Book: Только по приглашению



Только по приглашению

Кэтрин Крэко

Только по приглашению

ПРОЛОГ

– Миссис Лэттимор?

Кэлли Лэттимор обернулась и увидела, как фотограф нацелила на нее объектив. Кэлли быстро поправила рукой кудрявые рыжие волосы и, прежде чем войти из промозглого январского холода в приятное тепло ресторана, задержалась у входа в «Le Circue», чтобы молодая девушка в простом хлопчатобумажном костюме смогла ее сфотографировать.

– Здравствуйте, миссис Лэттимор.

– Здравствуйте, Бруно. Миссис Монтини и миссис Баррет уже приехали?

– Здесь миссис Монтини, миссис Баррет пока нет, – сказал Бруно, помогая Кэлли снять пальто. Он передал его гардеробщице и улыбнулся, когда Кэлли получила номерок.

– Все в порядке.

– Кэлли, дорогая! – кто-то окликнул Кэлли от стойки.

– Ах, графиня! – Кэлли пожала унизанную кольцами руку женщины, нестареющий, похожий на скульптуру профиль которой довершал черный шерстяной тюрбан.

– Как держится сенатор? Эта комиссия по преступности… в ужасное дело ввязался твой муж!

– О, Пол держится отлично. Он выносливый. – Кэлли засмеялась, но внезапная острая боль пронзила ее, когда она вспомнила про анонимные телефонные звонки, нарушавшие их ночное спокойствие, угрозы, не дававшие ей заснуть, сверхнадежную охрану, которую Пол нанял в Истхэмптоне и Бэдфорде.

– Ну ладно, целую тебя, дорогая. Наслаждайся ленчем.

– Спасибо. Я скажу Полу, что ты спрашивала про него.

Кэлли прошла вслед за Бруно, сопровождаемая любопытными взглядами посетителей, оторвавшихся от артишоков и зеленых салатов. Сидевшая за столиком Лили выглядела как всегда эффектно – светлые волосы, собранные в пучок, высокие скулы, ямочки на щеках и серо-голубые смеющиеся глаза; черный костюм «Шанель», украшенный потрясающими нитками жемчуга. За все годы, что они знали друг друга, Кэлли так и не смогла привыкнуть к ее красоте. Кэлли села рядом с ней, и Лили поцеловала ее в щеку.

– Давно здесь? – спросила Кэлли.

– Только несколько минут. Читала заметку Мэгги сегодня утром? Она пишет, что бенефис «Роял Пальмс» будет благотворительным праздником десятилетия. Самый престижный праздник с тех пор, как прошел бум по поводу дня рождения Малькольма Форбса Мароккана. – Лили рассмеялась.

– О Господи, я надеюсь, что мы не откусили больше, чем сможем прожевать, – сказала Кэлли. – На нас давят сроки, но я полагаю, что мы справимся.

– Сейчас не время сомневаться, Кэлли. Только представь себя на месте Малькольма Форбса или Трумена Кэиоте, или, еще лучше, Марии-Антуанетты, блестящей устроительницы приемов. Но, в конце концов, это прием совсем другого рода, правда?

– Разница в одном. «Роял Пальмс» слишком много значит для нас. Что касается Марии-Антуанетты… Не могла бы ты рассказать мне про эти фрески? – Она указала на стену справа от себя. – Мне уже давно интересно, почему все эти обезьяны одеты в платья Марии-Антуанетты. Они мне всегда казались отвратительными.

– Это старинные французские фантазии… Ах, посмотри, сюда идет Марси.

Они обернулись, чтобы взглянуть, как Марси Баррет, гибкая и длинноногая, скользила по узкому проходу между столиками; короткая темно-синяя юбка ее едва касалась колен, блестящие прямые каштановые волосы дрогнули, когда она кивнула, завидев своих знакомых.

– Я, наверно, ужасно опоздала? – спросила она, усаживаясь в кресло, которое любезно пододвинул Бруно.

– Нет-нет, ты вовремя, мы только что пришли, – сказала Кэлли.

– «Сан-Пелегрино» с лимоном, – бросила Марси через плечо официанту. – Скажите, вы видели заметку Мэгги Лоуэлл?

– Я только что узнала об этом, – сказала Кэлли, – нам нужна реклама, но вся эта шумиха меня нервирует.

– Подожди, скоро «Ярмарка тщеславия» завоюет все прилавки.

Кэлли рассмеялась.

– Да нет, все нормально. Я только хочу сказать, что еще очень много надо организовать. В конце концов, макет «Ярмарки тщеславия» готов, кроме обложки, конечно.

– Хорошо, мы займемся этим сегодня, – сказала Лили. – А сейчас давайте что-нибудь закажем. Я бы съела телячьей печенки, просто умираю от голода.

– Я, буду паштет, – заявила Кэлли.

– Боже, вы что, хотите, чтобы вас попросили отсюда? – удивилась Марси. – Вы что, ничего не знаете? Посмотрите вокруг. Здесь женщины могут позволить себе съесть не более нескольких листиков салата. Мне придется поддержать репутацию нашего столика. Я буду салат… и, – она подняла пустой бокал, – еще один «Сан-Пелегрино».

На фоне приятного звяканья стекла, фарфора и серебра и мягкого стаккато голосов, громкий и резкий смех потряс воздух, как ружейный выстрел. Никто из постоянных посетителей не оторвался от своих блюд. Они только приподняли брови или слегка вздохнули. Каждый из них понял, что Констанс Маккэй села за столик графини…

Констанс, чья когда-то спортивная миловидность огрубела от слишком большого количества солнца и джина, чья экстравагантно дорогая одежда теперь была всегда помята, и чьи когда-то шелковистые светлые волосы стали сейчас некрасивыми и спутанными. За соседним столиком послышалось приглушенное: «Выпить, как всегда».

Легкая тень симпатии пробежала по лицу Марси.

– Ладно, к делу, – сказала Кэлли. – Я побывала в «Фабулоуз фуд» и оформила заказ на все дни… В субботу днем – закуска и шампанское для художественной выставки, вечером – обед перед премьерой, в воскресенье – буфет перед аукционом, и праздничный обед в Бель-Риве вечером. Я принесла копии меню. Просмотрите их, может быть, у вас будут какие-нибудь предложения. Мы еще успеем внести изменения, хотя я бы предпочла покончить с этим.

Кэрри подобрала музыку к воскресенью, а Давэ готовит цветы. Лили, я знаю, что у тебя с выставкой дел невпроворот, но, может быть, ты бы занялась этим вместе с ним? Ты так хорошо умеешь обращаться с цветами!

– Хорошо, возьму это на себя, – пообещала Лили. – Как дела с фильмом, Марси? Он будет готов к премьере в субботу вечером?

– Его сейчас монтируют, но к субботе он будет готов. Я собираюсь в Лос-Анджелес за пленкой. О, Господи! Они все слабоумные. – Марси вздохнула. – В целой компании не хватит тестостерона и на одного нормального мужчину. – Она отодвинула вазочку с ярко-красными лилиями. – Но есть и хорошие новости. Я говорила с Мэрил и Полем, и они обещали быть, так что далее если у нас не будет фильма, то «звезды» нам обеспечены. – Она засмеялась. – Не волнуйся, Кэлли. Я абсолютно спокойна, даже если заставят отдать мое «дитя» этим кретинам. Могу действовать, как разъяренный бульдог, и не дрогну. Я в наилучшей форме. Честно.

– Вот и отлично. Как продвигаются дела с выставкой, Лили?

– Да, я бы хотела поговорить с тобой об этом. Решила показать работу Люка.

– О Боже, Лили, – мягко сказала Кэлли, – ты уверена, что справишься? Этого не было с тех пор, как Люк умер, и, принимая во внимание все, через что тебе и Джерри пришлось пройти…

– Да. Я много думала об этом, говорила с Джеррж и Жан-Клодом. Решили, что картины заслуживают, чтобы их показать. Я выставлю только серию последних работ. Она действительно интересна… Захватывающа. – Лили замолчала, вытерла слезы и откашлялась, она внезапно охрипла. Потом неожиданно улыбнулась. – Ручаюсь, что графиня сразу узнает об этом. У нее самая впечатляющая коллекция модернистов, и она ни за что не пропустит нашу выставку. Правильно, что будет Ван-Гог – для блеска и престижа. Конечно, я включу несколько полотен из запасников галереи… И Луис согласился заняться распродажей. – Она посмотрела на часы. – Надо поесть. Мы должны быть в студии Фабиани через час с небольшим.

– Видишь! Все-таки некоторые вещи никогда не меняются, – улыбнулась Марси. – Когда мы работали в агентстве, моим самым заветным желанием было достичь такого успеха, чтобы я могла обедать в хорошем ресторане и не торопиться вернуться на работу. Теперь мы все неприлично богаты, у нас лучший столик в «Le Circue», и мы все так же торопимся в студию после обеда. Наверное, что-то мы делаем не то!

Джозеф Ди Стефано стремительно шагал по мраморному вестибюлю здания суда. В левой руке он держал тяжелый кожаный портфель. Подойдя к киоску, он нащупал в кармане мелочь большим и безымянным пальцами правой руки – двумя уцелевшими на ней.

– Как дела, советник? – Человек из киоска сгреб мелочь и вложил газету в протянутую клешнеобразную руку Ди Стефано.

– Да, как дела?.. – Худое сморщенное лицо Ди Стефано не выражало ни тени улыбки. Внезапно его взгляд упал на блестящую обложку журнала, с которой на него смотрели три женских лица. Одно было царственно холодным лицом сероглазой блондинки, второе лицо – свежее, нежное, с проницательным взглядом, обрамленное умопомрачительной копной рыжих кудрей. В третьем лице читалась сильная открытая красота, прямые каштановые волосы завершали картину; большие широко посаженные карие глаза смотрели на него, не мигая – без сомнения, это была его сестра. Крупными буквами на обложке был выведен заголовок: «Красота, благополучие, сила: три женщины, имеющие это все».

– Сколько стоит? – спросил он.

– Два пятьдесят.

– Иисус-Мария, – пробормотал он, доставая три купюры. Вложив журнал в газету, он сунул его под мышку и устремился к массивным дверям. Быстро спустившись по лестнице, он завязал вокруг тонкой шеи шарф, ловко орудуя покалеченной рукой, и застегнул кашемировое пальто, чтобы укрыться от пронизывающего мартовского ветра. Не дожидаясь, пока вспыхнет зеленый, он устремился по Уорс-стрит мимо машин к ожидавшему его «линкольн-континенталю».

– Как дела, Джимми?

Толстый мужчина с крупными чертами лица, сидевший за рулем, потушил окурок сигары. Не поворачивая головы, он закрыл глаза и резко выдохнул отвратительный дым.

– О чем ты, Джо? На мосту идут работы, и вплоть до Сэкета сплошные пробки, – он повернул ключ в замке зажигания, и взгляд его упал на журнал.

– Что за черт, Джо? Какой-нибудь женский журнал или еще что-то в том же духе?

– Нет, это такой журнал мод, ну, знаешь, одежда и все такое. Я купил его для матери.

– Твоя мать читает такую ерунду? – вопрос Джимми прозвучал недоверчиво.

– Нет, не особенно, но на обложке этого журнала – моя сестра.

Джимми взглянул на него удивленно и одновременно подозрительно. Он и так относился скептически к гладкой стрижке Джо, его слишком мягкому пальто и полированным ногтям – даже на изуродованной руке. Джимми не нравился такой тип. Не очень-то хорошо для дела, так бы он выразился.

– Что же делает твоя сестра в этом журнале?

– Она пишет.

– Пишет? Ты имеешь в виду – пишет рассказы или что?

– Ну да.

– И чем же она здесь отличилась? Написала рассказ для этого журнала?

– Нет, тут рассказ про нее.

– Ну, ты даешь!

Джо совсем не хотел затевать этот разговор. Марси – это его больное место, пропасть между ними слишком широка, чтобы вот так просто это обсуждать.

– Послушай, останови у «Голубого фонаря». Я бы поел, – сказал Джо. – Здесь неплохие кальмары.

– Я высажу тебя, а сам уеду. Там что-то затевается, надо вернулся к пяти тридцати.

Джо знал об этом лучше, чем кто-либо, а кроме того, он предпочитал обедать в одиночестве.

Джо занял место у самой дальней стены, где его никто не сможет побеспокоить. Если бы он хотел компании или разговоров, он бы сел напротив входа, там все подходят к стойке, приветствуют друг друга. Здесь, сзади, он будет один. Доминик убрал пустые тарелки и поставил блюдо с кальмарами.

– Что-нибудь еще, Джо? Может быть, немного салата?

– Нет, спасибо, Доминик. Принеси мне вина.

– Ну конечно, Джо. Сейчас.

Джо положил журнал на стол и открыл его на странице с фотографией Марселы Ди Стефано Баррет, Лили Паскаль Монтини и Кэлли Мартин Лэттимор за обедом у Мортимера. Он быстро пробежал глазами статью о трех женщинах, которые, как говорилось, были старыми подругами, а сейчас работали вместе над организацией какого-то большого благотворительного праздника в Истхэмптоне следующим летом. «Крупнейший благотворительный праздник десятилетия» – так выразилась Мэгги Лоуэлл, автор статьи. Он перевернул блестящие страницы с фотографиями женщин в их шикарных жилищах, нашел раздел посвященный Марси. На одном из двух снимков она была в старом загородном доме с серой кровлей в Саг Харборе, в дальнем конце фотографии в Саг Харборе она сидела напротив стены, увитой геранью, с кошкой, рядом ее муж, приветливый светловолосый мужчина в клетчатой рубашке. Джо никогда с ним не встречался. На снимке в Малибу она была в бикини. Лежала, вытянувшись, в шезлонге, длинные ноги и стройное тело покрыты безупречным калифорнийским загаром. Марси улыбалась ему. «Все также классно выглядит», – подумал он. На обороте статья заканчивалась; темные глаза, смотревшие на него с укором с глянцевой страницы, заставили его вздрогнуть. Он перевел взгляд с взволновавших его фотографий на подписи, сопровождавшие их. Джо не испытывал особой приязни к цветистому слогу Мэгги Лоуэлл и быстро пробежал глазами: «благосклонно принимаемый критикой писатель… произведения последних лет имели большой коммерческий успех… по новому роману поставлен фильм, премьера которого состоится на празднике в Истхэмптоне следующим летом».

– Блеск-девочка Марси, – пробормотал он. – Блеск-девочка.

Он перевернул страницу, на которой была блондинка. «Иисус-Мария, как выглядит», – подумал он. Джо вдруг осознал, что за всю свою жизнь не встречал такой прекрасной женщины, как эта Лили Паскаль Монтини… Светлые волосы до плеч, нежные черты лица, холодные серые глаза, королевская осанка.

– Какая девочка, – пробормотал он, лениво проглядывая фотографии и текст: «художественный директор… коллекционер… организатор художественной выставки и аукциона на празднестве в Истхэмптоне… жена миллиардера, торговца недвижимостью Джерри Монтини…»

– Что за черт! – вырвалось у Джо, он почти рассмеялся, что было на него совсем не похоже. Он рассматривал фотографию, сделанную в огромной, уставленной цветами квартире на Пятой Авеню. Лили с мужем; он – в безупречно сшитом итальянском костюме, напротив камина; над камином – живописное полотно Кунинга. Человек на фотографии, хотя и был одет лучше, чем когда Джо знал его, без сомнения, был тот самый Джерри Монтини, который жил в соседнем доме, когда они были детьми. Просто невозможно было представить себе этого плотного юнца, сына Пэтси Монтини, женатым на такой богине и вращающимся в высших кругах. Джо знал, что Джерри добился успеха в торговле недвижимостью, он видел его на поминках Пэтси, но никогда его богатое воображение не могло поставить Джерри рядом с такой женщиной. В статье говорилось, что Марси, эта Лили и рыженькая дружат уже почти двадцать лет… Может быть, Марси их познакомила? Как еще эти двое могли встретиться? Они как будто с разных планет.

– Иисус-Мария, – пробормотал он в салфетку, вытирая губы.

– Что-нибудь еще, Джо? – поинтересовался Доминик.

– Только кофе, – попросил он, пока Доминик убирал посуду и менял скатерть.

Джо лениво перевернул страницу. Хорошенькая, зеленоглазая, рыжая улыбалась ему. Она чем-то отличалась от двух других… Менее напористая, чем Марси с ее темными волосами и оливковой кожей, не такая далекая, как фарфоровая блондинка Лили. Тоже восхитительна, но как-то более непосредственна, доступна. Что-то есть в этих кудрях, безрассудно спадающих на глаза, что заставляет его улыбаться. Он рассеянно взглянул на подписи, потягивая горький кофе: «Кэлли Мартин Лэттимор… присуждена режиссерская премия… политический и общественный деятель, защитник бездомных, член правления комитета по льготам для излечившихся от наркомании…» Снята в богато обставленной квартире на Парк-авеню, на кортах в Дель-Рива, в загородном доме в Бэдфорде – сидящая рядом с мужем, худощавым, с сединой на висках, в очках в роговой оправе и мягком твидовом жакете. Джо пристально взглянул на последнюю фотографию. СЕНАТОР ЛЭТТИМОР, гласила подпись, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ ПО ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ.

– Что за черт, – пробормотал он.

– Джо! – Джимми Хук подошел к столику и пристроил свое объемистое тело на пластмассовой табуретке напротив. – Слушай, побыстрее расправляйся со своим кофе. Есть дело. Огги хочет, чтобы ты участвовал с самого начала.

Джимми ухмыльнулся. Ему было приятно, что дошла очередь и до Джо.

Комизм момента не ускользнул от Джо. Здесь, на чистой скатерти ресторана «Голубой фонарь» с глянцевых страниц журнала на него смотрели три красивые женщины, три очаровательные бабочки, чья шикарная жизнь так далека от его собственной, как только возможно. В этот момент он знал, что в ближайшем будущем их жизни не только переплетутся, но что они почти наверняка будут держать его судьбу в своих нежных наманикюренных ручках.



ЧАСТЬ 1

1

Питсбург, 1943.

Тонкое засаленное стеганое одеяло ничуть не защитило ее спину от металлических выступов на полу трайлера, когда Эдди Крочек грубо овладел ею.

– Полегче, милый, – Дорин сразу поняла, что прошептала это в глухое ухо.

Совсем не так было бы, если бы она сказала это в то ухо, которое слышит. Это манера Эдди. Грубо и небрежно. Ничего, что бы она ни сказала, не могло это изменить. По боли в левом бедре, когда он передвинул ее ногу в неудобное положение, она поняла, что ей придется запудривать синяк, оставленный его пальцами. Она рассеянно смотрела в потолок грузовика, напряженно стиснув зубы, ожидая, когда же он, наконец, взорвется внутри нее, застонав, как раненый зверь, и его длинное мускулистое тело опустится на нее. Ощутив на себе его потное тело, она повернула голову так, что ее подбородок лег на его левое плечо, поближе к здоровому уху.

– Милый, это было великолепно, – промурлыкала она. – Ты превзошел самого себя.

Он перекатился на спину, тонкие губы скривились в усмешке, и стал заметен багровый шрам на щеке.

– Правда, Дорин? – это было скорее утверждение, а не вопрос.

– Правда, – ответила она с жаром. – Милый, достань мне пива.

Не двигаясь с места, он потянулся и вытащил из ведра со льдом две бутылки. Дорин вдруг очень захотелось, чтобы здесь было окно, чтобы свежий холодный воздух выветрил этот острый запах пота, смешанный с запахом недавно разгруженного лука, который Эдди привез из Окалы.

Она одернула юбку, оперлась на стенку трайлера и сделала большой глоток. Прижала прохладную бутылку сначала к груди, а потом к щеке, достала из сумки мятую пачку сигарет и закурила.

– Сколько времени, милый? – спросила она, резко выдохнув дым на манер Бэтти Дэвис. Ей это нравилось.

– Господи, Дорин! Какого черта ты меня спрашиваешь? Ты же знаешь, я не слежу за временем.

– Я знаю, милый, но придется посмотреть. Я не могу опоздать на последний автобус. Если ты, конечно, не хочешь отвезти меня домой на машине, – сказала она скромно.

– Ты сошла с ума! На такой махине я не смогу въехать на эту чертову гору перед вашим домом. Там нет места, чтобы и нормальным двум машинам разъехаться! – он вытащил часы из кармана джинсов. – Десять пятнадцать.

– О Боже, мне надо спешить. У тебя есть что-нибудь типа полотенца?

– Ты что, вообразила, что в отеле «Риц»?

– Я знаю, милый, но мне надо немного привести себя в порядок, ты же понимаешь, что я имею в виду, – она застенчиво взглянула на партнера.

– Там где-то есть тряпки, – он показал рукой в угол.

Она встала, взяла грязную тряпку, прополоскала ее в ведре с растаявшим льдом и вытерла липкие ноги и внутреннюю сторону бедер. Потом прополоскала тряпку снова, и бросила обратно в угол.

– Мы увидимся завтра? – спросила она, застегивая блузку.

– Не знаю, – проговорил Эдди, закрыв глаза. – Я уезжаю послезавтра рано утром обратно во Флориду.

– Я устрою тебе грандиозные проводы! – Она улыбнулась.

– Ладно, тогда пока. – Он криво ухмыльнулся.

Ему пришлось встать, чтобы снять, тяжелую задвижку с дверей трайлера. Дорин поцеловала его в щеку. Он придержал ее за руку, помогая спрыгнуть на землю. Она побежала через автомобильную стоянку к автобусной остановке и из ночного холода еще раз обернулась и помахала ему рукой.

– Осторожней, Кэлли! Держись подальше от этой собаки! – закричала Дорин. Она сидела на цементных ступеньках крыльца дома своего брата, тщательно крася ногти ярким малиновым лаком.

– Пилигрим никогда не укусит девочку, Дорин, – крикнула Эдна Мак-Куад из соседнего двора. Она отчаянно сражалась с октябрьским ветром, пытаясь повесить на веревку мокрые простыни.

– Эдна, девочку зовут Каролина, а мы называем ее Кэлли.

Эдна называла своих детей просто «девочка» и «мальчик», но Дорин показалось неприличным, если она позволит Эдне называть ее дочь «девочкой».

– Когда ты вернулась, Дорин?

– Почти неделю назад. – Дорин произнесла это рассеянно, показывая, что она не намерена продолжать беседу. Она слишком занята своими ногтями, да и за ребенком надо смотреть, чтобы еще на что-то отвлекаться. Хочется, чтобы к сегодняшнему вечеру ее маникюр был безупречным.

– А где сейчас твой муж? – спросила Эдна.

– За границей. Кажется, во Франции. – «Вероятно, так и есть», подумала Дорин. Она слышала, что Фрэнк попал под призыв. У него ведь не какая-нибудь там особенная работа, дающая право на отсрочку. В конце концов, он простой буфетчик в Хэмпстеде. И пьет больше, чем может себе позволить, подумала она раздраженно. Она почти никогда не думала о Фрэнке. Единственное напоминание о нем – это копна рыжих кудряшек вокруг мордашки Кэлли. И ей совсем не хотелось думать о нем сейчас. Лучше сконцентрироваться на Эдди.

Эдна вытащила изо рта прищепку и пришпилила хлопающую простыню к веревке.

– Ты думаешь оставаться здесь, пока он не вернется?

– Не знаю. Я еще не решила окончательно, – ответила она и подумала про себя: «Боже упаси!»

– Пилигрим меня целует! – засмеялась Кэлли.

– Господи, Кэлли! Отойди сейчас же от собаки! Иди ко мне, милая, ну, давай. – Дорин протянула руку и тихонько потянула большим и указательным пальцами за конец косынки, прикрывающей рыжие кудряшки дочери.

Сняв косынку, она вытерла ею хихикающую мордашку Кэлли.

– Черт, – пробормотала она, увидев, что смазала лак. – Иди сюда, Кэлли. Пора обедать. Пойдем к тете Элен.

– Пока, Пилигрим! – закричала Кэлли.

– Увидимся, Дорин! – крикнула Эдна.

– Увидимся, – отозвалась Дорин безо всякого энтузиазма. Она взяла Кэлли за руку и помогла ей подняться по ступенькам. – Ведь это нехорошо, если мы не заглянем к ней, да, мой милый зайка? – прошептала она Кэлли. Открыв дверь в кухню, она подвела Кэлли к столу. Потом, придерживая ее коленками, сняла с нее шерстяную шапочку и свитер. Элен стояла у стойки с раковиной и терла морковь.

– Я совершенно не выношу эту Эдну Мак-Куад! – заявила Дорин. Она всюду сует свой нос!

– По-моему она безобидна.

– Не думаю, что она так уж безобидна. Спрашивает, где мой муж, хотя сама прекрасно знает, что у меня нет мужа.

– Дорин, не порть себе настроение. Не обращай на нее внимания и все.

– И все-таки она невыносима, – сказала Дорин, сажая Кэлли на специальный высокий стульчик. Элен поставила на поднос тертую морковь и курицу, а Дорин надела ребенку фартучек. Пока Элен кормила девочку, Дорин вытащила из пачки «Кэмела» последнюю сигарету, закурила и скомкала пачку.

– Фольга, – напомнила Элен.

– Ах, да.

По дороге в кабинет она сделала несколько глубоких затяжек. Потом достала небольшой рулончик фольги.

– Я забыла про молоко, Дорин. Может быть, ты вытащишь его из холодильника?

– Конечно, – она потушила сигарету в раковине, налила молоко в чашку и поставила ее на высокий стульчик. Потом присела, вытряхнула содержимое из сигаретной пачки и начала аккуратно отдирать фольгу от бумажной основы, гордясь тем, что ее длинные наманикюренные ногти могут отдирать большие куски, не то, что эти короткие и неровные, ими только клочки нарвешь. Она не представляла, каким образом эти жалкие маленькие кусочки фольги могут служить военным целям, но ее брат Джек утверждал, что служат, и что весь металлолом, включая фольгу, надо сохранять.

Она подтянула руками колени, оперлась на них подбородком и посмотрела на Элен. Эта женщина, которую она считала почти старухой, чьи ногти всегда были короткие и неровные, не то, что ее длинные и ухоженные; чья фигура расплылась за прошедшие годы, в отличие от ее собственных стройных форм; эта женщина знала много такого, что Дорин тоже не мешало бы знать. Элен знала, как обходиться с мужчиной. Дорин заметила, что ее брат Джек, казалось, был рад приходить вечером домой и проводить время только с Элен.

– Вы счастливы с Джеком, Элен? – спросила Дорин.

– Пожалуй, – этот вопрос удивил ее. – Мы прожили хорошую жизнь. «Хорошую жизнь», подумала Дорин. «В этом дерьмовом городишке!»

– Ты всегда, казалось, стараешься для него. Взять хотя бы крекеры с сыром, которые ты готовишь каждый вечер.

– Ах, это! – Элен рассмеялась. – Это началось давно. Я прочитала в журнале про канапе и стала готовить их каждый вечер. Ты и не представляешь, какие удивительные вещи я готовила! Подавала их с «Манхэттеном». Мне казалось, что это очень романтично. Но Джеку все-таки больше нравились крекеры с сыром. Так что теперь я подаю сыр, крекеры и пиво. Мы привыкли есть это по вечерам. Что-то типа режима, как ты думаешь?

– Это хорошо, – сказала Дорин. – Послушай, Элен, у тебя не найдется какой-нибудь пудры для ног? У меня совершенно нет ничего такого. Я собираюсь вечером к Эдди, ладно? Тебя не затруднит присмотреть за Кэлли?

– Конечно, нет. Кажется, ты проводишь с ним много времени с тех пор, как вернулась.

– Да, мы были очень близки, когда я училась в средней школе, ты же знаешь… Пока я не ушла от него к Фрэнку. На самом деле он так и не смог этого пережить. Сказал, что я разбила ему сердце. Боже, какая я была дура… Это самая большая ошибка в моей жизни. Фрэнк – это как проигрыш. А Эдди, он такой, ну, основательный, что ли. У него собственный грузовик. А еще – замечательные золотые часы. Тебе бы взглянуть на них! Короче говоря, он повезет груз во Флориду завтра утром и хочет увидеть меня перед отъездом.

– Конечно, Дорин. Иди и хорошо проведи вечер.

Завывал ветер, и мелкий дождь обжигал лицо. Дорин натянула шарф на голову, и поплотнее запахнула пальто. От дождя булыжник стал скользким, и ей пришлось осторожно спускаться на высоких каблуках с крутой горки. «Я могу опоздать на этот проклятый автобус,» – подумала она.

Дорин спустилась, наконец, с горы, перебежала улицу на красный свет к остановке и увидела огни приближающегося автобуса, расплывавшиеся в пелене дождя и тумана.

– Ну, слава Богу! – вслух произнесла она.

Дорин пробралась по проходу почти пустого автобуса, миновав молодую женщину с подростком и пожилую пару, разговаривавшую, как она предположила, по-польски, и выбрала себе место, освещенное маленькой лампочкой в потолке.

Она сняла шарф, и взгляд ее остановился на затылке водителя – розовая кожа с пучками седых кудрявых волос. «Старье,» – подумала она. – «Это все, что осталось в этом городе. А молодые либо женаты, либо покалечены». Ее захлестнуло желание, когда она представила себе Эдди, не молодого и не старого, а глухота, которая уберегла его от службы, совсем его не портила. По нынешним временам это была хорошая добыча. Она представила себе шрам, украшавший его щеку, – память о жестокой драке.

Отогнав от себя эти мысли, Дорин порылась в сумочке, ища расческу и помаду. Она протерла шарфом стекло, чтобы смотреться в него, как в зеркало, и, выжидая, когда будет поменьше трясти, нанесла на губы ярко-красный слой, затем с помощью расчески аккуратно уложила свои платиновые волосы так, чтобы они волной спадали на лоб. Дорин последний раз оценивающе посмотрела в окно, и ее удивило, что капли стекают по стеклу точно так же, как слезы по щеке, которые невозможно удержать.

Вдоль извилистого Пэрри-хайвея зажглись фонари. Они вырывали из темноты мрачные куски кирпичной кладки и кровель на склонах холмов. На Рочестер-роуд автобус остановился и вышла польская пара. Дорин приподняла юбку и проверила ноги. – Черт! – От дождя пудра разводами стекла вниз. Она порылась в сумочке, достала оттуда маленькую губку и тщательно вытерла все бежевые пятна. Автобус прогромыхал по Сикли Окмонд-роуд, когда она, наконец, собрала все свои вещи и последний раз посмотрелась в стекло. Придерживаясь за спинки сидений, она потихоньку пробралась вперед. Водитель поднял на нее глаза.

– У вас есть зонт? – спросил он.

– Я забыла, такая вот дурочка. Но мне недалеко.

– Ну ладно, счастливо. – Он улыбнулся, открывая двери на Ингомар-роуд, и она вышла в темноту. Автобус тронулся, подняв тучу брызг, которые запачкали ей ноги.

– Пошел ты к черту! – воскликнула она в темноте.

Дорин вышла из туалета через дверь, украшенную розовым профилем, который напомнил ей Бетти Гэйбл в шортах и на высоких каблуках, и ее тотчас же поглотила атмосфера, насыщенная запахами хлебной водки, пива и сигаретного дыма. Она прошла сквозь голубую дымку вдоль длинной стойки, ритмично покачивая бедрами в такт мелодии Глена Миллера, раздававшейся из музыкального ящика, к темной кабинке в углу.

– Он опять опаздывает, подружка? Тебе его надо лучше воспитывать, – официантка притронулась к своей темной высокой прическе.

– Он не опаздывает, Вера. Просто я пришла немного раньше, вот и все.

– Ну, конечно, извини! – Вера ухмыльнулась. – Что ты будешь? Как обычно?

– Нет, не сегодня. Сегодня особенный вечер. Я бы выпила «Манхэттен».

– «Манхэттен», – повторила Вера, передразнивая ее.

– И, Вера, у вас есть какие-нибудь канапе?

– Канапе? – повторила Вера. – Что это за штука – ка-на-пе?

– Сыр и крекеры, Вера! Есть у вас какой-нибудь завалящий сыр и крекеры?

– У нас есть орешки к пиву.

– Прекрасно. Принеси мне орешков к пиву. – Дорин почувствовала в своем голосе раздражение.

– Один «Манхэттен» – и орешки к пиву, – Вера засунула карандаш обратно в прическу.

«Не раздражайся по пустякам», – уговаривала Дорин сама себя. – «Надо быть жизнерадостной. По-настоящему приветливой. По-настоящему радостной». Сквозь сигаретный дым, наполнявший комнату, она всматривалась в голову лося, укрепленную на противоположной стене. С одной стороны ее располагались две позолоченные руки, сложенные для молитвы, а с другой – изображение оранжевого автомобиля с маленькими настоящими электрическими лампочками вместо фар, выполненное на черном бархате.

– Что это такое ты пьешь? – спросил Эдди, плюхнувшись на стул напротив нее.

– Ах, это ты, милый. Как дела? Такая ужасная погода, правда? Ты хорошо выглядишь.

– Что это за ерунда? – повторил он, ладонями загладив назад волосы на висках, намоченные дождем, вытер руки салфеткой и энергично потер их друг о друга.

– Это «Манхэттен», милый. Хочешь попробовать?

– Нет, – он повернулся к Вере.

– Ну, что будешь ты? Как обычно, или тоже какую-нибудь ла-ди-ду? – спросила она.

– Как обычно, – сказал он и рассмеялся резко и невесело, как всегда.

Вера принесла виски и пиво. Дорин подождала, пока он выпьет виски и запьет его большим глотком пива.

– Попробуй это, милый, – она предложила ему орешков. Он взял горсть и отправил в рот, запив еще одним большим глотком пива. Дорин перегнулась через стол и взяла его за руку.

– Эдди, милый, я тут думала… У меня есть одна мысль…

Эдди глотнул еще, поставил пустой стакан и поднялся. Громко рыгнув, он взял ее за руку и оторвал от сиденья.

– Хорошо, ты расскажешь мне об этом в грузовике.

– Я не знаю, чем ты так расстроен, Джек. – Дорин не отрывала глаз от пачки маргарина. Она вытащила маленькое зернышко пищевого красителя, прилагавшегося к упаковке, и осторожно, стараясь не повредить оболочку, вдавила краситель в белую жирную массу, превращая ее в золотистую – цвета настоящего масла, которого она не видела с начала войны.

– Ты не знаешь, чем я расстроен? – Джек старался сдержаться.

– Посмотри на свою дочь. – Он указал на высокий стульчик, где Кэлли играла с сухариком. – Слава Богу, ей только два года. Ей нужна мать!

– Я же не бросаю ее, Джек! Это только пока я не подыщу нам место и не найду работу. Эдди везет сталь в Панасколу. Это дело двух недель. Из Окалы он повезет сюда редиску. Мы не можем взять ее с собой в машину, вот и все. Я вернусь с ним и заберу ее.

– Господи, Дорин, тебе всегда нужен разбег…

– Я просто не могу оставаться здесь, Джек. Здесь все знают, что у меня нет мужа. Я могла бы сочинить историю, что его убили на войне или еще что-нибудь, но все знают, что это не так.

– Джек, – мягко вмешалась Элен. – Может быть, в этом есть своя правда. Ей здесь нелегко.

– Я просто не могу представить, как она сможет бросить эту очаровательную…

Он отвернулся, чтобы не видеть лица Кэлли.

– Я все объяснила. Я ее не бросаю. Джек затянулся сигаретой и закашлялся.

– Делай, как знаешь, Дорин. Ты знаешь, мы любим Кэлли, так что не беспокойся.

– Я, правда, ценю это, Джек. Правда.

Она поцеловала его в щеку и сняла Кэлли со стульчика.

– Ты крепко поцелуешь и обнимешь маму, да, мой милый зайка? Я вернусь раньше, чем ты заметишь, что меня нет.

Дорин передала дочь Элен, собрала чемодан и быстро ушла. Всю дорогу, пока спускалась с холма, она слышала плач Кэлли.

Держа пухлыми ручками чашку с мыльной водой, Кэлли плечом открыла дверь, которая со стуком захлопнулась за ней. Она уселась на кирпичные ступеньки у входа и поставила чашку рядом. Поправив уже замучившую ее бретельку платьица, которая снова сползла с плеча, она откинула со лба рыжие кудряшки и достала из кармана соломинку, которую опустила в чашку с водой. Потом поднесла ее ко рту и аккуратно выдула целый каскад мыльных пузырей. Откинувшись назад, она полюбовалась на свое творение. Ей нравились маленькие радуги внутри каждого пузыря, их переливы, особенно яркие как раз перед тем, как пузырь лопнет. Она подождала немного и снова опустила соломинку в чашку. Соломинка хранила застарелый привкус мыла – каждое утро Кэлли проводила на кирпичных ступеньках, пуская мыльные пузыри в ожидании почтальона мистера Пауэлла. Она услышала, как взорвался лаем Пилигрим, и еще раньше, чем смогла разглядеть за мыльными пузырями, поняла, что появился Пауэлл. Она сунула соломинку в чашку, подбежала к калитке и прислонилась к почтовому ящику.



– Доброе утро, Кэлли! Без сомнения, ты моя самая верная клиентка! Наверное, ты ждешь письмо от своего дружка.

Кэлли молча ждала, когда он достанет почту из своей большой кожаной сумки, предпочитая с ним не разговаривать. Она понимала, почему Пилигрим не любит мистера Пауэлла. У него была худая и болезненная фигура, которая напоминала ей старую куклу на веревочках на крючке в чулане. Его почтовая униформа пропахла сигарами и вдобавок вульгарные усы всегда запачканы. Она приняла почту из худой обветренной руки, поблагодарила и скорей побежала домой.

Кэлли сразу узнала разборчивый почерк на фиолетовом конверте. Бросив остальную почту на столик у входа, она побежала вверх по лестнице, зажав в руке конверт.

– Тетя Элен! Письмо от мамы! Прочитай мне его, пожалуйста!

– Хорошо, дорогая, подожди минутку, – ответила Элен.

– Нет, сейчас. Прямо сейчас. Пожалуйста!

– Хорошо, дорогая. Потерпи немного.

Она достала очки из кармана фартука и уселась в кресло-качалку. – Садись ко мне на колени, здесь хватит места нам обеим, и мы сможем читать вместе.

– Что она пишет?

– Ну, она пишет, что очень тебя, любит и…

– Нет, тетя Элен, не так. Читай правильно. Каждое слово. Пожалуйста.

– Хорошо, дорогая. Она пишет: «Дорогая Кэлли, я очень тебя люблю и скучаю…

– Где слово «люблю», тетя Элен? Покажи мне.

– Вот это, миленькая, – сказала Элен, показывая слово.

– Продолжай. Читай дальше.

– Я очень тебя люблю и скучаю по тебе каждый день. Я слышала, что ты стала очень славной маленькой девочкой. Я знаю, что на следующей неделе тебе исполнится четыре года. Как бы мне хотелось быть на твоем дне рождения!

– Она не приедет на мой день рождения, да? – Кэлли пристально смотрела на Элен глазами, полными слез, которые уже текли по ее щекам.

– Нет, миленькая. Твоя мама еще не может приехать.

– Когда она вернется, тетя Элен?

– Ну, миленькая, я не знаю точно.

– Она никогда не вернется. – Кэлли вытерла слезы своими пухлыми ладошками и повернула заплаканное лицо к Элен. – Теперь ты – моя мама, – сказала она. – Ты – Дорин. – Она соскользнула с колен Элен. – И ты никогда не уйдешь.

2

Бруклин, 1952.

Марси Ди Стефано высунулась из окна и крикнула:

– Попридержи коней, Линда! Я сейчас спущусь, подожди минутку.

– Давай быстрей, праздник уже начался! – Линда Монтини оперлась на «олдс-мобил» цвета фламинго и встала на цыпочки на бордюр тротуара, поглядывая на второй этаж кирпичного дома.

– Отойди от машины! – сердито сказал ее брат. Он сидел с другой стороны на корточках, тщательно полируя крышку ступицы.

– Я ничего не сделаю с твоей машиной, Джерри. Я просто жду Марси.

Джерри встал и перегнулся через капот. Его темные, зачесанные назад волосы блестели, как лакированные. Черные глаза с длинными ресницами светились какой-то женской красотой. Он прикрывал проявление такой потенциальной мягкости вечно хмурым видом и стиснутыми зубами. Тело его было худым, но крепким, на обнаженных руках играли мускулы.

Он вытащил пачку «Лаки Страйк» из закатанного рукава своей майки.

– Я сказал, отойди. Пойди, сядь на крыльцо.

Сверкающий розово-кремовый двухместный автомобиль повышенной мощности с двигателем «Ракета-98» был для Джерри не просто машиной. Это был его диплом, который говорил о его образовании не менее, чем диплом средней школы. Он купил его на деньги, заработанные за лето продажей лотерейных билетов по поручению отца. Только за одно лето. У него и в мыслях не было вернуться в школу. Его карьера определилась сразу же, как только он купил эту машину.

Линда неохотно отошла в сторону.

– Нервный какой-то, – бросила она через плечо. – Марси, ну иди же! Быстрее! – крикнула она неожиданно глубоким чистым меццо-сопрано, перешла через тротуар и устроилась на цементном крыльце. Дверь напротив отворилась.

– Я уже, – сказала Марси. Линда услышала, как заплакал Джо.

– Это не ребенок, а какой-то рева, – пробормотала она с отвращением.

– Я хочу, чтобы ты взяла с собой брата.

– О Боже, – прошептала Линда.

– Мама, ну пожалуйста! – Марси умоляюще посмотрела на мать. – Ему же с нами будет неинтересно!

– Конни, оставь ее. Джо может пойти со мной. Ты пойдешь с Роз и Витто, а я возьму Джо. С мужчинами он сможет куда угодно пойти, да, дружок? – Винни взъерошил волосы своему плачущему сыну.

– Ладно, – между всхлипываниями выдавил Джо.

Марси с благодарностью взглянула на отца. Конни Ди Стефано закрыла глаза и пожала плечами – знакомый жест, означающий уступку. Она знала, что когда дело касалось Марси, спорить с мужем было бесполезно.

– Спасибо, мам, – Марси быстро сбежала вниз по ступенькам. – Пошли, – сказала она Линде.

– Эй, веди себя хорошо! – крикнул Джерри вслед Марси.

– Дурак, – дружно сказали девчонки и кинулись вверх по Юнион-стрит к зданию суда. Над крышами домов из темного камня и кирпича виднелись мигающие огоньки чертова колеса, вспыхивающие в темно-голубом вечернем летнем небе. Сложный узор из электрических лампочек и гирлянд из красной, желтой и серебряной мишуры украшал Корт-стрит; горячий августовский воздух, насквозь пропитанный запахом сосисок, чеснока и пива, жил веселой путаницей голосов, музыки и дребезжащего металлического скрежета аттракциона.

– Господи, – охрипшим голосом произнесла Линда. – Как бы я хотела, чтобы праздник был в каждый выходной.

– Это глупо, – рассмеялась Марси. На ее щеках заиграли ямочки, когда она откинула с лица свои блестящие волосы.

– А мне так не кажется, – сказала Линда. – Господи, посмотри, это Доминик Ладжаззи! Бог мой, какой он симпатичный!

– По-моему, ты в него влюбилась, – заметила Марси.

– Ничего подобного. Просто он самый симпатичный парень в восьмом классе. Ты же знаешь. – Она достала из сумочки помаду «Танги» и, смотрясь в витрину мясной лавки, накрасила губы.

– Давно ты начала пользоваться помадой?

– Это же «Танги», это не страшно. Мама сказала, что для начала мне надо пользоваться «Танги». Цвет губ остается естественным. – Она посмотрела на желтую палатку с плюшевыми зверями на другой стороне улицы, там Доминик бросал мячи в большие корзины.

– Пойдем, посмотрим на него.

– Нет, иди одна. Встретимся потом.

– Ну, пойдем, ради Бога! Я не могу идти одна!

– О Господи! Ну ладно, только на одну минутку.

– Да, конечно, – Линда бросилась через дорогу, ее маленькая, крепкая фигурка замелькала в толпе.

– Пойдем же, – прошипела она Марси. Привет, Дом, как поживаешь?

– Привет, – он забросил еще один мяч в корзину, повернулся и кивнул Марси. Она тоже кивнула ему и окинула взглядом зверюшек с розовыми язычками и блестящими черными глазами.

«Как все переменилось», подумала Марси. Она облокотилась на стойку палатки, перебирая пальцами веревку, стягивающую брезентовые полотнища. Линда определенно изменилась. Ее фигура округлилась, в начале лета это не было заметно, потом еще эта помада. Марси пока оставалась тонкой и длинной. Она была самой высокой девочкой в седьмом классе, и ей было интересно, будет ли так же и на следующий год в восьмом. Она была рада, что мама разрешила ей пойти на праздник одной. В этом тоже была перемена. Раньше мама всегда приходила вместе с ней и стояла в уголке с тетей Роз и соседками – все в одинаковых черных платьях – пока Марси каталась на чертовом колесе или игрушечных машинках.

Марси решила, что она уже достаточно времени провела с Линдой и Домиником.

– Я пойду поем сосисок. Увидимся позже.

– Ладно, давай. Встретимся у гадалки.

Съев пару сосисок с маслом, Марси тщательно вытерла руки сначала бумажными салфетками, а потом о свои желтые шорты, чтобы подготовить ладони для гадалки. Она оперлась на столб, поддерживавший маленькую палатку, в которой гадалка вершила свои таинственные дела, и стала ждать, когда очередная клиентка получит свою долю предсказаний на доллар. Всматриваясь в толпу, наполняющую улицу, Марси искала глазами Линду, но так как ее не было, она опять повернулась к гадалке. Странное лицо, решила она. Не итальянское и не ирландское, обычные для этих мест, а какое-то широкоскулое, мягкое, миловидно удлиненное, кожа оливкового цвета без морщин, тяжелые веки, мешки под большими черными глазами. Вокруг головы повязан цветной хлопчатобумажный шарф – на алом и желтом, бордовые и голубые пятна – стянутый сзади узлом. Из-под шарфа виднелись серьги в виде больших золотых колец. Окрыленная открывшимися ей перспективами, клиентка поднялась с деревянного стула, горячо поблагодарила гадалку и вышла навстречу своему будущему. Марси опустилась на стул и протянула свой мятый доллар. Сеанс разочаровал ее. Не то чтобы ей было не интересно услышать подтверждение того, что она и так знала. Вовсе нет. Живописная речь и приятный пряный запах, исходивший от женщины, придавали мистический оттенок всему, что она говорила. И все-таки для Марси это было не новостью.

– Ты поднимешься над своим окружением, – говорила она, приподняв ладонь Марси, чтобы удобнее было читать по ней. – Ты видишь красоту, которую другие не замечают. Слышишь музыку, которую другие не слышат. Ты – как прекрасная алая роза, проросшая сквозь трещины в асфальте, достаточно сильная, чтобы пережить засуху, но при этом нежная и прекрасная. Ты посвятишь свою жизнь искусству… будешь писателем или художником, или музыкантом, я точно не знаю… В своем искусстве ты будешь использовать все. Это будет самая большая любовь твоей жизни. Будет и горе, и я должна с грустью сказать тебе, что я вижу великую печаль, которую ты сможешь сделать прекрасной. Но я должна предупредить тебя, не растрачивай свой дар в гневе. Ты – особенная. Она подняла свои натруженные глаза от ладошки Марси и посмотрела ей в лицо.

– Ты особенная, – повторила она. Но Марси хотелось знать больше.

– Какую печаль ты видишь?

Гадалка пожала плечами, не желая больше делиться секретами будущего за один доллар. Марси молча согласилась, освободив скрипучий стул для следующего просителя, вспомнив, как всегда в таких случаях, выражение своей матери: «На один доллар всего не накупишь».

То, что она узнала про будущую печаль, особенно ее не расстроило. Итальянцы знали и принимали эту жизнь, в которой было достаточно трагедий для каждого. Никто не жаловался. Об этом часто говорил отец Роселли в воскресных проповедях. Это отразилось в стоических, изможденных заботами лицах ее матери и тети Роз. То, что в ее жизни, будет печаль, едва ли было информацией стоимостью в один доллар. А что касается занятий искусством, то она уже давно знала, что будет писателем. Однако на нее произвел впечатление тот факт, что гадалка тоже об этом знала. Последняя голубизна уходила с неба, уступая место более драматическому черному фону для огней праздника. Она медленно спускалась по Корт-стрит, обходя группы людей, перегораживающих дорогу, понимая, что Линда вряд ли попадется ей навстречу, но, в то же время, не предпринимая никаких попыток найти ее. Она медленно шла сквозь звуки, запахи и огни, принимая и впитывая их: резкие выстрелы механических игрушечных ружей, палящих в тире по ярким целям, звуки хлопушек, взрывающихся там и сям, острый запах дыма, поднимающегося маленькими облачками от остатков ракет, купленных сегодня днем у сапожника Сала, вой сирен полицейских машин, приближающихся к перекрестку Кэролл-стрит и Смит-стрит. Всюду кричали дети, которым надоело сидеть у мак на плечах. Влюбленные украдкой прижимались друг к другу в тени киосков напротив магазина водопроводного оборудования, принадлежавшего ее отцу. У здания суда, последней границы праздника, была отгорожена площадка, девочки в легких черных туфельках, в цветных широких юбках, собранных у талии, и белых блузках – плечи соблазнительно открыты – грациозно кружились в танце с худыми бородатыми юношами под звуки «Огней Харбора».

Марси пробралась через группу мужчин в летних рубашках с короткими рукавами, – их оживленная беседа прерывалась, когда они выдыхали сигарный дым, – к тому месту, откуда она могла хорошо видеть танцплощадку. Танцевали как молодые пары, так и женщины средних лет. Мужчины оставались в стороне с детьми, которые были еще очень малы для того, чтобы принимать участие в таком взрослом романтическом действе. На восточной стороне улицы был устроен грот из искусственного камня, украшенный гирляндами мигающих рождественских лампочек; в гроте помещалась статуя Благословенной Девы. Фигура ее была задрапирована в тщательно сшитые монахинями траурные одежды, к которым были прикреплены долларовые бумажки. Мертвенно бледное лицо Девы взирало на танцующих полными горя глазами, и хотя эту печаль оправдывал кинжал, вонзенный в ее ярко-красное гипсовое сердце, она показалась Марси неуместной. В конце концов, это праздник. Даже мама старалась улыбаться по праздникам. Было как бы дурным тоном оставаться такой мрачной в самый разгар веселья.

– Господи, вот где ты! – Линда неожиданно выскочила сзади. – Я всюду тебя ищу. Тебе уже погадали по руке?

– Ага.

– Ну и как? Она сказала тебе что-нибудь интересное? Например, про парней? Что она тебе сказала?

– Она не говорила про парней.

– Господи, а ты не спросила?

– Не-а.

– Боже! Так что же она тебе сказала?

– Она сказала, что я буду заниматься искусством.

– Что это значит?

– Это значит, что я буду писательницей.

– Ради Бога, Марси. Не думай об этом. Это все такая ерунда. Ты выйдешь замуж и будешь такой же, как и все. Боже, что за чушь она тебе сказала. Не думай об этом.

Они ушли с танцплощадки, и зашли в одну из палаток. Там они немного поразвлекались, накидывая кольца из жесткой веревки на деревянный крючок, который был приделан вместо носа у разрисованного деревянного клоуна. Каждая выиграла воздушный шар с изображением смешной рожицы.

«Марси, зайди к тете Роз. Мама.»

Это все, что было написано в записке, прикрепленной к двери, но каракули были совсем не похожи на мамин ровный, аккуратный почерк.

Марси перешла через Смит-стрит и побежала по направлению к Президент-стрит. Повернув за угол, она увидела тетю Роз, выглядывавшую из-за портьер в гостиной. Пока Марси поднималась на крыльцо, Роз и Вито вышли к ней навстречу. Роз взяла ее за руки, обнимая, притянула к себе и прижалась к ней мокрым, от слез лицом. «О Господи», – простонала она. Марси со своим воздушным шариком, который она все еще сжимала в руке, была стиснута в этих странных объятиях.

– Что такое? Что случилось? – спросила Марси, уже заранее боясь услышать ответ.

– Заходите, заходите, – сказал Вито. – Роз, зайди в дом. Случилось несчастье, Марси.

– Господи, ну что же случилось? Дядя Вито?

– Это Джо. Несчастный случай. Хлопушки от фейерверка. Они взорвались. Он загорелся, и его рука, ну, его рука пострадала. Мы еще не знаем, насколько все серьезно. Твои родители сейчас в госпитале. Ты можешь остаться у нас. Переночуешь. Они, должно быть, доберутся до дома очень поздно.

Роз всхлипнула.

– Да, оставайся сегодня у нас. Ох, Боже мой, – она приложила руку к груди, как будто хотела таким образом уменьшить сердцебиение. – Бедное дитя. Наш Джо. Ужасно. Ты можешь занять комнату Антонио. Я дам тебе ночную рубашку. Ах, Господи, это так ужасно.

Роз проводила Марси наверх, в комнату ее двоюродного брата, сейчас свободную, за исключением тех дней, когда он на выходные неожиданно приезжал из Форт-Дикса, и дала ей ночную рубашку и халат.

– Ты можешь спуститься и выпить горячего молока, если хочешь. Пойдем вниз и побудем вместе, пока ты не ляжешь спать. Хорошо, Марси, дорогая?

– Конечно, тетя Роз. – Она привязала воздушный шар к ручке двери чуланчика. В коленках появилась странная дрожь, и какая-то слабость охватила ее.

«Бедный маленький Джо. Бедный испуганный маленький Джо». Одна и та же мысль бесконечно вертелась у нее в голове. Она свернулась в клубок на кровати Антонио, и хотя она собиралась спуститься вниз, не могла заставить себя подняться. «Бедный испуганный маленький Джо» – вот все, на что она была способна. Через час ее разбудили голоса внизу. Плакала мама, это она поняла, причитала тетя Роз, папа тяжело вздыхал. Сквозь эти звуки слышался голос дяди Вито, который безуспешно старался всех успокоить. Марси села в кровати, пытаясь избавиться от путаницы в голове. Воздушный шар уже слегка опал, и рожица, черты которой исказились, сжалась и сморщилась, смотрела на нее с болью и удивлением. Ей понадобилось несколько минут, чтобы собраться с мыслями и спуститься вниз.

Через тринадцать недель Джо выписали из больницы. Чтобы восстановить его руки и лицо, покрытые пятнами, обесцвеченные, с переплетениями узловатых шрамов от ожогов, требовались мучительные операции. Его обожженные волосы стали отрастать, за исключением тех мест, где мешали шрамы. Он лишился трех пальцев на правой руке, которые не вырастут уже никогда. Конни Ди Стефано не сказала Винценто ни слова с той страшной ночи. Ни о чем другом она не могла думать. Она считала, что это преступление. «Они заставили его поджечь это» – говорила она Роз снова и снова. «Она превратила его в маменькиного сынка, – Винни, с мокрыми от слез глазами, жаловался Вито – своему шурину, другу, партнеру, а теперь еще и утешителю. – Я хочу только, чтобы он не был так напуган все время. Боже всемилостивый, я только хочу, чтобы он иногда улыбался!» Винни понимал, что приговор вынесен и обжаловать его невозможно. Он прочел это в молчании своей жены…

Терезе Скаффоне было четырнадцать лет, когда она поняла, чем занимается ее отец. К тому времени было уже слишком поздно. Она его уже любила. Это случилось, когда она поняла, что мужчины, собирающиеся вокруг стола в гостиной – дядя Никки, дядя Дом, и толстый Джимми Хук – были «семьей» в смысле, намного более широком, чем принято полагать. Она поняла, что кобура с оружием, которую носили ее «дяди», вовсе не являлась общепринятой вещью в домах ее подруг по маленькой католической школе в северной части штата. В прошлом году Тереза встречалась с одним кадетом из Вест Пойнта, но он вдруг неожиданно исчез. Она не спрашивала, почему. Она предполагала, что девчонки в школе наболтали ему что-то об отце. Похожие вещи случались еще раз или два… Молодые люди, привлеченные ее миловидностью и серьезной манерой поведения, вдруг шли на попятную.

После окончания школы ее брат, которого, чтобы не путать с отцом, прозвали Маленьким Огги, хотя в нем было шесть и две десятых фута, начал приводить домой молодых людей с целью знакомства с Терезой. Все они заметно нервничали. Союз с дочерью Большого Огги был делом скользким, в случае успеха он гарантировал поклоннику повышение по службе, а в случае неудачи это был бесповоротный провал.

– Вот, Тереза, познакомься с Фрэнки (или Энтони, или Сэлом), – говорил Маленький Огги, похлопывая очередного претендента по плечу.

– Привет, Фрэнки. Приятно познакомиться.

– Мне тоже приятно, Тереза. Правда. Я тоже рад с тобой познакомиться. Где ты училась? Маленький Огги сказал мне, что в какой-то школе? Это правда?

– Фрэнки, может, выпьешь? – говорил Маленький Огги.

– Ах, нет, нет, Огги. Спасибо, все нормально.

Тереза знала, что бедный кандидат поклялся не мешать с алкоголем такое уже само по себе опасное мероприятие.

– Фрэнки – парень что надо, Тереза, – говорил Маленький Огги с энтузиазмом. Подойди, присядь, Тереза. Подойди к Фрэнки, ни о чем не беспокойся… – и так далее.

Для Терезы такие встречи были мучительны и унизительны.

После одной из них Тереза попросила отца поговорить с матерью:

– Пожалуйста, скажи ей… Ты должен это сделать. Ради Бога, объясни ей все!

Отец вышел, выразительно хлопнув дверью, а через некоторое время мать поднялась по лестнице в ее спальню и опустилась в кресло. Тереза до сих пор помнит ее руку, которая рассеянно поглаживала фигурку Пресвятой Девы на столе; ее глаза, которые она не могла поднять на Терезу, были обращены к полу.

– Тереза, ты уже взрослая девушка. Ты выросла. Ты все понимаешь, – она говорила тяжело, сознавая, что все это вряд ли можно понять.

– Единственная возможность для тебя выйти замуж – это выйти замуж в кругу «семьи», только этот путь. Никто со стороны, или, может быть, кто-нибудь…такая крупная фигура, как твой отец, но для дочери Огги…

Мать обвела взглядом комнату, нервно взглянула на окно, на потолок, потом прикрыла глаза ладонями. Тереза понимала проблему матери. Как объяснить своей дочери, что ты отщепенка, прокаженная, обреченная на жизнь с законченными убийцами или мелкими разбойниками?

– Я понимаю, мама, – сказала она, стараясь облегчить ношу матери. Она уже поняла, что никогда не выйдет замуж, никогда не будет жить такой жизнью. Любить и презирать своего отца – это все, что ей оставалось. Она не собиралась еще сорок лет терпеть такой же эмоциональный конфликт с мужем.

Когда ей было двадцать восемь, на Большого Огги обрушился град пуль в малопосещаемом баре в Гринвич-Виллидж. Стреляли с улицы. Фотография отца, распластанного вниз лицом в луже крови, взывала к ней с первых страниц всех газет в городе. На похоронах, достойных папы римского, присутствовали закулисные политические деятели, люди, скрывающиеся от полиции, содержатели заведений и его убийцы. Вместе с ним Тереза похоронила неопределенность своего положения как незамужней двадцативосьмилетней итальянки. Ее роль теперь прояснилась. Она была компаньоном своей горюющей матери и в течение, последующих лет должна была заботиться о ней. И так оно и было до смерти матери месяц назад. Ее удивило, что похороны матери были такими же помпезными, как и похороны отца. Тогда она впервые заметила, что рейтинг Маленького Огги в «семье» заметно вырос. В таком случае не было ничего удивительного в том, что Паскуале Монтини и его сын Джерри пришли засвидетельствовать свое почтение. Кодекс чести требовал, чтобы все междоусобные войны, которые являлись источником жизненной энергии для таких людей, как Маленький Огги и Паскуале Монтини, в таких случаях игнорировались. Она наблюдала, как ее брат принимал соболезнования, сопровождающиеся поцелуями в щечку, и размышляла, кто же кого, в конце концов, убьет? После похорон Тереза и Огги вернулись в дом на Президент-стрит.

– Что делать собираешься, Тереза? – Огги предложил ей бутылку анисовой, чтобы разбавить ее горький черный кофе.

– Нет-нет, – она отодвинула бутылку. Он добавил немного в свою чашку. – Что ты имеешь в виду?

– Мамы теперь нет, – он откинулся на мягкую спинку кресла, легким толчком пододвинув его к подоконнику. – Послушал, у тебя было с ней много хлопот. Это было нелегко, я знаю. Забудь об этом! Она действительно спятила после того, как старика убили.

– Нет, неправда, – Тереза сказала это как бы защищаясь. – Она была вполне нормальна, слава Богу. Ну и жизнь!

– Да, ну ладно, вполне возможно. Но ты-то что? Мне кажется, что этот дом ужасно велик для одного… Я подумал, может быть, ты захочешь перебраться в Стэйтен-Айленд или еще куда. Я хочу, чтобы ты знала, я высоко ценю то, что ты ухаживала за мамой. Я знаю, что от меня не было особой помощи, и я хочу, чтобы ты знала, что если ты захочешь переехать в какой-нибудь новый дом, то ты не должна об этом беспокоиться. Если ты хочешь, то Джимми повозит тебя по округе, чтобы ты подобрала себе местечко. Если найдешь что-нибудь, я куплю это для тебя. Мы носим одно имя, а так между нами никакой связи, я просто даю тебе деньги. Чтобы у тебя было что-нибудь свое. Ты это заслужила. Я имею в виду, что этот дом сейчас твой, но если ты его продашь, то у тебя будут собственные средства, собственный дом. Я бы хотел сделать это для тебя за все то, что ты вынесла с мамой. Двенадцать лет! Забудь о них! Правда, я не представляю, как ты сможешь сделать это, – он покачал головой. Тереза заметила, что его волосы начали седеть. Забавно, что она не замечала этого раньше. Ей вдруг стало интересно: а если он будет жить достаточно долго, то его волосы совсем побелеют или выпадут?

– Ох, я не знаю, Огги. Я не думала об этом. Дом придется основательно подремонтировать, если я захочу его продать, – она взглянула на потолок кухни, украшенный орнаментом. Желтая краска во многих местах вздулась и отслоилась.

– Я не знаю, я еще не думала об этом, – повторила она, внезапно утомившись. Огги полез в карман и протянул ей белый конверт, слишком большой, чтобы быть скрепленным печатью, и поэтому он был перетянут двумя красными резинками.

– Что это? – удивилась она.

– Двадцать тысяч. Сможешь отремонтировать дом или еще что-нибудь. Это твое. Если хочешь, отправляйся в путешествие. Делай с ними все, что захочешь. – Скаффоне никогда не пользовались чековыми книжками.

«Это платит его совесть», подумала она, «за то, что он не заботился о маме». Он прекрасно знал, что она принесла в жертву свою возможность выйти замуж для того, чтобы ухаживать за мамой. Это был его способ компенсации.

– Огги, ты не должен…

– Забудь. Я так хочу. Ты заслужила их, Тереза.

– Спасибо, – она слишком устала, чтобы объяснять ему, что она сама выбрала себе такую жизнь, предпочтя ее участи жены человека вроде него, вроде отца, который, прожив жизнь, полную отвратительных тайн, однажды найдет свой конец, сбитый какой-нибудь разыскиваемой машиной.

Тереза остановилась на том, чтобы все-таки отремонтировать старый дом на Президент-стрит. Она еще не знала, зачем – то ли чтобы продать его, то ли чтобы просто чем-нибудь себя занять.

Надо было ремонтировать трубы. Может быть, заменить их. Старик Казини, водопроводчик, умер прошлой зимой. Она сходит к Ди Стефано, в его водопроводную лавку, и попросит его порекомендовать ей что-нибудь.

Он оказался услужливым и общительным.

– У нас есть «донован» и «gerpo». Я сам их использую. А сын Казини пользуется «Дугласом». Но он не такой рассудительный, как его отец. Как много у вас работы?

– Я не могу сказать наверняка, – сказала Тереза с сомнением.

– Хорошо, вероятно, мне надо сначала взглянуть и определить, что надо сделать и во сколько вам это обойдется. Так что если Казини запросит очень много, вы сможете взять у нас «донован».

– Это было бы замечательно, мистер Ди Стефано. Большое вам спасибо.

– Винни, – сказал он, широко улыбнувшись. – Вас устроит сегодня вечером в шесть, после того, как я закрою магазин?

– Прекрасно. Еще раз спасибо, мистер Ди Стеф… Винни. Я буду вас ждать.

Чем-то Тереза Скаффоне напомнила Винни его дочь Марси, хотя, конечно, по возрасту Тереза была ближе к нему, чем к Марси. У нее было чувство собственного достоинства, умение держаться, она была мягкой и сильной одновременно. Их взаимоотношения начались достаточно просто, он помог ей разобраться в водопроводных делах, потом решил, что, возможно сам сможет с этим справиться, она угостила его пивом, завязалась беседа. Ему нравилось у нее, и он не торопился закончить работу.

– Прервался, чтобы сказать вам, что эту трубу за сегодня не сделаешь. Тут работы, вероятно, на несколько дней.

– Ничего страшного, Винни. Приходите. Может быть, хотите пива или бокал вина?

Тереза тоже не спешила с окончанием работы. Она ждала его визитов, их бесед. Он имел хорошую репутацию. У него был водопроводный магазин, и это настоящий бизнес, не то, что у Огги лавка сладостей или ресторан в Квинсе. Она привыкла видеть мужчин с глазами, холодными, как лед; у Винни глаза были теплые, дружелюбные. Они могли подолгу сидеть на софе в гостиной, он говорил, а она смеялась.

– Занимайся водопроводом столько, сколько нужно, – говорила она. – В конце концов, ты оказываешь мне неоценимую услугу, занимаясь этим самостоятельно. Совершенно нет необходимости торопиться. В моем распоряжении время до скончания века.

Первые несколько раз, когда Винни оставался на обед, он надолго не задерживался и заставлял себя дома обедать еще раз. Однажды он решил остаться до вечера в надежде, что это, может быть, спровоцирует Конни на разговор и разрушит стену молчания. Но она ничего не замечала. В конце концов, он перестал торопиться домой после обеда. Молчание Конни, боль и вина, которую он чувствовал, глядя на Джо, делали вечера в его собственном доме невыносимыми. Он проводил ночи в кровати Терезы, в ее мягких объятиях. После того, как это все случилось, он смог ей рассказать, как он переживает из-за Джо, о том, как Конни жестоко его наказала, как Конни кричала Джо, что он больше не сын Винни, о своих страхах, что он может задушить маленького Джо, и о Марси, чья сила и любовь были для него отдушиной. Тереза слушала и утешала, и делала все, чтобы ему было хорошо. До Терезы он ни разу, за восемнадцать лет совместной жизни, не изменял Конни. Все было очень просто. В своей собственной кровати он был преступником. В кровати Терезы он был благородным человеком.

Тереза налила кофе себе и Винни.

– Может быть, хочешь яйцо? Тосты?

– Нет, дорогая. Кофе вполне достаточно. Слишком жарко, не хочется есть.

В восемь часов утра температура уже перескочила за восемьдесят.[1] Это будет четвертый день девяностоградусной жары.

– Ну ладно, тогда подожди, пока мы выберемся на природу! – улыбнулась Тереза. – Мы проедем вдоль побережья и подышим свежим ветерком. – Это было ее идеей – позвонить Огги и воспользоваться его машиной. Она сказала ему, что хочет поехать посмотреть новый дом. Она запнулась на минутку, когда он сказал, что Джимми отвезет ее. – Ах, нет, Огги, спасибо, со мной будет друг.

Голос Огги прозвучал удивленно, но он не подал виду.

– Ладно, я скажу Джимми, чтобы он привел машину сегодня вечером и оставил ключи.

– Спасибо, Огги. Я ценю все, что ты делаешь для меня.

– Огги думает, что я еду смотреть новый дом, – сказала она Винни.

– Ты действительно собираешься это сделать?

– Ну, Винни, конечно, нет. Я никуда не хочу от тебя уезжать. Не будь дурачком. Я просто хочу поехать на воскресную прогулку со своим дружком, – она засмеялась, как школьница.

– Ну, тогда, – он допил кофе и положил чашку в раковину, – давай собираться. – Он обнял ее и ласково поцеловал. – Поехали.

Тереза закрыла на замок входную дверь и спустилась с крыльца вслед за Винни. Машина Огги стояла прямо напротив. Винни подождал, пока Тереза устроилась на сиденье, и аккуратно захлопнул дверцу. Он обошел машину и сел на водительское сиденье. Тереза достала из сумочки ключи и протянула ему. Он вставил ключ в замок зажигания и повернул его. Двигатель затрещал на мгновение, заглох и с ужасным грохотом взорвался. Машина была охвачена бушующим пламенем. Хотя взрыв прозвучал в тихое воскресное утро и был прекрасно слышен в доме Ди Стефано на Юнион-стрит, только во второй половине дня Конни сообщили, что в машине был ее муж. Полиция объяснила это трудностями в опознании тел. «Состояние останков» и то, что машина принадлежала третьему лицу, вызывало некоторые вопросы. Сошлись на том, что бомба предназначалась Огги Скаффоне, владельцу машины.

Смерть Винни не смягчила сердце Конни. Он умер в восемь часов утра в воскресенье в машине с другой женщиной. Теперь ему не было прощения.

3

Франция, 1958.

Лили вытащила из дубового гардероба охапку юбок, прикрепленных к деревянным вешалкам, и бросила ее на одну из кроватей рядом с открытыми чемоданами. Сидя на другой кровати, Николь смотрела, как она старается вытащить кучу кашемировых свитеров, в основном голубых и фиолетовых (только несколько бежевых и серых), из верхнего ящика гардероба.

– Честное слово, Лили, я не понимаю, почему нельзя было собраться до церемонии, – в голосе Николь чувствовалась нотка раздражения.

– Не было времени, – ответила Лили, вытаскивая туфли из-под кровати.

Она встала, посмотрела на кровать и задумалась, никогда не зная, что положить на дно чемодана, а что сверху.

– У тебя нет папиросной бумаги? – спросила Николь.

– Слушай, дай мне закончить, – сказала Лили, взглянув на свои аккуратные алмазные часики. – Все в порядке, я успеваю.

– Жан-Клод ждет внизу. Все уже наверняка ушли. Вероятно, остальные девушки нашли время собраться до выпускной церемонии.

– Еще не все ушли. Они на приеме у Мадам. Включая Жан-Клода, я тебя уверяю. Почему бы тебе не спуститься к ним? Я скоро буду.

Николь распахнула хлопчатобумажную занавеску, чтобы взглянуть на открывающийся альпийский вид. Дорога в Экс-ле-Байнс вилась вдоль озера Бурже, через луг, усыпанный разноцветными полевыми цветами и похожий на лоскутный ковер, раскинувшийся перед скалистыми серыми пиками в снежных шапках. Николь всегда удивлялась скоплениям облаков, плывущих как бы ниже уровня горизонта. На террасе под окном школьные подруги ее дочери обнимались и целовались, укладывая вещи в ожидающие их машины.

– Ты не хочешь попрощаться со своими друзьями? – спросила Николь.

– Я уже.

– Ой, Лили, положи блузки сверху.

– Почему ты не сказала мне раньше? – Лили прекратила складывать вещи и посмотрела на Николь, прекрасно зная, что ее жесткий взгляд действует на мать раздражающе.

– Я не знала, правда, – сказала она. – Это все случилось так быстро.

Николь повернулась к зеркалу, поправила шляпку, оценивающе взглянула на себя и разгладила юбку своего безупречного розового костюма «Шанель».

– Быстро? – Лили рассмеялась. – Ты знала Жан-Клода еще до моего рождения.

Прежде ты всегда предупреждала меня, что собираешься выйти замуж. Телеграмма, телефонный звонок, в конце концов, я знала об этом до того, как ты появлялась со своим новым мужем.

– Ах, господи, Лили, по-моему, ты все усложняешь, тебе не кажется?

– Я просто хотела бы знать, почему в этот раз все было по-другому, – голос Лили звучал ровно.

– Потому что в этот раз все – по-другому. Жан-Клод не такой, как все. Я боялась, что ты будешь против, и…

– Николь, будь честной. Я никогда не мешала тебе. Я даже никогда не встречалась с этим, как его, Андреасом, – рассмеялась Лили.

– Все это для меня очень важно. Я хочу, чтобы ты узнала его. Я надеюсь, что ты полюбишь его так же, как я: Пожалуйста, Лили, постарайся. Я знаю, что я не особо прилежная мать, но все-таки…

– Я не возражаю, Николь. Правда, я одобряю. Мне всегда нравился Жан-Клод.

Лили вновь занялась укладыванием чемоданов. Николь села на краешек кровати и наблюдала за ней, понимая, что эта красивая молодая женщина, тех же самых лет, что была она, когда родилась Лили, знает о ней не больше, чем продавщица в Эксе… – лицо знакомое, но чужое.

Она поступила правильно, определив маленькую Лили в частную школу. Она не могла таскать ребенка с собой по всему миру, Лили это не пошло бы на пользу. А сейчас перед ней стояла взрослая женщина, которую она едва ли знала. Она узнавала милые, как бы знакомые черты, прекрасное повторение ее собственных, но волосы пшеничного цвета, дымчатые серые глаза, тонкая кость – это у Лили от отца. Ее собственная внешность – темная брюнетка с карими глазами – более театральна, рост меньше и фигура полнее. Николь казалось, что они – зеркальное отражение друг друга: Николь страстная и пылкая, Лили холодная и отчужденная.

– Я хочу, чтобы ты пожила с нами некоторое время в Париже, Лили. Забудь пока про Нью-Йорк. Ты вполне можешь поступить в художественную школу в Париже. Мне нужно побыть с тобой.

– Почему сейчас? – голос Лили звучал всего лишь удивленно. Николь несколько растерялась. Она готова была к возражениям, но их не было. В голосе Лили было почти согласие.

– Потому что мне очень много надо объяснить тебе, это займет время. Нам надо лучше узнать друг друга.

– Ах, Николь, ты всегда так драматична, – сказала Лили с улыбкой. – Я поеду. Но не могу обещать, что останусь надолго.

– Я очень горжусь тобой, Лили. Мне стыдно признаться, что я не знаю, какой из тебя будет художник. Я была очень удивлена медалью, которую ты получила за свою работу.

– Ну, тогда мы в расчете. Я была очень удивлена твоим новым мужем. Пойдем, я собралась. Давай освободим Жан-Клода от Мадам.

Жан-Клод стоял в мраморном вестибюле у винтовой лестницы, несколько постаревший, поседевший, по сравнению с тем, каким его помнила Лили, но все такой же стройный, подтянутый, элегантный. Он положил ей руки на плечи, ласково поцеловал в обе щеки и отодвинул от себя на расстояние вытянутой руки.

– Какой красивой женщиной ты стала, дорогая!

Лили улыбнулась. Последний раз она видела его в квартире Николь в Нью-Йорке. За месяц до этого умерла его жена. Николь тогда была помолвлена с Андреасом.

Когда начался их роман, интересно было бы знать? Когда старый друг семьи стал любовником, а затем и мужем?

– И как мне теперь вас называть? – спросила Лили. – Дядя Жан-Клод, кажется, уже не подходит, месье де Сен-Аби – слишком официально.

– Ну, тогда, может быть, просто Жан-Клод?

– Прекрасно, – сказала она, – и, Жан-Клод, я очень рада, что у Николь наконец-то исправился вкус.

– Ну, в самом деле, Лили, не будь ребенком, – сказала Николь.

– Но она права, Николь, она совершенно права! – рассмеялся Жан-Клод.

Послеполуденное солнце сквозь чистый горный воздух окрасило в золото озеро Бурже. Весенние полевые цветы покрывали все подножие от ухабистой грязной дороги до луга вдали. Жан-Клод, спешивший попасть в Шамбри до того, как солнце скроется за горными пиками, и опасная дорога погрузится в темноту, мастерски управлял машиной на опасных поворотах. Николь слегка откинулась на сиденье и изучала его лицо. На нем сейчас проступили тонкие морщины, глаза выглядели утомленными, в уголках рта залегли глубокие складки. Это было постаревшее мужественное лицо, которое так очаровало ее двадцать лет назад, лицо человека, которого она до сих пор любила, которого она всегда любила, с той первой ночи в Париже давным-давно. Мысль о том, что они, наконец, вместе, и теперь всегда будут вместе, воодушевляла ее. Все эти годы гонки по свету, головокружительные рауты и приемы, бесконечные поиски любви в объятиях посторонних мужчин, все это осталось позади. Теперь она, наконец, может отдохнуть. «Спасибо тебе, Господи», произнесла она про себя. Сейчас надо заняться Лили. Только сейчас, когда она остановила свой бег, она начала ощущать вину перед дочерью. Рождество в Рио, Барселоне, на острове Патмос. Господи, даже в Биаррице, совсем рядом с Лили, но без нее, если бы только…

– Лили, ты никогда не видела моего сына, Люка? Он вернется в Париж через несколько дней.

– Правда? – спросила Лили, а где он был?

– В Тоскане. Рисовал. Мне кажется, он очень одаренный художник. Масло, акварель, гуашь. Очень здорово, правда. У него талант, которым я могу только восхищаться, так как сам лишен этого. Он готовится к выставке следующей осенью. Вероятно, в октябре. У него это будет первая выставка в Париже. Он выставлялся на юге и еще был небольшой показ в Нью-Йорке в прошлом году, но это будет его первая большая выставка. Он, естественно, очень взволнован.

– Наверняка, это будет в вашей галерее, – Лили рассмеялась.

– Конечно. Но пойми меня правильно. Я должен поддержать его. Я бы не хотел показывать его работы, если они того не заслуживают, и подумал, что, возможно, он сможет помочь тебе поступить в художественную школу. Кажется, ты подаешь надежды.

– Я хочу поступить в школу в Нью-Йорке, – ответила Лили, – но мне нужно сначала подготовить вступительную работу. Было бы замечательно, если бы Люк помог мне с этим.

Николь слушала разговор Лили и Жан-Клода. «Господи, пусть так и будет! Пусть, наконец, у нас будет настоящая семья».

Лили и Люк взяли кофе и вышли из гостиной в небольшой сад. Летний вечер был теплым и пахло каштанами. Мягкий отсвет фонарей на Рю де Сен-Пре падал на внутренний кирпичный дворик.

– Ты бывала раньше в Париже? – спросил Люк, откинув со лба прядь светло-русых волос.

– Да. Я иногда проводила праздники со своей соседкой по комнате и ее семьей в Монморанси. Мы часто ездили в Париж в магазины или пообедать.

– Но ты никогда не была здесь долго.

– Пожалуй.

– Это замечательно. В таком случае, тебе требуется большая экскурсия. Я буду твоим гидом.

Лили почувствовала, что между ними протягивается невидимая нить.

– У тебя найдется время? Ты не будешь слишком занята, чтобы подготовится к демонстрации достопримечательностей?

Люк облокотился на каменную ограду, отхлебнул из чашки и потер затылок.

– Ах, да. Выставка. Ты поможешь мне.

– Чем я смогу помочь?

– Ты поможешь мне с каталогом, и, – он опять задержал на ней свой взгляд, – ты должна мне позировать.

Люк смотрел на нее в смущении. На мгновение у Лили сжалось все внутри, но тут же она поддалась теплу его взгляда и почувствовала незнакомую волну, поднимающуюся из какого-то неизвестного ей источника внутри.

Она просто отказывается ехать с нами, – сказала Николь. – Господи, ну кто остается на лето в Париже? Это какое-то упрямство.

– Ты спорила с ней? – спросил Жан-Клод.

– Нет. Она была совершенно непреклонной, – Николь покачала головой. Лили опрокидывала все ее планы. Она могла понять чувство обиды за годы, проведенные врозь, она сама себе сейчас признавалась, что забросила единственную дочь. Она могла понять гнев. Она понимала страсть, но пассивность Лили, хорошее отношение на расстоянии, выводили ее из себя. И хотя недели, проведенные в Сен-Жермене, были самыми безмятежными за все то время, что они провели вместе, в их взаимоотношениях не произошло никаких сдвигов. Расстояние между ними не уменьшалось и не увеличивалось. Температура их отношений оставалась вежливо прохладной, никогда не повышаясь и не понижаясь. Возможно, еще слишком рано. Возможно, она очень многого ждала, но ей так хотелось приблизить к себе Лили, компенсировать все то время, которое та провела без матери. Дважды она пыталась обнять Лили. Та не сопротивлялась, но и не отвечала, просто принимала эти объятия безо всякой заметной реакции. Как показалось Николь, просто для того, чтобы доставить ей удовольствие. Вроде бы, ей нравились прогулки по магазинам. Она получала удовольствие, примеряя вещь за вещью в каждом модном салоне, счастливо оценивая произведенный эффект и радостно выбирая самое подходящее.

– Мне кажется, что ей нравится посещать занятия, – сказал Жан-Клод. – Она просто не хочет прерывать их.

– Но ты ведь знаешь, как важно, чтобы мы проводили время вместе. – Я едва ли провела с ней час с тех пор, как она приехала в Париж.

Жан-Клод рассмеялся.

– Я понимаю, что часы, проведенные в «Шанель», «Диор» и «Живанши» в счет не идут.

– Ну конечно, они считаются, – сказала Николь, – но я говорю о времени, проведенном с глазу на глаз. Я рассчитывала, что мы будем вместе в Кап-Ферра. Господи, ты же знаешь, что я не могу сразу все рассказать. Я просто могу отвратить ее этим от себя. Мне нужно время.

– Я понимаю, Николь. Это важно для всех нас. Но разве можно за шесть недель добиться перемены? Она выглядит счастливой. Мне кажется, что не надо отрывать ее от занятий, если ей этого не хочется. Чем счастливей она будет, тем легче ей будет адаптироваться. – Он обнял Николь и прижал ее к себе. – Нам не так уж много осталось. Не будем спешить.

В тот день, когда Николь и Жан-Клод уехали из Парижа в Кап-Ферра, Лили сложила одежду в сумку и вышла из дома в Сен-Жермен-де-Пре. Она задыхалась, и у нее кружилась голова, когда она, наконец, добралась до студии Люка.

– Зачем столько одежды? – поддразнил ее Люк. – Она совершенно не нужна для того, чтобы позировать или заниматься любовью, а мы будем проводить время именно так.

– Мы что, даже не будем есть? – рассмеялась она. – Или выходить?

– Нет. У нас нет на это времени. Ты слишком легкомысленна…

Лили бросила одежду на кровать и ждала, когда он ее обнимет. Она повернулась и положила голову ему на плечо. Он взял ее голову руками и осторожно повернул к себе. Как она узнала? Это интересно. Но она знала, с самого первого вечера в Сен-Жермене, что Люк всегда будет в центре ее жизни. Совершенно четко, с равной уверенностью, она знала, что то, что будет кроме этого, это все равно будет Люк. Как она узнала об этом? Ей казалось, как будто чистый, узкий луч света сфокусировался на них, выделил их, осветив друг для друга, оставив остальной мир в тусклой тени. Мадлен верила в реинкарнацию и говорила, что души возвращаются и воссоединяются друг с другом, чтобы продолжить дело, начатое в прошлой жизни. Возможно, она права. Если так, то Люк будет для нее единственным поводом для возвращения, а она – для него. Остальные не важны. Только с Люком ее жизнь. Кроме того, что-то было в них обоих непрочное, иллюзорное. Только вместе они обретали устойчивость. Она ощущала, что в одиночестве никому из них не требовались пища и воздух, и только вместе они были такой реальностью, которой нужны подобные вещи для поддержания жизни. Она никогда не понимала легкомысленных девчонок, которые проводили часы, без толку мечтая о каком-нибудь кадете из военной школы, которая была чуть дальше на берегу озера, или болтая про эротические похождения, большей частью выдуманные, профессора Ле Клера или Херста, светловолосого швейцарца, шофера Мадам. И когда профессор Ле Клер затащил ее в маленькую пустую комнату над гаражом за его домом и просто-напросто трахнул, то это не прибавило ей совершенно никаких ощущений.

* * *

Они встретились за городом в жаркий воскресный полдень.

– Мадемуазель Паскаль! – воскликнул он, вытирая лоб белым носовым платком. – Мадемуазель!

Он прошел с ней по крутой дороге обратно к школе, держа перед собой коричневый бумажный мешок, вытирая носовым платком бисерины пота на лбу. Ему надо, сказал он, сначала закинуть эти бакалейные товары домой, а потом он пойдет с ней в школу.

– Пойдем, пойдем, – сказал он, задыхаясь. – Это займет всего лишь минуту.

Она поднялась за ним по лестнице и наблюдала, как нетерпеливо он поворачивает в замке ключ, неловко перекидывая бумажный пакет из одной руки в другую. Он был мал ростом и широк в талии. Она была уверена, что его курчавые иссиня-черные волосы – крашеные. Его мрачное, квадратное лицо, с большими глазами темно-оливкового цвета, было красивым, лицо, которое могло быть очень строгим, когда он стоял перед ними в классной комнате, и которое светилось, когда он смеялся. Ее поразила деликатность, с которой его толстые, грубые пальцы расстегнули ее белую льняную блузку, а затем ловко освободили крючки на юбке, которая упала вниз к ее ногам. Когда он снял с нее лифчик и взял ладонями ее грудь, он держался едва ли не почтительно. Потом он резко бросил ее на кровать, быстро разделся и придавил ее своим тяжелым телом. Он грубо терся об нее, влажное тело скользило по ее коже, легкая щетина на щеке противно царапала лицо, и только руки оставались нежными и ласковыми. Это ее удивило. Внезапно его грубое дыхание прервалось и, схватив за волосы, он застонал и в изнеможении обрушился на нее. Когда его дыхание стало глубоким и ровным, она с тревогой обнаружила, что он заснул, а она не может выбраться из-под него, но он скоро зашевелился и сполз с нее. Потом глубоко вздохнул и сел. «Господи!» – произнес он едва слышно. Он встал и подошел к небольшой раковине, плеснул себе на лицо и грудь и энергично вытерся маленьким турецким полотенцем.

– Пойдем, пойдем, Лили, – сказал он, – моя сейчас у сестры в больнице и может вернуться в любой момент. Надо идти, так что одевайся побыстрее.

Его голос звучал заговорщицки, хотя Лили не понимала, какое отношение к ней имеют планы его жены или здоровье ее сестры. Но, не видя никаких причин продолжать лежать, она встала и оделась. Она тоже плеснула водой на лицо и промокнула его полотенцем, которое хранило запах его несвежего тела.

– Можно мне выпить молока? – спросила она.

– Молока? – отозвался он удивленно.

– Да, очень жарко.

– Да. Да. Молока. – Он достал бутылку молока из маленького холодильника и попытался снять картонную крышку с горлышка. Лили удивилась, что его руки, такие ловкие и проворные несколько минут назад, стали неожиданно такими неуклюжими. Он налил молоко в маленький стакан и протянул ей. Пока она пила, он поставил молоко обратно в холодильник, нервно болтая о том, как им встретиться в следующий раз. Его жена уезжает каждый вторник – церковный хор репетирует с восьми до десяти по вторникам, объяснил он – и пока сестра в больнице, она будет часто ее навещать. Лили пила молоко маленькими глотками и удивлялась, зачем нужно все это повторять. Она протянула ему пустой стакан, и он аккуратно поставил его в обшарпанную эмалированную раковину. Он решил, что будет лучше, если они выйдут порознь. Лучше, чтобы их не видели вместе. Она кивнула, улыбнулась и вышла. Поднимаясь в гору, она подумала, неужели это то самое, о чем так заговорщицки шептались девчонки по ночам?

– Почему я должна тебе верить? – спросила Лили. Ее голос слегка дрожал, и это выводило Николь из себя больше, чем если бы она на нее кричала.

– Боже мой, Лили, но почему я должна тебе врать?

– Ну, либо ты врешь сейчас, либо врала все последние девятнадцать лет. Мне кажется, что ты врешь сейчас.

– Боже мой, Лили, я так сожалею. Именно поэтому я так умоляла тебя поехать с нами в Кап Ферра. Мне хотелось побыть с тобой, все тебе объяснить, дать тебе возможность побыть с Жан-Клодом. Я не хочу, чтобы ты отдалялась от нас. – Николь вдруг почувствовала, как будто большая кость застряла у нее в горле, из-за чего все слова давались ей с мучительной болью. – Многое из того, что я говорила тебе про твоего отца, это правда, Лили. Что мы очень любили друг друга, что он настоял, когда оказалось, что я беременна тобой, чтобы я…, чтобы мы вернулись в Штаты, потому что начиналась война. Что ему пришлось остаться. Это все правда. Все правда.

Лили уселась посреди комнаты в большое бордовое вельветовое кресло и не мигая смотрела на Николь. Сзади нее по серым наклонным оконным стеклам стекали струи дождя, молчаливого, мрачного, холодного. Николь откашлялась, стараясь избавиться от сдавливающего комка, но это не помогло.

– Не хочешь выпить? – спросила она беспомощно.

– Выпить? – Лили рассмеялась. – Нет, спасибо. Мне достаточно кофе. Но ты можешь выпить, если хочешь.

Николь кивнула и потянулась за кувшином на столике из красного дерева. Она налила себе шерри и пила его маленькими глотками, надеясь, что это поможет ей избавиться от боли в горле. Ей казалось, будто ее тело налито свинцом, в голове туман, невозможно собраться с мыслями. Это было уже плохо. Она так часто за последние месяцы репетировала этот разговор, выжидая подходящего момента. Николь подошла к окну с узорчатыми занавесками и выглянула на улицу, где сгущались холодные сентябрьские сумерки. Это было легче, чем смотреть в серо-голубые глаза дочери; глаза, по которым она ничего не могла прочесть, глаза, которые отказывались ей помогать.

– Теперь расскажи мне про то, как мой отец погиб на войне, – сказала Лили голосом, не терпящим возражений.

– Это, – мягко сказала Николь, – неправда.

– Ложь? – спросила Лили без всякого сострадания.

– Да, – ответила Николь, – ложь. Но только для того; чтобы оградить тебя. Лили, он был женат. Тогда, да и теперь, в Штатах клеймили позором детей, рожденных вне брака. С отцом, который погиб на войне как герой, ты могла быть принята в высшем обществе, поступить в лучшие школы. Тогда у нас не было возможности пожениться. Его жена была больна, душевно больна. Она, Мария, подолгу обследовалась в клиниках. Она была полностью невменяема. У него был сын, мальчик, Люк. Он не мог оставить его с матерью. Все это было безнадежно. И тянулось годами. Мария умерла в санатории, в совершенном безумии. Я не думала, что мне когда-нибудь придется сказать тебе правду.

– И теперь получается, что Жан-Клод – это мой отец, а Люк… – ее голос задрожал.

– Твой брат, твой сводный брат. – Николь подошла к спинке кресла, обняла Лили и прижалась лбом к ее шелковистым волосам. – Ах, Лили, я так сожалею. Я так надеялась, что когда мы с Жан-Клодом поженимся, у нас, наконец, будет настоящая семья.

Лили вырвалась из ее объятий и резко встала.

– Семья? Теперь ты собрала прекрасную маленькую семью, дополнив ее настоящим отцом и настоящим братом. Где была эта замечательная семья все эти годы, когда я так нуждалась в ней, все эти годы, когда ты держала меня на расстоянии, то в одной школе, то в другой? Теперь Люк и я.

– Но так не может продолжаться дальше. Ты понимаешь, Лили. Это невозможно. Я видела, что возникает между вами, именно поэтому я и решила все сразу тебе рассказать, не подготавливая тебя. Тебе нельзя допустить, чтобы чувства, которые ты испытываешь к Люку, а он к тебе, привели к…

– Слишком поздно. Это уже случилось, – ровно сказала Лили, повернулась и вышла из комнаты.

ЧАСТЬ 2

4

Нью-Йорк, 1968.

Элиза Мадиган сдвинула на затылок очки в роговой оправе. Ее лицо было все изрезано глубокими морщинами – следствие слишком большого количества сигарет и мартини.

– О'кей, – сказала она, отодвинув стул от стола и повернувшись так, чтобы видеть всех.

– Чем мы сейчас займемся? – она постучала карандашом по стеклянному столику, который служил ей рабочим местом. Бледно-розовая стена за столом была вся увешана наградами в гладких хромированных рамках, накопившимися за последние двадцать пять лет. Она была легендой в мире бизнеса – одна из первых женщин, ставшая художественным директором рекламного агентства компании «Мастерс, Веллер». Все хорошо знали, что у нее была давняя связь с Диком Мастерсом, красивым и добродушным президентом компании, и что когда он, наконец, развелся, то женился не на ней, а на своей двадцатичетырехлетней секретарше. Эта связь ненадолго прервалась после второй женитьбы, а затем продолжилась, пережив, второй развод, но третья женитьба – на стройненькой инструкторше по теннису – была последней каплей. Хотя эта история не являлась тайной, никто никогда не предполагал, что Элиза заработала свой успех в постели. Было общепризнано, что она лучше всех умела устраивать свои дела. «Господи, как плохо она выглядит», – подумала Марси, наблюдая, как Элиза докуривает очередную сигарету. Яркая помада смазалась по самому краю верхней губы и оставила малиновый след на кончике сигареты, которую она положила в полную окурков пепельницу.

– Ну, какие идеи? – спросила она.

Джим Лиджетт, сидевший рядом с Марси, заерзал на своем вращающемся стуле.

– Элиза, простите, но я просто не вижу, каким образом можно этого добиться. Бюджет составляет двести тысяч долларов, двести пятьдесят максимум, и нужно сделать три сюжета. У вас есть один, который будет стоить триста пятьдесят тысяч. И, – он разочарованно улыбнулся кривой улыбкой, портившей его красивое лицо, – Жене Варио говорит, что это невозможно. Он не понимает.

– Это и не нужно понимать, – сказала Лили. Она откинула с лица свои светлые волосы. – Это приходит с опытом. Вы занимаетесь твердыми духами. Не рефрижераторами и не зерном. Вы не понимаете этого. И соответственно реагируете.

– Он реагирует на вас, – сказал Джим. Остальные засмеялись. – Честно говоря, мне кажется, что Жене нервничает чуть больше, чем обычно…

– Больше, чем обычно? – рассмеялась Марси. – Еще немного, и ему придется сидеть дома!

– Продолжим, и будем объективны. Может быть, он и не «отважный капитан», но он протянул нам руку. Просто это первый ввод новой продукции с тех пор, как компанию «Л'Авентур» выкупила LCI.

– Кэлли, ты уверена в цифрах? – устало спросила Элиза.

– Да, абсолютно уверена. Кстати, у нас в бюджете есть еще пятьдесят тысяч, выделяемых ежегодно на поддержку талантливых. Мы будем привлекать Инес и Веронику?

– Я согласна, что нам нужно что-то сногсшибательное, но мне кажется, что привычные для высшего света модели уже слишком хорошо известны. Думаю, что нам надо подыскать новых Инес и Веронику. Боже, до чего отвратительное занятие! Этим девочкам нет еще двадцати пяти, а я говорю о них, как об отживших свой век. Однако для наших целей, одновременно творческих и финансовых, думаю, нам надо подыскать какого-нибудь новенького. Для нас будет плюсом иметь человека, связанного только с «Л'Авентур». И новичок нам обойдется дешевле. Надо поручить агентам составить списки кандидатов, причем только тех, кто еще не представлял ничего национального. Давайте говорить о двадцати пяти тысячах на первый год при возможности повторить это в следующем. Важно пока попридержать деньги на второй год, а иначе мы окажемся в положении создателей «звезды», которую не сможем продать потом. Это может привести к недоверию клиентов. Запомните, только тот, кто никогда не рекламировал ничего национального.

– Такое впечатление, что мы прочесываем леса в поисках девственницы, – сказал Джим.

– В 1968? – спросила Элиза, закуривая. – Я не думаю, что вы сможете найти хоть одну в лесу, а тем более – в Нью-Йорке! Вы все еще ждете Брэди Пэрриша?

– Мы все согласны с тем, что компания «Пэрриш филмз» справилась бы с этим лучше всех, – ответила Кэлли. – Их цена – сто восемьдесят пять тысяч долларов за три дня съемок. Это совсем неплохо, Элиза, немногим более шестидесяти тысяч в день.

– Мы можем сократить сроки. Может быть, сделать все за два полных дня?

– Ну, есть две проблемы. Прежде всего, мы должны снимать при слабом освещении. Для наружных съемок требуется мягкий свет, – раннее утро, закат. Единственное, что мы можем снимать днем – это наш товар. А потом еще все эти заставки. Это означает переход от одного плана к другому, установку, пробы. Заставки требуют времени.

– Хорошо, хорошо, – сказала Марси. – Может быть, в этом случае нам опустить заставку или сделать ее внутри? Может быть, красивая спальня…

– Может быть, – сказала Кэлли. – Надо смотреть.

– Ну, конечно, – рассмеялась Марси.

– Теперь так, – сказала Кэлли. – Если мы будем делать дорогие декорации, это съест деньги, которые вы хотели бы отложить для съемочной группы.

– Ну, мы могли бы снимать в торговом зале К, – пробормотала Марси.

– Господи, – сказала Лили. – Я знаю замок во Франции. Мы снимали там сюжет, когда я работала в Париже. Это будет сенсация!

– Знаете, – сказала Кэлли, – это неплохая идея. Я думаю, это поможет нам снизить затраты. Съемки в Европе обойдутся дешевле. Если мы сможем использовать съемки в помещении так, чтобы у нас не пропадали дневные часы, то, может быть, нам удастся закончить на день раньше. Конечно, будут транспортные расходы, но я все-таки думаю, что это обойдется нам дешевле, чем в Штатах.

– Сейчас как раз приемлемый обменный курс, – сказала Лили.

– Ну, кто же может лучше знать? – рассмеялась Марси. Она повернулась к Джиму. – Знаешь, наша Лили ездит в Париж на выходные.

– Не каждые выходные, – улыбнулась Лили. – Раз на раз не приходится.

– Говорит, что навещает семью, – продолжала Марси. – Моя семья в Бруклине, но я не так часто ее вижу.

Элиза рассмеялась.

– Кэлли, как быстро ты сможешь все это выяснить?

– Я постараюсь договориться с продюсером Брэди о встрече. Мы можем переработать сценарий для внутренних съемок, и, вероятно, у меня будет новая смета, ну, скажем, к четвергу.

– Если ты сможешь уменьшить расходы с трехсот тысяч до двухсот пятидесяти, максимум до двухсот семидесяти пяти и разрешить вопрос с парой сюжетов, я постараюсь убедить Варио, – сказал Джим. – Сообщите мне, когда мы встретимся в четверг, и если все получится, то я его приведу. И вы все ему представите, – он ухмыльнулся. – И Лили сможет объяснить ему, что это надо «попробовать на собственном опыте», а не «понимать».

Джим поднялся.

– Спасибо, леди, – закончил он.

– Спасибо, Джим, – сказала Элиза. – Мы посмотрим, что можно сделать и сразу же сообщим тебе.

Джим немного задержался после того, как Лили, Марси и Кэлли вышли из офиса.

– Элиза, спасибо тебе за то, что ты за всем этим следишь. Большая часть продукции LCI рекламируется в печати, телевизионная реклама стоит астрономически дорого. Но они идут на это, и если это сработает, то у них появится масса новых разработок, связанных не только с продукцией «Л'Авентур».

– Я понимаю, – сказала Элиза. – У нас действительно лучшая команда из тех, что работают в этой области. Они молоды, но умелы. Действительно умелы. Кэлли – потрясающий продюсер, все у нее всегда в полной боевой готовности. Лили – прекрасный дизайнер, что касается модного стиля или косметики, то в этом у нее непревзойденный вкус. И Марси – лучший автор из тех, что я видела после… после меня! – сказала она, рассмеявшись. – Каждая из них великолепна, но вместе они могут перевернуть мир. Они все сделают. Я ручаюсь.

Дверь лифта медленно, с грохотом, открылась, и Кэлли вышла. Напротив, в холле, Эдна Риней пыталась удержать открытой тяжелую дверь, заталкивая мешок с мусором в мусоросжигатель.

– Добрый вечер, мисс Риней.

– О, добрый вечер, мисс Мартин, – кивнув, ответила она. У Эдны волосы были тускло-коричневого цвета, невзрачные, как засохшая осенняя трава. Ее лицо, бледное и сморщенное, покрасневшие глаза свидетельствовали о постоянной простуде или о недавних слезах. Несвежая белая униформа медсестры, сшитая из какой-то невесомой синтетической ткани, сидела на ней так свободно, что казалось, совсем не касалась тела.

– Как чувствует себя мистер Лэттимор? – спросила Кэлли.

– Ох, знаете, не так уж хорошо, – ответила мисс Риней. – Конечно, он совершенно замучил меня с едой и лекарствами.

– Это совсем не похоже на Дрю, – сказала Кэлли, слегка встревожившись. – Я только положу покупки в свою комнату и разберусь с этим. Я с ним поговорю.

– О, это совершенно необязательно, – ответила мисс Риней. – Он просто стал сварливым.

– Ну, я не видела его несколько дней, – улыбнулась Кэлли, – и мне бы хотелось его повидать. Пожалуйста, скажите ему, что я приду через несколько минут.

– Это правда не…

– Не беспокойтесь, – настойчиво попросила Кэлли, пытаясь управиться с ключом и сумкой с продуктами, чтобы открыть дверь в квартиру. Она прикрыла за собой дверь, положила на стул в прихожей тяжелую коричневую сумку и бросила на маленький столик почту. Сняла пальто, повесила его на спинку большого обитого ситцем кресла и сбросила туфли. Вытянулась, дотронулась до потолка, а потом согнулась, достав руками до пола. Вытянувшись снова, положила ладони на поясницу. Сейчас ничего не было бы лучше горячей ванны, но с этим придется подождать. В первую очередь надо проведать Дрю. «Сварливый Дрю! Что за нелепая характеристика для элегантного, вежливого, образованного, доброго человека», подумала она. «Или эта Риней сумасшедшая, или, может быть, она так на него подействовала, или он так болен, что просто не в себе». Она подошла к холодильнику и налила стакан апельсинового сока, поглощенная мыслями о друге, о нежной, уважительной, благородной дружбе, которая возникла между ними. Странным образом он напоминал ей дядю Джека, который, правда менее элегантно, всегда поражал тетю Элен своей обходительностью и любовью.

«Они оба джентльмены», подумала она. «Один – сталевар из Питтсбурга, второй – ученый с Гарвардским образованием, но оба «джентльмены. Думающие. Добрые. С чувством собственного достоинства». Раз от раза, во время визитов друг к другу, за чашкой кофе или, иногда, за бокалом шерри, она постепенно узнавала историю его жизни… его занятия археологией и поездки по всему миру… он рассказывал это не так, как иногда одинокие люди выплескивают свои проблемы на других, а понемногу, всегда увлекая своим рассказом, никогда не драматизируя и не преувеличивая, всегда с легким чувством юмора. Следящий за собой мужчина, холостяк, – ему легко удавалось быть другом, не становясь назойливым.

Однажды она спросила, почему он до сих пор не женился, и сразу же смутилась от своего вмешательства в личную жизнь. Он просто мило рассмеялся и сказал, что это, видимо, вследствие его склонности к пожилым женщинам, показывая на свою фотографию с черепом, найденным при раскопках на Амазонке. Первые четыре года знакомства он всегда носил воротничок и галстук с одним из мягких твидовых жакетов, но после паралича, поразившего левую руку, отказался от тяжело давившегося галстука. Однако всегда был так же просто и хорошо одет. После второго, более серьезного удара, ему пришлось лечь на шесть месяцев в больницу. Кэлли навещала его в больнице Леннокс-хилл раз в неделю, приносила почту и сообщала новости о заново сформированном комитете квартиросъемщиков. Она была очень рада, что его речь не пострадала, и когда сидела у его кровати, он все так же замечательно говорил, без всяких жалоб встречая эту страшную, обездвиживающую атаку.

По просьбе Дрю она позвонила его племяннику Полу и попросила взять на себя кое-какие дела. Однажды, когда она выходила из больничной палаты, появился Пол, такой же красивый, как Дрю, только моложе. Когда Дрю выписался из больницы, именно Пол настоял, чтобы в доме появилась сиделка, и Дрю, хотя Кэлли ясно видела, как ему не нравится, что в доме будут посторонние, милостиво согласился, не желая вызывать дополнительные волнения. Когда она думала о друге, который жил напротив, через лестничную клетку, о том, насколько он стал более уязвимым, чем раньше, когда они в первый раз встретились, она чувствовала, что ее захлестывает волна любви к нему; волна благодарности за взаимоотношения с человеком, который старше на сорок лет… Удивительное сочетание заботы и уважения, без тени навязчивости. Она не хотела беспокоить его сейчас, когда ему, вероятно, не хотелось никого видеть, но все-таки она была достаточно ему близка. Она знала, что он ее простит.

Она допила сок, подставила стакан под струю из неисправного, брызгающегося крана, и глубоко вздохнула, отогнав от себя образ Дрю, хрупкого и слабого.

Эдна Риней открыла дверь и, опустив голову, позволила Кэлли пройти в знакомую квартиру. Было странно встречать этот мрачный прием вместо элегантного приветствия Дрю. Она прошла по коридору, уставленному книгами, мимо маленького столика с фотографиями в большую гостиную. Вид массивного коричневого кожаного кресла, так любимого Дрю (после многолетнего пользования оно хранило отпечаток его тела), а сейчас опустевшего, опечалил Кэлли.

– Он спит? – спросила Кэлли.

– Не думаю. Несколько минут назад он не спал.

– Вы сказали ему, что я пришла?

– Конечно, – ответила Эдна с некоторой обидой.

– Так он встал или мне пройти к нему в спальню?

– Нет, он не вставал, и если вы хотите его видеть, то вам надо войти.

– Вы хотите сказать, что он весь день провел в кровати?

– Как и всю неделю, или, по крайней мере, большую ее часть.

– Вы звали врача?

– Мисс Мартин. Я сиделка. И буду делать то, что я считаю необходимым. А сейчас, если вы хотите его видеть, входите.

Кэлли, раздраженная и охваченная тревогой, переступив порог спальни Дрю, постаралась улыбнуться. Тяжелые узорчатые шторы были опущены, и темная комната освещалась только маленькой лампой на столе около простой односпальной кровати.

– Кэлли? Как хорошо, что ты зашла! Как у тебя дела?

Слабый голос ее встревожил. Она пододвинула небольшое кресло с прямой спинкой поближе к кровати.

– У меня все хорошо, Дрю. Как ты себя чувствуешь?

– А, немного не по себе, но все нормально, правда. Я не… – кашель прервал его и заставил содрогнуться слабое тело.

– Дать тебе воды, Дрю?

– Я бы предпочел немного хереса, – он улыбнулся.

– А тебе можно? Врач разрешил?

– Я думаю, что можно. Он ничего не говорил о том, чтобы я не пил. А я не собираюсь очень буянить.

Кэлли рассмеялась.

– Я очень рада это слышать! Я схожу сама или мне попросить мисс Риней?

– Все равно. Спроси, может быть, она тоже выпьет. Это может улучшить – он закашлялся, – ее расположение. Бедная мисс Риней… Не очень-то хорошо по отношению к ней, – улыбаясь, упрекнул он сам себя.

– Я спрошу у нее.

Она была рада ненадолго выйти из комнаты. Вид Дрю – седая щетина на его щеках, влажные и спутанные волосы, капли пота на лбу – ужаснул ее.

– Мы с мистером Лэттимором собираемся выпить немного хереса. Вы не присоединитесь к нам? – спросила Кэлли.

– О, нет. Я не пью.

– Мисс Риней, – сказала Кэлли, наливая херес из хрустального графина в два небольших бокала. – Я действительно полагаю, что следует позвать врача. По-моему, у него лихорадка. Меня беспокоит кашель.

– Ну да, если бы он принял лекарство от кашля, которое я ему давала…

– Мисс Риней, вы позовете врача?

– Уже восьмой час. Я только могу связаться со службой.

– Но они могут связаться с врачом, – она не могла больше скрывать раздражение.

– Мисс Мартин! Меня нанял мистер Лэттимор…

– Прекрасно. Это прекрасно, мисс Риней. Он что-нибудь ел?

– Я приготовила ему обед, и если вы думаете, что ему нечего было есть, то я вам должна сказать, что он отказался от еды.

Кэлли взяла бокалы и вернулась в комнату.

– Вот и я, Дрю. Давай я тебе помогу. Позволь мне взять на минуту подушки. Вот так. Лучше?

– Да, спасибо тебе. Спасибо.

– Дрю, мисс Риней сказала, что ты ничего не ел. Тебе надо копить силы.

– Ох, Кэлли, я надеюсь, ты не собираешься заставлять меня, как ребенка?

– Ну конечно нет, Дрю. Правда. Я просто немного обеспокоена. Я совсем не собиралась надоедать тебе.

– О, никогда, – он засмеялся. – Ты просто никогда не пробовала то, что готовит мисс Риней. Это – он отпил хереса, чтобы унять кашель, – это так же интересно, как и сама хозяйка.

– У меня есть мясо и овощной суп. Домашний. По-моему, вполне хороший. Это подойдет тебе?

– Если честно, то у меня совсем нет аппетита, но это должно быть очень вкусно. Питательно, но не тяжело. Спасибо. Я с удовольствием поем.

Кэлли поставила бокал на столик у кровати.

– Сейчас принесу. Я разогрею дома. Это быстро. – Она увидела, что Эдна Риней сидит в кресле Дрю, уставившись в телевизор, и почувствовала раздражение. – Сейчас вернусь. Вы можете оставить дверь открытой, чтобы мне вас не беспокоить, когда я вернусь.

– Оставить дверь открытой? В Нью-Йорке? Никогда! Позвоните, и я открою.

– Как хотите, – сказала Кэлли, когда дверь уже захлопнулась за ней.

5

Кэлли растянула витой телефонный шнур, насколько это только возможно, и, прижав плечом трубку, помешивала закипающий суп.

– Лэттимор? – сказала она, – Пол Лэттимор. Где-то в Вестчестерском округе. По-моему, Бэдфорд. Черт, – ругнулась она, когда трубка соскользнула с плеча. – Простите, это не вам. Нет, два т. Л-э-т-т-и-м-о-р. Да, Пол. Все правильно. Подождите сек… – Она бросила ложку и потянулась за карандашом. – Так. 914-877-4848. Да. Я записала. Спасибо, – она повесила трубку и сняла кастрюлю с плиты, прежде чем набрать номер.

– Квартира Лэттимора.

– Здравствуйте. Могу я поговорить с Полом Лэттимором?

– Можно узнать, кто его просит? – это был глубокий мужской голос.

– Это Кэлли Мартин. Я соседка его дяди, Эндрю Лэттимора.

– Одну минуту, мисс Мартин. Он только что вышел, но я постараюсь его поймать.

– Спасибо. Это очень важно.

– Здравствуйте. Мисс Мартин? Пол Лэттимор.

– Здравствуйте, мистер Лэттимор. Я понимаю, что вы собирались уходить. Мне неловко вас задерживать, но я очень беспокоюсь о Дрю.

– Мы встречались в больнице, не правда ли? Кэлли, кажется? – Кэлли почувствовала, как краска залила ее щеки, и вспомнила графин на прикроватном столике Дрю. Пол Лэттимор, – высокий, стройный, темные волосы спадают на лоб, – переступил порог этой грязной комнаты. Угловатые черты его лица, холодные темные глаза, неровная улыбка, собирающаяся в уголках губ глубокими складками – он был прекрасным портретом Дрю, только в два раза его моложе.

«Я люблю его». Невероятная, неожиданная мысль ударила ей в голову, как будто машину с пьяным водителем занесло на повороте, но логика взяла верх. «Я сумасшедшая. Я даже не знаю этого человека. Я люблю его лицо», уговаривала она сама себя, «его сходство с Дрю». Но что – она пришла в замешательство от мысли, захватившей ее – «что, если действительно такое возможно… внезапное узнавание всеми рецепторами мозга каждой клеточки его кожи, и вдруг загорается красная лампочка тревоги: «Это он, хозяйка! Это тот, единственный». Она отогнала от себя эту мысль, решив, что это бред усталости, и постаралась напомнить себе о том, что любит совершенно другого человека, а не этого мужчину, стоявшего рядом с ней у кровати Дрю.

– Да, все правильно, мистер Лэтти…

– Пожалуйста, называйте меня Пол.

– Хорошо. Пол, он очень болен. Боюсь, что пневмония. У него лихорадка, он кашляет… лежит в кровати и очень плохо выглядит.

– Господи, я разговаривал с ним сегодня утром. Голос был совсем слабый, но он сказал, что чувствует себя прекрасно.

– Ну, вы же знаете, он не любит никого беспокоить. Послушайте, я бы не хотела вмешиваться, но мне кажется, что его надо показать врачу.

– А что мисс Риней? Она вызвала врача?

– Нет. Такое впечатление, что ей очень не хочется его звать. Даже кажется, что она не очень обеспокоена его состоянием. Может быть, я становлюсь паникершей, но мне так кажется. Она довольно непростой человек и очень обиделась, когда я спросила про врача.

– Не надо, Кэлли, не волнуйтесь. Сейчас же позвоню врачу Дрю и поговорю с ним. Он мой друг. Мы вместе учились в колледже. Он приедет. Не могу передать, как я признателен вам за заботу. Я собирался приехать завтра, но думаю, что мне удастся приехать этим вечером.

– Почему бы вам не подождать, когда приедет доктор? Дрю может сильно встревожиться, если увидит вас сегодня среди ночи. Я буду здесь и позвоню, или попросите доктора, чтобы он вам отсюда позвонил. Вы ведь куда-то собирались уходить?

– Дочь с друзьями поехала смотреть баскетбольный матч. Надо их забрать оттуда, но я буду дома через полчаса. Жду вашего звонка.

– Мне тоже надо идти, Пол. Я пришла разогреть суп, и мне не хочется, чтобы он долго ждал. И, Пол, я, наверное, не буду говорить ему, что звонила вам. Господи, я совсем не хочу ему врать, но…

– Понимаю. Думаю, что вы правы. И, Кэлли, я сейчас не могу как следует вас поблагодарить. Мы еще поговорим.

– Хорошо. Всего доброго.

– До свидания.

Держа в руках кастрюлю с супом и большую кружку – Дрю будет легче управляться с ней, чем с миской, – Кэлли прошла через холл и локтем нажала кнопку звонка. Она нетерпеливо ждала, когда мисс Риней оторвется от телевизора и справится с цепочкой и тяжелым замком. Дверь открылась, и женщины обменялись раздраженными взглядами.

– Что вы несете? Я же вам сказала, он не будет есть, – заявила мисс Риней.

– Он решил съесть немного супа, – сказала Кэлли, направляясь прямиком в кухню. Она налила горячий бульон, заправленный овощами и маленькими кусочками мяса, в кружку Ей пришлось просмотреть несколько кухонных полок и ящиков, прежде чем она нашла столовую ложку и салфетки.

– Мисс Риней, – крикнула она в гостиную. Никто не отозвался. Она вышла и увидела, что мисс Риней сидит в кресле, прикованная к телевизору. – У вас есть поднос?

– Что?

– У вас есть поднос?

– Справа от холодильника, – ответила она, не отрываясь от телевизора.

«Бедный Дрю!» – подумала Кэлли, неся поднос, «он целый день имеет дело с этой женщиной, зависит от нее даже в мелочах».

– Так будет удобно, Дрю, – сказала она, устанавливая поднос перед трогательной маленькой фигуркой под одеялом. – Надеюсь, тебе понравится.

– Пахнет потрясающе, – ответил он, силясь улыбнуться. Здоровой рукой поднес чашку ко рту и отпил немного. Ей захотелось помочь ему, но она сдержалась.

– Очень вкусно, – сказал он. – Спасибо.

Кэлли подвинула кресло ближе к кровати и засунула салфетку за воротник его пижамы.

– Есть в кровати не очень удобно, – она мягко рассмеялась, надеясь, что он не обидится за то, что с ним обращаются, как с ребенком.

– Спасибо, – он не возражал. – Расскажи мне, что было у тебя интересного за эти дни. Скоро придется ехать во Францию?

– На следующей неделе, кажется, мы сделаем нечто потрясающее. Сюжеты, которые мы сняли прошлой весной, имели такой успех, что они хотят, чтобы мы продолжили. Это все будет сниматься во Франции, так что мне придется ездить туда-сюда.

– Нравится путешествовать? – спросил он.

– О, да, правда, мне бы хотелось иметь побольше свободного времени, чтобы посмотреть город. Мы встаем в шесть тридцать, в восемь – в студии и снимаем до восьми или девяти вечера. Во время обеда обсуждаем следующий день съемок, падаем в кровать в изнеможении, встаем на рассвете, чтобы просмотреть сделанное накануне, и так далее и так далее. Совсем нет времени поездить по окрестностям.

– А вы не можете остаться ненадолго после того, как все уже готово?

– Мы должны скорее ехать обратно в Штаты и начинать монтировать. У нас обычно жесткие сроки.

– А как твой молодой человек? Как его зовут?

Она тихо рассмеялась. Она не считала Брэди, который был на десять лет ее старше, молодым человеком. Но для Дрю, конечно, так и есть.

– Брэди, – сказала она.

Имя прозвучало как обвинение, как подтверждение недостаточности внимания к нему. Из-за чего же еще они никогда не говорили о свадьбе, если не из-за ее дурацких ошибок, эгоизма, глупой собственнической черты натуры, которая отталкивала такого человека? Надо учиться. Надо учиться быть более свободной, не зависящей от условностей, лучше понимать его стремление к свободе. Надо учиться или она потеряет его навсегда, а она не вынесет этой потери. Она с трудом вспоминала свою жизнь до него, лишенную насыщенности и волнений. Один звук его голоса по телефону заполнял собой всю внутреннюю пустоту, окатывал ее ощущением счастья и смысла жизни, такими новыми для нее, и в то же время он создавал ноющую пустоту вокруг, пустоту, заполнить которую могли только его руки. Возвращаясь мыслями к прошлому апрелю, даже сейчас она чувствовала дрожь, пробежавшую по ее телу, когда он впервые ее коснулся.

Они сидели рядом на маленьких вельветовых откидывающихся сиденьях в затемненном зале перед экраном, и он прижался к ней плечом, взяв ее руку в свои. Он мягко говорил о видах, проплывающих перед ними на экране; о вчерашних пробах, под каждой из которых выделялась четкая надпись и номер. Посторонний шум как обычно сопровождал звук, но она была не в состоянии сосредоточиться на фильме. Она была полностью поглощена близостью его тела, соприкосновением их плеч, рук. Точки соприкосновения горели и жгли.

Реакция на его близость удивила и смутила ее. В замешательстве она попросила оператора прокрутить ролик еще раз. Придумала, что вроде бы заметила нехорошую царапину. Брэди сказал, что он не видел никакой царапины, но не возражал против того, чтобы просмотреть пленку еще раз. Он больше не прикасался к ней. Между ними была вежливая, профессиональная дистанция во все оставшееся время показа. Когда она подошла к камере, чтобы внимательно проверить кадр, он, вместо того, чтобы аккуратно обойти камеру с другой стороны и наладить фокус, подошел к ней вплотную и стал поправлять линзы.

За обедом они сидели, разделенные фотографом Стюартом, оператором Франсуа, Лили или Марси, Жене Варио или Джимом Лиджеттом, никогда рядом или напротив. Так было до заключительного вечера в последний день съемок, когда они еще раз сели рядом, и она опять почувствовала его волнующую близость. Разговаривали о съемках, о Париже, о других фильмах, не касаясь личного, но она чувствовала такую близость между ними, как будто они уже были любовниками, как будто они были любовниками тысячу лет. Когда она пошла в дамскую комнату, Марси вышла вслед за ней.

– Что происходит между тобой и Брэди? – спросила Марси. – Искры летают. Я чувствую это на другом конце стола!

Она хотела сказать, – какая ерунда, – но передумала. – Господи, какая дикость! Я совершенно не понимаю, что происходит.

– Не понимаешь? – подруга рассмеялась. – Зато я понимаю.

– А другие знают? – спросила она.

– Не обижайся, Кэлли, но когда за столом Лили, мы с тобой можем раздеться хоть донага, а эти мужики ничего не заметят. Кроме Брэди, конечно.

– У нее потрясающая внешность! – согласилась Кэлли. – Мне с трудом удалось уговорить ее прийти сегодня. Она сказала, что до отъезда хочет побыть с семьей. Я уговорила ее, – этот Жене Варио мог быть страшно разочарован и испортить вечер всем остальным. Но она собирается уйти пораньше.

– Значит, вечер рано закончится, – сказала Марси. – Все лучше для тебя, как мне кажется.

– Боже, но ты никому не скажешь? – все-таки спросила Кэлли, зная, что разговаривая с Марси, можно об этом не беспокоиться. – В конце концов, ничего не было, и я не хочу, чтобы, взяв по моей рекомендации Брэди, меня упрекали в непрофессионализме.

– Мы все рекомендовали Брэди, и его одобрили в агентстве, и наши клиенты. Ты его никем не заменишь. Все знают, что свою работу он делает прекрасно. И не беспокойся. Я никому ничего не скажу.

После того, как Лили извинилась и ушла, обед лениво тянулся, и Кэлли поразилась своему собственному терпению; она знала, как закончится вечер, и нервно размышляла, какой она будет – первая ночь любви с ним. Она находилась в каком-то бреду нетерпения, но слишком хорошо понимала пикантность ситуации, так что ей даже хотелось ее разрушить.

Брэди поймал такси. Они попрощались со Стюартом и Франсуа, заверив друг друга, что встретятся на следующих съемках. Жене Варио, Джим Лиджетт, Марси, Кэлли и Брэди загрузились в такси, смеясь и подшучивая друг над другом.

– «Мюри», – сказал Брэди шоферу.

– О, высади нас в Дюмини, – предложил Джим.

– Это за углом, сразу за «Мюри». Давайте там выпьем по стаканчику перед сном, – попытался их уговорить Брэди. Марси бросила понимающий взгляд на Кэлли, которая не в силах была выдавить из себя улыбку.

– По-моему, это прекрасная мысль! – звонко отчеканила Марси, когда они пересекли Новый мост и ехали по направлению к Рю де Риволи.

Кэлли почувствовала головокружение, очарованная неоновыми огнями ночного Парижа, наэлектризованная нетерпением, рвавшимся наружу из каждой клеточки тела. Такси остановилось у «Мюри», и веселая компания направилась к бару.

– Да, это замечательная ночь, – сказала Марси, потягивая из своего бокала. – Но я все-таки вернусь в Дюмини. Хочу сегодня собраться, чтобы завтра до самолета успеть посмотреть город.

– Да, я тоже, – сказал Джим. – А как ты, Жене? Ты еще не готов ко сну?

– Пожалуй, – ответил он. – Это были очень хорошие съемки. – Он допил свой бокал, вышел из-за стола и остановился, надевая плащ.

– Нам с. Кэлли надо обсудить кое-какие детали, – сказал Брэди, – завтра утром, возможно, не будет времени. Я провожу ее.

– Хорошо, – согласился Джим. – До завтра.

Кэлли проводила взглядом уходящих. Она видела, как они вышли из отеля и повернули за угол. Обернулась к Брэди. Он улыбался.

– Пошли, – скомандовал он.

В лифте Брэди снял галстук и достал из кармана ключ. Открыл дверь и пропустил Кэлли вперед. Потом закрыл дверь, обнял ее и поцеловал. Сначала нежно, а потом жадно, с нетерпением. Он взял ее за руку и подвел к кровати. Она села на краешек. Опершись коленом на кровать, он стал расстегивать ее блузку.

– Брэди, я не уверена… работа…

– Знаю, – сказал он, закрывая ей рот поцелуем и прижимая к подушкам.

Когда Кэлли вернулась рано утром в Дюмини, ее ждала записка:

«Остаюсь еще на несколько дней. Буду в офисе в среду. Лили».

Дрю протянул кружку Кэлли.

– У Брэди все нормально, спасибо, – услышала Кэлли свой голос. – Он на побережье, снимает для Ревлона. Я, конечно, увижу его в Париже. – Она собрала в ложку остатки овощей и мяса на дне кружки.

– Дрю, доешь. Это очень полезно, – сказала она, протягивая ложку. Он улыбнулся и подчинился. Зазвонил телефон, Кэлли сняла трубку и, вытянув шнур, передала ее Дрю.

– Алло? – от напряжения он закашлялся. – Я в полном порядке, Пол, спасибо. Как ты, как дети?.. О да, Кэлли Мартин была так добра, что принесла мне суп ее собственного приготовления. Очень вкусный. Вот и все, правда… Да, она еще здесь… О, Пол, это поздно. Это совсем необязательно… Ну, хорошо, если ты так думаешь… Да, сейчас, одну минуту. Кэлли, это мой племянник Пол. Он хочет поговорить с тобой. – Дрю откинулся на подушки и закашлялся.

– Алло?

– Кэлли, я говорил с Биллом Ииглишем, врачом Дрю. Он говорит, что ему надо срочно ехать в больницу. Он взял санитарную машину и скоро будет.

– Да. Хорошо. Я побуду с Дрю, пока он не приедет… Хорошо… Это меня не затруднит… Хорошо. До свидания. – Кэлли повесила трубку.

Кэлли ехала с Дрю в санитарной машине, их сильно трясло, и всю дорогу сопровождал вой сирен и мигание красных лампочек. Дрю лежал на носилках и выглядел очень утомленным и бледным. Мисс Риней сидела рядом с Кэлли на маленьком кожаном сиденье.

– Я знаю, Дрю, эта тряска ужасна. Это просто такой участок. Мы уже почти приехали.

На его лице появилась болезненная улыбка. Она взяла его за руку. Через несколько мгновений машина остановилась. Двери распахнулись, санитары умело вытащили носилки и быстро покатили их через автоматические стеклянные двери. Мисс Риней и Кэлли поспешили за ними. Кэлли подошла к конторке и сообщила имя поступившего больного женщине в стеклянном окошке. В этот момент появился доктор Инглиш и прервал ее.

– Спасибо, Кэлли, придется его оставить здесь, – сказал он. – Я доктор Инглиш. У него пневмония. Я хочу, чтобы его подняли наверх прямо сейчас.

Кэлли подошла к носилкам и взяла Дрю за руку. – Тебе надо лечь в больницу, Дрю. Они быстро приведут тебя в норму.

Он сжал ее руку, и она, повинуясь порыву, наклонилась и поцеловала его в лоб. И сразу же смутилась.

– Что такое, мисс Мартин? – в слабом голосе Дрю звучало притворное удивление. – Что это случилось с вами? – Он еще раз сжал ее руку и, пока его везли к лифту, улыбался ей. Кэлли проводила его взглядом, не зная, что ей теперь делать. Хотелось остаться с ним, как-то облегчить его страдания. Вместо этого она достала из сумки мелочь и оглянулась в поисках телефона. Молодой негр говорил в трубку. Она присела. Где мисс Риней? Поднялась наверх или ушла? Рядом маленький красивый мальчишка пуэрториканец прижимал окровавленное полотенце к локтю. Его лицо, грязное и заплаканное, было очень серьезным. Мать держала сына за руку, а свободной рукой приглаживала свои кудрявые волосы. Она тихо говорила с ним по-испански. В другом конце узкой комнаты женщина со спутанными темными волосами, в грязном свитере, пыталась пробиться между остальными, сидящими на кушетке из искусственной кожи, чтобы тоже посмотреть телевизор. На ней были старые тапочки без носков или чулок, опухшие ноги были покрыты отвратительными багровыми язвами. Пока Кэлли ждала, когда освободится телефон, она обернулась к телевизору. На экране полицейский вел в участок мужчину, на голову которого было что-то накинуто. Репортер поднес микрофон к лицу худощавого темноволосого, напряженного молодого мужчины.

– Это нарушение закона. Одно из проявлений преследования итальянцев в Америке. Паскуале Монтини – всеми уважаемый бизнесмен, и мы докажем, что эти обвинения безосновательны. Это демонстрация того, как можно довести человека…

– Спасибо, мистер Ди Стефано, – прервал его репортер. Имя привлекло внимание Кэлли. Это был Джозеф Ди Стефано, адвокат Паскуале Монтини, он сказал, что его клиент обвиненный в рэкете и убийстве невиновен.

«Господи, – подумала Кэлли, это же брат Марси. Его зовут Джо. Он юрист.» Она вспомнила, как гордилась Марси, когда Джо окончил юридическую школу в Колумбии.

Телефон освободился. Она вернулась мыслями к Дрю и набрала номер Поля.

6

Облаченные в мантии рабочие подняли обитый красным гроб на плечи и, придерживая его руками, медленно вынесли из придела красивой романской церкви. Пол Лэттимор вышел, сопровождая хрупкую, седую женщину с тростью. Кэлли поняла, что это его мать. За ними следовали мальчик и девочка. Кэлли подумала, что это, должно быть, Кристина и Чарли, дети Поля. Дрю говорил о них с большим участием, когда два года назад у них умерла мать. Среди присутствующих были вице-президент Соединенных Штатов, губернатор штата Нью-Йорк, два сенатора, мэр и плеяда «звезд» мира бизнеса и искусства.

Похоронная процессия внимала величественным и печальным звукам органа. Кэлли все еще находилась под впечатлением некролога, который был помещен в «Нью-Йорк Таймс». Только после того, как она прочла эти две колонки, она осознала, что ее тихий, не имеющий никаких амбиций друг был членом семьи Лэттимор – потомков первого железнодорожного магната, среди которых были губернаторы, сенаторы, международные банкиры; семьи, обладающей одним из крупнейших состояний в Америке.

Гроб вынесли на улицу под моросящий дождь и положили на блестящий черный катафалк. Пол с семьей стоял у входа в церковь, принимая соболезнования. Кэлли колебалась, остаться ли ей и поговорить с Полом или прикрыться от дождя и постараться поймать такси на Парк-Авеню, но Пол прервал ее размышления.

– Кэлли, – мягко сказал он, – спасибо, что пришли. Пожалуйста, познакомьтесь с моей семьей. Мама, я хочу представить тебе Кэлли Мартин. Она была соседкой Дрю, и была очень добра к нему.

– О да, мисс Мартин. Эндрю и Пол говорили мне о вас. Конечно, мы все вам очень благодарны за вашу доброту к Эндрю.

Женщина очаровала Кэлли: маленькая, подтянутая, с высокими скулами и хрупкими чертами лица, все еще красивая, несмотря на высохшую кожу, одетая в безупречный приталенный черный костюм. Маленькая черная шляпка «таблетка» прикрывала ее седые вьющиеся волосы. Голос ее был твердым и уверенным.

– Дрю был моим другом, – произнесла Кэлли. На ее глаза навернулись слезы. – Дорогим мне другом. Мне будет его очень не хватать. Я очень сожалею о вашей потере, миссис Лэттимор.

– Спасибо вам, моя дорогая, – сказала она и поцеловала ее в щеку.

– Кэлли, – сказал Пол, – я собираюсь побывать в квартире Дрю, привести все его вещи в порядок. Вероятно, мы могли бы пообедать вместе. Я бы хотел отблагодарить вас за вашу помощь в ту ночь.

– О, Пол, спасибо, но это необязательно. Я уезжаю по делам в Париж. Вернусь дней через десять…

– Хорошо, возможно, когда вы вернетесь. И еще раз спасибо вам за вашу помощь.

– Я уже сказала, Пол, Дрю был для меня не просто другом. Мне было не трудно. Я очень многое с ним потеряла. – Она пожала Полу руку, поразившись еще раз красоте его глубоких карих глаз, и вышла под холодный дождь.

Марси склонилась над раковиной в ванной комнате, плеснула холодной воды на свои пылающие щеки, вытерла лицо полотенцем и тихо постояла, надеясь, что успокоится пульсирующая головная боль. Потом проглотила две таблетки аспирина и пошла на кухню, чтобы налить себе еще кофе. Боль возобновилась, когда она наклонилась погладить серого кота, трущегося о ее ноги.

– Уже почти час дня, а ты еще не завтракал. Так нельзя, папа, – сказала она. – Я дам тебе что-нибудь. Да. Сейчас, подожди.

Услышав звук открываемой консервной банки и почувствовав запах тунца, папа вспрыгнул на стол и нетерпеливо замяукал, призывая Марси поторопиться. Она выложила содержимое банки в маленькое блюдце и сунула под нос Папе.

– Иди. Можешь есть прямо здесь. Моя голова расколется, если я опять наклонюсь, чтобы поставить это на пол.

Кот с готовностью набросился на еду. Она пила кофе маленькими глотками, гладила его по большой, круглой голове и невольно улыбалась глядя на него. Из-за крепкого сложения, серой шерстки и неутомимого любопытства и аппетита она назвала его в честь Хемингуэя. Сейчас, сквозь горький туман, наполнявший ее, она чувствовала благодарность к нему за то, что он был рядом.

Марси затянула халат потуже и, взяв с собой чашку кофе, прошла в маленькую гостиную. Устроившись в уголке софы, спасенной ею, когда тетя Роз делала, у себя дома перестановку, она набрала номер Кэлли, Она уже собиралась повесить трубку, когда Кэлли, задыхаясь, ответила.

– Я не вовремя? – спросила Марси.

– Нет, я просто только вошла. Телефон звонил, пока я открывала дверь, и я вбежала, чтобы успеть.

– Боже, куда ты ходила в такое паршивое утро?

– Сегодня утром были похороны Дрю, – ответила Кэлли.

– Ах, правда. Прости меня. Я забыла.

– Марси, у тебя все в порядке? У тебя совсем мрачный голос.

– Ты видела газеты? – спросила Марей.

– Да. Ты имеешь в виду Джо? Я поняла, что это Джо.

– Господи, Кэлли, я не вынесу этого, – у нее встал комок в горле. – Эти ублюдки убили нашего отца. Как он мог?

– О господи, Марси, прости меня. Я не знала…

– Мой отец не был с ними. Они взорвали машину, в которой он сидел. Она принадлежала кому-то еще. Они просто попали не в того, – пока она говорила, слезы заливали ее лицо. – Подожди минуту, – сказала она, доставая из кармана салфетку. Она громко высморкалась. – Прости.

– Марси, ты не хочешь куда-нибудь пойти? Лили собиралась попозже пойти пообедать. Может быть, тебе будет лучше на людях.

– Что я хочу, так это поехать в Бруклин и выбить из него всю эту дурь. Я больше не могу слышать об этом, – она зарыдала.

– Ох, Марси, мне не нравится, когда ты так ругаешься. Пожалуйста, не надо.

– У тебя ведь было такое возвышенное утро, правда? – Марси вновь обрела контроль над собой. – Нет, послушай. Я собираюсь поговорить с Джо. И поеду прямо сейчас. Я позвоню, когда вернусь. Может быть, я пообедаю с вами. Хорошо?

– Конечно, Марси.

– Спасибо, что выслушала меня, Кэлли. Мне просто надо было с кем-нибудь поговорить. Я не спала всю ночь. Просто как помешанная.

– Постарайся не принимать это так близко, Марси. Если бы я знала, чем я могу тебе помочь.

– Спасибо, Кэлли. Я позвоню тебе.

Поезд F, почти пустой в воскресный день, монотонно громыхал по пути к Бруклину. Храпящий, пропахший мочой пьяный занял своим бренным телом три сиденья, неуклюже положив одну руку под голову, а вторую свесив вниз. В конце вагона сидела китаянка с оравой маленьких детей. Марси присела в середине вагона, на достаточном расстоянии от пьяного, чтобы не чувствовать его запаха, и уставилась в грязный пол, стараясь собраться с мыслями, подготовиться к тяжелому разговору с Джо. Поезд остановился у «Джей-стрит», поджидая поезд А, чтобы забрать его пассажиров. Три чернокожих подростка расхлябанной походкой прошлись от дальнего края платформы к поезду. Что-то нахальное и пренебрежительное в их манере двигаться содержало в себе угрозу. Почти бессознательно китаянка собрала своих детей поближе. Марси опустила глаза и постаралась усилием воли отключиться от всего окружающего и сосредоточиться на своих мыслях.

«Знает ли мама? Боже мой, это убьет ее. Ее дитя, дорогой Джо работает на этих мерзавцев, убивших ее мужа!» Марси не делала различий между членами этой банды. Ей было все равно, кто отдал приказ убить отца и чьи амбиции удовлетворял низший чин, исполняя приказ. Для нее все они, объединенные своими жестокими, безжалостными законами, были равно виноваты в смерти отца. Внезапная мысль пронзила ее, как нож: неужели мать так жестока, до сих пор так ненавидит отца, что оправдывает Джо, защищающего его убийц? Нет, это невозможно. От этой мысли у Марси похолодело внутри, и из желудка поднялась волна тошноты и изжоги. Она распахнула пальто и постаралась успокоить участившееся дыхание.

Поезд замедлил ход и накренился на длинном повороте. Ей надо собраться с духом. Следующая остановка всего лишь через минуту. Надо сдержать свой гнев, раздражение, и собраться с мыслями. Она поговорит с ним рассудительно, напомнит ему то ужасное воскресное утро, когда они узнали о смерти отца, и постарается понять, что сделало Джо, всегда такого тихого и застенчивого, таким холодным, таким обособленным, таким бесчувственным.

Поезд остановился. Марси глубоко вздохнула, запахнула пальто, ступив на платформу, и пошла вперед к короткой лестнице, которая выводила на угол Смит-стрит. Она вышла на холодную, сырую улицу и огляделась. Ничего не изменилось здесь со времени ее детства. На дальнем конце улицы до сих пор работал сапожник Сал, рядом со старой кондитерской лавкой, где она и Линда Монтини покупали комиксы и шоколадки «Milky Way» по пути из школы. Кроме того, остался ресторан «Голубой фонарь», где респектабельные соседи, воры и «фараоны» заключали перемирие на время, пока они наслаждались маринованными кальмарами, черным кофе и крепкими напитками. Здесь был мясной магазин, в котором не продавалось мясо, но который служил штаб-квартирой для местных воротил. Все было точно так же, как тогда, когда она здесь жила. Она повернула за угол, чувствуя, как ее гнев постепенно сменяется тревогой, медленно поднялась по ступенькам старого дома на Юнион-стрит.

7

Вид Марси, появившейся в дверях, с опухшими красными глазами, с бутылкой вина, поразил Кэлли.

– О, Марси, это было ужасно? – спросила она.

– Хуже, чем ужасно, – ответила она, проходя за Кэлли в квартиру, – Вот, – она протянула Кэлли бутылку – Есть штопор?

– Привет, Лили.

– Я, наверно, найду, – сказала Кэлли.

– Побудь пока с Лили. Я скоро вернусь.

– Родственнички, – сказала Лили. – Они могут свести с ума.

– Да, – Марси плюхнулась на кушетку. – Однако, ты, кажется, не устаешь далеко ездить, чтобы повидать своих. Ты бываешь в Париже не меньше, чем в Нью-Йорке.

– Ну, это совсем другое дело, – сказала Лили. – Может быть, я просто люблю Париж.

– Вот, – сказала Кэлли, протягивая Марси бокал вина.

– Спасибо. Только оставь здесь бутылку. Она мне еще пригодится.

– Слушай, Марси, звонил Брэди. Он хочет сводить нас в «Элайн». Как ты насчет этого, или, может быть, никуда не пойдем сегодня?

– Нас? – рассмеялась Марси. – Он хочет сводить «нас» в «Элайн»?

– Да, я сказала ему, что вы с Лили у меня, и он решил, что это прекрасно. Что-то типа репетиции заключительного вечера в честь конца съемок, как он сказал. Ты могла бы пригласить Брайана, если хочешь.

– Брайана нет в городе.

– Это может отвлечь тебя, – предположила Лили.

– Ты не хочешь рассказать? – спросила Кэлли.

– Здесь особо нечего рассказывать. Джо не захотел говорить об этом. Знаете, когда отца убили, всю мою любовь к нему я перенесла на Джо. Я хотела, чтобы он чего-нибудь в жизни добился, понимаете? Он был сообразительный, находчивый, и мне не хотелось, чтобы он разносил пиццу или клал кафель на кухне у каких-нибудь господ. Маму это не волновало. Ее не волновало, поступит ли он в колледж. Она только хотела, чтобы он был к ней привязан. В общем, когда я нашла работу, я могла переехать в Манхэттен, но осталась дома, чтобы помогать ему с учебой, и он с честью закончил колледж и поступил в юридическую школу. Господи, я так им гордилась. Можно было подумать, что он мой сын. У него все складывалось хорошо. Он мог получить работу в одной приличной фирме, но он все время чего-то стеснялся, я думаю, из-за своей руки. Так что я особо не удивилась, когда он сказал, что хочет работать в нашем районе. Ладно. Пусть это будет работа с недвижимостью, или в сфере бизнеса, или далее с преступностью, если ты стоишь на стороне закона… – ее голос дрогнул, – вы знаете, что он сказал? – Она сделала большой глоток вина. – Я спросила его, как он мог так поступить? Знаете, что ответил мне этот мерзкий сукин сын? Он сказал: «Может быть, я все еще стараюсь доказать старику, что я могу быть хулиганом». Вы поверите? – Марси поставила пустой бокал на маленький столик для коктейлей и разрыдалась. – Ублюдок. Использовать отца как оправдание!

– Ох, Марси, – Кэлли положила ей руку на плечо.

– Нет, нет, – сказала Марси, мягко отстраняя Кэлли. – Все нормально. Прости. Все нормально. Правда. Где же это вино?

Зазвонил телефон.

– Это, наверное, Брэди. Что мне ему сказать? Честно, Марси, если ты не хочешь, то мы останемся с тобой.

– Нет, давайте пойдем. Почему бы и нет? Я так же могу напиться там, как и здесь. – Она обняла Кэлли. – Это просто плохая шутка. Не беспокойся, я буду вести себя хорошо.

– Еще по одной, – сказал Брэди официанту.

– Сию минуту, сэр.

– Ну, все готовы ехать в Париж? – спросил он.

– Я всегда готова ехать в Париж, – улыбнулась Лили.

– Послушай Лили, – Брэди наклонился к ней и оперся на стол. – В чем тут дело? Тайный любовник? Что там у тебя? Я знаю парней, которые убьются только за одну встречу с тобой, но ты им не уделяешь ни малейшего внимания. Здесь кто-то есть. Слушай, ну кто он – в Париже?

– Моя семья в Париже, – холодно сказала Лили. – Ты же знаешь, Брэди.

– Я знаю, я знаю, – Брэди глотнул еще виски. – Но никто не проводит столько времени со своей семьей.

– Да, скажи нам, Лили, – присоединилась Марси. – Я бы тоже хотела знать ответ на этот вопрос. Ты знаешь все про Кэлли и про меня, а сама, – она остановилась, чтобы сделать рожицу, – Снежная Королева.

– Давайте не будем, надо дать ей перерыв, – рассмеялась Кэлли, чувствуя некоторую неловкость.


Подошел официант с бокалами на подносе. – Нет спасибо – сказал Брэди. – Не сейчас. Мы еще не покончили с этими.

– Джентльмен из бара прислал их, сэр – официант показал на улыбающегося темноволосого мужчину.

Нет, – сказала Марси. – Я не могу поверить. Только не сегодня!

К их столу оторвался от стойки и подошел Джерри.

– Брэди, друг, как поживаешь?

– Спасибо, прекрасно, Джерри. Пододвинь кресло и присоединяйся.

– О’Кей. Это неправильно, что у тебя одного столько великолепных женщин. У вас какая-то группа или как? – сказал он, хлопнув Брэда по спине. Ты не протии, чтобы нас представить?

– Нет, конечно, Келли Мартин, Лили Паскаль, Марси Ди Стефано, это Джерри Монтано.

– Марси Ди Стефано! Клянусь Богом! Я тебя не узнал. Как поживаешь, Марси?

– Брэди, Джерри, вы знаете друг друга? – Рассмеялся он.

– Да, – с готовностью ответил Джерри – Мы старые соседи. Марси и моя младшая сестра Линда были лучшими подругами боже, какой же я дурак! – он засмеялся. – Послушай, твои приятели уже кончают обед? Как ты смотришь на то, чтобы нам пойти в город потанцевать? Как насчет «Палладиума»?

– Нет, – сказала Марси.

– Пойдем, Марси, – сказала Лили, – давай немного развлечемся.

Первый раз с тех пор как Джерри сел за стол, он взглянул на Лили. Она обворожительно улыбнулась.

– Да-а, – сказал он, откашливаясь. – Давайте немного развлечемся. Я заплачу.

– Я заплачу, Джерри, – сказал Брэди.

– Ты можешь заплатить по всем счетам, когда мы пойдем в город. Дай мне оплатить этот, – сказал он, вставая.

– Лили, ради Бога, что ты делаешь? – спросила Марси.

– Собираюсь потанцевать, Марси. Потанцевать.

– Что происходит? – Брэди шепотом спросил у Марси? – В чем дело?

– Откуда ты его знаешь? – спросила Марси.

– Он мой сосед. Живет напротив меня. Что между вами было?

– Это старая история. Он умеет притворяться. Очень хорошо умеет притворяться.

– Он агент по продаже домов, – сказал Брэди. – Его компания построила дом, в котором я живу.

– Его компания! Это ужасно! Его компания. Липовый контракт, наверно.

– Обычные подрядчики, я думаю, – сказал Брэди.

– Правда? – сказала Марси с ноткой сарказма.

– Какого черта ты все это говоришь, Марси?

– Не надо, Брэди, она расстроена, – мягко сказала Кэлли. – Оставь ее в покое.

– Я говорю о том, мистер Пэрриш, что он – один из этих воротил, из их воровской шайки. По-видимому, с тех пор он здорово продвинулся, уже не просто грязный продавец лотерейных билетов, но, не взирая на шелковый костюм, все такой же мошенник.

– Ты серьезно? – недоверчиво спросил Брэди. – Парень слегка грубоват, но…

– Да, серьезно, – ответила Марси. – Послушай, у меня был такой длинный тяжелый день, и я слишком выпила. Я пойду домой.

Она отодвинула стул и встала, слегка покачиваясь.

– Марси, подожди. Я пойду с тобой, – сказала Кэлли.

– Нет, нет. – Марси ухватилась за нее, задев стол. – Оставайся. Оставайся с Брэди. Со мной все в порядке. Мне надо поехать, домой и покормить Папу. Со мной все в порядке.

– Брэди, поймай ей такси, ладно?

– Да, конечно, Кэлли. Марси, держись за меня. Я поймаю тебе такси. Пошли потихоньку.

Кэлли проводила взглядом Брэди и Марси, которая неровными шагами пробиралась между столиками к выходу. Затем посмотрела на Джерри, вернувшегося к столику. Она узнала выражение его лица, которое так много раз видела до этого у мужчин, впервые встретившихся с Лили. Он был в ее власти.

8

– Послушай, Кэлли, куда подевалась Лили? – в голосе Брэди послышалось нетерпение.

– Она в дамской комнате.

– Пожалуйста, не могла бы ты вытащить ее оттуда? Черт, что там с ней случилось?

– Я думаю, что она неважно себя чувствует. Смотри, давай остановимся на голубом бархате. Это, по-моему, то, что ты хотел? – Модельер держал в одной руке голубое бархатное вечернее платье, а в другой – зеленое атласное.

– Да, я думаю, оно лучше, но, может быть, Лили…

– Все нормально. Она идет. – Кэлли рукой подозвала Лили. – Какое платье, Лили? Голубое или зеленое? Мы с Брэди считаем, что…

– Голубое, – сказала Лили.

– Прекрасно, – сказал Брэди. – Решено. Теперь давайте посмотрим на нашу продукцию, ладно? Какого размера бутылку мы берем? – Брэди обнял Лили за плечи и подвел ее к столу на краю площадки.

– Посмотри, Кэл, – крикнул ассистент директора, направив цистерну с водой на исходную позицию. Водяные струи из шланга разлились по булыжнику, и он заблестел в электрическом свете. Она аккуратно прошла по скользким, мокрым камням, обойдя софит и путаницу проводов, потом обогнула фонтан и подошла к Марси, которая стояла в дальнем конце площадки. Она села в одно из парусиновых кресел, расположенных рядом с маленьким монитором.

– Господи, ненавижу эту часть, – сказала Марси, откидываясь назад в своем кресле. Она одернула джинсы и вытянула ноги. – Эти ожидания сводят с ума.

– Знаю. Освещение сцены всегда тянется вечность. Мы поздно начинаем, – сказала Кэлли, посмотрев на часы. – Надо бы закончить съемки до вечера, а то наш бюджет раздуется до невероятных размеров.

– Не понимаю, как тебе это удается, Кэл.

– Удается что?

– Удается сочетать личные и деловые отношения с Брэди в одно и то же время.

– Это непросто, – ответила она. – Особенно когда дело касается перерасходов. Я стараюсь сохранять свою линию поведения с его продюсером, но это всегда сложно. Действительно, все остальные съемки прошли очень гладко. Никаких денежных проблем, никаких перерасходов, но сейчас я не знаю. Все как-то по-другому. Что-то, что нельзя даже объяснить.

– Ты тоже, да? Я чувствую то же самое последние две недели. Не могу понять, в чем дело.

– Ну, могло быть и хуже. Мы могли бы все лето снимать, как заведенные, в Лос-Анджелесе, – сказала Кэлли. – Может быть это потому, что такие длинные съемки. Мы раньше никогда не снимали в течение пяти недель.

– Может быть, – сказала Марси. – Что происходит с Лили? Она как-то странно себя ведет. И выглядит ужасно. Для Лили, конечно, – Марси рассмеялась.

– Что-то, видимо, печалит ее. Я весь вечер извинялась за нее перед Брэди. Он совсем потерял терпение. А она как будто чем-то поглощена… не замечает этого.

– Не понимаю, – сказала Марси. – Точно та же съемочная группа, та же команда, те же клиенты. Съемки никогда не обходились без химии, но в этот раз… Джим Лиджетт нервный, все нервные.

– На Джиме срывает зло Жене Варио. Джим для него – благодатная почва. Жене раньше никогда не был таким.

– Я сказала тебе, что Элиза звонила сегодня утром? Она хотела узнать, как идут дела. Я сказала, что все прекрасно, и так оно и есть, но…

Даже Хло, – сказала Кэлли, показывая на манекенщицу, которая спряталась в грузовике, чтобы переодеться в голубое бархатное платье. – Я сидела рядом с ней сегодня за завтраком, и она была такая безучастная, такая равнодушная. Подумать только, это в первый раз с тех пор, как мы знакомы.

– Она не в счет. Она француженка. Французы все сумасшедшие, – Марси засмеялась. – Может быть, мне стоит начать писать сценарии для Англии или, еще лучше, для Италии.

– Неплохая идея, – улыбнулась Кэлли. – Тогда ты могла бы видеться с Брайаном. У тебя с ним все кончено?

– О, да. Скорее всего.

– Что-то серьезное?

– Ничего. Мы друзья… ходим в кино, обедаем, много говорим. И больше ничего.

– Ты хочешь, чтобы так и было?

– Да. Наверное. Ты знаешь, Кэлли, это странно. Мне кажется, что у меня есть талант, – Марси откинула со лба волосы и развернулась в кресле так, чтобы видеть лицо Кэлли. – Я уверена, что могу хорошо писать. Не просто для коммерции. Я не это имею в виду. Когда я была маленькой, все мои подружки гадали, какие у них будут фамилии после замужества. Я же мечтала только о своей собственной фамилии – на обложке книги. Пока они подыскивали имена для своих будущих детей, я выбирала имена для героев своей книги. Так было всегда. Но я иногда я думаю, что эта энергия, сила, которая заставляет меня писать, это та же самая любовь. Другие люди работают. Думаю, что им ничего не остается, чтобы любить кого-то… романтически я имею в виду. Думаю, что если писать из того же источника как это делают писатели то же. В каком то смысле это одной то же… самому что-то пережить или сочинить это на бумаге.

– Это нелепо, идиотизм. И это пугает. Не столько из-за тебя, сколько из-за меня.

– Что ты имеешь в виду? Что творчество дает тебе то же самое, что тотально любящий дает другому? Это нормально. Но ты сейчас описала то, что я чувствовала, но никогда не могла выразить по отношению к Брэди. Однажды я назвала эту чертову камеру другой женщиной. Он сразу замкнулся, стал мрачным. Сказал, «Господи, теперь она ревнует к камере»

– Ох, Кэл, я говорила о себе. Я не имела ввиду других.

– Все так же, Марси. Мы можем говорить друг с другом обо всем, что чувствуем.

– Послушай, раз уж мы заговорили о Джерри? Знаешь, что Лили встретилась с Джерри после того вечере в «Элайн»?

– Да, она говорила мне. Брэди сказал, что он совсем сошел с ума: загородил ему проход в квартиру и выспрашивал все о ней… Называл ее богиней!

– Он звонил. Старался убедить, что работает сейчас вполне законно. Умолял меня ничего не говорить о нем Лили. Сказал, что видится с ней каждый вечер с тех пор.

– Ты веришь в то, что он работает законно?

– Я верю в то, что он верит в это.

– Но? – Кэлли уловила скептицизм в ответе Марси.

Марси фыркнула. – Он может заниматься законным бизнесом, но я уверена, что он не делает этот бизнес законно.

– Что это значит?

– Это значит, что такие ребята, как он, всегда держат кого-нибудь на крючке. Им всегда надо кого-нибудь перехитрить. И раз уж мы заговорили о Лили… Я думаю, что она слишком увлеклась кокаином.

– Да, – согласилась Кэлли. – Я в этом совсем ничего не понимаю, но Брэди сказал то же самое. Он сказал, что его не волнует, что делает она или кто-нибудь еще, до тех пор, пока это не касается его. Он хотел, чтобы я поговорила с ней об этом. Я этого не сделала. Ты знаешь, она как реактивный самолет… Любит эксперименты…

– Думаю, что это уже больше, чем эксперимент. Мне кажется, у нее в голове сплошная путаница. Что-то не так. Я люблю Лили, считаю вас обеих и Брайана своими самыми близкими друзьями, но по-настоящему я никогда не была с ней близка так, как с тобой. Я чувствую, что надо поговорить с ней, спросить, может быть, ей нужна помощь, но это так трудно.

– Знаю. Мне тоже. Она всегда чуть-чуть на расстоянии, не дотянуться. Иногда мне хочется ее разозлить или сделать еще что-нибудь в этом роде, но она всегда недосягаема.

На другой стороне площадки, за фонтаном, Хло вышла из грузовика. Голубое бархатное платье без пояса облегало ее длинное стройное тело. Пышные черные волосы были собраны в узел, подчеркивавший тонкую грациозную линию шеи. Ассистент подвел Хло к специальной отметке около фонтана. Гример припудрил ее оливковую кожу, а фотограф Стюарт элегантно поднес к ее щеке маленькую линейку.

– Очень хорошо, дорогая, – проворковал он.

– Уволить Стюарта! – рассмеялась Марси. – Он красится больше, чем Хло. Мне кажется или он действительно сегодня кокетничает больше, чем обычно?

– Сегодня все ведут себя более странно, чем обычно. И Стюарту тоже нелегко.

– Может быть, он влюблен.

– В Хло?

– Конечно, нет, – засмеялась Марси. – В кого-нибудь из окружения или в гримера. Я не знаю. Господи, ты только взгляни на нее. Даже в самые лучшие мои времена я никогда не буду так хорошо выглядеть!

– Прекрати сейчас же! – засмеялась Кэлли. – Ты прекрасно знаешь, что выглядишь прекрасно.

– Но не так. Я не об этом. Хоть французы и сумасшедшие, но у них есть стиль. Она действительно сногсшибательна. Нам повезло, что мы ее нашли, – сказала Кэлли.

– Учитывая деньги, которые она получает, ей повезло, что мы ее нашли, – сказала Кэлли.

– Слушай, я лучше вернусь и попробую сдвинуть все это с мертвой топки. Увидимся позже, подружка.

– Ты не хочешь остановиться перекусить на обратном пути в гостиницу? – спросила Марси.

– Нет, спасибо, – ответила Лили. – Я обещала маме, что буду сегодня вечером у нее.

Марси посмотрела на часы.

– Но уже очень поздно. Почти полночь.

– Знаю. Я ненадолго. Просто завтра еще один длинный день, а послезавтра мы сворачиваемся. У меня может не быть другого случая.

– Хорошо, поеду домой. Тебя подвезти?

– Нет, не надо. Хло собиралась меня подбросить.

– Хорошо. Встретимся завтра в восемь. В кофейне.

– Нет, лучше на площадке. Если будет очень поздно, то я останусь. – Лили старалась говорить ровным голосом, чтобы скрыть напряжение, от которого ее всю колотило.

– Ладно, пока, – Марси запихнула пачку сценариев в мягкий кожаный портфель, поднялась и перешла через площадь к ожидавшей ее машине.

Лили вошла в грузовик. Хло, на которой были только джинсы, сидела за гримерным столиком и на маленьком зеркале осторожно надрезала бритвенным лезвием два пакетика белого порошка. Она наклонилась и проглотила содержимое одного пакетика.

– Пошли, Хло, поторопись. Мы можем опоздать.

– Расслабься, дорогая, – сказала она. – Не хочешь попробовать? Будь моим гостем. – Она показала рукой на второй пакетик. – Это лучше, чем…

– Нет, спасибо, – прервала ее Лили.

– Как хочешь. – Хло нагнулась и проглотила содержимое второго пакетика. Потом взглянула на себя в большое театральное зеркало: темные и мягкие как соболиный мех, волосы, шелковистые оливковые плечи, безупречная обнаженная грудь… Она подошла к Лили, взяла ее руку и положила себе на плечо так, что пальцы Лили слегка коснулись ее великолепной груди.

– Посмотри на нас, Лили, – тихо сказала она. – Что ты видишь?

– О, Господи, Хло, – смех Лили прозвучал, как серебряные колокольчики. – Пожалуйста, поторопись.

– Нет, – настаивала Хло. – Посмотри на нас в зеркало. Мы обе так красивы, правда? Мы прекрасная пара. Ты, такая светлая и холодная. И я, такая темная и горячая.

На мгновение Лили улыбнулась тому, что она приняла за неудачный подбор слов на неродном языке, но быстро поняла, что это было сказано намеренно. В глазах Хло, почти черных, с поволокой, она прочитала тот же жадный интерес, который она так часто видела у мужчин. Она иногда встречала такое выражение глаз у женщин, у старшеклассниц в школе в Экс-ле-Байнс, не раз у Мадам. Она аккуратно убрала руку.

– Нам надо спешить, Хло.

Хло продолжала смотреть на их отражение в зеркале, но Лили уловила легкую перемену в ее глазах. Это был уже не взгляд, полный желания, но тоже знакомый Лили взгляд совершенной уверенности в своей красоте, в своей власти, взгляд женщины, принимающей обожание других с той же легкостью, с какой другие выпивают стакан воды. Этот минутный эпизод не удивил их, не смутил и не поссорил. Они слишком хорошо понимали друг друга. Хло встала и сняла с вешалки длинную белую шелковую рубашку, надела ее и затянула в талии.

– Возможно, в другой раз, дорогая, – улыбнулась она. – Не волнуйся. Генри будет здесь. Он нас подождет. Я очень хороший покупатель. Пошли, я готова. – Она вытащила связку ключей из большой сумки. – Пошли.

Они прошли по булыжной мостовой, пожелав спокойной ночи съемочной группе, и поспешили к зеленому «порше» на другой, стороне площади.

– Хло, посмотри. Ты видишь этого мужчину? Вот того, в плаще. Ты видишь, как он на нас смотрит?

– Наверняка мужчины часто на тебя смотрят, дорогая! – рассмеялась Хло.

– Я не об этом. Я видела его раньше. Мне кажется, он меня преследует.

– Лили, не становись параноиком. Ты почувствуешь себя лучше сразу же после того, как мы сделаем для тебя эту маленькую покупку.

9

– Марси, подожди. Кто-то идет.

– Ерунда, это, наверно, Брэди. Мы можем закончить с тобой завтра утром. Это не так важно.

– Ладно, тогда поговорим потом, – Кэлли положила трубку, запахнула халат и пошла открывать дверь.

– Иду, иду. Потерпите, – крикнула она, так как стук в дверь повторился.

– Это я. Джим Лиджетт.

– Джим? – удивилась она, открывая дверь. – Привет. Проходи. В чем дело? Ты выглядишь…

– Я пытался дозвониться тебе или Марси в течение десяти минут. Обе линии были заняты.

– Да, мы обсуждали расписание завтрашних съемок.

– Кэлли, – сказал Джим, садясь на кровать. – Мне позвонили из Нью-Йорка. Элиза Мадиган. У нее был сердечный приступ. В офисе. Примерно в полдень. Она обедала в офисе, и ее секретарь услышал, как она…

– О Боже! Что с ней?

– Они вызвали скорую, которая отвезла ее в больницу Леннокс-хилл. Когда они туда приехали, она уже умерла.

– Боже мой, Боже мой! – сказала Кэлли, теребя пояс халата. Она представила себе Элизу на месте Дрю на белых подушках в Леннокс-хилл. – О Боже мой.

– Мне очень жаль, Кэл, – сказал Джим. – Я знаю, что вы были близки. Я тоже очень ее любил. Послушай, нам надо сказать Марси.

– Да. Конечно. Слушай, Джим. Ты скажешь Марси? Д я постараюсь найти Лили. Она у своих. Господи, я не помню фамилию ее матери после замужества. Николь… Может быть, Марси помнит. Я скажу Брэди. Может быть, нам следует быстро все закончить. И ехать обратно. Слушай, скажи все Марси и передай, что я позвоню ей чуть позже. Хорошо?

– Да. Я все сделаю. Сколько сейчас времени? Восемь? Встретимся в девять. У меня. Ладно?

– Ладно, хорошо. Я собиралась заниматься домашними делами и уже переоделась. Я надену что-нибудь. И приду.

– Нам надо решить, как действовать. Мне следует поставить в известность Жене Варио, но нужно сначала разобраться самим.

– Хорошо. До встречи.

– Знаешь, мне очень неприятно сообщать такие плохие новости.

– Знаю, Джим. Мне жаль, что тебе пришлось это сделать.

Кэлли прижала плечом трубку к уху, а сама застегивала рубашку.

– Черт, – проворчала она, услышав сигнал «занято». Она прошла в ванную, умыла лицо холодной водой. В голове крутились обрывки мыслей, которые она пыталась разобрать, как части головоломки, и привести в порядок:

«Завтра снять последние две сцены… Сегодня же поменять билеты на Нью-Йорк… Снимать дополнительные эпизоды в Нью-Йорке?»

Кэлли перебросила полотенце через плечо и снова попыталась дозвониться Брэди. Все еще занято. Она заправила рубашку в джинсы, схватила ключи и выскочила на площадку. Нервно перебирая ключи, пока открывались двери лифта, Кэлли вопросительно посмотрела на женщину, которая стояла в кабине, и нажала кнопку четвертого этажа. «Быстрей, быстрей», – торопила она шепотом. Брэди поможет… поможет все расставить по порядку, решит, что надо, сделать сразу, что может подождать до Нью-Йорка. И он поддержит ее, успокоит, поможет пережить еще одну потерю, потерю, которая случилась так скоро после Дрю. Он поможет понять, почему ее охватывает такая паника, поможет ей обратиться к здравому смыслу, обрести контроль над своими чувствами, не разбрасываться, не бояться, чувствовать себя непринужденно.

Она постучала. За дверью были слышны голоса. Она постучала еще раз. Дверь открылась.

– Кэлли, – сказал Брэди, – что случилось? Не совсем вовремя, Кэл. Тебе стоило позвонить.

– Я пыталась, – ответила она, ощущая новую волну тревоги.

– Было занято…

– О, Бога ради, дорогой, впусти ее. Ты же сам отключил телефон. – Накрашенное лицо Стюарта показалось из-за плеча Брэди. – Входи, дорогая, – он ухмыльнулся. – Чем больше, тем веселее.

Брэди открыл дверь и жестом пригласил Кэлли войти.

– Налей девочке выпить, дорогой, – промурлыкал Стюарт, усаживаясь в небольшое кресло около кровати. Кимоно, в которое он был одет, распахнулось, открывая его худое обнаженное тело. – Иди сюда, любимая.

Кэлли проследила глазами за его рукой. Она только теперь заметила Хло, – простыня кое-как прикрывала ее ноги, верхняя часть тела была обнажена, она опиралась на локоть, положив голову на руку. Другой рукой Хло откинула с лица распущенные черные волосы.

– Да, дорогая, – она мечтательно улыбнулась, – иди сюда. Присоединяйся.

Брэди протянул Кэлли выпивку и ухмыльнулся. В оцепенении она взяла стакан дрожащей рукой. Стюарт наклонился к тумбочке и слизнул кокаин с поверхности зеркала.

– Где меня воспитывали? – отругал он сам себя и предложил порошок Кэлли.

– Я не думаю, что мисс Мартин злоупотребляет, Стюарт, – лицо Брэди искривилось в глупой улыбке.

– Брэди, – сказала Кэлли, – я пришла сказать тебе, что Элиза умерла. Сердечный приступ. Возможно, нам придется укоротить съемки… Брэди? – сказала она, ненавидя себя за мольбу, которая прозвучала в ее голосе.

– Очень плохо, – сказал он. – Но надо признать, что она выглядела так, как будто умерла уже два года назад. – Он засмеялся.

– Ох, Брэди, как не стыдно! – упрекнул Стюарт.

Хло откинулась на подушки и нежно ласкала свою грудь. – Брэди, в чем дело? – проговорила она капризно. – Она собирается играть или нет? Чего мы ждем?

– Ты само нетерпение, прелесть! – ответил Стюарт. Он сбросил с нее простыню и жестом пригласил Брэди сесть к ее ногам. – Начни без нее. Нет, делай все как следует, дорогая. Если Кэлли понравится то, что она увидит, то она решится к нам присоединиться. – Он подошел к кровати и встал на колени перед Брэди. Он потянулся, развязал пояс халата Брэди, распахнул его и стал ласкать его бедра. – О-о-о, милый, – промурлыкал он.

– Брэди? – взмолилась Кэлли.

– Ну, ты будешь плакать или присоединишься к нам? Это все довольно забавно. Нет? Ну, тогда ты, наверно, не возражаешь против того, чтобы мы показали себя? – Он взял голову Стюарта обеими руками, ласково притянул к себе, потом наклонился влево, и провел языком по шелковистому бедру Хло.

Кэлли выронила стакан и, спотыкаясь, пошла к двери.

Монотонное гудение двигателя самолета успокоило головную боль Кэлли.

– Ты в порядке? – спросила Марси.

– Нет. Но буду, – по щекам Кэлли текли слезы.

– Ты не хочешь поговорить?

– Не сейчас. Ты не возражаешь?

– Конечно, нет. Но, Кэл, я хочу рассказать тебе кое-что. Ладно?

– Конечно.

– Мне предложили перейти на другую должность. Вместо Элизы.

– Художественным директором?

– Да. Как ты думаешь?

– Я думаю, что это здорово, Марси. Правда, это потрясающе. Знаешь, я не думала об этом, но я ручаюсь, что Элиза выбрала бы тебя.

– Спасибо, Кэлли. Мне очень приятно это слышать. Я просто хотела сказать тебе до того, как мы прилетим в Нью-Йорк.

– Я рада, что ты сказала. Это действительно хорошая новость. Я очень рада за тебя.

– Господи, я же еду прощаться с Элизой. Она была по-настоящему добра ко мне. Ладно, давай немного поспим.

– Марси, я правильно поступаю? То, что я уезжаю, я имею в виду. Может быть, мне следовало остаться? Я не перестала быть, я не знаю, профессионалом?

– Не будь к себе такой строгой. У тебя была убийственная ночь, Кэл. Лили возьмет на себя эти эпизоды. Там нет диалогов. Все дело только в освещении. Она и этот подонок все сделают. Тебе не надо было оставаться. И у тебя, без сомнения, есть причина, чтобы вернуться в Нью-Йорк. Мне будет нужна помощь в переговорах с руководством. И мы находимся под прицелом редакторов. В любом случае, тебе сейчас лучше быть в Нью-Йорке. Ты можешь заняться озвучиванием и подобрать музыку. Мы отдохнем пару дней – это нам просто необходимо. И, кроме того, я уверена, что ты хочешь пойти на похороны. Нет, ты правильно делаешь, что возвращаешься вместе со мной.

– Спасибо, – прошептала Кэлли.

– Постарайся немного отдохнуть.

– Хорошо. Спокойной ночи, – Кэлли откинула сиденье, повернулась на бок и натянула на себя одеяло до подбородка. Она крепко закрыла глаза, из которых все равно капали слезы, стараясь подавить рыдания, которые душили ее изнутри. Она открыла глаза и стала смотреть в темноту. Все внутри у нее разбилось о боль этой ночи, боль резкую, чем-то знакомую, воскресившую боль старых потерь. Не в состоянии отогнать от себя события этой ужасной ночи, она поняла, что не сможет заснуть, и в этот момент решила плотно закрыть дверь – ворота, которые позволяют другому подойти так близко, что его уход вызывает душераздирающую боль. И если полный отказ от любви, которого она сейчас так мучительно желала, это плата за то, чтобы никогда больше не испытывать такой разрушительной боли, то пусть так и будет.

10

– Три месяца? Почему три месяца? Лили, передай, пожалуйста, сливки. Спасибо.

– Ну, – сказала Марси, – Я предупредила об этом, когда оформлялась. Чтобы у них было время подыскать постоянного художественного директора.

– Но почему? – спросила Кэлли. – Они ведь не предлагали тебе временную работу?

– Нет, это была моя идея. Как омлет, Лили? – Марси улыбалась, слегка поддразнивая их и получая от этого удовольствие.

– Замечательный, спасибо, – Лили рассмеялась. – Послушай, этот ленч – твоя идея, Марси. Ты сказала, что хочешь нам что-то сообщить. И ты нам сообщила, что собираешься уехать на три месяца. Это серьезные новости, понятно, но почему? Почему ты уезжаешь? Что случилось? И, кроме того, я тоже должна вам кое-что сообщить. Так что, если ты не продолжишь, я тебя опережу.

– Давай первая, – засмеялась Марси.

– Нет, ты.

– Вы обе сведете меня с ума! – сказала Кэлли, бросая салфетку на стол. – Что происходит? Марси, ты первая.

– Ладно. Перед тем, как мы последний раз уехали из Парижа, я послала копию своей рукописи редактору. Когда я приехала, то получила от нее письмо. Ей понравилось. Черт побери, ей очень понравилось! И она ее продала. Мне надо кучу всего переписать, поправить, подчистить, но дело в том, что мой первый роман купили! И меня опубликуют.

– Господи, Марси, это же здорово! – обрадовалась Кэлли.

– Ты, наверное, вне себя от радости! – сказала Лили.

– Да, да. О Господи, да. Я решила сдать свою квартиру и снять что-нибудь за городом, так, чтобы можно было как следует сосредоточиться. Никаких отвлекающих моментов. Только я и Папа. У меня есть шесть месяцев, чтобы закончить рукопись.

– О, Марси, я так рада за тебя!

– Спасибо, Кэл.

– Но без тебя все будет совсем не так, Марси. Мы так долго были одной командой. Мы с Лили…

– Вы все сделаете прекрасно. Кто-нибудь хочет десерт? Есть шоколадный мусс…

– Я, наверно, не буду. А ты, Лили?

– Нет, но если ты хочешь, Марси, то возьми. Я выпью еще кофе.

– Три кофе, – сказала Марси официантке. – Лили, ты сказала, что тоже хочешь нам что-то сообщить. Что?

– Ну, – сказала Лили, глубоко вздохнув и вытерев салфеткой уголки рта, – я до сих пор не знаю, как вам это сказать, так что лучше просто… Я выхожу замуж.

– Что? – Кэлли задохнулась от изумления. – Когда? За кого?

– Твой загадочный француз! – провозгласила Марси.

Они молча подождали, пока официантка поставит перед ними горячий кофе.

– Ну? – спросила Марси.

– Нет, – тихо сказала Лили. – Джерри. Джерри Монтини.

– О Господи, Лили…

– Марси, перестань, – прервала ее Кэлли.

– Ах, нет, правда, Лили. Ты могла бы иметь любого мужчину на земле, а ты выбрала Джерри. Ради Бога, почему? Почему?

– По одной единственной причине. Я беременна.

– Ох, Лил…

– Нет, все нормально. Я в порядке. Вот почему я все съемки провела в ванной комнате. Я ничего не говорила, потому что не была уверена. Господи, – она тяжело вздохнула, – мне было так плохо! Сейчас уже гораздо лучше.

– Ты ведь останешься в агентстве, правда? – спросила Марси.

– Нет. Я почти никогда не видела свою мать, когда была ребенком. Я бы не хотела, чтобы это случилось и с моим. Хочу быть с ним. Уйду из агентства на то же самое время, что и ты. Я хотела написать тебе сегодня заявление, но решила, что ты можешь меня за это побить, – она улыбнулась.

– Я не смогу уменьшить шум, который это произведет, – сказала Марси.

– Послушай, Лили, если это действительно то, чего ты хочешь, то я очень рада за тебя.

– Спасибо. Свадьба будет через две недели, сразу после того, как я вернусь из Парижа. Надеюсь, что вы обе придете.

– Конечно, придем, – сказала Кэлли, бросая взгляд на Марси. – Мы обе придем. И мы желаем тебе счастья. Ты это знаешь.

– Конечно, Лили. Если ты его любишь, то это самое главное, – сказала Марси.

– Спасибо, – улыбнулась Лили. – Теперь я знаю, что вы придете, для меня это очень важно. Кэлли, ты будешь моей свидетельницей?

– Конечно, Лили. Обязательно. Спасибо, – сказала Кэлли. – Твоя семья приедет на свадьбу?

– Нет. Они не приедут.

– Ну, – сказала Марси, – с твоим вкусом… Это будет самая красивая свадьба в мире.

– Свадьбой занимается семья Джерри, – сказала Лили.

– Это очень сильно, – сказала Марси.

– Я планировала пригласить только вас и еще двоих, но Джерри сказал, что его родственники придут тысячной толпой… Что-то вроде семейной традиции.

– О Боже, Лили, я этого не вынесу, – сказала Марси. – Ты что, не понимаешь, во что ты ввязываешься? Они пригласят всех мошенников из трех штатов.

– Ну, – улыбнулась Лили, – Джерри не входит в их число. В конце концов, никто из нас не выбирал родителей. Это не должно на нас влиять.

– Ох, не надо, Лили.

– Марси, пожалуйста, – вмешалась Кэлли.

– Ладно, хорошо. Прости, Лили. Я хочу только, чтобы ты была счастлива, и если это сделает тебя счастливой…

– Я так рада за вас обеих, – сказала Кэлли, внезапно ощутив, что у нее в горле появился какой-то комок. – Боже, мне придется с вами попрощаться. Без вас и Элизы в агентстве все будет совсем не так. Марси, ты знаешь, кто заменит тебя? Они наймут художественного директора со стороны или выдвинут кого-нибудь из своих?

– Еще ничего не решено. Если я никого не предложу, то они, наверно, возьмут кого-нибудь нового.

– Мне нужно идти, – сказала Лили, отодвигая от стола кресло и доставая из сумки бумажник. – Мне еще очень много надо сделать до отъезда в Париж.

– Мне очень жаль, что тебе придется совершить эту внеплановую поездку.

– Все нормально. Я не возражаю, – сказала Лили. – Это будет легко и быстро. Конечно, если Хло не совсем разбита. Она очень налегала на кокаин во время последних съемок. Но я думаю, что вернусь к понедельнику.

Имя Хло вызвало у Кэлли тошноту.

– Я чем-нибудь могу помочь тебе со свадьбой? – спросила она.

– Ты же не просто свидетельница, – рассмеялась Марси. – Ты первоклассный продюсер! Ты любишь все организовывать. Ликвидировать хаос и наводить порядок – твое призвание.

– Я просто люблю, когда все на своих местах, – сказала Кэлли как бы защищаясь. – Я могла бы помочь, если хочешь, найти церковь, цветы или одежду…

– Монтини обо всем позаботятся. Венчание будет в соборе, и они заказали места в ресторане отеля «Плаза». Что касается нарядов, – она усмехнулась. – Я думаю, что позабочусь об этом в Париже. Это мои проблемы. Я говорила с Живанши. Кэл, с тобой все в порядке?

Кэлли рассмеялась.

– С Живанши? Да, со мной все в порядке. Лили положила на стол двадцатидолларовую бумажку. – Мне, правда, надо идти.

– Забери свои деньги, – сказала Марси. – Это за мой счет или лучше за счет «Мастере, Веллер». Это дела компании.

– Ты уверена? Ладно, спасибо.

– Послушай, Лили, – сказала Кэлли, – ты уверена, что тебе сейчас можно ездить?

– Уверена. Доктор сказал, что все прекрасно. Так что порядок. Допивайте свой кофе. А то я вас отвлекаю. Увидимся на обратном пути, в магазине. – Она встала и заколебалась на минуту. – Я очень рада, что вы придете на свадьбу, – сказала она, ослепительно улыбнувшись, повернулась и ушла.

– Да, она сбросила на нас бомбу! – сказала Марси. – Послушай, Кэл, я так понимаю, что ты не говорила Лили о том, что случилось в Париже. Я имею в виду Хло.

– Нет. Я вообще не хотела об этом говорить, и, кроме того, я полагала, что она будет продолжать с ними работать, так что зачем ее во все это посвящать.

– Очень дипломатично с твоей стороны.

– Спасибо. Слушай, теперь понятно странное поведение Лили на съемках. Она плохо себя чувствовала, была испугана…

– Может быть. Правда, я не думаю, что Лили чего-нибудь боится. Она идет напролом, а обломки падают там, где падают. Господи, я почти уверена, что это из-за кокаина. Мы могли бы ее куда-нибудь отправить, ты знаешь, на лечение или придумать еще что-нибудь, но ее жизнь, и ребенок, и Джерри! Я не знаю, можно ли что-нибудь сделать.

– Кажется странным, что ее семья не приедет на свадьбу. По-моему, они очень близки, – сказала Кэлли.

– Есть еще очень странная вещь. Я должна тебе сказать, что Лили стала для меня еще более непонятной.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не говорила тебе, потому что ты была так расстроена из-за Брэди, но помнишь, в тот день, когда Элиза умерла, ты попросила меня разыскать Лили?

– Конечно.

– Мне понадобилось некоторое время, чтобы найти номер телефона. Я не могла вспомнить имя ее матери после замужества, но помнила, что у ее отчима была художественная галерея. Я просмотрела все списки, нашла галерею в Сен-Аби и сразу вспомнила. Я набрала их домашний номер, подошла ее мать. Когда я попросила Лили, она очень удивилась. Такое впечатление, что она не знала, что Лили в Париже. Кэлли, я клянусь тебе, она вообще не знает, что Лили ездит в Париж…

– Ох, Марси, это невозможно.

– Подожди, дай мне закончить. Все гораздо сложнее. Она предположила, что мне нужна студия ее брата. Телефона у нее не было. Она дала мне адрес… на Монпарнасе. Я добралась туда, постучала в дверь, и мне ответила Лили. Она была в одной рубашке и, честное слово, она совсем не рада была меня видеть.

– Ну, я думаю, она очень удивилась. Она, должно быть, подумала что с тобой что-то случилось, раз ты ее разыскиваешь.

– Да, конечно, это так. Но не только. В помещении почти не было мебели… Стол и несколько деревянных стульев, пара мольбертов и кровать в углу. И там был парень, он сидел в углу кровати, совершенно голый, и все это очень странно.

– Ну, в этом нет ничего удивительного, – рассмеялась Кэлли. – Видимо, ты пришла в неподходящий момент. Конечно, парень был слегка испуган. Лили могла использовать студию своего брата для, так сказать, своих «рандеву», – Кэлли хихикнула. – Маленькая распутница… говорила нам, что проводит все время с семьей. Интересно, зачем такая таинственность?

– Я не знаю, – сказала Марси. – Но есть еще кое-что. Я говорила тебе, что там почти не было мебели? Но все помещение было просто завалено, битком забито картинами…

– Ну, ее брат художник.

– Знаю. Но на всех картинах была Лили. Я имею в виду – на всех, которые я могла видеть. На многих – обнаженная, в полный рост. Всего там было не менее пятидесяти картин. Некоторые – обычные портреты… Некоторые – абстрактные, но все равно это была Лили – глаза, волосы, руки… Она не пригласила меня войти. Она просто оперлась на дверь, пока я говорила про Элизу. Она даже глазом не моргнула. Просто согласилась взять на себя оставшуюся часть съемок. Боже, это было так непонятно. Это заставило меня содрогнуться.

– Может быть, ее брату было не по карману нанимать моделей, – неуверенно сказала Кэлли. – Я думаю, что ты просто не вовремя пришла и Лили и ее парень были очень удивлены.

– Может быть, но зачем все это скрывать? Эта чепуха о том, что она навещает свою семью?

– Я полагаю, что она просто любит тайны.

– Да, можно и так сказать, – согласилась Марси. – Но мне все-таки интересно… Я говорю о ребенке.

– О Боже! Ты думаешь, что это ребенок не Джерри?

– Не знаю, – мрачно сказала Марси. – Говорю тебе, что эта сцена на Монпарнасе была очень странной, и тот факт, что она держала это в секрете, говорит о том, что здесь что-то не так… Может быть, он женат… Может быть, она выходит замуж за Джерри потому, что беременна и не может выйти замуж за этого француза.

– Возможно, мы никогда не узнаем правду, – сказала Кэлли. – Я полагаю, что нам надо просто надеяться, что у нее все будет в порядке.

– Ну, Лили всегда крепко стоит на ногах, – сказала Марси, – но выходя замуж за Джерри Монтини, она ставит под угрозу свое благополучие.

– Кажется, он любит ее, – сказала Кэлли.

– Любит! Он глупец! Это не меняет его сущности.

– Все будет так странно, когда вы обе уедете, – сказала Кэлли.

– Хорошо, давай поговорим об этом, Кэл. До следующей осени на «Л'Авентур» больше ничего не будут снимать. Скоро Рождество. Команда распалась. Я встречаюсь сегодня с Диком Мастерсом и скажу ему, что Лили тоже уходит. Я думаю, что будет лучше, если ты не станешь на это рассчитывать и займешься чем-нибудь другим. Другая слаженная компания может занять наше место. Я думаю, что Линда, Кэти и Дэнни могли бы это сделать, а ты могла бы перейти к Маккэю. Как ты думаешь?

– Это из-за Брэди, да? – спросила Кэлли.

– Да. Частично. Я думаю, что тебе будет очень трудно с ним работать, а Варио может захотеть оставить его. Так как здесь еще несколько месяцев не будет ничего нового, а мы с Лили уезжаем, я думаю, что тебе имеет смысл поменять работу.

– Я ставлю тебя в неловкое положение, Марси. Прости меня. Господи, я чувствую себя таким плохим специалистом.

– Не суди себя так строго. Я бы не предлагала тебе перейти к Маккэю, если бы ты не была профессионалом.

– От французской парфюмерии к пище быстрого приготовления, – Кэлли печально усмехнулась. – Сплошной упадок.

– Неправда, – твердо сказала Марси. – У Маккэя выпускают в десять раз больше продукции и снимают в три раза больше, чем в «Л'Авентур». Так что с точки зрения профессиональной это шаг вперед.

– Послушай, это мне подходит, – сказала Кэлли. – Я согласна. Ты потрясающая, Марси. Господи, и я тебя теряю.

– О нем что-нибудь слышала?

– Да. Пару раз. Звонил мне так, как будто ничего не случилось… Как будто это была шутка, которую я по своей наивности не поняла. Как будто однажды я вырасту и пойму, а пока ему придется смириться с моей глупостью. В другой раз он был просто вызывающим, говорил со мной с позиции «ну что ты собираешься теперь предпринять?» И однажды, только однажды, он сказал мне, что очень сожалеет, что причинил мне боль, и просил простить его.

– Этот ублюдок, вероятно, боится, что ты его выгонишь с работы. И что ты ему сказала? Ты послала его к черту или как?

– Это очень тяжело. Я не могу… – Кэлли почувствовала, что у нее снова встал комок в горле. – Я не могу примириться с мыслью, что потеряю его… что он уйдет. О Господи, – сказала она, вытирая глаза салфеткой. – Я не хочу больше плакать. Давай поговорим о чем-нибудь еще.

– Ну, это всегда Лили, – усмехнулась Марси. – Она всегда преподносила нам сюрпризы.

– Давай поговорим о твоей книге. Я понятия не имела о том, что ты послала кому-то свою рукопись.

– Я боялась что-либо говорить. Боялась сглазить, и, кроме того, мне было бы очень стыдно, если бы Элен… это мой редактор… если бы ей не понравилось.

– Ерунда, – улыбнулась Кэлли. – Господи, я так тобой горжусь. Ты решила, где будешь работать над книгой? Нашла какое-нибудь место?

– Да, великолепное местечко. Маленький домик в Саг Харборе. Он стоит на берегу узкой бухты. Действительно прекрасное место. Только я и Папа, и утки. Я не могу ждать. Ох, Кэлли, я подумала… Не говори никому, что ты хочешь уйти к Маккэю. Я еще должна поговорить с Диком Мастерсом, Джимом Лиджеттом, чтобы они одобрили. И, кроме того, тебе надо еще кое-что доделать для «Л'Авентур». Они хотят, чтобы ты вырезала несколько десятисекундных эпизодов из отснятого, и еще будет пара эпизодов на радио. И, – она кивнула, – еще назначен обед.

– Какой обед?

– В «Клио». «Л'Авентур» победила по двум категориям… В категории туалетных принадлежностей и косметики и как лучшая компания. Здорово, правда?

– Это прекрасно, что нас награждают, но торжественный обед меня убьет. Общее награждение, я полагаю? – сказала Кэлли.

– Да, – Марси допила кофе.

– Без сомнения, агентство заказывает стол.

– Да.

– Кто будет?

– Это хорошие новости. Слушан, ты не хочешь еще кофе? Я бы не отказалась.

– Конечно, – сказала Кэлли и подозвала официантку. – Что ты подразумеваешь под «хорошими новостями»?

– Я имею в виду, что Брэди будут награждать еще несколько других компаний, кроме «Л'Авентур». Он очень вероятный кандидат на звание лучшего директора года. У «Пэрриш филмз» будет свой стол, так что с нами сидеть он не будет.

– Слава Богу. Может быть, мне повезет, и он не окажется рядом. В торжественном зале «Клио» всегда толпы народа. Может быть, мне совсем не придется с ним разговаривать.

– Это были хорошие новости. А плохие новости – это то, что Джим Лиджетт пригласил Хло. Если она приедет, то будет сидеть за столом агентства.

– Черт, – пробормотала Кэлли.

– Точно. Однако, есть шанс, что она не сможет прийти. Как раз после работы с Лили она уезжает в Марокко по делам «Вог». Она может не успеть вернуться.

– Боже, пожалуйста, – Кэлли тяжело вздохнула.

– В любом случае там будем мы с Лили, Дик Мастере, Джим Лиджетт, Жене Варио и… председатель правления LCI! Лиджетт и Варио вне себя от удивления. Очень необычно для руководства компании показываться на подобных мероприятиях.

– Невероятно! Может быть, он очень любит резиновых цыплят и рекламные фильмы по ночам? Он, должно быть, чудак.

– Если верить Джиму, то он принц. Богат, очень симпатичен. Его зовут Пол Лэттимор. Один из Лэттиморов, владельцев «Lattimore Concolidated Industries ».

– Боже мой! – рассмеялась Кэлли. – Я никогда их раньше не связывала. Так вот что он имел в виду!

– О чем ты? – спросила Марси. – Ты его знаешь?

– Да, конечно, знаю. Это племянник Дрю. Помнишь Дрю Лэттимора, моего друга, который умер перед нашим отъездом в Париж?

– Конечно, я его помню. Но я не знала его фамилии.

– Короче говоря, я встречала Пола в больнице и говорила с ним несколько раз по телефону, когда Дрю заболел. Когда мы вернулись из Парижа, я снова с ним связалась, и мы немного поболтали. Он приглашал меня пообедать, но я была еще в таком шоке после… ну, ты понимаешь, и я отказалась. Он сказал, что на этот раз принимает отказ, но обязательно пообедает со мной в этом месяце. Я засмеялась и сказала что-то вроде: «Ну, конечно. Вы так уверенно об этом говорите». Он напустил на себя очень таинственный вид и сказал: «Да. У меня есть способ». Он действительно очарователен.

– Ты знала о том, что он наш клиент?

– Нет. Честно, не знала. Я даже не знала, что Дрю был членом этой семьи, до тех пор, пока не прочитала некролог, и я никогда не представляла себе, что LCI имеет отношение к Лэттиморам. В некрологе об этом ничего не говорилось, возможно, потому, что Дрю не был связан с бизнесом. А мы никогда не имели дела с таким уровнем…только с Жене Варио.

– Ну, я полагаю, что это объясняет его намерение появиться в «Клио»! Конечно, это значительно облегчит тебе вечер.

– Что ты имеешь в виду?

– Слушай, Кэл, разве есть лучший способ поставить на место этого скользкого Брэди? Тебя увидят рядом с этим красивым, неприлично богатым и полностью побежденным королем промышленности! Надо действовать, Кэл! – Марси рассмеялась от чистого сердца. – Это наверняка отвлечет девичью головку от ее проблем!

Кэлли усмехнулась:

– Возможно, ты права.

– Да, Кэл… Ты читала о последнем достижении моего дорогого братца Джо?

– Нет.

– Он вытащил Пэтси Монтини из тюрьмы. Монтини болен раком, неизлечимо. Джо думает, что будет лучше, если он умрет в своей кровати, чем в тюрьме. Жаль только, что Пэтси не дал моему отцу умереть в кровати…

Кэлли увидела, как лицо Марси помрачнело при этих словах.

– Слушай, Марси, в твоей жизни сейчас происходит столько замечательного. Думай о книге. Нельзя, чтобы Джо так на тебя действовал.

– Да, ты права, – она кивнула. – Ты совершенно права. Нам уже пора.

– Спасибо, Марси.

– Спасибо Дику Мастерсу. Он за это платит.

11

Лили стояла у большого окна, выходящего на север. Она была довольна, что съемки прошли хорошо. Быстро, четко, никаких проблем. Она заслужила одобрение. Теперь у нее было время побыть с Люком, все объяснить, помочь ему понять. Она знала, что это будет трудно, но не могла себе представить, насколько он будет потрясен. Она смотрела вниз на Рю де ла Шумьер. Теперь было трудно увидеть на Монпарнасе тени прошлого. Новая башня Монпарнаса, главенствующая над всей округой, разогнала все привидения, заставила их переселиться в другие кварталы. Она вспоминала давно прошедшие дни: как она в первый раз пришла в студию к Люку, как они бродили по этим улицам, держась за руки, останавливались у одного из маленьких кафе и пили сладкое вино. Как легко было тогда вызывать духи Гогена и Леже, Пикассо и Модильяни, Ленина и Троцкого, Генри Миллера и Хемингуэя! Все сейчас изменилось. Монпарнас изменился.

Люк изменился. Она изменилась. Она ждала ребенка. Лили отошла от окна.

– Ради Бога, Люк, скажи хоть что-нибудь.

– Что я могу сказать? – его голос прозвучал уныло и безжизненно.

– У меня не было выбора, – ответила она.

– Ты могла избавиться от ребенка, – сказал он без всяких эмоций.

– Нет, я не могла, – голос Лили дрожал. – Я не могла этого сделать. Ты знаешь, я все для тебя сделаю, кроме этого. Я просто не могу. Пожалуйста, пойми. Это важно, чтобы ты понял…

– Я понял, что ты выходишь замуж…

– Это ничего не меняет, Люк, – прервала она его. Она опустилась перед ним на колени и положила голову на его руки. – Я все равно буду приходить. Я все равно буду с…

Люк смотрел поверх ее головы на мольберт. Ему была ближе Лили, разделенная на фрагменты, распустившаяся, как цветок, на этом полотне, быстрая, трепетная, она была для него живее той, что стояла сейчас перед ним на коленях.

– Мне нужно лекарство, – сказал он, обращаясь к картине.

Лили подняла голову и посмотрела на часы.

– Хорошо. Я пойду и достану его. – Она встала и посмотрела на него сверху вниз. Он все еще смотрел на картину.

– Люк, ну взгляни на меня, – взмолилась она.

– Я смотрю, – ответил он. – Это, – он презрительно показал на нее, – ничего для меня не значит. Оболочка. Это, – он показал на картину, – это моя жизнь, моя любовь, моя душа.

– Ох, Люк, – она покачала головой. – Я скоро вернусь. Я сразу же вернусь.

Лили достала конверт из большой сумки, висевшей у нее на плече, открыла его и отодвинула на другой конец столика.

– Здесь все, – устало сказала она.

– Я в этом уверен, дорогая. У нас всегда были прекрасные деловые отношения. – Генри протянул Лили маленький пакет, завернутый в коричневую бумагу. Лили быстро спрятала его на дно сумки. – Новая партия. Отличное качество. Вы будете довольны. Не хотите попробовать?

– Нет, у меня нет времени. Спасибо, Генри. Мне надо идти.

– Вы взяли больше, чем обычно. Вас долго не будет?

– Еще не знаю, Генри. Послушай, мне надо идти.

– Очень хорошо. Очень хорошо. До следующего раза, – приторный голос Генри всегда раздражал Лили. Она повесила сумку на плечо, улыбнулась, вышла из комнаты и быстро пробежала два пролета старых деревянных ступеней. Остановилась в дверях покосившегося дома и, оглянувшись по сторонам, прежде чем выйти из тени на солнечный свет, поспешила на угол улицы, где наверняка можно было поймать такси.

Когда Лили открыла тяжелую дверь в галерею, молодой человек, склонившийся над конторкой, поднял на нее глаза и встал ей навстречу.

– Чем могу служить, мадам? – он поправил пальцем очки, сползшие на переносицу.

– Я бы хотела поговорить с месье Сен-Аби, если можно.

Молодой человек взглянул через плечо на закрытую дверь. – Месье Сен-Аби сейчас занят. Может быть, я могу чем-нибудь помочь?

– Спасибо, месье, но это личное дело. Если бы вы смогли ему передать, что его ждет Лили Паскаль, то я уверена, что он найдет время поговорить со мной.

– Я передам ему, мадам. Не хотите бокал вина? – Он услужливо указал на графин и бокалы на маленьком столике.

– Спасибо. Спасибо. Если можно, скажите пожалуйста, сейчас месье Сен-Аби, что я его жду. Я очень спешу.

– Да, конечно, – молодой человек поправил очки и направился к закрытой двери. – Сейчас, мадам.

Через несколько секунд в дверях показался Жан-Клод. Лили поразилась силе и притягательности его лица – изможденного заботами, некрасивого, но живого, воодушевленного и привлекательного.

– Лили! Как я рад тебя видеть! Ты говорила с Николь? Проходи, проходи, дорогая. Заходи в мой кабинет.

Лили поцеловала его в обе щеки и вошла вслед за ним в маленький тесный кабинет.

– Ты звонила Николь? – спросил он снова.

Лили села в бархатное кресло около его стола.

– Нет, не звонила, – сказала она тихо.

– Ах, Лили, ей было так больно, когда она узнала, что ты бывала в Париже и не звонила нам.

– Значит, теперь она знает, что я чувствовала, когда училась в школе в Экс-ле-Байнсе и читала в газетах, как она проводит Рождество в Биаррице, – голос Лили был ровным и спокойным.

– Мы совершили много ошибок, – печально сказал Жан-Клод.

– Я не хочу с тобой спорить, Жан-Клод. Понимаю, что у вас свои проблемы. Совсем недавно я вспоминала, как ты приезжал ко мне в школу. Ты всегда говорил, что в командировке. Привозил замечательные подарки. Конечно, я тогда не знала, что ты мой отец…

– Мы думали, что так лучше для тебя, Лили. Были другие времена. Возможно, мы были неправы…

– Бессмысленно возвращаться к этому, Жан-Клод. Все позади. Мне надо поговорить с тобой о Люке. Он очень болен. Ему нужна помощь.

– Ты встречалась с ним, – кивнул он.

– Да. Я встречалась с ним, Жан-Клод. Продолжала с ним встречаться все эти годы. Он принимает очень много наркотиков, и я боюсь за него. Сказала ему, что собираюсь выйти замуж, и он очень плохо это воспринял. Был очень расстроен. Он давно стал, ну, – Лили подыскивала слова, – неустойчивым, но я всегда раньше могла его успокоить, утешить. Я боюсь за него. Я должна вернуться в Штаты, но мне надо, знать, что ты поможешь ему.

– Если ты все это время с ним встречалась, то должна знать, что он отказывается меня видеть.

– Знаю, – сказала Лили. Она открыла сумку и достала ключ. – Я сделала второй ключ от студии. Через несколько часов я уезжаю, – она протянула ключ Жан-Клоду. Я должна знать, что ты встретишься с ним. Я боюсь за него.

– Я встречусь с ним, – тихо сказал Жан-Клод. Он потер рукой лицо и вдруг стал очень усталым. – Ты знаешь, что его мать была больна, душевно больна. Ей было примерно столько же лет, сколько сейчас Люку, когда она заболела. Как раз тогда я встретил Николь, – он положил руки на стол и наклонился к Лили. – Я говорю это тебе, потому что очень важно, чтобы ты поняла, чтобы приняла одну вещь. Врачи сказали мне, что заболевание его матери, вероятно, наследственное и оно могло передаться Люку. Если он страдает той же самой болезнью, что и его мать, то никакая твоя любовь не спасет его. Это прогрессирующая и неизлечимая болезнь. Ты должна это понять.

– Раньше я всегда могла его успокоить. Он рисовал, когда я была с ним. Я думаю, что все дело в наркотиках. Он пристрастился к героину.

– Если проблема только в этом, то возможно, ему можно помочь. Видит Бог, я сделаю все, что только возможно. Но послушай меня, Лили. Если у него та же самая болезнь, что у его матери, то его не спасти.

Он поднялся из-за стола и налил два бокала хереса. Один он протянул ей.

– Ты сказала, что выходишь замуж? За хорошего человека? Ты его любишь?

– Он меня любит, – сказала Лили.

– А ты?

– А я, – она улыбнулась, – я жду ребенка. Скажи Николь, что вы скоро станете бабушкой и дедушкой, – Лили встала и поставила бокал на стол. Она положила руки на плечи Жан-Клоду и поцелована его в обе щеки. – Мне надо идти, – она повернулась, быстро прошла мимо молодого человека в галерее и вышла в послеполуденную тень, накрывшую Рю де Кастильон.

Лили спокойно сидела на краю кровати, Джерри снимал с ее плеча бретельку кружевного черного бюстгальтера. Поцеловав ее грудь, он потянулся и расстегнул крючок, потом обнял ее и положил на подушки. Правой рукой он держал ее голову, прижимая к себе, а левой уверенными движениями обследовал изгибы ее нежного атласного тела. Лили улыбалась про себя. Она знала, что никто не понимал этого замужества, но ее альянс с Джерри имел совершенно определенный смысл. Каждый из них получал то, что хотел. Фортуна повернулась к Джерри так, что он мог позволить себе жить в дорогих, хорошо обставленных квартирах, заказывать столики в самых престижных ресторанах, покупать украшения и одежду в роскошных магазинах. Быстрый, проворный утл сделал его способным учеником, с готовностью воспринимающим все осторожно продаваемые советы самых знаменитых портных, продавцов из «Картье», лучших архитекторов. Его познания в бизнесе ограничивались низкопробным мошенничеством, основывающимся на рэкете, работой «не бей лежачего», профсоюзными билетами для воров и контрактами с поставщиками этих воров. Это длилось не так долго, до тех пор, пока он не узнал все нюансы бизнеса и не обнаружил, к своему удивлению, что бизнес сам по себе нравится ему. Игра переговоров, быстрота ума, которая для этого требуется, ловкость маневрирования бросали ему вызов, который он принимал. Вызов, становящийся еще более дерзким от давления первых скрипок и свирепости профсоюза. Гарантии успеха, даваемые грубой воровской тактикой, не выдерживали конкуренции с радостью, получаемой от невероятно прибыльных сделок, заключенных с помощью сообразительности и ловкого использования обстоятельств. Высокое положение отца в преступной иерархии давало ему возможность отойти от этой организации и заняться легальным предпринимательством. Никто не собирался связываться с сыном Пэтси Монтини.

С того момента, когда он встретил Лили, его задачей стало получить доступ в респектабельные круги, занять место, которое позволит предложить ей такую жизнь, какую могла ожидать от него эта богиня. Когда она сказала, что ждет ребенка, он еще более утвердился в этом намерении. У их ребенка будет отец, которым он сможет гордиться. Он предложит им самую лучшую жизнь, которую только можно предложить.

Лили знала, что ее имя откроет Джерри такие возможности, которые он не сможет купить ни за какие деньги. По справедливости она признавала, что должна благодарить за это Николь. Хотя обман по поводу законнорожденности Лили лишил ее отца и вызвал трагическую ситуацию с Люком, ей приходилось признать, что фактически этому она обязана своим положением в обществе.

Что касается Джерри, то его удача была ей необходима в качестве финансовой базы для поездок и дорогой привычки к наркотикам. И был еще ребенок. Она знала наверняка, что ее ребенок не будет расти без отца. Это замужество было невысокой платой за то, что она получала взамен, не было оно и неприятным. Ей нравились примитивные манеры Джерри в постели, его явное обожание.

– Я не хочу, чтобы ты уходила, – сказал он, лежа рядом с ней.

– Это общее награждение, – сказала она терпеливо. – Я вернусь быстро, насколько возможно. В последний раз я иду на эти скучные мероприятия. Скоро единственной моей работой будет быть тебе женой и матерью нашему малышу. – Она посмотрела на него и улыбнулась своей пламенной улыбкой, которая, как она знала, разрушает любые препятствия.

Отблески светильников наполняли зал, декорированный в цвета золота, коралла и слоновой кости, мягким мерцающим светом. Кэлли стояла на ковре у входа в зал, напряженно держась за перила, которые окаймляли весь этаж, как золотая лента. Она смотрела на освещенные столики, на мужчин в смокингах и прекрасно одетых женщин, пытаясь найти столик Мастерса и Веллера, за которым должны были собраться ее коллеги, чтобы провести вместе этот вечер. Она глубоко вздохнула, ощущая одновременно, что колени у нее дрожат и что в этом шелковом платье цвета бутылочного стекла она неотразима.

– О, мисс Мартин, как приятно вас видеть! Кэлли повернулась на голос.

– Ох, Пол! Вы меня напугали. Он улыбнулся.

– Я же вам говорил, что скоро мы будем обедать вместе.

– Я чувствую себя очень глупо, – сказала Кэлли. – Я не могла себе представить… Я никогда не связывала вас с LCI… Я думала о вас только в связи с Дрю. Конечно, на его похоронах я поняла, что Дрю был одним из Лэттиморов, но даже тогда мне не пришло в голову все связать. Я действительно чувствую себя очень глупо.

– Ну, не стоит. Я тоже не видел связи до тех пор, пока Жене Варио не прокрутил для меня ролики. Между прочим, я думаю, что они великолепны. Компания сделала невозможное. Жене Варио рассказал мне, какие трудности были со съемками, когда смерть Элизы Мадиган все перевернула. Но продюсер был настоящим профессионалом и проделал потрясающую работу в ужасно трудной ситуации. Когда он упомянул ваше имя, я вспомнил, что вы говорили мне на похоронах Дрю об отъезде в Париж. Так что, как видите, вы не были единственной, кто не мог связать все воедино, – он улыбнулся по-дружески тепло, его темные глаза сверкали ярко и живо. – Надеюсь, что вы не сердитесь на меня за мою проделку. Совсем не хотел причинять вам неудобства. Просто очень хотелось снова вас увидеть.

– Совсем нет, – она улыбнулась, – Я очень польщена. Известно, что обеды в таких заведениях откровенно плохи, и приходится еще терпеть награждение по меньшей мере пятидесяти человек.

– Ну, тогда в следующий раз нам придется подыскать место, где готовят лучше. Пойдемте, наш столик там.

Ансамбль из трех музыкантов играл в конце зала. В другом конце на сцене перед большим белым экраном, занимавшим всю стену, было сделано небольшое возвышение. Пол провел Кэлли через толпу, аккуратно придерживая под локоть. Дик Мастерс, Джим Лиджетт и Жене Варио встали, когда они подошли к столику. Кэлли села рядом с Марей, и Дик представил Пола Марси и Лили.

Марси потягивала скотч.

– Ты выглядишь потрясающе! – шепнула она. Потом добавила. – И он не такой уж обшарпанный.

Кэлли усмехнулась.

– Пол, Марси писала сценарии для «Л'Авентур», – сказала Кэлли.

Официант принес напитки.

– Это великолепная работа, Марси. Эти ролики сослужили нам хорошую службу. Я очень благодарен.

– Спасибо, – улыбнулась Марси, – я рада, что они вам пригодились.

– Как Джерри, Лили? – спросила Кэлли. – Он доволен своим новым статусом?

– Он не был особенно рад, когда я собралась уходить одна, – она рассмеялась. – Я объяснила, что это деловая встреча, что никто не приходит с супругами и подругами. Но я не уверена, что он поверил.

– Я могу его понять, – улыбнулся Джим. Моей жене тоже не нравится, когда я наряжаюсь в смокинг и направляюсь к двери один. Если бы она знала, с кем рядом я сижу, – он кивнул на Лили, – ей бы это еще меньше понравилось.

– Хорошо еще, что Хло не пришла, – усмехнулась Марси. – Ты был бы под двойным прицелом.

Лили ослепительно улыбнулась.

– Сюда идет Брэди, – сказала она. – Господи, он совсем иначе выглядит в смокинге! Я никогда не видела его в чем-либо другом, кроме джинсов.

Кэлли поставила свой бокал.

– Пол, мы будем танцевать?

– С удовольствием! – он улыбнулся и искусно провел ее к танцевальной площадке. Она старалась держаться спиной к Брэди, проходя мимо него, но даже просто сознание его близкого присутствия вызвало у нее боль незаживающей раны. Она говорила себе, что это со временем пройдет, но, тем не менее, знала наверняка, как заученный старый урок, что даже когда рана не будет уже такой свежей, останется тупая боль, которая будет с ней всегда, как постоянное напоминание о неудачной попытке завоевать его любовь и преданность.

Пол уверенно вел ее в танце.

– Кажется, в воздухе ощущается некоторое напряжение?

– Да, верно, – сказала Кэлли. – Надеюсь, вы не будете возражать, если я приглашу вас на «белый» танец?

– Рад служить, – улыбнулся он. – Это директор съемок «Л'Авентур»?

– Да.

– Могу спросить, проблема личная или профессиональная?

Кэлли кивнула.

– Мы встречались некоторое время, – сказала она. – Это плохо кончилось.

– Извините, – просто сказал Пол. Они танцевали молча, пока не кончилась музыка.

Ведущий вышел на сцену.

– Прошу садиться. Обед уже разносят. Благодарю вас.

Брэди вернулся к своему столику, Пол и Кэлли тоже заняли свои места. Беседа за их столиком была оживленной, все добродушно подшучивали друг над другом – это так отличалось от обычных деловых разговоров! Вместе с вечерними туалетами, свечами и вином пришли легкость и простота в общении. Присутствие Пола придавало Кэлли чувство защищенности, безопасности. Она чувствовала, что напряжение, не покидавшее ее вначале, сменилось игривым настроением, желанием показать себя очаровательной, ослепительной в кругу этих людей, где все привыкли видеть ее практичной, ответственной, неизменно благоразумной. Она знала наверняка, что отблеск свечей соблазнительно освещает ее светлую кожу, что изумрудный цвет шелкового платья удачно гармонирует с зелеными глазами; что кольца ее медных волос очень привлекательно спадают на лицо; что Пол Лэттимор почти не сводит с нее глаз с тех пор, как начался вечер.

– Мистер Лэттимор, вы не могли бы попросить официанта принести нам еще бутылку вина? – улыбнулась Марси. – Эту мы уже прикончили.

– Конечно, – он кивнул официанту.

– Отлично, – улыбнулась Марси. Пол попросил официанта наполнить ее бокал. – По-моему, нам пора пристегнуть привязные ремни. Кажется, праздник начинается. Кто-нибудь хочет еще? – она предложила вина остальным. Ее голос был слегка громче, чем нужно, и приобрел некоторую жесткость, в чем Кэлли увидела признак того, что Марси слишком много выпила. – Нет? Точно? Это может помочь превратить приближающуюся церемонию из убийственно скучной в просто скучную.

Дик Мастерс бросил Марси многозначительный взгляд. Она подняла ему навстречу своей бокал и широко улыбнулась, после чего повернулась к Кэлли.

– Я что, устраиваю сцены? Как думаешь? О, что за черт, – сказала она и поставила бокал. Огни погасли, ослабив возникшую на мгновение натянутость за столом, и луч света сфокусировался на распорядителе церемонии. Марси наполнила свой бокал.

В приглушенном свете Кэлли оглянулась на сидящих за столом Дика Мастерса, Лили, Жене Варио, Джима Лиджетта и Марси. Игривое настроение, которое было у нее минутами раньше, сменилось внезапной печалью оттого, что нет Элизы Мадиган, которая в первую очередь должна была сидеть за этим столом и получать награды.

Теперь все будет иначе, без Элизы, без Лили и Марси, придется работать с новой группой в новом качестве. Они с Лили и Марси вместе выросли в агентстве, начинали молодыми обещающими членами творческой группы и под руководством Элизы стали настоящими профессионалами. Во многом были ее семьей, и от того, что она может их потерять, паническая дрожь пробежала по ее телу.

Кэлли мрачно смотрела, как улыбается Брэди Пэрриш, скромно кланяясь аплодирующей толпе и принимая третью за вечер золотую статуэтку. Он был признан «режиссером года». Их категория была следующей.

Брэди едва успел сесть за свой столик, как объявили, что «Л'Авентур» победила в категории косметики.

– Рекламное агентство компании «Мастере, Веллер», – зачитал распорядитель. – Продюсер: Кэлли Мартин, сценарист: Марселла Ди Стефано; дизайнер: Лили Паскаль; продукция компании «Пэрриш филмз» и режиссер… ну, кто же еще? – он засмеялся, – Брэди Пэрриш!

Брэди вскочил и радостно поспешил к сцене, подняв над головой сложенные руки, как победитель. За столиком Мастерса и Веллера все заметно повеселели. Взгляды были прикованы к Кэлли, все ожидали, что она встанет и пройдет на возвышение, чтобы принять приз.

– Иди, Кэл, – прошептала Марси. – Все нормально. Тебе надо его взять.

Пол встал и придержал ей стул, она медленно пошла к сцене мимо тесно стоящих столиков. Кэлли надеялась, что к тому моменту, когда она подойдет, Брэди уже уйдет со сцены, но, поднимаясь по ступенькам, она увидела, что он все еще там и аплодирует ей. Он отступил назад, освободив место для Кэлли, она дрожащими руками взяла статуэтку и поблагодарила распорядителя. Она подняла ее над головой и улыбнулась в зал. Брэди подошел, взял Кэлли за талию и наклонился к микрофону.

– Не желая обидеть остальных моих клиентов, я должен сказать, что это, вероятно, самый лучший продюсер в мире!

Он великодушно улыбнулся, глядя на Кэлли, притянул ее к себе и поцеловал в щеку. От близости его тела, которое вызывало когда-то такую волну желания, теперь по ней побежала дрожь. Она с трудом улыбнулась и прошептала сквозь стиснутые зубы ровным холодным тоном, – убери руки, ты, грязный и вонючий сукин сын, не то я расскажу всем твоим фанатам, какая ты на самом деле мазь.

Мгновение длилось целую вечность. Она услышала, как он угрожающе прошептал:

– Не достаточно холодно, Кэл, – он убрал руки с ее талии и отступил. Над его отработанной улыбкой она увидела тяжелый взгляд и поняла, что превратила своего бывшего любовника в первого врага.

Кэлли вернулась за стол, колени ее все еще дрожали. Пол взял ее руки в свои в знак поддержки.

– Все нормально? – прошептала Марси.

– Да, все нормально, – она налила кофе в чашку и подвинула ее Марси.

– А ты?

– Что-то вроде…

– Ладно, выпей и соберись, – твердо сказала Кэлли. – Следующий приз придется получать тебе. Я не собираюсь опять туда идти.

– Я не уверена, что смогу это сделать, – рассмеялась Марси.

– Ты бы лучше побыстрее протрезвела, – прошептала Кэлли. – Ты – сценарист. Это твоя обязанность, и я не могу этого сделать.

Марси подула на кофе и хихикнула:

– Ты говоришь, как моя мать. Где вино?

– Кончай, Марси, – сказала Кэлли, сдерживая дыхание. – Я серьезно. Кончай и входи в форму. Сделай это для Элизы.

Марси кинула на Кэлли взгляд, полный недоверия, внезапно поняв, что Кэлли говорит ужасно серьезно.

– Ладно, – сказала она тихо – Я в порядке. Я смогу его взять.

Она продолжала смотреть на Кэлли, удивленная такой жесткостью в голосе своей подруги, и сделала большой глоток кофе.

Когда «Л'Авентур» была объявлена победителем, Брэди, под одобрительные возгласы присутствующих поднялся на сцену, чтобы принять свой пятый приз за этот вечер. Долгие овации позволили Марси идти к сцене медленно и осторожно. Брэди, не желая больше выслушивать признания вполголоса, избегал всяческих контактов с ней и быстро вернулся на место. Марси взяла статуэтку и подошла к микрофону.

– Я принимаю… – она откашлялась от внезапно наступившей хрипоты. – Я принимаю этот приз в память Элизы Мадиган. Без ее таланта и огромной поддержки эта компания никогда не стала бы тем, что она есть, и без ее дружеской руки я бы не стояла сегодня здесь.

Она подняла свои темные глаза и посмотрела на лица, освещенные свечами. Волна аплодисментов прошелестела по залу. Марси подняла маленькую золотую статуэтку над головой и ослепительно улыбнулась. За столом «Мастерс и Веллер» Кэлли улыбалась и хлопала. «Добрая старушка Марси, – подумала она. – Она заставила всех снять шляпы».

Не желая дожидаться конца вечера, который наверняка должен был стать триумфом Брэди, она сказала, обращаясь ко всем за столом:

– Что ж, это был хороший вечер, но я очень устала. И собираюсь уйти… Встретимся в понедельник.

– Мне тоже уже пора, – сказал Пол, вставая, чтобы придержать Кэлли стул. – До Бредфорда долгая дорога.

Они быстро попрощались, чтобы не мешать вручению следующего приза.

Пол взял ее за талию и повел к выходу из зала.

– Пойдемте, Кэлли. Я подброшу вас, – тихо сказал он.

– Спокойной ночи, Роберт.

– Спокойной ночи, мистер Лэттимор. Да, мистер Лэттимор, я собирался завтра отвезти «мерседес» в техсервис. Вы не возражаете?

– Конечно, нет, Роберт. Я воспользуюсь другой машиной. Нет проблем.

Пол быстро прошел под холодным дождем мимо кустов рододендронов к большому белому дому. Он запер за собой дверь, бросил плащ на плетеный стул в фойе и, ослабив галстук и воротник, вошел в просторную уютную комнату. Посреди нее стоял круглый обеденный стол, на нем – фарфоровая ваза с живыми лилиями. Рядом с вазой на серебряном подносе лежала дневная почта. В дальнем конце комнаты стоял большой диван, обитый ситцем в цветочек. Напротив него, в глубокой нише в стене, располагался камин, в котором догорал огонь.

Пол снял фрак, взял почту и подошел к креслу возле камина.

– Привет, папа.

Пол удивленно повернулся к дивану.

– Крисси! Что ты делаешь здесь так поздно? – он знал ответ заранее. Она ждала его.

– Завтра суббота и не надо в школу, ты же знаешь, – она говорила излишне драматическим тоном, свойственным четырнадцатилетним девочкам.

– Вот – улыбнулся он, подойдя к дочери, вытянувшейся на диване. Он аккуратно подвинул ее ноги и присел рядом. Пол с любовью смотрел на свою тоненькую девочку, которая уже не была ребенком, но не была еще и женщиной, которая так старалась ухаживать за ним с тех пор, как умерла ее мать. Он почувствовал, как его охватывает волна любви и беспомощности. Как бы он хотел хоть немного уменьшить ее боль!

– Ты хорошо провел время? – спросила она, откладывая журнал, который читала, на кофейный столик рядом с диваном.

– Да. Вполне хорошо, – сказал он, улыбаясь.

– Ты был с Пилар? – от него не ускользнула тонко завуалированная ревность, прозвучавшая в этом вопросе, но Крисси чувствовала, что Пилар, старая подруга ее матери, была всего лишь другом и не представляла угрозы. Пола позабавило, что ее женское чутье так развито всего в четырнадцать лет.

– Нет, это была деловая встреча. У меня не было там свиданий. «Л'Авентур» награждали сегодня призами. Двумя. Еда была отвратительной, но компания приятной.

– Это хорошо, – сказала она.

Он посмотрел в ее лицо, преждевременно посерьезневшее.

– А как ты? У тебя был удачный день?

– Скучный, – сказала она.

– Как Чарли?

– Он такой ребенок! – проворчала она.

– Ну, ему всего лишь десять лет, – Пол улыбнулся. – Что случилось?

– Он просто рева. Не хотел идти спать, когда я велела. Я сказала, чтобы он шел спать, потому что уже почти десять часов, а он ревел, пока Нана не дала ему мороженое. Что за ребенок!

– Ах, дорогая, постарайся не быть к нему такой строгой.

Голос Кристины стал пронзительным.

– Мама всегда говорила ему, что надо ложиться спать в девять тридцать. А было уже позже.

– Крисси, ты так помогаешь мне с тех пор, как мама умерла. Я знаю, как ты стараешься, чтобы все было в таком же порядке, как при маме, но Чарли всего лишь ребенок и он тоже потерял маму. Вот почему он плачет так часто. Он не знает, что делать, когда так грустно. Постарайся быть терпеливой с ним.

– Ладно, – сказала она. – Я постараюсь.

– Вот и умница, – он улыбнулся. – Как теперь насчет того, чтобы пойти немного поспать?

– Ладно, – она поцеловала его в щеку. – Я рада, что у тебя все хорошо, – сказала она из фойе, поднимаясь по широкой лестнице. Даже мешковатый белый халат не мог скрыть хрупкости ее фигуры.

Пол сел в кресло, сбросил тапочки и вытянул ноги. Вскоре он почувствовал, как приятное тепло наполняет его. Покрытые лаком деревянные стенные панели отражали свет огня в камине…

Это была любимая комната Пола в доме. Здесь он почти физически ощущал присутствие Карен.

Как много было в Кристине от Карен! Светлые шелковистые волосы, хрупкое телосложение, тонкие черты лица, глаза василькового цвета…

Разрывающие сердце напоминания о жене, которую он потерял… Кристина также унаследовала от нее и безошибочное чувство такта. Но трехлетняя тяжелая болезнь матери лишила ее самой ценной, доставшейся ей в наследство черты – радостного смеха. Когда-нибудь к Кристине придет нежная красота ее матери, но Пол молил Бога, чтобы одновременно к ней пришла от Карен любовь к жизни, непосредственность, веселость. Воспоминания о голосе Карен вызвали у него слезы. Он молча сидел, глядя на огонь в камине, как вдруг, внезапно и непроизвольно, перед его глазами возникла женщина, которую он отвозил домой, улыбающееся лицо, окруженное кольцами рыжих волос. Он почувствовал одновременно охватившее его глубокое волнение и чувство вины.

Марси вышла из сабвея на Берген-стрит и, быстро миновав магазин автомобильных принадлежностей и фабрику по производству сыра, пересекла Корт-стрит и, обойдя увитые плющом дома Коббл-хилл, подошла к университетской больнице Лонг-Айленда. Она нашла в списке номер комнаты своей матери, потом оглядела холл в поисках питьевой воды. Надеясь унять боль в висках, вследствие вчерашнего скотча и вина, она, перед тем, как войти в лифт, проглотила последние две таблетки аспирина. Она могла бы проспать звонок будильника, если бы телефонный звонок Джо не разбудил ее в девять тридцать. Звук его голоса, сообщение о том, что мать серьезно больна пневмонией, и головная боль слились в один кошмарный сон. Когда она шла по коридору третьего этажа, выискивая комнату, специфические больничные запахи лекарств и антисептиков вызвали у нее приступ тошноты. Войдя в комнату, она увидела Джо, стоящего рядом с кроватью у окна. Он поманил ее рукой.

– Привет, мам, – сказала она, наклоняясь, чтобы поцеловать. Глаза матери широко раскрылись, а потом, ничего не выражая, закрылись снова. Марси взглянула на трубки, тянущиеся от специальных сосудов к хрупкой руке, посмотрела на Джо.

– Антибиотики, – сказал он. – Они вводят ей большие дозы антибиотиков. Очень сильный жар.

Молодой доктор-индеец вошел в комнату и кивнул им.

– Доктор, я дочь миссис Ди Стефано. Как она?

– Сейчас я должен ее осмотреть. Пожалуйста, выйдите. Я поговорю с вами потом. – Он резко задернул белую занавеску над кроватью.

Джо пожал плечами.

– Пойдем, – сказал он.

– Подожди, – сказала Марси. – Я хочу поговорить с ним…

– Пожалуйста, подождите за дверью, – повторил врач из-за занавески. Джо взял Марси под руку. Она вырвалась и прошла в маленькую пустую комнату для посетителей в конце коридора. Джо вошел вслед за ней и закурил.

– Хочешь? – спросил он, вдруг осознав, что не знает, курит она или нет.

– У меня есть, – ответила она, доставая из сумки смятую пачку. Джо поднес ей зажигалку обезображенной рукой. Она вздрогнула, увидев так близко его руку и быстро вспомнив все, что было с ней связано.

– Спасибо, – сказала она автоматически, сидя на одном из пластмассовых стульев с прямой спинкой, которые стояли вдоль однообразных светлых стен этой скучной комнаты. – Ей плохо?

– Очень плохо, я полагаю. Мне сказали, что следующие сутки будут критическими, – он сел на стул у соседней стены, и, уставившись на носки своих вытянутых ног, сделал глубокую затяжку. – Как поживаешь, Марси? – спросил он, не глядя на нее.

– Джо, я здесь, потому что больна мама. И мне совершенно не хочется с тобой разговаривать. Кроме того, моя голова раскалывается, так что, пожалуйста…

– Линда Монтини сказала, что ты была на свадьбе Джерри. Это меня удивило, – сказал он.

– Моя подруга оказалась достаточно глупа, чтобы выйти замуж за это пресмыкающееся, – Марси отодвинула цветочный горшок и стряхнула пепел в стеклянную пепельницу. – Мама говорила, что ты возил ее на этой неделе во Флориду, так что об этом я знаю.

– Да, – он кивнул.

– Марси, послушай, – сказал он, подняв на нее глаза. – Мама может сегодня умереть. Если это случится, то из нашей семьи останемся только мы с тобой…

– Так что мы должны просто поцеловаться и все вернется, да, Джо? Ты этого хочешь? Ты хочешь, чтобы я забыла, что ты построил свою жизнь, защищая людей, которые убили нашего отца, что твои клиенты – отвратительные преступники, что… – голос Марси стал тихим и злым.

– Это бизнес, Марси, – прервал он ее, глядя в пол. – А я говорю про семью, – сказал он, не повышая голоса.

– Ты – ублюдок, – громко сказала она и внезапно замолкла, так как пожилая женщина с печальным лицом вошла в комнату и села на стул. Она слабо улыбнулась Марси, и та кивнула ей в ответ. Марси закурила еще одну сигарету, глубоко затянулась и быстро потушила ее, так как поняла, что это только усиливает головную боль.

– Где этот чертов доктор? Пойду, посмотрю, может быть, он уже закончил. Я хочу с ним поговорить, – она быстро вышла из комнаты и подошла к кровати матери. Занавеска была отдернута, врач ушел. Конни тихо лежала на кровати, с лихорадочным румянцем на лице, с закрытыми глазами, тяжело дыша. Марси выбежала мимо Джо к столу медсестры.

– Где врач, который приходил к моей матери? Он знал, что я хотела с ним поговорить.

– Какой врач? – спросила полная блондинка, не поднимая глаз от стола.

– Я не знаю его имени. Он индеец. Сестры переглянулись между собой.

– Это ни о чем не говорит, – сказала она. – Как фамилия пациентки?

– Концетта Ди Стефано, – нетерпеливо ответила она.

– Ах, да. Это доктор Пюри. Он только что ушел.

– Черт, – пробормотала Марси. – Как мне его найти?

– Позвоните в его кабинет и оставьте записку. Он вернется к вам, когда сможет.

– Хорошо. Вы можете дать его номер?

– Послушайте, я занимаюсь лекарствами. Сейчас я не могу его искать. Вы можете найти его сами по телефонной книге, – полная медсестра подняла поднос с лекарствами и направилась в холл.

– Не представляю себе… – сказала Марси.

– Пойдем, выпьем кофе, – сказал Джо.

Марси взглянула на Джо. На мгновение ей показалось, что в глазах Джо она видит страх и печаль. Он всегда был маменькиным сынком, и она знала, что потеря матери совершенно его опустошит. Так же быстро она решила, что это не должно повлиять на ее отношение к нему. Он был тем, чем он был, напомнила она себе, и не стоит жалости.

– Ладно, – сказала она. – Моя голова раскалывается. У тебя нет аспирина?

– Нет, но я могу пойти и достать где-нибудь, – сказал он.

– Не надо. Я сама достану, – ответила она.

– Ладно. С тобой трудно иметь дело, – сказал он, качая головой и входя в лифт.

* * *

К двум часам дня дыхание матери стало легче, лихорадка прекратилась. Марси нагнулась и поцеловала ее. Она натянула пальто и оставила Джо дежурить у постели матери, не сказав ему до свидания.

12

Марси открыла входную дверь плечом и, с трудом таща две тяжелые сумки с продуктами, аккуратно пробралась между кучами досок и баками с краской, загромождавшими пол.

– Мэт, ты уже вернулся? – крикнула она в кухню.

– Да, – ответил он и вышел, держа в руках деревянные распорки, которые предназначались для того, чтобы поддерживать стену в кухне.

– Сейчас, давай я тебе помогу, – он перешагнул через доски и взял у нее пакеты.

– Положи их туда, – сказала она, показывая на стол в углу комнаты. Она прошла вперед и освободила на столе место от хлама, загромождавшего его.

– Кучу всего накупила, а?

– Обошла все лавки, – улыбнулась она.

– У меня для тебя плохие новости.

– О Боже!

– Это не так уж плохо. Я сейчас прокладываю на кухне электропроводку, и холодильник пока не работает.

– О Боже! Я купила масло, молоко, и мясо…

– Слушай, я закончу это завтра. Мы сможем включить холодильник к концу дня, – он откинул со лба свои светлые волосы. На его лице еще с лета держался загар. – Почему бы пока не положить все это в мой холодильник?

– Спасибо. Это меня спасет, – ока улыбнулась. – Я полагаю, что на обед мне сегодня придется есть кашу.

– Обещаю, что через два дня у тебя будет кухня, в которой можно будет готовить. Еще не совсем законченная, но, по крайней мере, с работающими холодильником, плитой и водопроводом. Что касается сегодняшнего вечера, то как ты смотришь на то, чтобы нам пообедать вместе в «Домике у гавани»? Хорошее мясо, отличная рыба…

– Ох, нет, ты не должен…

– Я знаю, что не должен… Я хочу, – его взгляд, направленный на нее, был дружеским, улыбка – непринужденной и теплой. – Невыносимо жить в доме, когда в нем идет ремонт. Это продолжается уже несколько недель. Наступает момент, когда сердце не выдерживает. Я видел это много раз. – Он рассмеялся. – Поверь мне, в интересах здоровья тебе необходимо какое-то время не вдыхать эту пыль.

– Это услуга, которую ты предлагаешь всем своим клиентам?

– Только самым хорошеньким, – улыбнулся он. – Послушай, уже почти пять. Почему бы мне пока не отнести это домой? Я зайду за тобой в семь.

– Звучит многообещающе. Вода течет? Я могу принять ванну?

– В ванной комнате течет, а на кухне нет. Ты что-нибудь хочешь вынуть из сумок?

– Ах, да.

Она вытащила пачки салфеток и рулоны бумажных полотенец, сыр, крекеры и бутылку содовой.

– Остальное все тебе. И, Мэт, спасибо тебе. Я очень благодарна.

– Обслуживание на высшем уровне, мадам, – улыбнулся он. – Увидимся в семь.

Марси наблюдала, как он легко подхватил тяжелые сумки и пошел к своему грузовику. Она стояла в дверях, бессознательно восхищаясь его высокой фигурой и широкими плечами. «Неплохой образчик», сказала она сама себе, взяла бутылку содовой, вышла на балкон и села в старый ободранный шезлонг. Положив ноги на перила, она откинулась назад и посмотрела вокруг, на узкую полоску галечного пляжа и тихую широкую бухту. Заходящее солнце окрасило воду в золото. Деревья, которые еще на прошлой неделе были огненно-красными и золотыми, теперь погасли, в тонкий рисунок теперь вплетались цвета олова, горчицы, и медь старинных монет. Ей был виден дом Джона Стейнбека, наполовину спрятанный за деревьями. Отсюда он отправлялся в путешествие с Чарли. Именно этот вид на море, стейнбековские места заставили ее выбрать этот приятный дом в викторианском стиле.

Гонорар за первую книгу и последовавшие за этим договоры еще на три, вместе с ее доходами в агентстве, оказались достаточными, чтобы внести плату и жить – не на широкую ногу, но она могла покупать себе продукты и оплачивать счета. Она отпила из бутылки, продолжая смотреть на воду. Это было ее любимое время года. И это было ее любимое время дня. Даже посреди беспорядка, вызванного ремонтом, она чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Мэт был находкой… Надежный, работает тщательно, цены умеренные. И, думая о сегодняшнем приглашении на обед, она решила, что он больше, чем просто работник. Он сильный и – ее писательский ум подыскивал наиболее точное определение – он элегантен. Держится приветливо, искренне, спокойно… Это так отличается от льстивости, натянутости унылых мужчин, с которыми она общается в городе. Но он не похож и на деревенского мужика. Она решила, что он стоящий парень, и стала ждать обеда.

Мэт поздоровался с несколькими посетителями, когда они проходили вдоль длинной стойки в обеденный зал. Летом в субботу им пришлось бы убить целый час в баре, ожидая, пока освободится столик. В это время года в их распоряжении был любой стол. Мэт выбрал место около большого камина, где их согревал потрескивающий огонь. Напротив них, за большим круглым столом, сидели несколько человек. Они пили вино и смеялись.

– Эй, Мэт, – крикнул один из них, поднимая бокал в знак приветствия. Женщина, сидевшая рядом, помахала рукой.

– Привет, Мик, Робин… – Мэт улыбнулся.

– Ты знаешь всех в этом городе? – спросила Марси.

– Это маленький курортный городишко, – ответил Мэт. – Я работал у них в прошлом году. Прекрасная пара. Он писатель, пишет о спорте. Она – продюсер на телевидении. Они оба работают в городе, но дом у них всегда открыт и приезжают они так часто, как только могут. Хорошие люди.

– Ты жил здесь всю жизнь?

– В Боннэкере? Нет, – он рассмеялся. – Я приехал сюда пять лет назад и считаюсь новичком в здешних краях.

– А где ты был до этого?

– В Нью-Йорке. Я работал биржевым маклером. Был женат. Когда развелся, решил уехать, найти работу, которая мне нравится.

– Есть дети? – спросила она.

– Нет. Я хотел иметь детей, но сейчас рад, что у нас их не было. Они бы только усложнили разрыв, – сказал он, просматривая меню. – Слушай, заказывай, что хочешь, но я должен сказать, что морские продукты здесь действительно замечательны.

Через минуту подошел официант.

– Привет, Мэт. Ты уже выбрал, что заказать?

– Да, Джо, – он заказал бутылочку шабли, устриц, омары и морского окуня.

– А что ты, Марси? Что ты делала до того, как приехала сюда?

– Я писала сценарии для рекламного агентства.

– Жалеешь, что ушла?

– Нет. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Мне нравится здесь жить. И, по-моему, мне нравится мой дом.

Они рассмеялись.

– Он скоро точно тебе понравится, я обещаю, – улыбнулся он.

Марси посмотрела в чистые голубые глаза Мэта. Слушая, как он говорит, она старалась представить его в деловом костюме, вращающимся в напряженном финансовом мире. Она улыбнулась, подумав о том, что он нравится ей больше в своем белом шерстяном пуловере. И маленькие колечки светлых волос так забавно вьются у него на шее. Беседа не требовала никаких усилий, смех был искренним, а еда очень вкусна.

Было уже довольно поздно, но им не хотелось уходить. Они заказали еще бутылку вина.

– Она была декоратором, – сказал он, откинувшись на спинку стула и вытянув под столом свои длинные ноги, – вращалась в определенных социальных кругах. Ей это нравилось. Мы поженились сразу после школы, почти детьми. Мы не знали, что нам нужно, и, в конце концов, оказались перед фактом, что нам нужны совершенно разные вещи. Хорошо, что мы покончили с этим, пока у нас не было детей, – он наполнил бокалы. – А как ты? Была замужем?

– Не так, чтобы очень, – ответила она.

– Трудно поверить, – сказал он. – Если это правда, то, должно быть, ты разбила немало сердец.

– Я не думаю, – она улыбнулась. – Я никогда не знаю, что сказать, когда люди спрашивают, почему я до сих пор не замужем. Я просто не знаю ответа. Может быть, я еще не встречала подходящего человека, или, может быть, я настолько тупа, что не могла его узнать. Я не знаю.

Он наклонился и взял ее руки в свои, – я не хотел смущать тебя, – сказал он.

– Нет, все в порядке.

– Я рад, что тебе не попался подходящий человек до нашей встречи. Как ты смотришь на то, чтобы продолжить этот вечер у камина в моем доме?

Она кивнула. Он попросил счет. Молча они встали, он обнял ее за плечи, и они прошли через пустой зал к выходу. Порыв холодного ветра, подувшего на них из открытой двери, заставил его прижаться к ней ближе.

Ее разбудил запах кофе. Марси повернулась на большой двуспальной кровати и открыла глаза. Солнце сквозь маленькие окна нежно освещало почти свободную от мебели комнату. Она оглядела спальню этого небольшого дома: низкий белый потолок, белые стены, покрытый лаком паркетный пол, простая обстановка… Она улыбнулась и перевернулась на живот, вспоминая вчерашний вечер. Как легко, как естественно, как понятно было, что они проведут эту ночь вместе, что она будет лежать в его объятиях, чувствуя, как его желание разжигает ее собственное, и что, внезапно устав, она почувствует гармонию и удовлетворение, которого не испытывала никогда раньше!

– Доброе утро, – голос Мэта звучал ласково и приветливо. – Ты уже готова к кофе? – Он поставил на столик около кровати чашку с горячим свежезаваренным кофе.

– О, да, – она улыбнулась. – Пахнет хорошо. Спасибо.

Он завязал пояс своего голубого халата и подошел к шкафу. – Вот. – Он бросил точно такой же халат на кровать. – Можешь надеть. Тебя ждет стакан свежего апельсинового сока.

– Мой герой, – рассмеялась она.

– Хочешь яиц? Что ты любишь на завтрак?

– У тебя нет английских булочек?

– Есть. Я вытащил их из твоей сумки с продуктами.

Они дружно рассмеялись, он повернулся и пошел к лестнице. – Так как насчет яиц?

– Я не буду. Только булочку и сок. Сейчас спущусь.

Они завтракали молча, наслаждаясь присутствием друг друга.

– Здорово, что ты здесь, – просто сказал он.

– Здорово, что я здесь, – ответила она.

– Я хочу показать тебе кое-что. Пойдем со мной.

Она прошла вслед за ним через гостиную и поднялась по узкой лестнице. Они миновали его спальню, ванную комнату, стенной шкаф и подошли к закрытой двери. Он открыл дверь и пропустил ее внутрь. Эта комната мало чем отличалась от его спальни, – низкий белый потолок, аккуратный паркетный пол, из мебели только большой стол и кресло.

– Ты минималист? – улыбнулась она.

– Еще не совсем законченный, но что-то вроде этого, – сказал он. – Выгляни в окно. – С этой точки, через красивый узор осенних веток, открывался вид на исторический район городка: веселый беспорядок домов на склоне холма, шпиль белой деревянной церкви, большой пруд, у которого паслись гуси и утки.

– Как на рождественской открытке, – сказала Марси. – Наверно, дух захватывает, когда снег идет.

– Да, – сказал он. – Впрочем, это одинаково красиво весной, летом и осенью. Мне нравится этот вид.

– Почему ты не сделал в этой комнате свою спальню?

– Другие комнаты выходят окнами на восток и там раньше светает. Здесь солнце во второй половине дня.

– Здесь действительно красиво.

– Мне кажется, что в этой комнате будет очень хорошо писать книгу, – сказал он.

– Что?..

– Никакого шума, никакой пыли.

– Ты имеешь в виду, что я могу днем здесь писать?

– Я имею в виду, что ты можешь здесь жить, пока твой дом не годен для жилья.

– Жить с тобой?

– Мне нравится, как это звучит. А тебе? – Он подошел к ней вплотную, развязал пояс ее халата и притянул к себе. – Может, стоит еще раз провести испытание в другой комнате, прежде чем принять окончательное решение?

– Это мудро, – согласилась она.

– Но я опоздаю на работу. Надеюсь, что женщина, на которую я работаю, не будет возражать?

– Не будет. Я гарантирую, – сказала она, взяв его за руку и ведя в спальню.

Джо Ди Стефано сидел напротив Анжело д'Алессио за столом на кухне у Пэтси Монтини. В гостиной Джимми Хук и Винни Мигляцио смотрели по телевизору матч по боксу. Со времени болезни Пэтси и освобождения из тюрьмы поле деятельности переместилось из клуба к нему домой.

Из-за пачек бумаг, лежащих на столе, Джо смотрел в холодные голубые глаза Анжело. «Этот парень – сексуальный маньяк», – подумал он. Анжело был племянником Пэтси и только поэтому он до сих пор был жив. И в этот раз его необузданность и тупая жестокость сорвали хорошо спланированный налет. Джо предполагал, что Анжело следует намного больше бояться своего дяди и этих двух мужчин в гостиной, чем прокурора Соединенных Штатов.

– Ну и о чем ты думаешь? – спросил Анжело, раскачиваясь вместе со стулом.

– Я думаю, что это была дрянная операция, – сказал Джо.

– Ну, и что скажешь? – Анжело пристально посмотрел на Джо. – Сможешь вытащить меня или как?

Пэтси Монтини, укутанный в банный шелковый халат, прошел через гостиную и вошел в кухню.

– Ну-с, как продвигаются дела, Джо? Как тебе кажется? – Он подошел к шкафу над раковиной и достал бутылку скотча. – Хочешь?

– Да, спасибо, – сказал Анжело.

– Черт возьми! Не ты! Для тебя сухой закон, пока мы не покончим с этим делом. Ты меня понял? – сказал Пэтси. – Ты, Джо?

Анжело тяжело заворочался на стуле.

– Да, спасибо, мистер Монтини.

– Анжело, исчезни, – сказал Пэтси. – Я хочу поговорить с Джо.

Анжело с сердитым видом присоединился к двоим у телевизора.

– Итак, Джо, что ты думаешь об этом? Джо отпил скотч.

– По-моему, я нашел кое-что, что должно сыграть. Слушайте, мистер Монтини, я не хочу выразить неуважение к вам, но вы пригласили меня уже после того, как это все провалилось, и я должен постараться все поправить, ведь так? Если бы я знал обо всем заранее, то есть если бы я знал, что вы хотите сделать, может быть, я бы смог вам помочь провести все это гладко… так, что вы могли бы избежать этих нежелательных…

– Честолюбивый, да, малыш? – Пэтси Монтини смотрел Дню прямо в глаза.

– Я не об этом, мистер Монтини. Стоит один раз все испортить, и эти агенты ФБР…

– Эх, Джо… Для того мы и держим консультанта, разве нет?

– Да, ладно, в этот раз все складывается нормально. Я нашел одну техническую тонкость в процедуре ареста, которая может его спасти, но если дело дойдет до суда…

– Эх, – Пэтси сделал большой, неторопливый глоток скотча. – Анжело. Сын моей сестры. Сумасброд! – сказал он печально.

– Я просто подумал, что если бы я знал о некоторых…

– Джо, кто здесь юрист, ты или я? Ты знаешь, что только ты можешь найти выход из этой ситуации. Пока ты работаешь на нас, никто тебя не тронет. Не принимай это слишком близко, малыш. Не подумай, что я тебе не доверяю или еще что. Я-то знаю тебя еще с тех пор, как ты ребенком жил в соседнем доме. Думаешь, я не знаю, что это ты вытащил меня из этого притона? Думаешь, я это не ценю? – Он хлопнул Джо по плечу. – Это не просто личное, малыш. Это хорошая работа. – Джо смотрел на свою покалеченную руку.

– Эй, Джимми, – позвал Монтини, – сходите с Винни за пиццей. Возьмите с собой Анжело.

Громадная фигура Джимми Хука загородила вход в кухню. – Взять анчоусов, мистер Монтини?

– Да, – сказал он.

На следующее утро в «Нью-Йорк пост» под заголовком «Убит головорез» была напечатана фотография пробитого пулей тела Анжело д'Алессио, распластанного на снегу напротив Вилльямсбургского моста.

13

– Вы уверены, что все нормально?

– Да, все точно, Пол. Правда, – Кэлли разложила бумаги на столе в разные стопки. – В самом деле, – сказала она, просматривая три отдельные стопки заявок, которые требовали ее внимания, – если бы вы перенесли это на другой вечер…

– Нет-нет, если только, конечно, вам было бы удобнее.

– Нет, сегодня хорошо, правда. Я так этого жду, – сказала она, пообещав себе быть в офисе не позднее восьми утра.

– Ладно. Машина заедет за вами в восемь и отвезет ко мне домой. Завтра будет пресс-конференция, и мне надо успеть просмотреть все документы. А в «The Circue» мы должны быть не позднее восьми пятнадцати. Заказ сделан на восемь тридцать. Если я сначала поеду домой, а потом к вам, то мы точно опоздаем, но, если хотите, я могу поменять время заказа.

– Нет, я с удовольствием встречусь с вами у вас дома.

– Матери сегодня вечером не будет дома, но миссис Кримминс, экономка, вам поможет устроиться поудобнее. Послушайте, Кэлли, есть еще одно. Мои дети будут дома. Они были сегодня с бабушкой в городе, и я собираюсь отвезти их домой в Бэдфорд завтра после пресс-конференции. Моя дочь Крисси… ей тяжело пришлось после смерти матери. Она очень старалась, ну, что ли заботиться обо мне, и стала немного деспотичной. Постарайтесь не обижаться, если она будет вас сторониться. Ей просто очень тяжело пришлось.

– Я понимаю. Ей, должно быть, было очень трудно.

– Но Чарли совсем другой, – рассмеялся он. – Он, наоборот, полюбит вас.

– У него милый голос, – сказала она.

– Да, правда. Я обещал приехать туда пораньше. Еще раз спасибо. До встречи.

– Пока, До встречи, – Кэлли повесила трубку.

– Кэл… я тебе еще нужна?

Голос Джекки заставил ее вздрогнуть. – Нет, Джекки. Спасибо. Сегодня вечером ничего, но завтра убийственный день.

– Ладно, тогда я пошла. – Она улыбнулась и помахала рукой.

– До завтра, – крикнула Кэлли ей вслед. Она подвинула к себе стопку заявок и постаралась сосредоточиться на них, сравнить длительность съемок, определить стоимость работ, оборудования и декораций, распределение ролей. Она пыталась сконцентрироваться на этом, но ее голова упрямо отказывалась воспринимать страницы с цифрами, расплывающимися в глазах. Ее удивил звонок Пола. Она не видела и не слышала его с того вечера в Клио уже больше года. Он сказал, что это важно. Ему надо что-то с ней обсудить. «Очень таинственно», подумала она и постаралась вернуться к бумагам, лежащим перед ней на столе.

Эмери Смит, прямой и подтянутый, появился в дверях. Манжеты его безупречной рубашки были подвернуты, голубой модный галстук свободно болтался на шее. Он откинул прядь светлых волос со лба, на котором еще сохранился загар после месяца отпуска, проведенного на яхте Гейне ван Прюссеина у островов Греции. Реклама была его работой, а связи с общественностью – отдыхом.

– Привет, Эмери. Что случилось? – спросила она, стараясь сказать это пободрее.

– Просто проверяю, как дела с калькуляцией. У тебя уже готово?

– Нет. Последние две заявки пришли пятнадцать минут назад. Я только начала их просматривать.

– Ну и как? – спросил он, взяв с ее стола пачку заявок.

– Нет, вот эти. Это заявки от аэрокомпании, она подвинула ему другую стопку.

– Черт, – пробормотал он, глядя на итоговые цены каждой заявки. – Доллары Демпси для нас важнее, чем деньги Свена. К черту. Я позвоню Демпси и скажу, чтобы он срочно уменьшил заявку на эти чертовы сорок тысяч.

Она заметила пятна пота под мышками его дорогой рубашки.

– Подожди, Эмери. Я еще не разбиралась с этими заявками. Может быть, он просит слишком много или Свен занизил свою цену. Дай я просмотрю их прежде, чем ты будешь делать подобные звонки.

– В чем проблема? Я скажу ему, чтобы он снижал цену, иначе не получит работы. Он снизит.

– Но за счет чего? – спросила она. – За счет съемочного времени, декораций или как? Если он уйдет за минимальный уровень, то я на это не пойду. Если мне не понравятся костюмы, то скажут: «Ужасно, нам пришлось взять деньги из бюджета». Если мне не понравятся декорации: «Очень плохо… Мы перерасходовали деньги». Дай мне возможность сравнить все три заявки и посмотреть, что из этого получается.

– Просто сними сорок тысяч с заявки Демпси, – сказал он, направляясь к двери, – я позвоню ему.

– Я не могу этого сделать.

– Что? – он развернулся на пятках и опять подошел к ее столу.

– Я сказала, что не могу этого сделать, – сказала она, не повышая голоса.

– И почему, черт побери?

– По одной единственной причине. Я не могу отдать клиенту калькуляцию, в которой проставлена цена на сорок тысяч меньше, чем в заявке.

– Я сказал тебе, он уменьшит цену.

– Клиент, захочет взглянуть на заявки, я тоже захочу взглянуть на новую заявку, чтобы убедиться, что он цену снизил.

– Клиент может списать все на перерасходы. Я просто хочу, чтобы эта чертова калькуляция была подписана, – он раздраженно посмотрел на нее и снова направился к двери.

– Эмери, я знаю этого клиента. Если мы, изучив заявки, убедимся, что заявка Демпси отвечает всем художественным требованиям, то я, вероятно, смогу убедить клиента остановиться на ней.

Эмери рассмеялся.

– Неужели?

– Да, правда. Раньше он всегда одобрял наш выбор, если мы убеждали его, что это самый лучший вариант. И еще одно, Эмери, – она почувствовала, что раздражение, копившееся месяцами, встало комком у нее в горле, толкая ее на конфликт с этим человеком, пришедшим на смену Марси, – ее начальником, человеком с обаянием, но без принципов. – Это неэтично. – Она постучала карандашом по столу и улыбнулась. Ее улыбка говорила: «Твоя очередь, Эмери». Она прекрасно знала, что этика его не волнует, но так же хорошо понимала, что только полный дурак скажет об этом в открытую. На словах каждый соблюдал этические нормы. На деле Эмери хотел дать Демпси работу и не желал, чтобы что-то было этому помехой.

Его голос прозвучал скептически.

– Какого дьявола ты во всем ищешь проблему, Кэлли?

– Мы получили три заявки. Нам доверяют. Они заслуживают добросовестной проверки. Просто неэтично сказать Демпси, что его цена завышена.

– Что ж, хорошо, – он вытянулся на стуле напротив стола. – Это хорошо, прекрасно. Ты проверишь заявки и оценишь их, но пойми одно. Я хочу, чтобы Демпси сделал эту работу.

– И еще одно, Эмери. Как насчет консультанта по ценам?

– Какого консультанта? – спросил он.

– У этого клиента есть свой консультант, который проверяет все заявки. Клиент не подпишет заявку, пока ее не одобрит консультант. Он изучит все вдоль и поперек, стараясь снизить цены. Одному из нас придется с ним работать. Ты сам хочешь этим заняться или мне побеседовать с ним?

– Я не хочу иметь с ним дела. Поговори с ним сама. Это твоя работа, так ведь? – его голос стал еще более раздраженным.

– Да, это так, – сказала она. – В таком случае, мне лучше знать, что есть в заявках, и чего там нет. Так что если просто урезать цену на сорок тысяч, это ни к чему не приведет. Не так ли? – В ее голосе послышался сарказм. Слишком трудно было скрыть его.

Он затушил свою сигарету в пепельнице.

– Клиент будет здесь в десять. В девять тридцать калькуляция должна лежать на моем столе, – он повернулся и вышел.

Кэлли подождала, пока пройдет волна раздражения и успокоится дыхание, прежде чем набрать номер менеджера «Демпси продакшн».

– Эйлин? Привет. Это Кэлли Мартин. Мы получили вашу заявку. Я как раз начала работать с ней, но, возможно, мы справимся быстрее, если займемся этим вместе.

– Есть проблемы? – спросила Эйлин.

– Да, у вас получилась большая стоимость, но давай посмотрим вместе. Вы сделали заявку, на четыре полных дня. Зачем четвертый день? На мой взгляд, за три полных дня можно все успеть.

– Демпси хочет четыре, – спокойно сказала Эйлин.

– Ладно, тогда расскажи мне о декорациях. Как вы их себе представляете?

– Послушай, Кэлли. Все сделано по заявке дизайнера, который работает по проекту Демпси.

– И что конкретно хочет Демпси?

– Кэлли, ты говорила с Эмери?

– Да. А что?

– Он обещал нам этот заказ. Мы уже начали работать над декорациями. У Эмери есть эскизы. Мы наняли съемочную группу, Я должна сказать тебе, что расценки остаются прежними, и эта работа нам уже обещана.

Кэлли почувствовала, что краска снова заливает ее лицо и шею.

– Хорошо, Эйлин, теперь я скажу тебе кое-что. Клиент не подписал калькуляцию на эту работу. Это значит, что он не хочет пускать деньги на ветер. Никто, ни Эмери, ни Бог всемогущий, ни я – между прочим, я продюсер этой работы – не может пообещать кому-нибудь эту работу, потому что мы не уполномочены на это клиентом. Ты меня понимаешь? Деньги, которые вы начали тратить по смете, которая еще не подписана, это ваша проблема. Если клиент ее не подпишет, агентство не собирается оплачивать вам то, что вы уже потратили.

– Эмери дал нам указание начать. Он обещал нам эту работу. Тебе лучше еще раз обсудить это с ним. Мне надо идти. Демпси назначил встречу, – она повесила трубку.

– Пошел он к черту, – пробормотала Кэлли, выхода из кабинета и направляясь в холл. Дверь в кабинет Эмери была заперта. – Черт! – сказала она вслух, напугав уборщицу, которая везла тележку по слабо освещенному холлу.

Кэлли посмотрела на часы. Конец рабочего дня. Она поднялась в свой кабинет и села за стол. Завтра утром ей придется в спешном порядке готовить все три калькуляции, чтобы успеть к встрече с клиентом и выправить эту ситуацию с Эмери. Три встречи с клиентами в один день… Пошли все к черту.

Кэлли почувствовала знакомую тяжесть в желудке. Она бросила карандаш, отодвинула стул от стола и произнесла вслух: «Что за черт?» Что с ней происходит? Она всегда любила эту работу. Теперь к середине дня она всегда чувствует раздражение, к пяти она совершенно расстроена, а в семь у нее возникает чувство отвращения. Ей все тяжелее вставать по утрам, встречать новый день, день, который заранее представляется ей полным тяжелой работы. Когда все изменилось? Прошел год с тех пор, как ушли Лили и Марси. Тогда это и началось. Эмери Смит, преемник Марси на посту художественного директора, был полон показного блеска. Ничего из себя не представляя, он был заинтересован только в собственном преуспевании и совершенно неспособен управлять отделом. Никаких моральных принципов. Она вспомнила «Л'Авентур»… Они с Лили и Марси работали в сплоченной команде, помогая друг другу, дополняя друг друга, их всегда поддерживала и направляла Элиза, а с другой стороны – Джим Лиджетт. «Да, прошли эти дни», – с грустью подумала она. Отогнала от себя образ Брэди Пэрриша, вторгшегося в ее мысли, встала и выглянула в окно на Мэдисон-авеню. Сильный летний дождь барабанил по мостовой. Пешеходы с зонтами толпились на тротуаре. На улице машины образовали пробку. Час пик. «Господи, даже тут все стало хуже», – подумала она, вернулась к столу, чтобы взять сумку, выключила свет и направилась к лифту.

14

– Господи помилуй, – пробормотала Кэлли, выходя из лифта в большое круглое фойе квартиры Лэттимора. Даже поездка на заднем сиденье большого лимузина и почтительное обращение к ней Роберта не подготовили ее к этому. Она предполагала, что Пол имеет маленькое временное пристанище в Манхэттене на случай, если имеет смысл переночевать в городе, а не возвращаться в Бэдфорд. Но это едва ли можно было назвать «временным пристанищем». Здесь все было величественно, как во дворце. Пол в фойе был выложен оранжево-розовым мрамором, обрамленным по краю сложным узором из зеленого мрамора. Красивая розовая лестница вилась вдоль стены налево и направо, изогнутые светлые панели на стене изящно скрывали два стенных шкафа. Искусно выполненная гипсовая розетка занимала большую часть потолка такой высоты, от которой заватывало дух. Открытая дверь, обрамленная лепниной, вела в просторную красивую гостиную.

– Добрый вечер, мисс Мартин, – у миссис Кримминс был приятный голос. – Позвольте мне взять ваш зонт.

– Спасибо, – сказала Кэлли.

– Проходите и устраивайтесь поудобнее, – она жестом пригласила ее пройти в гостиную. – Не желаете ли аперитив?

– Да, это замечательно. Спасибо, – Кэлли улыбнулась, входя в гостиную. Там был камин из розового мрамора, красивый восточный ковер в розовых и зеленых тонах и изящно задрапированные светло-зеленые шелковые портьеры, обрамлявшие высокие окна в дальнем конце комнаты. Куда бы она ни кинула взор, всюду было чем восхищаться: искусно выполненный гобелен, фотографии в рамках из витого серебра, глубокие шкафы с коллекцией японского фарфора. Кэлли подошла к окну и посмотрела вниз на Парк-авеню. Далеко внизу огни городского транспорта образовывали головокружительный узор из белого и красного, желтого и зеленого, вспыхивая в водоворотах дождя.

– Мисс Мартин?

Кэлли обернулась.

– Привет. Это вам. Меня зовут Чарли, – перед ней стоял мальчик с бокалом. Он поставил его на длинный кофейный столик около софы.

– О, спасибо тебе, Чарли. Очень рада познакомиться с тобой, – она протянула ему руку. Он тепло пожал ее и шлепнулся на мягкие диванные подушки.

– Папа сказал, что вы дружили с дядей Дрю.

Кэлли присела на другой конец софы.

– Да, это правда. Он был моим хорошим другом. Я его очень любила.

– Да, он был очень хороший, – глаза у Чарли были такие же глубокие и темные, как у его отца. – Вы работаете в ВСП?

– Нет. Мы познакомились с твоим папой, когда Дрю заболел. Мы оба ухаживали за ним.

– Мне его так не хватает, – сказал Чарли. – Он всегда показывал мне все эти штуки из раскопок, из Африки, камни и монеты, и еще много всего.

– Да, он мне тоже это показывал. Это было интересно, потому что он так много знал про все эти вещи. Он мог рассказать о них все…

– Чарли, ты бы лучше пошел наверх и закончил свои уроки, – худенькая девочка с длинными прямыми светлыми волосами стояла у входа в гостиную. На ней была юбка из шотландки со складками и голубой блейзер с эмблемой частной школы на грудном кармашке.

– Я сделаю, когда придет папа. Просто я составляю компанию мисс Марти, – сказал Чарли. – И, кроме того, я уже почти все сделал.

– Все равно, тебе лучше закончить, – сказала она чересчур чопорным голосом.

Дверь лифта открылась, и в фойе вошел Пол.

– Привет всем, – он снял пальто и передал его миссис Кримминс, которая появилась сразу же с его приходом. Он обнял Крисси, поцеловал ее в макушку и вошел вместе с ней в комнату. Чарли вскочил и поцеловал его.

15

– Привет, Кэлли. Вы уже со всеми познакомились?

– Мы с Чарли хорошо поболтали. И уже почти познакомились с вашей дочерью, но тут появились вы. – Она улыбнулась Кристине.

– Тогда позвольте мне вас представить. – На его лице появилась неотразимая улыбка, вызвавшая неожиданный трепет в груди Кэлли. – Это Кристина. Крисси – это мисс Мартин.

– Здравствуйте, – сказала Крисси. – Мне надо идти, папа. Я должна закончить домашнюю работу. – Она поцеловала его в щеку, вышла из комнаты и поднялась по лестнице.

– Я надеюсь, что не заставил вас ждать слишком долго, Кэлли.

– Нет. Все нормально. Чарли не давал мне скучать.

От взгляда и звука голоса Пола Кэлли почувствовала какое-то возбуждение, которое, казалось, проникло сквозь оцепенение, сковывавшее ее в течение всего прошедшего года. Миссис Кримминс принесла виски.

– Спасибо, – поблагодарил он, освобождая галстук. – Кэлли, я сейчас вернусь. Только немного приведу себя в порядок. Чарли, ты пока побудешь с мисс Мартин?

– Конечно, папа, – сказал он, улыбнувшись.

Дождь кончился, но в вечернем воздухе чувствовалась прохлада. Кэлли и Пол прошли четыре квартала по Парк-авеню по направлению к «Le Circue».

– Добрый вечер, Бруно.

– Добрый вечер, мистер Лэттимор, – Бруно стоял за стойкой у входной двери. Он улыбнулся и открыл книгу заказов. – Ваш столик готов.

– Пол, дорогой! – послышался глубокий грудной голос. Пол обернулся.

– Ах, графиня! – он улыбнулся и пожал протянутую ему унизанную кольцами руку. – Кэлли, разрешите вам представить графиню д'Урбано ди Маре.

Кэлли улыбнулась женщине, экстравагантный тюрбан которой так шел к ее золотистому вечернему платью. Небольшая прядь ярко-рыжих волос виднелась из-под тюрбана, смуглая кожа матово блестела в мягком приятном свете ресторана.

– Графиня, это Кэлли Мартин, – сказал Пол. Графиня повернулась к Кэлли.

– Очаровательно, – сказала она.

Тщательно одетый молодой блондин, который лучше бы смотрелся на серфинговой доске, чем в своем костюме от Армани, подошел к ним.

– Пол, ты, конечно, знаешь Тедди. Тедди, мисс Мартин. – Тедди чопорно кивнул.

– Очень приятно было вас встретить, – сказал Пол. – Он взял Кэлли за талию и аккуратно подвел к столику.

Официант принес меню, повторил вслух список блюд, включенных в ассортимент сегодняшнего вечера, и отошел.

– Как вам графиня? – спросил Пол.

– Очень колоритна, – улыбнулась Кэлли.

– Этого у нее не отнять, – он рассмеялся. – Ее настоящее имя Эстер Гольдфарб. Она из Огайо. Совсем ребенком вышла замуж за пожилого богатого промышленника, после его смерти переехала в Нью-Йорк. Встретила итальянского графа – подлинность титула под некоторым сомнением – вышла за него замуж и перебралась в Европу. Я не знаю, что случилось с ним, но она основала компанию по производству косметики, и это принесло ей успех. Несколько лет назад мы купили контрольный пакет акций ее компании. После графа она еще пару раз выходила замуж, но все равно настаивает на том, чтобы ее называли «графиня» У нее непростой характер, и она неглупа. У нее определенно одна из лучших в мире коллекций современного искусства. Когда она покупает новую картину, то становится сумасшедшей, – он улыбнулся своей магнетизирующей улыбкой. – Господи, Кэлли, – сказал он, – так приятно снова вас видеть.

– Я тоже очень рада.

– Послушайте, Кэлли, я чувствую, что должен извиниться перед вами. Я действительно хотел позвонить вам после того торжественного обеда, но я был совершенно не готов ни с кем встречаться. Смерть Карен была еще так свежа в памяти, да и вы еще боролись со своими чувствами к Брэди Пэрришу. Теперь уже все кончено?

– Да. Теперь все кончено.

– Я так часто думал о вас. Но есть еще одна причина, по которой я хотел увидеться с вами сегодня вечером. Завтра пресс-конференция. Меня выдвигают кандидатом в сенаторы.

– О, Пол! Это прекрасно! – сказала Кэлли.

– Да, я давно интересовался политикой, но в связи с болезнью Карен не мог этим заниматься, а после того как она умерла, я не хотел оставлять детей надолго одних.

Теперь дети подросли, и мне кажется, что сейчас самое время. На предварительном собрании кандидатов против меня не было возражений, так что теперь я могу целиком сконцентрироваться на выборах. Об этом я и хотел поговорить с вами. Я хочу, чтобы вы взяли на себя рекламу…

– Вы хотите, чтобы агентство занялось рекламой, а я этим руководила?

– Нет. Я хочу, чтобы вы ушли из агентства и взяли на себя рекламу в предвыборной кампании. Если вы хотите заниматься этим через агентство, дело ваше, но вы будете работать на комитет по предвыборной кампании, а не на агентство. Вы будете всем этим заведовать. Конечно, если мы выиграем, то у вас будет постоянная работа в моем штате, разумеется, если вы захотите. Я знаю по «Л'Авентур», какой вы хороший организатор. Я бы не хотел терять такой талант. Как вы думаете?

– Я не знаю, – сказала она. – Это очень неожиданно для меня. Надо подумать.

– Ну, для начала подумаем о меню, – улыбнулся он. – Я собираюсь заказать паштет.

– Отлично. Я тоже, – сказала она, радуясь, что одно решение уже принято.

– Пол, я не знаю, как сказать, но если мы будем работать вместе, то, мне кажется, наши личные отношения станут затруднительными.

– Вы все подчините делу, да? – От его улыбки у нее всегда трепетало сердце.

– Просто я не уверена, что это хорошая идея, – ее голос прозвучал несколько взволнованно. – Я не уверена, что хочу запутаться…

– Давайте пустим это на самотек, – предложил он, – сделаем шаг и посмотрим, что получится. Вам это подходит?

– Да, – сказала она тихо.

С трудом она отвела взгляд от его глаз, таких темных, понимающих, проникающих вглубь, и посмотрела на ярко-красные лилии. Она вдруг ощутила легкое чувство тревоги, но решила не обращать на это внимания. Кэлли приняла предложение Пола попробовать профитроли и, пока пила кофе, представляла себе, как завтра утром подаст Эмери заявление об уходе.

– Мистер Лэттимор, сэр, из вас получится превосходный сенатор, – сказала она.

ЧАСТЬ 3

16

– Осторожно, она может тебя испачкать.

Николь взяла у Лили бутылочку с молоком.

– Ничего, – улыбнулась она, усаживая поудобней у себя на коленях вырывающуюся малышку. – Моя хорошенькая маленькая внучка. Ты мое солнышко. Посмотри, как крепко она держит бутылочку. Она такая сильная, такая смелая! – тихо приговаривала Николь.

– О да, она наверняка гений! – рассмеялась Лили.

– Какое очаровательное маленькое платьице, – сказала Николь, глядя на тонкую ткань с вышивкой.

– Конечно, очаровательное. Это одно из тех нескольких сотен, которые ты ей прислала, – улыбнулась Лили. – Ни у одного ребенка нет такого гардероба.

Николь рассмеялась:

– Я даже не узнала, что это одно из тех.

– Я поняла. – Лили сидела на маленькой низкой табуретке, глядя на Николь и ребенка. Она не ожидала, что у матери уже так много седых волос, особенно хорошо заметных в лучах солнца, проникавшего через открытое окно.

– Ой, Лили, она такая хорошенькая, – Николь покачала Селесту, которая сосала из бутылочки. – Она такая красивая! Она выглядит точно так же, как ты, когда была ребенком. У меня где-то есть фотографии, по-моему, в секретере, – она кивнула в противоположный конец комнаты, – ты там маленькая. Ты тоже была очень красивым ребенком. Просто прелестным. Прямо как ты, Селеста. Да, ты выглядишь совсем как твоя мама.

Лили встала.

– Мы называем ее Сиси, – она выглянула в окно, послеполуденные тени накрыли сад. – Джерри первый так начал ее называть, а мне понравилось. А тебе?

– Да. Сиси Монтини… очень хорошо звучит. Да, мне нравится. А ты что скажешь, малышка? Ты хочешь, чтобы я называла тебя Сиси? Ой, Лили, посмотри, она улыбается! У нее твои ямочки на щеках. Замечательно! Ой, Лили, я так рада, что ты приехала к нам вместе с ней. – Николь взглянула на Лили с некоторой мольбой, робко, боясь зайти слишком далеко, оттолкнуть Лили. Ей следует быть довольной тем, что Лили привезла ребенка в Париж, что она остановилась у них впервые с того далекого дня, когда она рассказала ей про Жан-Клода и Люка.

– Ну, – сказала Лили, – мне нужна кое-какая одежда. И, – осторожно добавила она, – ты ее бабушка. Жан-Клод написал мне, что ты хочешь ее увидеть. Действительно, Николь… – она говорила неуверенно. – Я подумала… – она отошла от окна и посмотрела в глаза Николь. – С тех пор, как у меня появилась Сиси, я поняла, как нелегко… Ведь у меня есть Джерри, который очень хорошо к нам с ней относится, и я подумала, как это, должно быть, тяжело… – Она смотрела в глаза Николь. – Черт возьми, Николь, я хочу сказать, что я поняла, почему ты так поступила… почему ты придумала мне отца… Тебе было так трудно…

Николь протянула к дочери руку. Неожиданная хрупкость этой руки и слезы в темных глазах Николь заставили смягчиться сердце Лили. – Ох, Лили, прости меня за то, что тебе пришлось пережить из-за меня. – Лили подошла вплотную к креслу, взяла ее за руку, опустилась на колени и погладила головку Сиси.

– Теперь уже всё хорошо, Николь… Мама, – мягко сказала она. – Все хорошо. – Лили не сопротивлялась, когда рука Николь прижала ее голову к своему плечу, и на минуту погрузилась в волшебный аромат ее духов.

– Николь, – сказала она, – мне надо увидеться с Люком.

– Я знаю, – кивнула Николь. Лили подняла голову.

– Я хочу показать ему Сиси, но боюсь. Наверное, сначала мне стоит пойти одной. Ты позаботишься о ней?

Николь весело рассмеялась:

– С удовольствием, дорогая. С огромным удовольствием.

– Пол, как хорошо, что я тебя застала.

– Ты перехватила меня с дороги. Я только вошел. Все нормально?

– О, да, – сказала Кэлли. – Прекрасно. Я хотела узнать, какие у тебя планы на завтра. Мне нужно показать тебе два черновых эпизода из семейных съемок. Отснято здорово. Один мне нравится больше, но я бы хотела побыстрее услышать твое мнение, чтобы начать работать над пленкой.

– В семь я поеду в Рочестер, – сказал он, – а оттуда – в Буффало.

– О Боже, – прошептала Кэлли. Она поплотнее запахнула пальто. Несколько часов назад в здании отключили отопление и сейчас, в одиннадцать часов, в маленьком редакторском кабинете стоял пронизывающий холод. Эдди, редактор, предложил ей чашку кофе.

– Спасибо, – сказала Кэлли. – Пол, я знаю, что уже поздно, но есть у меня какой-нибудь шанс перехватить тебя сегодня? Я бы могла завтра приехать в Рочестер, но мне надо будет заняться озвучиванием, сделать еще одну запись и спланировать следующие съемки.

– Это все на кассете? Я могу здесь посмотреть.

– Мы можем прямо сейчас переписать на кассету, – она вопросительно посмотрела на Эдди. Он кивнул. – Будет готово примерно через час.

– Не ищи такси. Я пришлю машину.

– Что за начальник! – рассмеялась она. – Приеду как можно быстрее, – сказала она и повесила трубку. – Пойдем, Эдди.

– Папа, дай мне отдохнуть от тебя! – рассмеялась Марси. Она оторвалась от компьютера и посмотрела на старого серого кота, который вспрыгнул на монитор и свесил пушистый хвост на экран. – Мне надо все сделать до следующей недели. Так что у меня нет времени с тобой играть. – Она подоткнула ему хвост. – Убери это отсюда, пожалуйста.

– Это только одна из твоих проблем, – голос Мэта испугал ее.

– Мэт, я не слышала, как ты вошел, – она повернулась к нему, чтобы он мог ее поцеловать. – А какие еще у меня проблемы?

– Пора уже выгнать тебя отсюда, – сказал он.

– Что? О Боже, Мэт, что случилось? Ты на что-то сердишься? Я что-нибудь сделала не так? Мэт, в чем дело?

– Успокойся, – улыбнулся он. – Ничего страшного. Просто твой дом готов. Ремонт закончен. Пора переезжать обратно.

– О Господи, как ты меня напугал, – сказала Марси. – Слушай, можно я останусь еще на неделю, чтобы все закончить? Если я прервусь, то потеряю нить.

– Ну, тут есть еще кое-что, – сказал он.

– Что? Что? – она почувствовала внезапный испуг.

– Я хочу сдавать это помещение. Я думаю, что мы уже достаточно пожили в незаконном браке. Ты можешь остаться, если выйдешь за меня замуж. Потом мы сможем вдвоем переехать в твой дом…

– Что ты сказал?

– Я сказал, что ты можешь остаться, если выйдешь за меня замуж, а потом…

– О, да, – она обняла его за шею. – Да, да, да. Но знаешь, – сказала она, глядя в окно на деревья, молодую листву, мягкую зеленую траву, скрытую в сумерках, – мне будет не хватать этой комнаты. Здесь очень хорошо пишется.

– Я прокручу еще раз, – сказала Кэлли и нажала кнопку перемотки. Она сидела рядом с Полом на кожаном диване в студии квартиры на Парк-авеню.

– Ты все еще дрожишь, – сказал Пол. – Хочешь выпить?

– Да, пожалуй. Виски.

– Воды? – спросил он, стоя у маленького бара в углу комнаты.

– Немножко. – Она оглядела комнату. Французский паркет из каштанового дерева и цветной абиссинский ковер.

Он включил видеомагнитофон, взял бокал и сел рядом с ней на диван. Они смотрели на экран, на семейные съемки. Первый эпизод был отснят в Бэдфорде, второй – в Бель-Риве в Истхэмптоне.

– Ну как?

– Они оба хороши, – ответил Пол. – Ты сказала, что один тебе нравится больше?

– Я хочу сказать, что ты думаешь. Может быть, я ошибаюсь.

– Эпизод в Истхэмптоне снят прекрасно, но я думаю, что нам стоит остановиться на бэдфордском эпизоде. Эти сцены, где я иду по берегу с детьми, слишком напоминают…

– Джона Кеннеди, – сказала она.

– Да. Это выглядит так, как будто мы эксплуатируем его образ.

– Согласна. У меня были такие же возражения.

– Наверное, уже никто никогда не сможет сниматься на берегу. Кеннеди поставили на этом точку, – рассмеялся он. – Но мне действительно нравятся эти кадры.

– Давай еще раз посмотрим оба эпизода, – сказала Кэлли. – Я хочу кое-что тебе показать. Посмотри на Кристину. – Она перемотала кассету и включила снова. – Посмотри на нее, Пол. Она просто расцветает перед камерой.

– Да, ты права, – он улыбнулся. – Поразительно. Она молодец, правда?

– Я наблюдала за ней, когда мы снимали. Это потрясающе! Как только включили камеру, она переменилась буквально на глазах. В ней заиграла жизнь. И потом, она очень фотогенична. Посмотри на эти кадры. Она выглядит великолепно! Слушай, Пол, мне нужен ассистент, чтобы монтировать пленки, оформлять документы и так далее. Через шесть недель Крисси вернется из школы домой. Как ты думаешь, может быть, ей поработать со мной? Мы бы сделали за лето основную часть.

– Интересная мысль, – сказал Пол. – Я думаю, ей должно понравиться заниматься этим делом. И я бы хотел, чтобы она получше тебя узнала. Я думаю, что ей это будет полезно, но знаешь, Кэлли, с ней временами бывает очень трудно. Ты уверена, что справишься?

– Думаю, что это поможет ей ощутить себя в центре событий, и надеюсь, что ей понравится работать. Постараюсь, чтобы и ей было интересно.

– Ты потрясающая женщина, – улыбнулся Пол. – Она, правда, здорово выглядит в фильме?

– Да, правда, – сказала Кэлли. – Чарли, конечно, тоже. Он такой милый!

Пол рассмеялся. – Да, он всегда такой. Открытый, приветливый. Хороший ребенок. Как виски?

– Хорошо. Я уже почти допила, – она вынула кассету и положила в футляр. – Лучше я пойду. Тебе завтра рано вставать.

– Нет, нет. Пожалуйста, допей. Я не видел тебя целую неделю.

– Мы оба были страшно заняты, – улыбнулась она.

– Мне тебя не хватало, – сказал он, взяв у нее стакан и поставив его на кофейный столик. Кэлли ощутила внутри какую-то слабость, когда он обнял ее за плечи, приблизил к себе и поцеловал: сначала легко, а потом сильнее, крепко прижимая ее к себе.

– Ты заманил меня сюда обманным путем? – прошептала она, внезапно охрипнув.

– Нет, – сказал он, нежно перебирая ее рыжие волосы. – Рано утром я уезжаю в Рочестер.

– Тогда мне лучше уйти, – сказала она, медленно проводя рукой по его щеке.

– Не уходи, – попросил он. – Останься. Господи, я так тебя хочу! Не уходи.

– А семья? – слабым голосом спросила она.

– В Бэдфорде, – прошептал он, продолжая ее целовать.

– Миссис Кримминс?

– Ушла. – Он взял ее за руку и вывел из студии через гостиную, вверх по витой мраморной лестнице.

Кэлли потянулась, отгоняя остатки сна и вспоминая события предыдущей ночи. Потом открыла глаза и посмотрела на часы – почти половина девятого! Пол уже должен был уйти. Она похлопала рукой по пустому месту рядом с собой на огромной кровати. Пальцы ее коснулись листка бумаги – на подушке лежала записка. Кэлли улыбнулась и протерла глаза.

«Дела», было написано четким и ровным почерком Пола.

Съемки в приютах.

Озвучивание.

Пообедать со мной сегодня вечером – примерно в девять.

Выйти за меня замуж.

Люблю, Пол.

17

Кэлли посмотрела на часы. Шесть вечера. По неразборчивости речи она поняла, что Марси нетрезва.

– Марси, я собираюсь на выходные в Бель-Рив. Хочу повидаться с тобой. Уже прошло столько времени…

– Да, конечно. Это будет здорово. Позвони мне, когда приедешь.

– Марси, как Мэт? – спросила Кэлли.

– Прекрасно.

– Жизнь замужней женщины тебе нравится?

– Да, конечно, только труднее писать, когда приходится уделять внимание кому-то еще. Кажется, что у меня просто нет времени сосредоточиться.

– Но тебе нравится быть замужем?

– Конечно. Правда, прошло только два месяца. Слава Богу, мы еще молодожены. А почему ты спрашиваешь?

– Просто интересно.

– Кэлли, в чем дело?

– Я скажу тебе при встрече, Марси, – сказала Кэлли. – Мне надо бежать. Пока…

– Марси, дом замечательный! Ты проделала такую огромную работу с ремонтом!

Кэлли вытянулась в шезлонге, наблюдая закат над бухтой.

– Все сделал Мэт. Все благодарности ему. Может быть, он влюбился именно в этот дом, – рассмеялась Марси. – Может быть, он проделал всю эту громадную работу только потому, что хотел жить в нем, а я была бесплатным приложением.

– Дурочка, – рассмеялась Кэлли. – А где он, между прочим?

– Он работает в доме на Генри-стрит, чинит водопровод. Скоро придет.

– Хорошо. Я не видела его со свадьбы. Было бы жаль не повидаться с ним.

– Смотри, сюда идут утки на обед. Хочешь помочь мне их покормить?

– Конечно.

– Нам придется взять целую буханку хлеба, – сказала Марей, входя в кухню. – Лебеди всегда пристраиваются. Держи, – она дала полбуханки Кэлли. – Покорми уток. А я буду отгонять лебедей.

– Как это отгонять? – рассмеялась Кэлли, идя по узкой тропинке к берегу.

– О Боже, ты не представляешь, что это за создания! Они нападают на уток и не дают им подойти к еде. Когда у меня уже не остается хлеба, они гонятся за мной через всю лужайку. Иногда мне кажется, что однажды они поднимутся на веранду, войдут, откроют холодильник и посмотрят, что мы едим на обед! Ладно, ты иди вон туда, – она показала на дальний конец узкой полоски берега, – Я буду тут сдерживать этих монстров.

– Какое прекрасное место, Марси! Тебе, наверно, здесь нравится?

– Нравится.

– Я рада, что у тебя все так удачно сложилось. Это место, Мэт, твоя «Синьорина» нанесла всем сокрушительный удар, потом контракт еще на три книги…

– Я тебе говорила, что по «Синьорине» будут ставить фильм?

– Нет! Это здорово!

– Да. Хочешь быть продюсером?

– Господи, это просто фантастика, – рассмеялась Кэлли. – Правда, у меня куча работы. Тем не менее, спасибо за предложение.

– Не обижайся, я пошутила. Студия никогда не согласится. Но все равно было бы здорово собрать снова нашу старую команду, правда?

– Да, – усмехнулась Кэлли. – Мы работали отлично. Ты давно видела Лили?

– Она приезжала с Сиси две или три недели назад. Боже, Сиси прелестна. Она обегала здесь все вокруг. Ей безумно нравилось кормить уток. У Папы чуть не случился нервный припадок, она гонялась за ним по всему дому. Она действительно очаровательна.

– Ты хочешь иметь детей?

– Мэт точно хочет. Я тоже, но не сейчас. Мне нужно ещё немного времени… На носу фильм, выход книги, и еще надо закончить третью книгу.

– Марси, Пол сделал мне предложение.

– О Боже, у меня кончился хлеб. Лебеди сейчас сожрут нас. Пойдем быстрее. Как они могут быть так прекрасны в воде и так безобразны на суше? – она рассмеялась, и они бросились через лужайку, преследуемые птицами.

– Скорей! По лестнице! Они нас догоняют!

Марси и Кэлли взлетели по ступенькам на веранду и плюхнулись на стулья. Рассерженные лебеди развернулись и вперевалку пошли через лужайку обратно к воде.

– Ты слышала, что я сказала? – рассмеялась Кэлли.

– Слышала, слышала, – ответила Марси, – но эти лебеди чуть было не отхватили от меня кусок. Слушай, это здорово, а что ты ему ответила? Ты сказала «да»?

– Я еще ничего не ответила, – сказала Кэлли.

– Почему? Ты любишь его?

– Да.

– Тогда почему?

– Я испугалась, – сказала Кэлли.

– Чего? Слушай, хочешь выпить?

– Да, пожалуй, – Кэлли встала и прошла на кухню вслед за Марси.

– Так скажи мне, что такого страшного в замечательном, красивом, сильном, невероятно богатом человеке, который тебя просто обожает? – спросила Марси, кладя в бокалы кубики льда.

– Во-первых, его мать. Она такая, ну, я не знаю, чопорная, что ли. Она никогда этого не одобрит.

– Если Пол Лэттимор не может справиться с собственной матерью, то я ни за что не пойду за него голосовать, – ухмыльнулась Марси. – Ладно, давай серьезно. В чем дело?

– Есть еще Кристина. Она очень трудный ребенок. Ей пришлось безумно тяжело, когда умерла ее мать, а она была еще маленькая…

– Кэлли, пойдем, – Марси дала Кэлли бокал, и они вернулись на веранду.

– По правде говоря, эти деньги меня тоже пугают. Это совсем другой образ жизни. Я выросла в грязном районе Питсбурга, среди сталеваров, и мне трудно…

– Кэлли, я видела тебя во многих ситуациях. Ты справляешься со всем. Ты самый одаренный, самый тонкий, самый добрый человек из всех, кого я знаю. Понятно, что такие деньги могут испугать, и, возможно, его мать порядочный сноб, но она успокоится, когда примирится с этой мыслью. Неродные дети тоже могут пугать, но я уверена, что ты – справишься. Пол помешан на тебе. Он для тебя все сделает. Тебе будет очень хорошо. Тебе будет лучше, чем просто хорошо. Ты будешь невероятно богата, – она рассмеялась и отпила виски.

– Да, но это еще не все, – Кэлли сделала маленький глоток и почувствовала, как тепло медленно наполняет ее…

– Ох, Кэл, я надеюсь, что ты уже перестала думать о Брэди, а?

– Да, но все равно это имеет значение. Просто… Я не знаю… Мне очень хорошо живется одной. Я к этому привыкла, привыкла сама заботиться о себе. Если мне чего-то хочется, то я это делаю. Я боюсь зависеть еще от кого-нибудь, доверять кому-нибудь. Ты понимаешь?

– Думаю, что да. Но, Кэлли, Брэди – предатель. Пол – нет. Нельзя допустить, чтобы тень Брэди заслоняла тебе всех мужчин. Сама знаешь.

– Знаю. Но я не только про это говорю. Марси, моя мать отказалась от меня, когда мне было два года. Она просто однажды ушла и больше не вернулась. Так что я столкнулась с этим с самого начала. А Брэди просто дополнил общее представление…

– Кэлли, о чем ты говоришь? Я видела твоих родителей, когда они приезжали в Нью-Йорк.

– Нет, – тихо сказала Кэлли. – Ты видела моих дядю и тётю. Они меня вырастили. Я называла их своими родителями.

– Ох, Кэл, я не знала.

– Никто не знает. Я не говорила об этом. Я даже не думала об этом. Я знаю, что нет причин отказывать Полу, но мне очень тяжело думать о том, что как только ты станешь с кем-то очень близок, как только ты полюбишь кого-то по-настоящему, она… или он… бросят тебя. – Кэлли почувствовала, что слезы потекли у нее из глаз. – Я понимаю, что это ерунда, но ничего не могу с собой поделать. Она достала из сумки платок. – Я говорю о том, что понимаю, почему история с Брэди так тяжело на меня подействовала.

Марси поставила виски на маленький столик рядом и повернулась к Кэлли. – Кэл, любому бы стало плохо, если бы он стал свидетелем такой сцены. Ты справилась с этим. Не суди себя так строго. Послушай, мне очень жаль, что тебе пришлось столько пережить. Для маленького ребенка, это, наверное, особенно тяжело, но я могу тебе поклясться, что если Пол хочет, чтобы ты вышла за него замуж, он все сделает для тебя. Он честный и порядочный человек. Не то что пустышка Брэди. Нельзя, чтобы призраки прошлого разрушили вашу любовь. Ты говорила об этом с Полом? Он знает про твою мать?

– Нет, до сегодняшнего дня я никому не говорила об этом.

– Я думаю, что тебе стоит ему рассказать. Это поможет ему понять тебя.

– Эй, Марси, – от входной двери послышался голос Мэта. – Кэлли у нас? Я видел ее машину.

– Мы здесь, дорогой, – крикнула Марси.

Кэлли быстро вытерла глаза скомканным платком.

– Привет, дамы, – улыбнулся он, входя на веранду. Он наклонился и поцеловал Марси, потом повернулся и чмокнул в щечку Кэлли.

– Как дела, Кэл? Рад тебя видеть. Я вас прервал или вы уже наболтались вдоволь?

– Привет, Мэт, – Кэлли посмотрела на него снизу вверх: он был такой высокий, такой дружелюбный. – Ты как раз вовремя. Мы уже насытились друг другом. Ты будешь приятным дополнением.

Она улыбнулась Марси и почувствовала прилив благодарности к старым друзьям за их тепло и уют.

18

– Очень вкусно. Ты отличная хозяйка, – Пол посмотрел через стол на Кэлли. – Мне так хорошо с тобой, и ужасно нравится у тебя дома. Здесь необыкновенно уютно.

– Спасибо, сэр, – улыбнулась Кэлли.

– Как дела у Крисси?

– Она справляется, – сказала Кэлли, – но я не уверена, что ей так нравится эта работа, как мне бы хотелось. Хотя у нее неплохо получается. Сегодня она была в приюте – собирала подписи о согласии сниматься в фильме. Крисси сделала фотографии каждого из тех, кого снимали, и у каждого получала подпись, а это все не так-то просто. Из пятидесяти двух человек, многие из которых очень смущались, ей не удалось уговорить только одну женщину. Крисси сказала, что она просто отказалась подписывать. – Кэлли встала и убрала со стола тарелки. – Кофе? – спросила она, направляясь в кухню.

– Да, пожалуйста.

– Ты знаешь, что два агентства предложили ей работать моделью после того, как вышел фильм, снятый в Бэдфорде? Вполне приличные агентства.

– Нет, она мне не говорила. Конечно, с тех пор, как началась эта кампания, мы видимся не так уж часто.

– Да, и она очень заинтересовалась.

– Как ты думаешь, – он отпил кофе, – это хорошая идея? Она еще совсем маленькая.

– Я не знаю. По-моему, это неплохо. Агентства, которые предложили ей контракты, имеют хорошую репутацию. Я работала с ними, но очень недолго. Я думаю, что она могла бы совмещать это со школой так, чтобы не пропускать много занятий. Пока у нее есть это желание… я не знаю. Думаю, что она хотела бы заниматься именно этим.

Пол протер глаза.

– Ты устал.

– Да, есть немного. Знаешь, я думаю, что был вполне хорошим отцом. И в конце концов я устал. Хотя не знаю, каково это быть матерью, – он положил салфетку на стол.

– Твоя мама, по-моему, тебе очень помогает.

– Да, очень, но это не одно и то же. Кстати, раз уж мы заговорили об этом… Я думал о том, что ты мне рассказала о своей матери. Мне кажется, мы могли бы найти ее.

– Господи, Пол. Я не видела ее с двух лет. Что я скажу матери, которая ушла от меня, когда мне было два года? Элен стала моей настоящей матерью, – она встала из-за стола и перенесла чашку кофе на софу.

Пол поднялся, задул свечи и вышел вслед за ней. – Я думаю, что если бы ты увиделась с ней, это помогло бы развеять твои страхи, – тихо сказал он, садясь рядом.

– Нет, – сказала она твердо. – Я не хочу. И, кроме того, – она повернулась к нему. – Я уже избавилась от своих страхов.

– Правда?

– По-моему, да.

– Не значит ли это, что ты согласна принять мое предложение?

– Видимо, да.

– О Господи, я люблю тебя, – прошептал он, обнимая ее. – Кэлли, я так горевал по Карен… Я никогда не думал, что смогу снова полюбить… Так же сильно… А потом появилась ты. Кэлли, я клянусь, тебе нечего бояться. Я никогда тебя не оставлю. Ты всегда будешь чувствовать, что я рядом. Клянусь тебе, – он нежно поцеловал ее. – Пойдем в спальню.

– Мне правда нравится этот эпизод, – кивнула Кэлли. – Очень хотелось бы его использовать. Мы сможем так увеличить кадр, чтобы не было видно лица этой женщины? – спросила она.

– Нам придется увеличивать в несколько раз, – сказал Эдди. – Может пропасть и лицо слева. А тебе бы этого не хотелось.

– Черт, – пробормотала Кэлли. – Единственная сцена на всей пленке, которую я не могу использовать, а это лучший эпизод, который мы сняли за весь день. Слушай, я думаю, что стоит позвонить миссис Девинни, директору приюта, и поговорить с ней. Может быть, нам удастся убедить эту женщину поставить подпись. Тогда у нас будет эта сцена. Сделай для меня эту кассету с черновой записью, ладно, Эдди?

– Конечно, Кэл. Нет проблем. Ты можешь прямо отсюда позвонить в приют.

– Спасибо, – сказала она.

Засверкали вспышки фотоаппаратов, когда Лили подошла, чтобы перерезать ленточку, протянутую у главного входа в отель «Монтини-Савой» – новый бриллиант в короне быстро растущей недвижимости Монтини. К удовольствию фотографов Сиси Монтини, опередив родителей, ворвалась через открытые двери в великолепное мраморное фойе. Лили рассмеялась своим обворожительным смехом, а Джерри улыбнулся и пожал плечами – жест интеллигентного отца. Фотографы сошли с ума.

Джерри и Лили стояли в фойе, приветствуя гостей, направлявшихся в зал «Шамони», где должен был состояться прием. Всем желающим предлагалось осмотреть отель в сопровождении компетентных слуг, которые специально для этой цели были собраны в фойе.

– Лили, это грандиозно, – сказала Кэлли. – Мои поздравления, Джерри. Ты просто превзошел себя.

Джерри тепло принял поздравление.

– Спасибо, Кэлли. Красиво, да? За это я должен благодарить Лили. С моими деньгами и ее вкусом мы сделали все как надо, правда?

– Правда, – улыбнулась Кэлли. Ей импонировал неугасимый энтузиазм Джерри. – Лили, все необыкновенно красиво.

– Спасибо, Кэл. Сиси, смотри, кто пришел!

– Тетя Кэлли! – пронзительно закричала Сиси и ринулась через фойе в объятия Кэлли.

– Как дела Сиси! Тебе здесь нравится? – рассмеялась Кэлли.

– Ага, – сказала Сиси.

– Ты придешь сегодня вечером на прием? – спросила Лили.

– Да, но боюсь, что приду поздно. Мне надо заехать в одно место, а в шесть у меня запись. Пол придет, а я постараюсь как можно раньше к вам присоединиться.

– Смотри, не прозевай угощение. Повар из Франции, готовит великолепно! Я сама нашла его во время прошлой поездки и уговорила Джерри переманить сюда. Это что-то потрясающее. Ох, прости меня, Кэл. Сюда идет мэр. Мне придется весь вечер ему улыбаться за то, что он во всем шел нам навстречу. – Она взяла Сиси из рук Кэлли.

– Мне тоже надо спешить. Я только забежала вас поздравить, – она поцеловала Лили. – До свидания, моя прелесть, – сказала Кэлли, целуя в щечку Сиси.

– Пойдем, Сиси, – сказала Лили, подмигнув Кэлли, – нам надо поздороваться с мэром.

Кэлли проехала по подземному тоннелю и развернула маленький автомобиль, который брала на прокат, на север Маклин-авеню. Она посмотрела на циферблат и подумала, что у нее есть не более сорока минут на эту незапланированную поездку, а иначе она попадет в час пик и опоздает на запись. Очень досадно, что пришлось ехать, но миссис Девинни не смогла определить женщину по описанию по телефону. Ей надо было посмотреть пленку Поездка имела бы смысл, если бы, в конце концов, удалось получить подпись этой женщины. Кэлли припарковала машину на маленькой стоянке напротив тусклого кирпичного здания. Даже в солнечный летний день голая улица без единого дерева выглядела скучно и тоскливо, как зимой. Кэлли поднялась по обшарпанным ступеням приюта и нажала кнопку звонка. Ожидая, пока откроют дверь, она еще раз посмотрела на часы.

– Кто там? – раздался голос по внутренней связи.

– Это Кэлли Мартин. Мне надо повидаться с миссис Девинни.

Замок со скрипом открылся. Кэлли распахнула дверь и вошла в маленький вестибюль, покрытый потрескавшимся линолеумом. В конце коридора появилась невысокая и полная миссис Девинни.

– Здравствуйте, мисс Мартин. Пойдемте со мной.

– Здравствуйте, миссис Девинни. Знаете, Кэлли старалась поспеть за ней, я очень ценю ваше участие в нашей работе. Эпизод получился хорошо, и я думаю, что нам удастся извлечь из него пользу.

– Ну, – сказала миссис Девинни, – я рада сделать что-нибудь, что может привлечь внимание к нашей проблеме. Мне нравится, что мистер Лэттимор сделал нас одним из объектов своей кампании.

– Да, он очень серьезно относится к этой проблеме. Мы уже снимали в семи приютах штата. Он просмотрел все интервью, и они произвели на него большое впечатление.

Они вошли в маленький кабинет. Миссис Девинни предложила Кэлли деревянный стул с плетеной спинкой. – Присаживайтесь, мисс Мартин. Вы привезли кассету?

– Да, сказала она, протягивая ее. – Пожалуйста, зовите меня Кэлли.

– Ладно, – пожилая женщина улыбнулась. – А вы меня – Анной. Давайте посмотрим. Вы скажете мне, где она будет, хорошо?

– Да, – сказала Кэлли. Ей нравилась эта женщина – строгая, деловая, но при этом сердечная, с яркими глазами, с теплой улыбкой. – Вот, – сказала она.

Анна Девинни нажала кнопку «пауза».

– Эта женщина справа на переднем плане, в розовом свитере, – сказала Кэлли.

В течение нескольких секунд женщины всматривались в лицо хрупкой светловолосой женщины на экране. Анна Девинни кивнула и протерла глаза. – Мисс Мартин… Кэлли, нам надо поговорить.

– Что-нибудь не так? – спросила Кэлли.

– По вашему описанию по телефону я подумала, что, наверно, знаю, о ком вы говорите. Я не была уверена, но поговорила с ней после вашего звонка. Спросила, не подпишет ли она документ, означающий, что она согласна, чтобы фильм вышел на экран. Она отказывается. Мне кажется… – Анна Девинни посмотрела в глаза Кэлли. – Мне кажется, – повторила она, – что она испугалась, услышав ваше имя.

– Мое имя? Почему оно ее испугало?

– У нее есть на то причина. Это весьма интересная женщина, правда. – Анна встала и подошла к окну. – Она пришла к нам почти сразу после того, как вылечилась от алкоголизма. Как и всем женщинам, ей здесь было тяжело. Она вступила в общество трезвости. Стала очень активным членом клуба анонимных алкоголиков. Я думаю, вы знаете, что мы уделяем большое внимание проблеме алкоголизма. Она удивительная женщина, правда. Она организовала группу анонимных алкоголиков в приюте и вела работу со многими женщинами. Это дало очень хороший результат. – Она повернулась к Кэлли.

– Но почему мое имя напугало ее?

– Потому что, Кэлли, – сказала Анна Девинни, – потому что ее зовут Дорин Мартин.

– О, Боже мой! – воскликнула Кэлли.

– Она говорила мне, что у нее была дочь Каролина, которую она называла Кэлли, и что она оставила ее на своего брата и его жену, когда девочке было два года.

– О Боже, – пробормотала Кэлли, чувствуя, как все холодеет у нее внутри.

– Знаете, Кэлли, составной частью восстановительной программы анонимных алкоголиков является возмещение ущерба тем, кому ты причинил боль. Дорин больше всего на свете хочет постараться сделать это, но ваше внезапное появление застигло ее врасплох. Она была не в состоянии говорить с вами. Я беседовала с ней и сказала, что вы придете сегодня. Она бы хотела встретиться с вами, если вы не против.

Анна прошла в дальний конец кабинета и приподняла маленький кофейник.

– Не хотите кофе?

– Да, пожалуйста. О Господи, я не знаю, что делать. Я не знаю, смогу ли я встретиться с ней… Можно воспользоваться вашим телефоном?

– Да, конечно, – она указала на телефон на своем рабочем столе. – Я оставлю вас на несколько минут, пока вы будете звонить. Да, между прочим, Дорин согласилась поставить свою подпись.

– Что? Ах да, подпись. Подождите. Мне не нужен телефон. Я не могу сейчас встретиться с ней. Мне нужно время. Я слишком… расстроена, смущена. Я просто не могу сейчас с ней встретиться.

– Дорин поймет вас. Она точно так же говорила о себе, когда увидела вас в прошлый раз. Вы хотите, чтобы я взяла у нее подпись?

– Да, пожалуйста. Анна… – Кэлли старалась преодолеть комок в горле. – Скажите ей, что я вернусь, когда смогу… когда я смогу это вынести. Мне бы хотелось услышать, что она скажет. Мне бы хотелось услышать, как она сможет объяснить, черт возьми, что она бросила двухгодовалого ребенка. – Кэлли разрыдалась.

Анна положила руку ей на плечо. Потом взяла у нее подписной лист о согласии на съемки и вышла из комнаты.

Мэгги Лоуэлл жестко говорила с молодым фотографом:

– Мне нужны фотографии их всех. Всех. Ясно? Это не просто болтушки, притащившиеся за своими мужьями на пятидесятую за неделю вечеринку, – она хитро обвела глазами ярко освещенный торжественный зал. – Все люди, обладающие реальной властью в нашем городе, собрались здесь. Так что не упусти момент!

Молодой человек кивнул. Мэгги начала пробираться через толпу. Она уже набила себе на этом руку, у нее было досье почти на всех присутствующих в этом зале… Одна из этих золотых птичек была хозяйкой борделя в мадридских трущобах, прежде чем выйти замуж за своего низенького, лысого, пожилого покровителя; другая – жена магната, известного дамского угодника, на самом деле предпочитающего мальчиков со знойного побережья Карибского моря; богатая круглолицая наследница и тощая жена банкира в настоящий момент были заняты тем, что назначали на завтра рандеву. Она могла многое рассказать о них, и они это знали. Они также знали, что она всегда держит язык за зубами. Этот факт открывал ей двери на все приемы, во все дома, и ставил ее вне конкуренции. Она привычно улыбалась, пробираясь сквозь толпу, высоко подняв подбородок, что делало ее лицо еще более жестким.

Ей надо было встретиться с Лили Монтини, безупречная красота и вкус которой оказались достаточными, чтобы превратить неотесанного, хотя и умного мужа во всеми признанного светского льва. Конечно, все знали прошлое Джерри Монтини. Бульварные газетенки пестрели сообщениями об арестах Пэтси Монтини и последующих освобождениях его из-под стражи. Фотографии Монтини-старшего на ступенях здания суда, входящего или выходящего из ворот тюрьмы, всегда сопровождались мрачными подробностями его преступной карьеры. А его сын Джерри был сегодня принят в обществе, образован и богат…

Мэгги заметила вечернее платье Лили из серого шифона с маленьким букетом камелий на груди. Конечно, от Живанши. Нет вопросов. Появление Лили Монтини взволновало всех в этом пресыщенном обществе. Мэгги знала, что она может и поддержать и свалить новичка, но, оценив Лили Монтини, решила оказывать ей помощь.

– Лили, дорогая. Полный триумф! Отель превосходен. Я обошла его весь! Одна комната великолепнее другой! Просто захватывает дух.

– Спасибо, Мэгги. Ты, конечно, знаешь нашего будущего сенатора Пола Лэттимора.

Мэгги повернулась, чтобы принять поцелуй в щеку. – Пол, дорогой. Выглядишь прекрасно, но ты, вероятно, очень устал от выборной кампании.

– Я еще держусь, Мэгги, – улыбнулся Пол.

– А твоя мать… как она?

– Хорошо, спасибо. Я скажу ей, что ты про нее спрашивала.

– Ой, Пол, прости, Лили. Я вижу графиню Д'Урбано. Мне надо с ней поговорить. Я ведь на работе, вы же знаете, – она рассмеялась и стала пробираться сквозь толпу.

– Пол, я хотела поблагодарить тебя за то, что ты предложил Марси и Мэту остановиться сегодня вечером в твоей квартире. Комнаты в отеле не будут готовы до завтра… Горничные, уборщицы, и так далее.

– Нет проблем. Я очень рад, что они у меня.

– Я не вижу Кэлли. Она приехала?

– Нет. Еще нет. Я думаю, что ей надо позвонить, – сказал он, глядя на часы. – И узнать, все ли у нее в порядке.

Пол пробрался сквозь толпу, останавливаясь, чтобы поприветствовать знакомых, в широкий холл у входа в зал. Он подошел к телефону и набрал номер Кэлли. Было занято. Он остановил официанта, взял у него виски и снова набрал номер. Опять занято.

– Привет, хорошо выглядишь! Ты случайно не знаешь, где в этом притоне дамская комната? – Он рассмеялся. – Марси была неподражаема!

– Нет, – улыбнулся он. – Но мужская комната внизу в холле слева. Может быть, женская напротив?

– Логично мыслишь, – улыбнулась она. – А где Кэлли?

– Не знаю. Я как раз стараюсь до нее дозвониться. Все время занято.

– Я составлю тебе компанию, если ты не против.

– Мне бы не хотелось отвлекать тебя от срочных дел, – улыбнулся он.

– Не срочных. Просто кое-что поправить. Бедный Мэт, – она покачала головой. – Он ненавидит такие торжества. Он думал, что уже никогда не наденет фрак после того, как перебрался в Саг-Харбор. В самом деле, я первый раз вижу его во фраке. Представляешь? Помнишь, он был в голубом костюме на нашей свадьбе?

– Это была замечательная свадьба. Жениха отличали по голубому костюму, а невеста была просто восхитительна.

– Вы получите мой голос, сенатор, – она рассмеялась. – Я, пожалуй, пойду. Не хочу надолго оставлять Мэта одного.

Когда Марси вернулась, Пол говорил по телефону. Он сделал ей знак подождать.

– Марси, – сказал он, вешая трубку. – Кэлли не придет. Что-то случилось. Я сказал ей, что сейчас приеду. Я только что говорил с миссис Кримминс. Она скажет швейцару, чтобы он вас впустил. Так что вы можете вернуться в любое время.

– Да, Пол, спасибо, – лицо Марси выражало участие. – Я надеюсь, что у Кэлли все в порядке. Я могу чем-нибудь помочь?

– Не думаю. Спасибо, Марси, – Пол поцеловал ее в щеку. – Передай от меня Мэту привет.

Пол прижимал к себе плачущую Кэлли. Она вся дрожала и не могла говорить. В конце концов, слезы ее иссякли, и она затихла на его плече. Пол слегка развернулся, достал из кармана носовой платок и протянул ей. Кэлли молча взяла его и вытерла слезы.

– Я просто не знаю, что делать, – сказала она слабым прерывающимся голосом. – У меня столько разных чувств одновременно. Я хочу воды. Ты что-нибудь хочешь?

– Лежи тихо, – сказал он. – Я принесу.

– Я позвонила Элен и Джеку, когда пришла. Ох, Пол, мне пришлось поручить запись Эдди. Я просто не могла ничего делать. Дэн Мэллой занимается озвучением. У него хорошо получается. Он даже во сне может это делать. Эдди уверил меня, что с синхронностью все будет в порядке…

– Вот, – Пол принес стакан воды. – Не беспокойся об этом. Все хорошо. О чем ты говорила с Элен?

– Я рассказала ей, что произошло. Элен совсем не удивилась, потому, что в начале недели она получила письмо от Дорин. Они с Джеком все обсудили, не знали, говорить мне или нет, потом решили, что надо сказать. Элен пыталась дозвониться до меня несколько раз, но не могла застать.

– Что было в письме? – спросил Пол.

– Я точно не знаю… Что ее жизнь еще два года назад была сущим адом… Что она была алкоголичкой, а теперь вылечилась. Она написала, что очень жалеет, что порвала с нами связь, но говорит, что очень стыдилась своей прошлой жизни… – голос Кэлли дрогнул. Пол обнял ее за плечи. – Боже, с одной стороны мне ее жалко, а с другой – я ненавижу ее за все то, что она мне сделала.

– Ты ее вообще-то помнишь? – спросил Пол.

– Только немного, обрывками. Что я точно помню, так это ее духи. Они так сладко и приятно пахли, как лилии… – слезы потекли у нее по щекам.

– Ты решила, что будешь теперь делать?

Кэлли откашлялась и вытерла слезы. – Я сказала Анне Девинни, что вернусь, что встречусь с ней, когда смогу, но я не знаю, смогу ли я вообще когда-нибудь.

– Дорогая, теперь, когда ты знаешь, где она, по-моему, ты должна с ней встретиться…

– Я ничего не должна, – отрезала Кэлли. – Она не появлялась тридцать лет. Я тоже могу не появиться, если захочу.

– Да, можешь, – мягко сказал он. – Но тогда ты никогда не разрешишь своих проблем.

– Она спрашивала у Элен и Джека, где я живу. Они не знали, сказать ей или нет. Боже, трудно поверить. Ну, – она кивнула, – ты, конечно, прав. Мне надо пойти. Возможно, надо сделать это побыстрее, чтобы покончить с этим.

– Хочешь, чтобы я пошел с тобой?

– Нет. По одной причине. Я не знаю, что она из себя представляет… Если она знает о тебе, то, возможно, она хочет просто твоих денег.

– Кэл, она ничего обо мне не знала, когда спрашивала у Элен, где ты живешь. Никто не знает, что мы поженились. Она не поэтому хочет тебя видеть. Это просто совпадение. И знай, что если когда-нибудь ты захочешь ей помочь, то я не пожалею на это денег.

– О Боже, почему сейчас? – внезапно Кэлли засмеялась.

– Что смешного? – спросил Пол.

– Я просто подумала… Твоей матери придется потратить некоторое время, чтобы примириться с дочерью сталевара в роли твоей жены. Представляешь, Дорин, бездомная, из приюта, приезжает в Бель-Рив к чаю?

Пол рассмеялся. – Интересная картинка. Но ты недооцениваешь мою мать. Я думаю, что ты будешь приятно удивлена. Она замкнута, немного жестковата, может быть, несколько отстраненна, но она добра.

– Ты сказал ей про нас?

– Нет.

– Почему? – спросила Кэлли.

– По той причине, что я очень редко ее вижу, и потом, мы же договорились пока держать это в тайне, до окончания выборов. Ты кому-нибудь сказала?

– Нет, – ответила она. – Я сказала Марей, что ты сделал мне предложение, но это было еще до того, как я сказала «да».

– В любом случае, не беспокойся о моей матери или еще о ком-нибудь, кроме себя. Поступай так, как тебе подсказывают чувства, так, чтобы тебе было хорошо, а я помогу тебе, чем смогу.

Кэлли попыталась улыбнуться. – Ты говоришь прямо как Элен. Они с Джеком сказали мне то же самое. Я боялась, что их может задеть, если я захочу увидеть ее, что они могут подумать, что я как-нибудь захочу признать ее своей матерью, умалив права Элен. Элен сказала, что я должна поступать так, чтобы быть счастливой, что она знает, как мне было больно, когда ушла Дорин, и что она все бы отдала, чтобы эта рана затянулась. Боже, она так добра…

Она встала и прошла на кухню, открыла кран на полную мощность, наклонилась над раковиной и плеснула холодную воду на свое заплаканное лицо. Потом вытерла его бумажным полотенцем.

– Пол, я вернусь через пару недель, когда мы закончим все съемки. Мне нужно некоторое время, чтобы собраться с духом, но все равно я больше не чувствую никакого страха. Спасибо тебе. – Она вернулась на софу и свернулась около него калачиком. Он обнял ее и крепко прижал к себе.

19

– Тебе обязательно надо ехать? – Джерри сидел на краю огромной кровати.

– Джерри, это очень важно.

– Я мог бы поехать с тобой, – сказал он, взбивая подушки. Он снял туфли и вытянулся на вышитом покрывале. Лили знала, что из этого положения ему хорошо было видно ее лицо в зеркале. Она наклонилась к зеркалу ближе, осторожно проводя тонкую серую линию по краям век.

– Не кажется ли тебе, что мне уже пора познакомиться с твоей семьей? – спросил он.

– Я и сама-то не очень хорошо их знаю, – сказала она, скорчив гримасу.

– О чем ты говоришь? Ты так же запросто ездишь в Париж, как другие в Вест-Сайд. Ты все время навещаешь своих родственников, и теперь утверждаешь, что их почти не знаешь. Лили, что, черт возьми, происходит?

Лили слегка коснулась духами груди и за ушами.

– Господи, – рассмеялась она, повернувшись таким образом, чтобы ему хорошо была видна ее улыбка и ямочки на щеках. – Что, все итальянцы такие подозрительные? Я просто хотела сказать, что когда была ребенком, то почти не видела своей матери… Я уже стала взрослой женщиной, когда мы по-настоящему стали узнавать друг друга.

– Не случится ли то же самое с Сиси? – сказал он. – Ты собираешься всюду ездить и оставлять Сиси одну?

– Джерри, ты же знаешь, что это совсем не тот случай. Я всегда уезжаю ненадолго, а она остается с тобой, а не в каком-нибудь пансионе. Эта поездка очень важна. У нас есть шанс собрать художественную коллекцию мирового класса. Жан-Клод хочет показать мне несколько картин.

– Я мог бы поехать с тобой, – повторил он.

Она повернулась на маленькой, обитой шелком туалетной скамеечке и посмотрела на него.

– А как же Сиси? – спросила она в ответ. – Мне бы не хотелось оставлять ее с нянями.

– Она могла бы поехать с нами. Николь бы это понравилось.

– Ох, Джерри, это будет такая короткая поездка. Давай поедем вместе, когда у нас будет в запасе больше времени. Тебе надо заниматься отелем и офисом. Совсем ни к чему тебе сейчас уезжать.

– Лили, какого дьявола ты так привязана к Франции? Из-за семьи? Я не уверен, что ты так уж много думаешь о своей семье. Одежда? У тебя больше нарядов, чем у королевы.

– Искусство, – сказала она мягко.

– Искусство, – повторил он. – Хорошо.

– Я только туда и обратно, обещаю, – она встала и подошла к кровати. Ее босые ноги утопали в шелковистом ворсе старинного ковра. Когда она наклонилась, чтобы поцеловать его, бретелька комбинации соскользнула у нее с плеча. Он обнял ее за шею, скрестив большие пальцы у нее под подбородком.

– Если у тебя парень в Париже, – прошептал он, – я сломаю эту красивую шейку.

Она поцеловала его еще раз. Он обнял ее и крепко прижал к себе.

– Лучше не уезжай надолго, – сказал он хрипло.

Струи дождя стекали по стеклянным дверям, ведущим на веранду. Марси встала и бросила на пол «Нью-Йорк таймс бук ревью». Она посмотрела на Мэта.

– Ну, как твой кроссворд?

– Нормально, – улыбнулся он. – Совсем легкий.

– Хочешь выпить? – спросила она, направляясь на кухню.

– Нет, спасибо, – он взглянул на часы. Два часа.

– Они напечатали рецензию на «Пастораль», – крикнула она из кухни.

– Да? Ну и как, им понравилось? – спросил он.

– Разнесли все в пух и прах! – она бросила в бокал несколько кубиков льда. – Не оставили камня на камне.

– О Господи, Марси, правда? Очень жаль, – он встал, когда она вошла в комнату. Она показала на газету на полу.

– Почитай и поплачь.

Он наклонился и поднял газету.

– Ты в порядке?

Марси сделала большой глоток виски и плюхнулась в кресло. – Конечно, – сказала она. – Что они понимают, в конце концов? Если бы они хоть что-нибудь понимали, то писали бы книги, а не рецензии, правда?

Мэт взглянул на рецензию, заметив, что она была написана известным критиком. – Всех не победишь, я полагаю.

– Ты видел, что они написали, что «обещания «Сеньорины» остались невыполненными… талант растрачен»? – она хрипло рассмеялась. – Даю слово, что этот парень просто умирает от зависти к той цене, по которой разошлась моя книга. Как только продашь киностудии права на книгу, «литераторы» сразу обвинят тебя в том, что ты занимаешься коммерцией. – Она усмехнулась и быстро осушила свой бокал. Мэт сел рядом с ней на ручку кресла и обнял ее за плечи. Марси посмотрела на него и протянула ему свой пустой бокал.

– Налей мне еще, а, Мэт? Только не разводи сильно! – она улыбнулась. – Не беспокойся, я в порядке. Конечно, я бы предпочла восторженную рецензию, но «Пастораль» уже стала бестселлером, так что черт с ними. Правильно?

– Правильно, – сказал он и встал, чтобы наполнить бокал. Марси накинула на плечи свитер и посмотрела на мокрую от дождя веранду, за которой не видно было бухты.

– Я очень рада, что на следующей неделе поеду на побережье. Мне нужно хоть немного солнца. Этот дождь просто нескончаем.

– Да, месяц был отвратительный, – согласился Мэт, подавая ей виски.

– Поехали со мной, Мэт. Ты все равно не можешь работать в такую погоду, разве нет?

– Я бы хотел немного солнца, – признался он, – но у меня на следующей неделе назначена встреча с земельной комиссией. Кроме того, тебе придется все время проводить с агентами и продюсерами.

– Ну и что? Ты сможешь играть в мяч и строить глазки молодым киноактрисам, пока меня не будет в отеле.

– По-моему, ты вполне уверена в себе, – он рассмеялся.

– Боже! – она швырнула бокал на стол. – Видит Бог, на несколько секунд я почувствовала себя уверенной. Если эта паршивая рецензия не добила меня, то это сделает мой муж.

– Марси, я просто пошутил. Мы же дурачились. Прости меня, я не хотел тебя обидеть.

– Не будем, – мрачно сказала она и прошла в спальню. Мэт услышал, как она там заплакала. Он покачал головой и вошел к ней.

– Слушай, Марси, что происходит? Ты же знаешь, я не имел в виду ничего…

– Этот мерзавец прав, – всхлипнула она. – Книга никуда не годится. Я это знаю. Он это знает. Теперь весь мир об этом узнает.

– Ах, Марси, у всех когда-нибудь бывают плохие рецензии, – сказал он.

– Да что ты вообще знаешь о рецензиях? – огрызнулась она. – Черт, мне не следовало выходить замуж… Я знала, что не смогу одновременно… писать и…

– Ты хочешь, чтобы мы опять это обсуждали? – спросил Мэт.

– Я говорю о том, что творческая энергия уходит не туда… Что эта энергия тратится на любовь, а не на творчество…

– Подожди, – недоверчиво сказал он. – Ты имеешь в виду, что от нашего брака страдает твое творчество?

– Ох, не будем. Ты не поймешь, – сказала она, встала и прошла на кухню. Он следовал за ней неотступно. Когда она потянулась к коробочке со льдом, Мэт схватил ее за руку и прижал к кафельной стойке.

– Марси, выслушай меня и выслушай хорошо, – голос Мэта был приглушенным и ровным, – это не наш брак мешает твоему творчеству. Если у тебя проблемы с творчеством, то причина тому – выпивка…

– Ты, сукин сын, – прошипела она, пытаясь освободиться. – Какого черта…

– И когда ты об этом подумаешь, – продолжал он, все еще прижимая ее к стойке, – может быть ты увидишь, наконец, до чего довело твое пьянство нашу семейную жизнь. Я люблю тебя, и я думаю, что тебе плохо, и это будет посерьезнее, чем одна паршивая рецензия или одна паршивая книга. А если тебе плохо, то нам вместе тоже плохо. Подумай об этом.

Он отпустил ее руки, прошел через гостиную и, вытащив из шкафа плащ, вышел под дождь.

– Она ждет вас в гостиной, – мягко сказала Анна Девинни и указала на закрытую дубовую дверь. – Вы в порядке?

– Я думаю, что да, – сказала Кэлли.

– Я скажу, чтобы вас не беспокоили, – сказала Анна и вернулась в кабинет, оставив Кэлли одну в слабо освещенном коридоре. Кэлли глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Она распрямила плечи и открыла дверь. Маленькая светловолосая женщина, стоявшая у окна, обернулась.

– Кэлли? – спросила она тихим дрожащим голосом и нервно откинула со лба прядь седеющих волос.

– Да, – сказала Кэлли.

– Проходи, садись, – Дорин указала на старое кресло, протертое на подлокотниках. Кэлли послушно села, и Дорин придвинула к креслу стул.

– Ох, – сказала она, садясь напротив Кэлли, – трудно, правда?

– Да, – сказала Кэлли, изучая лицо этой незнакомой женщины, пытаясь среди морщин, линий и трещинок разглядеть знакомые черты. Голубые глаза. Она помнила голубые.

– Ты помнишь меня, Кэлли? – спросила Дорин.

– Совсем чуть-чуть, Я помню, какие хорошие… – Голос подвел ее и задрожал. – Это было давно. Я не могу сказать, что я тебя помню.

– Это можно понять, – сказала Дорин. – Хочешь кофе?

– Что? О, да, спасибо.

Дорин подошла к окну и налила из кофейника две чашки кофе. – С чем ты пьешь?

– Чуть-чуть молока, – сказала Кэлли. Она смотрела на белые в синюю полосну брюки Дорин, которые свободно болтались на ее худой фигуре, и белый пуловер. На шее у нее была нитка искусственного жемчуга.

Кэлли взяла чашку кофе.

– Спасибо, – сказала она, улыбнувшись.

– У тебя на следующей неделе день рождения, – сказала Дорин.

– Да, – сказала Кэлли, внезапно вздрогнув.

Она поставила чашку на широкую ручку кресла.

– Я всегда посылала тебе подарки ко дню рождения. Ты помнишь? – голос Дорин слегка дрожал.

– Да, – сказала Кэлли. – Я помню, что они перестали приходить, когда мне исполнилось четыре… Послушай… Я даже не знаю, как мне называть тебя… Я буду звать тебя Дорин, ладно?

– Да, очень хорошо, – сказала Дорин, готовясь к тому, что за этим последует.

– Слушай, Дорин, давай проясним сразу некоторые вопросы. Раз уж речь обо мне, то моя мать – Элен. Джек – мой отец. Они меня вырастили. Они мои родители.

– Я понимаю.

– Я не искала тебя. Наша встреча совершенно случайна, и я даже не знаю до сих пор, как я к этому отношусь.

– Это можно понять, – сказала Дорин.

– Я тосковала по тебе очень долго, и в конце концов я прошла через это, и теперь ты здесь, и я не думаю… что у тебя есть право… – Слезы навернулись у нее на глаза. – Черт, – сказала она, доставая из сумки платок.

– Кэлли, я знаю, что у меня нет никакого права вторгаться в твою жизнь. Именно поэтому я не пыталась связаться с тобой. Я не была уверена, что тебе понравится, если я позвоню тебе, но я хочу с тобой поговорить, – ее голос стал тверже. – В конце концов, мне надо сделать это, потому что, несмотря на то, что ты мне сейчас рассказала, я не думаю, что ты полностью пережила мое исчезновение из твоей жизни. Я вообще сомневаюсь, что ребенок может это пережить. Я решила встретиться с тобой через столько лет не потому, что у меня есть на это право, хотя я очень хотела снова тебя увидеть, но потому что это могло бы помочь тебе разобраться в своих чувствах.

– Как ты могла это сделать? – спросила Кэлли. – Как ты могла просто уйти и оставить свою двухлетнюю дочь?

– То, что я сделала, ужасно и непростительно глупо, – просто сказала она, наклонилась и взяла дочь за руку. – Кэлли, то, что я собираюсь тебе рассказать, это не просьба о прощении, но очень важно, чтобы ты поняла. Надеюсь, что когда-нибудь ты простишь меня… не ради меня. Я твердо верю, что это поможет тебе стать счастливее, свободнее. И если это в моих силах, то я должна тебе помочь. Я должна постараться помочь тебе понять, что, несмотря на мой уход, я любила тебя. Кэлли, когда ты родилась, мне было шестнадцать. Твой отец был юношей, ему было всего семнадцать. Мы не были женаты. Мне бы хотелось сказать тебе, что мы любили друг друга, но это было бы неправдой. Мои родители умерли, когда я была маленькой. Я жила с Джеком и Элен, они всегда были добры ко мне. Но Джек был намного меня старше… и не отец, и вроде как не брат, и мне было очень одиноко. Я думаю, что искала любви. Так или иначе, тогда все было по-другому. Считалось очень позорным быть одинокой матерью. Я придумала, что мой муж служит в армии. Наша соседка все время спрашивала меня про мужа… Конечно, она знала, что я не замужем…

– Пилигрим, – тихо сказала Кэлли.

– Что?

– Пилигрим, – повторила она.

– Ах, да, – Дорин улыбнулась. – Собака Эдны Мак-Куад. Ты так любила эту грязную собаку! Ты говорила, что это твой лучший друг, – улыбнулась она. – Ты помнишь Питсбург?

– Не очень, – сказала Кэлли.

– Ох, Кэлли, это было ужасно. Сплошная копоть от металлургических заводов! Я выведу тебя утром во двор поиграть, а вечером приходится все стирать, потому что все – в копоти. Воздух был такой черный, что никогда не было видно солнца, правда, никогда. Джек приходил домой с завода весь покрытый этой ужасной черной копотью… И неважно, что люди выбивались из сил, поддерживая чистоту в доме, все равно все было покрыто этой ужасной копотью. Я ненавидела ее. Я хотела, чтобы мы уехали куда-нибудь, где меня никто не знал, и где ты могла бы видеть солнце. Но у меня не было денег, не было профессии, не было даже диплома об окончании школы. В конце концов, я встретила человека, который работал водителем грузовика. Он часто ездил во Флориду. Я убедила себя, что он в меня влюблен, и уговорила его взять меня с собой во Флориду. Думала, что найду там работу и заберу тебя к себе. Но этот человек напился, мы поругались, и он бросил меня в Джорджии. Я не могла найти работу, и у меня не было знакомых. Ох, Господи, – она покачала головой.

– Хочешь еще кофе, Дорин?

– Спасибо, – она слабо улыбнулась. Кэлли взяла чашки и наполнила их из кофейника. – Ты в порядке? Может быть, не стоит ворошить это, если ты расстраиваешься…

– Нет… если ты, конечно, хочешь слушать.

– Да, – кивнула Кэлли.

– На чем я остановилась? – Она сделала глоток кофе. – Дело в том, – она глубоко вздохнула, – что я не могла заработать себе на жизнь. И пошла по рукам. Встречалась с ними в барах. Не хочу вдаваться в подробности, но представляешь себе, как это было. Я не могла забрать туда ребенка, и мне было слишком стыдно вернуться домой. Так продолжалось довольно долго. Я стала алкоголичкой. Иногда удавалось получить работу в баре, но я никогда не удерживалась там долго. Ох, Кэлли, это слишком длинная история. Но самое главное, что пять лет назад я оказалась в приюте, вступила в группу анонимных алкоголиков. Я еще не совсем здорова, но, с Божьей помощью, на пути к этому. Я веду трезвый образ жизни немногим более четырех лет. Я хотела найти тебя, но у меня не было еще достаточной уверенности в том, что смогу с тобой встретиться. Потом это произошло… Ты приехала в приют…

– Господи, какое совпадение! – сказала Кэлли. – Ведь я была во многих приютах, но даже…

– Знаешь, Кэлли, я больше не верю в совпадения. Возможно, что мы обе уже готовы к встрече… Возможно, мне необходимо было объясниться с тобой… Возможно, тебе было необходимо меня увидеть, я не знаю, но думаю, что это рука Господа, а не совпадение.

– Тебе трудно пришлось, – сказала Кэлли. – Мне очень жаль тебя.

– Спасибо, – просто сказала Дорин. – Послушай, Кэлли, я понимаю, что все, что я тебе сейчас говорю, ни в коей мере не может возместить тебе потерю матери. Но я надеюсь, что это поможет тебе понять, что я никогда не хотела отказаться от тебя, что я любила тебя…

– Дорин, мне очень жаль, что тебе пришлось столько пережить, но ты права. Я должна сказать, что в этом есть смысл… что сейчас мы можем просто прийти друг к другу, как будто не было этих лет.

Она откашлялась и, сама того не желая, произнесла: – Может быть, это только начало.

Дорин сжала ее руку.

– Я понимаю, – сказала она. – Но, пожалуйста, расскажи мне немного о себе.

– Да, конечно: Как ты знаешь, я работаю на телевидении продюсером рекламных фильмов. Мне это нравится. Я получаю от этого удовольствие, – она улыбнулась.

Дорин улыбнулась ей в ответ.

– Это хорошо, – сказала она.

– И я собираюсь выйти замуж.

– Ох, правда? – Дорин явно обрадовалась, услышав это.

– Да. Он прекрасный человек. Его зовут Пол. Я очень его люблю.

– Поздравляю, – сказала Дорин.

– Слушай, Дорин, мне надо идти, но я очень рада, что пришла. Спасибо, что ты мне рассказала… Наверно, тебе было трудно говорить.

– Нет, Кэлли. Спасибо, что ты согласилась меня выслушать. Ничего, если я напишу Элен и Джеку, что мы виделись?

– Да, конечно. Я сказала им, что мы, может быть, встретимся.

– Кэлли, встретимся ли мы еще раз, зависит от тебя. Я не хочу вторгаться в твою жизнь, но я поступила бы нечестно, если бы не сказала, что надеюсь увидеть тебя снова, – она взглянула на Кэлли и улыбнулась. – Ты действительно превратилась в красавицу.

– Спасибо, – улыбнулась Кэлли. – Ой, я забыла. Я принесла тебе кое-что. Она достала из сумки маленький сверток из цветной бумаги.

– Как это мило с твоей стороны, – сказала Дорин, разворачивая бумагу.

– О Боже, ты помнишь! – воскликнула она, вынув из обертки маленький флакон туалетной воды «Лилии». На ее глаза навернулись слезы и, повинуясь внезапному порыву, Кэлли сжала ее в своих объятиях. Минуту они стояли молча, слезы текли у них по щекам. Потом Кэлли сделала шаг назад и вытерла слезы платком.

– Я приду, – тихо сказала она, повернулась и вышла.

ЧАСТЬ 4

20

1980

Кэлли завернула «мерседес» на вымощенную булыжником подъездную дорогу. Ей нравился этот дом, его кирпичный фасад – такой солидный и надежный, подстриженные лужайки, затененные плакучими ивами, рододендроны, распустившиеся под августовским солнцем. Ни квартира на Парк-авеню, много лет назад обставленная матерью Пола, ни вилла в Бель-Риве, ни особняк в Бэдфорде, оригинально декорированный Карен Лэттимор, первой женой Пола, не были ей так близки, как этот дом в Че-ви-Чейз, в котором они жили с Полом после первых выборов и свадьбы уже шесть лет. Здесь они с Полом начали совместную жизнь, когда некоторое время жили отдельно от остальной части их семьи. Здесь она сама все устраивала – с помощью Лили. Кэлли припарковала машину около парадного входа и, стянув с головы повязку, достала из кармана спортивного костюма ключи. Ранние утренние пробежки е Джинни Лаудербэк, молодой женой министра внутренних дел, буквально вливали в нее энергию. Быстро принять душ, и можно браться за домашние дела. Вставив ключ в замок, она напомнила себе, что надо сказать садовнику, чтобы он привел в порядок плющ, разросшийся около входной двери.

– О, миссис Лэттимор, – сказала экономка, протягивая телефонную трубку, – миссис Монтини просит вас к телефону.

– Спасибо, Нола, – сказала она, – я возьму трубку в библиотеке.

– Да, мадам. Миссис Лэттимор сейчас подойдет, – сказала она в трубку. – Миссис Лэттимор, – закричала Нола ей вслед, – Я положила новый экземпляр «Вог» на кофейный столик в библиотеке. Мисс Крисси снова на обложке! – На ее лице сияла гордая улыбка.

– Спасибо, Нола, – Кэлли улыбнулась. Нола почти не знала Кристину, которая в основном жила в нью-йоркской квартире, но она так любила «сенатора», как она всегда называла Пола, что гордилась успехами Кристины так, как будто это была ее родная дочь.

– Привет, Лили. Когда ты вернулась? – спросила Кэлли, садясь на обитую ситцем софу. Она взглянула на улыбку Кристины, сияющую с блестящей журнальной обложки.

– Вчера, – сказала Лили. – Как у тебя дела?

– Все хорошо, спасибо. Пол очень много работает, да и я тоже занята. Я все еще занимаюсь приютской программой. – Она сорвала с гортензии увядшие листья.

– Кэл, когда ты будешь в Нью-Йорке? – голос Лили звучал натянуто.

– Видимо, сегодня вечером. Я приеду шестичасовым поездом. У тебя все в порядке? – Кэлли почувствовала напряженность в голосе.

– О, у меня все хорошо. Может быть, немного устала от самолета. Как ты думаешь, мы сможем встретиться? Я бы хотела поговорить с тобой.

– Я бы с удовольствием встретилась с тобой, Лили, но мне надо везти Дорин в аэропорт. Она летит во Флориду навестить Джека и Элен… Они сейчас живут в Уэст-Палм-Бич… – говоря об этом, она почувствовала благодарность к Полу за его щедрость и улыбнулась. Пол очень хотел, чтобы исполнилась самая заветная мечта Дорин – жить в солнечной Флориде – мечта такая сильная, что ради нее она оставила своего ребенка. Но теперь, когда это могло осуществиться, Дорин сделала свой выбор. Она решила продолжать работу в Нью-Йорке по приютской программе и с женщинами-алкоголичками. – Дорин действительно непростой человек. Ты же знаешь, она получила степень бакалавра и теперь совершенствуется в адвокатуре. Она просто поразительна. Так что, как только я посажу ее в самолет, мне сразу надо будет вернуться, – продолжала она. – Мы сможем встретиться завтра вечером.

– Послушай, Кэлли, ты знаешь, я никогда не сую нос в чужие дела, – голос Лили был совершенно нейтральным, как голос диктора в шестичасовых новостях, сообщающего о не касающихся его подробностях какой-то катастрофы. – Ты не будешь против, если я задам тебе личный вопрос?

– Конечно, нет, – сказала Кэлли, внезапно осознав, что за все годы их знакомства Лили никогда не пыталась проникнуть в глубокие сферы ее личной жизни. – Так что ты хотела спросить?

– Мне не очень удобно. Я не хочу быть причиной каких-либо тревог, но, Кэлли, причина вашего разрыва с Врэди Пэрришем была… Я не знаю… Нехорошая?

Кэлли вздрогнула. – Врэди Пэрриш! Господи, неужели тебе все еще это интересно, после стольких лет?

– Нет, – рассмеялась Лили. – Я просто столкнулась с ним в Каннах…

– О, там и Кристина, – прервала ее Кэлли. – Она на кинофестивале. У нее недавно вышло несколько рекламных роликов, и пара продюсеров предложили ей сниматься в фильмах, так что она восходящая звезда. Вот бы снова стать молодой, а?

– Да, я знаю, что она там. Я видела ее.

– Ох, правда? Это здорово. Как она? Ей там хорошо?

– Слушай, Кэлли. В Париже ко мне присоединился Джерри. Он тоже хотел поехать в Канны на фестиваль. Мне это было совершенно ни к чему, но он очень хотел, так что я, конечно, согласилась. Он приехал на несколько дней раньше, чем я закончила в Париже свои дела. Мы столкнулись с Кристиной… Она была с Брэди.

– Она была с Брэди Пэрришем? Ты уверена? Ты имеешь в виду, что они просто случайно встретились?

– Нет, Кэл. Она совершенно определенно была с ним. Он сделал ударение на том, что они вместе остановились в «Карлтоне». Потом он самодовольно улыбнулся и спросил про тебя. Как будто хотел быть уверен, что ты узнаешь про них с Кристиной.

– Они оба остановились в одном отеле? – спросила Кэлли.

– В одном номере, Кэлли. Брэди сделал все, чтобы я получила полное представление об этом. Это была очень странная сцена. Он так себя вел… Спросил меня, как я думаю, понравится ли он тебе в роли зятя.

– Сукин сын! – пробормотала Кэлли.

– Слушай, Кэл, я знаю, ты когда-то была им очень увлечена. Но, честное слово, он сейчас какой-то придурковатый.

– Он такой и есть! – тихо сказала Кэлли. – Ты спросила про причину нашего разрыва. Так вот, это была грязная сцена. Как раз в ту ночь, когда умерла Элиза Мадиган. Я пришла сказать ему об этом и обсудить, как нам поступать дальше со съемками, и стала свидетельницей очень странной сцены.

– О Боже, Кэл. Прости меня. Ведь я могла бы избавить тебя от этого.

– О чем ты говоришь? – Голос Кэлли стал напряженным. Мысль о Брэди Пэррише, о той ужасной ночи до сих пор вызывала приступ гнева и тупую боль в желудке. Мысль о том, что он вместе с Кристиной, еще такой хрупкой, неопытной, ужаснула ее.

– Кэлли, в тот день на съемках Брэди предложил мне присоединиться к их компании. Я была ошеломлена, но притворилась, что приняла это все в шутку и просто посмеялась. Ты знаешь, как я поступаю, если не хочу иметь дела с… Так или иначе, я подумала, что лучше рассказать тебе об этом, но решила подождать до конца съемок. А в тот день у меня случился личный кризис… – Кэлли внезапно вспомнила, что рассказывала Марей, обнаружив Лили в студии ее брата.

– Потом умерла Элиза и все как будто с цепи сорвались. В ту ночь ты улетела вместе с Марен, а когда я вернулась в Нью-Йорк, ты сказала, что вы с Брэди расстались, так что я не видела смысла травмировать тебя этим. Мне очень жаль, что тебе пришлось это увидеть. Должно быть, это было ужасно.

– Да, – сказала Кэлли. – Но в этом нет никакой твоей вины. Если бы ты мне сказала, я сомневаюсь, что поверила бы тебе. Ты знаешь, я послала его в ту ночь, когда нас награждали в «Клио». Он так посмотрел на меня… – Она вздрогнула, вспомнив об этом. – Это был такой холодный взгляд, что я поняла: больше всего на свете он хочет отомстить мне. Но прошло столько лет, и я не думала, что он все еще…

– Кэлли, это еще не все, – голос Лили стал еще более напряженным. – Мы провели там четыре дня. Кристина была все время напичкана… Я имею в виду действительно напичкана… кокаином.

– Ты уверена? – спросила Кэлли, заранее зная ответ.

– Да, – сказала она. – Они хотели нас тоже угостить. Я никогда не собиралась притворяться, что не пробовала, но Джерри очень строго относится к таким вещам. Он был просто шокирован. Кокаин очень распространен на фестивале. Его легче достать, чем чашку кофе. Но Кристина… Кэлли, она в опасности. Мне очень неприятно это говорить, но ты должна знать. Я всегда мучилась от того, что не сказала тебе сразу про эпизод с Брэди…

– Нет, нет, Лили. Все правильно. Хорошо, что ты мне сказала… То есть не в том смысле хорошо, но ты права. Мне надо знать. Если бы я представляла, что теперь делать.

– Это трудная ситуация, Кэлли. Мне очень жаль, что приходится сообщать плохие новости. Да, есть еще кое-что.

– Я не знаю, смогу ли выдержать что-нибудь еще, – сказала Кэлли.

– О, я думаю, это тебе понравится. Это про Брэди. Он подтянул кожу на лице. Получилось отвратительно!

– Ты права, – рассмеялась Кэлли. – Мне это нравится! Слушай, ты давно говорила с Марси? Как она?

– Ах, Марси, – сказала Лили. – Я говорила с ней вчера. Ты помнишь Папу, ее кота?

– Конечно.

– Он умер. Этому коту было уже наверно сто лет, но Марси очень переживает и пьет.

– Я боюсь, это тоже скоро будет проблемой, – сказала Кэлли. – Ладно, спасибо, что позвонила. Скоро встретимся. Передавай привет Джерри и Сиси.

– И от меня Полу.

Кэлли повесила трубку, наклонилась и развязала шнурки спортивных туфель. Она взяла со столика журнал и, сбросив туфли, вытянулась на софе. Вся ее энергия внезапно исчезла. Кэлли смотрела на фотографию Кристины, на ее зажигательную улыбку, сиявшую на фоне коротко подстриженных светлых волос, и думала о печальной и одинокой душе, которая скрывалась под этой улыбкой. Чарли был совсем другой. Он принял ее с самого начала, сразу стал считать членом семьи и своей второй мамой. Он искал у нее поддержки, и сам помогал ей – тепло и легко. А Кристина с первых дней затаила на нее злобу, считала, что Кэлли вмешивается в чужие дела, что она заняла ее место первой папиной помощницы. Все попытки пробиться к ней кончались неудачей.

Сначала Кристина замкнулась, стала менее близка с отцом. Потом ошеломляющий успех в качестве модели дал ей возможность посещать самые экзотические съемочные площадки мира и материальную независимость, которая отдаляла ее все больше. Их пути иногда пересекались, если они вдруг все случайно останавливались в нью-йоркской квартире. Ее известность и принадлежность к одной из самых знаменитых в стране фамилий, обеспечили ей беспрепятственный путь в среду красивых, привилегированных, пресыщенных, чье присутствие обеспечивало успех вновь открывавшемуся клубу, ресторану или галерее. Но за хорошенькой внешностью, за лихорадочной веселостью Кристины скрывалось обиженное дитя, все еще горюющее по матери, чьи страдания она не могла облегчить, по матери, потерянной так рано, и по выдуманной ею потере отца. Искать утешения в беспорядочной, ужасной атмосфере ночных клубов, искать любви в объятиях старика, было как бы очевидным и трагическим завершением роли Кристины. Кэлли почувствовала, как мурашки пробежали у нее по коже. Кокаин и Брэди Пэрриш… Что может быть более разрушительным, чем эта смесь? Она лежала на софе, обессиленная и испуганная, понимая, что Кристина отчаянно нуждается в помощи и что Кэлли – последний человек на земле, от которого она эту помощь согласится принять.

Холодный ноябрьский дождь в Орли усилил тревогу, которую всегда ощущала Лили, приземляясь в Париже. Она взяла такси и дала шоферу адрес студии на рю де ла Шумьер. Сев в машину, она отдалась своим мыслям, зная, что сопротивляться бесполезно. Это была неотъемлемая часть ее поездок в Париж, такая же неизбежная, как таможни, такая же неотвратимая, как соблазн, возвращающий ее к Люку снова и снова. Все это было знакомо и предсказуемо.

Стоит ли ей звонить Жан-Клоду и Николь? Если она останется больше, чем на два-три дня, то надо… Им может позвонить Джерри. Выдержит ли достигнутое ими перемирие то что, несмотря на их возражения, она еще раз вернулась к Люку? Хотя, конечно, именно Жан-Клод неосознанно дал ей понять, что Люк нуждается в ее помощи. Его рассказ о том, что Люк пишет потрясающую картину, был для нее сигналом тревоги.

А Люк? В какой форме он сейчас? После всех этих лет она знала, что пламя его таланта разгорается наиболее ярко как раз перед тем, как погаснуть, и он начинает спускаться вниз по спирали в свой собственный ад. Если он вне себя, сможет ли она помочь ему? Или, может быть, уже начался такой период, когда он вне досягаемости? И самое главное, если он будет умолять ее, сможет ли она устоять?

Лили непроизвольно поежилась в промозглой сырости.

С чего начались ее навязчивые страхи? Когда она в первый раз заметила человека без лица? На темной стороне Монпарнаса… за соседним столиком в кафе… в багажном отделении аэропорта… Она была абсолютно убеждена в том, что он следил за ней. Может быть, Джерри устроил за ней слежку? Если так, то почему он никогда ничего не говорил про Люка? Она знала, что Джерри обожает ее, но, оттолкнув его слишком далеко, не побудила ли она его прибегнуть к приемам из своего прошлого?

И был еще один, самый ужасный из демонов… Пронизывающая сердце память о тех днях, ночах, проведенных в студии на рю де ла Шумьер, когда они с Люком были свободны в своей любви, в своих чувствах, когда они по-настоящему жили только в объятиях друг друга… До того, как ужасное известие о том, что они брат и сестра, помутило его рассудок, отравило их совершенную любовь и превратило их влечение в страшный грех.

Такси проехало мимо старого кладбища и выехало на бульвар Монпарнас. Она смотрела в окно на дождливую улицу и знала, что все ее парижские призраки уже собрались. Они ждали ее.

Марси стояла у открытой стеклянной двери и смотрела на Тихий океан.

– Я рада, что ты приехала, – сказала она, повернулась и улыбнулась Кэлли. – Ты настоящий друг!

– Нет проблем, – сказала Кэлли, вспоминая, что звонок Марси с просьбой помочь прозвучал в то самое время, когда она сделала перерыв в работе. Все общественные обязанности были выполнены. Чарли вернулся в школу, а Кристина, насколько она знала, все еще отдыхает на острове Мюстик. В Конгрессе снова началась сессия, и Пол был полностью погружен в обязанности председателя комиссии по организованной преступности. Он был занят до поздней ночи. Так что у нее была возможность съездить на побережье.

– Я очень обрадовалась твоему приглашению. Приятно среди холодной зимы на Востоке окунуться в солнечную Калифорнию, – сказала она. – Марси, я видела Мэта несколько недель назад.

– Да? – голос Марси звучал удивленно.

– Да. Мы встречали Новый год в Бель-Риве. Там просто великолепно! Мы много гуляли по берегу. Было холодно и сыро, но так красиво. Совсем не так, как летом. Потом мы шли домой, и собирались около большого камина. Мне это так нравилось. Кроме того, нам было легче привезти туда мать Пола и Дорин, чем если бы мы все собирались в Вашингтоне. Господи, надо было это видеть, – рассмеялась она. – Гранд-дама миссис Лэттимор, и Дорин.

– Они поладили? – рассмеялась Марси.

– Да, в самом деле, поладили. Но все равно, это была смешная сцена. Надо отдать должное миссис Лэттимор. Она держалась довольно хорошо, да и Дорин тоже. Ее не испугали ни миссис Лэттимор, ни Бель-Рив. У нее есть чувство собственного достоинства.

– Ты всегда называешь пожилую леди «миссис Лэттимор»? – спросила Марси, взяв горсть чипсов.

– О, да! – рассмеялась Кэлли. – Только сам Господь Бог может называть ее «Корина», а у меня уже слишком много матерей, чтобы называть ее «мамой».

– Так что, – спросила Марси, – Мэт был в Бель-Риве?

– Нет, нет. Мы поехали с Чарли в Бридж-хэмптон, чтобы купить ему одежду для школы. Остановились пообедать и столкнулись с Мэтом в ресторане.

– Ну и как он? – спросила она.

– По-моему, нормально. Спросил, разговаривала ли я с тобой. Он скучает по тебе. Это совершенно ясно.

– Да, не сомневаюсь, – сказала Марси неожиданно помрачневшим тоном. – Хочешь выпить?

– Нет, спасибо.

– Ты знаешь, он так и не понял, – сказала Марси, открывая маленький холодильник в дальнем конце гостиной. – Он мог только говорить мне, чтобы я успокоилась, если я переживала из-за паршивой рецензии или этих идиотов в студии. Он не понимал, под каким психологическим давлением я нахожусь. – Она вернулась в гостиную и села на диванную подушку около камина. – Ему было достаточно спрятаться в Саг-Харборе и строить дома. Я вообще не знаю, как я могла подумать, что смогу работать…

– Все было очень хорошо некоторое время, – сказала Кэлли.

– Да, но это не могло продлиться долго. Мне вообще не следовало выходить замуж. Писатели не должны иметь семью. Это было глупо…

– Я сомневаюсь, что ты действительно так думаешь, – тихо сказала Кэлли.

– Да? Вероятно, ты с ним согласна? Ты тоже думаешь, что в этом виновата только я?

– Марси, я просто думаю, что ты обижена.

– Да, ты бы тоже была обижена, если бы тебе пришлось иметь дело с этими кретинами из студии. Представляешь, эти негодяи вышвырнули меня! Я написала эту проклятую книгу. Я написала три сценария для этих идиотов, которые принесли им всем успех, я могла бы еще, но они вышвыривают меня и нанимают кого-то, чтобы он написал сценарий. Идиоты, – прошептала она сделала большой глоток водки и заплакала.

– Ох, Марси, прости меня. Я знаю, что тебе пришлось трудно.

– Да, – сказала она тихо, – трудно. Она отпила еще и посмотрела на Кэлли. – Ты же знаешь, я не так глупа, как выгляжу.

Кэлли рассмеялась.

– Ты совсем не глупа.

– Знаешь, – сказала она, отпив еще водки, – я понимаю, что, как говорится, нет в этом моей вины. Просто нервы на пределе. Я не могу держать себя в руках. Со мной стало очень трудно… О, черт, Кэл, – сказала она, и слезы потекли у нее из глаз. – Кого я пытаюсь обмануть? Я же знаю, что это пьянство. Каждый день я говорю себе, что не буду пить, а потом все начинается сначала. Каждый день одно и то же… Я встаю утром и говорю – «сегодня – нет», а к середине дня я уже почти готова. – Она утерла слезы рукавом рубашки. – У меня серьезная проблема, Кэл. Пьянство!

Кэлли встала с кушетки, села на пол рядом с Марси и обняла ее за плечи. – Это уже первый шаг, Марси.

– Да. Я сказала об этом вслух, – Марси всхлипнула. – Я думаю, что мне необходимо было это сделать. Перестать скрывать, понимаешь? Я думаю, что теперь все будет по-другому… Знаешь, если я призналась себе в этом, то смогу справиться, – сказала она, аккуратно высвобождаясь из объятий Кэлли. – Но не сегодня. – Она вытерла слезы и слабо улыбнулась. – Я полагаю, что сегодня я выпью еще, пока мы с тобой обсуждаем мою проблему выпивки. – Она встала и подошла к бару.

– Ты выдержишь, Марси?

– Конечно. Я упрямое дитя Бруклина.

– Мне кажется, что тебе нужна помощь, – тихо сказала Кэлли.

– Нет, нет, я справлюсь. Правда. Теперь, когда я призналась в этом…

– Сколько тебе нужно потерять, Марси? Мужа? Карьеру? Что еще ты принесешь в жертву алкоголю?

– Господи, – голос Марси дрогнул. Она в упор посмотрела на Кэлли. – О какой помощи ты говоришь?

– Перед отъездом я говорила с Дорин. В Южной Калифорнии есть отличный реабилитационный центр.

– Ты не имеешь права! – возмутилась Марси.

– У меня есть все права, – мягко сказала Кэлли. – Я твой друг. Ты можешь отказаться. Все что мне нужно сделать – это позвонить.

– Связи знаменитых Лэттиморов? – ухмыльнулась Марси.

– Нет, – улыбнулась Кэлли. – Никакого отношения к Лэттиморам. Это Дорин. Оказалось, что она имеет связи в определенных кругах.

– Господи, – рассмеялась Марси. – Я сдаюсь. Слушай, ты права. Наверно, мне нужна помощь. Я подумаю. Обещаю тебе.

– Не годится, – ровно сказала Кэлли.

– Что? Я согласна…

– Ты поедешь сегодня.

– Уже почти десять, – запротестовала Марси. – И я выпила. Дай мне время. Боже…

– Все, что мне надо сделать – это позвонить, – сказала Кэлли.

– Ладно. А как насчет… компромисса. Ты позвонишь, а я поеду утром.

Марси села на кушетку. Она вдруг показалась Кэлли молоденькой и испуганной.

– Хорошо. Но, Марси, если ты не уедешь утром, то я возвращаюсь в Вашингтон. Я не собираюсь сидеть здесь и смотреть, как ты доводишь себя своим пьянством до смерти. – Кэлли почувствовала, что у нее защемило сердце от мучительного взгляда Марси.

– Ты упрямая, Кэл, – сказала Марси. – Звони.

Кэлли достала из сумки листок с номером телефона и набрала номер.

В ожидании, когда проснется Марси, Кэлли пила кофе на веранде. Она смотрела на беспорядочное нагромождение домов, тянущихся вдоль побережья Калифорнии, на волны, разбивающиеся далеко внизу, и молилась, чтобы Марси не передумала насчет того, о чем они договорились вчера. А вдруг она даже не помнит? Ее мысли прервала Марси, вышедшая на веранду. Она протянула Кэлли стакан апельсинового сока, держа в руке второй для себя.

– Мне – с… тебе – без… – улыбнулась она.

– Спасибо, – сказала Кэлли. Она повернулась к морю и облокотилась на перила. – Все остается в силе?

– Я надеялась, что ты забудешь.

– Тебе не повезло, – улыбнулась Кэлли.

– Очень трудно с людьми, которые не пьют. Они всегда помнят ночные разговоры. Да, – сказала Марси. – Все остается в силе. Я собрала кое-какие вещи.

– Как ты? – спросила Кэлли.

– Боюсь, – просто сказала Марси. Она пила смешанный с водкой апельсиновый сок и смотрела на море.

21

Джерри поправил одеяло, наклонился и поцеловал Сиси в щечку. Он вышел из комнаты и тихо прикрыл за собой дверь.

– Мистер Монтини?

– Да, Инес?

– Я могу что-нибудь для вас сделать? Вам что-нибудь нужно?

– Нет, спасибо, – сказал он. – О, вот что… Миссис Монтини прилетает завтра на «Конкорде». Скажите Району, чтобы он съездил за ней в аэропорт Кеннеди.

– Хорошо, мистер Монтини. Я позабочусь об этом. Мистер Монтини, я хотела выразить вам свои соболезнования…

– Да, Инес, спасибо. Я вам очень благодарен.

Джерри похлопал ее по плечу, спустился в холл и прошел через гостиную в библиотеку. Он налил себе виски покрепче, выключил лампу и опустился в кожаное кресло. В комнате горели только маленькие лампочки, подсвечивающие картины на стенах. Он пробежал глазами по бесценным полотнам, предмету гордости – не только потому, что это знак его успеха, но и потому, что это результат вкуса и образования его жены. Сначала коллекция собиралась как бы из снисходительности к причуде Лили. Потом он удивился, насколько это разумное вложение капитала. И наконец, под влиянием Лили, он начал ценить красоту искусства. Больше всего Джерри любил французских импрессионистов. Лили предпочитала более абстрактную живопись, современную, для него слишком не понятную. Он устало потер глаза. «Господи», – подумал он, покачав в темноте головой. – «Это далекий отзвук с Юнион-стрит».

Во второй половине дня, ближе к вечеру, пришло сообщение, что его отец, слабый и больной, был убит при выходе из маленького ресторана на Малберри-стрит. Тело можно будет забрать только завтра. «Эти подонки так и не оставили его в покое», – подумал он Старик умер бы в своей кровати через месяц, но Огги Скаффоне, полагал он, уже устал ждать, когда же старик ослабит железную хватку и уступит ему свою команду и территорию. Хотя эта жизнь осталась позади, он понимал ее всеми фибрами своей души. Он не чувствовал ни гнева, ни желания отомстить. Он понимал, что это было деловое решение вопроса, в ключе образа жизни отца, решение, которое он хладнокровно бы принял, если бы они с Огги поменялись местами. Он почувствовал некоторое чувство симпатии к своему отцу, не похожее ни на его влечение к Лили, ни на обожание Сиси, но что-то вроде любви… Чувство облегчения оттого, что со смертью старика его жестокое прошлое будет похоронено вместе с ним, возможно, даже будет забыто, никогда не причинит никакого вреда Сиси… И болезненное чувство одиночества, вызванное не смертью отца, а отсутствием жены.

– Это неправильно, – пробормотал он. – Моя жена должна быть со мной в такой момент.

– Эти так называемые «французские штучки» зашли слишком далеко. Он хочет, чтобы его жена была вместе с ним. Он собирается по этому поводу кое-что предпринять. Джерри допил виски и направился в свою пустую спальню.

Спускаясь по деревянной лестнице, Лили взглянула на часы. С тех пор, как Хло впервые привела ее в эту грязную квартиру и познакомила с Генри, Лили выработала четкий порядок действий и соблюдала его неукоснительно: спрятать покупку в самый дальний уголок сумки, оглядеться по сторонам, прежде чем выйти из тени на свет, быстро завернуть за угол мимо булочной к стоянке такси, где наверняка ждет свободная машина. Она молила Бога, чтобы движение было свободным. Она бы подержала такси у дверей, а сама сбегала в студию к Люку, а потом сразу же уехала в аэропорт. У нее не было времени ни на долгие прощания, ни на взаимные обвинения. Ей надо было успеть на рейс «Конкорда». Она поклялась Джерри, что прилетит на нем, чтобы успеть на похороны и поминки. Она выскочила из такси напротив студии и, поднимаясь по ступенькам, выловила ключ из недр своей огромной сумки.

– Проклятье, – пробормотала она, не попав ключом в замочную скважину.

– Ну же, черт побери. – Наконец дверь поддалась. – Я уже, Люк, – крикнула она. – Люк?

Она бросила на пол сумку и подошла к кровати, на которой он молча лежал вниз лицом.

– Люк, – ласково сказала она. – Я вернулась, но мне надо сразу уйти. Давай попрощаемся… – она ласково положила руку ему на плечо, чтобы разбудить. – Люк?.. – Внезапно мороз пробежал у нее по коже – холодное тело Люка никак не отреагировало на ее прикосновение. – Люк… О Господи! Люк! – она быстро проверила его пульс на шее и на руке, безвольно свесившейся с кровати. – О Господи, нет… – беспомощно всхлипнула она. Она отступила назад и увидела на полу у кровати пустой шприц. Продолжая пятиться назад к двери, она зажимала рот руками, не в силах оторвать взгляд от безжизненного тела Люка. Лили наклонилась поднять сумку, захлопнула за собой дверь и, остановившись на мгновение, чтобы перевести дух, нетвердой походкой спустилась вниз по лестнице к ожидавшему ее такси.


Огги Скаффоне стоял с опущенной головой напротив гроба Пэтси Монтини. Вдруг он резко повернулся, отошел назад и приблизился к Джерри.

– Приношу свои соболезнования, – сказал он.

– Спасибо, – ровно сказал Джерри, глядя в стальные глаза Скаффоне.

– Знаешь, Джерри, твой отец был пожилым человеком, с плохим здоровьем, ему многое пришлось пережить… Иногда это даже к лучшему, – он кивнул на огромный венок из цветов, стоящий за гробом. – Я вижу, ты получил эти «Врата на небо», которые я прислал для твоего отца.

– Да, – равнодушно сказал Джерри. – Очень великодушно с твоей стороны.

– Да, – сказал Скаффоне, – надо ведь продемонстрировать уважение к тебе, правда? – он похлопал Джерри по руке и направился к двери.

– Расторопный парень, – пробормотал Джерри, обращаясь к Джо Ди Стефано.

– Ты правильно понял, – сказал Джо, вдруг заметив, что Скаффоне делает ему знак. – Я сейчас вернусь, – сказал он.

«Черт возьми, где же Рамон с Лили?» – думал Джерри, стоя посреди маленькой гостиной в доме на Корт-стрит, совершенно одуревший от запаха цветов. Газеты сообщили, что похороны и поминки будут только для родственников, чтобы публика с Парк-авеню не утруждала себя выражением соболезнований сыну известного мафиози. Его сестра Линда, невысокая, полная, одетая в черное, со слезами на глазах принимала соболезнования соседей и коллег по бизнесу. Он взглянул на часы. Даже если допустить, что Лили сначала заехала на квартиру переодеться, она должна была здесь быть два часа назад. Он подозвал распорядителя похорон, чтобы узнать, где здесь можно найти телефон.

– Эй, Джо. На минутку тебя, – Огги Скаффоне стоял за дверьми гостиной, натягивая кожаные перчатки. – Ты много сделал для старика… Не то, что его сынок. Джерри не помнит своих корней, понимаешь, о чем я? Ты правильно поступил, вытащив старика из тюрьмы, когда он заболел. Я наблюдал за тобой. С сегодняшнего дня вся команда Пэтси подчиняется мне. Теперь это моя территория. Дело сделано… Все согласны, никто не возражает. Ты знаешь, каково в наши дни заниматься бизнесом… Слияния, приобретения… Таковы условия игры, так ведь?

– Да, мистер Скаффоне, – усмехнулся Джо. – Слияния и приобретения.

– Я только хочу, чтобы ты знал, что получаешь место в моей организации. Я не забыл, – он положил руку на плечо Джо. – Я знаю, что на твоего отца пришелся удар, предназначавшийся для меня. Я тебе должен. В этом был замешан старик, – он кивнул в траурную гостиную. – Монтини. Ты знал об этом?

– Да, мистер Скаффоне. Я знал, – сказал Джо.

– Мне нравится твоя работа. Я знаю, как поступал Пэтси… Всегда держал тебя в тени. У меня более современные методы. Со мной ты не пропадешь. Будешь действовать. Это тебе подходит?

– Да, мистер Скаффоне. Это мне подходит. Спасибо.

– Ты юрист, партнер по бизнесу. Зови меня Огги, ладно? – Он хлопнул Джо по руке и вышел в открытую дверь к белому «кадиллаку», припаркованному у обочины.

Джерри повесил телефонную трубку и вышел из кабинета распорядителя похорон в коридор. Он замешкался у входа в гостиную, не желая возвращаться к невыносимому запаху цветов.

– Эй, Джерри… Джо говорил почти шепотом.

– Да? – сказал Джерри, оглядывая комнату в поисках Лили.

– Тут один парень хочет тебя видеть. Говорит, что это важно. Он хочет поговорить с тобой на улице.

– Парень? На улице? О чем ты?

– Джерри, он из ФБР…

– Господи, это похороны моего отца. Они что, совсем сума сошли? У них есть хоть капля уважения?

– Нет, Джерри… По-моему, здесь что-то совсем другое. Этот парень из отдела по борьбе с наркотиками.

– Что? Мой отец был связан с этим дерьмом? Он всегда говорил, что задаст тем, кто свяжется с этим.

– Да, я знаю, – кивнул Джо. – Твой отец не имеет к этому отношения. Слушай, Джерри, тебе лучше поговорить с этим малым.

– Ладно. Джо, постой здесь вместо меня. Рядом с Линдой.

– Ты уверен? – спросил Джо.

– Да, я поговорю с ним. Останься здесь. Спасибо. – Он открыл стеклянную дверь и вышел.

– Мистер Монтини?

– Да, – сказал Джерри.

– Специальный агент Вагонхейм. Федеральная служба по борьбе с наркотиками. – Приземистый рыжеволосый мужчина предъявил Джерри удостоверение.

– Да? В чем дело? Здесь похороны моего отца.

– Я понимаю, мистер Монтини. Приношу вам свои извинения. Я знаю, сейчас не очень подходящий момент. Но я должен вам сказать, что мы задержали женщину. Ее взяли сегодня днем при выходе из «Конкорда» со значительным количеством героина и кокаина. Я знаю, что сейчас не время, но вам лучше проехать с нами.

– Вы сошли с ума? – Джерри Монтини наклонился совсем близко к румяному лицу Вагонхейма. – Вы что, психи?

– Мистер Монтини, женщина называет себя Лили Монтини. Она говорит, что она ваша жена. Мы были бы вам очень благодарны, если бы вы поехали с нами. Сейчас.

22

Солнце медленно заходило, день догорал, уступая место роскошной лунной ночи на Палм-Бич. На бульваре вдоль побережья раскинулось старинное имение Каса ди Маре, недавно приобретенное и отреставрированное Джерри Монтини, такое же пышное и великолепное, как тропическая ночь. Уже несколько месяцев на побережье только и говорили о смелом вложении денег Монтини в это пыльное богатство, но, как всегда, вкус и стиль Лили Монтини успокоили поднявшийся шум. Ее красота и манера поведения победили самых строгих критиков. Теперь она сидела на террасе с Лэттиморами, которые оказались первыми гостями после ремонта.

За группой величественных пальм бирюзовая вода бассейна переливалась и сверкала в ночи, как алмаз. Небо Флориды, усыпанное звездами, но еще с багровой полосой заката, с низкими пушистыми облаками, казалось бесконечно большой картиной, обрывающейся в море. Тропический бриз доносил звуки океана и аромат гибискуса. Из темноты веранды Кэлли смотрела на Пола, замечая, как глубоко залегли складки на его красивом мужественном лице, как седина припорошила его темные волосы. У нее болело сердце, когда она видела боль в его глазах, различимую даже в темноте.

– Пол, ты что-нибудь ел? Ты не голоден? – спросила Лили.

– Спасибо, Лили. Кэлли принесла мне в госпиталь бутерброд.

– Но это было так давно, Пол, – сказала Кэлли. – Мы с Лили ели салат с курицей.

– Нет, спасибо, я правда не хочу, – он осушил бокал с остатками водки с тоником. – Если вы не возражаете, я бы пошел спать.

– Конечно, Пол, – сказала Лили. – Ты так устал. Тебе надо немного отдохнуть.

– Я скоро приду, – Кэлли поцеловала его в щеку.

– Не спеши. Я просто падаю с ног. Лили, спасибо тебе за приглашение. За дружескую помощь и, – он улыбнулся и оглядел шикарный дом, – за самый красивый из отелей. Действительно замечательное место!

– Новая игрушка Джерри, – рассмеялась она. – А я собираюсь заняться ее отделкой. Это уже мои развлечения, – она улыбнулась, – мы рады, что вы приехали. Я сегодня говорила с Джерри. Они с Сиси приедут в следующие выходные. Он передает вам привет и надеется, что Кристина скоро поправится. Пол, я рада, что ты здесь. Я знаю, через что тебе пришлось пройти. – Она положила руку ему на плечо и прижалась к нему щекой. – Если тебе что-нибудь нужно, просто позвони…

– Я уверен, что все будет хорошо. Мне просто нужно выспаться. Спокойной ночи. Еще раз спасибо, – сказал он, выходя.

– Я никогда не видела его таким, – сказала Кэлли. – Он всегда прекрасно владеет собой… Такой энергичный, не поддающийся панике. Очень тяжело видеть его другим.

– Что говорят врачи? – спросила Лили.

– Они говорят, что она кокаинистка, что у нее масса проблем со здоровьем, связанных со злоупотреблением кокаином и алкоголем, но она не умрет… на этот раз. Я так думаю, что она прилетела с островов на самолете своего друга. Она собиралась пожить с друзьями в Палм-Бич. – Кэлли откинулась назад и вытянула ноги. – По-видимому, она не могла связать двух слов, когда попала в больницу. Такое впечатление, что она села в такси и не смогла назвать водителю адрес. Он сообразил и отвез ее в приемный покой. Она не смогла назвать даже свое имя. Они обнаружили в ее кошельке карточку и позвонили в Нью-Йорк. Миссис Кримминс позвонила мне. Господи, Лили, ты же знаешь, какая красивая была Кристина. Ты бы сейчас ее не узнала. Она такая бледная – просто сливается с простыней… Под глазами глубокие тени, пульс очень слабый, – голос Кэлли дрогнул. – Я не могу видеть, как больно Полу.

– Он прошел через ад, – сказала Лили. – Но ему повезло, что у него есть ты, он бы не справился с этим один.

– Я не знаю, насколько могу помочь, – ответила Кэлли. – С другой стороны, со мной тоже проблема. Кристина страшно на меня обижена. Так было с самого начала, но ее связь с Брэди еще больше обострила ситуацию. Как она ни была слаба, но когда открыла глаза и увидела меня, разразилась гневной тирадой. Она сказала, что Брэди все ей про меня рассказал, что я была ревнивая эгоистка, и что, в конце концов, он не смог этого терпеть и бросил меня, а я после этого потеряла разум и стала мстить. Я не представляю, каким образом к ней можно пробиться. Все, что я ни говорю, воспринимается как сведение счетов с Брэди. Конечно, – она покачала головой, – самое ужасное, что ее представления отчасти верны.

– Кэлли, это чепуха, – сказала Лили. – Брэди вел себя отвратительно, а ты держалась, как леди.

Кэлли расхохоталась. – Ох, Лили, ты попала в точку. Ты знала о «поведении» Брэди, как ты это называешь, и могла просто перевести это в шутку, сыграть на этом, тогда как я просто была раздавлена. Да, я вела себя, как леди, и весь следующий год думала о том, что если бы я держалась больше как женщина и меньше как леди, была бы менее эгоистичной и более искушенной…

– Только потому, Кэл, – прервала ее Лили, – что я не была увлечена Брэди. А ты была. Конечно, ты не могла обратить это просто в шутку. Конечно, ты была задета, тогда как я – нет.

– Ты знаешь, что когда ты мне сказала о том, что Брэди пригласил тебя присоединиться к их оргии, я почувствовала укол ревности? Он пригласил тебя, а не меня. Он считал, что ты достаточно опытна и искушена в таких делах, тогда как я – просто ограниченная провинциалка…

– Ты не должна так думать. Ты действительно считаешь, что Брэди сделал мне комплимент, пригласив меня? Не можешь же ты, в самом деле, жалеть о том, что не была участницей этой оргии? Ох, Кэлли, давай серьезно.

– Лили, конечно, я так не думаю, но все-таки что-то такое чувствую… Что все могло быть лучше, все могло быть по-другому… Он мог любить меня. Он мог бы измениться… и ему уже не нужно было бы ничего подобного. Ты знаешь, что Дорин бросила меня, когда мне было два года? Как ты это себе объясняешь? Ты начинаешь верить в то, что раз твоя мать бросает тебя совсем ребенком, то в тебе что-то не то. И, в конце концов, мысль о том, что ты можешь потерять человека, которого любишь, что он тебя бросит, становится просто невыносимой.

– Кэлли, Брэди Пэрриш никогда никого не любил. Он не знает, что это такое. Для него все ограничивается сексом. Он не способен на любовь, на настоящую близость.

– Теперь я это знаю. Я хотела сказать, что обвинения Кристины частично оправданны… Я была эгоисткой, я не была неотлучно рядом… И конечно, она поразила меня в самое уязвимое место. Она сказала, что Брэди потерял ко мне интерес, что он меня бросил, потому что со мной что-то не так.

– Ты же не веришь этому, правда? – спросила Лили.

– Нет. Больше не верю. С тех пор, как мы с Дорин нашли друг друга и с тех пор, как я вышла замуж за Пола. Но меня как будто посетил призрак из прошлого. Хорошо, что с этим уже покончено… Это не реальность, а просто тень, которая не задевает меня, но вызывает болезненные воспоминания.

Лили покачала головой. – У нас у всех есть свои призраки, – сказала она, – наши тени. Они приходят к нам из прошлого и заслоняют собой настоящее. – Она покачала головой и вытерла неожиданно навернувшиеся на глаза слезы.

– Я знаю, что Брэди не способен на любовь, потому что я сама такая. Он предложил мне присоединиться, потому что понял, что я так же не способна любить, как и он. Такие люди обычно узнают друг друга.

– Ох, Лили, – сказала Кэлли, удивленная слезами и внезапной переменой выражения лица Лили. – В чем дело?

– Кэлли, это длинная и странная история, о которой я никогда никому не говорила. Лишь недавно мне пришлось посвятить в нее Джерри – ему следовало знать.

– Ты хочешь мне рассказать? – спросила Кэлли.

– Да, – сказала Лили. Она встала, подошла к балюстраде и повернулась лицом к Кэлли. – Я очень хорошо понимаю, что вы с Полом сейчас переживаете. У меня был брат… наполовину брат. Он употреблял наркотики. Несколько месяцев назад он принял слишком большую дозу.

– Ох, Лили, мне очень жаль.

– Да, его звали Люк. Ох, Кэлли, – сказала она с полными слез глазами, – это так ужасно. Это, как ты говоришь, старые призраки, старые тени. – Лили допила кофе и поставила пустую чашку на мраморную балюстраду. – Когда я была маленькая, мама сказала мне, что мой отец погиб на войне. На самом деле она родила меня вне брака, от женатого человека. Только недавно я поняла, как она была несчастна, а тогда я просто знала, что она отдает меня в различные пансионы, а сама ездит по всему миру, меняя мужей с той же легкостью, с какой другие женщины меняют платья. Мне так ее не хватало! Мне было так одиноко. Но, в конце концов, я научилась отдаляться от людей, избегать всяких контактов. Теперь они никак не могли обидеть меня. Я научилась этому очень хорошо. – Она повернулась и посмотрела на море. – Когда мне было семнадцать, мама вышла замуж за Жан-Клода. Я знала его как друга семьи: он периодически появлялся и исчезал. У него был сын, Люк. Мы встретились в Париже и, о Господи, Кэлли, мы полюбили друг друга. – Она снова повернулась к Кэлли. – Я не могу этого объяснить. Как будто открылся какой-то потайной шлюз и все притаившиеся чувства вырвались наружу, вся любовь, на которую я была способна, сконцентрировалась на Люке. Нас поглотила такая страсть, что жизнь друг без друга казалась невозможной. Я первый раз в жизни ощутила, что живу. Люк был художником. Потрясающе талантливым. – Она улыбнулась. – Я позировала ему… О Боже, – голос Лили дрогнул от подступивших слез. Кэлли встала и обняла ее.

– Лили, я не могла предположить…

– Никто не мог. Я ни с кем это не обсуждала. Я не могла. Даже если бы я знала, как говорить о своих переживаниях, все равно, это было слишком личным, слишком интимным. Это принадлежало только нам. Мы отрезали себя от остального мира. Когда моя мать узнала, что мы любим друг друга, она ужасно расстроилась. Они с Жан-Клодом ждали подходящего момента, чтобы сказать мне, что Жан-Клод – мой отец, тот самый человек, с которым у нее давным-давно была связь, и что, естественно, Люк мне не сводный брат, как я думала, а брат по отцу. Мы были просто вдребезги разбиты. Еще некоторое время мы встречались, но так не могло продолжаться бесконечно. Единственным способом все порвать было уехать из Парижа. Именно тогда я переехала в Нью-Йорк. Люк очень мучился. Он начал употреблять наркотики, отдалился эмоционально.

Кроме того, была еще одна сложность. В свое время Жан-Клод не мог развестись с матерью Люка, потому что она страдала умственным расстройством – была совершенно невменяема и большую часть времени проводила в клиниках. Он не мог оставить с ней сына.

Когда у Люка началась депрессия, Жан-Клод попытался мне объяснить, что эти же симптомы наблюдались у его матери, что это прогрессирующая и неизлечимая болезнь, но я не могла этого понять. Я чувствовала себя виноватой: его состояние ухудшалось, когда я уезжала из Парижа. Я думала, что он очень сильно переживает и принимает наркотики, чтобы облегчить боль. И, по правде говоря, я могла успокоить его, утешить. Я использовала любую возможность, чтобы поехать в Париж. Я была его моделью, готовила ему, и, когда он уже не мог делать это сам, покупала ему наркотики. Я не могла видеть, как он страдает…

В конце концов, он попал в больницу. Его госпитализировали на какое-то время, но когда он выходил из больницы, то опять начинал принимать наркотики. Я продолжала мотаться в Париж так часто, насколько это было возможно. Я не останавливалась у Николь и Жан-Клода. Я знала, они думали, что я останавливаюсь у него, но это было не так.

Я просто не могла. Когда я встретила Джерри, Люк совершенно сошел с ума. Мне тяжело говорить об этом, но это правда. – Она напряженно прошлась вдоль балюстрады. – Поначалу я использовала Джерри: он все готов был для меня сделать, а мне нужны были деньги для поездок во Францию, привычка Люка к наркотикам тоже обходилась недешево. Ну а потом я забеременела…

– Лили, а Сиси – ребенок Джерри? – тихо спросила Кэлли.

– Да, Кэлли, это ребенок Джерри. Мы с Люком не занимались любовью с тех пор, как я переехала в Нью-Йорк. Я все еще любила его, скорее, я была полностью под его влиянием, но с тех пор мы не занимались сексом. Во-первых, потому, что он был очень болен, и потому, что мы были как бы вне секса… скорее двумя разными образами одного и того же человека, чем двумя разными людьми.

– Когда он умер? – спросила Кэлли.

– В мой последний приезд в Париж. Джерри позвонил Николь и сказал, что его отца убили. Я обещала вернуться на похороны. Люк умолял меня купить ему наркотики. Я купила и прибежала обратно в студию. Я очень спешила. – Ее голос дрогнул. – Мне надо было успеть на «Конкорд».

– Лили, тебе что-нибудь принести? – спросила Кэлли.

– Я бы предпочла что-нибудь покрепче. А ты?

– Тоже, – сказала Кэлли.

– Хорошо. Позвони в звонок, около тебя справа, – Лили показала на кнопку в стене.

– Ну, так вот, когда я вернулась в студию, он был мертв. В панике я забыла выложить наркотики, бросилась в такси и поехала прямо в аэропорт. К самолету я просто бежала. Когда мы приземлились, меня задержали агенты Федеральной службы по борьбе с наркотиками.

– О Боже, Лили. Это ужасно. Ты, наверно, была так напугана…

На веранду вошла горничная.

– Да, миссис Монтини?

– Принесите виски, Луиза. Кэлли? – спросила она.

– Очень хорошо, – сказала Кэлли.

– Сию минуту, миссис Монтини, – сказала Луиза.

– Это было ужасно, – продолжала Лили. – Для Джерри тоже. В тот день хоронили его отца. Вероятно, потому, что я была женой Монтини и часто ездила за границу, агенты службы по борьбе с наркотиками держали меня на прицеле. Они следили за мной и видели, что я покупаю большое количество наркотиков. Ты знаешь, мне ведь часто казалось, что за мной следят, но я всегда говорила себе, что это игра воображения, навязчивая идея. На самом деле я боялась, что за мной следит Джерри. Так или иначе, агенты знали, что мои наркотики предназначались Люку, что они не имеют никакого отношения к семье Монтини, но они задержали меня. Они хотели использовать это как средство давления на Джерри, чтобы заставить его работать на них – какая-то не очень законная акция против мафии. Боже, я так боялась за него! После этого я рассказала ему все… Про Люка, про наши отношения, про его смерть, про наркотики…

Появилась Луиза с двумя маленькими рюмками и бутылкой виски на серебряном подносе. Она поставила его на стол рядом с Кэлли.

– Спасибо, Луиза, – сказала Лили. – В конце концов, я рассказала ему все. Ему было тяжело узнать об этом. Я не знаю, простит ли он меня когда-нибудь…

– Но ведь ты ничего такого не сделала, правда?

– Нет. Я держала от него в секрете самую важную часть моей жизни. Я просто затыкала ему рот. Я никогда с ним не делилась. Я даже не знаю, поверил ли он мне, что между нами не было секса, но он достаточно умен, чтобы понять, что это еще не все. Он знает, что Люк был мне дороже, чем он и Сиси. Знаешь, пока Люк был жив, я никого не любила – ни Джерри, ни даже Сиси. Я заботилась о них, но Люк всегда был на первом месте. То, что было нужно ему, всегда брало верх над тем, что было нужно им. Теперь, когда он умер, я чувствую, что освободилась от этого ужасного влияния. В первый раз за все время я оказалась в состоянии по-настоящему оценить Джерри, полюбить его. Господи, когда я думаю, откуда он вышел, кем он должен был стать, и вижу, чего он достиг, – честно, порядочно, – я просто поражаюсь. Но, – она покачала головой, – может быть, уже слишком поздно. Я не уверена, что он когда-нибудь меня простит.

Она отпила из рюмки и вытерла слезы.

– Ох, Лили, мне очень жаль. Я совершенно не представляла, что тебя окружало все эти годы. Если бы я только знала.

– Откуда ты могла знать? Я никого не посвящала в это. Не могла. А сейчас я чувствую себя так, как будто меня выпустили из тюрьмы, – она крепко обняла Кэлли. – Теперь я понимаю, что никогда не была настоящим другом.

– Ох, Лили, не говори так, – сказала Кэлли.

– Нет, правда. Но я надеюсь, что все изменится.

– Знаешь, что странно, Лили? Если подумать, то твоя жизнь, моя жизнь и жизнь Марси совершенно разные, но каждого из нас коснулись наркотики или алкоголь… В моей жизни – Дорин и Кристина, в твоей – Люк, и сама Марси. Нас всех это задело. Странно, правда?

– Да, и вот еще что… Мы говорили о старых призраках, которые влияют на нашу сегодняшнюю жизнь. Ведь у Марси то же самое, правда? Все эти годы ее преследует воспоминание о смерти отца и ненависть к Джо. Я думаю, это не только потому, что она пьет. Как она? Ты говорила с ней?

– Да, – сказала Кэлли. – Она вернулась в Саг-Харбор. Пошла на поправку. Мэт все еще живет в другом доме, но они общаются. Марси говорит, что они оба медленно привыкают друг к другу.

– Я надеюсь, что она сумеет прогнать своих призраков. Мы слишком долго кружились в танце с тенями.

– Ты права. У меня такая ненависть к наркотикам и алкоголю! Одному Богу известно, как много людей находится под их влиянием. Я смотрю на Пола и у меня разрывается сердце.

– У него есть ты, Кэл, – сказала Лили. – Он справится.

– Если Кристина поправится, то с ним все будет в порядке. Если мы ее потеряем, я не знаю, сможем ли мы это пережить. Проклятье, что-то надо делать… – она допила виски. – Я пойду наверх, если ты не против. Я тоже ужасно устала.

– Конечно, – сказала Лили. – Кэлли, спасибо, что выслушала мой рассказ. Мы стали с тобой гораздо ближе друг к другу.

– Лили, – сказала Кэлли, – мы друзья. И всегда ими будем.

23

Нью-Йорк, январь 1989

– Кто-нибудь, помогите мне, пожалуйста, с молнией!

– Одну секунду, Марси, – сказала Кэлли. – Сейчас. – Она пробежала расческой по волосам и искоса взглянула в большое зеркало. Ее неяркая косметика хорошо гармонировала с зеленым бархатным вечерним платьем и ожерельем из изумрудов. Слева от нее Лили, наклонясь к зеркалу, подкрашивала тушью кончики ресниц. Глубокое декольте ее черного бархатного платья прекрасно оттеняло сверкающее бриллиантовое колье. Марси пыталась взглянуть в зеркало из-за их спин.

– Никто не ощущает, что мы слишком шикарно одеты, а время еще только вечернего чая? – сказала она, разглаживая свою голубую шелковую юбку и приводя в порядок лиф без бретелек, украшенный золотой вышивкой.

Лили и Кэлли рассмеялись.

– Более того, – продолжала Марси. – Мне кажется, Лили старается перещеголять нас своими бриллиантами.

– Разве кто-нибудь может перещеголять изумруды Лэттиморов? – спросила Лили.

– Твои сапфиры не так уж плохи, – улыбнулась Кэлли.

– Просто, но со вкусом, – сказала Марси, прикоснувшись к нитке голубых камней на своей груди.

Кэлли была рада снова слышать смех Марси.

– Три простые домохозяйки, – усмехнулась Марси. – Слушайте, спасибо, что выпустили меня первую. Мне действительно надо как можно раньше вернуться в Саг-Харбор, а сегодня обещали снег, так что, может кто-нибудь мне помочь?

– Конечно, – сказала Кэлли. – Повернись. – Она расстегнула молнию, стараясь не задеть белье.

– Спасибо, – сказала Марси. Она переступила через платье, упавшее к ее ногам, и достала из большой кожаной сумки шелковую рубашку и джинсы.

– У тебя трудности с расстегиванием молнии. А у меня с застегиванием, – сказала Кэлли.

– Это потому, что ты объелась в «Le Circue». Я говорила тебе, что надо было есть кресс-салат и петрушку.

– Нет, – сказала Кэлли. – Это совсем не поэтому. Просто я на четвертом месяце беременности. Замужем семь лет, отроду уже почти сорок, и на четвертом месяце беременности. Можете себе представить?

– Ты шутишь? Ох, Кэлли, – улыбнулась Лили. – Это здорово!

– Ты рада? – спросила Марси.

– Ужасно. Я собиралась сказать вам за ленчем, но мне не хотелось, чтобы кто-нибудь еще услышал. Столики стоят так близко…

– Как у вас дела, леди? – Мартина, ассистентка Фабиани, миниатюрная молодая светловолосая девушка со стрижкой «ежиком», одетая в черное трико, просторную черную рубашку и черные ботинки с высокой застежкой, просунула голову за экран, отгораживающий гримерную от остальной части огромной студии. – Кто следующий? Миссис Монтини?

– Погодите, дайте нам еще пару минут… Я сейчас выйду, – девушка ушла, и Лили повернулась к Кэлли.

– Это потрясающие новости!

– Да, правда есть одна проблема… Сейчас февраль. Ребенок родится в июле, в середине июля, как раз когда должен состояться благотворительный марафон Роял Пальм.

– Ох, Кэлли, – улыбнулась Марси, – за все годы, что мы работали вместе, ты никогда не нарушала графика работы, но этот случай – из ряда вон выходящий! Я полагаю, ты ляжешь в больницу? Думаю…

– Я всегда вам говорила, что секрет успешной работы в хорошей подготовке, – сказала Кэлли. – Если вы сделали это хорошо, то можно пережить небольшие помехи, которые неизбежны.

– Небольшие помехи? – смеясь, повторила Лили. Она посмотрела на Марси.

– Небольшие помехи! Слушайте, я лучше пойду, а то мы никогда не закончим. – Она встала, наклонилась и поцеловала Кэлли в макушку – Я так рада за тебя, – сказала она. – Мы готовы, – крикнула она Фабиани, выходя из-за ширмы. – Давайте начинать.

– Кэлли, может быть нам перенести благотворительный марафон? Еще не поздно.

– Я думала об этом, но середина лета – самое подходящее время. Пик сезона. Марси, я настроена очень решительно по поводу Роял Пальм. Мне кажется, что нет такого человека, которого бы не коснулись наркотики или алкоголь. Это так широко распространено. Собирая средства для выполнения программы реабилитации, мы делаем большой шаг в решении этой проблемы. Эта программа очень обширна: медицинское обслуживание, реабилитация в стационарах, наблюдение за больными после выписки, социальные и образовательные программы. Мы не сможем решить эти проблемы, но мы положим начало. Мы можем помочь реальным людям. Дорин проделала огромную работу по программе социальной реабилитации. Ты не была там с тех пор, как мы закончили поликлинику для амбулаторных больных. Оборудование просто великолепно!

– Кэлли, ты самый старательный и компетентный человек из тех, кого я знаю. Если ты решишь что-нибудь сделать, то это будет сделано. Я всегда восхищалась этим и чувствовала себя спокойно рядом с тобой. Когда мы работали вместе, я знала, что могу положиться на тебя в плане постановки сценария…

– А я знала, что могу положиться на тебя в плане хороших сценариев. У нас была, – она улыбнулась, – настоящая команда, она и осталась. Тебе уже пора ехать, пока не пошел снег.

– Да. Я позвоню тебе, как только вернусь из Лос-Анджелеса. Обещай мне подумать, если вдруг тебе будет нужна помощь.

– Обещаю, – улыбнулась Кэлли. – Езжай спокойно домой. Привет Мэту.

– Что, Сэл, – Джимми Хук сложил руки на своей бочкообразной груди. – Я прав или нет? – Он посмотрел в глаза полицейского, в которых не было ни тени улыбки. – Хороший соус начинается с хороших продуктов, так или нет?

Полицейский согласно кивнул. Джимми повернулся на высокой вертящейся табуретке к Доминику и приподнял свой пустой бокал, давая ему знак налить еще. Он обернулся к Джо. – Я прав, Джо? Мой раковый соус самый лучший из тех, что ты пробовал, так или нет? Клянусь Богом…

– Так, – согласился Джо.

– За исключением нашего, – улыбнулся Доминик, наполняя бокал Джо.

– Э, брось, Доминик, – сказал Джимми. – Я не могу поставить свой раковый соус против любого ресторанного в Нью-Йорке или чьего-нибудь еще. Я прав? – он посмотрел на Джо в поисках поддержки.

– Да, у тебя великолепный раковый соус, Джимми. Действительно, – сказал он Доминику и Сэлу. Сэл зевнул.

– Мне пора домой, надо немного поспать, – сказал Сэл.

– Было много работы прошлой ночью? – спросил Джимми.

– Нет, было спокойно, но мне пришлось подняться в четыре утра, чтобы успеть на место убийства.

– Да? Ты был там сегодня утром? – переспросил Джимми. – Слушай, Сэл, может быть, мне сходить как-нибудь вместе с тобой? Хотелось бы посмотреть.

– Бог с тобой! – сказал Сэл. – Гражданское население не допускается ни при каких обстоятельствах. Ты шутишь? Бог с тобой!

– Гражданские не допускаются… ладно, – Джимми воспринял отказ философски. Он, как и Сэл, знал правила игры. Но хотя они стояли по разные стороны, оба понимали, какая тонкая и хрупкая между ними черта.

– Слушай, – сказал Сэл, потирая глаза. – Я пошел.

– Ладно. Еще встретимся, Сэл.

– Да, увидимся. Джимми, Джо… – он кивнул Доминику и вышел.

– Пошли, Джо. Давай сядем за столик и что-нибудь закажем, – сказал Джимми.

Они направились к столику у задней стены. Он был пуст, несмотря на то, что ресторан был переполнен, и некоторые сидели в баре, ожидая, пока освободится столик.

– Так что, Джо, – сказал Джимми Хук, усаживаясь на скамейку, – это совершенно новая игра. Я прав или нет?

– Да, Огги совсем не то, – что Пэтси.

– Да. Ну, теперь, когда у него есть власть и территория Пэтси, и он связался с федеральной службой по борьбе с наркотиками и, сам черт ему не брат.

– У него есть человек в федеральной службе? – спросил Джо. – Старик, я не знал.

– Да. Какой-то парень по фамилии Вагонхейм, – Джимми рассмеялся. – Ты бы его видел. Выглядит, как настоящий штатский. Надежный, очень надежный. Огги говорит, что он, пожалуй, поможет детям Вагонхейма закончить колледж.

– Огги ловок, – сказал Джо, читая, что есть в ночном меню. – Связаться с федеральной службой по борьбе с наркотиками! Черт, просто не верится. – Он тихо рассмеялся. – Огги не так-то прост.

Марси медленно и осторожно вела машину по узкой темной дороге, извивающейся между Бриджхэмптоном и Саг-Харбором через замерзшие, изрезанные колеями картофельные поля. Пока она ехала по трассе с регулярным движением, можно было вести машину без труда, но когда она свернула на местную дорогу, ураган набрал силу и сровнял дорогу с полем. Порывы ветра швыряли снег прямо в ветровое стекло, так что щетки оказались совершенно бесполезными. Дальний свет встречной машины ослепил ее, и непроизвольно она повернула руль так, что автомобиль занесло на обочину.

– Черт, – пробормотала Марси, когда машина подпрыгнула на замерзшей колее и заглохла. Она включила сигнальные огни и сидела в темноте, собираясь с мыслями. Летом маленькая придорожная гостиница чуть дальше по дороге всегда была открыта. Она могла бы переждать там или позвонить Мэту, чтобы он ей помог. Внезапно она представила себе Кэлли. Подумав о ее беременности, Марси улыбнулась. Из Кэлли получится хорошая мать и вообще ребенок сделает еще более счастливой жизнь Кэлли и Пола. Вернувшись мыслями к настоящему, Марси повернула ключ в замке зажигания. Постепенно ей удалось подать маленький «мерседес» назад и выбраться на скользкую дорогу Осторожно ведя машину, она добралась до города.

Доехав, наконец, до пруда и свернув с Мэйн-стрит налево на Джон-стрит, она почувствовала немалое облегчение. Марси преодолела последний ледяной вираж дороги и очень обрадовалась, увидев свет в своем доме и фургон Мэта около входа. Она припарковалась рядом с фургоном.

– Привет, – крикнула Марси, открыв дверь. Она поставила свою сумку с одеждой на стул.

– Привет, – отозвался с кухни Мэт. Дом наполнял запах спагетти с соусом.

– Пахнет отлично, – сказала она.

– Как доехала? – спросил он.

– Ужасно. Дороги никуда не годятся Сплошной лед, – она сняла пальто и бросила его на диван. – Я удивилась, увидев твой фургон.

– Мы же собирались где-нибудь пообедать сегодня вечером. Но ветер так усилился, что я решил; что ты уже не захочешь никуда выходить.

– Очень мудро, – улыбнулась Марси – Я рада, что ты здесь. Просто ненавижу возвращаться в пустой дом.

– Да, – согласился Мэт – Я тоже.

– Знаешь, мне так не хватает Папы. Я действительно любила этого глупого кота. Он всегда ждал меня у дверей и, как только я садилась, сразу вспрыгивал ко мне на колени. У меня до сих пор слезы наворачиваются на глаза, когда я о нем думаю. Он очень долго был моим другом.

– Может быть, тебе стоит завести еще одного, – сказал Мэт – На лесном складе вывелись котята. Им нужен дом.

– Ох, я не знаю, – сказала Марси – Я так часто уезжаю… Не знаю. Когда мы были вместе, все было иначе. Когда уезжала я, оставался ты.

– Проходи, – сказал Мэт – Садись. Обед готов.

Марси улыбнулась и села напротив.

– Как хорошо, что ты здесь, – тихо сказала она.

Он улыбнулся.

– Ой, у меня новости. У Кэлли и Пола скоро будет ребенок. Она беременна. Он должен родиться летом, – она передала Мэту горячий итальянский хлеб. – Она просто в экстазе!

– Здорово! – сказал Мэт.

– Она так взволнована. Как продвигаются дела с домом?

– Хорошо, – сказал он. – Все идет по графику. Можешь взглянуть. Там много гвоздей, выкованных вручную… остатки старых материалов. Полы просто фантастические. Тебе понравится. Там будет очень красиво. Очень просто, но красиво.

– Мне бы хотелось зайти посмотреть, – улыбнулась она.

– Давай. Это на Юнион.

– Я помню, где, – она снова улыбнулась. – Я видела его, когда ты его купил, помнишь? Но мне бы хотелось посмотреть, как там идут дела. Мэт, спагетти просто великолепны. Я ужасно проголодалась. Ты сделал такой отличный соус…

– Где у тебя был ленч? – спросил он.

– В «The Cireue».

– Не так уж плохо. Что ты ела?

– Салат. – Она рассмеялась.

– Шутишь! – Мэт недоверчиво посмотрел на нее. – Как ваши фотографические успехи? Это был тот же самый фотограф, который приезжал сюда?

– Да. Фабиани. Очень хороший фотограф Его предложила Кэлли. Он много снимал Кристину Лэттимор для журнальных обложек. Я привезла с собой отпечатки некоторых фотографий, которые он делал здесь. Они действительно очень качественные. Я думаю, что они тебе понравятся.

Она встала.

– Хочешь кофе?

– Да, спасибо. Я поставил кофейник. Он уже вскипел. – Мэт встал, подошел к камину и пошевелил кочергой поленья так, чтобы пламя разгорелось поярче. Взяв полено с доски под камином, он подбросил его в огонь. Оно затрещало и вспыхнуло.

– Здорово, – сказала Марси, поставив кружки с кофе на столик около дивана. Мэт взял кружку и сел на краешек. Марси достала из сумочки фотографии и положила их перед ним. – Вот, взгляни, – сказала она, протягивая ему снимки.

– Ты права, – сказал Мэт. – Фотографии действительно хорошие. Мне нравится вот эта, на веранде.

– Фабиани хочет использовать эту и вот эту, где мы вдвоем.

– Да, эта тоже хорошая. Мне бы хотелось иметь такую. Когда выйдет журнал?

– В следующем месяце, – она посмотрела на него. – Я скучала по тебе, Мэт – тихо сказала она.

Он обнял ее за плечи. – Я горжусь тобой Марси. Ты выпуталась из этого.

– Как ты думаешь, Мэт? Может быть, нам пора уже снова жить вместе? – Она посмотрела ему в глаза. – Может быть, завести ребенка, как Кэлли и Пол?

Мэт убрал руку с ее плеча. – Ах, Марси ребенка? Ты сказала, что не можешь завести даже котенка, потому что так много путешествуешь, а теперь говоришь про ребенка.

– Я бы со многим справилась, если бы мы жили вместе. Все совсем по-другому, когда живешь один. Ох, Мэт, не сердись. Я просто подумала… Мне просто не хватало тебя.

– Мне тоже не хватало, Марси. Мне не хватало жены. Я говорил тебе, когда мы только повстречались, как бы я хотел иметь детей. Ты все время откладывала… Тебе надо было закончить книгу, потом поехать куда-нибудь, чтобы помочь ее издать, потом поставить фильм. Марси, я очень рад, что ты бросила пить. Я очень горжусь тобой за то, что ты смогла это сделать. На это требовалось немалое мужество, но, Марси, все остальное не изменилось. Ты все так же пишешь и путешествуешь. Слушай, я понимаю, насколько для тебя это валено, и я действительно горжусь твоими успехами, но я не думаю, что мы сможем жить, как бы нам… как бы мне хотелось.

– Ах, Мэт, мы могли бы попробовать…

– Мы не можем попробовать, потому что тебя здесь почти не бывает.

– Послушай, фильм скоро будет закончен. Он будет показан на благотворительном марафоне Роял Пальм. После этого мы можем…

– После этого будет другая книга… другой фильм.

– Мэт, я не могу отдать свою книгу на растерзание этим идиотам из Голливуда. Я не могу просто так им все оставить, чтобы они сделали с ней все, что захотят.

– Марси, дело не только в твоих поездках… Это какая-то война. Ты все время воюешь… с «идиотами» из Голливуда, со своим братом…

– Мэт, давай честно. О чем ты говоришь? Ты хочешь, чтобы я заключила мир с братом, который защищает убийц моего отца? Ты хочешь, чтобы я бросила писать?

– Нет. Я не думаю, что ты сможешь это сделать.

– Тогда чего же ты хочешь?

– Развода, – тихо сказал он.

Марси почувствовала, как внезапно слезы навернулись у нее на глаза. Мэт встал, наклонился и нежно поцеловал ее в лоб.

– Ах, Мэт, нет.

– Я полагаю, что мне лучше пойти домой, – сказал он. – Мы сможем поговорить об этом завтра.

Она встала и взяла его за руку. – Все еще идет снег, – сказала она. Ее голос внезапно охрип. Дороги ужасны. – Она притянула его к себе и прижалась губами к его губам. – Если ты действительно этого хочешь, я не буду с тобой бороться, но пожалуйста, останься сегодня со мной. – Она подвела его к пушистому ковру у камина. Встав на колени, расстегнула свою шелковую рубашку. От мерцающего огня на ее лицо и плечи падали тени Мэт встал перед ней на колени, приподнял ее подбородок и поцеловал.

– Не уходи, – тихо прошептала она.

24

Джимми Хук опустился на пластмассовое сиденье напротив Джо у дальней стены «Голубого Фонаря».

– Слушай, побыстрее расправляйся со своим кофе. Есть дело. Огги хочет, чтобы ты участвовал с самого начала, – Джимми ухмыльнулся. Ему было приятно, что теперь и Джо запачкает руки.

Джо посмотрел через стол на Джимми. Это оно. Он понял это по тому возбуждению, которое всегда светилось в глазах Джимми в предчувствии кровавой резни. За годы одиночества Джо хорошо научился видеть то, на что другие, общительные люди, обычно не обращают внимания: подрагивание ресниц, почти незаметное подергивание лицевого нерва, непроизвольное постукивание ногой…

Всем своим существом Джо ощутил, что настал его час. Пора было получать вознаграждение за годы бесконечного терпения и подготовки. За все эти годы, что он просачивался в закрытое общество преступников, завоевывал доверие главных игроков, за годы ожидания момента, когда можно будет, наконец, выложить все свои улики против них, чтобы отомстить за отца, за эту болезненную потерю, которая до сих пор руководила его внутренней жизнью взрослого человека. Никакие сведения, собранные им в качестве адвоката, не годились для его цели. Не только потому, что обнародование их грозило ему отстранением от должности. Чтобы победить, ему нужны были данные о готовящемся, планируемом преступлении. Джо потребовались годы, чтобы достичь такого положения в этой структуре, которое позволяло бы обладать подобной информацией. Если дело было таким масштабным, как сказал Джимми, если он должен участвовать не как адвокат, а как равноправный член команды, значит это то, что нужно. По блеску в глазах Джимми он понял, что момент настал. Значит, все эти годы одиночества прошли не зря, и он сможет, наконец, оправдаться в глазах собственной сестры.

Джо еще раз взглянул на обложку журнала, на фотографию Марси и ее подруг, и положил его в свой портфель. Он допил горький кофе и вытер губы.

– Ладно, Джимми, пошли, – сказал он.

Джо лежал на своей узкой кровати полностью одетый. Он повернулся и взглянул на часы на тумбочке, освещенные старым торшером с вылинявшим абажуром. Четыре утра. Протер глаза и сел, подложив подушки под спину, устав обдумывать вчерашнюю встречу с Огги Скаффоне и агентом Вагонхеймом, но не в состоянии заснуть. Он обвел глазами комнату. Это была все та же каморка на самом верху дома на Юнион-стрит, с рыжевато-коричневыми полосатыми обоями – это они были когда-то желтыми и веселыми, или всегда имели такой тусклый цвет?

В этой комнате он выздоравливал после несчастного случая, изуродовавшего его правую руку. Здесь он приказывал себе спать после гибели отца, здесь проводил долгие часы в подготовке к экзаменам в адвокатуру.

Именно здесь родился и зрел план мести за отца – цель, которая вот-вот могла быть достигнута. Но что-то было не так. Джо слишком много времени провел наедине с самим собой, чтобы не почувствовать малейшей фальши, и сейчас он ощущал ее особенно остро. Не было чувства облегчения от того, что план, который он вынашивал годы, в ближайшее время должен был завершиться успехом. Вместо этого была одна опустошенность…

Джо взял журнал и взглянул на обложку, освещенную тусклым торшером. Он смотрел на прекрасную Лили Монтини. По словам Вагонхейма, федеральная служба знала о том, что наркотики предназначались не для нее и никоим образом не для преступных операций, а для ее ненормального брата, наркомана. Просто через Лили можно было подобраться к Джерри Монтини, а через него – к Огги Скаффоне. Вопрос стоял так: в обмен на согласие Джерри участвовать в операции против Скаффоне с Лили снимаются обвинения. Никакой огласки. В случае его отказа обвинения остаются в силе. Бульварные газеты будут полны лживыми статейками об употреблении наркотиков и намеками на отвратительную связь красивой, богатой, занимающей видное положение в обществе дамы с ее братом-наркоманом. У Джерри не было выбора.

Вагонхейм изложил детали. Все было достаточно просто. Монтини примыкает к организации Скаффоне, проникая в целях бизнеса в отели и казино Лас-Вегаса. Когда с него потребуют плату за участие, появляются агенты из ФБР.

Реакция Огги была типичной: Джерри Монтини подвергал их большому риску – его следовало убрать из игры. И тогда Джо предложил использовать ситуацию и повернуть дело против корпорации Монтини. С помощью Вагонхейма они знали бы обо всех действиях Джерри до того, как он их совершит. Они были бы вне опасности и постепенно прибирали бы к рукам обширные владения Монтини. Джо искусно играл на ненависти Огги к Джерри. Огги не мог пережить, что Джерри никогда не платил организации дань. Огги считал, что Джерри вышел сухим из воды только потому, что был сыном Пэтси Монтини. Теперь с Пэтси покончено. Огги может двинуться против Джерри и его империи, не внося раздора в ряды организации, а информация Вагонхейма обеспечит им необходимую страховку. Огги был доволен. Он выразил благосклонность к Джо, хлопнул его по плечу и ухмыльнулся своей отцовской одобряющей улыбкой. И Джо вдруг осознал, насколько она стала для него важна. Постепенно чувство раздражения, так беспокоившее его, стало исчезать. Огги Скаффоне признал, что он умен и упрям. Огги ценил его, одобрял, поощрял. Джо вдруг понял, что Огги Скаффоне был для него отцом больше, чем человек, который умер много лет назад, о котором остались только смутные воспоминания, человек, считавший его слабым маменькиным сынком. Огги и его парни стали для Джо единственной семьей. И сейчас он собирался выступить против Огги ради отца, которого едва помнил.

Он еще раз взглянул на обложку журнала. Было еще кое-что, что тоже следовало учесть. После того, как Джерри Монтини сойдет со, сцены и они будут держать в руках его предприятия, он получит доступ к Лили Монтини Ее брак с Джерри Монтини, который рос в соседнем доме и вышел из той же среды, что и Джо, каким-то образом делал ее доступной и для него… Он мечтал о ней. Он мечтал быть с ней. Внезапно он ощутил, что любит Лили Монтини – женщину, с которой никогда не встречался.

Джо покачал головой, потянулся и выключил торшер. В темноте он постарался отогнать от себя эти навязчивые мысли и вернуться к своему плану. Он понимал, что если ему придется обращаться к властям, то это не будет ни местная полиция, ни даже федеральная служба по борьбе с наркотиками. Там у Огги были свои люди. Он решил, что самым надежным для него будет обратиться к сенатору Полу Лэттимору, председателю комиссии по организованной преступности и мужу той рыженькой, что улыбалась с обложки журнала между Лили и его сестрой Марси. Он смотрел на фотографию трех женщин, трех подруг. Какое бы решение он ни принял – покончить ли с Джерри Монтини или обратиться к сенатору Лэттимору с информацией о планируемом преступлении, дорога к цели лежала через Марси, сестру, которая его ненавидела.

– Отнести эти пакеты в вашу комнату, миссис Лэттимор?

– Нет, пожалуйста, в детскую, Роберте.

– Хорошо мадам.

Двери лифта с грохотом закрылись за ними. Кэлли задержалась на минуту в круглом фойе, наслаждаясь кондиционированным воздухом квартиры. Для начала июня полдень был слишком жарким и душным, и она ощущала каждую унцию веса своей восьмимесячной беременности. В дверях показалась миссис Кримминс.

– Принести вам выпить чего-нибудь холодного, миссис Лэттимор?

Кэлли откинула со лба влажные волосы.

– Да, спасибо, миссис Кримминс. Минеральной воды. Я буду в библиотеке.

– В библиотеке сидит один джентльмен.

– Кто же? – спросила Кэлли.

– Друг мисс Кристины, – сказала миссис Кримминс. – Мистер Пэрриш.

– Где Кристина? – у Кэлли внезапно сжалось горло. – Она с ним в библиотеке?

– Нет, мадам. Ее нет. Она обещала вернуться к трем. Мистер Пэрриш сказал, что он подождет.

– Спасибо, миссис Кримминс, – Кэлли быстро взглянула на себя в маленькое зеркало, пригладила волосы и глубоко вздохнула.

– Брэди, – сказала она, входя в библиотеку.

– О, Кэлли! Сколько лет! – заулыбался он. – Ты хорошо выглядишь… как это называется? – Беременной?

– Сияющей! Вот как. Сияющей!

Кэлли предложила ему присесть в большое кожаное кресло, а сама села на софу.

– Что ты здесь делаешь, Брэди? – Кэлли старалась говорить спокойно.

– Я пришел повидаться с Кристиной.

– Вот как, – сказала она ледяным тоном. – Интересно, знаешь ли ты, как больна была Кристина. Ты знаешь, что в октябре она чуть не умерла от слишком большой дозы?

– Конечно, я слышал, что она болела. Я был во Франции…

– Ты меня неправильно понял. Я была очень рада, что вы не встречались, и была просто счастлива, если бы ты никогда больше с ней не встречался, но… – Кэлли почувствовала, что голос у нее дрогнул, а в горле комок. – Черт возьми, Брэди, она только начинает приходить в себя. Ты же не собираешься опять перевернуть…

– Очевидно, ни миллионы Лэттимора, ни то, что ты в скором времени станешь матерью, не помогли тебе расслабиться, – рассмеялся Брэди. Он встал и подошел к ней. – Как всегда, вся в условностях.

Его смех привел ее в бешенство. – Брэди, поверь мне. Ты ведь не хочешь испортить… – Кэлли подождала, пока миссис Кримминс поставит серебряный поднос с ведерком со льдом и стаканом искрящейся воды. – Спасибо, миссис Кримминс. – Она повернулась к нему. – Я тебя предупреждаю, Брэди. Пол Лэттимор не собирается сидеть сложа руки и смотреть, как ты губишь…

– Кэлли, Кэлли, роль ревнивой мачехи тебе совсем не к лицу.

Кэлли встала. – Речь не обо мне и не о тебе, ты, подонок! Это касается только Кристины.

– Ты уверена? – спросил он, подходя ближе. – Знаешь, даже в твоем теперешнем состоянии ты все еще очень красива. – Он положил руку ей на плечо.

– Убирайся сейчас же, – прошипела Кэлли. – Я скажу Кристине, что ты ушел.

– Ох, Кэлли. Такая правильная! Такая негодующая! Я помню время, когда ты не была такой недотрогой. Мы тогда неплохо проводили время. Помнишь?

– Уходи! Сейчас же! – Кэлли обернулась и увидела, что в дверях стоит Кристина.

– Что происходит? – Голос Кристины звучал совершенно равнодушно.

– Я пришел поговорить с тобой, – спокойно сказал Брэди. – Господи, Кристина, ты прекрасно выглядишь! – Он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Я думаю, что ты уже успела соскучиться и готова вернуться к работе. – Он пригладил свои черные волосы, убирая их со лба – жест, до боли знакомый Кэлли. – Я приглашен компанией «Кариссима». Они снимают в Марбелье. Все в моих руках. Художественный директор сказал, что дело решенное, он согласен, что ты им очень подойдешь. Я думал…

Кэлли старалась прочитать мысли Кристины. Она вглядывалась в ее безмятежное лицо и немигающие глаза, желая увидеть хоть какую-то реакцию на присутствие Брэди. Кристина перевела взгляд с Брэди на Кэлли.

– Вы спорили, – сказала она.

– Да, любимая, – сказал Брэди, обнимая Кристину за плечи и поворачиваясь к Кэлли. – Очень жаль, что тебе пришлось это услышать. Дело в том, что твоя нехорошая, безнравственная мачеха только что предлагала мне возобновить наше старое знакомство, разжечь пламя, а когда я отказался, она очень опечалилась…

– Кристина, – ровно сказала Кэлли, – ты хорошо знаешь… Не позволяй ему… О Господи. – Она согнулась пополам и сделала нетвердый шаг к сосне. Внезапная острая боль пронзила тело. – О Господи, Кристина, что-то случилось. Позови миссис Кримминс. Пусть Робертс подгонит машину, быстрее! – Кристина стояла неподвижно, глядя на Кэлли. Кэлли посмотрела ей в глаза. – Кристина, пожалуйста, помоги мне. – Кристина пристально посмотрела на нее, не говоря ни слова, сбросила руку Брэди со своего плеча и вышла из библиотеки. – Кристина? – взмолилась Кэлли. Кристина вернулась и нажала на кнопку у двери, в кухне прозвенел звонок. Потом она неожиданно громко закричала: «Миссис Кримминс! Быстрей! Кэлли нужна помощь! Быстрей!» Она повернулась к Кэлли: – Какой телефон у твоего врача?

– В красной записной книжке на столе… Доктор Мак-Ардл. – Кэлли застонала.

– Миссис Кримминс, скажите Робертсу, чтобы он подогнал машину, – сказала Кристина. – Быстрее.

– Сейчас, дорогая, – миссис Кримминс поспешила из комнаты.

– Алло? Это Кристина Лэттимор. Я звоню от Кэлли Лэттимор. Мне нужно срочно поговорить с доктором Мак-Ардлом. Кэлли плохо. Спасибо… Доктор Мак-Ардл? Что-то случилось. У Кэлли сильные боли… Да. Хорошо. Сейчас же. Спасибо. – Она повесила трубку – Кэлли, он встретит нас в больнице. Пойдем, я помогу тебе. Ничего страшного. Брэди, помоги мне.

– Нет, нет, Кристина. Все нормально. Мы справимся вдвоем. Брэди, ты только подержи, пожалуйста, дверь лифта, – Кэлли и Кристина медленно прошли через просторную гостиную к лифту, около которого стоял Брэди, нетерпеливо нажимая кнопку.

– Робертс подогнал машину прямо к входной двери, миссис Лэттимор.

– Спасибо, миссис Кримминс, – с трудом выдохнула Кэлли, опять согнувшись от боли.

Двери лифта с грохотом открылись.

– Миссис Кримминс, позвоните папе в Вашингтон. Скажите, чтобы он срочно приезжал.

– Срочно, – повторила миссис Кримминс.

Двери захлопнулись. Кэлли опустилась на маленькую скамеечку у задней стенки лифта.

– Брэди, пожалуйста, выслушай меня как следует, – отчетливо сказала Кристина, пока лифт спускался вниз. – Я не часто так поступаю, но в твоем случае я сделаю исключение. «Кариссима» принадлежит Лэттиморам, и если я захочу сниматься для «Кариссимы», то я буду сниматься для «Кариссимы». Ты же, наоборот, не будешь с ними работать, так что можешь распаковывать чемоданы. В Марбеллу ты не поедешь… по крайней мере, по делам «Кариссимы». Я лично прослежу за этим. – Дверь лифта открылась, и Кристина помогла Кэлли подняться.

– Давайте я помогу вам, миссис Лэттимор, – сказал Роберте, беря ее под руку – Машина прямо у двери.

– Спасибо, – с трудом выдохнула Кэлли.

– Робертс, помогите Кэлли, а я открою дверцу, – сказала Кристина. Она повернулась к Брэди. – Прощай, Брэди, – холодно сказала она и села на заднее сиденье рядом с Кэлли.

– Кристина, я позвоню тебе… Я думаю, что ты неправильно поняла… Нам стоит обсудить… – он прижал руку к наполовину открытому окну в дверце лимузина. Робертс завел машину, и Кристина подняла стекло.

Легкий стук в дверь пробудил Кэлли от неглубокого сна.

– Можно? – В дверях стояла Кристина с огромным букетом цветов в одной руке и маленьким чемоданчиком в другой.

– Входи, входи, – Кэлли протянула Кристине руку – Я хочу, чтобы ты познакомилась со своим братом.

– Где папа? Разве он еще не приехал? – спросила Кристина, ставя чемодан на пол и кладя цветы на прикроватный столик.

– Он здесь. Ты, наверно, разминулась с ним в холле. Он договорится насчет сиделки и сразу же вернется. Иди сюда, Кристина. Познакомься со своим маленьким братом.

Кристина присела на край кровати. Кэлли осторожно взяла на руки малыша, завернутого в одеяльце, и протянула ей.

– Он такой хорошенький, – проговорила Кристина. – Такой маленький!

– Да, он появился на свет немного раньше, чем ожидалось, поэтому такой маленький. Неполных шесть фунтов. Но он замечательный, правда? Десять восхитительных пальчиков на ручках, десять пальчиков на ножках! Кристина, спасибо тебе. Если бы не ты, я не знаю, что бы я делала. Мы с твоим отцом просто не знаем, как тебя благодарить. Ты вела себя просто потрясающе!

Кристина взяла в руки маленькие розовые пальчики малыша. – Нет, это он потрясающий! – улыбнулась она. – О, привет, папа, – сказала она входящему в комнату Полу – У тебя превосходный сын!

Пол наклонился и поцеловал Кристину в затылок. – Кэлли говорит, что мы должны благодарить за это тебя. Крисси держалась просто здорово, – сказала Кэлли. – Она приняла на себя все заботы.

– Вы уже выбрали имя? – спросила Кристина.

– Да, – сказал Пол. – Мы хотим назвать его Эндрю, в честь дяди Дрю.

– Это здорово. Тебе нравится, Дрю? – Кристина притронулась к крохотной розовой щечке. – Мы будем называть его Дрю, правда?

– Да, мы будем называть его Дрю, – улыбнулась Кэлли. Она посмотрела на Пола. – Ты не хочешь ее спросить?

– Спросить меня, о чем?

– Нет, ты спроси, – улыбнулся Пол.

– О чем? Спросить меня о чем?

– Мы бы хотели, чтобы вы с Чарли были крестными Дрю. Ты не возражаешь?

У Кристины па глаза навернулись слезы.

– Конечно, Кэлли. Господи, я так волнуюсь, вам столько пришлось пережить из-за меня.

– Все уже позади, Кристина.

– Я ваша должница, – сказала она.

– Вез сомнения, ты расплатилась сегодня полностью, – ответила Кэлли. – Ты спасла нам жизнь, мне и Дрю. Нам повезло, Кристина, мы родились заново.

Кристина наклонилась и поцеловала сначала малыша, а потом, немного смущенно, Кэлли.

– Я пойду, принесу воды для цветов, – сказала она. – Потом вернусь и распакую чемодан. Я принесла ночные рубашки, зубную щетку, зубную пасту и кучу всякого барахла.

– Спасибо, – сказала Кэлли и улыбнулась вслед Кристине.

Пол сел на кровать и наклонился к ней.

– Я люблю тебя, – сказал он. – Ты так к ней добра.

– Я думаю, что рубеж уже пройден, – тихо сказала Кэлли. – У нас, наконец, будет настоящая семья. Сегодня она сделала выбор. И, слава Богу, она не выбрала Брэди Пэрриша.

ЧАСТЬ 5

25

4 июля, уик-энд.

Истгемптон.

Благотворительный марафон «Ролл Пальме».

Суббота, полдень.

Графиня д'Урбано ди Маре и Элио. Дюпони, ее главный художественный распорядитель, покинули предаукционную выставку в возбуждении. Они поняли, что столкнулись с наиболее ценным экспонатом за всю историю существования грандиозной коллекции графини. Выставка в целом производила прекрасное впечатление, но острый взгляд, графини сразу отметил блестящую, выдающуюся работу неизвестного художника Люка Сен-Аби. Пока публика жевала бутерброды и пила шампанское, собираясь маленькими группами около полотен различных художников, графиня и Дюпони выскользнули через боковую дверь к ожидавшей их машине и поспешили в просторный дом графини на Джорджиа-поид. До начала завтрашнего аукциона им предстояло хорошенько потрудиться. Элио удалось связаться с Жан-Клодом Сен-Аби в Париже. Раньше они вместе участвовали в приобретении нескольких работ для коллекции графини, и Элио был уверен, что совпадение имени одаренного художника Люка Сен-Аби и известного парижского искусствоведа – не простая случайность. Догадка подтвердилась. Сен-Аби признал, что Люк – его сын, что очень небольшая часть его работ была продана и, самое важное, что Люк трагически погиб в начале года. Люк Сен-Аби больше ничего не напишет. Этот факт существенно увеличивал ценность его работ.

Суббота, вечер.

– Это потрясающий вечер, Марш! – Мэгги Лоуэлл догнала Марси, напротив «Театра Дрю». – Прием просто великолепный! Как тебе удалось убедить приехать Мэрил и Пола? А фильм сногсшибательный… ну просто сногсшибательный!

– Спасибо, Мэгги. Мне очень приятно, – в голосе Марси звучало удовлетворение. – По-моему, все прошло очень хорошо. Ты знакома с моим мужем, Мэтом Барретом?

Мэт улыбнулся и пожал протянутую руку Мэгги.

– Официально – нет, – Мэгги игриво засмеялась, – но я кокетничала с ним весь вечер. Так приятно видеть новые лица на подобных мероприятиях, не правда ли?

– Извини, Мэгги. Я должна поблагодарить Пола и Мэрил.

– Встретимся завтра на аукционе, – сказала Мэгги, махнув рукой Лили и Джерри.

– Мы можем пропустить аукцион, тогда увидимся на приеме у Лэттиморов. Сегодня действительно был очень утомительный вечер, так что мы собираемся как следует отдохнуть, – сказала ей Марси.

– Счастливые, – произнесла Мэгги, лукаво глянула на Мэта через плечо и направилась к группе смеющихся людей.

– Мэт, спасибо, – сказала Марси. – Как хорошо, что ты здесь! Я очень тебе благодарна.

Мэт обнял ее за плечи.

– Рад стараться, – сказал он. – Фильм действительно очень хороший, Марси. Точно тебе говорю. Первый класс!

Марси улыбнулась.

– Я была права, что ты не дала ничего вырезать. Я знала! Это срабатывает намного лучше, чем…

– Ну да, ну да, – улыбнулся Мэт. – Не надо начинать сначала, пожалуйста. Мы уже можем уйти?

– Одну минуту, – улыбнулась она. – Я хочу только попрощаться с Мэрил и Полом и поблагодарить Кристину Лэттимор – она нам здорово помогла.

На противоположной стороне освещенного фонарем внутреннего дворика Лили улыбалась, сложив над головой поднятые руки, как победивший боксер. Марси помахала ей в ответ.

– Господи, Мэт, ты только посмотри на Лили! Она выглядит потрясающе, даже для нее! Я сейчас вернусь, и мы пойдем. Обещаю.

– Давай, – улыбнулся он. – А я пока поболтаю с Лили!

Марси шутливо заворчала и стала пробираться между нарядными людьми, останавливаясь ненадолго, чтобы принять поздравления. К «Театру Дрю» непрерывным потоком подъезжали машины, и толпа прибывавших людей постепенно разбивалась на маленькие группы, направлявшиеся к многочисленным центрам благотворительного марафона «Роял Пальме», разбросанным по всему Ист-Энду. Марси улыбнулась, подумав о том, что все коттеджи от Истгемптона до Монтока переполнены гостями, приехавшими на праздник. Она попрощалась и быстро вернулась к Мэту.

– Пойдем, красавчик, улыбнулась она. – Давай выбираться отсюда.

Нежный бриз повеял прохладой в ночном воздухе, когда Марси и Мэт подошли к машине.

– Чудесная ночь! – сказала она. – Нам просто повезло. Надеюсь, что погода продержится до завтрашнего вечера.

Мэт открыл дверь маленького желтого «мерседеса», и Марси села на сиденье, придерживая свою короткую желтую шелковую юбку. Мэту были отлично видны ее длинные стройные ноги. Она скинула с загорелых плеч шелковый шарфик в тон юбке, открыв нежную линию груди. Мэт улыбнулся, садясь за руль.

– К тебе или ко мне? – спросил он, выводя машину на оживленную магистраль.

– Ни к кому, – улыбнулась она. – Заверни налево. В следующем квартале есть мотель. Из-за «Роял Пальмс» случилась настоящая транспортная пробка. Зачем мучиться?

Воскресенье, утро.

Серебристый «порше» стремительно пронесся по утреннему Ист-Энду. Обычно машина оставалась в гараже на Хойт-стрит. Джо не любил ездить по городу. Только в таких случаях, как этот, – длинный путь по свободному хайвею, – он брал машину и обычно сидел сзади на мягком кожаном сиденье, наслаждаясь мощью и скоростью машины, но сегодня его голова была занята другим. В центре его плана была Марси. Успех зависел от того, удастся ли ему с ней связаться и через нее получить доступ в Бель-Рив. Все зависело от согласованности действий. Он взглянул на часы. Скоро он свернет с хайвея и постарается снова найти Марси. Ему не удалось поймать ее вчера вечером, поэтому пришлось выехать утром, чтобы попытаться с ней встретиться. Он знал, что все выходные она проведет на этом благотворительном марафоне. Даже если ему не удастся ей дозвониться, он сможет найти ее на одном из торжественных приемов, перечисленных в заметке Мэгги Лоуэлл.

Воскресенье, полдень.

Графиня и Элио прибыли на аукцион, готовые к торгам. По всей вероятности, Виктор Залудис, который не так давно по благосклонности фортуны сделал несколько удачных приобретений для своей небольшой, но впечатляющей коллекции, тоже хорошо поработал дома. Борьба за Сен-Аби вызвала волну возбуждения среди присутствовавших. В конце концов, победила графиня, которая прекрасно представляла себе истинную ценность этих работ и не скупилась. Ей достались четыре из пяти картин Сен-Аби, выставленных на аукцион. Залудис приобрел портрет задумчивой, слегка смущенной светловолосой девушки.

На румяном лице ведущего светилось удовольствие, так как цена на все картины достигла высшей отметки, неслыханной для работ неизвестного художника.

Лили Монтини тихо стояла у задней стены просторной галереи, наблюдая, как Луис Монтана ведет аукцион. Она понимала, что Люк становится знаменит, и достойное место в искусстве ему обеспечено.

Кэлли пробралась через зал к Лили.

– Как ты? – спросила она.

– Все прекрасно. Разве это не здорово? – прошептала она.

– Все идет отлично. Господи, мы могли бы не устраивать вечерний прием, премьеру и не продолжать дальше аукцион, – улыбнулась Кэлли. – Если бы мы только продали пять работ Сен-Аби, у нас бы уже хватило средств на поликлинику, и мы бы избавили себя от остальных хлопот.

Лили тихо рассмеялась. Они с Кэлли вышли в сад.

– Пол здесь? – спросила Лили.

– Нет, сегодня утром ему пришлось поехать в город, но он скоро вернется. Лили, ты не жалеешь, что отдала эти картины? – спросила Кэлли.

– Я отдала всего лишь пять. Те четыре, которые купила графиня, его поздние работы, наиболее абстрактные. Портрет, который купил Залудис, написан, когда я была так молода, что никто уже не поймет, что это я. Мне не хотелось травмировать Джерри, выставив какие-нибудь более узнаваемые портреты, особенно в обнаженном виде. У меня сохранилось все остальное. Они у Жан-Клода, но Люк все завещал мне. Ты видела Марси?

– Нет, но я говорила с ней утром по телефону. Ей звонил Джо. Он сказал, что есть какая-то опасность. Ему нужно было с ней увидеться. Она поехала в Истгемптон, чтобы с ним встретиться, но к вечеру приедет. Кстати говоря, я бы лучше вернулась в Бель-Рив, чтобы быть уверенной, что все готово.

– Правильно. Кэлли, какой у Марси был голос? Ты же знаешь, как она выходит из себя при упоминании имени Джо.

– Она была расстроена этим звонком, но Мэт убедил ее с ним встретиться. Он чувствует, что ненависть к Джо лежит в корне ее проблем. В корне их проблем. Я думаю, что она старается что-то ему доказать.

– Господи, я надеюсь, что с ней все в порядке.

– Я тоже. Увидимся вечером. Еще раз поздравляю, Лили! Аукцион разбил всех наголову. Ты замечательно поработала!

– Спасибо, – Лили обняла Кэлли. – Я рада за «Роял Пальмс» и за Люка. До вечера.

В дверях галереи показался Джерри Монтини.

– Вот ты где, – сказал он Лили. – А я всюду тебя ищу – Он обнял Лили за талию. – Кэлли, она действительно необыкновенная, правда? Клянусь Богом, нигде никогда не было ничего подобного, я прав?

– Ты прав, – улыбнулась Кэлли. – Лили проделала грандиозную работу.

– Да, она потрясающая женщина, – сказал он и поцеловал ее.

Лили почувствовала благодарность к Джерри за то, что его отношение к ней изменилось. Долгое время он держался на расстоянии, был с ней корректен, не более. Лишь в последние месяцы она начала понимать, что кто-то еще может страдать, кроме нее и Люка. Она видела, как он мучается из-за своей неразделенной любви к ней и только теперь начинала по-настоящему его любить. И сейчас, когда он обнимал ее за талию и она еще ощущала его поцелуй, Лили верила в то, что они смогут пережить кризис, в который повергла их смерть Люка. Они пройдут через это, и она докажет ему, что любит его так, как он давно этого заслуживает.

– Встретимся с тобой и с Полом вечером, – сказал Джерри.

– Хорошо, – Кэлли улыбнулась и вышла.

Въехав в ворота Бель-Рива, Кэлли с удовлетворением отметила, что садовники подстригли и подровняли газоны. Она объехала на своем зеленом «ягуаре» вокруг дома. Дорога к гаражам была заставлена грузовиками поставщиков провизии. Команда вспотевших молодых людей выгружала столы и стулья.

– Не сюда! Не сюда! Туда! – указывал Дэвид Викери. – Быстро, только осторожно, очень осторожно! – Он перебежал через лужайку, где начинали поднимать большой желтый тент.

– Великолепно! Великолепно! – приговаривал он, промокнув загорелый лоб хлопчатобумажным платком. Присутствие Дэвида свидетельствовало о социальной значимости мероприятия. Обычно он передавал свои полномочия надежному заместителю, но сегодня, в день приема у Лэттиморов, он должен был персонально проследить за всем, побеспокоиться о любом пустяке. Он прекрасно понимал, что «устроить вечер у Лэттиморов» – золотая жила для бизнеса.

– Миссис Лэттимор?

Кэлли обернулась.

– Да, Эсо?

– Миссис Баррет просит вас к телефону.

– Спасибо. Я сейчас подойду.

– Добрый день, миссис Лэттимор.

– Добрый день, Гектор, – улыбнулась Кэлли смуглому кудрявому мужчине, помахавшему ей рукой из-за розовых кустов. – Газоны великолепны, но не забудь привести в порядок живую изгородь вдоль дороги.

– Все будет сделано в лучшем виде, – улыбнулся он. – В лучшем виде. Обещаю!

– Спасибо, Гектор, – крикнула Кэлли через плечо, входя в кухню. – Где малыш? – спросила она Эсо, вынимая из уха сережку.

– Здесь, миссис Лэттимор, – улыбнулась Нола, входя в кухню с Дрю на руках. Кэлли взяла у нее ребенка. – Эсо, попроси миссис Варрет подождать еще одну минуту. Я возьму трубку в библиотеке. Как поживает мой бедный голодный мальчуган?

Кэлли прижала к себе Дрю и прошла в библиотеку. Она села на софу, переложила Дрю на левую руку и взяла трубку.

– Привет, Марси. Прости, что заставила тебя ждать. Аукцион прошел потрясающе. Жду тебя, чтобы услышать…

– Кэл, подожди минуту. Пожалуйста. Пол дома?

– Пол? Нет. Он поехал в город встретиться с Линдой Маколифф.

– С кем?

Кэлли почувствовала в голосе Марси возбуждение.

– С Линдой Маколифф. Она советник в комиссии сената по преступности. У них дела в городе. Линда приедет к вечеру вместе с Полом…

– Кэлли, я с Дрю, – голос прервался механическим сигналом, означающим, что надо опустить еще монетку. – Проклятье, у меня нет больше… Джо, дай монетку. Спасибо.

– Марси, прости меня. Я не поняла, что ты звонишь по платному телефону. Прости, что заставила тебя ждать.

– Неважно, – резко сказала Марси. – Послушай, Кэлли. Это срочно. Я привезу Джо в Бель-Рив. Ему надо немедленно поговорить с Полом. Все действительно очень опасно.

– Марси, что, в конце концов…

– Нет, нет, Кэлли. Не сейчас. Пожалуйста, постарайся найти Пола. Скажи ему, чтобы он поторопился. Я в Истгемнтоне. Примерно через час мы с Джо приедем.

– Марси, с тобой все в порядке?

– Да. До встречи, – сказала она и повесила трубку.

– Ну, Дрю, как ты думаешь, что все это значит? Я полагаю, что нам надо постараться найти папу.

Воскресенье, вечер.

Лили развязала пояс своего шелкового халата, и он соскользнул с ее плеч. Джерри улыбнулся.

– Где Сиси? – спросил он.

– Она сегодня останется у Мэйхьюсов. У ее друга Кристиана праздник. – Лили вытянулась на кровати и похлопала рукой рядом с собой. Джерри сея на краешек.

– Лили, я любил тебя с того самого момента, когда первый раз увидел, всегда любил, но я больше не хочу, чтобы между нами были секреты. Понимаешь? – его голос звучал хрипло.

– Больше никогда, – прошептала Лили. – Клянусь тебе.

Джерри наклонился и поцеловал ее.

– Надо бы позвонить Кэлли и сказать, что мы опоздаем, – тихо сказал он.

– Я уже позвонила, – улыбнулась она и обняла его.

– Тогда телефон нам больше не нужен, – он потянулся и снял трубку.

Кэлли заканчивала свой макияж. Из окна спальни ей был виден зеленый бархатный газон, тянущийся к дюнам и океану. К сегодняшнему вечеру он был обставлен сотнями пальм в специальных горшках. Желтые тенты уже стояли на месте, под ними располагались обеденные столы, буфеты и кухня. Официанты в зеленых жилетах разносили серебряные подносы с холодными закусками и охлажденным супом из кресс-салата.

Позже все наполнится ароматом жареной рыбы из Карибского моря и пряных цыплят с Мартиники. Бассейн окружали бары, а над бассейном была устроена площадка для танцев. Она видела, как рассаживались музыканты. В ранних сумерках уже сверкали огни фонарей.

Для Кэлли здесь, на побережье, это было любимое время дня – предзакатные часы, когда лучи заходящего солнца и соленый воздух придавали пейзажу удивительную прозрачность. Она улыбнулась: в понедельник Мэгги Лоуэлл с восхищением опишет восторженно принятую всеми субботнюю премьеру и с нескрываемым волнением расскажет о воскресном «историческом» аукционе.

Кэлли знала, что сегодняшний прием будет отличаться прекрасной организацией, великолепной едой и исключительным изобилием, что заставит сердце Мэгги биться сильнее. Со второго этажа Кэлли был виден подъезд к дому, выложенная булыжником дорога и задняя часть серебристого «порше», припаркованного за гаражом. Она подумала о Джо и Поле, которые заперлись внизу в библиотеке.

«Что бы там ни случилось, Пол найдет выход». Она прикрепила изумрудную брошь к вороту белой блузы и пригладила длинную шифоновую юбку. Перед тем, как спуститься вниз, она зашла в детскую и поцеловала Дрю, потом постучала в комнату Дорин.

– Как у тебя дела? – спросила она.

– Хорошо, Кэлли. Как смотрится мое платье?

– Ты прекрасно выглядишь, – сказала Кэлли. – Знаешь, как руководитель консультативной службы «Роял Пальмс», ты будешь просто звездой вечера.

– Ну-ну, – рассмеялась Дорин.

– Жду тебя внизу, – улыбнулась Кэлли и закрыла дверь. Она в нерешительности остановилась у соседней двери, потом постучала и осторожно вошла.

– Миссис Лэттимор? – обратилась Кэлли к хрупкой женщине, сидящей в кресле у окна.

– Кэлли? – пожилая женщина обернулась. – Входи.

Кэлли взглянула на худое лицо, полупрозрачную кожу, испещренную морщинами, как древний пергамент, голубые глаза, подернутые светлой пленкой.

– Вы спуститесь к обеду, миссис Лэттимор? – спросила Кэлли.

– Присаживайся, Кэлли. – Корина Лэттимор указала на маленький стул. – Нет, меня уже не волнуют никакие праздники, Кэлли. Мои глаза, ты же знаешь… так много народу…

– Ну, если вы передумаете, то, может быть, спуститесь ненадолго… Встретиться со своими друзьями. Они будут рады видеть вас, миссис Лэттимор. Чарли и Кристина с радостью побудут с вами…

– Кэлли, – она надтреснуто засмеялась. – Я думаю, что тебе уже пора перестать величать меня «миссис Лэттимор» и начать называть просто «Корина». – Она вздохнула. – Я также думаю, что мне уже пора поблагодарить тебя за все, что ты сделала для этой семьи. Должна тебе сказать, что после смерти Карен женщины так и крутились вокруг Пола. Боюсь, что я стала слишком подозрительной. Я никогда не старалась сделать так, чтобы ты чувствовала себя здесь как дома.

– Миссис Лэттимор… Корина, вы не должны…

Корина Лэттимор подняла тонкую, прорезанную венами руку.

– Позволь мне закончить, – сказала она. – Я предполагала, что Пол, возможно, когда-нибудь снова женится, но я не могла поверить, что он будет так же счастлив, как вместе с Карен. Но я ошибалась. Ты стала ему прекрасной женой. Ты принесла ему настоящее счастье. Ты стала прекрасной матерью Чарли и Кристине… Я просто считаю, что мы должны быть тебе благодарны за то, что ты спасла ей жизнь. Я хочу извиниться перед тобой за…

– Корина, спасибо вам, но в этом нет никакой необходимости. По правде говоря, мне тоже нужно вас благодарить за то, что вы были так добры к Дорин. Я уверена, что вам было трудно принять ее в свою семью…

– Трудно? – Корина рассмеялась. – Я думаю, что она просто замечательная женщина! Мне очень хорошо, когда она здесь. Я знаю, что меня считают холодной, отстраненной, но это оболочка, которая образовалась за много лет… защита, в некотором роде… а сейчас я уже просто к ней привыкла.

– Что значит «защита»? – спросила Кэлли.

– О Господи, Кэлли, когда я впервые вошла в дом Лэттиморов, я даже не знала, как держать вилку. Мой отец умер, когда я была маленькой, а моя мать работала горничной в одном из коттеджей Ньюпорта. До того, как мы купили Бель-Рив, Лэттиморы проводили там лето. Там мы и познакомились. На самом деле сначала я познакомилась с Дрю, а через него – с Чарльзом, его братом, – Корина посмотрела в окно и глубоко вздохнула. – Я полагаю, что была тогда очень хорошенькой. Чарльз влюбился в меня, а я… Я влюбилась в Дрю. Он был такой… красивый, отчаянно смелый. Он говорил мне, что никогда не женится, потому что невозможно таскать за собой жену по всему миру на раскопки, и нечестно оставлять семью надолго. Я просто преклонялась перед ним. У нас была недолгая связь, но когда я забеременела, я ничего не сказала ему. Я уже поняла, как много для него значит его работа, и боялась, что, навязывая ему семью, разрушу его счастье, и он меня возненавидит. Вместо этого я приняла предложение Чарльза. Мы убежали с ним, ты знаешь.

– Корина, что вы говорите? Вы сказали, что на самом деле Дрю – отец Пола?

– Да, – сказала она погасшим голосом. – Конечно, об этом никто не знает. Кроме тебя. Об этом не знали ни Дрю, ни Чарльз, ни, разумеется, Пол. – Она посмотрела в глаза Кэлли – Ты сохранишь мою тайну?

– Корина, а вы не думаете, что Пол имеет право знать?

– Думаю, что имеет, но что хорошего из этого получится? Он любил Чарльза. Чарльз был к нам очень добр.

– Даже так, – сказала Кэлли.

– Кэлли, моя жизнь состояла из сплошных тайн. Именно поэтому я всегда такая тихая. Люди объясняют это тягой к уединению. На самом деле я всегда боялась сказать что-нибудь не то. Я думала, что лучше сидеть тихо, слушать и учиться всему, чему можно. Через некоторое время я поняла, что люди считают меня надменной, высокомерной светской львицей. Мне это нравилось, и я поддерживала их в этом убеждении. Но, возможно, тайны хранятся уже слишком долго. Может быть, в этом уже нет никакого смысла. Ты можешь поступать так, как сочтешь нужным.

– Я думаю, что вам стоит рассказать Полу, – сказала Кэлли, думая о неожиданных откровениях Корины.

– Возможно, – сказала Корина.

Кэлли услышала голоса у подъезда. Она выглянула в окно и увидела, что уже начали прибывать гости.

– Корина, мы еще поговорим об этом, если вы хотите, но уже начали собираться гости. Мне надо спуститься вниз. Я ничего не скажу Полу. Мы поговорим об этом потом. – Кэлли встала и поцеловала старую леди в щеку. Она поспешила вниз и постучала в дверь библиотеки. На столе перед Полом стоял маленький магнитофон. Пол сидел на софе и внимательно слушал подробный рассказ Джо Ди Стефано об аресте Лили, давлении на Джерри агентов федеральной службы по борьбе с наркотиками, о запланированной акции.

– Монтини хотели убрать. Я думал, что смогу помешать этому. Кое-что сделал. Убедил Огги, что можно урвать у Монтини кусок, но он занервничал и хочет убрать его немедленно.

– Господи, – сказал Пол. – Джерри Монтини сегодня будет здесь. Когда они хотят напасть на него?

– Я не знаю. Но скоро. Они знают, что он будет в Бель-Риве.

– Они читают светскую хронику? – недоверчиво спросил Пол.

– Нет, – Дню рассмеялся. – Федеральная служба, Вагонхейм, знают обо всех его передвижениях. Вагонхейм в кулаке у Огги – тот ему платит. Это он предложил Огги покончить с ним сегодня.

– Почему ты не связался с Монтини и не предупредил его? Ты ведь его знаешь?

– Да, я его знаю. Но надо, чтобы Огги сделал этот шаг. А иначе у нас против него ничего не будет. Вы же хотите покончить с ним, правда?

– Да, но не ценой жизни Джерри. Нам надо поднять на ноги охрану. Слушай, я сейчас узнаю, приехал ли Джерри. Если он здесь, надо его предупредить. Ты лучше пока оставайся здесь…

– Подождите минуту… Я не могу здесь остаться. Я – единственный, кто может опознать людей Огги.

– Оставайся здесь: пока я не решу, что делать дальше, – сказал Пол. – Вокруг дома охрана.

– Охрана! Ладно, хорошо. Я вам говорю, что у Скаффоне люди в федеральной службе по борьбе с наркотиками, в департаменте полиции, а вы думаете, что он не сможет пробраться мимо вашей вшивой охраны? Господи! Вы хоть слышали, что я вам сказал?

– Зачем ты это делаешь? – спросил Пол.

– Зачем я вам это говорю? Я вам говорю, что у Скаффоне всюду свои люди, в федеральной службе Мне нужно было к ним обратиться.

– Нет, – сказал Пол – Я спрашиваю, зачем ты вообще все это рассказываешь? Почему ты пошел против них? Ты же много лет работал на эту организацию.

– Ах, это, – Джо наклонился и потушил окурок в пепельнице, стоящей рядом с включенным магнитофоном – Эти подонки убили моего отца, когда я был ребенком. Все это время я ждал, когда подвернется случай. Я не мог прийти с закрытой информацией, сообщенной клиентом своему адвокату… Мне нужно было заранее знать о готовящемся преступлении. Тогда бы я связался с вами, сенатор. И вот, когда время пришло, я с трудом сделал это. Как вы сказали, я очень долго был одним из них. Я начал забывать, понимаете?

Их прервал легкий стук в дверь.

– Пол.

Пол быстро поднялся с кресла, вышел и закрыл за собой дверь.

– Пол, что происходит? – спросила Кэлли.

– Я не могу говорить сейчас об этом, Кэл, но я прошу тебя связаться со службой безопасности и сказать им, что мне требуются еще люди, немедленно…

– Нам грозит какая-нибудь опасность? – спросила она.

– Нет, не думаю, но надо соблюдать осторожность, – сказал он, увлекая ее в гостиную. – Что ты знаешь о Джозефе Ди Стефано?

– Я знаю, что он адвокат, – сказала Кэлли. – У них с Марси были натянутые отношения, потому что он защищал бандитов и…

– Хорошо. У него есть информация для комиссии по преступности. – Через открытое окно Кэлли слышала, как играет оркестр. – Я хочу, чтобы охрана проверяла по списку всех приезжающих, и чтобы у всех охранников было удостоверение личности. Пусть Нола останется с Дрю в детской, и одного охранника надо прислать к ним.

– Пол, ты пугаешь меня.

– Слушай, решение Ди Стефано поговорить со мной подвергает его опасности. Вряд ли что-нибудь может случиться здесь, у меня под носом, но я должен принять меры.

– Ты тоже можешь оказаться в опасности? – спросила она с тревогой.

– Нет, нет, – он обнял ее. – Здесь соберутся сотни людей, повсюду расставлена охрана. Они не настолько глупы.

– Я немедленно переговорю со службой безопасности.

– Хорошо. И еще кое-что. Позвони Лили и Джерри и скажи им, чтобы они не приходили. Я все объясню позже. Если они уже ушли, проводи Джерри в дом сразу же, как они приедут. Я не хочу, чтобы он оставался на улице, пока я с ним не поговорю.

– Лили звонила. Она сказала, что они придут попозже и чтобы начинали без них. Я сейчас же ей позвоню.

– Хорошо.

Пол поцеловал ее и вернулся в библиотеку.

Кэлли обернулась, и увидела Марси и Мэта, стоящих в дверях в гостиную.

– Все в порядке? – спросила Марси.

– Ты не знаешь, что все это значит? – спросила Кэлли.

– Я знаю только, что он хотел немедленно поговорить с Полом…

– Господи, это начинает меня пугать, – сказала Кэлли. – Слушай, мне надо сделать кое-что. Ты не могла бы выйти и встретить гостей? Я приду через несколько минут.

Она подошла к телефону и набрала номер Монтини. Было занято.

Бриз с океана нежно овевал лужайки, на темно-голубом небе уже загорались звезды, в воздухе плыла музыка. Безупречно одетые мужчины и женщины в вечерних платьях гуляли по газонам среди пальм и фонарей, ненадолго разделяясь на пары, чтобы потанцевать. Кэлли пробиралась через толпу, следя за официантами, чтобы убедиться, что холодные закуски и напитки предлагаются в достаточном количестве, и глядя пo сторонам в поисках охранников, предусмотрительно одетых в торжественные белые пиджаки. Среди гостей основной темой для разговоров был сегодняшний аукцион, у всех на языке были имена Люка Сен-Аби, графини д'Урбано ди Маре и Виктора Залудиса. Когда приехала графиня, толпа разразилась аплодисментами. Вечернее небо постепенно темнело. Кэлли, останавливаясь, чтобы принять дружеские поздравления, медленно пробиралась к оркестру. Она вышла к микрофону. Дирижер прервал музыку, и торжественно прозвучали фанфары.

– Здравствуйте! Добрый вечер! – Кэлли говорила тепло и уверенно. – Добро пожаловать в Бель-Рив. – Все затихли и повернулись к сцене. Прокатилась волна аплодисментов. – От имени реабилитационного центра «Роял Пальмс» я хочу поблагодарить вас за поддержку. Все прошло великолепно.

Еще одна волна аплодисментов прокатилась по оживленной публике. Кэлли заметила Дорин, стоящую около танцплощадки. Она жестом пригласила ее пройти к микрофону.

– Я рада сообщить вам, что сегодня с нами Дорин Мартин, директор консультативной службы «Роял Пальмс», истинное сердце и душа всей программы. Дорин, подойдите и примите заслуженные поздравления. – Под аплодисменты присутствующих Дорин, улыбаясь, вышла на сцену и встала рядом с Кэлли.

– Вам понравился фильм? – спросила Кэлли присутствующих.

Шум одобрения был ответом на ее вопрос. Она кивнула Марси, которая тоже взошла на сцену и принимала поздравления.

– А как вам аукцион? – толпа взорвалась. – Я думаю, что сегодняшний день войдет в историю! – рассмеялась Кэлли и кивнула улыбающейся графине. – Лили Монтини проделала грандиозную работу по организации аукциона. Она задерживается, но скоро присоединится к нам, а пока я хочу поблагодарить публично ее и Марси Ди Стефано. – Раздались громкие аплодисменты.

– Хочу также выразить признательность вам, – продолжала Кэлли, – за поддержку «Роял Пальмс» и за ту важную работу, которая была проделана. Мы еще в самом начале пути, но уже оказали помощь многим людям, и мы заранее благодарим вас за ваше участие в дальнейшей нашей деятельности. Теперь, – сказала она в заключение, взглянув на Дэвида, который подал ей знак, что все готово, – мы приглашаем, вас к обеду. И не забудьте, после обеда на берегу будет праздничный фейерверк, который вы сможете наблюдать прямо отсюда. Ведь не может быть Четвертое Июля без фейерверка?! Еще раз спасибо всем, прошу к столу.

Оркестр заиграл соответствующую музыку, и публика направилась к тентам.

– Смотри, – обратилась Марси к Кэлли, указывая на внутренний дворик. – Там Пол и Джо. Пойдем.

Пока Дэвид давал указания официантам очистить уличные столы от пустых бокалов и остатков бутербродов, они быстро обошли толпу.

– Что случилось, – спросила Пола Кэлли. – Разве Джо должен быть здесь?

– Джо присоединится к нам за обедом, – сказал Пол.

– Да, конечно, очень хорошо, но благоразумно ли это? – спросила Кэлли.

– Джо думает, и я с ним согласен, что в центре толпы для него самое надежное место. Я дал ему вечерний пиджак, так что он смешается со всеми. – Пол не упомянул о том, что это позволит Джо обнаружить в толпе потенциальных убийц.

Джо расправил плечи, хотя пиджак был на несколько размеров больше, чем нужно.

– Лили и Джерри уже приехали? – спросил Пол.

– Нет еще, – сказала Марси. – Я слежу. Ладно, пойдемте обедать. Джо, ты сядешь со мной и Мэтом.

– Ладно, хорошо, – сказал он, скользя взглядом по лицам официантов, слуг, охранников и гостей. – Да, пойдемте.

Кэлли и Пол со словами благодарности переходили от одного столика к другому под украшенным цветами тентом, выслушивая комплименты в адрес прошедших мероприятий, Бель-Рива, прекрасного обеда. Играл оркестр, повсюду слышался звон хрусталя и оживленные голоса. Джо вяло ковырял вилкой острые экзотические яства, так отличавшиеся от привычных ему блюд из меню любимого «Голубого фонаря». Он отодвинул стул от стола.

– Ты куда? – прошептала Марси.

– Просто хочу размять ноги, – сказал он.

Джо неторопливо оглядывал людей под тентом, тщательно рассматривая лица, освещенные светильниками. Внезапно вспышка света озарила его лицо. Рука Джо дернулась к пистолету, засунутому за ремень под большим пиджаком. Когда его зрение прояснилось, он понял, что фотограф настраивает свой аппарат.

– Че-ерт! – прошептал Джо, убирая руку от пистолета и одергивая пиджак. – Иисус-Мария! – пробормотал он, продолжая медленно двигаться вдоль края тента, осматривая присутствующих и официантов, снующих между столиками. Он вышел на улицу. Обслуга устанавливала на лужайках позолоченные складные стулья.

Пол поднялся и постучал ложечкой по хрустальному бокалу.

– На одну минуту хочу привлечь ваше внимание – Он снова постучал по бокалу, разговоры утихли и все обратились к нему. Он тепло улыбнулся. – Еще раз хочу сказать, что очень рад вашему приезду в Бель-Рив и хочу поблагодарить вас за поддержку «Роял Пальмс» Но самое главное, что я должен вам сказать, это то, что через пятнадцать минут начнется фейерверк, так что, закончив десерт, вы можете занимать места на южной лужайке. Официанты разнесут напитки, желаю вам хорошо провести время и поздравляю всех с Четвертым Июля!

Поднялась волна аплодисментов, послышался звук отодвигаемых стульев, шелест платьев и оживленные голоса.

Кэлли, Пол, Марси, Мэт и Джо стояли позади сидящей публики, тревожно оглядывая территорию. Над их головами с громовыми раскатами взрывались переливающиеся огненные шары, они рассыпались на мелкие и падали, оставляя за собой сверкающие следы и окрашивая воду в яркие цвета. Гости радостно аплодировали. Кэлли оглянулась и увидела Лили, разговаривающую с графиней и Дюпони у внутреннего дворика.

– Пол, – тихо сказала она, – вон Лили.

– Пойдем, – сказал он. Все быстро направились к ней.

– Лили, – сказала Кэлли – Я уже начала волноваться. Ты, как всегда, великолепно выглядишь. А где Джерри?

Лили кивнула в сторону машин, припаркованных около гаражей.

– Он пошел к машине за моей шалью. Ветер прохладный. Извини, что мы так опоздали, но мы очень поздно ушли с аукциона.

– Все в порядке. Я рада, что вы здесь.

– Поздравляю с успешным аукционом, Лили, – Марси крепко обняла ее. – Прости, что не смогла побывать на нем, но я слышала, что это полный успех. Ой, Лили, это мой брат Джо.

Лили пожала покалеченную руку Джо и улыбнулась ему.

– Приятно познакомиться, – пробормотал он, не в силах сдвинуться с места и оторвать взгляд от ее лица.

Пол тревожно всматривался в темноту.

– О, вот и Джерри, – Лили улыбнулась, глядя на довольно высокий пригорок за тентом. Джо повернулся в направлении ее взгляда. На пригорке стоял Джерри. Внезапно слева от Джерри Джо заметил фигуру официанта в зеленом жилете, вынырнувшего из-за тента. Во вспышке света мелькнула копна рыжих волос и коренастая приземистая фигура.

– Ох, черт, – выругался Джо и метнулся в направлении Джерри, вынимая из-за пояса пистолет. В воздухе стоял едкий запах фейерверка и сверкали яркие вспышки.

Пол, Кэлли, Марси и Лили беспомощно смотрели на отчаянную попытку Джо успеть подбежать к Джерри. «Спускайся! Спускайся!» – кричал он. Джо прыгнул и попытался схватить Джерри, в этот момент две ослепительные вспышки одна за другой прорезали темноту. Они оба упали и покатились вниз под горку. Пол заметил, как какой-то человек побежал в сторону толпы и скрылся в темноте.

– О, Боже мой! – закричала Лили. – О, Господи, нет!

– Охрана! – громко крикнул Пол. – Сюда. Обыщите все вокруг. Быстрей, черт возьми. Возьмите его! Мэт, уведи всех в дом. Побудь там с ними.

– Но, Пол… – сказала Кэлли.

– Нет! – отрезал Пол и побежал к двум фигурам, лежащим на темной лужайке.

– Они задели его? – прошептал Джо.

– Да, – ответил Пол. – Он ранен. Не знаю, насколько серьезно. – Пол опустился на колени рядом с Джо и заметил расплывающееся алое пятно на его пиджаке. Охранник пытался нащупать у Джерри пульс, хотя было и так ясно, что рана головы смертельная. Он посмотрел на Пола, и покачал головой. – Проклятье, – прошептал Пол. Он снял свой пиджак и дал его охраннику. Тот прикрыл им разбитое лицо Джерри и связался по рации с мед службой и полицией.

– Сенатор, – Джо говорил тихо и хрипло. – Он мертв?

– Да, – ответил Пол.

– Быстро принесите сюда магнитофон, – Джо с трудом ловил воздух. – Я хочу сделать заявление.

Охранник кивнул.

– У нас есть, сенатор, – сказал он и послал за магнитофоном напарника.

– Джо, у нас уже на пленке есть все. Побереги силы.

– Господи, сенатор. Я адвокат. Когда я умру, у вас будут не просто голословные утверждения, а заявление человека, который знает, что он на пороге смерти. Это может быть принято в качестве свидетельства. Давайте сюда скорее этот проклятый магнитофон.

Появился запыхавшийся охранник с магнитофоном. Дрожащим голосом, из последних сил, Джо сделал заявление: сказал, что он знает, что умрет, что он был свидетелем того, как Огги Скаффоне приказал убить Джерри Монтини, и назвал имя убийцы – специальный агент Вагонхейм.

Яркие красные огни полицейских машин полыхнули в открытое окно гостиной. Окружная и городская полиция обыскивала метр за метром ухоженные лужайки Бель-Рива, конюшни, гаражи и оранжереи, от леса на севере до побережья на юге. Марси, Мэт и Лили молча стояли у окна. На носилках пронесли прикрытые тела Джерри и Джо. Пол и шеф полиции Полито стояли у ворот и наблюдали, как тела погрузили в фургон. Двери захлопнулись, заработал двигатель, и машина медленно двинулась по выложенной булыжником дороге.

С другой стороны дома, около парадного входа, ошеломленные гости поджидали свои автомобили. По требованию полиции охрана проверяла каждого по списку приглашенных, и только после этого давала разрешение покинуть территорию. Кэлли была среди гостей, благодарила каждого за проявленное понимание, принимала соболезнования в адрес Лили.

– Мне очень жаль, но нам пока ничего не известно. Я полагаю, что надо дождаться заключения полиции, – Кэлли повторяла эти фразы снова и снова. Ее подозвал Пол.

– Простите меня, – сказала она и поспешила к нему.

– Мы будем в доме вместе с шефом Полито.

К шефу подошел молодой полицейский.

– Шеф, похоже, мы нашли оружие. – Он показал пистолет, завернутый экспертами в пластиковый пакет. – Девятимиллиметровый полуавтомат Глюка. Нашли у края леса.

– Это уже кое-что, – ответил Полито.

Внезапно поднялась небольшая суматоха.

Полицейские вели к машине коренастого, атлетически сложенного мужчину со связанными за спиной руками. Он поднял свое красное лицо, взглянул на сенатора Лэттимора, опустил голову и скрылся в машине. Шеф Полито обернулся к офицеру, производившему арест.

– Кто он?

– Его зовут Вагонхейм… Говорит, что он агент федеральной службы… Федеральной службы по наркотикам. Мы обнаружили его в лесу.

Шеф кивнул.

– Задержите его. Обвиняется в убийстве двух человек.

Марси и Мэт прошли пешком от церкви Девы Марии – звезды моря, к закусочной на Корт-стрит. Марси взглянула на газетный киоск у дверей:


Особо опасный преступник: Двое убитых.

Благотворительный марафон на открытом воздухе: Связанный с преступниками промышленный магнат и выразитель его интересов убиты на торжественном приеме.


Она взяла по экземпляру каждой газеты с кричащими заголовками и направилась к кабинке у задней стены закусочной. Мэт опустился на скамейку напротив нее.

– Ты действительно собираешься все это читать? – спросил он.

– Не знаю, – сказала она. – Может быть. Не знаю.

– Кофе? – молодая девушка, интенсивно жующая жевательную резинку, вышла к ним из-за стойки.

– Да, – кивнул Мэт, подняв два пальца. Марси огляделась.

– Здесь я выросла. Ты ведь никогда тут не бывал?

– Нет, – сказал Мэт.

– Монсеньёр так хорошо нас понял, – сказала она со слезами на глазах.

Мэт перегнулся через стол и взял ее за руку. Официантка поставила на стол чашки, расплескав кофе в блюдца.

– Что будете есть?

– Марси? – спросил Мэт.

– Ничего, только кофе, – сказала она.

– Да, я тоже, – согласно кивнул он.

– Тогда пересядьте за маленький столик. В кабинках у нас кофе не пьют.

Мэт оглядел пустую закусочную.

– Мы же здесь единственные посетители, – сказал он.

– Если вы хотите здесь сидеть, сделайте заказ.

– Где ваш хозяин? – спросил Мэт.

– Мэт, пойдем – сказала Марси. – Я совсем не хочу этот проклятый кофе.

– Нет, сиди, – сказал он. – Где босс? – повторил он.

Девушка кивнула на невысокого смуглого мужчину за кассовым аппаратом.

– Магомет, – крикнула она. – Эти ребята хотят пить кофе в кабинке.

Мэт шагнул к стойке и обратился к хозяину:

– Мы с женой хотим выпить кофе. У вас пусто. Мы хотим сидеть в кабинке. Какие проблемы, Магомет?

– Если сидите в кабинке, делайте заказ.

Мэт перегнулся через стойку так, что его лицо оказалось совсем рядом с лицом Магомета.

– Я спрашиваю, какие проблемы?

Магомет пожал плечами.

– Пусть сидят, – крикнул он официантке, которая передернула плечами и скрылась на кухне. Мэт сел на скамейку.

Марси слабо улыбнулась.

– Теперь ты превращаешься в семейного воителя? Ты в Бруклине всего два часа и уже вполне освоился.

– Что-то такое витает в воздухе, – улыбнулся он.

– Интересно, выдаст ли сегодня следователь тело Джерри. Надо узнать планы Лили насчет похорон.

– Марси, она поймет, если ты не придешь. Она знает…

– Посмотрим, – сказала Марси и отпила кофе. Она поставила чашку на стол и вытерла мокрое блюдце салфеткой. – Мэт, как я могла так ужасно ошибаться насчет Джо все эти годы? – У нее в горле встал комок, мешавший ей говорить.

– Потому что он хотел, чтобы так было, – сказал Мэт – Ничего бы не получилась, если бы кто-нибудь знал, что он задумал.

– Господи, мне так плохо, когда я думаю, как он был одинок все эти годы.

– Бедняжка, – сказал Мэт.

– Пол считает, что его заявление… – он назвал его «заявлением умирающего», – позволит навсегда покончить с этими подонками. Господи, я надеюсь, что это так.

– Я в этом уверен, – сказал Мэт.

– Раз уж мы здесь, мне бы хотелось навестить мать в частной лечебнице. Господи, я так рада, что она ничего не знает. И я рада, что монсеньёр разрешил устроить похоронную мессу. Все должны знать, на что он шел.

– Комок в горле не дал ей продолжить. Она глотнула холодный кофе. – О, Господи, Мэт, как я могла так ошибаться? Почему я не поняла, что он, так же как и я, полон ненависти к убийцам отца?

– Марси, все, что случилось, ужасно, но нельзя, чтобы тебя снова захлестнула волна гнева. Постарайся не поддаваться. Пожалуйста…

– Я знаю, знаю, – сказала она. – Не думаю, что у меня хватит сил еще с кем-нибудь бороться. Я понимаю, что всю жизнь с кем-то боролась. Хватит. Джо убили не только пули. Его убила ярость. Она почти убила и меня. Хватит, хватит. – Она закрыла лицо руками – Хватит. – Ее душили рыдания.

– Все было очень хорошо организовано, Лили, – мягко сказала Кэлли.

Лили отпила вина.

– Я хотела, чтобы похороны прошли тихо, но потом подумала, что стоит организовать поминальную службу. Нужно, чтобы Сиси знала, что за человек был ее отец, что о нем думают люди, чего он достиг, кем он стал. Я не хотела, чтобы эти зловещие истории… – ее голос дрогнул, она сделала глоток вина, – чтобы эти отвратительные газетные статьи бросили тень на память об отце. О, Господи, простите меня, – сказала она, отодвигая от стола стул, и выбежала из комнаты.

Все остальные сидели молча в богатой гостиной Монтини, не поднимая глаз от своих тарелок.

– Тебе не стоит пойти к ней? – Пол тихо спросил Кэлли.

– Нет, не сейчас. Ей надо побыть одной. Ей нужно выплакаться.

– Было время, – сказала Марси, – когда она не плакала, не умела плакать. Я часто выходила из себя, а она, она была ледяной принцессой, всегда контролировала себя, никогда не волновалась, ничто ее не трогало. В каком-то смысле я даже рада… не тому, что она страдает… Я не это имею в виду… Но тому, что она плачет.

Появилась служанка и начала собирать тарелки.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, – ответила Кэлли – Кажется, ты права. Думаю, что она сможет это пережить. Господи, мы все изменились, правда?

– Надеюсь, что к лучшему, – заметил Мэт.

– Я согласен, – сказал Пол. – Мы все стали сильнее. Мы все прошли через ужасные, трагические испытания, но сможем все это пережить.

– Мне будет не хватать ее, – вздохнула Марси.

– Я думаю, что Лили поступает правильно, увозя Сиси в Париж ото всей это шумихи, – рассудил Пол.

– Сиси сейчас примерно столько же лет, сколько было мне, когда убили отца, – сказала Марси. – Я никак не могу помочь ей не думать об этом. Но в одном она счастливее меня. Лили любила Джерри. Она будет горевать вместе с Сиси. Девочке не придется одной выпить полную чашу печали и гнева.

– На сколько времени она планирует уехать? – спросил Мэт.

– По крайней мере, пока не кончится судебный процесс, – сказала Кэлли. – Она не хочет, чтобы Сиси присутствовала при этом.

– В этом есть смысл, – сказал он и сделал глоток кофе, который поставила перед ними служанка.

– Господи! – задохнулась от изумления Марси. – Я только что заметила, Кэлли, это Мане на стене сзади тебя? Его не было здесь раньше. Господи, какая замечательная картина!

– Моне, – поправила Лили, входя в комнату. – Это подарок Джерри на последнюю годовщину нашей свадьбы. Правда, великолепно? Простите меня за исчезновение. Я не могла справиться со слезами.

– Тебе и не надо, Лили. Здесь все свои, – сказал Пол, отодвигая ей стул.

– Действительно хотелось еще раз вас всех увидеть перед тем, как мы с Сиси уедем в Париж, – проговорила Лили дрожащим голосом, – чтобы сказать вам, как я вас всех люблю и нуждаюсь в вас. – Она попыталась улыбнуться. – Я надеюсь, что вы будете приезжать в Париж. Часто!

– Ну, – сказал Мэт, – у нас с Марси никогда не было медового месяца. Вероятно, настало время.

– А вы, – улыбнулась Кэлли, – вы, что же.

– Да, – сказала Марси. – Мы снова вместе, и я думаю, что в этот раз у нас все получится. – Она улыбнулась Мэту.

– Это потому, что она, в конце концов, поняла, что ей надо – усмехнулся Мэт.

– Я очень рада за тебя, – сказала Лили, взяв Марси за руку.

Робертс вручил багаж обслуживающему самолет стюарду.

– Встретимся в Вашингтоне на следующей неделе, – сказала Кэлли.

Робертс улыбнулся.

– Да, мадам, – сказал он, поворачиваясь к машине и принимая Дрю из рук Нолы, чтобы она могла выйти.

– Добрый день, сенатор, – на вершине трапа у входа в реактивный самолет улыбался капитан – Прекрасная погода для полета.

– Здравствуйте, миссис Лэттимор. Задний салон оборудован под детскую, как вы и просили.

Кэлли повернулась к Полу.

– Я сейчас вернусь, только посмотрю, как устроились Дрю и Нола.

– Хотите что-нибудь выпить, миссис Лэттимор? – спросил молодой светловолосый стюард.

– Кофе, если можно, Эрик. Спасибо. – Она прошла в маленький салон, где Нола укладывала Дрю в специальную кроватку, пристегивающуюся страховочными ремнями.

– Ну как, Нола? – спросила Кэлли.

– Я такого никогда раньше не видела, – рассмеялась Нола. – Посмотрите! Все эти шкафчики, полочки для пеленок, детской одежды и всякой всячины. С ума сойти!

– Надеюсь, что тебе будет удобно. Здесь есть связь, если я тебе понадоблюсь. И конечно, ты можешь беспокоить Эрика. Посмотри, чтобы Дрю был как следует закреплен ремнями.

– Да, мадам.

Кэлли наклонилась, поцеловала малыша и прошла в переднюю кабину.

Эрик налил Кэлли кофе из большого кофейника.

– Сенатор?

Пол взглянул на Эрика поверх очков.

– Да, спасибо, немного. – Он сложил «Нью-Йорк Таймс» и положил рядом с собой на полку.

– Что-нибудь еще? – спросил Эрик.

– Пожалуй, нет. Это все, Эрик.

Когда за Эриком закрылась дверь, Пол спросил:

– Когда ты хочешь поехать в Париж?

– Ну, сначала надо убедиться, что дома в Вашингтоне все в порядке, но мне бы хотелось быть вместе с Лили, когда начнется процесс над Вагонхеймом. Я не знаю, будут ли писать об этом парижские газеты, но американские наверняка. Лили будет очень тяжело переживать каждый день все сначала.

– Как ты думаешь, она когда-нибудь вернется в Штаты? – спросил он.

– В обозримом будущем – нет. Она поместила Сиси в парижскую школу и большую часть времени проводит с Николь и Жан-Клодом. Они с Жан-Клодом составляют каталог работ Люка. Она говорит, что впервые за всю свою жизнь по-настоящему наслаждается Парижем. «Все призраки исчезли», – так она сказала.

Пол снял очки и потер переносицу.

– Ты понимаешь, что с состоянием Монтини, художественной коллекцией и работами Сен-Аби Лили сейчас одна из самых богатых женщин в мире?

– Не говоря уже о том, что и одна из самых красивых, – сказала Кэлли и печально добавила: – И одна из самых трагических. – Она сделала глоток кофе. – Поговорим о другом. Мне утром звонила Марси. Беременность протекает хорошо. Я думаю, что они с Мэтом ужились по-настоящему. Она все еще ругает себя за то, что была так несправедлива к Джо, но, по-моему, Мэт постепенно убеждает ее в том, что она знала про Джо то, что он хотел, чтобы она про него знала. В любом случае, она очень взволнована по поводу ребенка и книги, которую она пишет. Говорит, что ей надо закончить, пока не родился ребенок, потому что потом у нее может не быть времени, чтобы написать хотя бы слово.

– Перед отъездом у меня был разговор с миссис Кримминс, – сказал Пол. – Она говорит, что мама ей сообщила, что она… ждет к чаю виндзорскую герцогиню. Она действительно стала, говоря словами миссис Кримминс, «с причудами». – Он вздохнул. – Сказать по правде, меня это беспокоит. Все случилось очень неожиданно. До недавнего времени казалось, что она всецело поглощена своими мыслями и чувствами и вдруг стала искать развлечений. Я надеюсь, что„мы правильно сделали, оставив ее в Нью-Йорке.

– Она терпеть не может летать, и в ее состоянии, я думаю, ей не стоит слишком много двигаться, лучше оставаться среди привычного окружения. Там ей все знакомы, с ней будут Кристина и Чарли, они за всем проследят. Нам просто придется чаще летать туда-обратно.

– Знаешь, когда я говорил с ней по телефону сегодня утром, мне кажется, она меня не узнала. Но то, что она мне рассказала, просто невероятно!

Кэлли вспомнила свой разговор с Кориной в тот вечер в Бель-Риве.

– Как знать, – сказала она. – Возможно, что в ее словах есть правда. Возможно, она об этом просто не говорила раньше.

– О чем, Кэл? О виндзорской герцогине?

– Ну, – сказала Кэлли, отстегивая ремень, – боюсь, что ты прав. Мне бы не хотелось, чтобы это действительно случилось. – Она наклонилась и поцеловала его. – Я сейчас вернусь. Не уходи никуда.

Он взглянул на нее и сжал ее руку.

– Сколько раз я говорил тебе? – спросил он, улыбаясь своей улыбкой, от которой у Кэлли таяло сердце. – Я никуда не собираюсь уходить.

Примечания

1

По Фаренгейту.


home | my bookshelf | | Только по приглашению |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу