком тяжелым испытанием сейчас потерять его снова.

– Ты должна это знать, если я тебе небезразличен. Я люблю тебя и всегда буду любить. Но единственное, чего я не могу пообещать – что я стану тебе таким мужем, какого ты достойна.

Она подняла голову и посмотрела на него:

– Мужем?

– Даже если я уйду из агентства, у меня не получится работать с девяти утра до пяти вечера.

Она поднялась на цыпочки и почти шепнула ему на ухо:

– Я согласна.

И поцеловала его в подбородок, пока он улыбался в ответ на ее последние слова.

– Я уже кое с кем договорился, нашел продюсеров и надеюсь на учреждение фонда для создания независимых фильмов.

Рейчел поцеловала его в шею.

– Ты уверен, что справишься?

– Да, но без поездок и встреч мне не обойтись.

– Придется мне давать тебе завтрак с собой, – засмеялась Рейчел.

Марк поднял голову и очень серьезно посмотрел на нее:

– Рейчел, я хочу, чтобы ты поняла, что я прошу тебя стать моей женой.

Она улыбнулась:

– Я же ответила тебе, что согласна. – Ее лицо вдруг стало очень сосредоточенным. – Я знаю, какой будет наша свадьба, я всегда представляла себе все именно так. Но только я не предполагала, что встречу такого человека, как ты. Ты многое изменил во мне. Теперь я знаю, что, даже если твоя работа будет отнимать у тебя много времени, я буду терпеливо ждать твоего возвращения. Ведь ты всегда будешь возвращаться?

– Всегда, – пообещал Марк, оглядываясь на шум приближающихся шагов. Участники конкурса покидали отель вместе с моделями. – Едем домой, – сказал он, снимая платье с вешалки и перекидывая его через руку.

– Не спеши.

Марк удивленно посмотрел на нее.

– А как насчет детей?

Он взял ее сумку.

– Столько, сколько ты захочешь.

– А свадьба на пляже?

Он поцеловал ее в щеку.

– На закате, как ты всегда мечтала.

Но Рейчел все не унималась:

– А бифштекс «веллингтон» на обед?

Марк покорно кивнул и добавил:

– И ни кусочка сладкого.

– Не смейся надо мной, – сказала Рейчел, обнимая его уже в дверях, – я знаю место, где продается замечательный ореховый торт.


home | my bookshelf | | Свадебный наряд |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу