Book: Цветочные часы



Цветочные часы

Валери Слэйт

Цветочные часы

1

– У кого еще есть вопросы к нашей очаровательной Натали? – прозвучал слегка надтреснутый, хрипловатый голос застарелого курильщика, председателя собрания Оскара Рёмера.

Внимательный человек сразу угадал бы в господине Рёмере любителя вкусно поесть, осушить пару литровых кружек «Лёвенбрау» на мюнхенском празднике пива и ущипнуть зазевавшуюся красотку за аппетитную попку. Это был человек, довольный собой и жизнью, умеющий с удобством устроиться в этом мире.

Впрочем, в отношении Натали он себе вольностей не позволял. Сотрудник есть сотрудник, и на работе должен действовать жесткий свод моральных правил, исключающих сексуальные домогательства и провокации. В понимании господина Рёмера, коллега по работе – существо бесполое и неприкосновенное. Порой он даже делал Натали замечания по поводу «излишне фривольных» нарядов, будоражащих воображение сотрудников. Наверное, имея в виду прежде всего себя самого, уберегая свою начальственную личность от искушений, ибо кто знает пределы своего терпения, выдержки и целомудрия?

В английском языке патрона явственно прозвучал жесткий немецкий акцент. По-французски господин Рёмер говорил гораздо чище и без особых затруднений. Сказывалось долгое пребывание в Женеве, где он весьма удачно и вовремя, до серьезного подорожания, успел приобрести жилье и вполне обоснованно рассчитывал доработать до солидной пенсии международного чиновника. А затем вернуться на родину, в Баварию, или перебраться куда-нибудь в Испанию, где налоги с пенсионеров не столь высоки, как в Женеве.

Он пригладил ладонью волосы на своей массивной голове, еще больше обнажая глубокие залысины. Потом слегка поскреб аккуратно отполированными ногтями свою явно подкрашенную, тщательно расчесанную и ухоженную бороду, обвел взглядом не слишком обширную, но беспокойную аудиторию, выждал еще несколько секунд и удовлетворенно подытожил:

– Ну что ж, дамы и господа. Как видно, вопросов больше нет. Как и предполагалось, докладчица прекрасно подготовилась и смогла полностью удовлетворить наше любопытство. – Он повернул голову к Натали, слегка подмигнул ей ободряюще и добавил: – От вашего имени позвольте поблагодарить мадемуазель Буасси за блестящее выступление.

Затем господин Рёмер вновь повернулся к аудитории, демонстративно посмотрел на часы и продолжил:

– Как мне кажется, мы все неплохо поработали и заслужили небольшой отдых. Мне сообщили, что в фойе уже накрыли столы. Так что предлагаю размять ноги, прогуляться, проветрить мозги и выпить по чашечке кофе или чая, приготовленных для нас гостеприимными хозяевами. Учтите, что у нас еще много работы на сегодня. Так что просьба не задерживаться. Жду всех в этом зале через пятнадцать минут.


Натали не стала задерживаться у столов, уставленных тарелками со сладостями и фруктами, а также чашками и термосами с кофе и горячей водой для чая.

Она сразу же прошла в дамскую комнату, чтобы привести себя в порядок, чувствуя, как от пережитого волнения горят щеки и выступает испарина на лбу. Уже больше двух лет ей приходится ораторствовать перед людьми в различных странах в качестве сотрудника Международной организации труда. Казалось бы, давно должна привыкнуть к публичным выступлениям, но вот как-то не получается. Все равно каждый раз нервничает. Даже губы пересохли. Чашка чая или стакан минеральной воды сейчас были бы весьма кстати. Но хотелось бы сначала привести себя в порядок. Увидеть, как выглядишь со стороны, немного остыть, вздохнуть свободно, успокоиться. И хотя бы на какое-то время уйти от людских глаз, из центра внимания. Стоит ей появиться у столов, как ненасытные, порой чересчур назойливые зарубежные коллеги опять начнут задавать бесконечные и не всегда простые вопросы.

Она специально задержалась в дамской комнате подольше. Немного помассировала виски и усталые глаза. Привела в порядок прическу, слегка подправила макияж... Взглянула еще раз, перед выходом в фойе, в зеркало. Ну что ж. Вид вполне презентабельный. Лицо спокойное, взгляд уверенный.

Что касается внешней привлекательности, то без всякой ложной скромности можно констатировать, что природа над ней неплохо потрудилась. Натали вполне заслуживала комплиментов мужчин и завистливых взглядов женщин. Тонкое, интеллигентное лицо, обрамленное свободно спадающими до плеч темными волнистыми волосами. Выразительные миндалевидные глаза цвета натурального швейцарского шоколада слегка изогнуты к вискам, как у Нефертити. Яркие чувственные губы чуточку великоватого рта как будто призывают к поцелуям, как и тугая, высокая грудь... Стройные, крепкие бедра красивой округлой формы словно созданы для раскаленного секса в королевской постели и лихого слалома на рискованной лыжной трассе в горах. Темно-вишневое шерстяное платье с небольшим декольте прекрасно облегает фигуру, подчеркивая ее женственность...

Ладно, хватит любоваться собой в одиночестве. Надо предоставить эту возможность и другим людям, с ироническим смешком подумала Натали и повернулась к двери.

Почти сразу у выхода ее перехватила Сильвия Лопеску, которая в команде румынских организаторов этой встречи играла роль главного хозяйственного распорядителя. Это была высокая, энергичная и миловидная дама старше тридцати, с гладкой прической и матовой кожей лица, не нуждающегося в косметике, заметно отличавшаяся от многих румын своей раскованностью и откровенной демонстрацией приобщенности к западной цивилизации. Видимо, сказывался большой опыт работы с иностранцами и частые выезды за границу. С Сильвией у Натали сложились неплохие отношения еще во время первого приезда в Румынию в прошлом году. Сегодняшний семинар носил уже завершающий характер, подводя итоги почти полуторалетней работы. Вот и в этот приезд симпатичная румынка охотно оказывала Натали некоторые услуги личного характера, помогая решать бытовые вопросы.

– Неплохо выступила, Натали. Молодец. Поздравляю. Я не забыла о твоей просьбе насчет покупки подарков к рождеству. Правда, у нас не так много времени остается. К сожалению, семинар затянулся, а сбегать с него у всех на виду было бы неприлично. В общем, как только мероприятие закончится, нас будет ждать внизу, на улице, машина. Водитель отвезет, как и договаривались, в «Унирея». Это один из самых крупных в Бухаресте торговых центров. Надеюсь, сможешь подобрать там что-то оригинальное, в национальном румынском стиле, и для себя, и для родственников. Кстати, еще трое твоих коллег и две румынские дамы выразили такое же желание. Так что я заказала миниавтобус, чтобы все поместились. А после магазина сразу же поедем в ресторан. Как и в прошлый раз, в «Ля мама». Насколько я помню, тебе тогда в нем очень понравилось... – И она лукаво улыбнулась.

Да, это так, подумала Натали и тоже улыбнулась своим воспоминаниям. Прошлогодняя поездка в Румынию была завершающей в их двухнедельном турне по Балканам. Позади была напряженная работа в неспокойных и некомфортных условиях Боснии и Албании. Так что она позволила себе тогда слегка расслабиться. Гостеприимные румынские хозяева пригласили их в один из самых популярных ресторанов Бухареста «Ля мама», чтобы отметить успехи и будущие новые победы в защите социально-трудовых прав местного населения.

Их затянувшееся чуть ли не до полуночи застолье закончилось для нее романтической ночью в гостинице «Капитоль», где румынские хозяева заказали для них номера. Гостиница понравилась ей своей солидностью и некоторой старомодной роскошью в стиле «ретро». Из окна, занавешенного тяжелыми плюшевыми портьерами, открывался вид на помпезное и величественное здание, обрамленное по фасаду колоннами в древнегреческом стиле...

Да, эта ночь была прекрасной. И началась довольно необычно. Они сидели в ресторане за длинным деревянным столом, сплошь заставленным различными национальными яствами и напитками. Помимо прекрасных вин, на столе красовались бутылки с цуйкой – крепкой виноградной водкой местного производства. Атмосфера была весьма оживленной и расслабленной, как у хорошо поработавших людей, умеющих не только трудиться, но и отдыхать. И после первоначальной дегустации цуйки как-то спонтанно в разгоряченных головах возникла идея провести соревнование на то, кто из иностранных гостей быстрее выпьет подряд, без остановки, пять стаканчиков этого огненного зелья. Молодые и смешливые официантки в желтых кофточках и черных юбках сразу же подключились к игре иностранцев и доставили пару подносов, уставленных уже наполненными емкостями с крепким хмельным напитком. Откуда-то появился даже спортивный секундомер.

Победителем стал Хальвард – молодой эксперт из Норвегии, весьма симпатичный парень, совсем не похожий на потомка грубых, диких и воинственных викингов, столетиями терроризировавших всю Европу. Скорее, он напоминал утонченного и изнеженного аристократа байроновского типа, с тонким лицом, искрящимися выразительными глазами и романтическим складом характера. Высокий и стройный, облаченный в черные брюки в обтяжку и наполовину расстегнутую белоснежную рубашку с широким отложным воротничком, обнажающую загорелую мускулистую грудь. Перед ним было просто невозможно устоять... особенно когда его рот с великолепно очерченными чувственными губами растягивался в белоснежной улыбке. А как заразительно он умел смеяться и шутить! И какими чарующими были его соблазнительные речи и изысканные комплименты...

Конечно, она не устояла... и не жалела об этом. Тем более что, честно говоря, сама этого хотела. Конечно, не у нее одной было такое желание. Натали пришлось выдержать конкуренцию с одной миловидной, но излишне раскованной местной барышней из Бухареста, а также с еще более раскованной и предприимчивой дамой средних лет из Великобритании. Английская леди заняла второе место на соревновании по скоростному поглощению цуйки, не намного отстав от победителя. И, видимо, решила, что заслужила право отметить эту победу в постели с главным призером.

Но жизнь не столь проста, как это кажется некоторым под воздействием паров алкоголя. Хотя Натали и отказалась участвовать в соревновании, это нисколько не помешало ей обратить на себя внимание потомка норвежских викингов. Причем, еще в первые часы знакомства, когда они встретились в аэропорту Отопени. Их рейсы почти совпали по времени приземления. В результате они оказались сидящими рядом на заднем сиденье не слишком просторной автомашины, следующей из аэропорта в город. Прекрасная возможность для первого знакомства и его продолжения. Так что ночь в постели была логическим завершением трех дней непрерывных ухаживаний с мужской стороны. Последствия постоянного пребывания рядом, часами за одним столом в конференц-зале, три раза в день в ресторане и т. д. Они даже успели выкроить несколько часов, чтобы прогуляться вместе по городу, по бульвару Регины Элизабет, по улице Палатул Парламентулу и площади Шарля де Голля, прокатиться на такси под Триумфальной аркой, набираясь ярких впечатлений и фотографируя друг друга на фоне местных достопримечательностей.

Эти фотографии и сейчас еще хранятся дома, в Женеве, в ее настольном компьютере. Особенно живописным выглядит цифровое фото, удачно сделанное по их просьбе каким-то прохожим. Они обнимаются и, вытянув губы, нежно целуются на фоне бронзовой волчицы, вскармливающей своим молоком двух маленьких детей – Ромула и Рема. Эти темные фигурки установлены на белом каменном постаменте у начала широкого проспекта. Бухарестский вариант известной легенды о происхождении древнего Рима, свидетельствующий о том, что румыны считают себя потомками римлян и наследниками латинской цивилизации покорителей мира.

А на фотографии видно, какой красивой и гармоничной парой они могли бы стать, если бы их отношения продолжались и дальше. Но вот как-то не получилось. Не судьба. Они расстались там же, где и встретились, в аэропорту Отопени, улетев на разных самолетах в разные страны, чтобы больше уже никогда не увидеться.

Конечно, их быстрое сближение, с точки зрения моралистов, было слишком быстрым, чуточку сумасбродным и даже эксцентричным. Но что поделаешь, если молодость нетерпелива и жадна до приключений. Если период женского цветения столь короток, и надо успеть так много. Так хочется всего попробовать и все испытать. А время летит слишком быстро, и упущенного уже не вернуть...

Итак, она вполне заслуженно оказалась победительницей в негласном турнире участниц международного форума. Рыцарь сделал правильный выбор, за что был щедро вознагражден в эту сказочную ночь любви. Впрочем, как и она. Чертовски красивый, сказочно обаятельный северный бог оказался весьма энергичным, неутомимым и изобретательным в ласках. Сумел проявить себя во всей своей мужской мощи, несмотря на предыдущие испытания и некоторые перегрузки за питейным столом.

Правда, была во всем этом и печальная нотка. После расставания в Бухаресте Хальвард даже не попытался как-то с ней связаться, хотя возможностей для этого было более чем достаточно. Похоже, смотрел на это как на красивое, но случайное приключение, одно из многих в своей бурной жизни. Она тоже не стала напоминать о своем существовании. Пусть будет так, как есть. Зачем унижаться?

Натали с сожалением вздохнула и постаралась вернуться в реальный мир. Как раз вовремя. Она заметила, как герр Рёмер демонстративно смотрит на часы, как бы подгоняя рассредоточившихся по залу людей. Естественно, скользнул и по ней выразительным взглядом, мотнув головой в сторону конференц-зала. Мол, ей пора показать личный пример. Ничего не поделаешь. Пора идти. Минеральной воды можно будет выпить и за столом заседаний. Натали поправила прическу и торопливо проговорила, обращаясь к румынке:

– Спасибо, Сильвия, за заботу. Извини, но пора идти на заседание. Будем считать, что договорились. Сразу после окончания семинара спускаюсь вниз. Жаль, конечно, что не будет времени заехать в гостиницу, переодеться и принять душ перед рестораном. Ну ничего. Как-нибудь выдержим, не в первый раз. Жаль только, что мне завтра рано вставать. В пять утра. В семь надо быть уже в аэропорту.

– Мне тоже жаль, Натали, что ты нас преждевременно покидаешь. Мы для вашей группы экспертов подготовили на субботу неплохую культурную программу. Вначале автобусная экскурсия по городу. Потом сводили бы тебя в музей, а вечером в театр. Не все же время только на заседаниях и в ресторанах сидеть, – пошутила она, – Ну ладно, пошли в зал, а то неудобно опаздывать.


Натали устроилась в президиуме, не слишком вслушиваясь в произносимые речи, машинально обостряя слух только в наиболее интересных местах. Голова была лишь частично занята восприятием поступающей информации. Остальная часть мозга переключилась на собственные проблемы. А их было немало накануне Рождества. Дома, в Женеве, ее ждала нарядная рождественская елка и праздничный семейный ужин, который, по традиции, следовало встречать вместе со всеми близкими родственниками. А также включать в эту церемонию обмен подарками. Надо было подобрать что-то оригинальное, с местным колоритом, что смотрелось бы достаточно экзотично, особенно для Кристиана, ее брата, и его жены Софи. А главное – для любимого племянника, веселого, смышленого и любознательного малыша по имени Антуан, названного в честь деда. Да и для родителей было бы неплохо найти что-нибудь соответствующее возрасту, но не слишком тривиальное и не напоминающее лишний раз о прожитых годах.

В эту поездку свободного времени практически не было. Да и декабрь в Бухаресте в этом году выдался весьма холодный. В такую погоду как-то не хотелось лишний раз выходить на улицу. Даже днем мороз доходил до 16 градусов ниже нуля по Цельсию. От такого испытания город как-то посуровел и стал выглядеть еще более мрачно и помпезно, чем обычно, особенно в центре, подавляя монументальностью и тусклым серым цветом своих высотных угловато-кубических бетонных построек тоталитарного периода. Прохожие тоже выглядели как-то неприглядно и безлико, то ли из-за однотонно темных и потертых от долгой носки зимних одеяний, то ли из-за мрачных, промерзших и озабоченных лиц.

Прошлым летом, промытый дождем, в цветении зелени и игре солнечных красок, город выглядел намного веселее. Да и сама встреча проходила в конференц-зале неподалеку от «дипломатического квартала», с его ажурными разноцветными постройками XVIII—XIX веков, создающими праздничное и легкомысленное настроение. Это гораздо больше походило на фразу в рекламном туристическом проспекте, где говорилось о том, что «Букурешти», как называют этот город сами румыны, – это «Париж Восточной Европы». Впрочем, нечто подобное она читала и в венгерской брошюре о Будапеште. Каждый хочет погреться в лучах чужой славы.



Итак, она отправится сегодня за подарками. Ну а после покупок в «Универе» поедет в уже знакомый ресторан «Ля Мама», отведать что-нибудь из национальной кулинарии. Например, «чорбу», «сармале» или «мамалыгу». А лучше что-нибудь мясное, хорошо прожаренное и грандиозное, толщиной в ладонь и размером во всю огромную тарелку. И в процессе неспешного поглощения этого яства будет щедро запивать его прекрасным вином, например, «Пино Нуар» или «Оттонел». От одной мысли об этом у Натали потекли слюнки, и она почувствовала, что уже успела изрядно проголодаться. А может быть, просто холод так подействовал и нервное возбуждение после выступления. В альпийских горах, после подъема на очередную заснеженную вершину и последующего головоломного спуска с нее на горных лыжах, у нее всегда появлялся зверский аппетит.

Невольно она подумала о том, что в суете последних дней так и не успела решить, как ей провести рождественские каникулы. Что в горах – это само собой разумеется. Но вот только где? Швейцарские Альпы слишком ухожены и обжиты. Ее больше тянуло в «дикие», заповедные зоны, хотя и более опасные для одинокого горнолыжника. Конечно, лучше бы поехать туда вдвоем с надежным и опытным спутником. Естественно, с мужчиной. Настоящим мужчиной, как будто сошедшим с рекламного плаката, зазывающего на горные трассы в Швейцарские Альпы. С головокружительной внешностью, перед которой бессильна устоять любая женщина.

Она легко и привычно представила себе желанный портрет «альпийского Геракла», давно уже сложившийся в ее фантазиях. Блондин нордического типа, с уверенным в себе взглядом и мужественным лицом, слегка удлиненным прямым носом, с серо-голубыми добрыми глазами и четко очерченными, не слишком полными губами. Это чтобы лучше контрастировать с ней, брюнеткой с тонким, интеллигентным лицом, большую часть которого занимают миндалины удлиненных и загадочных, как у Нефертити, глаз, с изящным носиком и сочными губами, мягким овалом подбородка и красивой линией лебединой шеи... Как приятно иногда воспеть себя саму, понимая, что это не грубая лесть и не самолюбование, а реальность...

Естественно, ее спутник должен быть высоким, широкоплечим, с мускулистой грудью и крепкими, тренированными мышцами рук и ног. Она тоже не «дюймовочка», так что рост партнера имеет определенное значение. Теперь одежда... На нем будет белоснежная альпийская куртка – «аляска» или «канадка» – и белые спортивные брюки с ярко-алыми вставками, чтобы оживить ткань и выделяться на снегу. На голове черная вязаная шапочка, оттеняющая белокурые волосы, на ногах черные ботинки и черные лыжи. А она будет вся в алом. Ей идет яркий цвет. И даже лыжи будут огненно-красные или пурпурные, красиво и эффектно смотрящиеся сквозь вздымаемую ими на крутых виражах снежную пыль.

Да, жаль, что она не подумала об этом заранее. Можно было бы после семинара задержаться на неделю в Румынии. Отправиться куда-нибудь в Карпатские горы, в их более высокую восточную часть, например, на Ватра Дорней, известную своими горнолыжными трассами. Но раз уж не хватило ума заранее обо всем позаботиться, то придется импровизировать. Например, было бы неплохо сразу после Рождества отправиться на неделю во Францию, где гораздо больше возможностей найти не слишком ухоженное место для спусков. Например, в Труа Валле – Трех Долинах, со знаменитыми Куршавелем, Мэрибэлем и Валь Торансом. И встретить там Новый год... Пожалуй, это неплохая мысль, решила Натали. Надо будет связаться с туристическим бюро сразу после приезда в Женеву. А если не найдется подходящего спутника, можно будет договориться о найме проводника. Так будет все-таки надежнее. Да и где она успеет подобрать надежного партнера за столь короткое время? И как его проверишь? Настоящую проверку могут дать только горы, а не беседа в кафе за столом или прогулка под ручку в Ботаническом саду.

На Жан-Пьера надежд никаких. Даже странно для швейцарца. В любой горной деревушке можно увидеть трехлетнего карапуза, самостоятельно и старательно осваивающего спуск и подъем на лыжах на метровой горке. А ее Жан-Пьер типичный банковский работник из породы «подземных гномов», которые прославили по всему миру надежность и безопасность швейцарской банковской системы. Иногда она даже представляла, как он бродит с лампой в руках по глубоким подземельям, согнувшийся, опираясь на палочку, похожий на гнома или цверга, в полосатом колпачке, круглых очках и деревянных башмаках. Разыскивает пещеры с заброшенными сокровищами и спрятанными кладами в виде небрежных россыпей золотых и серебряных монет вперемежку с грудами бриллиантов, сапфиров и рубинов. А потом, поработав над ними, удовлетворенно запечатывает вход в такую пещеру, оставляя сокровища уже разложенными по видам и сортам, в надлежащем порядке, аккуратно упакованными и пересчитанными, в пронумерованных ящиках с вложенными описями.

Правда, как любовник он неплох, но только в физиологическом смысле. А вот в горы с ним не пойдешь. И порой уж очень несносными становятся его занудство и какие-то архаичные взгляды на брак и семью, более подходящие для времен господства в Женеве кальвинизма. Слава богу, что сейчас не сжигают на костре, привязанной к столбу, за танцы и ношение ювелирных украшений, как в Средние века. А уж если бы отцы-реформаторы ожили и увидели ее на пляже в одних трусиках, без бюстгальтера, то уж точно бы ей костра и столба не миновать. Хотя... может быть, они сами застыли бы на месте и превратились в соляные столбы при виде такого зрелища...

От последней мысли она развеселилась, вспомнив, как на пляже в Греции какой-то местный Адонис безмолвно застыл с открытым ртом и остекленевшим взглядом, видимо, потрясенный безупречной формой ее грудей, прикрытых лишь золотистым загаром. Наверное, он простоял так не меньше пяти минут, пока не пришел в себя от шока. Бедный мальчик. У него чуть плавки не лопнули от перевозбуждения, и он торопливо удалился, стыдливо прикрывая рукой столь явное свидетельство восхищения прекрасным женским телом.

Ей даже стало немного стыдно за себя после его ухода за то, что она совершенно беззастенчиво принимала все более соблазнительные позы, наслаждаясь его вниманием и реакцией. Наверное, у нее было тогда слишком игривое и беззаботное настроение. Еще бы, после целых двух недель веселого пляжного отдыха, катаний на яхте и увлекательных экскурсий по местным ресторанчикам и руинам древних храмов. Кстати, впервые в жизни она решилась на такое публичное представление. Захотела преодолеть своеобразный психологический барьер, который до нее был уже пройден некоторыми ее подругами. По крайней мере, судя по их словам, и, естественно, только во время пребывания за рубежом. Дома, в Женеве, загорать топлес пока еще рановато. Власти и многие знакомые не поймут.

Да, подумала она, было бы неплохо летом, когда горы закрыты для лыжников, опять съездить куда-нибудь поближе к морю. Например, в Италию, на своей машине, или в Испанию, на самолете. Хотя, конечно, побывать летом на вершине Монблана не менее заманчиво. Основами альпинизма она тоже владеет со школьной поры, хотя это занятие не столь привлекательно по сравнению с горными лыжами. Но, опять-таки, карабкаться по скалам и козьим тропам лучше не одной. Все упирается в проблему спутника. Того самого идеального и надежного мужчину, и, как показывает личная практика, не из числа банковских работников. Причем не обязательно швейцарца. Иностранец тоже подойдет. Тем более что в Женеве их более чем достаточно. Есть из чего выбрать.

Внезапно Натали насторожила тишина в зале. Ага, понятно. Как говорится, пришли к финишу. На разных языках звучит по-разному, но смысл единый. Баста, энде, фини, финита и т. д. Председатель собрания уже закончил свою напутственно-итоговую речь и с достоинством ожидал заслуженных аплодисментов. Она не стала его разочаровывать и присоединила хлопки своих ладошек к общему приветственному шуму в зале. Через двадцать минут, обменявшись напоследок поцелуями, напутствиями и визитными карточками с доброй половиной присутствующих, она направилась к выходу на улицу. На этот раз, кроме Сильвии, ее некому было сопровождать. Хальвард остался в прошлом, а достойной замены для него не нашлось.

2

Поль шумно выдохнул, устало выпрямил спину и поправил неимоверно тяжелый после длительного восхождения рюкзак. Затем сдвинул защитные очки на лоб и поднял голову вверх. Все то же, никаких изменений. Похоже, этот подъем по крутому склону горы, покрытому глубоким и ровным, хорошо слежавшимся снежным пластом, никогда не закончится. Впрочем, винить некого. Нашел то, что и хотел. «Дикую» горнолыжную трассу, одну из тех, которыми так славится Ферни. Ни подъемников, ни вагончиков, ни открытых сидений, ни даже обычного троса. Правда, удалось первую половину склона преодолеть с помощью «снежного кота» – снегохода на сверхшироких гусеницах, прицепившись к нему с помощью обычной веревки. Но следующий сорокоградусный подъем машина не осилила. На это способны только снежные барсы и горные козлы... ну и люди, разумеется.

Дальше он поднимался уже без техники, только сам, на своих ногах и лыжах, елочкой или лесенкой, по маршруту, на котором нередко более уместным было бы заменить лыжи и лыжные палки на шипованные горные ботинки и альпеншток. В группе таких же энтузиастов, вытянувшихся неровной цепочкой по вертикали, вверх по склону, из которого кое-где торчали одинокие рослые ели с тонкими стволами и редкими, короткими ветвями. Интернациональная команда сумасшедших «экстремалов». Англичане, американцы, австрийцы, немцы и, естественно, канадцы. Даже один японец приблудился. Такие же отчаянные искатели приключений и острых ощущений, как он сам. Люди с загадочным устройством психики. Разочарованные в плодах и достижениях современной цивилизации, томящиеся от скуки комфортного бытия, желающие оторваться от него хотя бы на какое-то время и вернуться к своим первобытным истокам, чтобы почувствовать себя детьми природы и настоящими мужчинами. Чтобы проверить себя на прочность и выявить свои пределы.

В их наскоро сформированной команде не было женщин. По крайней мере, на глаза они пока не попадались, если не считать обслуживающего персонала внизу, у подножия гор. «Настоящие мужчины» познакомились и быстро сошлись, проживая в общей гостинице, скорее даже, спартанском общежитии горнолыжников под названием «Обитель Лизард Крик». Этот «Ручей ящерицы» представлял собой утонувшее в снегу скопление кирпичных и деревянных построек у подножия горы, с множеством островерхих двускатных крыш, с вкраплением поверху столь же островерхих мансард и печных труб. Поль жил в небольшой комнате на четверых, а общим клубом для сборищ, инструктажей, дискуссий и задушевных бесед служил обеденный зал с длинными столами и лавками, за которыми умещалось по пятнадцать едоков.

Каждый лыжник на этом опасном горном маршруте отвечал сам за себя и, мобилизуя внутренние ресурсы и волю, неустанно двигался вперед и вверх, на подгибающихся ногах, из последних сил. Он сам где-то в середине этой цепочки, не самый слабый, но и не супермен. Обычный, нормальный горнолыжник. Не новичок, но еще не асс. Хотя можно смело сказать, что ближе ко второй группе. Правда, с ненормальными амбициями. Захотелось славы, ибо на тех, кто побывал в Ферни, смотрят с уважением и завистью. Захотелось испытать себя на этих первобытных, изрезанных разломами и острыми гребнями «Канадских скалах», взметнувшихся ввысь в юго-восточном углу самой западной канадской провинции Британская Колумбия.

Фернийские Альпы прославились своими самыми опасными в мире горнолыжными трассами. Многие из них, строго говоря, даже трассами назвать нельзя. Просто склон горы, с которого гипотетически можно попробовать спуститься на лыжах. Если повезет, то не придется пополнять своим телом местное кладбище или вызывать спасательный вертолет для доставки на ближайший операционный стол с целью капитального ремонта поврежденных конечностей, головы и ребер. Ему хотелось покорить все три основные вершины горного курорта Ферни с интригующими и красноречивыми названиями – «Стэг Лип» (Прыжок оленя), «Скай Дайв» (Ныряние в небо) и «Диклайн» (Падение). Как сказал один из местных проводников в утешение, выводя их на первую трассу: «Не надо паниковать, ребята. Здесь есть спуски и покруче, сразу за углом».

О том, что его ждало, стало ясно еще пару дней назад, когда он добирался сюда на внедорожнике «мицубиси-паджеро» уже в темноте из аэропорта Калгари. Пустынная трасса, почти без встречных и попутных автомашин, постоянное зарево на горизонте от горящего газа на выходе нефтяных скважин на поверхность, нагромождение желтых кубов из серы, отмечающих расположение нефтеперегонных заводов с их отходами производства. Причудливая смесь дикого природного и индустриального пейзажей.

В прошлом году ему довелось побывать в Уистлере, к северу от Ванкувера, недалеко от тихоокеанского побережья все той же Британской Колумбии, подальше от границы с США, чем Ферни. Когда-то Уистлер тоже славился рискованными трассами и необжитостью и был известен всем покорителям гор от Валь де Изер до Вербье. А теперь он переполнен богатыми американскими и канадскими туристами и светскими львицами. Поэтому любители риска и общения с дикой природой постепенно откочевывают оттуда в поисках непроторенных трасс, сулящих острые ощущения и незабываемые приключения.

Тогда, в Уистлере, он был не один, а вместе с той, которая считалась его невестой. Носила на пальце подаренное им бриллиантовое кольцо. С Мари-Кристин. Высокая, очаровательная брюнетка, энергичная и задорная, с хорошо подвешенным острым язычком и быстро соображающими мозгами. Но, как потом выяснилось, слишком расчетливая и безжалостная. Женщина, живущая только для себя. С собой в эту поездку она прихватила множество чемоданов с тряпьем. И была разочарована тем, что некому было оценить ее наряды.

Довольно быстро леди осознала, что крутые горные трассы проложены не для нее. Никакого желания скользить по заснеженным склонам, изгибаясь всем своим гибким, сексуальным телом на поворотах и рискуя, как минимум, растяжением связок на тонких, изящных лодыжках, она не испытывала. Хотя, конечно, поначалу походила на занятия для начинающих, развлекаясь в основном активным и откровенным флиртом с тренером. Во всяком случае, успела вскружить ему голову.

А затем подобрала себе другого напарника, тоже начинающего лыжника, американца из Детройта. Сына владельца сети магазинов дамского белья и управляющего одним из них. Крупного, мускулистого, пышущего здоровьем, хотя и не очень спортивного на вид. С ясными, не замутненными интеллектом глазами, но зато сексуально привлекательного, удачливого в бизнесе и не женатого. Кататься на лыжах он тоже не умел, но зато был способен на многое другое. Например, вовремя угадывать желания дамы и должным образом их удовлетворять, пока жених занят где-то в горах, на трассе.

Узнал Поль об этих шалостях и их последствиях для себя совершенно случайно, наткнувшись на письмо, посланное по электронной почте на домашний компьютер Мари-Кристины. Конечно, нехорошо читать чужие письма, особенно когда находишься в гостях у дамы и работаешь с ее техникой. Но так уж получилось... Полю понадобилось срочно отправить свое деловое послание с утра, а Мари-Кристин не любила вставать рано. Впрочем, судя по содержанию письма, дело и так уже близилось к развязке, так что он, можно сказать, даже запоздал с получением необходимой информации. Не нашлось «доброжелателя» или предсказателя, а сам оказался на редкость глух и слеп. «Голубки» уже обговаривали по электронной почте детали будущей помолвки и даже планировали свадебное путешествие. В любовном послании содержалась пара ссылок, достаточно красноречивых и откровенных, на веселые сексуальные развлечения в Уистлере за его спиной. Интересно, что мадемуазель, несмотря на новации в жизни, продолжала параллельное общение сразу с двумя поклонниками, видимо, хладнокровно придерживая на всякий случай в запасе резервный вариант. Надо полагать, что с ее точки зрения это была разумная мера. Женщина слишком уязвима и должна быть осторожной и предусмотрительной. Мало ли что может случиться в последний момент?

Он не стал унижаться и устраивать сцены. Не стал ее будить. Просто быстро оделся, забрал бритву и зубную щетку из ванной и молча ушел из ее дома и ее жизни. Интересно, что дама ему потом даже не звонила. То ли догадалась о случившемся, то ли решила, что так даже удобнее. Действительно, кому нужны глупые, бессмысленные и запоздалые объяснения, когда и так все ясно?

Насколько он знает, Мари-Кристин уже перебралась в США. Так что сейчас где-то развлекается со своим американским женихом на территории соседнего государства. А может быть, уже и в Европу отправилась в свадебное путешествие. Помнится, в том электронном письме говорилось что-то такое о поездке по Италии и Франции. И, по своей привычке, она наверняка уже готовит очередного дублера, для подстраховки. С ее темпераментом и любви к разнообразию одного постоянного партнера в постели и жизни всегда будет недостаточно.



Ладно, черт с ней. На трассе нельзя думать о плохом. Побольше оптимизма и кислорода в крови... Хотя, конечно, до сих пор постоянно ноет и щемит внутри. Да это и понятно. Всего чуть больше месяца прошло. За такой короткий срок раны на сердце не зарастают, а шрамы вообще остаются на всю жизнь. К тому же, по иронии судьбы или из прихотливости человеческой психики, все воспринимается как-то неоднозначно в этой жизни, совсем не по правилам холодного разума и логики. Пока она была рядом и все казалось относительно благополучным, он не особо задумывался над своими чувствами к этой женщине. Многое шло как бы по инерции и воспринималось как само собой разумеющееся. А вот теперь, утратив ее, он вдруг почувствовал, как остро ее не хватает. Почувствовал свое одиночество и проявления душевного надлома.

Собственно, сама поездка в Ферни, скорее всего, являлась своеобразной реакцией на душевную травму, попыткой отвлечься от болезненных переживаний, способом исцеления душевных недугов, стремлением разорвать связующие с прошлым нити. Все-таки была в этой женщине какая-то колдовская, завораживающая, просто демоническая сила притяжения. Порой он просто цепенел под пронизывающим насквозь, гипнотическим взглядом ее огромных и бездонных антрацитовых глаз, чувствуя себя в роли ничтожного раба, допущенного к ногам величественной королевы для того, чтобы иметь возможность радостно благоговеть и слепо повиноваться. Он даже не ставил под сомнение ее право на бесчисленные капризы и прихоти, ощущая радость от того, что имел возможность их исполнять.

Порой его пугала собственная реакция на эту женщину. Наверное, если бы он своевременно покопался в тайниках своей психики, то смог бы еще раньше вырваться из этой порочной психологической зависимости. Видимо, в нем была заложена от природы излишняя внушаемость или таилось что-то от мазохиста. Но копаться в себе не было никакого желания. Зато теперь, когда они расстались, когда спала пелена с глаз, он стал прозревать и задумываться о прошлом. О причинах всего происходящего. И, как ни странно, во многом винил самого себя. Что-то не доглядел, чего-то не предусмотрел или упустил. А в результате потерялся сам и утратил ее. Думая об этом, Поль прекрасно понимал, что все еще не избавился от ее чар. Особенно сексуальных.

В недалеком прошлом его до безумия волновали и возбуждали контрасты ее поведения в постели, эротическая магия ее прекрасного тела. Стоило закрыть глаза, и в памяти всплывала мраморная белизна ее плоти, приоткрытые для поцелуев чувственные губы с влажным перламутром зубов, распахнутые и жадные бедра, перед которыми он преклонялся, как перед священным алтарем. Ее небольшие груди с темно-розовыми сосками, как будто ложившиеся в чашу его ладоней. Ее сочное и ненасытное лоно в темном, шелковистом обрамлении, погружаясь в которое он испытывал невыразимый экстаз и блаженство.

Он ежедневно предлагал этому телу свою страсть и любовь, и каждый раз не знал, что его ждет. Ибо она могла быть неистово-безрассудной в постели, щедро отдавая без остатка себя и умело выжимая из него все возможное. Или, по контрасту, холодно-отстраненной и равнодушной, как бы со стороны наблюдающей за тем, что делают с ее телом.

Нет, пора заканчивать с этим безумием. По крайней мере, не думать об этом сейчас, стоя уже почти на вершине. Поль сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, восстанавливая сбившееся дыхание, и решил продолжить восхождение, последнее на сегодня. Осталось не так уж долго. Еще пара сотен метров по вертикали. А потом встать на вершине, вознесясь, как великан, над вселенной, выпрямиться во весь рост, окинуть взором горизонт, оценить еще раз предстоящую трассу спуска, прикинуть наиболее опасные и коварные места и нацелиться на успех. Потом согнуть ноги в коленях, взять палки под мышки, сделать решительный толчок, и пусть дальше помогает Всевышний, которому он вручает свои тело и душу. А иначе какой смысл забираться так далеко и высоко?

В этот момент с ним поравнялся Тим, англичанин из Бристоля, его сосед по комнате в «общежитии». Средних лет, ниже его почти на голову, худощавый, даже щуплый на вид, но весьма выносливый и с железной волей. Человек с непростой судьбой, много повидавший на своем веку, судя по его скупым, немногословным рассказам. Долгое время он плавал судовым врачом, потом перешел на работу на берег, в порт. Его универсализм, отработанный в решении неисчислимого количества нестандартных ситуаций в море, был весьма полезным и в горных условиях. По крайней мере, их команде повезло. На лыжной трассе, как врач, он был незаменим. Для Тима выезд в Ферни был своеобразной рекогносцировкой на местности. Его привлекло объявление в британском медицинском журнале, приглашающее на работу в Канаду для обслуживания горнолыжников в Британской Колумбии. Что может быть лучше, чем совмещение профессии и увлечения? Конечно, он уже сделал свой выбор, но, как практичный человек, решил все же предварительно убедиться на месте, что этот выбор правильный.

Для Поля он был интересен и тем, что уже успел дважды побывать в швейцарских Альпах и являлся неплохим источником информации о местных горнолыжных трассах. Особенно красочно он описывал свое пребывание в «Ле бэн дё Лави» – горнолыжном курорте с термальными водами к юго-востоку от Монтро, с его турецкими банями, скандинавскими саунами и зажигательными туристками, жаждущими любви и приключений.

Обросшее белесой щетиной лицо Тима в прорези темно-синей пластмассовой каски, надетой на вязаный подшлемник, уже успело покраснеть от горного загара и начало шелушиться от ветра и мороза. Впрочем, этим он не намного отличался от Поля, чья колючая поросль на щеках своей давностью уже перевалила за неделю, придавая ему пиратский вид. Да и его белоснежная куртка с ярко-алыми поперечными полосками на рукавах и плечах изрядно потемнела и обтрепалась после перенесенных испытаний, дополняя живописный, «разбойничий» облик. Конечно, белый цвет ему нравился, но для «одичалой» жизни в Ферни больше подошли бы темные тона. Слава богу, что хотя бы штаны он догадался взять немаркого, черного цвета, с круговыми красными полосами в районе коленей, хорошо выделяющиеся на снегу. Конечно, для большей безопасности каска бы тоже не помешала, как у предусмотрительного Тима. Но в ней Поль всегда чувствовал себя как-то скованно и неуютно. Поэтому, несмотря на риск, решил ограничиться черной вязаной шапочкой, уже изрядно потертой и аккуратно заштопанной в двух местах. Она выдержала не один горнолыжный сезон и превратилась в своеобразный талисман, суливший удачу и выживание.

Тим, в отличие от него, дышал на удивление легко, несмотря на тяжелый подъем и довольно ощутимую разряженность воздуха.

– Ну что, компаньон, решил отдохнуть? – раздался насмешливый голос англичанина, бравировавшего своим неизвестно где приобретенным изысканным оксфордским произношением. – Или изменились планы на сегодня? Хочешь вернуться на базу? Может, взять тебя на буксир?

– Нет, спасибо. Ты же не трактор, – отшутился Поль. – Просто любуюсь пейзажем. В Монреале или Оттаве такого не увидишь.

– Да, в Бристоле тоже. Но, я думаю, сверху вид будет еще красочней. Так что я пошел. Кстати, насколько помню, это твой предпоследний день в горах. Поэтому не теряй времени. Догоняй! – И, обогнув Поля, неутомимый англичанин устремился ввысь, навстречу уже заходящему солнцу.

Поль последовал за ним, испытав на секунду легкую досаду. Неприятно, когда тебя обгоняют, да еще сомневаются в твоих силах. Он преодолел искушение ускорить шаг. Не хватало еще устраивать соревнование по скорости подъема. Горы не терпят излишней суеты и глупых амбиций. Главное – это размеренность и экономность движений да еще точный расчет своих сил.

Зрелище, открывшееся с вершины, действительно оказалось потрясающим. Впереди, насколько хватало глаз, по всему горизонту простирались горные цепи, охватывая кольцом глубокую, заснеженную и казавшуюся совершенно пустынной котловину. Противоположный склон соседней горы в нижней части был густо усеян щетиной елей, заметно редеющей при приближении к вершине. И почти полное отсутствие человеческого жилья. Единственным исключением являлись бревенчатые строения станции «лыжного патруля» – одноэтажная хижина и приземистая наблюдательная вышка, расположенные чуть ниже и справа от него, на облысевшей вершине соседней горы. У входа в дом были воткнуты в снег несколько пар лыж, а из трубы вилась струйка дыма, что подтверждало, что горноспасательная служба в этих диких местах хотя бы символически, но присутствует. Внизу по склону горы, рассекая кристально чистый воздух, взметая снежные буруны, уже катились первые фигурки асов-смельчаков из числа тех, кто шел впереди него. Среди них вскоре оказался и Тим, выделявшийся своим шлемом и сине-красным костюмом.

Поль повернулся спиной к ветру и достал из кармана куртки мобильный телефон со встроенным радио, цифровой кинокамерой и другими полезными функциями. Весьма удобное приспособление именно для таких ситуаций, когда требуется универсализм и компактность. Чтобы можно было молниеносно получить и передать сообщение, узнать прогноз погоды, запечатлеть для домашнего архива великолепную панораму и крутой склон, с которого вскоре предстояло совершить спуск, пожалуй, уже последний в этот день, да и вообще завершающий его пребывание в Ферни. Он уже собирался начать съемку, прикидывая, что включить в съемочный эпизод, но в этот момент раздались музыкальные переливы сигнала вызова. Как раз вовремя. Минут на пять позднее, и звонок застал бы его на спуске. В трубке раздался жизнерадостный голос Мориса Дюрансуа – его школьного друга, в настоящее время работавшего в министерстве иностранных дел.

– Привет, Поль. Ты еще живой? Не на больничной койке?

– Нет. Судя по всему, еще на этом свете, дружище. Правда, вокруг небо, но никаких ангелов и сказочных дев поблизости не наблюдается. Чертей с трезубцами и кипящих котлов с серой тоже не видно. Я на очередной вершине. Как только закончу общение с тобой, так сразу же отправляюсь в полет. Какие новости?

– Самые благоприятные для тебя. Вопрос о твоей работе в Женеве, в нашей миссии, решен положительно. Так что заканчивай свой отпуск и приезжай в Оттаву на оформление и подготовку. Адрес у тебя есть, контактные телефоны тоже. Думаю, что эта процедура займет не так уж много времени. Ты ведь уже готовый специалист, работа предстоит в основном по знакомым тебе вопросам. За месяц-полтора наверняка управишься. Большинство документов уже оформлено. Так что где-нибудь в марте сможешь отправиться в Европу. Ты же там еще не был?

– Пока нет.

– Вот и прекрасно. Считай, что тебе несказанно повезло. Попадешь сразу же в свои любимые горы. Я где-то читал, что в швейцарских Альпах около тридцати вершин высотой более 12 тысяч футов, покрытых вечными снегами. Это четыре тысячи метров. Едешь в Европу, так что привыкай к метрам и сантиметрам. Кстати, Альпы продолжают расти, так что к твоему приезду подтянутся вверх еще на пару дюймов. В общем, тебе надолго хватит их осваивать... – В трубке послышался жизнерадостный смех, потом последовало продолжение: – Главное, ноги побереги, хотя бы до конца пребывания в этом Ферни. Не хотелось бы тебе замену искать. Ты уж постарайся быть осторожнее. Плюнь на амбиции и реноме. Выбирай горку пониже, да спуск попроще. Ты нужен своей стране живым и здоровым, на ответственном дипломатическом посту. Канадский народ с надеждой смотрит на тебя. Я тоже.

– Я учту твои пожелания, Морис. – Поль повернулся боком, защищаясь от сильного порыва ветра, хлестнувшего снегом в лицо, и прикрывая телефон. – Хотя не могу обещать, что смогу их скрупулезно выполнять.

– Ну спасибо хотя бы на этом. Ладно, пока, до встречи. Как вернешься, сразу же позвони мне. Договоримся предварительно по техническим деталям подготовки и поездки. Успехов тебе и легкой лыжни. Кстати, все как-то неудобно было спросить. Извини, конечно, за вмешательство в личную жизнь, но это не праздный интерес. Мне это нужно учесть для оформления твоей командировки.

– Ладно, спрашивай. Я даже догадываюсь, что тебя интересует. Точнее, кто. Мари-Кристин?

– Да, ты, как всегда, догадлив. Ты как, с ней окончательно расстался? В Женеву один полетишь?

– Да, один. А что, могут возникнуть проблемы с семейным статусом? Вам что, холостяки за границей не нужны?

– Да нет, никаких проблем. Чисто формальный вопрос. У тебя же, помнится, была даже дата свадьбы намечена. Насколько помню, чуть ли не на январь.

– Почти что так. На конец февраля. Но это уже в прошлом. Надеюсь, причины тебя не интересуют?

– Мне интересно все, что с тобой происходит. Мы же друзья. Но я не лезу в те дела, куда меня не приглашают. Если захочешь выговориться и поделиться наболевшим, то я всегда готов тебя выслушать. А нет, так нет. В общем, я спрашиваю только для того, чтобы твои анкетные данные не пришлось наспех переделывать. Конечно, лучше, когда работник женат. Начальству спокойнее, и выглядит он солиднее. Но ничего. Это не обязательно и не смертельно. Во всяком случае, поправимо. Что ни делается на этом свете, все к лучшему. Найдешь себе лучшую пару. В той же Женеве. Кстати, ты где планируешь встретить Рождество?

– У родителей, в Монреале. Скорее всего, Новый год тоже там же встречу. А потом к себе домой, в Оттаву. Думаю, что через пару дней после Нового года созвонимся.

– Прекрасно. Может быть, сможешь нас с женой навестить? У меня есть прекрасное шотландское виски. Настоящий «скотч» 12-ти летней выдержки, произведенный в Эдинбурге. Как раз подходит для зимы. Посидим у камина, вспомним школьное детство. И мой сын по тебе соскучился. Говорит, давно с дядей Полем не играл. Ладно, извини, что заболтал тебя. Это я в кабинете, в тепле, а ты в горах, на морозе. Как представлю, так мурашки по спине целым стадом пробегают. Ну не буду задерживать тебя больше на вершине. Как я уже понял, для горнолыжника, в отличие от альпиниста и карьериста, самое главное не подъем, а спуск. Так что удачи тебе на трассе. С богом...

Поль неспешно сложил аппарат и аккуратно засунул его в верхний карман куртки. Затем еще раз осмотрел крепления на лыжах, поправил рюкзак на плечах, передвинул поудобнее очки, напружинил ноги и несколько раз присел для разминки. Потом размял пальцы рук, попробовал хватку лыжных палок. Традиционный ритуал перед сложным, рискованным спуском. Теперь надо настроиться психологически, как самураю перед схваткой. Отрешиться от всего постороннего и полностью сосредоточиться над тем, что предстоит совершить. Вот только после телефонного разговора что-то не очень это получается. Он даже почувствовал, как эйфория разливается по телу, захватывая все новые участки. К сожалению, радостные эмоции тоже иногда выбивают из колеи. Впрочем, это не страшно. Это последний его спуск в Ферни. Завтра предстоит возвращение назад, в цивилизованный мир. В мир уютных городских квартир и шумных улиц, в потоки машин и звездное скопление красивых женщин.

А чтобы не слишком рисковать, с учетом просьбы Мориса, лучше, пожалуй, проехать по трассе, уже опробованной предшественником. Он примерно запомнил направление и повороты, по которым благополучно проскочил Тим. Пожалуй, это будет разумным. Поль еще раз прикинул трассу спуска, намечая возможные крутые виражи и закладывая их в карту памяти, как в компьютер. Потом немного согнул и напружинил колени и, оттолкнувшись палками, резко и решительно послал свое тело вниз. И да хранят его Бог и горные духи!


Было начало марта, и через полуоткрытое окно машины врывался пьянящий воздух, возвещавший о приходе весны. Ярче светило солнце с поголубевшего неба, оживились лица прохожих, расцветилась палитра одежд и природных красок. И приближалось время его отъезда. Собственно говоря, остались уже считанные дни, а предстояло еще завершить массу дел, особенно хозяйственных. Пару месяцев назад Поль даже не представлял, каким сложным окажется процесс подготовки к командировке. Предстоит еще сдача квартиры в субаренду, возвращение мебели в пункт проката, продажа машины, отбор багажа для перевозки в Женеву и так далее и тому подобное. Просто голова кругом идет. Спасает только его организованность, привычка тщательно планировать все заранее и вести служебный дневник, в котором четко фиксировался ход выполнения намеченного. Эту полезную черту он приобрел во время работы над докторской диссертацией, иначе так и остался бы без научной степени. Трудно совмещать работу в министерстве и исследовательскую деятельность. Но ничего, теперь научные мытарства позади, а диссертация сыграла свою роль для перехода из одного министерства в другое и переезда на работу в Женеву.

Однако сегодня, несмотря на загруженность, Поль позволил себе небольшой выходной. Предстояло совершить полезное и приятное дело, чтобы отблагодарить друга за хлопоты. Выбрать горные лыжи и прочие аксессуары для Эдди – сына Мориса – в качестве подарка на день рождения, в ознаменование круглой даты – первого пятилетия жизни мальчугана. Кроме того, не забыть и про его отца, поскольку отпускать ребенка одного в горы в таком возрасте рановато. Поль, конечно, попытался убедить друга, что март – не самое удобное время для покупки лыж, поскольку вслед за весной в Канаду, как известно, приходит лето. Мол, достаточно будет, чтобы он просто объяснил, как сделать правильный выбор, а саму покупку отец с сыном могли бы совершить самостоятельно позднее, по завершении купального сезона в районе Оттавы.

Но мсье Дюрансуа-старший возмутился, заявив, что может доверить столь ответственное дело только близкому другу и опытному эксперту, объединенным в одном лице. Тем более что именно мсье Леблан своим примером смутил юную душу, посеял семена любви к этому безумному спорту, и теперь должен нести ответственность за свои поступки. И зачем терять время зря, когда за весной неизбежно придет лето, вслед за летом неминуемо следует осень, а там и зима не за горами... В общем, в логике и убедительности сотруднику МИД трудно было отказать.

В результате они выехали полчаса назад на машине Мориса в торговую экспедицию. Мать ребенка решили с собой не брать, поскольку, как известно, женщины только мешают в чисто мужских делах. Как выразился мсье Дюрансуа, предварительно убедившись в отсутствии поблизости мадам Дюрансуа, «она будет ориентироваться не на форму лыж, а на их окраску, а также внешность и говорливость продавца».

Правда, Морис самонадеянно заявил, что надеется в перспективе приобщить свою супругу Грейс к таинствам скольжения на лыжах с заснеженных горных вершин, чтобы не дробить семью на время отпуска, не сеять конфликты и семена раздора и иметь объединяющее всех увлечение. Поль его поддержал. Пояснил примером из личных наблюдений, что многие мамаши поначалу приводят ребенка в учебный центр и остаются его караулить. Потом, в ожидании окончания занятий, от скуки начинают проявлять интерес к тому, чем занимается любимое чадо, постепенно сами втягиваются в учебный процесс и встают на лыжи.

Через несколько минут друзья припарковались в подземном гараже и вскоре оказались в огромном зале спортивного магазина, где было выставлено все, что нужно любому горнолыжнику, от начинающего малыша до убеленного сединами ветерана.

Дольше всего выбирали лыжи, ботинки и крепления.

– Для начинающих лучше всего подойдут «карвинговые» лыжи, – пояснил Поль, выбирая из стойки наиболее подходящие для Эдди по размеру. – Вот такие. Круглый нос, широкая пятка, есть «талия» – то есть сужение по центру. По высоте для начала чуть ниже подбородка. А для более опытных лыжников – по формуле рост минус четыре дюйма. К осени ребенок немного подрастет, так что я думаю, что эта пара будет ему в самый раз. И цвет, по-моему, подходящий. Я имею в виду, не для Эдди, а для его матери. – Он повернулся к другу, давая возможность оценить лыжи. – Тебе эти нравятся? – И, увидев утвердительный кивок, продолжил: – Палки, в принципе, можно пока не брать. Во время первого года обучения они практически не нужны и чаще всего просто мешают. Вначале вообще учатся в основном тому, как правильно падать, чтобы не травмироваться, как взбираться на гору без подъемных механизмов и как тормозить.

Через час они вышли из магазина, навьюченные покупками. В комплект «рыцарских доспехов», помимо лыж и палок, вошли также куртки, брюки, шлемы, термобелье, рюкзаки, термосы и прочие как нужные, так и не очень нужные культовые аксессуары «настоящего горнолыжника». В разложенном виде смотрелось все это нагромождение предметов весьма эффектно, особенно в глазах женщин, что было немаловажно для финансового отчета перед фактической главой семьи, то есть мадам Дюрансуа.

Еще через два часа они сидели вдвоем с Морисом у камина в его загородном доме, после роскошного обеда, вдали от женских и детских ушей, прихлебывая марочный шотландский виски со льдом из массивных хрустальных стаканов и обсуждая предстоящую поездку. Поль расслабился и не удержался, подробно рассказав о печальном финале своих отношений с Мари-Кристин.

В завершение исповеди гостеприимный хозяин дома, разливая по последней порции «скотча», изобразил приличествующее случаю сожаление на лице, пожал плечами и нарочито бодрым голосом отметил:

– Ну что ж, Поль. Жаль, конечно, что так получилось с Мари-Кристин. Но, как мне кажется, хорошо, что это случилось до вступления в брак. Так что, считай, что тебе даже повезло. Еще раз спасибо за подарок для сына. Будет хорошим сюрпризом для него, поскольку даже я не знаю, что лежит в оставленной тобой коробке. Как ты и просил, пока припрячу и вручу ему в день рождения вместе с поздравительной открыткой. За имущество не беспокойся. Все, что оставлено на хранение в моем доме, будет как в сейфе, особенно горные лыжи и ботинки. Правильно сделал, что с собой не взял старые...

– Именно так я и подумал, – перебил его Поль. – Новую жизнь надо начинать с новым снаряжением. Под Швейцарские Альпы лучше всего подойдет то, что сделано в Швейцарии. Хотя, конечно, с лыжами даже и на время жаль расставаться. Для меня они, как испытанное оружие для воина. У рыцарей была традиция давать имя своему мечу. У моих лыж тоже есть свое имя – «Победитель снегов».

– Хорошее имя, – одобрил Морис, – Надеюсь, что в следующем году зимой увидимся. Как только освоим катание на лыжах всей семьей, так сразу же ответим на твое приглашение. Жди нас в Женеве, где-то в ноябре или декабре. Может, даже на Рождество пожалую вместо Пэр Ноэля. Придется мне бороду отрастить.

– Проще будет наклеить, – пошутил Поль. – Главное – это не внешность, а актерское мастерство. У тебя должно получиться.

– Я тоже так думаю. Хотя, боюсь, мой сын уже в новогодние чудеса и подарки пришельцев с севера не верит. А теперь давай по последней. За твое удачное врастание в новую жизнь на новом месте! За твои будущие успехи в работе, в чем я не сомневаюсь. За то, чтобы тебе повезло с местным начальством. А главное – за новую возлюбленную и новые горные трассы. За покорение Швейцарских Альп и швейцарских женщин!

3

Натали взглянула в зеркальце, слегка поправила прическу, убрала расческу и пудреницу в сумочку и вошла через раздвинутые стеклянные двери в просторный обеденный зал самообслуживания на нижнем ярусе огромного, многоэтажного, вытянутого вдоль вершины холма здания штаб-квартиры МОТ, величественно возвышавшегося над Женевой.

Сегодня Натали была в деловом костюме темно-синего цвета и белой шелковой блузке. Удлиненный жакет классических очертаний и прямая юбка чуть ниже колен. Гладко зачесанные назад волосы, стянутые в тугой пучок на затылке. Мягкие черные кожаные туфли на низком каблуке. Идеальный вид образцовой помощницы крупного международного чиновника. Для полноты образа не хватало только очков в строгой роговой оправе.

Слева от входа, на столе, были выставлены образцы горячих блюд, предлагаемых сегодня на ланч. За кулинарными экспонатами, чуть поодаль, возвышались стойки с различными салатами и напитками. Справа от входа, за стойками раздачи горячих блюд, энергично трудилось несколько человек обслуживающего персонала. Она поколебалась, выбирая между «ротиссери» с обилием мяса и гарнира и каким-то блюдом мексиканской кухни. Здесь было принято ежедневно вводить в меню что-то оригинальное из мировой кулинарии, видимо, для роста интернационализации сознания сотрудников через желудок.

В итоге недолгих раздумий победила Мексика. Через некоторое время Натали прошла с подносом на половину зала, сплошь заставленного обеденными столами, и начала осматриваться, выбирая место. В этот момент она вдруг услышала характерный, с музыкальными модуляциями, и весьма знакомый голос, окликающий ее по имени. Натали вздрогнула от неожиданности и оглянулась. За одним из столиков сидела Исабель, ее коллега и подруга еще по Женевскому университету. Ее мать была испанкой, а отец – коренным женевцем. Странно... Исабель, по идее, уже несколько месяцев должна была находиться в Африке...

– Привет, Натали! Ты не меня ищешь?

– О, привет, Исабель. Вот уж не ожидала тебя здесь увидеть.

Они церемонно расцеловались, и Натали устроилась напротив, отметив про себя ровный, чуть темноватый и грубоватый загар на открытых участках тела собеседницы, делавший эту невысокую и плотную девушку с круглым лицом похожей на уроженку Латинской Америки. Экзотический облик дополнялся каким-то бесформенно-пестрым одеянием, напоминавшим не то накидку с вырезом для шеи, не то чрезмерно свободного покроя платье, в котором явственно проявлялись африканские мотивы.

– Какими судьбами? Для отпуска вроде еще рановато. Наверное, сбежала с жаркого континента, спасаясь от местных каннибалов?

– У тебя, дорогая, устаревшие представления о местной экзотике. Там живут очень милые люди, которые не едят белых леди на завтрак. И очень много вегетарианцев. Так что, боюсь тебя расстроить, но мне не суждено закончить свои дни в желудке какого-нибудь аборигена.

– Спасибо за разъяснение, Исабель. Напротив, это успокаивает и радует. У меня не так много подруг. Кстати, прекрасно выглядишь. Можно только позавидовать. Настоящий африканский загар. Ты где сейчас работаешь?

– В нашем бюро на Мадагаскаре. Кстати, как и у тебя, шеф тоже немец по национальности. Клаус Фишер. Довольно симпатичный мужчина, но не без странностей. Зачем-то красит волосы и, по-моему, даже слегка подвивает. Как представлю его в дамской парикмахерской, сидящим под колпаком сушилки, так сразу смех разбирает. К тому же он женат. Образцовый немецкий муж. Всегда носит в портмоне фотографию «цвай киндер унд фрау» – двух детей и супруги. А сюда, в штаб-квартиру, я приехала в командировку, до конца марта. Мы подготовили один доклад, который будет обсуждаться на этой сессии Административного совета. Мне предстоит его окончательно доработать, отшлифовать и согласовать здесь, на месте, до начала заседаний.

– Ну и как там, на острове? Мне его название нравится. Звучит очень поэтично, как в сказке.

– Мне оно тоже импонирует. В целом, неплохо, хотя проблем хватает. Работы много. А вообще мне там нравится. Полно экзотики. Развлечений хватает. Народ неплохой, обстановка спокойная, бытовых проблем особых нет. Климат меня тоже устраивает. Во всяком случае, пребывание там еще не успело опротиветь. Знаешь, у меня дома даже обезьянка есть, очень веселая и игривая. Правда, слишком любит озорничать. Может быть, потом с собой ее привезу, через пару лет, когда срок контракта закончится. Пусть на Женеву полюбуется. Ладно, что это мы все обо мне говорим. Лучше расскажи, как у тебя дела обстоят. Есть какие-нибудь изменения?

– После нового года практически никаких. Не удалось даже в горы выбраться. В декабре была в Румынии. Думала, что встречу Рождество с родителями, а потом отправлюсь куда-нибудь покататься на лыжах. Но не получилось.

– Ну... у меня в Африке вообще такой проблемы нет. Ни снега, ни лыж. Негде и не на чем кататься.

– А как же воспетые Хемингуэем снега Килиманджаро? – насмешливо поддела ее Натали.

– Наверное, у Хемингуэя в романе остались, – пожала плечами Исабель, – Я такие книги уже не читаю. Обычная беллетристика не для меня. Я теперь только серьезные вещи изучаю, как в университетские времена. Некогда. Жаль свободное время тратить на пустяки. Кстати, эти «хемингуэевские» снега от меня удалены, на материке расположились. Это здесь все рядом. За пару-тройку часов можно на машине к любому горному курорту добраться.

– Да, конечно. Например, в Давос или Санкт-Мориц – «обитель миллиардеров», где «воздух пьянит словно сухое шампанское». Не помню, в каком-то путеводителе эта фраза на глаза попалась. Можно в гольф на льду поиграть и посетить известный во всем мире ресторан «Ля Мармит» на высоте 2500 метров над уровнем моря. Но боюсь, что это не для меня. Я не кинозвезда, не политик и не бизнес-леди. Не люблю избранное общество. На мой взгляд, это просто сборище фанфаронов и авантюристов. Да и вообще, меня больше тянет в необжитые места. А на курортах все вылизано, выглажено, пронумеровано и зарегулировано. И народу вокруг чересчур много. По трассе спокойно не проедешь, обязательно на кого-нибудь наскочишь. Слалом вокруг туристов меня не привлекает.

– Да, мадемуазель, сразу чувствуется ваше разочарование и, как следствие, повышенный негативизм и пессимизм в оценках. Даже я, не психолог, и то это чувствую. И кто же тебя, несчастную, так расстроил? Есть проблемы в сексуальной жизни? Кстати, как там Жан-Пьер?

– Да ну его. Даже вспоминать не хочется. Как говорится, кто черта помянет...

– Что так печально? Он что, стал импотентом?

– Еще нет, но лучше бы это случилось. Ему это пошло бы на пользу, как кара Господня. И меня бы утешило. Боюсь, что скоро придется расстаться. Устала я от этого человека. И никаких перспектив. Чем дольше с ним знакома, тем больше убеждаюсь, что мы совершенно разные люди. Обычно мальчики и девочки со временем как-то притираются друг к другу, сближаются. А у нас все наоборот. Дрейфуем, как льдины, в совершенно разные стороны. И отношения все холоднее становятся...

– Но отпуск ты все же с ним провела?

– Да, но лучше бы я этого не делала. Уговаривала его отправиться в Вербье, покататься на лыжах. Не обязательно даже с гор. Можно было, в крайнем случае, и по равнине кругами поездить. Хотя бы дня на три-четыре, а лучше на неделю. Можно было бы там и Новый год отметить. Но он уперся. Вместо этого поехали в Цюрих, по его настоянию. Пошла ему навстречу, принесла себя в жертву, можно сказать. Но господин Леви эту жертву не оценил. Посчитал за должное. Чуть ли не оказал услугу глупой девочке, которая сама не знает, чего хочет, и не понимает своего счастья. В общем, решил, что это он меня облагодетельствовал, и я теперь у него в долгу.

– Наверное, ты права. Но потеря не столь уж велика, как тебе кажется. Цюрих вполне приличный город. Я там несколько раз была, и мне он очень понравился. Во многом похож на Женеву. И озеро, Цюрих-зее, похоже на наше озеро Леман, а река Лиммат на нашу Рону. И магазины там неплохие, особенно на Банхофштрассе. Я помню, как в «Желмали» почти два часа проторчала.

– Мне он тоже понравился. В декабре, под снегом, он особенно красочный. Речь не об этом. Речь идет о спутнике, а не о городе. Мы тоже не скучали поначалу. Погуляли в первый вечер по городу, полюбовались на кирху Гросмюнстер с ее сдвоенными башнями, на старинный собор Святого Петра. А вечером развлекались на улице Нидердорф. Там полно уличных музыкантов и злачных мест. Кстати, заодно выяснилось, что Жан-Пьер неплохо говорит на «швюцер дюч» – швейцарском варианте немецкого языка. Единственная польза от совместного пребывания. Удобно было с местными жителями объясняться.

Но потом его словно муха укусила. С утра принялся все расходы пересчитывать. Обвинил меня в транжирстве и бесхозяйственности. Заявил, что впредь будет оплачивать только те расходы, которые сочтет рациональными. Остальное, мол, за мой счет, хотя я и так практически вношу половинную долю в совместные затраты. Стал даже настаивать на переезде в более дешевую гостиницу. Мы жили в отеле «Велленберг». Весьма комфортный, четырехзвезный, в центре города. В общем, испортил все праздничное настроение. Странно, что еще не начал экономить на презервативах.

– Хорошая шутка, – засмеялась Исабель, – Надо запомнить.

– Какая шутка? Я всерьез. Я даже пообещала Жан-Пьеру, что помогу ему сэкономить на этом.

– Ну и как он среагировал?

– А никак. Обошелся спокойно все эти дни без секса, вместо того, чтобы пасть на колени возле постели и умолять меня сменить гнев на милость. Похоже было, что даже обрадовался. Да и вообще, наши интимные отношения уже давно далеки от идеала. Он меня просто не возбуждает. Ты представляешь, до чего дошло? Иногда даже неприятно становится, когда он лезет с поцелуем. И знаешь что? Я опять начала видеть эротические сны, как в юности, когда у меня еще не было мужчин. Это классический показатель сексуальной неудовлетворенности.

– Да, ты права, Натали. Меня тоже такие же сны в Африке стали мучить. За три месяца не нашла себе партнера. И СПИДа боюсь. В Африке он свирепствует. Так и до фригидности недолго.

– Ничего, наверстаешь дома упущенное, – утешила ее Натали.

– Именно над этим я сейчас и работаю. – Исабель отодвинула в сторону уже опустевшую тарелку, допила оставшуюся в стакане минеральную воду, аккуратно промокнула бумажной салфеткой губы и, оглянувшись по сторонам, заявила:

– Так, с едой мы уже закончили. Предлагаю пойти в другой зал, выпить по чашечке «эспрессо» из кофейных автоматов. Там и поболтаем. А то здесь слишком много любопытных. Уже начали прислушиваться...

Она выразительно покосилась на молодого африканца с тонкими чертами лица, скорее всего сенегальца, примостившегося за столом рядом с ними. Посланец самого жаркого континента с откровенным интересом впитывал информацию о пробелах в сексуальной жизни двух очаровательных белых леди. На его лице явственно отражались понимание проблемы и готовность помочь по мере сил обеим дамам.

– Да, ты права. Хорошая идея. – Натали посмотрела на часы, бросила хмурый взгляд на чрезмерно любознательного и отзывчивого представителя третьего мира и сказала: – Пошли. У меня есть еще минут двадцать, так что и на кофе, и на болтовню времени хватит. Я неделю назад из Лондона вернулась, привезла кое-какие наряды. От Флавии. Один костюм в стиле «интеллигентная и сексуальная». Жакет из твида в крупную коричневую и белую клетку и мини-юбка цвета кофе с молоком с боковым разрезом. Второй костюм в стиле «комфорт и раскованность». Красный вельветовый удлиненный жакет и красные, расклешенные от колена вельветовые брюки. Прекрасно смотрится с сиреневой кашемировой кофточкой или шелковой блузкой. Да и без нее тоже неплохо выглядит, с черным или красным бюстгальтером.

– Да, особенно для голодного мужского взгляда, – с заметной ноткой зависти произнесла подруга, окинув взором соблазнительную фигуру собеседницы.

Перехватив ее взгляд, Натали машинально выгнула спину, демонстрируя свои достоинства, и продолжила:

– В знаменитый «Хэрродз», где делает покупки королевская семья, времени не было заскочить. Я ведь в Лондоне всего два дня была. Но успела пробежаться по Оксфорд-стрит и по Риджент-стрит. Это у них главные торговые улицы. Заодно купила кое-какие игрушки для племянника. Так что не с пустыми руками вернулась. На мой взгляд, весьма удачный покупательский тур получился. Не знаю только, стоит ли на работу одевать. Боюсь, опять шеф будет придираться.

– Не обращай на него внимания. Он просто к тебе неравнодушен, вот и пристает. А меня ты просто заинтриговала, Натали. Обязательно должна показать, что англичане могли придумать в области моды. Я как-то всегда больше ориентировалась на итальянский дизайн.

– Нет проблем. После работы можем сразу заехать ко мне домой. Ты во сколько планируешь сегодня закончить?

– Думаю, часов в семь.

– Прекрасно. Тогда созвонимся в полседьмого и договоримся. Машина у меня внизу, в гараже. Все та же. Ты ее помнишь?

– Да, конечно. – Исабель встала, взяла поднос и, демонстративно задев бедром молодого африканца, пошла на выход, буркнув на ходу: – И не мечтай, бедный африканский мальчик. Эта роскошная плоть не для тебя.

«Боинг» опять ощутимо тряхнуло, и Поль проснулся. Как раз вовремя, чтобы услышать голос капитана воздушного корабля, предупреждающего о том, что самолет идет на снижение и пора пристегнуть ремни. Он сидел у самого иллюминатора, и было понятно, от чего так трясет. Самолет шел над Альпами, в возмущенных воздушных потоках, и после десяти минут снижения внизу уже вполне отчетливо вырисовывалось причудливое, многоцветное переплетение гор и долин, в котором нередко проступали белые снежные пятна и полосы.

Через некоторое время самолет оказался над озером Леман и пошел вдоль него, выходя к южной оконечности, к женевскому аэропорту, пристроившемуся у самой границы с Францией. Еще пара маневров для выхода к посадочной полосе, разворот вокруг какой-то горы, и через несколько минут самолет уже катился по бетонной полосе аэропорта.

Поток пассажиров в приемном зале перед линией пограничного контроля разделился надвое. Небольшая часть прилетевших пассажиров ушла влево по лестнице, для выхода на французскую территорию, а основная масса довольно быстро, без излишних формальностей, после паспортного контроля оказалась в зале прилета. Пришлось немного подождать несопровождаемый багаж, который теперь горой возвышался над тележкой для перевозки. Поль невольно вспомнил, сколько сил и энергии потребовал отбор его содержимого. Некоторые вещи он перекладывал раз по десять, то убирая назад, то опять откладывая для транспортировки. Поневоле пришлось оставить в Оттаве и все горнолыжное снаряжение. Взял с собой только старую вязаную шапочку, скорее как испытанный талисман, до сих пор приносивший удачу и безопасность.

Встречавший его сотрудник миссии с голландским именем Питер ван Глоом за время недолгого пути от аэропорта до миссии кратко посвятил его в то, что ждет новоприбывшего в ближайшие несколько дней.

– Вы как раз вовремя. Можно сказать, с корабля на бал. Ваш основной курируемый объект в местном международном сообществе – Международная организация труда – МОТ. С понедельника начинаются заседания технических комитетов для подготовки к сессии Административного совета этой организации. Так что придется с ходу включаться в работу. Пару недель нужно будет изрядно потрудиться, не считаясь со временем. Потом можно будет слегка расслабиться, хотя у вас это вряд ли получится. У новоприбывших всегда поначалу слишком много проблем. Не стесняйтесь. Обращайтесь за помощью. Я сам когда-то так же начинал.

– А вы давно здесь работаете, Питер?

– В Женеве? Почти два года. Еще не ветеран, но уже не столь зеленый. Я здесь с семьей. Дочь ходит в международную школу. Сыну еще рановато учиться.

– А где до этого работали?

– Еще в двух странах. Последняя командировка перед Швейцарией была в Индию. Я карьерный дипломат.

– А с кем здесь контактировать по хозяйственным вопросам?

– Для вас поначалу лучше все проблемы решать через мисс Элен Спирс. Она ваша помощница. Хорошие пробивные способности, и в местных условиях неплохо ориентируется. Внешне она чем-то похожа на свою знаменитую однофамилицу Бритни Спирс и даже ей подражает. Правда, не поет. Вот только, в отличие от Бритни, о девственности не печется, скорее наоборот. Она тут местная знаменитость. Воинствующая антифеминистка и гедонистка. Как-то заявила, что «она не самец, а самка, и не должна уметь делать то же, что и самцы». Откровенная, порой грубоватая, в выражениях не стесняется. Как-то раз заявила нашему шефу, когда он пытался слегка ее урезонить по поводу ее поведения: «Моя мама советовала избегать мастурбации. И никаких искусственных фаллосов и электровибраторов. В мое тело может войти только натуральный, подлинный, стопроцентный, проверенный мужской член. Лучший в мире член для лучшей в мире женщины». – Собеседник усмехнулся и многозначительно добавил: – Она будет для вас хорошим помощником. Но будьте осторожней. Насколько я понял, вы не женаты, она тоже не замужем и отчаянно стремится восполнить этот пробел. Так что вы лакомая добыча. Элен девушка целеустремленная, упорная и изобретательная, особенно когда устраивает свою личную жизнь. Впрочем, вам самому решать, что делать в этой ситуации.

Во время беседы в машине Поль все время крутил головой по сторонам, рассматривая проносившиеся за окном фрагменты городского пейзажа. Его внимание привлекло в первую очередь обилие и разнообразие зеленых растений – представителей разных климатических зон, свидетельствующее о том, что он попал в достаточно теплые, обильные и ухоженные края, где ценят, любят и берегут природу. Ярко-зеленые косогоры были густо расцвечены желтыми лепестками примул. Изредка Питер отвлекался от инструктивной части беседы, комментируя увиденное, в основном называя здания штаб-квартир международных учреждений, мимо которых они проезжали.

– Крупные международные учреждения вынесены за пределы города. Так что мы, международники, обитаем за пределами исторического центра, в районе новых застроек. Сейчас едем по району Гранд-Саконэ, потом попадем в район Прени. Подберете со временем себе квартиру поближе к работе, а пока вам приготовили апартаменты на территории самой миссии. По приезду представлю вас нашему общему шефу. С руководителем представительства встретитесь, скорее всего, завтра. Сегодня он очень занят. Нашего шефа зовут Шон Макгрейв. Думаю, вам о нем говорили в Оттаве. Человек весьма компетентный и достаточно требовательный.

– Да, в целом информировали, – осторожно заметил Поль.

– Тогда не буду ничего добавлять. Не хотелось бы навязывать свое представление о других людях, тем более о руководстве. Надеюсь, быстро разберетесь сами.

– Спасибо, постараюсь.

Поль старался отделываться односложными ответами. На новом месте работы, при первом знакомстве он обычно не стремился сразу же выделиться или делать скороспелые выводы. Когда позволяло время, предпочитал вначале присмотреться к людям, а не заниматься саморекламой. Иногда это мешало проявить себя, но чаще разумная предосторожность помогала в общении и решении проблем.

Через неделю он уже активно включился в процесс подготовки участия национальной делегации в работе Административного совета МОТ. Самым интересным был первый день предварительного знакомства со штаб-квартирой этой организации. Новизна ощущений и волнующие минуты первого погружения в неведомый мир. Огромное темно-серое здание МОТ, выстроенное в 70-е годы на вершине холма, подавляло вблизи своей монументальностью и чем-то напоминало окаменевшего дракона, усеянного бесчисленными окнами, как блестками чешуи, по всему изогнутому дугой телу.

Особый шарм увиденному придавал контраст между активной жизнью этого международного института, его модернистской архитектурой и сосуществующей по соседству с ним типичной сельской картиной из патриархального прошлого «одноэтажной» Женевы. Чудаковатый владелец расположенной рядом со зданием МОТ, на том же холме, крестьянской усадьбы, несмотря на более чем щедрые финансовые предложения, презрел материальные блага и категорически отверг идею о продаже своей земли международному соседу, продолжая безмятежно разводить своих лошадок и прочую живность. Мирно пасущиеся на лугу, за деревянными жердями ограждения, животные, не обращавшие внимания на снующих поблизости международных чиновников и посланцев со всей планеты, придавали особый колорит этим причудливым экспонатам будущего и прошлого Женевы.

У входа в здание Поль засмотрелся на скульптуры двух изможденных, задумчивых пролетариев, воздвигнутые по обе стороны раздвижной стеклянной двери, похожих на стражей храмовых ворот, как бы подчеркивающих, что это вход в цитадель защиты интересов тех, кому не очень повезло в этой жизни. Казавшееся столь тяжеловесным снаружи, внутри здание смотрелось как легкая воздушная конструкция, пронизанная теплом и светом, благодаря просторным переходам и огромным окнам на нижнем ярусе, из которых открывался прекрасный вид на окружающие деревья, лужайки, гладь водоема и заснеженные вершины гор вдали. Общее впечатление простора, размаха и комфортности дополняли преобладающие во внутренней отделке светлые и теплые тона, множество деревянных панелей. Перед входом в огромный зал заседаний Административного совета он минут десять рассматривал галерею выполненных маслом портретов бывших руководителей этой организации со дня ее основания, расположившихся в один ряд на стене. Потом прошелся по всем залам заседаний, расположенных на этом же этаже, прежде чем отправиться на лифте вверх, чтобы познакомиться с будущими партнерами – сотрудниками этой организации, с которыми предстояло наладить хорошие рабочие отношения.

Спустя несколько дней начались заседания технических комитетов, так что теперь он приходил в это здание ежедневно с утра, проводя внутри большую часть дня, а иногда засиживаясь и до позднего вечера. Он даже не предполагал, что этот заседательский марафон окажется столь утомительным и станет тяжелым испытанием для его деятельной, кипучей натуры. К тому же слишком много информации приходилось ускоренно впитывать на ходу, осваивая новые для себя вопросы. Времени катастрофически не хватало. Для сна оставалось всего несколько часов в сутки. Если бы не спортивная закалка и железное здоровье, то такого напряжения он бы не выдержал. Но, как утешали старожилы, это скоро пройдет. Как сказал мистер Макгрегор: «Освоишься, втянешься, создашь багаж необходимых базовых знаний, и все нормализуется. Даже время для женщин появится».

Впрочем, что касается женщин, то в какой-то степени временная перегрузка даже помогала, спасая от ненужных психологических проблем и неприятных воспоминаний прошлого. Во всяком случае, Мари-Кристин по ночам больше не снилась. Да и вообще ничего не снилось. Ни эротики, ни кошмаров. Доползал с трудом до постели и тут же проваливался в сон. Порой даже не было сил раздеться.

Еще более важным было то, что такой режим работы спасал от назойливости и предприимчивости мисс Спирс, привыкшей действовать в атакующем стиле. Поль с усмешкой вспомнил о полученном еще по дороге из аэропорта своевременном предупреждении. Аналогичные рекомендации он услышал в тот же день и от своего непосредственного шефа, мистера Макгрегора, массивного и лохматого, похожего на вставшего на дыбы медведя, с красноватым лицом любителя «бурбона» и бифштексов с луком и кровью. В первый день на женевской земле общий инструктаж и введение в курс дела у этого экспансивного потомка шотландских поселенцев заняли почти два часа, из них не менее десяти минут было уделено характеристике этой своеобразной особы.

В завершение Шон Макгрегор картинно воздел руки, поднял глаза к небу и произнес, как молитву или заклинание:

– И да хранит вас Бог от этой напасти. Аминь! – Затем прозаическим тоном добавил: – Хотя вряд ли на это можно надеяться. Такое впечатление, что она с Господом играет в одной команде.

Поль с ним быстро сработался и даже принял пару раз участие в небольшом совместном расслаблении после затяжного и трудного рабочего дня, прямо в кабинете. Из шкафа, из-за груды прикрывающих внутренности файлов, извлекалась вместительная трехгранная емкость с янтарной жидкостью марки «Гратис», которая затем расплескивалась по стаканам щедрой рукой хозяина. А затем, не разбавленная водой, в своем природном виде, постепенно выливалась внутрь мужского организма, в сопровождении познавательной, откровенной и полезной беседы. Домой мистер Макгрегор, как правило, не спешил, справедливо полагая, что после почти тридцати лет брака жена уже приучилась к самостоятельному ведению хозяйства, достаточно устала от однообразия затянувшегося законного сожительства и не столь остро нуждается в присутствии супруга. Дети давно уже стали взрослыми и обзавелись собственными семьями. Один из его сыновей переехал в Австралию, второй работал по контракту в США. Так что опекать в полупустом доме было некого.

Что же касается мисс Спирс, то она действительно оказалась достойной последовательницей своей однофамилицы-певицы. Хотя, конечно, и не столь экзальтированной особой, как Поль ожидал по описаниям. Мужчинам, особенно не слишком удачным в браке, свойственно иногда неправильно оценивать вторую половину рода человеческого, хотя бы просто потому, что сами они к ней не принадлежат. Незнание порождает порой нелепые химеры, чрезмерные преувеличения, инсинуации, фантазии и иллюзии. К тебе это тоже относится, самокритично сказал себе Поль.

Элен обладала довольно эффектной внешностью. Приятное, слегка удлиненное лицо с большими серыми глазами и узковатыми, ярко накрашенными губами. Светло-рыжие волнистые волосы до плеч. Полная грудь, с трудом размещавшаяся под блузкой, сквозь которую просвечивали кружевные бра, едва прикрывавшие темные окружья сосков. Тонкая талия плавно переходила в стройные бедра и бесконечность ног, казавшихся еще длиннее из-за мини-юбки. Впрочем, в длинной юбке с разрезами до бедра они выглядели еще эротичнее.

Элен не скрывала прелести своей фигуры и в присутствии мужчин нередко принимала картинные позы, повышавшие жизненный тонус окружающих и пробуждавшие в них желания, о которых не сообщают даже сексопатологу, не говоря уже о женах. Ее острый язычок столь заманчиво облизывал насыщенные яркой помадой губы, что невольно хотелось присосаться к ним для того, чтобы проверить устойчивость окраски. А голос... Грудное контральто с эротическими модуляциями беспрепятственно проникало в мужские уши и глубины мозга, парализуя волю к сопротивлению и голос разума...

В общем, девушка явно не из викторианской эпохи. Классический продукт эпохи женской эмансипации и сексуальной революции. Естественно, что женская часть канадского дипломатического сообщества, состоящая в законном браке, неутомимо плела интриги, направленные на то, чтобы ускорить возвращение на родину любвеобильной и опасной для них красотки со зловещей славой «интриганки» и потенциальной «разрушительницы семей». Хотя, конечно, дамы несколько преувеличивали степень реальной угрозы своему благополучию.

Элен отличалась рациональным складом ума и предпочитала не тратить понапрасну усилий на неперспективные экспонаты. Она четко знала, чего хочет от жизни, и всех окружающих мужчин делила на две категории – пригодных и непригодных для замужества. При этом серьезно относилась только к первой категории. Что касается второй группы, то, как быстро понял Поль, флирт с ними иногда практиковался, но носил чисто спортивный характер, скорее для тренировки и проверки способностей и технологий в искусстве обольщения.

Естественно, что уже со второго дня пребывания в Женеве перспективный новичок попал в сферу ее пристального внимания и плотной опеки. За неделю он успел получить более десятка предложений о совместном проведении времени. От катания по набережной вдоль озера Леман на роликовых коньках до выезда на ее машине в китайский ресторан «Меконг» куда-то за пределы Женевы. Одно из них – поездку на ежегодный международный автосалон – он все же не смог отвергнуть. Победили любопытство и мужская любовь к автотехнике, а главное – практическая потребность. Пора было обзаводиться собственным автотранспортом. Конечно, лучше всего взять уже испытанный «мицубиси-паджеро», верно послуживший ему много лет в Канаде и весьма пригодный как раз для главного в его жизни – выездов на горные трассы.

В ассортимент предложений Элен вошел и более чем прозрачный намек на возможность выпить по чашечке кофе у нее дома вечером после работы, послушать музыкальные записи, да и вообще расслабиться, чтобы снять накопившиеся усталость и стрессы. Предложение сопровождалось доверчивым наложением теплой и ласковой женской ладони на его ладонь, потом сближением двух тел на более чем интимную дистанцию по инициативе дамы, с выразительным облизыванием по спирали как бы пересыхающих от волнения губ. Движение языка дополнялось учащенным и прерывистым от страсти дыханием и выразительными колебаниями груди под расстегнувшейся наполовину кофточкой. А само предложение озвучивалось сочным, трепетным голосом, в котором звучало гораздо больше сладостных обещаний, чем произносилось. О выражении ее глаз в эту минуту даже говорить не приходится. В зрачках явственно проступало видение обнаженного, мускулистого мужского тела, покорно распростертого на постели в готовности насытить собой ее страстное лоно.

Тогда он просто позорно сбежал с «поля боя», под каким-то нелепым предлогом, впервые в жизни оскорбив женщину отказом и продлевая свои половые страдания. Конечно, своим обостренным женским чутьем Элен прекрасно ощущала его сексуальный голод и играла с ним, как кошка с мышкой, ожидая, когда созревший плод сам упадет в ее объятия. Он тоже понимал, что после нескольких месяцев воздержания ему все труднее сдерживать голос плоти. Он подошел к опасной черте, когда рассудок начинает отказывать под давлением природных инстинктов.

После расставания с Мари-Кристин у него вообще не было женщин. Никакой личной жизни, никакой физической близости, даже поцелуев. Ненормальная и непривычная ситуации давали себя знать. Он же не отшельник, живущий в промерзших гималайских пещерах или прокаленных солнцем безводных синайских песках, где нет никаких дьявольских искушений и бунтующую плоть гораздо проще усмирить и успокоить. Заниматься самобичеванием по рецепту экзальтированных фанатиков и аскетов было бы неразумно. А обливания холодной водой и отжимания от пола по сто раз в такой ситуации мало помогали.

Решение проблемы на коммерческой основе с помощью профессиональных «жриц любви», которых несложно было найти в районе Паки, возле любого «секс-шопа», его тоже не устраивало. Никогда этим не занимался и не собирался купаться в такой грязи. Воспитание и природная брезгливость не позволяли. О СПИДе и прочих кошмарах современности иногда тоже приходилось задумываться.

Однако переход в категорию любовника мисс Спирс в любом случае нельзя было считать решением проблемы. Прежде всего, в силу неизбежных и нежелательных последствий, которых вряд ли удалось бы избежать. Может быть, все выглядело бы иначе, если бы это происходило в другом мире, на другом материке, в другом городе, например, в Оттаве, где люди легко сходятся и так же легко расходятся, как молекулы в броуновском движении, вступая в случайные, мимолетные связи, без взаимных обязательств, скандалов и упреков. Но не в этом тесном, замкнутом мирке дипломатического сообщества, где все хорошо знают друг друга, знают обо всем происходящем, где он весь на виду, как рыбка в стеклянном аквариуме, легко наблюдаемый и уязвимый. Где в случае размолвки или разрыва он вынужден будет продолжать общаться с этим человеком. Известная проблема длительного совместного проживания в ограниченном пространстве, как у полярников или стюардесс.

По счастью, на заседания технических комитетов в МОТ Элен не ходила, занятая административной работой в самом представительстве. Так что у Поля появилась возможность немного передохнуть, придти в себя, проанализировать ситуацию и заготовить новые планы по отражению неминуемых повторных атак и штурмов. Сдаваться на милость победителя он не собирался. Слишком уж рыжеволосая искусительница напоминала ему ее предшественницу. Такое же яркое обаяние в сочетании с бесцеремонным натиском и жестким прагматизмом. Уж очень не хотелось повторять свои ошибки и подвергать психику новым ударам по старым, еще не зажившим ранам.

Зато его внимание неожиданно привлекла женщина совсем другого типа – романтичная красавица, как будто сошедшая со старинных фамильных полотен в каком-нибудь родовом аристократическом замке. Впервые он заметил стройную, симпатичную брюнетку в деловой обстановке, в ходе ее публичного выступления в зале заседаний. Четкая, уверенная дикция, экономные движения, яркая, эмоциональная речь. Доклад сопровождался хорошо подготовленной демонстрацией на экране основных положений ее доклада с помощью «пауэр-поинт».

Вначале он сидел довольно далеко от нее, в самом конце центрального ряда, где, по традициям МОТ, отводилось место для представителей правительственной стороны. Слева были места для профсоюзников, справа – для представителей организаций работодателей. Поль уже начал выдыхаться от заседательского марафона, но, в отличие от спортсменов, не имел права сходить с дистанции. Приходилось терпеть и страдать, борясь с сонливостью и усталостью, делать пометки в бумагах по ходу дискуссий, с тем, чтобы воспроизвести потом услышанное в виде краткой справки по окончанию заседаний. Частично спасал диктофон, хотя, в конечном счете, потом это тоже прибавляло работы.

Настроение соответствовало физическому состоянию, с преобладанием явно пессимистических ноток. Однако уже после третьей фразы ее доклада с ним начала происходить чудесная метаморфоза. Видимо, в ее голосе таилась какая-то таинственная магическая сила, почти мгновенно пробудившая в нем резервы жизненных сил и возродившая интерес к прекрасному полу. Впрочем, весьма избирательный. Похоже, что только к одной представительнице, к ней. На других дам, находящихся в этом зале, организм никак не реагировал.

Поль вдруг понял, что этот завораживающий голос он готов слушать часами. Это было похоже на мифологический сюжет в «Одиссее» Гомера, на волшебный дар сирен притягивать своим пением мореплавателей к себе на гибельный остров. Хотя, конечно, разбиться на острых скалах ему явно не угрожало. Скорее наоборот. Подсознательно он чувствовал, что перед ним открывается земля обетованная, как цветущий оазис, вдруг появившийся за очередным песчаным барханом перед воспаленными глазами изможденного путника, преодолевшего безводную и безжизненную пустыню.

Неожиданно для себя самого, Поль вдруг поднялся с насиженного места, чтобы перебраться поближе к источнику вдохновения. Он занял свободное место всего в десяти шагах от оратора, чтобы иметь возможность рассмотреть это прекрасное лицо, вдохновенное, с искрометными глазами, похожее в эту минуту на лицо девы-воительницы. Лицо женщины, которая не побоится спуститься по «дикой», необъезженной снежной трассе, женщины, способной покорить любую горную и житейскую вершину. Женщины, которую он хотел бы видеть рядом с собой и на лыжах, и в постели.

Наверное, именно ее он видел в своих юношеских снах, когда мечтал о будущей идеальной возлюбленной, с которой мог бы пройти рядом, рука об руку, всю жизнь. По мере накопления потерь и разочарований в интимной жизни эти сны приходили все реже, в памяти стирался идеальный облик, оставляя лишь неясный призрак и смутную надежду на то, что когда-то все это все же сбудется...

4

Натали стояла возле огромных цветочных часов, встроенных в пологий травянистый склон на набережной «Променад дю Ляк», недалеко от моста Монблан. Впервые в жизни она изменила своему правилу – задерживаться хотя бы на пять минут и не выходить на место встречи до тех пор, пока там не прорастет фигура томящегося в ожидании кавалера. В этот раз она пришла на пятнадцать минут раньше назначенного времени. Просто аномалия какая-то. Перед этим мучалась всю ночь. Почти не спала. То ворочалась с боку на бок в перегретой и влажной постели, то впадала в кратковременное забытье. Иногда во сне вдруг всплывали нелепые кошмары. Даже не слишком квалифицированный психолог наверняка бы определил их как подсознательную боязнь потери близкого человека. С чего бы это, да еще после первой встречи? Мрачные предчувствия вроде не одолевают. Просто непонятная реакция психики.

По тому, как состоялось их знакомство, должно было бы сниться нечто совсем другое. Что-то вроде тех красивых сцен, которые любят показывать в голливудских фильмах. Изящные пары в воздушных бальных платьях и элегантных смокингах легко и беззаботно, как мотыльки, порхают по лоснящемуся дубовому паркету огромного зала, сверкая улыбками и бриллиантами. На худой конец, могло бы присниться что-то грубо эротическое – мускулистые волосатые руки самца, прижимающие ее обнаженное тело к выпуклой, густо поросшей шерстью груди. А вместо этого – какая-то мрачная чушь, от которой остались в памяти лишь смутные, но неприятные обрывки. Даже с гадалкой или сонником не проконсультируешься.

Если серьезно подумать, то она явно понапрасну нервничает по поводу того, что Поль может не прийти. Оснований для такого беспокойства пока нет. Еще десять минут до назначенного времени. Даже самой смешно стало. Поймала себя на том, что через каждые десять-пятнадцать секунд машинально смотрит то на огромные часовые стрелки на циферблате напротив, ярко орнаментированном тысячами живых цветов, то на свои изящные наручные часики фирмы «Тиссо». Для подстраховки и перепроверки.

Говорят, что по часам можно легко определить характер человека. Она предпочитает классические, проверенные временем формы, свидетельствующие о том, что человек обладает хорошим вкусом, в меру консервативен, обладает устойчивой психикой и умеет регулировать свою жизнь. Может быть, в теории это и правильно, но вот на практике с упорядочением своей жизни что-то никак не получается. Так же, как и с сохранением душевного равновесия.

Интересно, что она будет делать, если он опоздает или вообще не придет? И как долго она собирается его ждать у этих часов? Пять минут, десять, пятнадцать? Или, даже страшно подумать, целых полчаса? Нет, это уже самоунижение. До такого она никогда не доходила. Явный перебор. Проще будет как-нибудь встретиться потом, якобы случайно, например, под предлогом решения рабочего вопроса. Или подождать, пока он сам тебя найдет. Визитными карточками они все же обменялись, хотя свой домашний и мобильный телефон она пока поостереглась давать. Наверное, зря. Вдруг он не может приехать или опаздывает по какой-то очень серьезной причине. Может быть, даже автомобильная авария. И он сейчас лежит в реанимационной машине под капельницей.

Она представила себе эту сцену и невольно поежилась от озноба. Вот идиотка, надо же такое подумать, мысленно упрекнула она себя. Еще, не дай бог, действительно накличешь беду. Хотя она и не верила в происки потусторонних сил и всякую трансцендентную чепуху, но кто ж его знает. Лучше перестраховаться. Надо думать о чем-нибудь хорошем, и не желать зла ближнему своему, даже невольно. Сосредоточься на положительном, приказала она сама себе.

Натали еще раз посмотрела вдаль, на мост через Рону, надеясь увидеть знакомый силуэт, несущийся галопом или рысью к месту встречи. Но, увы. Впрочем, зачем ему перемещаться пешком, когда можно подъехать на машине с удобствами. Тем более что джентльмену добираться до места встречи гораздо дальше, чем ей. У нее это заняло всего четверть часа неспешной прогулки. От улицы Лозанны, где жила вместе с родителями, выйти по улице Рю дез Альп на набережную Кэ дю Монблан, а затем через Рону сразу к месту встречи. Вглядываться в поток проносящихся по мосту и по набережной машин не имело смысла. Жаль, что забыла спросить у Поля заранее, на чем он ездит. Было бы проще сориентироваться. Впрочем, о таких приземленных материях они тогда не говорили, на их предыдущей встрече.

И сразу же вспомнился официальный прием, который был устроен в ресторане, от имени мэра Женевы, для делегатов закончившейся Международной конференции труда. Конференция проводилась ежегодно в июне месяце в комплексе зданий Дворца наций, примыкавшем к Ботаническому саду. Это было самым крупным международным мероприятием года и для МОТ, и, пожалуй, для всей Женевы. На нем присутствовали представители почти всех стран мира.

Перед этим Натали пришлось, как обычно, много потрудиться, не считаясь со временем. Практически никаких возможностей для устройства изрядно пошатнувшейся личной жизни. Пропадали зря привезенные из Англии и Италии элегантные модные тряпки от Флавии и Живанши. Надевать что-то экстравагантное от Джона Гальяно, а тем более эпатажное от Дольче и Габана, в стиле «озе», она не рискнула, хотя дома, в платяном шкафу, по одному образцу этой вызывающей продукции хранилось. Привезла из апрельской поездки в Турин, где прочитала несколько лекций для слушателей курсов в учебном центре МОТ. А от Турина до мирового центра моды в Милане было рукой подать. Подобрала себе кое-что по образцам весенне-летней коллекции, продемонстрированной на мартовской сфилате – традиционном показе новых моделей всемирно известными кутюрье, проводимом два раза в год. Нижнее белье, даже слегка дополненное или прикрытое шифоном, все равно остается нижним бельем. У нее вполне достаточно природной сексуальности, без этих модельерских ухищрений и чрезмерной откровенности в демонстрации плоти, не оставляющей место для фантазий и догадок, не будившей мужское воображение. Она мечтала когда-то собрать полную коллекцию изделий всех маститых мэтров, хотя бы по одному экземпляру. Но сразу не получилось, а потом вообще расхотелось. Наверное, повзрослела, стала более практичной... Помимо тряпок, она приобрела еще три пары обуви, одну в Милане и две в Венеции, куда успела наведаться уже после завершения работы на учебных курсах. Не удержалась. Надо было успеть побывать в этой «жемчужине Адриатики», славившейся не только каналами и гондолами, но и прекрасными обувными модельерами. Пока город вместе с модельными обувными мастерскими совсем не ушел под воду.

На прием в здании МОТ, после недолгих размышлений, она надела свой английский брючный костюм от Флавии, из красного вельвета, с розовой шелковой маечкой на бретельках, без бюстгальтера. На ноги – красные лодочки на шпильке. Получилось несколько фривольно, но не ходить же все время чересчур серьезной и напыщенной. С прической проблем не было – всего три дня прошло после последнего посещения парикмахерской, где вдруг совсем неожиданно для самой себя она решила скорректировать свой облик и сделать на лето короткую стрижку. Наверное, повлияла рекомендация красавчика-стилиста из Испании, несколько жеманного и слащавого, с излишне высоким для мужчины голосом. Но зато прекрасного мастера, тонко чувствовавшего особенности клиенток и умевшего убеждать их, воздействуя на нежные струны женской души.

А для нее смена прически и образа были символом расставания с прошлой жизнью и окончательного разрыва с Жан-Пьером. Для вступления в новую жизнь нужен был новый облик. И это ей вполне удалось. Она была приятно удивлена, когда несколько знакомых мужчин не сразу узнали ее при встрече на работе и на улице. С женщинами это не получилось, но зато она услышала несколько достаточно искренних комплиментов, не говоря уже о перехваченных завистливых взглядах.

Натали немного опоздала к началу и вошла в уже заполненный людьми зал. Взяла у проходящего официанта бокал с красным вином, и, чтобы не толкаться в толпе, тут же прошла к ближайшему столику с японскими закусками, стоящему у огромного окна. Это тоже было традиционно для МОТ – разнообразить национальную кулинарию на приемах. Естественно, на столе преобладали традиционные суши, не меньше десятка разновидностей.

Рядом со столом, полубоком к ней, стоял весьма симпатичный мужчина в темно-сером костюме из тонкой шерсти с легким отливом, белой рубашке и серо-голубом галстуке из плотного шелка в мелкую клетку.

Несмотря на прошедшие несколько месяцев, она как-то сразу узнала в нем того самого делегата, кажется, канадца, который еще во время мартовской сессии подошел к ней после ее выступления на заседании. Разговор у них тогда не получился, в основном из-за того, что она торопилась. После ее выступления и недолгих дебатов заседание комитета закончилось, и она поспешила на выход, чтобы успеть сделать все заранее намеченное, дорога была каждая минута. Он перехватил ее сразу при выходе из зала заседаний. Канадец успел только представиться скороговоркой и выразить восхищение ее выступлением. Ничего особенного в словах. Обычное трафаретное поздравление. Потом как-то неловко пригласил ее выпить по чашечке кофе, здесь же, в фойе, уставленном столиками, в окружении уютных кожаных кресел и диванов, недалеко от буфета.

Ее внимание привлекли не слова, а внешность, сразу бросающаяся в глаза. В его облике было что-то нордическое и героическое. Мужественное, загорелое лицо с серо-голубыми, уверенными в себе, явно много повидавшими глазами. Такое лицо могло принадлежать и воину, и мореплавателю, и покорителю горных вершин. Во всяком случае, загар был больше похож на горный, в этом она разбиралась. Светлые, коротко остриженные волосы ежиком. Волевой подбородок, разделенный небольшой ямочкой, прямой нос, четко очерченные губы. Высокая, плечистая, спортивная фигура, облаченная в прекрасно сшитый темно-синий костюм и голубую рубашку с темно-красным галстуком. Судя по его четким, экономным и пластичным движениям, хорошо тренирован.

Ей показалось, что она где-то его уже видела. Напрягла память, но потом вдруг поняла, что это не так. Память здесь ни при чем. Просто перед ней было лицо из ее собственных представлений о настоящем мужчине. Лицо человека, которого она хотела бы видеть рядом с собой на лыжной трассе, несущимся вниз в завихрениях снежной пыли. Это ее настолько поразило, что она чуть не лишилась дара речи. Смогла лишь неловко выдавить из себя «спасибо» в ответ на его приглашение и заявить, что не сможет его принять, так как очень торопится. Извинилась и поспешила дальше, к лифту, кляня себя за то, что не сумела правильно повести себя в этой, в общем-то, несложной ситуации.

Уже потом, анализируя свое состояние, поняла, что это было спонтанное, но спасительное для нее решение. Как выяснилось, она была просто не готова... Как человек, вдруг увидевший динозавра или инопланетянина, о которых много читал, слышал и даже представлял, но никогда не предполагал увидеть воочию перед собой. Слишком все было как-то непонятно. Ее вдруг как будто оглушило и ослепило, как будто она внезапно оказалась погребенной под снежной лавиной.

Конечно, для опытной горнолыжницы с прекрасной, отработанной реакцией это было небывалым и ненормальным. Очень странное поведение, больше похожее на торопливое бегство от пережитого испуга в стрессовой ситуации. Совершенно непривычное для нее состояние. Зато благодаря своему бегству она выиграла время для того, чтобы разобраться в этом происшествии, спокойно подумать и хладнокровно решить, что делать при следующей встрече.

Вот только следующая встреча почему-то все не случалась. День проходил за днем, неделя за неделей. Минуло уже два месяца, а незнакомец больше не появлялся. Исчез безвозвратно, не оставив никаких следов, одни воспоминания и сожаления. Может быть, зря она придает этому такое значение. Ну подумаешь, просто случайное совпадение. Встреча мечты и реальности. Краткий миг на пересечении двух геометрических линий, которые затем устремились дальше, каждая по своей плоскости движения. Мечта упорхнула или просто растаяла. Может быть, даже показалось что-то второпях. Стоит ли из этого накручивать целую проблему?

Хотя, конечно, разумнее было не бежать от него сразу, а задержаться хотя бы на минуту и обменяться визитками. Вряд ли она стала бы ему звонить первой. Но, по крайней мере, знала бы, с кем имеет дело и на что может рассчитывать. Может быть, это обычный делегат и он уже давно отбыл в родные края? И, в отличие от нее, совершенно не думает о происшедшем. Это она, со своим девичьим романтизмом, вечно что-то придумывает, фантазирует, предается глупым иллюзиям, страдает от ненужных переживаний.

Скорее всего, для него это был просто случайный порыв, вызванный какими-то тривиальными причинами. Может быть, это специалист, который занимается как раз данной темой, и в ее выступлении прозвучало что-то очень важное и нужное для него. Или она просто кого-то ему напомнила из прошлого, какую-нибудь первую любовь. Если быть оптимисткой, то, может быть, даже девушку его мечты? Почему бы нет? Во всяком случае, будем надеяться, что не жену. Обручального кольца на пальце вроде бы не было, но это ничего не значит. Мужчины довольно редко носят это украшение, особенно надолго оторвавшись от дома и повседневного женского контроля. Кстати, машинально она заметила тогда и часы на его руке. Наверное, национальная традиция – измерять человека по этому предмету, характеризующему его владельца. Часы были солидные, неброско-элегантные и дорогие, марки «омега», в титановом корпусе. Символизирующие надежность, точность и стабильность.

Она хорошо запомнила весь их диалог на встрече во время приема, как будто заученный на память текст. На этот раз лицо у незнакомца было немного осунувшимся, с синеватыми кругами под глазами, как у человека, который давно не высыпался. Когда она появилась у стола, он как раз нанизал на палочку суши, начал подносить небольшой сверточек ко рту и в этот момент заметил появление рядом нового человека. В его глазах вначале мелькнуло понимание того, что он ее где-то уже видел, а потом попытка вспомнить, где именно.

Конечно, это не сразу у него получилось. Даже морщинка на лбу появилась от напряжения, а пальцы, продолжавшие удерживать суши, застыли возле рта. Ведь она за это время успела сменить прическу, да и костюм тоже. Однако процесс опознания и сличения увиденного с картотекой знакомых, хранящихся в памяти, проходил с компьютерной скоростью, и уже через несколько секунд позволил вычислить искомое. Непроизвольная улыбка стала раздвигать его красиво очерченные губы. Зубы у него были тоже красивые, белые, идеально ровные. Плохой, неприбыльный клиент для дантистов. Бархатистый и очень сексуальный голос, слегка хрипловатый от волнения, с запинкой произнес:

– Если не ошибаюсь, мы с вами уже виделись после вашего выступления в марте, в зале конференций. Вы тогда очень торопились, и мы не успели познакомиться. Может быть, сделаем это сейчас?

– С удовольствием. Меня зовут Натали. Натали Буасси.

– Очень приятно. А меня Поль Леблан. Вы француженка?

– Нет. Я местная, из Женевы. А у вас тоже французское имя, но немного странный французский выговор.

– Я канадский француз, из Квебека. Родился и вырос в Монреале. Потом, после университета, работал в Оттаве. В правительственном учреждении. Юрист по образованию. Специалист в области трудового права.

– А в каком учреждении работали?

– В министерстве по развитию людских ресурсов. Потом перешел в министерство иностранных дел, и меня направили на работу сюда, в наше представительство в Женеве. В этом году, в марте. Так что я здесь всего несколько месяцев. Только начал осваиваться. Занимаюсь в основном МОТ. Ну а вы? Давно работаете в этой организации?

– Уже несколько лет. Устроилась сюда сразу после окончания Женевского университета. Я специалист по актуарным и статистическим исследованиям. Мне здесь нравится. Видишь перед собой проблемы всего мира, чувствуешь себя причастной к тому, что в нем происходит. Приносишь практическую пользу людям.

– Трудно было попасть сюда на работу?

– Да, не просто. Сдала весьма сложные экзамены и выдержала очень жесткий конкурс. Для женщин вообще в этом мире все сложнее, даже в этой организации, где все говорят о женском равноправии. Мечтаю стать доктором наук. Начала уже собирать материалы для диссертации, но постоянно времени не хватает заняться этим серьезно.

– Желаю успехов. Я вас хорошо понимаю. У меня такая же проблема. Особенно со временем. Слишком много и быстро приходится все осваивать.

– А вы здесь надолго?

– У меня контракт на два года. Потом будет видно. Кстати, как мне вас называть. Мадемуазель или мадам?

– Хороший вопрос, – лукаво улыбнулась Натали, в душе довольная тем, что разговор приобретает все более личный характер и она чувствует нарастающий мужской интерес к себе.

Да и самой уже легче было вести разговор. Прошла скованность и непривычная для нее робость. Убегать от него, как в прошлый раз, она не собиралась. В этом не было теперь никакой необходимости. За прошедшие недели и месяцы она уже не раз представляла себе, что надо будет сказать и сделать, если они вдруг опять встретятся.

– Вообще-то можно использовать слово «мадемуазель», если вас интересует мой семейный статус. Но я предпочитаю не столь официальное обращение. Может быть, обойдемся именами, если вы не против...

– Конечно, я – за. Натали – это очень красивое имя. Для меня звучит как музыка.

– Спасибо за комплимент. А вы, Поль. Уже женаты? Есть дети? – Она понимала, что несколько торопится, но нельзя же до бесконечности откладывать вопрос, который тебя так давно мучает. И с большим удовлетворением восприняла ожидаемый ответ. Именно такой, на который и рассчитывала.

– Ни того, ни другого. Я имею в виду, ни жены, ни детей. Но не теряю надежды обзавестись и тем, и другим. Может быть, успею сделать это в Женеве. – При этом его взгляд был столь выразительным, что Натали невольно слегка покраснела.

И с удивлением увидела румянец, расцветший после этих слов и на щеках собеседника. Какой стеснительный для взрослого мужчины. Видимо, человек достаточно деликатный, что, в общем-то, хорошо. Самодовольные нахалы ее никогда не привлекали.

Чтобы перевести разговор на менее щекотливую тему, она тут же заметила:

– Я вам, похоже, помешала. Вы так и не доели свой суши. Любите японскую кухню?

– Да нет, не особенно. – Поль только после этих слов, похоже, заметил, что так и застыл с японским деликатесом в руках. Он положил его обратно на свою тарелку, оставленную на столе, и взял в руки стоявший рядом бокал с красным вином, чтобы занять чем-то пальцы, слегка дрожащие от волнения. – Просто это напомнило мне японский ресторан в Ферни, – продолжил он. – Я там был полгода назад, в декабре. Отмечал с соседями по гостинице свой отъезд. У нас в группе был один японец с острова Хоккайдо, из Саппоро. Единственный в Японии остров, где бывает много снега зимой. Собственно, это была его идея, насчет ресторана. – Поль поймал себя на мысли, что как бы начал оправдываться, как будто почувствовал себя виноватым за то, что посещает злачные места.

– Ферни? – живо заинтересовалась Натали. – Вы говорите о горном курорте в Канаде? – И, заметив утвердительный кивок, добавила: – Ну да, естественно. Вы же канадец.

– Да, о нем. Захотелось прокатиться по необжитым местам. – Его голос звучал нарочито небрежно, как будто Поль хотел показать, что не придает этому никакого значения и не рисуется перед дамой. Впрочем, он мог подумать и о том, что женщина может ничего не знать о таких заповедных, священных для горнолыжника местах, не предназначенных для слабых, привыкших к комфорту людей.

– Так вы, Поль, горнолыжник? И катались с гор в Ферни? Я немало слышала о сложности местных трасс. – Она с таким восхищением посмотрела на собеседника, что тот покраснел еще больше, на этот раз от удовольствия.

Конечно, его можно понять, подумала Натали. Мужчины весьма тщеславны. Всегда приятно выглядеть героем в глазах красивой женщины, особенно той, которая, похоже, ему очень нравится. Да еще разбирается в такой мужской теме. Хотя, с другой стороны, он же должен учитывать, что говорит со швейцаркой. И обязан предполагать, что здесь растут особые люди, которых родители ставят на лыжи сразу же, как только они освобождаются от пеленок. Тут же она услышала его вопрос.

– А вы тоже увлекаетесь горными лыжами, Натали?

– Естественно. Странный для швейцарца, но типичный для иностранца вопрос, – пожала плечами Натали, – Это все равно, что спросить у человека, умеет ли он ходить.

– И со скольких лет вы научились ходить? Я имею в виду, не на ногах, а на лыжах?

– Сколько себя помню, всегда умела это делать. Родители говорят, что первый раз поставили меня на лыжи, когда мне было четыре года. Но вообще то, конечно, горными лыжами серьезно начала заниматься гораздо позднее, когда по-настоящему освоила и полюбила этот вид спорта. Занималась попутно альпинизмом, бобслеем, коньками, бегом на лыжах по равнине. Но меня это не увлекло.

– А где уже успели побывать? Я имею в виду горные трассы.

– В Швейцарии или за границей?

– Вообще, в целом. А что, за границей тоже бывали? Я то думал, что швейцарцам своих гор хватает, – слегка поддел ее Поль. Было заметно, как он постепенно восстанавливает самообладание, по мере того, как предательская краска смущения сползала с его лица. Он все больше обретал самоуверенность, видимо, подогреваемую заметным интересом дамы. Он продолжил излагать свое кредо: – Если бы я постоянно жил в вашей стране, то стал бы ультра-патриотом своих гор. Зачем еще куда-то ездить. От добра добра не ищут. Насколько я знаю, здесь достаточно заснеженных вершин. Несколько десятков. На всю жизнь хватит.

– Ну вы же знаете, что человека всегда притягивает новизна ощущений. У меня была мечта побывать на всех основных вершинах Альп. Не только в Швейцарии, но и в Италии, Франции, Австрии.

– Была? А теперь уже больше нет? Или уже осуществилась?

– Мне нравится ваш юмор и вера в мои силы, Поль. Боюсь, я еще слишком молода, чтобы успеть все это сделать, – засмеялась Натали. – Пока только в Италии успела побывать, да и то давно. Была там вместе с братом, когда еще училась в школе. Там более простые доломитовые горы, хотя, при желании, можно найти и достаточно сложные трассы. Но меня в последнее время привлекают нераскатанные, дикие места. В Швейцарии горы слишком ухоженные. Хотела зимой поехать во Францию, но не получилось. Думаю, что смогу сделать это в конце года. А может, и в Австрию подамся. Там будет видно.

– А когда обычно швейцарцы в горы отправляются?

– Обычно сезон катания с гор длится с ноября по март. Хотя, конечно, многое зависит от высоты горы и погодных условий. Если высота больше трех тысяч метров, то практически весь год можно кататься. Однако в последние годы климат в Европе теплеет, что сказывается и на таянии снегов. Опасней стало из-за частого схода снежных лавин. Да и экология ухудшается из-за обилия туристов и автомашин. Так что зимой заниматься этим спортом надежнее.

– Похоже, что мне просто повезло. Встретился не только с красивой девушкой, но и с опытной горнолыжницей. Я и сам давно уже хотел попасть в Альпы. И вот наконец сбылось. Главная проблема для меня в том, что я здесь новичок. Не знаю местных условий. Так что мне нужен опытный советник и гид.

После этого намека Поль немного помолчал, выжидательно вглядываясь в глаза собеседницы, явно пытаясь уловить ее реакцию после «пробного шара».

Натали не знала, как поступить в этой ситуации. Разговор развивался очень быстро, но давать серьезные обещания человеку, с которым практически только познакомилась, было бы неразумно. Конечно, если не ориентироваться на интуицию. А интуиция подсказывала, что ему можно доверять. Она чувствовала какую-то мощную притягательную силу, исходящую от него, и боялась... Боялась стать жертвой самообмана. Нет, рисковать не стоит, решила она. Да и лыжный сезон еще рано начинать. Времени для раздумий будет более чем достаточно. Вначале надо присмотреться к человеку. Так что пойдем не спеша, традиционным путем. Для начала сделаем вид, что не поняли намека.

– Ну это несложно. Опытного гида у нас нетрудно найти. Всегда можно нанять хорошего проводника прямо на месте. Для многих горцев это стало основной профессией. Конечно, это недешево, но себя оправдывает.

– Я имею в виду не только в горах, но и здесь, в Женеве. Я здесь уже несколько месяцев, но до сих пор был крайне перегружен работой. А сейчас наметился небольшой перерыв, и я хотел бы наверстать упущенное. Мне было бы приятно, если бы вы смогли... – Поль немного замялся, подбирая слова, и тогда она сама пришла ему на помощь.

На такой более «мягкий» вариант развития знакомства вполне можно было согласиться. Особенно если самой этого очень хочется. Почему-то вдруг вспомнилось ее первое серьезное «романтическое свидание», еще в школьные годы, как раз на том месте, которое она решила предложить. Только тогда его высказал ее юный кавалер.

– Знаете, у нас, в Женеве, принято встречаться у цветочных часов. Вы слышали о них? Одно из самых уникальных достопримечательностей города. Других таких нет. Так что место встречи не перепутаете.

– Да, конечно. Не только слышал, но и видел, но только из окна машины. Проезжал мимо них пару раз. А вот рассмотреть их поближе, постояв рядом, как-то не получалось.

– Ну что ж. Тогда у вас будет прекрасная возможность сделать это вместе со мной. Так и быть. Думаю, что смогу выделить вам несколько часов в эту субботу. Ну, скажем, в два часа пополудни. Вас это устроит?

– Вполне. Меня все устраивает, Натали, когда вы рядом.

В этот момент рядом с ними раздалось осторожное покашливание. Оба собеседника оглянулись и только сейчас, с некоторой растерянностью, заметили, что остались практически одни в этом зале, если не считать официантов, которые торопливо убирали остатки празднества. Один из них как раз и стоял возле их столика, терпеливо ожидая, когда на него обратят внимание. Заметив, что его тактика сработала, молодой человек в черных брюках, белой рубашке с галстуком-бабочкой и золотой серьгой в левом ухе с достоинством, слегка нараспев произнес:

– Простите, мадам и мосье. Если позволите, я бы хотел убрать этот столик. Вы можете продолжить свою беседу в фойе.

Натали и Поль изумленно посмотрели друг на друга, потом понимающе улыбнулись, почти синхронно пожали плечами и развели руки в традиционном жесте. Мол, что поделаешь, увлечение друг другом налицо. Приходится в этом признаться. А затем вдруг дружно расхохотались.


Несмотря на субботний день, Поль уже несколько часов, с раннего утра, просидел в своем офисе возле компьютера, не отрываясь от экрана монитора и клавиш. Весь взъерошенный, в творческом пылу, в расстегнутой почти до пояса рубашке, без галстука, повешенного на спинку стула. Он пытался завершить работу по составлению итогового отчета и справки по работе на Международной конференции труда. Время поджимало, ибо документы надо было сдать, как говорится, еще вчера. Как раз вчера это не удалось. Проработал над этими документами за компьютером весь день почти до полуночи, в нарушение всех действующих норм по охране труда и собственного здоровья, пока не почувствовал, что окончательно выдохся и требуется длительный перерыв, а также свежий, утренний взгляд на проблемы.

Но важнее всего было то, что он не мог себе позволить опоздать на свидание, до которого оставалось всего полтора часа. На первое свидание, от которого зависит возможность последующих. Конечно, за полчаса на машине он вполне успеет добраться до места встречи. Но в каком виде? Даже без зеркала вполне можно было представить, какое впечатление произведет на даму неухоженный и растрепанный кавалер, с помятым лицом и темными кругами под глазами. Спал он всего часа четыре за последние сутки. Да и перед этим не намного больше. Хорошо еще, что не забыл побриться. Рубашка уже несвежая. Придется менять. Слава богу, что есть запасная на работе. Руководитель миссии приучил сотрудников к тому, чтобы они всегда выглядели свежими, аккуратными и подтянутыми... Вот был бы он средневековым рыцарем – и никаких проблем. В те времена дамы и кавалеры смотрели на все проще. Главное – чтобы латы и взор сверкали, а за спиной тянулся шлейф побед над красавицами и драконами.

От этой мысли Поль развеселился, и работа как-то сразу пошла быстрее. Собственно, основную канву он уже «выткал» на компьютерном файле. Информационные блоки отработаны и расставлены по местам, выводы и предложения сделаны. Осталось только отшлифовать словеса и удачно преподнести свой опус в распечатанном виде на рассмотрение руководства, которое тоже в этот выходной день предпочитало почему-то проводить время на работе. Будем надеяться, что за час управимся.

А потом мигом во двор, чтобы взнуздать своего боевого коня в облике внедорожника «мицубиси-паджеро», к которому давно уже привык в родной Канаде, предпочитал другим маркам и сумел раздобыть его в Женеве. И затем вперед, ногой на газ, до упора, вместо золотых рыцарских шпор в бок коня, вскачь галопом, во весь опор, покорять красавицу из Женевы.

Если бы он принадлежал к плеяде средневековых романистов, то придумал бы для нее целую серию эпитетов, нанизывая их на страницы романа, как драгоценные камни в ожерелье. По одному сокровищу на каждую страницу. И этого не будет слишком много. Скорее, наоборот. Нельзя жалеть слов, когда воспеваешь прекрасное. И лучше всего, конечно, в поэтической форме.

Например, в стиле библейской «Песни песней». «О, жемчужина Женевы, свет очей моих, пламя моего сердца. Когда ты появляешься перед моими глазами, то затмеваешь собой лучи солнца. Ты возвышаешься надо мой, как искрящаяся горная вершина. Твои слова, как пенящийся водопад, как кристально чистый горный ручей, омывающий глубины моей души. Твои груди, как...» ... Нет, эротические пассажи лучше потом вставить, когда появятся первые практические впечатления...

Сейчас, вместо того, чтобы корпеть над дурацкой справкой, лучше было бы открыть новый файл в компьютере и занести в него первые цветистые строки, родившиеся в мозгу, чтобы воспеть эту горную прелесть, прекрасный женевский эдельвейс, впитавший в себя красоту швейцарских гор и озер. Поль усмехнулся своим мыслям. Никогда раньше его не тянуло к литературной деятельности. Даже не подозревал в себе таких талантов. И вот надо же. Такая метаморфоза всего за несколько недель...

Поль встряхнул головой, возвращаясь к деловому настрою, и еще раз бросил взгляд на время, указанное на компьютере, машинально сверив его с показателями на своих наручных часах «омега», которыми обзавелся уже после первой недели пребывания в Женеве. Пора было наносить завершающие штрихи. Первое свидание – дело святое и не терпит опозданий. Да и начальство опозданий с оформлением документов тоже не терпит.

Через сорок минут, слегка перекрыв запланированное для работы время и изящно отбив на ходу некорректные предложения шефа задержаться еще на работе, Поль устремился во двор. Машина завелась с полуоборота и радостно устремилась в город, без всяких понуканий, чувствуя нетерпение хозяина. Он уже миновал так называемый «сломанный стул» – «Шэз Кассе» – оригинальный памятник жертвам наземных противопехотных мин, спроектированный в виде огромного деревянного стула со сломанной ножкой. Впереди мост над железной дорогой, потом перекресток на пересечении Авеню де Франс и Рю де Лозанн, еще минут пять-десять – и он на месте.

Но в этот момент машину вдруг повело в сторону и затрясло.

– Черт побери, – выругался он сквозь зубы, – явно прокол шины. Хорошо еще, что ни с кем не столкнулся. Но так не вовремя! – Поль приткнул машину у кромки тротуара.

Осмотр показал, что он не ошибся. «Поймал» где-то гвоздь в заднее колесо. Даже странно для чистенькой, вылизанной Женевы. И, скорее всего, не сегодня, судя по размерам металлической занозы и потертости шляпки гвоздя. Видимо, проклятый кусочек железа сидел в шине уже давно, постепенно протирая ее, и сработал как раз тогда, когда этого от него совсем не ждали. Выбрал самое неудачное время. Поль взглянул на часы. Что же делать? Он планировал приехать с запасом, чтобы встретить Натали уже на месте. Рассчитывал, что успеет прихватить где-нибудь по дороге букет цветов. С цветами в руках у цветочных часов предстать перед девушкой, похожей одновременно и на нежную, бархатную розу, и на неприхотливый и стойкий эдельвейс... Жаль все же, что он не маститый поэт и не известный художник, а только начинающий бюрократ и «продвинутый» горнолыжник.

А судьба, как-то невпопад, опять посылает очередное испытание. Не успел преодолеть бюрократические рогатки, как предстоит заниматься дорожно-автомобильными. Никогда в жизни не опаздывал на свидание с дамами, даже если не очень к этому общению стремился. Соблюдал своеобразный кодекс чести. А вот теперь, как раз тогда, когда он так нуждается в этой встрече, все летит прахом.

Он прикинул альтернативы. Можно бросить автомашину и добираться своим ходом. Женева – город небольшой, и он вполне может успеть. Может быть, дама даже оценит его бурный спурт на завершающем этапе, красивую технику бега и хорошую физическую подготовку. Это будет эффектное появление. Под рукоплескания случайных зрителей, вместо олимпийского факела – букет роз в руке. Но вот вид будет, мягко говоря, не авантажный, по такой-то жаре... Можно выбрать комбинированный маршрут. На трамвае по Рю де Лозанн до Пляс Корнавэн, а потом пешочком на Рю де Монблан до моста. Только где он сейчас ползет, этот трамвай?

Конечно, можно было бы попытаться в рекордно короткие сроки поменять колесо на запасное. Это обеспечило бы возможность последующего свободного перемещения по городу и удобство возвращения домой. Хотя, конечно, без должной практики вряд ли личный рекорд по замене колеса будет внушительным. Все же он не профессиональный автослесарь. А вот вид у него после этой ремонтной процедуры точно будет как у профессионального автослесаря. Нет, скорее всего, придется ловить такси...

В этот момент нелегких раздумий он услышал за спиной сигнал автомобиля. Машинально поднял голову. О нет, только не это! Дверца остановившейся перед ним нежно-розовой «альфа-ромео», уже прочно запечатлевшейся в его памяти за время пребывания в Женеве, распахнулась. На проезжую часть ступила стройная ножка, а затем показалась и вся дама, с более чем знакомой внешностью. Именно та, которую ему меньше всего сейчас хотелось видеть. Неужели следила за ним, как в шпионском кинофильме?

Похоже, сегодня у него не самый удачный день в жизни. Может быть, тяготеет злой рок? Или произошел внеплановый выброс протуберанцев на солнце? Или звезды и планеты не так сложились в небесном пасьянсе? Не исключено также, что у его небесного покровителя святого Павла сегодня выходной день...

Экономно скроенные белоснежные шорты плотно обтягивали крутые бедра Элен, подчеркивая золотистый загар и хорошую тренированность ножных мышц. Полуобнаженный впалый живот, такого же золотистого цвета, как и ноги, был перетянут поперек полосками завязанной узлом просторной светло-розовой рубашки, явно подобранной в тон автомашине. А в верхней части сквозь розоватую ткань вызывающе просвечивали тугие, крупные груди, освобожденные в нерабочее время от бюстгальтера, как бы предлагая себя в крепкие и надежные мужские руки. Чувственные губы раздвинуты в белоснежной и плотоядно-радостной улыбке лисицы, увидевшей беззащитную добычу перед носом. Еще бы. Несмышленый птенчик пытался упорхнуть из гнезда, но, похоже, сломал себе ножку или крылышки. Теперь никуда не денется.

Да, вот уж влип так влип. Нарочно не придумаешь, мелькнула в мужской голове скорбная мысль. Пришел к финишу. Можно уверенно констатировать, что в пятки грешника сейчас будет забит финальный гвоздь. Полный набор всех мыслимых злоключений. Так сказать, концентрат. Он вздохнул и еще раз посмотрел на часы. До встречи оставалось всего десять минут.

Господи! – взмолился он. Да проснись же ты, наконец. Кроме тебя, уповать больше не на что. Не так уж часто прошу. По пустякам никогда не отвлекаю. Даже когда под снежную лавину в горах пару раз попадал. Спасибо, спасатели быстро нашли и откопали. И когда подъемное устройство в Америке, в Скальных горах, заело, и пришлось раскачиваться почти два часа в воздухе, на высоте почти в 30 футов, на морозном ветру. Но на этот раз ты действительно нужен. Отведи беду, Боже! Не дай свиданию сорваться. Придумай хоть что-нибудь и осени меня срочно благой мыслью. Потом отслужу.

5

Натали еще раз посмотрела на часы и пожала плечами. Все, хватит, мысленно скомандовала сама себе. Баста. Прождала уже пять лишних минут. Надо себя уважать. Женева – это не Лондон, не Оттава и не Париж. За полчаса вполне можно добраться до любого места. Особенно, если об этом позаботиться заранее, как это и должен делать каждый уважающий даму мужчина. Никаких пробок на дорогах в это время не бывает. Наводнений, землетрясений и прочих природных катаклизмов на ее памяти в Женеве не случалось. Техногенные катастрофы пока что тоже не зарегистрированы.

В этот момент ее взгляд привлек юркий полуспортивный автомобильчик ярко-розового цвета, притормозивший на другой стороне дороги. Из перламутровой «дамской коробочки», как чертенок, моментально выскочил мужчина в светло-серых брюках и белой рубашке. Как-то странно пригибаясь и озираясь, он устремился через дорогу бегом в ее сторону. С такого расстояния ошибиться было сложно. Так вот он, долгожданный пришелец из Канады. Злостный нарушитель этических норм общения с красивой женщиной.

Ничего, сейчас получит то, что причитается. Может быть, это будет несколько резковато, но за то время, которое она простояла у цветочных часов, у нее скопилось немало слов и выражений, которые было бы нежелательно хранить внутри. Она даже заранее приняла обвинительную позу, слегка подбоченившись для выразительности. И уже раскрыла рот, готовясь выдать первую заготовленную тираду... Но вместо того, чтобы подбежать сразу к ней, упасть на колени и просить о снисхождении, мсье Леблан проскочил мимо, всего в десятке метров от нее, как будто не заметив, пробежал через косогор прямо под кроны деревьев, растущих на бульваре, и скрылся из вида.

Очень странно. Может, у него со зрением что-то случилось? Или что-то перепутал второпях? Она застыла в растерянности на месте, даже не зная, что теперь делать. Недоуменно пожала плечами. В это время розовый автомобильчик снялся с места и покатил дальше, скрываясь за поворотом. За рулем сидела незнакомая ей рыжая дама в розовой кофточке. Номер на машине, кажется, был дипломатический. Наверное, леди из дипкорпуса подвезла Поля к месту встречи и уехала. Вообще-то интересный способ отправляться на свидание к одной женщине, используя другую. Может быть, даже сразу от одной к другой, чтобы не терять времени зря? Чтобы, так сказать, пустить корни и в местном иностранном сообществе, и среди туземцев. Вот же ловелас. Новоявленный Дон-Жуан из Канады.

Натали вдруг почувствовала болезненно острый приступ ревности, которой даже не ожидала от себя. И к кому? К практически незнакомому человеку. Да и, в общем, без особых для этого оснований. Мало ли у него коллег женского пола? Зачем же заранее предполагать самое худшее. В этот момент вверху, на косогоре, вновь появилась знакомая фигура. В несколько прыжков Поль спустился вниз, обогнув цветочные часы, и, с трудом переводя дыхание, промолвил:

– Извините за опоздание, Натали. Примите искреннее покаяние. Моя машина сломалась, так что пришлось ехать на попутной. По счастью, коллега из нашего представительства случайно проезжала мимо и любезно согласилась меня подбросить.

Он смотрел так жалобно и беззащитно, говорил так искренне и трогательно, даже запинаясь, что заранее заготовленные фразы так и остались у нее внутри, не попав на язык. Она даже не стала расспрашивать его о загадочных маневрах, совершенных у нее на глазах. Наверное, подумала она, Поль просто перенервничал из-за опоздания, вот и вел себя несколько странным образом. С кем не бывает. Она сама тоже не всегда рационально поступает, когда попадает под воздействие стресса. Это его даже положительно характеризует. Мужчина должен переживать за свои проблемы в отношениях с женщиной. Да и пять минут – это не такое уж большое время.

– Ничего страшного, Поль, – мило улыбнулась она. – Я верю, что это не по злому умыслу. Извинение принято. А где машина сломалась?

– На Авеню де Франс. Не то чтобы сломалась. Просто в шину попал гвоздь, а времени на замену не было. Потом этим займусь. Не хотел возиться, чтобы не опоздать, но вот не получилось. Так что еще раз извините.

– Ладно, не будем больше об этом. Я тоже автомобилист, так что вполне понимаю эти проблемы. Самой пару раз довелось колеса менять, причем один раз ночью, зимой, на горной дороге. Возвращалась одна домой из Вербье. Больше часа провозилась.

– О, о Вербье я много слышал еще в Канаде. А здесь, в Женеве, обзавелся рекламными брошюрами по всем модным горным курортам. Санкт-Мориц, Давос, Энгельберг-Титлис, Церматт, Кран-Монтана. Правда, времени маловато на их посещение. Но, надеюсь, до ноября что-нибудь выберу, особенно с вашей помощью. И хочется побывать на вершине Монблана. Тем более, здесь, в Женеве, все об этом напоминает. Стоим как раз неподалеку от моста Монблан.

– Что ж, Поль. Желание вполне понятное. Надеюсь, что вам удастся его осуществить. Кстати, у нас есть наименования, которые должны напоминать вам Канаду. Когда едешь к МОТ из аэропорта, то проезжаешь по дороге Ферни. Итак, давайте обсудим наши планы на сегодня.

– Планы?

– Ну конечно. Вы же, кажется, хотели, чтобы я поработала в качестве гида? Или уже забыли об этом?

– Ну что вы? Как я мог забыть?

– В таком случае, куда мы сейчас направимся? Что вас конкретно интересует? Исторические памятники? Музеи? Природа? Или вас интересует современная Женева? Что-нибудь специальное? Какие-нибудь пикантности? Правда, в качестве гида по ночной жизни города я вряд ли смогу быть полезной, – довольно смело пошутила Натали, одновременно предупреждая о границах возможного общения.

– Никаких пикантностей. Вам нечего бояться. Считайте, что встретили рыцаря без страха и упрека. В отношениях с женщинами я старомоден. Не сомневаюсь, что история Женевы представляет интерес. Но не будем спешить. История никуда не уйдет. Давайте перед туристической прогулкой зайдем куда-нибудь в кафе или ресторан. Честно говоря, я просто очень голоден в данный момент и вряд ли способен в таком состоянии воспринимать что-то культурно-историческое и абстрактное. Проторчал с утра на работе несколько часов и остался практически без завтрака и ланча. В общем, я голодный, как волк, и очень опасен. Готов съесть все, что под руку попадется.

– Хорошо, что вовремя предупредили. Тогда я за ваше предложение. И идея разумная, и мне спокойнее. Не хотелось бы оказаться в роли Красной Шапочки, – пошутила Натали. – Здесь есть неплохой ресторанчик поблизости, с рыбной кухней. Конечно, это не «Дары моря» на Рю Марше, но готовят там неплохо. Столики под навесом, почти на набережной, с видом на озеро. Правда, придется назад возвращаться, через мост. Это займет всего несколько минут.

– Ну несколько минут я вполне выдержу. От голода не умру и вас не съем, – пообещал Поль, улыбаясь.

– Я тоже надеюсь на вашу сдержанность и рыцарский дух, – продолжила шуточную пикировку Натали. – Наверное, смогу вас поддержать. А то с утра что-то аппетита не было.

Она не стала уточнять, что главной причиной потери аппетита, как и бессонной ночи, был как раз сам собеседник. Даже странно. Волновалась так, как будто впервые в жизни шла на свидание с мужчиной. И утром никак не могла выбрать наряд. То казался слишком вычурным и претенциозным, то, наоборот, излишне будничным и серым. Перемерила у зеркала чуть ли не весь свой летний гардероб. Хорошо еще, что родители ушли с утра к своим знакомым и не мешали ей в «творческих поисках».

Ресторанчик действительно оказался весьма уютным, и Поль с удовольствием расположился за небольшим столиком, вытянув ноги и немного расслабившись. Он сидел лицом к озеру. Вид прекрасный, особенно на набережную с фланирующими вдоль берега людьми, скоплением мачт у стоянки яхт и огромной струей фонтана на заднем плане, устремившейся из озера ввысь. А главное – на сидящую напротив девушку в коротком и легком летнем платье фисташкового цвета, из жатого хлопка, весьма изящно и непринужденно подчеркивающем ее великолепную фигуру, и в белых плетеных сандалиях, обрисовывающих прекрасную форму ступней.

Его ожидало отличное завершение трудовой недели в обществе приятной во всех отношениях спутницы. Глядя на ее милое лицо, освещенное солнцем, с небольшими бисеринками влаги на лбу, он начал ощущать, как отступают назад все повседневные заботы и проблемы, кажутся какими-то мелкими и несущественными. В душе постепенно нарастало чувство умиротворения, доброты и теплоты. И чувство доверия к находящемуся рядом человеку.

Как это отличалось от общения с Мари-Кристин... Возле нее он всегда ощущал какое-то напряжение и настороженность. Порой даже чувствовал себя беспомощным насекомым, попавшим в вязкую и липкую паутину, по которой уже ползет ее хищный создатель в предвкушении лакомого блюда. Только сейчас, спустя несколько месяцев после расставания, он стал более четко сознавать, в какой тяжелой психологической зависимости находился. Как будто под воздействием гипноза или сеансов черной магии.

Да и здесь, в Женеве, охотящаяся на него Элен нередко создавала те же ощущения. Мысленно он улыбнулся, вспомнив, как избавился от ее опеки. Конечно, чистая авантюра, за которую наверняка еще придется расплачиваться. Никогда не ожидал в себе таких наклонностей. Видимо, подействовала отчаянная ситуация, пагубно повлияв на мозговую деятельность. Или небесный покровитель впопыхах не разобрался и, махнув рукой, решил, что и так сойдет. По крайней мере, в данном конкретном случае, для мадам Элен.

Его осенило буквально в последний момент, когда она подошла уже вплотную, ехидно улыбаясь, как бы вопрошая, предлагая помощь и, одновременно, отрезая пути к бегству.

– Привет, Поль. Как дела? Что-то случилось?

– Да, Элен. К сожалению. Вы очень кстати. Только вы можете меня спасти. – Он говорил торопливо и взволнованно, вперив взгляд точно в ее зрачки, как бы гипнотизируя и подчиняя ее своей воле, не давая задуматься о происходящем, что-то сообразить и вставить хотя бы одно слово. – Пойдемте в вашу машину, только быстрее. Я все объясню по дороге, – произнес он трагическим шепотом, как в дешевом водевиле, подхватил ее под руку и почти потащил обратно к дверце «розовой кошечки». Дама вначале слабо упиралась, но, чувствуя крепкую мужскую руку и ауру мускулистого и сексуального самца, быстро поддалась его напору и чарам.

Поль нарочито несколько раз воровато оглянулся, как бы скрытно наблюдая за обстановкой. Изображать напряжение и нервозность ему особенно не пришлось, так как и того, что с ним происходило на самом деле, вполне хватило бы не на один спектакль.

– Извините, Элен. Я не могу доверить вам всю тайну. Но у меня срочное и конфиденциальное правительственное задание, которое находится на грани срыва. Вы умная женщина и не будете задавать лишних вопросов. Во всяком случае, не здесь и не сейчас. Пока вам лучше ничего не знать. Поезжайте вперед, к мосту Монблан. Как можно быстрее, пока нас не обнаружили, – вдохновенно нагнетал страсти Поль.

Интуитивно он уже понял, что не ошибся. Наверное, подсознательно учел ее авантюрные наклонности и страсть к приключениям и острым ситуациям. Мадам обожала детективные и приключенческие фильмы, особенно про «агента 007» в исполнении «душки Бросснана», как она выражалась, фотогеничного, обаятельного и сексуального. А также увлекалась душераздирающими страстями в женских приключенческих романах, которые занимали целую полку в шкафу в ее рабочем кабинете. Правда, нижнюю полку, под прикрытием дверцы шкафа, чтобы не раздражать начальство. В отличие от нее, Поль держал буклеты по горным курортам Швейцарии дома. А на работе вполне обходился периодическими заходами на ту же тему в Интернет.

Элен уже смотрела на него завороженно-восхищенными глазами. Он даже испугался, что в таком состоянии транса она может врезаться в ближайший фонарный столб или пролетающую рядом автомашину.

Впрочем, Поль быстро успокоился. Машину дама вела безукоризненно, хотя и в несколько замедленном темпе. Что касается объяснений, то раньше понедельника ему вряд ли придется этим заниматься. А за выходные дни можно придумать что-нибудь более или менее правдоподобное. В крайнем случае, можно будет признаться, как бы под давлением и нехотя, что он сам стал жертвой розыгрыша. Женщины снисходительны к убогим, несчастным и придурковатым мужчинам, которые вполне соответствуют их представлениям об истинной сущности и вырождении мужского пола. Может быть, даже пожалеет по-своему. В общем, проблемы надо решать по мере поступления. Главное сейчас – не опоздать на свидание. А что будет потом, так это потом и будем решать.

И ему это удалось, если не считать задержки на пять минут. Поль дико обрадовался, заметив при подъезде к месту встречи, что авантюра оказалась не напрасной. Натали стояла возле цветистого круга, глядя на часы. Оставалось только высадиться так, чтобы Элен не сопоставила прелестную девушку возле часов с его «секретным заданием». Перед тем, как выскочить из машины, Поль еще раз сурово взглянул на водительницу, сверкнув стальным отливом своих серо-голубых глаз, и отчеканил:

– Надеюсь, только вы и я будем знать об этом эпизоде. И если кто-то спросит об этом, вы все будете отрицать!

Элен покорно кивнула, демонстрируя полное понимание ситуации, и с придыханием промолвила сдавленным голосом:

– Я уже все забыла.

В ее взгляде четко читалось: «Боже, какой герой!». Наверное, мысленно она уже представляла себя рядом с новоявленным Джеймсом Бондом. Она в бикини, он в плавках, стоят, слившись в затяжном поцелуе, где-нибудь на палубе океанской яхты, скользящей вдоль берегов Антильских островов.

По счастью, все обошлось благополучно и с Натали Буасси. Хотя, конечно, в начале разговора Поль чувствовал, что «прекрасный альпийский цветок» очень хочет о чем-то у него спросить. Он даже знал, о чем именно. И уже лихорадочно придумывал подходящее и не слишком глупое объяснение. Но оно не понадобилось. И хорошо, что так. Не хотелось бы обманывать и ее тоже. Он как-то сразу почувствовал, что ему психологически будет очень трудно ей солгать, даже из благих побуждений.

Посетителей в ресторанчике оказалось немного, и молоденький, шустрый официант довольно быстро принес их заказ – запеченную целиком озерную рыбу, салаты, минеральную воду и небольшую бутылку белого швейцарского вина. Официант, в соответствии с традициями, открыл емкость в присутствии посетителей и налил немного для дегустации в мужской бокал. Затем, дождавшись, пока Поль глубокомысленно, с видом знатока, совершит ритуал проверки напитка на цвет, запах, вкус и утвердит заказ, разлил вино по бокалам и удалился.

Натали со слегка насмешливой улыбкой молча наблюдала за этой интермедией. Лишь дважды утвердительно кивнула, когда услышала марку заказываемого вина, и когда Поль вопросительно взглянул на нее, закончив дегустацию. Спутник, уловив ее реакцию, тоже сверкнул добродушной улыбкой и признался:

– Честно говоря, я не очень разбираюсь в виноградных винах. Да и вообще не увлекаюсь спиртным. А если уж приходится употреблять, то предпочитаю виски или пиво. Но, как гласит пословица, «Когда ты в Риме, то веди себя, как римлянин». Меня перед отъездом предупредили в нашем министерстве иностранных дел, что в Европе в последнее время модно переходить с крепких напитков на более легкие. Так что придется и мне следовать этому примеру. Впрочем, я не против сменить виски на швейцарское молоко.

– Молоко? – недоумевающе переспросила Натали.

– Именно. Швейцарское молоко – это одно из моих самых ярких первых впечатлений. По-моему, в начале июня, да, я вспомнил, именно 5 июня, в Женеве отмечался «День молока». Я узнал об этом случайно. Гулял в центре города, в районе Ситэ. Вдруг перед глазами возникает вызывающий умиление пасторальный пейзаж. Прямо по площади, кажется, по Пляс Бель-Эр, бродят телята, звеня колокольчиками на шеях, и сено жуют. Оказалось, что их привезли на трейлере какие-то крестьяне с гор. Поставили палатку и столы на площади, и проводят бесплатную дегустацию молочных продуктов. Естественно, знаменитые швейцарские сыры, видов десять, и тому подобное. Но мне больше всего понравилось натуральное разливное молоко, из бидонов. Я потомственный горожанин, на ферме не жил, и такого вкусного молока на родине никогда не пробовал. Сразу чувствуется, что коровки паслись на альпийских лугах. Даже на какое-то время захотелось пастухом стать. Представил, как брожу с дудочкой по лугам. Коровки травку жуют, а я им исполняю бесхитростные песенки. Вдыхаю свежий, чистый, ароматный горный воздух. И никаких тебе отчетов и заседаний... – Поль даже вздохнул и мечтательно зажмурил глаза.

Натали засмеялась и заметила слегка покровительственным тоном, как бы успокаивая собеседника:

– Не грустите. В каждой работе своя прелесть. Я тоже молоко люблю, как и вы. И даже работала на ферме немного. Помогала брату матери, когда была у него в гостях несколько раз. Он живет в горах, и у него своя сыроварня. Кстати, 5 июня я была на другом празднестве – «Дне велосипедиста». У меня брат энтузиаст этого вида спорта. Да еще и родственников к этому приохотил. Специально для всего семейства купил удлиненный велосипед, на троих. Общество велосипедистов устроило в этот день массовый заезд. Очень красочное зрелище. В колонне, которую я наблюдала как раз здесь, на набережной, было человек двести. Представлены были все возраста, от грудных детей в корзинках и колясках, до старцев с бородами. Все в желтых майках и с желтыми воздушными шарами. Поют, смеются. Я не участвовала, просто пришла посмотреть, поскольку брат с племянником как раз в этой колонне должен был проехать. А когда все это увидела, то пожалела, что отказалась от участия. Меня всегда притягивают такие зрелища.

– Да, могу себе представить, – заметил Поль, – Я тоже, наверное, не смог бы удержаться. К тому же это проще, чем молочных коровок разводить. С велосипедом я умею справляться.

– Я тоже, – сказала Натали, – Но в последние годы все же предпочитаю автомашину. А что касается вин, то мы с вами, пожалуй, в одинаковом положении. Я ведь, собственно, тоже не знаток, хотя и выросла, как говорится, в виноградных краях. Просто люблю пробовать новые для себя напитки. Есть хорошая возможность заниматься этим во время зарубежных поездок – дегустировать дары местной природы. Как раз перед новым годом была в Румынии, уже во второй раз, где изобилие разных вин. Так что, наверное, с полдюжины разных сортов довелось попробовать.

Она тут же вспомнила про «питейное соревнование» с участием Хальварда в ресторане «Ля мама» в Бухаресте с последующей бурной ночью. И неожиданно почувствовала неловкость, как будто Поль мог прочитать ее мысли. Впрочем, ей удалось это скрыть, и она тут же перевела разговор на другую тему.

– Жаль только, что не смогла освоить местные горные трассы в Восточных Карпатах. Не было времени. Ладно, будем надеяться, что Карпаты от меня не уйдут. Опробуем их в следующий раз. А сейчас давайте, Поль, выпьем за наше знакомство. Мне было приятно услышать вашу оценку моего выступления, когда мы впервые увиделись. И я рада, что встретила хорошего человека.

– Я тоже рад, Натали, что наша встреча наконец состоялась. К тому же в неофициальной обстановке. Не люблю, когда во время отдыха видно место работы. Хотя, конечно, с вами я готов встречаться где угодно. – Он поднял бокал почти на уровень глаз. – Я хочу все же первый бокал выпить за вас. За прекрасную жемчужину Женевского озера.

– О, да вы мастер говорить комплименты, Поль. – Натали немного зарделась, но не стала жеманиться и с удовольствием присоединилась к нему, отпив немного вина из бокала.

Затем оба, без всяких церемоний, накинулись на еду, которая, и в самом деле, была неплохо приготовлена. Совместное застолье быстро набирало темпы. Второй тост, естественно, был за общее увлечение горными лыжами, третий и четвертый – за известные горные курорты Канады и Швейцарии. Поля подмывало сразу же добавить в тост немного пряностей, упомянув о «совместном освоении» этих самых курортов. Но в последний момент сумел все же удержаться. Голос разума оказался достаточно силен, еще не подавленный парой бокалов сухого вина и волнующей близостью красивой женщины. Он решил постепенно приближаться к желательной теме, начав, как бы между делом, разговор о планах на будущее.

– Я уже говорил, по-моему, что в прошлом никогда не был в Европе. Так что перед отъездом в Женеву начал строить грандиозные планы. Помимо спортивной программы по покорению альпийских вершин, хотелось бы осуществить и обширную культурную программу. Мечтаю побывать в Париже, Риме, Венеции, Вене, Лондоне, Афинах.

– Ну это несложно, если проработаете здесь еще пару-тройку лет. Было бы желание и готовность вложить в это средства. Кстати, в Париж можно будет съездить на поезде. Есть так называемая «дневная экскурсия». Вечером садитесь в поезд в Женеве, утром прибываете в Париж. Весь день бродите по городу, а вечером опять на поезд, и утром вы уже в Женеве. Даже номер в гостинице не надо снимать.

– Да, это удобно. Но все же больше похоже на студенческий вариант. Вряд ли за день много увидишь. Да и не люблю впрессовывать в себя слишком много впечатлений сразу. А для Парижа одного дня явно будет маловато. Более удобным, наверное, было бы поехать на своей машине. Я привык в Канаде к большим расстояниям и долгому нахождению за рулем. И по Парижу удобнее будет колесить, и провинциальную Францию по дороге можно будет заодно посмотреть.

– Да, вы правы. Это я просто в качестве примера. К тому же люблю Париж. Была там уже много раз. Это был первый по-настоящему большой город, с которым я познакомилась в детстве. Сами понимаете, какое впечатление он произвел на неискушенную девушку из небольшого швейцарского города. Это произвело целый переворот в моем мироздании. До этого я считала Женеву центром вселенной. Но все познается в сравнении.

– Теперь, конечно, так не считаете?

– Естественно. Границы мира после этого резко расширились. Наверное в конце концов это и привело меня к работе в международной организации. Женева стала казаться тесной, хотя по-прежнему остается родной и любимой. Но в Париж меня тянет. Я даже хотела после женевского университета продолжить учебу в Сорбонне.

– Но потом передумали?

– Да, как видите. По крайней мере, на данный момент не тянет. Хотя ничего не исключается. Я люблю перемены в жизни. Кстати, возвращаясь к вашим планам покорения Европы. Теперь, когда вы уже обосновались, можно сказать, недалеко от центра континента, проблемы с поездками по соседним странам будет несложно решить. Главное – чтобы работа не мешала и руководство относилось терпимее к отлучкам сотрудника. Мне, например, с шефом повезло. Внешне строгий, но к женщинам достаточно снисходительно относится.

– К сожалению, я не женщина, – усмехнулся Поль, – Мне слабостей не прощают.

– Зато у женщин много других проблем, – тут же парировала Натали. – Ладно, давайте не будем дискутировать на эту тему. Лучше выпьем за взаимовыгодное сотрудничество полов.

– За это с удовольствием. Особенно за развитие взаимопонимания между нами.

Они просидели в этом ресторанчике больше двух часов. С едой уже давно закончили, вино тоже допили. Болтали за чашкой кофе и стаканом минеральной воды о всяких пустяках, легко и незаметно перескакивая с темы на тему, порой не задумываясь особенно над тем, что само по себе слетало с языка. Не хотелось прерывать эту идиллию. У Поля давно уже не было такого безмятежного и светлого праздничного настроения.

Как это отличалось от его общения с Мари-Кристин! В присутствии той женщины из его прошлого невозможно было расслабиться. Когда она была рядом, он всегда подсознательно ощущал наличие какой-то смутной угрозы, какой-то неосязаемой, темной силы, пытавшейся подчинить его своему влиянию и высосать из него жизненные соки. Наверное, в ней было что-то от энергетической вампирши. И еще рядом с ней он всегда чувствовал болезненное сексуальное возбуждение, сочетавшееся с чувством эротической подчиненности и зависимости. В их партнерстве Элен была главным генератором эротических фантазий и прихотей, выдвигая их на центральное место в отношениях, подавляя его собственные желания, подчиняя своей воле и капризам, превращая его постепенно в своего сексуального раба.

И вот теперь, общаясь с Натали, он испытывал странное чувство раздвоения. Конечно, «прекрасный цветок» с берегов озера Леман привлекала его сексуально. Она не могла не привлекать, ибо природа щедро наделила ее и женским обаянием и женственными формами. Но эта сексуальность не подавляла его и не была главной в восприятии этой женщины. Как-то странно в ней одновременно уживались, гармонично сосуществовали и дополняли друг друга две противоположности – девичья скромность и природный эротизм. Он воспринимал ее как светлое и чистое начало в их зарождающихся отношениях, и даже боялся осквернить их мыслями о физической близости. И одновременно понимал, что хочет ее и что она видит его невысказанное желание. И не только видит. Она тоже хочет его и готова пойти ему навстречу... Если бы он открыто предложил поехать сейчас к нему домой, то Натали, скорее всего, согласилась бы без всяких колебаний. Это легко читалось в ее глазах. Сейчас они были как открытая книга друг перед другом. Свободные, откровенные и честные в проявлении своих желаний. И для этого не нужны были никакие слова. Ведь глаза – это зеркало души... Но только для тех, кто понимает друг друга.

Если бы это была другая женщина, к которой он чувствовал бы чисто физическое влечение, то он бы не колебался. И они уже лежали бы в постели, услаждая друг друга. Но зато без всякой душевной близости и без серьезной перспективы. Чисто плотские отношения, на эфемерно короткий срок, пока длится удовольствие. Построенные на зыбком песке, подвешенные на одной-единственной, сексуальной нити.

А он хотел, чтобы их связывало множество различных нитей, а не только секс. Узнавание и понимание друг друга требовало времени и осторожности. Нужно было набраться терпения, чтобы зарождающаяся близость не оборвалась в первые же дни. Чтобы все это не покатилось по накатанному маршруту, как в прошлом, и не закончилось тем же. То есть пустотой и обрывками воспоминаний.

Натали не могла прочитать мысли Поля, но интуитивно чувствовала его общий настрой, тем более что и сама ощущала нечто подобное. Какие-то колдовские флюиды витали в воздухе, воздействуя на обоих, позволяя понимать друг друга без слов. Невольно она постоянно сравнивала происходящее со своим недавним прошлым. Как все это отличалось от ее отношений с мсье Леви, с его жестким прагматизмом, цинизмом и эгоизмом...

После ресторанчика они еще долго гуляли по набережной, от моста Пон-де-л’Иль до парка Мон-Репо. Кормили лебедей, лакомились мороженым и шоколадом, любовались скользящими по водной глади яхтами и живописными, оригинальными скульптурами, украшавшими газоны. Особенно впечатляли тонко-грациозная, романтическая и слегка абстрактная скульптура светской дамы в стиле XIX века в начале набережной Вильсона и завершающая эту набережную мощная, в натуральную величину скульптура коня и обнаженного юноши рядом. В конце свидания они рискнули покататься на почти игрушечном поезде для детей и туристов, неспешно курсировавшем по асфальту набережной.

В поезде они сидели рядом на деревянной скамейке, в окружении шумной детворы и их родителей, и на какое-то время у Поля проснулось ощущение возвращения в детство. А потом оно переросло совсем в другие, взрослые чувства, но тоже связанные с детьми. Он вдруг представил себе, что они сидят в этом вагончике с собственным ребенком, похожим одновременно на обоих родителей. Его воображение создало яркий, почти осязаемый образ этого малыша. Мальчик с темными, как у матери, вьющимися волосами и серо-голубыми, как у него, пытливыми и серьезными глазами. Будущий горнолыжник по имени Анри. Он даже почувствовал тяжесть и чистый, молочный запах его тела, как будто уже держал его на коленях. И поразился тому, что впервые в нем проявился генетически заложенный в каждом человеке инстинкт отцовства. Что еще более странно, он воспринимал в этот момент сидящую рядом женщину, как будущую мать его ребенка, их общих детей, нисколько не сомневаясь, что так оно и будет.

К сожалению, это видение длилось недолго, но вполне достаточно, чтобы понять – он на пороге совершенно новых открытий в своей жизни. Провидение сделало ему подарок. Перед ним открылась первая страница в «Книге судеб», на которой проявился облик возможной будущей избранницы. А вот станет ли он явью и что откроется ему на следующей странице, пока неясно. Многое будет зависеть от него самого.

6

Натали лежала в постели совершенно обнаженная, отбросив в сторону легкое одеяло и задумчиво разглядывая слегка затуманенный серебристый диск луны, подглядывавший за ней с бархатисто-черного, усыпанного звездами небосвода. Во всем теле чувствовалось какое-то томление, и еще было едва ощутимое ожидание чего-то прекрасного, стоящего буквально рядом, у подножия кровати. Стоит только протянуть руку, и в лунном свете обрисуется облик мужчины, с которым она рассталась всего несколько часов назад. С которым сидела рядом в маленьком, тесном вагончике, ощущая его близость всеми клеточками своего тела, чувствуя излучаемую им спокойную уверенность, мощь, а главное – внимание и доброту.

Ей так хотелось прижаться к нему еще ближе, почувствовать его руки на своих плечах, ощутить его губы на своих губах. Но он не догадался это сделать. Или, скорее, не решился, поскольку в нем таились те же желания, она знала. А жаль. Даже не поцеловались ни разу, хотя были весьма близки к этому, особенно при расставании, стоя в тени деревьев недалеко от ее дома. Уже держались за руки и инстинктивно потянулись губами друг к другу. Она даже успела закрыть глаза. Но так и не почувствовала вкуса его поцелуя. Поль вдруг резко отпрянул, что-то сконфуженно и невнятно пробормотал, как бы извиняясь, а потом пожелал ей скороговоркой спокойной ночи и мгновенно исчез, растаяв в сумеречном мареве. Может быть, он боялся за себя?

Да и у нее куда-то пропала привычная смелость и былой цинизм в восприятии мужчин. Как будто боялась спугнуть подступавшие чувства. Боялась поначалу даже признаться сама себе в том, что с ней происходит что-то необычное. То, чего она никогда не испытывала в своей жизни, даже в ранний девический период, когда всем людям свойственно влюбляться. Но вот сейчас, оставшись наедине с мыслями, как бы прикрывшись от внешнего мира стенами и ночной темнотой, она поняла, что может и должна быть откровенной сама с собой.

Тем более что весьма странные фантазии вдруг на какое-то время появились в ее голове, как будто кто-то включил проектор, рисующий картинки у нее в мозгу. Перед глазами, как на белом полотнище экрана, появился образ ребенка, воспринимаемый настолько явственно, почти физически, что захотелось потрогать его руками. Девочка со светлыми волосами, как у сидящего рядом с ней мужчины, и контрастно темными, шоколадными глазами, как у нее. Ребенок, похожий одновременно на обоих родителей. Она даже знала, как ее зовут. Агнесс. И не собиралась дискутировать по этому вопросу с ее отцом. Если будет мальчик, то свое имя он получит от отца. А определить имя девочки – это уж ее, материнская обязанность и право.

От всех этих чудесных мечтаний и видений у нее было необыкновенно радужное настроение. Было совершенно не до сна. Какой уж тут сон, когда хочется петь и танцевать! Организм был перевозбужден и требовал разрядки. Хотелось хоть с кем-то поделиться свежими впечатлениями о сегодняшнем свидании. Но не с родителями же? Звонить подругам было тоже несколько поздновато. По канадским понятиям, как заметил укоризненно Поль, они расстались слишком рано, около девяти часов вечера. Но для патриархальной Женевы, традиционно засыпающей с наступлением темноты, это было в самый раз. После девяти по улицам бродят в основном иностранцы, скопляясь в разных темных углах и нервируя запоздалых прохожих.

Так что пришлось под струящимся сверху, через окно, сиянием луны, играющем бликами на ее обнаженном теле, как в пустом зале кинотеатра, устраивать для себя самой индивидуальный просмотр запечатлевшихся в памяти кадров. С многочисленными повторами и попутным анализом того, кто что сказал или сделал, и с плавным переходом в мечтания. Незаметно для себя она начала строить планы на будущее, и осознала это только тогда, когда вдруг поняла, что спорит сама с собой по поводу того, когда им вдвоем лучше всего отправиться в Вербье – в ноябре или декабре. Она даже радостно засмеялась, настолько поразила ее эта мысль.

Но потом, через несколько часов бессонницы и размышлений, вдруг начали появляться более грустные и тревожные мысли. Ведь Поль совершенно не похож на человека, склонного к умеренному образу жизни. И, уж тем более, к аскетизму и воздержанию. Его скромность по отношению к ней может быть объяснена другими причинами. Без сомнения, у него были в прошлом любовные приключения. И почему она так уверена, что только в прошлом? Здесь, в Женеве, Поль находится уже не первый месяц... Не исключено, что он уже успел с кем-то близко сойтись.

И память тут же услужливо предъявила облик рыжеволосой красавицы довольно хищного вида, сидящей за рулем легкомысленно-розового дамского автомобильчика. Его «коллеги», как выразился Поль. Только ли коллеги? Такая женщина не способна долго оставаться в роли простого наблюдателя рядом с таким мужчиной. Жаль, что не решилась спросить, замужем она или нет. Впрочем, замужество для таких особ вряд ли является серьезной преградой...

Неприятно-болезненное чувство зрело внутри и мешало Натали спокойно анализировать ситуацию. Слепая ревность – это, конечно, атавизм, но, как говорится, кто вовремя предупрежден – тот не побежден. Лучше перестраховаться и выяснить все как можно быстрее и до конца. Чтобы не было потом горького разочарования...

С этими тяжелыми мыслями она незаметно для себя заснула в тот предрассветный, переходный час, когда солнце еще не вышло из-за горизонта, но луна уже начинает покидать этот мир; и на стыке двух расходящихся светил мрачноватая мгла небосвода постепенно начинает сереть, как будто открывая земной мир для всевидящего ока господнего...

Натали окутал глубокий сон, в котором продолжились и причудливо переплелись и ее ночные мечты, и ее дневные воспоминания и тревоги, и его рассказы о прошлом. Они стояли на склоне заснеженной горы. Куда-то вниз, почти вертикально, уходила огромная расщелина, настоящая пропасть. Поль уже готовился к старту. Надвинул на глаза очки, согнул колени, напружинил ноги, воткнул палки, готовясь к толчку. Она пыталась его остановить, заявляя, что это полное безрассудство. Это даже не смертельный риск – это просто самоубийство. Но он не слушал ее и смеялся. А рядом с ними, за спиной Натали, стояла третья фигура. Зловещая фигура неизвестной женщины. Натали не видела ее лица, но чувствовала ее опасное, тревожное присутствие. Слышала ее неприятно-резкий, повелительный голос. Это именно она провоцировала Поля на столь безрассудный шаг, обвиняя его в трусости. Натали понимала, что эта женщина тоже ревнует, и, зная, что проиграла, хочет его погубить. Чтобы он не достался ей, Натали.

Натали вновь пытается его остановить, но все напрасно. Она даже не может ничего сказать. От страха у нее пересыхает в горле и совершенно пропадает голос. Руки и ноги становятся как ватные, колени слабеют и подгибаются. Она не может и шагу ступить, чтобы встать на его пути, заслонив от пропасти собой. Но потом, увидев его устремившееся вниз прекрасное тело, вдруг оживает и бросается следом за ним, чтобы спасти его или разделить с ним его судьбу.

Она вдруг проснулась от собственного крика и не сразу смогла понять, где находится и что с ней происходит. За окном брезжил рассвет, вставать было еще рано, и она продолжала лежать, вспоминая приснившееся. Наверное, этот сон был навеян рассказом Поля о том, как во время последнего спуска с горы в Ферни у него сломалась лыжа. Наскочил на всей скорости на скрытый под снегом камень. На неразведанных, «диких» трассах это нередко случается. Его спасло только собственное мастерство в амортизации падения, и, естественно, то, что на пути его вращающегося по склону тела не оказалось больше острых камней. А главное – он был не один. Да еще на горе поблизости оказалась станция горноспасателей.

Поль рассказывал обо всем этом легко и весело, как бы даже подтрунивая над собой. Наверное, чтобы не пугать ее и не казаться слишком мелодраматичным. Но она-то хорошо представляла, чем это могло закончиться. К сожалению, и ей самой не удалось избежать несколько раз серьезных падений. По счастью, все обошлось благополучно. Отделалась небольшой трещиной ребра во время одного из спусков в Итальянских Альпах. И растяжением связок, как раз в Вербье.

Интересно, что Поль признался ей в том, о чем мужчины обычно не рассказывают женщинам. Инстинктивно не любят говорить о своих неудачах и несчастьях. Ведь всегда приятнее выглядеть неустрашимым героем и счастливчиком в женских глазах... Но это, пожалуй, хороший признак. Значит, он очень серьезно относится к ней и доверяет настолько, что не боится признаться в своих слабостях.

Некоторое время она еще полежала, постепенно успокаиваясь. Потом все же решила встать с кровати и пройти в душ, чтобы смыть с себя липкий пот, выступивший от переживаний, от страха за другого человека, всего за один вечер ставшего для нее таким близким. И вдруг отчетливо почувствовала, как еще одна ниточка незримо протянулась между ними. Невольно подумала о том, что он тоже сейчас, скорее всего, не спит, так же размышляя об их встрече. И так же думает о ней, строя планы на будущее. Как гласит поверие, душа человека расстается с телом во сне и уходит блуждать в другие миры, соприкасаясь там с другими душами. Может быть, и их души бродили вместе во сне, взявшись за руки, в каком-то другом измерении, попадая в разные переделки и приключения. А может быть, даже говорили друг другу о любви и страстно целовались.

Натали усмехнулась, почувствовав, как быстро отреагировало ее тело. Достаточно было только представить его руки на своих бедрах, как соски на груди тут же напряглись и стало влажно между ногами. Нет, пожалуй, еще слишком рано для таких мыслей. Надо гнать их прочь. Быстрее под душ. Вначале под горячий, чтобы освежить и омолодить кожу. А потом под резко-контрастные, почти ледяные, режущие плоть струи, чтобы изгнать греховные, но столь приятные мысли. И потом быстро в постель. Хотя впереди воскресенье, но провести весь день в полусонном, разбитом состоянии совсем не хочется. Впереди еще так много дел. Хотя они и не договаривались о точном времени нового свидания, но сделать это было несложно. Учтя опыт первой встречи, они обменялись номерами мобильных телефонов. А во время прогулки по набережной, глядя на лебединую пару – известных своей преданностью друг другу птиц, они как-то сразу решили, что надо выбрать одно, постоянное место встречи. И, конечно, у цветочных часов. Они казались обоим символом начала их единения и постоянства их чувств. Хотя, конечно, последняя фраза не была произнесена вслух. Время для таких слов еще не пришло...


Этой ночью Поль, в отличие от Натали, спал гораздо более спокойно и безмятежно. Конечно, относительно спокойно. Если учитывать то, что в его сне не было никаких кошмаров и неприятностей. Наоборот. В нем были одни удовольствия. Много удовольствий, очень много, да еще каких. Целый водопад страстей. Да, это был настоящий эротический сон. И не просто эротический, а из серии «раскаленных докрасна». В нем было все то, на что он не решился днем.

В его приятном сне царила необыкновенно прекрасная фея, как будто сотканная из противоречий. Женщина, в которой удивительно легко уживались тонкий ум и наивность, романтизм и практичность, доверчивость и обидчивость, настороженность и оптимизм, суровость и нежность. Он даже во сне чувствовал магнетизм и теплоту ее тела, сохранившиеся в памяти его клеток от поездки в игрушечном вагончике. В отличие от нелепой дневной боязни, во сне он был самим собой. Раскрепощенным и смелым... как и она.

Все видения были натуралистичными и подробными, как бы воплощавшими мужские мечты и фантазии и восполнявшими упущенное. Вначале действия развивались неспешно, целомудренно и лирично. Именно так, как оно и должно было бы происходить, если бы они приехали к нему домой вдвоем, на той самой машине, которую он все же отремонтировал, возвращаясь со свидания. Благо она стояла, как выяснилось, совсем недалеко от дома, где жила Натали и где они столь поспешно расстались. По его вине, конечно. В отличие от сна, в реальной жизни он почему-то испугался. Испугался чрезмерно сильного проявления чувств, неожиданного для него. Это был настоящий психологический шок.

Он потянулся к ней губами, и на какую-то долю секунды их губы соприкоснулись. В этот, едва уловимый для сознания миг, как будто сверхмощный разряд молнии потряс его тело, оглушая и ослепляя, парализуя все чувства, кроме одного. Осознания того, что все вокруг вдруг исчезло и в этом мире они остались только вдвоем и сами стали центром мироздания. Что сейчас начнется слияние их душ и тел, и он совсем, без остатка растворится в этой женщине. Они вскоре превратятся в единое целое, и он перестанет существовать как самостоятельная, независимая личность. И вновь станет безвольным рабом у ног новой повелительницы. И тогда он понял, что надо спасаться бегством от этого взрыва эмоций, чтобы иметь возможность спокойно подумать над тем, что же с ним происходит. Подумать еще раз о той женщине, с которой его свела судьба. Чего он сам хочет от этой судьбы. И до какого предела готов дойти в их отношениях.

А вот во сне все было гораздо проще и логичнее. Вначале они целовались, стоя под деревьями. Потом, посмотрев на часы, он сумел убедить ее, что еще рано расставаться. Что время еще детское, и можно было бы заехать к нему домой, выпить по чашечке кофе. Он даже похвастал, что прекрасно готовит кофе по-арабски и у него дома есть отличная кофеварка и старинная кофейная мельница. Честно говоря, во сне он соврал, и неизвестно почему так получилось, поскольку мысленно он клялся никогда этого не делать. По крайней мере, без особой необходимости. На самом деле он всегда покупал уже молотый кофе, экономя время, а старинная кофейная мельница была у его родителей. Может быть, конечно, она когда-нибудь перейдет к нему по наследству. Но не хотелось бы ускорять этот переход.

Потом, все в том же сне, Поль прямо на ее глазах совершил чудо, поменяв спустившее колесо всего за секунду. Во сне порой все так легко осуществить, когда очень хочешь. Просто щелкнул пальцами, и фокус удался. Конечно, наяву это отняло у него больше получаса. Все-таки практики явно не хватало. Натали, конечно, поразилась его необыкновенным дарованиям, и подарила ему еще один очень чувственный и долгий поцелуй. Затем они как-то очень быстро оказались у него в квартире. Такое впечатление, что его машина превратилась в летательный аппарат, может даже, с возможностью телепортации.

Что еще более странно, за время его недолгого отсутствия квартира совершенно преобразилась. То ли он превратился в волшебника, то ли Натали одним своим присутствием вносила магические изменения в его жизнь. В реальности в его арендованном жилье не было ничего выдающегося. Стандартная квартира на четвертом этаже многоквартирного кондоминиума, в панельном доме постройки восьмидесятых годов. Окна на дорогу, по счастью, не слишком шумную. Все же Женева – это не Оттава. Небольшая гостиная, спальная комната с примыкающей к ней довольно компактной ванной, не слишком просторная кухня, совмещенная со столовой. Мебель тоже не поражала изыском. Он не спартанец, конечно, но не любил загромождать жилище излишними аксессуарами и гоняться за модой. Строгий классицизм и утилитарный подход. Должно быть только самое необходимое, достаточно прочное и удобное для жизни и работы. Конечно, он проследил, чтобы это не выглядело как случайный, эклектический набор разномастных предметов. Удалось выдержать в целом тон и стиль декоративного оформления интерьера.

Элен пыталась в свое время вмешаться в этот процесс, так сказать, помочь сделать выбор, но он сумел отбиться от непрошеной помощницы. Сказал, что у него очень специфический вкус и ему трудно угодить...

Да, а вот во сне его жилище выглядело гораздо оригинальнее, чем наяву. Заметно выросло в размерах, стало намного просторней и светлее, с большим количеством помещений. И даже с камином в гостиной, отделанным красным мрамором, с бронзовыми щипцами, возложенными рядом с корзинкой с поленьями. Перед камином, на навощенном паркетном полу, между двумя массивными кожаными креслами раскинулась шкура гигантского белого медведя, взирающего на две темно-зеленые саговые пальмы, размещенные по углам.

Спальная комната тоже преобразилась, приобретя облик дортуара то ли французского короля, то ли его фаворитки. Все в бело-золотой цветовой гамме. Обитые белым шелком стены, матово-белый ковер с длинным ворсом во весь пол, огромное «королевское» ложе почти от стенки до стенки, с белоснежными шелковыми покрывалами и простынями. Через стеклянную дверь из спальни была видна ванная комната, которая превратилась в небольшой круглый бассейн, отделанный по дну голубым кафелем и белым мрамором по стенам. Конечно, бассейн был оборудован системой искусственной циркуляции и подогрева воды.

Но начали они, конечно, не с бассейна. Пока гостья слушала музыку в гостиной, сама подбирая записи, Поль, повязав фартук, колдовал на кухне. Вскоре на кофейном столике в гостиной красовался легкий ужин, приготовленный на скорую руку из тех продуктов, которые у него были в холодильнике. Собственно, этот ужин повторял то, что он приготовил себе после возвращения в реальной жизни. Видимо, с фантазией в области кулинарии даже во сне у него было не все благополучно. Запеченные в духовке сандвичи с майонезом и сыром, нарезанная ломтиками ветчина, кофе и ваза с фруктами.

Единственным отличием, наверное, как дань традиции, и главным украшением стола была бутылка шампанского «Дом Периньон», охлаждавшаяся в серебряном ведерке с шампанским. В свое время его любила заказывать в ресторане Мари-Кристин, нанося немалый ущерб его бюджету. Сам он вполне обошелся бы пивом «Будвайзер» и стаканчиком неразбавленного бурбона «Кэнэдиэн клаб». Но дама из прошлого считала, что в ее присутствии это будет выглядеть плебейским. Такими напитками лучше удовлетвориться в чисто мужской компании, в каком-нибудь низкопробном, прокуренном баре.

После ужина они танцевали, с каждой музыкальной нотой все плотнее прижимаясь друг к другу. Потом как-то сразу вдруг оказались в ванной, совершенно раздетые, что, впрочем, выглядело естественно. Кто же купается в одежде? В ванной Поль в полной мере проявил свою галантность. Это было незабываемое ощущение. В его руке была губка, и он мягко водил ею по пленительному женскому телу, задерживаясь на самых приятных местах, как бы совершая ритуал омовения и готовя ее к торжественному обряду вознесения к вершинам счастья. И ощущая себя собственником всего этого великолепия. А Натали блаженно закрыла глаза и даже что-то мурлыкала, позволяя ему забираться в самые потаенные места.

Потом губка выскользнула и уплыла на дно, а его ладони оказались у нее на груди, уже ничем не занятые и совершенно свободные для ласк. Натали приподнялась в воде, как Афродита из пены, и ее спелые груди оказались прямо перед его лицом. Он даже успел почувствовать, как набухают ее соски между его губами, и одновременно, как растет и раздувается его главное сокровище внизу, постепенно продвигаясь к заветной цели, между ее раздвигающимися призывно ногами. Его пальцы плавно соскользнули вниз, вдоль бедер, ощущая их податливую упругость. Он услышал ее сдавленный стон. Натали выгнула тело, откидывая голову назад, и ее лоно оказалось в чаше его ладони. Слегка припухлые нежные складки охотно раздвинулись между его пальцами. Послышался сладострастный стон нетерпения и ее задыхающийся шепот:

– Боже, как я хочу тебя...

Она еще немного приподнялась и придвинулась ближе, обхватив его ногами вокруг талии. Его ладони оказались под мягкими и нежными женскими ягодицами, пристраивая их поудобнее для того, чтобы собственная, изнемогающая от желания плоть могла беспрепятственно и быстро проникнуть в вожделенные сочные глубины.

Но именно в этот момент, как часто бывает во сне, на самом интересном месте демонстрация сновидения прервалась. Некоторое время Поль не мог понять, куда исчезло все это великолепие. А потом даже застонал от разочарования. Боже, неужели нельзя было подождать с пробуждением хотя бы немного? Ведь его нетерпеливый орган уже нащупал увлажненный, готовый к приятию вход. Он даже почувствовал, как тугое кольцо мускулов начало размыкаться под мощным, неудержимым напором жаждущего слияния и гордого собой красавца. Еще несколько секунд, и началось бы сладостное погружение в сочную, отзывчивую, трепещущую глубину, на всю огромную, безмерную протяженность монстра, в которого превратилась его плоть. До упора, до самых пределов.

Но, увы. Не судьба. Машинально он протянул руку вниз и даже потрогал своего страдальца, болезненно вздувшегося и твердого, как камень. Тот даже задергался и прослезился от обиды в его пальцах.

– Да, брат, опять нам не повезло, – посочувствовал он и ему и себе в полный голос. И мысленно уточнил, признавая отчасти свою вину: – В который уже раз, парень. Извини. Плохой тебе достался хозяин. Не слишком удачливый. Может быть, зря я стал таким романтичным в последнее время?

Но при воспоминании о прощании возле ее дома все тут же снова встало на свое место. Не горячись и не спеши, мысленно внушал он сам себе. Это не уйдет. Вначале надо все же спокойно разобраться в своих чувствах. А потом уже заниматься любовью... или сексом. С любимой женщиной занимаются любовью, а просто с женщиной – сексом. Это, конечно, разные вещи, но тут уж как получится. Не все от нас зависит. А пока? Пока придется отправиться в ванную, излечивать своего друга с нижнего яруса тела от разочарований и временных недугов. Немного ледяной воды ему не повредит, чтобы устранить последствия бесполезного ажиотажа и опять войти в свои нормальные, повседневные размеры...

После душа Поль вернулся в спальную комнату, обнаженный, весь в капельках воды. Не стал ни вытираться полотенцем, ни накидывать банный халат. Подошел к окну в спальне и некоторое время всматривался в сумеречный рассвет и пустынную еще и тихую улицу. В Оттаве внизу в это время уже шумел бы автомобильный ручеек, вначале заполняемый лишь водителями из числа ранних пташек или запоздалых гуляк, постепенно наполняясь и превращаясь в настоящий поток и мощное половодье в часы пик.

Можно было бы, конечно, после контрастного душа заняться чем-нибудь полезным по хозяйству, поскольку трудно будет сразу угомонить взбудораженный сновидениями и холодной водой организм. Или даже пойти немного пробежаться трусцой для окончательного снятия стресса. Обычно каждое утро он делал получасовую пробежку. Затем еще минут пятнадцать выполнял комплекс упражнений с нагрузкой для поддержания спортивной формы и включения организма в рабочий ритм. Два раза в неделю, в будни, тренировался в спортивном зале, и один раз, в выходной, на теннисном корте. Естественно, когда не занимался горными лыжами. Но так было в Монреале и в Оттаве. А вот здесь поначалу весь спортивный режим полетел в тартарары. Слишком много совершенно новых и непривычных обязанностей на него сразу свалилось.

Однако теперь, когда все постепенно стало входить в норму, пора было бы восстановить привычный образ жизни. Не для выступлений на конкурсе атлетов, конечно, а для поддержания уверенности в том, что когда надо – это тело его не подведет. Особенно в горах. Да и на пляже чувствуешь себя увереннее, а уж в постели тем более. И перед женщиной раздеваться не стыдно. Честно говоря, приятно щекочет самолюбие, когда видишь ее восхищенный взгляд и слышишь искренние комплименты. Не говоря уже о желании потрогать его мускулы, особенно наиболее важные для постельных радостей. Вплоть до тугих ягодиц и предмета, расположенного с другой стороны, в период его наибольшего созревания.

Однако, подумав о мускулах, Поль все же решил на некоторое время предоставить их самим себе. Их хозяин в данный момент все еще пребывает в тоске и грусти и нуждается в специальной психотерапии. И, пожалуй, лучшим средством является все же попытка вновь вернуться к прерванному сновидению, лучше всего к тому самому месту, чтобы довести до логического конца то, что так приятно и многообещающе начиналось.

Главное – это предварительный настрой. Сосредоточить волю и силу самовнушения, вызвать чарующий женский образ перед глазами, и вместе с ней перенестись в иной мир – мир сновидений, где они опять сольются в экстазе в единое и нерасторжимое целое. Будем считать, что это будет своеобразной репетицией перед тем, как это произойдет наяву. Торопиться некуда. Ведь сегодня воскресенье. К несчастью, придется провести этот день без нее. Натали известила его о том, что в воскресенье уезжает вместе с родственниками куда-то в горы, к брату матери, чтобы отпраздновать его день рождения. По семейной традиции, будет ритуал поглощения «фондю», сделанного из продукта, изготавливаемого на сыроварне этого самого дяди.

Откровенно говоря, ему не очень нравился этот самый «фондю». Не мог понять, в чем здесь удовольствие и кулинарный изыск? Подумаешь, нанизать на палочку кусочек хлеба, обмакнуть его в котел с плавящимся сыром, потом съесть. Но, как говорится, у каждой нации свои причуды и развлечения. Поэтому он не стал никак комментировать ее дифирамбы. Просто скорбно сжал губы и горестным тоном возвестил о том, что ему будет ее не хватать. Но он понимает, что такое родственные узы и семейные обязанности. Потом попросил записать номер его мобильного телефона и заявил, что будет с нетерпением ждать ее сообщений. Круглосуточно, на любую приятную тему, особенно если речь пойдет об их следующей встрече...

Мадемуазель Натали при этой фразе довольно улыбнулась и кокетливо заявила, что она, конечно, подумает над его предложением. Ответ, скорее всего, будет положительным, но это будет зависеть от разных обстоятельств... В том числе от него самого.

Вспомнив об этом, Поль тоже довольно улыбнулся. Но тут же нахмурился. Внезапно в голову пришла совершенно новая и тревожная мысль. Черт побери! Ведь он хотел бы пригласить ее к себе в гости. И что же увидит леди в этом доме? Мысленно он попытался оценить обстановку в квартире ее взором. Да, выводы, пожалуй, не в его пользу. То, что казалось ему до этого разумно строгим и практичным, с точки зрения женщины, скорее всего, будет воспринято, как примитивная мужская берлога, кое-как приспособленная для ночлега и укрытия от непогоды и соседей.

Придется срочно заняться переоборудованием интерьера. Конечно, женщине все равно не угодишь. Так или иначе, все равно захочет все переделать по-своему. Но кое-что все же можно исправить и самому, не дожидаясь нелицеприятной критики в свой адрес. Ну, хотя бы, сменить ободранные местами обои. Вызвать мастера, чтобы подправил кафель в ванной и на кухне. «Королевское ложе» в спальной комнате тоже не мешало бы расширить – поменять его нынешнее полутораспальное «лежбище» на двухспальное. Конечно, с новыми шелковыми или атласными простынями. Над цветом потом подумаем, но надо бы подобрать что-то такое, чтобы было и элегантно, и эротично.

В гостиной для украшения поставить нечто зеленое и перистое в кадке. Хотя бы ту же соговую пальму, которую он видел во сне. Говорят, что это весьма неприхотливое растение, не требующее особого ухода. Как раз для него. Или что-нибудь более скромное, с миниатюрными нежными листочками, как, например, фикус «Бенджамин», который стоит в кабинете у Элен. К кожаному дивану бежевого цвета не помешало бы добавить пару таких же кресел и, конечно, журнальный столик со стеклянной крышкой. Шторы на окнах тоже не мешало бы поменять. Ковер на полу? Да, это проблема. Поль не любил «пылесборники» в квартире, которые только усложняют процесс уборки. Но во всех эротических фильмах данный декоративный атрибут красивой жизни всегда присутствовал. Например, чтобы в порыве необузданной страсти можно было бы опуститься спиной и ягодицами не на холодный бетонный или деревянный пол, а на мягкий и длинный ворс персидского или афганского ковра. И уж тем более не подвергать излишним страданиям нежную тыльную поверхность дамы.

Поль еще раз повел изучающим взглядом по помещению, и, добравшись до входа на кухню, хлопнул себя по лбу. Вот черт, чуть не забыл про посуду. Не поить же даму из щербатой фаянсовой кружки. Конечно, он несколько утрирует, но хороший кофейный сервиз явно бы не помешал. Впрочем, как и чайный. Вдруг ей именно чая захочется, да еще с кусочком торта и лимоном. И салатницы нужны, и ваза для фруктов. А также пара серебряных подсвечников для романтики, вместе с белой или голубой скатертью.

И еще продумать заранее меню. Лучше всего будет, пожалуй, заказать что-нибудь в ресторане. У него самого, при всех стараниях, все равно ничего хорошего не получится. Приготовление сосисок с зеленым горошком из банки, яичницы и толсто нарезанных бутербродов с сыром он, конечно, осилит, но вряд ли это можно будет назвать экстравагантным блюдом. Видимо, пора обзавестись и небольшим домашним винным погребом. Хороший набор французских, испанских и итальянских вин не повредил бы.

Да, не такое это простое дело – приглашать к себе женщину. Весьма сложная, но приятная прелюдия к новой жизни...

7

Натали стояла посреди гостиной и недоуменно смотрела на целую гору предметов, разложенных на диване и на полу.

– Поль, ты что, действительно собираешься все это брать с собой? Ты же опытный горнолыжник, а собираешься в горы, как новичок.

Собеседник выразительно пожал плечами, и с некоторой обидой в голосе ответил:

– Если бы я шел один, то таких проблем с экипировкой не было бы. А собираться в поход вместе с женщиной – это не так просто, как некоторым кажется. Тем более, мы идем вместе впервые. Я же хотел как лучше. Заботился о тебе. И вместо благодарности...

Натали поняла его состояние.

– Прости, Поль. Я не хотела тебя обидеть. Вполне понимаю твою озабоченность. Мне приятно, что ты меня не забываешь. Но, с другой стороны, по-моему, мы уже достаточно знаем друг друга, чтобы не делать таких ошибок. Относись ко мне, пожалуйста, серьезнее. У женщины те же потребности в походе, как и у мужчины, и ограниченные возможности по переноске тяжестей. Так что, давай подумаем вместе. До отъезда еще целый час. Времени достаточно, чтобы спокойно разобраться. Главное, выбросить сразу явно лишнее и разделить груз на две части – на то, что мы понесем с собой в рюкзаках, и на то, что оставим перед восхождением в машине. Мы же всего на три дня уезжаем. К тому же в хорошо обжитые края. В случае необходимости, многое можно приобрести или достать на месте.

Вот, кстати, я вижу на полу и спальный мешок, и палатку. Ты что, собираешься брать с собой и то, и другое? Скорее всего, нам они вообще не понадобятся. Когда я связывалась с турбюро, то договорилась о ночлеге на промежуточной базе. Мне дали координаты человека, который сможет это организовать на месте. Я ему уже позвонила с утра. Это оказался местный проводник. Кстати, в качестве проводника он нам, собственно, не понадобится. На Монблане я была уже несколько раз, и основные маршруты знаю достаточно, чтобы не заблудиться. Там так много туристов бывает за год, что проводник вообще не нужен. Просто иди по трассе, отмеченной пустыми банками и прочим туристическим мусором. Не ошибешься.

Натали горестно вздохнула, переживая за надвигающуюся на родные Альпы экологическую катастрофу, и продолжила:

– Да, а с проводником мы договорились, что он устроит нас обоих в «шале», которое обычно сдает туристам его родственник. Там достаточно комфортно, и с питанием. Полный пансион. Я думаю, переночевать с удобствами в настоящем крестьянском доме в горах, на овечьих шкурах, будет не менее романтично, чем сон в палатке на холодных камнях.

У Поля на языке вертелся вопрос о том, как она конкретно договаривалась – о ночлеге в общей комнате или все же порознь? Но благоразумно прикусил язык. А Натали продолжила свою воспитательную работу:

– Я не против общения с дикой природой. Люблю риск и приключения. Но когда есть возможность создать себе комфортные условия, зачем же пренебрегать удобствами?

– Да я не против удобств. И специально обзавелся швейцарским армейским спальным мешком. На гагачьем пуху. Продавец заверил, что в нем можно ночевать даже в Антарктиде. Просто хотел опробовать его в полевых условиях, до начала зимнего сезона.

– Но мы же, вроде, не собираемся ночевать в снегах. Пройдем какую-то часть маршрута поближе к заледенелой вершине, а потом вернемся назад, в этот же день, в теплую зону. Это будет просто небольшая горная прогулка, а не альпийское восхождение до самой верхней точки Монблана. Ты же все равно не станешь ее первым покорителем. Опоздал. За тебя это давно сделали другие. Еще в конце XVIII века. Да у нас на это просто времени не хватит. Или тебе хочется устроить мне испытание? Тогда давай отложим это на другое, более удобное время. Выкроим для этого хотя бы дней пять.

– Да не собирался я тебя испытывать, и себя тоже. Тем более в области альпинизма. Это не горные лыжи. И я не любитель откладывать. Раз уж решили вместе выбраться на Монблан в эти выходные, то так тому и быть. Давай не будем ссориться перед походом. Это плохая примета. Ты лучше знаешь местные условия, тебе и решать.

– Я тоже за мирное сосуществование, Поль. Главное – чтобы мы побывали на этой священной европейской горе. А вершина Монблана от тебя не уйдет. – Натали шагнула поближе и звучно чмокнула его в щеку. – Будем считать, что мирный договор подписан. Давай лучше займемся сортировкой. Кстати, продуктов, как мне кажется, тоже слишком много, как будто мы выезжаем не на три дня, а на неделю. Ты мне так талию испортишь.

Через двадцать минут жесткий отбор был закончен. Поль полностью доверился даме, даже не пытаясь вникать в те критерии, которыми она руководствовалась при решительной сортировке и отбраковке предметов, отлетавших в угол. Зато его интерес привлекло нечто другое, гораздо более приятное для глаз. Сегодня Натали была одета в короткие красные шорты и нечто красное на бретельках, к тому же без бюстгальтера. Иногда, когда она нагибалась, из-под краешка шорт показывались простые розовые хлопчатобумажные трусики, очень миленькие на вид. Увлеченная свои делом красавица, сама того не подозревая, принимала положения, которые вызвали бы бурю эмоций даже у старого импотента.

Машинально Поль несколько раз потрогал спрятанные в карманчике спортивных брюк предохранительные изделия из латекса. Вначале, утром, он решил взять с собой парочку. Просто так, на всякий случай, как предусмотрительный человек. Без особой надежды на то, что им найдется практическое применение. Как ни странно, но прошло уже больше месяца после первого свидания, а дальше поцелуев дело так и не продвинулось. Да и форсировать этот процесс, похоже, никто из двоих не собирался. Их отношения развивались каким-то особым, непривычным для него образом. Потом, уже перед самым ее приездом, он вдруг решил увеличить запас каучуковых изделий вдвое.

Увидев еще раз мелькание пикантной розовой полоски, под которой виднелась еще более тонкая полоска незагорелой кожи, Поль глубоко вздохнул и даже закрыл глаза, чтобы не мучить себя искушениями. Но в памяти, как нарочно, тут же всплыло еще более пленительное зрелище, представшее перед ним неделю назад, в воскресенье, когда они вместе отправились на городской пляж. Тогда на ней было двухцветное бикини, как будто сплетенное из тонких розово-золотистых полосок, прекрасно оттенявшее пленительность ее форм. И все это великолепие постоянно вертелось перед его глазами, сверкая белоснежной улыбкой и принимая все более соблазнительные позы, как будто поддразнивая и бросая вызов.

Он бы его принял, конечно, если бы не обилие посторонних лиц на пляже. И не наложенное на себя добровольно табу. Но в какой-то момент он был уже на пределе. Пришлось срочно окунать свою бунтующую плоть в ледяную воду озера Леман. Возможно, это только почудилось, но когда при погружении вода достигла уровня плавок, внутри раздалось шипение и из-под темно-синей ткани выскользнуло облачко пара.

Впрочем, в таком состоянии это было не удивительно. Последней каплей, подточившей его волю перед броском в воду, был ее веселый рассказ о том, как еще в студенческие времена, готовясь к экзаменам во время сессии, она решила не терять времени даром и совместить приятное с полезным. Расположилась на травке перед Женевским университетом, почти рядом со Стеной Реформации, прихватив с собой стопку учебников. Разделась, благо была в купальном костюме, и улеглась на спину, подстелив под себя майку и джинсы. Вскоре как-то незаметно заснула. А проснулась от гневного голоса пожилой монахини, закутанной во все черное. Женщина в черном клеймила ее за греховность и святотатство, поскольку «разнузданная девица, как инкубус» осмелилась предстать в кощунственном виде перед каменными образами кальвинистских отцов-реформаторов церкви, выступающих рельефно на Стене, как будто выходящих из нее.

Почему-то, представив этот контраст между полуобнаженной юной красавицей и женщиной, добровольно умерщвлявшей свою природную сущность, он пришел в настоящее неистовство. Наверное, представил себя в роли несчастного, заблудившегося в теологических догмах монаха, напрасно пытающегося самоизолироваться от жизни в каменном склепе и лишающего себя нормальных человеческих радостей...

Поль вновь открыл глаза и машинально потрогал изделия в карманчике. Четыре штуки. Хм, если он простоит тут еще минут пять, то появится мысль о повторном удвоении средств защиты. Он, конечно, не секс-машина, но с Натали, пожалуй, смог бы побить любой предыдущий личный рекорд. Простая математика – восемь штук поделить на двое суток. Да это же смешная цифра. Даже говорить не о чем. Подростковая норма. Для серьезного и длительного общения требуется пополнение.

Конечно, дома такой запас он давно не держит, к сожалению, за ненадобностью. Но несложно будет заехать по дороге в любую аптеку. Скажу даме, что надо бы взять с собой кое-какие лекарства в поход. Ясно одно. С каждым днем здоровые природные инстинкты все труднее становится сдерживать. Да, наверное, и не надо. Пора начинать новую жизнь. Первый этап испытаний на искренность и зрелость чувств они выдержали. Надо переходить к следующему этапу – испытанию на готовность и умение любить друг друга.

Натали в этот момент пришли в голову примерно те же самые мысли. Она все время спиной чувствовала напряженный мужской взгляд и, даже не поворачиваясь, легко могла угадать, на чем сконцентрировано сейчас его внимание. И тоже вспомнила пребывание в прошлое воскресенье на пляже, особенно горящий взор Поля, неотрывно прикованный к нижней части ее бикини. И смешную сценку, когда он вдруг резко отвернулся от нее и ринулся в воду. Тогда ей в голову сразу пришла аналогия с бедным юношей на греческом пляже, стыдливо прикрывшем рукой свое взбудораженное достояние.

Но того грека она поддразнивала специально, из озорства. А вот с Полем получалось как-то само по себе, без всяких усилий с ее стороны. Может быть, просто он слишком темпераментный? Или столь остро реагирует именно на нее? Есть же у людей какая-то сексуальная предрасположенность и предназначенность друг другу. Во всяком случае, они еще ни разу не были близки, но она уже заранее чувствует, насколько волнующим будет это общение. Ей тоже очень трудно находиться рядом, соблюдая внешнюю сдержанность. А его внезапный бросок в воду на женевском пляже создал неплохой предлог и для нее самой, чтобы последовать его примеру. Холодная вода иногда идет на пользу не только мужчинам.

Сортировкой снаряжения Натали занималась, почти не задумываясь, поскольку приходилось делать это уже не раз. Лишь иногда приостанавливалась ненадолго, когда касалась чего-то чисто мужского. Закончив работу, выпрямилась и удовлетворенно огляделась.

– Ну вот. Теперь выглядит более или менее компактно и транспортабельно. Вот этот комплект разместишь у себя в рюкзаке. Это останется дома. Пока ты укладываешься и наводишь порядок, я приготовлю нам по чашке кофе.

– Как скажете, мэм, – лихо откозырял Поль, пряча от нее блестевшие от вожделения глаза с почти вертикальными от возбуждения зрачками.

Он принялся укладывать рюкзак, по ходу высоко оценив сноровку и профессионализм партнерши. Даже сам вряд ли справился бы лучше. Это успокаивало и снимало многие вопросы и сомнения, так или иначе гнездившиеся в мозгу. Возможно, после печального опыта с Мари-Кристин, он несколько предвзято относился к женщинам и не слишком доверял тому, что они могли говорить о себе. А поход в горы, даже на короткое время – вещь серьезная, и от спутника, от его или ее навыков и умения, от силы воли очень многое зависит.

Натали прошла на кухню, где уже довольно уверенно ориентировалась, хотя была в этой квартире до этого всего три раза. С каждым приходом в некогда суровом мужском жилище происходили приятные метаморфозы, нередко даже без ее подсказок. Квартира явно похорошела, обрела более уютный и ухоженный вид. Находиться в ней стало намного приятнее, а вот покидать ее заметно сложнее. Хотя, конечно, не столько из-за смены интерьера, сколько из-за ее хозяина. Но и обстановка имеет большое значение. Например, она с удовлетворением восприняла появление миленького сине-белого кофейного сервиза, стилизованного под майсенский фарфор. Сервиз весьма походил на виденный ею как-то экспонат из музея посуды «Ариана», расположенный возле «Дворца наций».

Вспомнив про то, что завтрак был слишком легким, она решила добавить к кофе что-нибудь посущественнее. Покопалась в холодильнике, который за последнее время заметно расширил предлагаемый ассортимент. Конечно, если бы она бывала в этом доме чаще и задерживалась подольше, квартиру было бы вообще не узнать. Из того, что хранилось внутри холодильника, можно было бы приготовить вполне приличный, даже изысканный ланч для гурманов. Но это лучше отложить на потом, после возвращения. А сейчас лучше всего сделать то, что потребует минимум времени. Столько, сколько надо для укладки мужского рюкзака. Свой рюкзак она оставила в багажнике машины, на которой приехала сюда. Надо будет только переложить свое имущество в машину Поля. Она вездеходная, более подходящая для гор.

Натали достала большую банку консервированной ветчины, упаковку сыра «грюер», пластиковую коробку с гусиным паштетом, пачку масла, довольно толстый пучок листьев салата и несколько огромных спелых помидоров, к которым была неравнодушна, что было учтено при наполнении холодильника. Заодно вспомнила, что неплохо было бы прихватить с собой банку с орехами. Прекрасный походный продукт – легкий, полезный и высококалорийный. Нарезала багет, на всякий случай привезенный с собой, и сделала несколько бутербродов с ветчиной, маслом, паштетом и салатом. Отдельно, довольно тонкими лепестками, распластала сыр. Предпочитала есть его без хлеба. Затем помыла помидоры и, не выдержав искушения, тут же вгрызлась в сочный бок одного из них, чуть не забрызгав себя соком. Она всегда любила откусывать от целого помидора, за что нередко доставалось от родителей в детстве. Но теперь девочка подросла, и ее стало некому воспитывать, кроме самой себя.

Впрочем, помидорный сок вразлет – это не страшно. Она специально подобрала для похода не слишком маркую одежду, которая не боится общения с землей, травой, едой и костром. Для поездки на машине и начального этапа подъема красных шорт и маечки с кроссовками будет вполне достаточно. А вот когда поднимутся выше – придется перейти на полный комплект. Для этого она взяла с собой темно-красный спортивный костюм, кроссовки, панаму и довольно обременительные шипованные ботинки с альпенштоком. Поль прихватит с собой страховочную веревку. Хотя, конечно, вряд ли им придется карабкаться по вертикали и головоломным кручам. На первый раз обойдемся без «экстрима». Ведь это просто пробный поход. Больше для проверки того, насколько они подходят друг другу в таких условиях. Основная проверка будет потом, зимой, когда они поднимутся на горнолыжные трассы.

Они уже несколько раз говорили на эту тему и успели даже слегка поссориться в пылу спора, обсуждая выбор будущих горных курортов и маршрутов для спусков. Пару раз ее даже подмывало взять набор туристских проспектов потяжелее и шлепнуть его по голове для доказательства своей правоты и успешного завершения дискуссии. Скорее всего, после длительных тяжб придется отправляться в Вербье, который больше всего подходил под компромиссный вариант, устраивающий обе стороны.

Натали еще раз подумала о своем наряде. Может быть, она зря погорячилась, когда выкинула больше половины предметов из набора Поля? В принципе, с учетом жаркой летней погоды внизу, в предгорье, можно было бы обойтись достаточно легкой одеждой. Но ведь чем выше, тем прохладнее. И камни ночью быстро остывают, и погода в горах быстро меняется. Трудно все предугадать. Никакой прогноз не поможет. С другой стороны, все равно все не предусмотришь. Да и брать с собой все то, что может вдруг понадобиться, – и неразумно, и нереально. Ладно, бог с ним. Проявила решительность, показала характер. И это правильно. А менять решения по несколько раз и колебаться – это будет слишком по-женски. Горы требуют мужского подхода.


Натали проснулась первой, от того, что солнечный луч скользнув по лицу, уперся ей прямо в глаза. Она недовольно отодвинула голову в сторону и тут же уткнулась в чье-то обнаженное мускулистое плечо. От неожиданности она даже вздрогнула, но тут же пришла в себя. Странная реакция и странная мысль. Наверное, сказывается длительный перерыв в сексуальной жизни. Почему же в чье-то? С незнакомыми мужчинами в постели она никогда не оказывалась. И, будем надеяться, не придется...

Поль безмятежно спал, утомленный ночными страстями. Парень славно потрудился и честно заслужил право на отдых. Тем более что ему недолго осталось нежиться. Скоро придется подниматься для того, чтобы продолжить восхождение.

Она немного приподняла голову, чтобы убедиться в том, что тщательно уложенные накануне рюкзаки так и остались лежать там, где их вчера бросили. То есть в углу комнаты, на полу. Терпеливо ждут своих хозяев. Фрагменты женской и мужской одежды, попавшиеся ей на глаза, напоминали о беспорядке и спешке, с которыми они сбрасывались или срывались с тела. Да, вчера все это выглядело как спонтанный и безумный порыв изголодавшихся людей, увидевших наконец пищу. Они и были изголодавшимися и обезумевшими...

Натали начала приподниматься в кровати, чтобы спустить ноги на пол, и тут же почувствовала небольшую ноющую боль в растянутых мышцах у основания ног. Эта боль нисколько не портила ощущения общего блаженства, даже эйфории, какой-то полноты и сытости во всем теле. Проявляться такому блаженству совсем не мешало чувство приятной усталости. Да, ей тоже пришлось немало потрудиться. Если бы не спортивная закалка, вряд ли бы она выдержала такое физическое и психологическое напряжение. Целый фейерверк, каскад и водопад эмоций. Тело давно уже не испытывало такого длительного накала страстей. Пожалуй, более точным будет сказать, что никогда в жизни у нее такого не было. Даже в Бухаресте.

Она вновь откинулась на спину и посмотрела на свои наручные часики. Да, уже почти пять часов. Все же, наверное, придется вставать, пыталась уговорить себя Натали. Пора. Во всяком случае, если следовать их вчерашним планам. Правда, обговоренным еще до того, как они остались одни в этой комнате. А потом обоих подхватил и закружил вихрь страсти, после которого мир вокруг совершенно изменился. Наверное, и они тоже стали другими. Конечно, они приехали сюда вовсе не для того, чтобы лежать в постели...

Но в такой изменившейся ситуации пусть первый шаг сделает мужчина. Пусть возьмет на себя ответственность за все последующее и проявит разумную гибкость. Это ведь он выступает в роли первопроходца и неофита покорения Монблана. А она в этих краях побывала уже много раз, начав еще во время учебы в школе. Так что в этот раз она выступает только в роли экскурсовода и ничего не потеряет, если не придется карабкаться по кручам в сторону вечных снегов. Зато много приобретет, если останется в весьма уютной постели рядом со столь роскошным и умелым мужчиной с таким сильным, притягательным и выносливым телом.

Конечно, после ночных безумств не помешали бы чашечка крепкого кофе, черного, как африканская ночь, и контрастный душ. Но так не хочется выбираться из постели... И не столько из-за физической усталости и недосыпания, скорее из-за другого. Из-за того, что придется, хотя бы и ненадолго, оторваться от мужчины, который только что, во сне, потянулся к ней и положил руку на ее обнаженную грудь. При этом даже трогательно зачмокал, как ребенок, губами, как будто почувствовал близость лакомства. Можно было без труда угадать, что ему сейчас должно сниться. Наверное, продолжение ночных подвигов. Забавно вспомнить о его неожиданной вчерашней предусмотрительности, когда он, уже почти обнаженный, вдруг отстранился от нее и ловким жестом фокусника извлек откуда-то целую охапку блестящих, разноцветных пакетиков, гордо высыпал их на одеяло и самоуверенно возвестил:

– Дорогая, нам совершенно не о чем беспокоиться. По крайней мере, до утра хватит. А там что-нибудь придумаем. Ты какой цвет предпочитаешь для начала?

Придумывать он, конечно, умеет, усмехнулась Натали. В этом ему трудно было отказать. Иногда это даже пробуждало у нее ревность. Для того чтобы достигнуть такого мастерства, требовалось немалая практика. И невольно ее воображение рисовало всех тех женщин, которые прошли через его постель. Как будто они теснились рядом и с завистью наблюдали за соитием их тел. Странно, что такие мысли никогда не возникали у нее при общении с другими мужчинами. Их опытность она воспринимала как должное. Просто получала от этого удовольствие. Использовала их, конечно, отдавая и кое-что взамен. Это было больше похоже на честную сделку, не затрагивающую душевных глубин, без серьезных взаимных обязательств. А сейчас все виделось как-то иначе, совершенно по-другому. Как иная форма отношений между людьми, где все должно строиться по другим законам.

Интересно и то, что она уступила ему в этом чужом доме. Решилась на то, на что не осмелилась пойти в его квартире, хотя там было бы намного удобнее и проще. Пару раз Поль как-то робко и неуверенно предлагал ей «задержаться» подольше, но дальше этого не пошло. Что-то сдерживало, что-то мешало обоим сделать последний решающий шаг, чтобы стать окончательно самыми близкими друг другу людьми. К тому же оба понимали неизбежность этого. Но удерживались от этого, несмотря на обоюдное желание. Почему? Остается только недоуменно пожать плечами. Она не могла этого объяснить даже самой себе. Что останавливало его? – думала Натали. Присутствие другой женщины в его жизни? Маловероятно. Она бы это почувствовала. Да и его жилье свидетельствовало о том, что до нее его не касалась другая женская рука. Типично мужская берлога, не слишком ухоженное убежище холостяка. Что останавливало ее? Может быть, то, что и без всякого секса она чувствовала полную душевную близость с этим мужчиной. Очень непривычное для нее состояние...

Но все-таки это случилось. Буквально в один миг, совершенно свободно и без всяких колебаний они оба решились на физическую близость. Какая-то психологическая загадка. Может быть, магия гор и близость природы как-то подействовали? Или то, что здесь, в чужом доме, они были как бы на равных, свободные в своем выборе...

В эту ночь они доказали, что достойны друг друга. Вначале было просто утоление жажды, так истомленный путник припадает к ручью и жадно глотает воду, не чувствуя ее вкуса, не в состоянии напиться. Потом они любили и услаждали друг друга уже не спеша, изысканно и изобретательно, как бы смакуя каждый глоток...

В дверь осторожно постучали, и хрипловатый голос хозяина «шале» приглушенно произнес:

– Извините, мадам и мсье. Вам пора вставать. – Он еще немного потоптался за дверью, дожидаясь их ответа, и удалился, когда Натали откликнулась:

– Спасибо, мсье Жюно. Я слышу.

В этом момент она почувствовала, как мужская рука ожила и задвигалась по ее груди, игриво потеребив сосок.

– Привет, моя дорогая. Как спалось?

Натали слегка повернулась, чтобы увидеть его улыбающееся лицо и еще заспанные, но уже широко распахнутые глаза.

– Рядом с тобой прекрасно. Но мало.

– Ну это не только моя вина, – произнес самодовольно Поль, гордясь своими мужскими способностями. Он плотоядно облизал губы, улыбнулся и добавил: – Я лишь шел навстречу твоим пожеланиям. Хотел, чтобы тебе было приятно. Когда ты начала приставать ко мне в четвертый раз, я был уже на грани истощения. Но не посмел отказаться.

– Не обманывай, – она шутливо слегка толкнула его, – я не приставала. Я уступала твоим домогательствам. Ты просто ненасытный развратник. Это была твоя идея завлечь меня в свои сети в четвертый раз. Я уже практически спала. Ты овладел обессиленной и беззащитной женщиной, не способной сопротивляться. И вообще. Заманил бедную девушку к себе в постель сладкими речами, приворожил и не отпускаешь.

– Ты не права, Натали, – перешел Поль на серьезный тон. – Я не развратник, а просто очень люблю тебя. И хочу тебя, и всегда буду хотеть. Я и сейчас хочу... – С этими словами он приглашающе откинул одеяло и представил ей более чем убедительное доказательство своего заявления. – Вот видишь. Я же не могу в таком состоянии отправляться в горы. На него можно даже рюкзак вешать.

Поль повернулся на бок, поцеловал ее по очереди в каждую грудь, облизав заодно соски, а затем, взяв рукой за бедро, властно притянул к себе ее обнаженное тело.

– Монблан подождет, любовь моя. Ты была права вчера. Сейчас ты для меня самая главная вершина. Мы и так потеряли слишком много времени...

Да, с иронией подумала Натали, уступая натиску. Наконец-то она услышала голос по настоящему влюбленного мужчины, сумевшего своевременно сделать нелегкий выбор между мрачными каменными кручами и уютным, теплым женским телом. Конечно, он прав. Прошло много времени после начала знакомства, но ведь не зря. Вначале надо как следует узнать человека, который тебе не безразличен, чтобы не было горьких разочарований после того, как допустишь его ближе к себе, впустишь его в свою душу и тело. У нее слишком маленькое, чувствительное и открытое сердце, чтобы наносить ему новые раны. И чем серьезнее отношения и планы на будущее, тем больше требуется осторожности. Влюбляться лучше без права на ошибку.

Его пальцы мягко скользили по ее груди и животу, а голос бархатисто и вкрадчиво шептал:

– Натали, помнишь ли ты альпийскую легенду о красавице, которая пообещала, что подарит свою любовь только тому, кто принесет ей эдельвейс, сорванный на самой неприступной скале? Я принесу тебе этот стойкий цветок, это дитя каменных гор и холодных снегов, с любой вершины, на которую ты покажешь. Чтобы завоевать твою вечную любовь...

Натали хотела шутливо пояснить, что эдельвейсы нельзя срывать, поскольку они занесены в красную книгу. Но не смогла. Почувствовала, как сбивается и учащается ее дыхание, как все мысли и слова уплывают прочь. А его голос спускался все ниже и ниже по ее телу, вместе с владельцем, подбираясь к самому сокровенному, и наконец умолк, когда его рот занялся более приятным и знакомым делом на уже хорошо изученном за ночь пути.

Натали думала, что после долгого сексуального марафона и почти непрерывного кружения на волнах экстаза уже не способна больше реагировать на мужские ласки. Но оказалась не права. Когда его язык уверенно раздвинул нежные складки внизу, а затем не спеша, обстоятельно прошелся несколько раз снизу вверх по раскрывшейся внутренней поверхности, все ее тело задрожало, и из груди вырвался сдавленный стон. Бедный хозяин дома, вдруг неожиданно мелькнула в голове запоздалая и несвоевременная мысль. Каково ему было слушать всю ночь эту экстатическую симфонию страсти.

Впрочем, мысль тут же ушла, поглощенная новыми сильными ощущениями, буквально изогнувшими ее тело. Волна возбуждения прокатилась по ее мышцам, и сладостный пожар разгорался внутри, отчаянно требуя залить его мужской влагой. Она почувствовала, как огромная, настоявшаяся плоть вошла в ее увлажненные глубины и начала в немного замедленном темпе перемещаться вдоль чувствительных стенок, постепенно ускоряясь и вызывая все новые волны и взрывы страсти.

Через какое-то время, уже почти достигнув кульминации, Поль вдруг прекратил движения, давая немного остыть ей и себе. Затем одним сильным рывком умудрился перевернуться на спину, перенеся одновременно ее тело наверх, удерживая ее прочно и осторожно за бедра. Его плоть при этом так и осталась внутри, и он, не теряя ни секунды, продолжил свои движения мощными толчками, загоняя своего рослого и ненасытного сексуального воина до самого отказа в сладкое и сочное женское лоно.

Видимо, донесшиеся из-за двери звуки убедили хозяина шале, что временные постояльцы проснулись, нашли себе достойное занятие, и уже нет необходимости тревожить попусту людей. Взрослые люди сами могут решить, что лучше – горы или постель. А для него так даже выгодней. Арендная плата за жилье возрастет, если пара влюбленных так и будет оставаться на простынях и подушках, от восхода до заката солнца и от заката до восхода. В его жизненной практике такое встречалось уже не раз. И доходы за питание тоже увеличатся. После такого активного времяпровождения аппетит возрастает больше, чем от подъема на Монблан. Он вздохнул с сожалением, по-стариковски, вспомнив свои собственные молодые годы, проведенные в таких же забавах, и поплелся в свои закрома подбирать что-нибудь посущественнее из продуктов для приятной молодой пары. Трудно, правда, определить, то ли начинать готовить для них завтрак, то ли можно не спешить и состряпать что-нибудь посолиднее к обеду? Жена уехала к дочери и внукам в город, так что обо всем приходится заботиться самому...

Хозяин немного не угадал в своих расчетах. К столу активные влюбленные добрались где-то посередине между поздним завтраком и ранним обедом. Голод заставил. Все-таки энергетические потери тоже надо своевременно восполнять. Времени до еды как раз хватило на то, чтобы опробовать новое, довольно экзотическое положение, несомненно, заимствованное из какой-то восточной сексуальной школы. По предложению мсье Поля. Он заверил Натали, что вычитал о нем совершенно случайно, еще в студенческие годы, в каком-то старинном манускрипте, и берег этот рецепт всю жизнь специально для нее. Что у него приготовлены самые деликатесные блюда сексуальной кулинарии, и пока она не отведает хотя бы десяток из них, они никуда не пойдут. Монблан был построен природой за миллионы лет до их появления на свет и до сих пор стоит в целости и сохранности. Так что никуда не денется в ближайшее время, которое можно потратить с гораздо большей пользой.

Натали эта мысль показалась разумной. Она и сама чувствовала, что туристические маршруты как-то перестали ее привлекать. К возвращению на работу тем более не тянет. И карьерный рост не интересует. Хочется совсем другого. Остаться здесь вдвоем, в единении с природой, на горном склоне, поросшем ярко-зеленой травой и мохнатыми, могучими елями. Построить здесь дом с двускатной крышей, заканчивающейся почти у самой земли. И зажить спокойно и безмятежно. Чтобы всегда быть в объятиях его крепких рук, чтобы его жадные губы блуждали по ее телу, чтобы слышать гулкое биение его сердца и его ласковые слова. Чтобы просыпаться каждое утро под пение птиц или завывание метели, чувствуя рядом его сильное тело, ощущая радость бытия и насыщения плоти, осознавая себя любимой, желанной и нужной этому мужчине.

8

Поль надавил на педаль газа, и машина резко рванула вперед. Вряд ли он опоздает к прилету самолета, но все же спокойнее, когда прибываешь с запасом по времени. Правда, такое лихачество довольно опасно. Ноябрьские дожди идут, не переставая, уже вторую неделю, заливая асфальт потоками пенной влаги. Его первая осень в Женеве, и такая отвратительная, гнилая погода. Как-то сразу начинаешь ощущать, что город расположен в окруженной горами котловине. Низко ползущие серые тучи постоянно цепляются за острые каменные вершины, сбрасывая попутно вниз излишки накопившейся влаги. Хорошо еще, что почти все это время пришлось провести в стенах здания МОТ, на заседаниях очередной сессии Административного совета этой организации.

Нельзя опаздывать еще и потому, что встречать он едет своего лучшего друга и куратора по работе – мсье Мориса Дюрансуа с семейством. Тот наконец-то собрался в гости, решив совместить деловую поездку и отдых в Швейцарских Альпах. Судя по его посланиям по электронной почте, посчитал все семейство достаточно подготовленным для того, чтобы встать на горные лыжи. Конечно, в расчете на профессиональную и товарищескую поддержку Поля, что и было обещано.

В принципе, все уже согласовано и подготовлено. Номер в гостинице заказан, маршруты для спусков намечены. Естественно, в Вербье, поскольку они с Натали спланировали вначале побывать именно там. Но потом она неожиданно передумала, решив, что им обоим лучше всего будет отправиться на Рождество или в Кранс-Монтана, на «самый спортивный» зимний курорт Швейцарии, с огромными отелями и прекрасными лыжными трассами, или на необъезженные трассы в «Труа Валле», во Францию. Не будешь же спорить с любимой женщиной по таким пустякам. Пришлось согласиться. Хорошо еще, что не в Давос или Санкт-Мориц.

Впрочем, он ничего не проиграл. В Вербье отправится вместе с Морисом и его домочадцами. Трех-четырех дней для первого ознакомления с местными горами вполне хватит. По крайней мере, для того, чтобы проехать по нескольким трассам, отмеченным на схеме черным цветом. Голубые линии – для начинающих, красные – для «продвинутых» слаломистов. Он уже достиг того уровня, когда пора ездить только по «черным» трассам. Ну а красные линии – для разминки.

Да, если бы было побольше времени, то он побывал бы на всех горах-«двухтысячниках»: «ля Шо», похожей на морскую звезду, высотой почти в три тысячи метров, семилучевой «ля Кюинетт», а также на «Сиз Блан» и «Круа лё Кёр». Это не Ферни, самому не придется карабкаться в высь. Подъемников более чем достаточно, с кабинами на 30 и на шесть человек, небольшими гондолами, индивидуальными или парными креслами, прицепными тросами и электровагончиками. Но об этом можно только мечтать. А пока ему удалось выкроить всего три свободных дня.

Конечно, много времени уйдет и на то, чтобы заняться прибывающими из Канады начинающими слаломистами. Он уже наметил предварительно особую программу для них. Но об этом не стоит жалеть. Особенно приятно будет позаниматься с Эдди. Дети ведь такие отзывчивые. Было бы неплохо прокатиться вместе с ним с горы Мон-Желе на тобоггане по санной трассе «Цума», оборудованной «снежными пушками». А когда-нибудь придет и пора обучения собственного ребенка.

Поль невольно вспомнил разговор на эту тему неделю назад, перед отлетом Натали в Брюссель. Немного сумбурный, но в целом естественный для обоих. Об их будущем. О том, что будет, если продолжать встречаться и дальше. На каком-то этапе таких отношений, естественно, встает вопрос и о детях. Само собой разумеется, что в первую очередь он важен для женщины. Поэтому Поль вполне понял беспокойство Натали и то, что она первой подняла этот вопрос.

Впрочем, он и сам уже не раз думал об этом. Не раз уже представлял себе своего ребенка. И даже представлял себе свои отношения с будущим сыном, похожим чем-то на Натали. В том, что это будет именно сын, он почему-то совершенно не сомневался. И он хотел иметь сына. Но в его представлении понятие о детях ассоциировалось с понятием о браке. Причем второе должно предшествовать первому. А вот как раз мысли об этом серьезном акте приходили в голову в каком-то неясном, аморфном виде, как нечто неопределенное и не требующее серьезного осмысления на данном этапе. Подсознательно он просто отгонял их от себя, откладывая на потом. Мол, слишком мало еще прошло времени, чтобы думать о таком, пока еще абстрактном предмете.

Поэтому серьезного разговора с Натали не получилось. Он не был готов для него. Попытался отделаться шуткой, весьма неуклюжей, и, похоже, серьезно ее обидел. Больше она не заговаривала на эту тему. Исправить свою ошибку он не сумел и не успел. Она вскоре улетела в Бельгию, и их прощание перед отлетом получилось довольно натянутым и скованным. Она даже отклонила его предложение отвезти ее в аэропорт. Фактически, они поссорились, хотя и не слишком явно.

Теперь он остался совершенно один в квартире, с составленной Натали задолго до ссоры и отпечатанной на принтере шуточной инструкцией на трех страницах по поводу самостоятельного ведения домашнего хозяйства и правил поведения в ее отсутствие. Главный лейтмотив – копить сексуальную энергию к ее приезду. Да, только этим и остается заниматься.

Поль улыбнулся, вспомнив, как в августе, когда она улетала на несколько дней куда-то на Балканы, они провели последние часы перед ее отъездом. Натали едва не опоздала в самолет. Никак не хотела выпускать его из постели, то ли в шутку, то ли всерьез заявив, что это лучшая гарантия его верности на время ее отсутствия. Выжать досуха так, чтобы даже смотреть не мог на других женщин до ее возвращения. А вот теперь таких красивых и веселых проводов не получилось. Будем надеяться на компенсацию после ее возвращения. Времени достаточно, чтобы подумать как следует и попытаться обстоятельно и серьезно ответить на вопрос о том, что ждет их дальше. И о детях, и о браке.

Он представил себе обряд в церкви. Невесту в белом подвенечном платье с длинным шлейфом. Примерно в таком, в котором видел когда-то свою двоюродную сестру, вышедшую замуж за австралийца. Сейчас вместе с ним пасет где-то страусов и кенгуру. Шутка, конечно. Муж сестры крупный ученый-ихтиолог. Так что, более правильно будет представить их дом где-то на небольшом острове, в окружении сонма водоплавающих. Внутри все жилище уставлено большими и малыми аквариумами, в бассейне во дворе живет осьминог, а его хозяева питаются, наверное, рыбой, крабами и водорослями.

Себя Поль представил на свадебной церемонии в черном смокинге с атласными отворотами, серых брюках и высоком черном цилиндре, с белой розой в петлице, как на свадебной фотографии отца... Ох, нет... Он предпочел бы нечто более современное. Например, чем плох обычный темно-синий костюм из хорошей английской шерсти, в едва заметную тонкую полоску? А к нему белоснежная рубашка и темно-серый шелковый галстук. На ногах не лакированные туфли, а мягкие и удобные мокасины ручной работы. А котелок или цилиндр – это уж и вовсе излишество...

Поль так увлекся обдумыванием свадебной церемонии, что вздрогнул, когда перед ним, на узком и крутом повороте вдруг вырулила встречная машина. Ее занесло на мокром асфальте, и она прошла почти впритирку, едва не оцарапав ему бок. Вот, черт! Сам виноват, замечтался не вовремя. Над житейскими проблемами надо думать дома, в спокойной обстановке, за бокалом плотного и темного женевского пива, которое ему стало нравиться почему-то больше после того, как он познакомился с Натали. Наверное, какие-то подсознательные ассоциации с темным цветом ее волос и шоколадными глазами.

Он вырулил на стоянку для дипломатических машин перед зданием аэропорта и прошел в зал прилета. Как раз вовремя. Самолет с семейством Дюрансуа только-только приземлился. Поль решил, что, пока пассажиры пройдут все формальности, он успеет выпить чашечку кофе в баре. Через двадцать минут Поль стоял недалеко от металлического парапета, огораживающего выход для прилетевших пассажиров. Вот показался Морис, кативший тележку с вещами. Рядом с ним шла Грейс, держа за руку Эдди. Увидев встречающего их Поля, они радостно заулыбались и замахали приветственно руками. Вот только Морис выглядел как-то странно, как будто был не рад их встрече. Полю даже показалось, что его лицо выглядело несколько сконфуженным и виноватым. Впрочем, эти странности тут же выяснились. Не пришлось ни гадать, ни задавать вопросы.

В толпе прибывших показалась эффектная фигура женщины, о которой он уже начал забывать. Которая больше никак не проявлялась в его жизни, даже в ночных кошмарах. Ничего себе. Как гром с ясного неба. Вот уж кого он никак не ожидал здесь увидеть. Он даже чуть было не перекрестился. Но почему? Каким образом? Что ей здесь надо? И Морис тоже хорош. Неужели не мог предупредить заранее? Мог бы позвонить по мобильному телефону перед вылетом в аэропорту. Или хотя бы здесь, уже по прибытии. Не говоря уже о возможности отправить SMS-сообщение. Или послать сигнал SOS. Хотя бы для того, чтобы предупредить возможность шокового состояния и инфаркта у своего лучшего друга. Наверное, посчитал это излишним, рассчитывая на закаленное сердце и стальные нервы горнолыжника.

Скорее всего, практичный Морис решил не влезать в потенциально конфликтную ситуацию и предоставить событиям развиваться своим ходом. Впрочем, он сам отчасти виноват. Не проинформировал Мориса вовремя о некоторых приятных изменениях в личной жизни за последнее время. О том, что предсказание друга перед отлетом о возможности обзавестись спутницей жизни в Женеве начало оправдываться. Интересно, когда же Морис узнал о том, что летит вместе с Мари-Кристин одним самолетом? Видимо, она сумела его очаровать или обмануть. Они же давно были знакомы, еще до того, как с ней познакомился сам Поль. Может быть, предательство друга объясняется весьма просто. Морис побоялся, что заранее извещенный Поль просто-напросто исчезнет от греха подальше. Растворится в серых и тоскливых осенних туманах, и его с семьей некому будет встретить в аэропорту.

Черт, черт, черт! Других слов просто нет. Это не назовешь даже неудачным сюрпризом или злой шуткой. Это настоящая катастрофа. Одно утешение – то, что Натали нет в городе, и им не угрожает случайная встреча. А до ее возвращения он постарается решить создавшуюся проблему. К тому же, начал он успокаивать себя, зачем раньше времени впадать в панику? Неужели он не сможет объяснить прибывшей даме, что с прошлым, по счастью, давно уже покончено, и ей совершенно не на что надеяться? Интересно, а почему она вообще появилась здесь? Может быть, совершенно не из-за него. Просто невероятное совпадение, стечение обстоятельств. Эта мысль немного успокоила его, и он смог даже выдавить подобие улыбки. Все же семья Мориса и особенно маленький Эдди совершенно не виноваты в том, что сейчас происходит с дядей Полем. Взрослые должны сами решать свои проблемы.

Он радушно расцеловался с тремя прибывшими, решив как бы игнорировать присутствие Мари-Кристин. Даже успел начать разговор с Эдди, спросив, как он перенес первый в жизни полет на самолете и каковы его успехи в освоении горных лыж. Но Мари была не такой женщиной, которую можно было не замечать. Она умела появляться так, чтобы привлечь к себе максимум внимания. Сейчас она походила на черную пантеру с огненными глазами и выпущенными когтями, готовую к прыжку. И этот прыжок незамедлительно последовал.

– Надеюсь, мне не придется представляться, Поль? Ты еще помнишь, как меня зовут? – Она подошла к нему вплотную, почти коснувшись упругой, сильно декольтированной, едва прикрытой плотным черным шелком грудью под распахнутым светлым пальто. Затем, обдавая его пряно-эротичным запахом великолепно ухоженного тела и тонким ароматом французских духов, подставила щеку. Даже слегка притянула его к себе, чтобы не дать выскользнуть и уклониться от поцелуя.

От неожиданности Поль даже не смог сразу сообразить, как выбраться из этого неловкого положения, и ему ничего другого не оставалось, как принять навязанные правила игры. Ткнувшись заледеневшими губами в ее щеку, он как-то сразу с тоской осознал, что все будет не так просто, как рисовалось минуту назад. Эта женщина по-прежнему сохраняет свои колдовские чары, и путы, связывающие его с ней, ему не удалось окончательно разорвать. Предстоит настоящая и трудная битва.

А Мари-Кристин тем временем своим уверенным и непререкаемым тоном продолжала:

– Извини за сюрприз, Поль, но я полагала, что ты любишь неожиданности и не склонен к мелодрамам. И не кори за это Мориса. Он узнал об этом в последнюю очередь. Моя поездка сюда – это чистый экспромт. Небольшая женская прихоть. Захотелось побывать в Европе. Небольшой круиз по Франции и Италии. А потом заглянула в карту и решила по старой памяти заглянуть к тебе, в Женеву. По карте это же совсем рядом. Узнала, что Морис сам собирается к тебе в гости, и попросила его оказать страдающей от тоски даме маленькую любезность, помочь встретиться с тобой. Ты разве не рад нашей встрече? Ну полно дуться и строить из себя обиженного. Это ты от меня сбежал, а не я от тебя.

– Все было совсем не так, – зло выдавил Поль. – И, насколько я знаю, ты замужем.

– Ну не будем же мы обсуждать это здесь и сейчас, – как ни в чем не бывало улыбнулась Мари. – Надеюсь, у нас будет для этого достаточно времени. Ты же воспитанный человек и не бросишь даму одну в аэропорту. Тем более, у меня так много вещей.

Не дожидаясь ответа, она махнула рукой носильщику, катившему ее неподъемный багаж:

– Следуйте вот за этим господином. – И, повернувшись к Полю, добавила: – Я заказала по электронной почте номер в отеле «Дрейк». Нашла сайт этой гостиницы в Интернете. Насколько помню, это где-то в центре города и недалеко от той гостиницы, которую ты заказал для Мориса. Ты, я полагаю, на своей машине и сможешь подбросить меня вместе с семьей Мориса? У тебя достаточно большая машина, чтобы поместиться всем вместе? Или мне заказать такси?

Поль повернулся к Морису, вопросительно подняв брови. Но тот только развел руками и изобразил гримасу, которую можно было трактовать любым образом. Ничего не оставалось, как еще раз демонстративно окинуть взором привезенный багаж, как будто что-то подсчитывая, затем отреагировать на вопросы Мари-Кристин.

– Думаю, что обойдемся без такси. Но учти, что у меня обязательства только перед Морисом. Отвезу вначале его, потом тебя. Ваши гостиницы действительно недалеко друг от друга. Но на этом все. Дальше все свои проблемы будешь решать самостоятельно.

– Как скажешь, дорогой, – нахально улыбнулась Мари, самоуверенно поблескивая глазами. – Как скажешь. Мы это обсудим немного позже. – И, игнорируя его настрой, как ни в чем не бывало продолжила: – Кстати, Морис рассказал по дороге, что вы собираетесь в Вербье, покататься на лыжах. Я вспомнила, как была вместе с тобой в Уистлере. Я еще не забыла полученные там уроки. Думаю, что буду смотреться весьма импозантно на лыжне. Я ничего не взяла с собой, но слышала, что в Швейцарии буквально все, что нужно для горнолыжника, можно купить на месте, в магазинах на горных курортах. Или арендовать. Грейс мне сказала, что ты об этом сообщал им и просил не беспокоиться, не тащить с собой лишние вещи.

– Да, это так, – скупо выдавил из себя Поль, невольно втягиваясь в разговор.

– Вот и прекрасно. – Мари продолжала удерживать за собой инициативу разговора. – Тогда не будем терять времени. Поехали. Показывай, где ты оставил машину. Я уже представляю себя на лыжах в Вербье. Наверное, выберу себе голубой или темно-зеленый лыжный костюм и такого же цвета шапочку и лыжи. Вылет в Париж можно будет отложить. Сегодня же перезакажу билет. Интересно будет сравнить Уистлер и Вербье. Кстати, а где лучше разменять деньги? Я думаю, что было бы неплохо уже сегодня пройтись по магазинам. Они здесь допоздна работают? А по выходным?

Поскольку этим вопросом тут же заинтересовались и Грейс с мужем, Поль коротко ответил.

– В основном, магазины здесь закрываются рано, в семь вечера. В воскресенье, как правило, не работают. Есть пара выгодных обменных пунктов недалеко от гостиницы. Мы туда заскочим по дороге. А обсуждение канадских и швейцарских курортов отложим на потом.

Он вспомнил про те «уроки», которые она получила в Уистлере, и скрипнул от злости зубами. Лучше бы она не трогала эти тягостные для него воспоминания. Он стремился избежать открытого скандала в публичном месте и решил, что, пожалуй, в этой ситуации лучше всего будет как можно быстрее убраться из аэропорта. Да и выяснять отношения с Мари рядом с Эдди и его матерью совсем не хотелось. Во всяком случае, парень этого не заслужил.

В данный момент Мари права. Надо отправить ее в гостиницу, и там можно будет спокойно все обсудить и поставить все точки над «i». Во всяком случае, ни на какие швейцарские курорты вместе с ней он не поедет. И лучше будет, если уже завтра или послезавтра, или, по крайней мере, до возвращения Натали, сумасбродная, экзальтированная, чрезмерно сексуальная и предприимчивая дама из Канады уберется восвояси. Отправится куда-нибудь подальше от Женевы, покорять Рим, Париж и другие столицы мира. А лучше бы ее вообще обратно вернуть, за Атлантический океан. Пусть увиваются за ней итальянские, французские, канадские и прочие самцы, утратившие инстинкт самосохранения. Ему не жалко. Пусть об этом болит голова у ее мужа-рогоносца. А он, Поль, готов ей все простить и навсегда забыть, только бы оставила его окончательно в покое.

Они быстро добрались до отеля «Страсбург», расположенного на маленькой улочке Прадье, недалеко от площади Корнавэн. В этом не слишком шикарном, но достаточно комфортном отеле Поль заказал номер для Мориса. Мари осталась в машине, а Поль прошел вместе с семьей Дюрансуа в отель. Помог с регистрацией и переноской багажа. Он не стал ничего говорить Морису по поводу его поступка, не подобающего для старого друга. У Мориса и без того был самый несчастный вид. Парень сам осознал всю тяжесть своего проступка, заметно терзался и, надо полагать, был готов к покаянию и искуплению. Да и какой смысл было упрекать его в содеянном. Как говорится, поезд уже ушел, и надо было думать о том, как выбраться из всего этого с наименьшими потерями.

Они договорились с Морисом встретиться позже вечером для того чтобы проехаться по городу, осмотреть наскоро достопримечательности Женевы и посетить некоторые магазины. На следующий день Морис должен был посетить представительство, чтобы, пользуясь случаем, обсудить с руководством миссии некоторые служебные вопросы. А уж потом решать проблемы с собственным отдыхом на горном курорте.

Поль пригласил семейство Дюрансуа на ужин в ресторан в этот же вечер, после посещения магазинов. В принципе, можно было пойти в ресторан, расположенный прямо напротив самой гостиницы, на этой же улочке Прадье. Он славился своей собственной мини-пивоварней, варившей отличное пиво «бланш» – светлое, неочищенное, так называемое «живое» пиво. Его можно было заказать в весьма вместительной емкости в виде высокой стеклянной трубы с краником внизу, которая, поставленная на стол, доходила почти до потолка. Труба была рассчитана при полной заливке на пять литров. В ресторане была и весьма неплохая кухня. Или направиться в более шикарный ресторан «Дары моря», где на стол подавались огромные подносы со льдом, усыпанные ассорти из креветок, ракушек и прочих обитателей водных стихий. Окончательное решение они с Морисом наметили принять позже, по ходу дела, в зависимости от настроения.


Чернокожий портье занес последний чемодан в отведенный Мари номер гостиницы, ловко принял протянутую ему кредитку и мгновенно удалился. Дама небрежно сбросила пальто на кресло, прошлась по номеру и мельком бросила взгляд в окно, из которого открывался вид на узкую и тихую улочку внизу, с близко расположенными домами напротив. Затем развернулась и посмотрела Полю прямо в глаза.

– Да, ты совсем не изменился. Все такой же неотразимый. Правда, вид немного усталый. А я скучала без тебя. Переживала из-за того, что ты ушел, так и не объяснившись.

– Ты же прекрасно знаешь, Мари, в чем причина моего ухода. Странно, что ты осмеливаешься обсуждать эту тему. Какой смысл говорить о том, что совершенно ясно обоим. Это ты должна была проинформировать меня сразу же о том, что завела себе другого мужчину. И уж тем более о том, что решила выйти за него замуж.

– Ты не прав, дорогой. У тебя логика мужчины. Я любила тебя. И сейчас люблю. Может быть, несколько по-своему, не так, как ты это понимаешь. Но люблю. Ты меня волнуешь. Я тебя чувствовала даже на расстоянии, когда мы были на разных континентах. Ты снишься мне по ночам. Сейчас, когда ты рядом, мне даже трудно говорить. Я мучалась. После твоего ухода я сильно переживала. Я разрывалась на части. У меня было раздвоение между любовью к тебе и необходимостью как-то устроить свою жизнь. Я привыкла к такому образу жизни, который ты мне не смог бы обеспечить. Скорее всего, из нашего брака ничего бы не получилось. Мы бы страдали вместе. Просто я это поняла раньше тебя, но не решилась сказать тебе об этом. Оттягивала до последнего, потому что не хотела тебя терять. Для меня это было слишком больно. А ты просто взял и ушел, даже не спросив ни о чем. Как ты мог так поступить со мной? Ты даже не пытался за меня бороться.

У нее выкатилось несколько капелек из глаз, невольно вызывая мысль о крокодильих слезах. Мари изящно смахнула их, затем шагнула к нему и положила руки на его плечи, все так же неотрывно глядя в его глаза, как будто пытаясь загипнотизировать и притянуть к себе его взгляд. Она покачала головой, как будто стряхивая с себя наваждение и тяжкий груз прошлого, и трагическим шепотом, как бы задыхаясь, повторила:

– Как ты мог сделать такое, да еще обвинить в этом меня? Ты, сильный мужчина? Почему беззащитная в этом жестоком мире женщина должна отвечать за все, что происходит в отношениях с любимым человеком?

Она продолжала говорить чарующим, эротическим голосом о своих чувствах и страданиях, внушая ощущение вины и осознание причиненной ей боли стоящему рядом мужчине. Одновременно все плотнее прижималась к нему, окутывая сексуальным ароматом вечерних духов и своего эротического тела, интенсивно излучавшего целый поток столь притягательных для него в прошлом, дурманящих сознание ферромонов.

Короткое черное платье из шелка с боковым разрезом как-то незаметно поднималось все выше и выше, призывно обнажая ее прекрасные ноги, туго обтянутые черными колготками. Пышная грудь в вырезе платья бурно вздымалась, и Поль почувствовал ее возбудившиеся соски, прижатые к своей груди, под уже расстегнутой курткой. Он даже не заметил, как эта куртка сползла с его плеч и упала на пол. Ее губы оказались возле мочки его уха, которую она любила прикусывать в порыве страсти.

Поль чувствовал, как постепенно тонет в потоке ее слов и сексуальных ароматах ее тела. Как они обволакивают его сознание, как гаснет желание понимать происходящее, попытаться остановить этот процесс, проявить волю к сопротивлению. Как всплывают воспоминания прошлого, воспоминания об этом прекрасном теле, которое столько раз возбуждало в нем опьянение страсти и дарило сказочное наслаждение. Магическое тело женщины, которую он когда-то считал своей любимой и которой всегда охотно подчинялся, утопив в ней собственное «я». Это походило на колдовство, на черную магию, которой он был бессилен противостоять, в которой сказочная, неизмеримая мощь великого волшебника парализует, сминает и поглощает простого и слабого смертного...


– Спасибо за приглашение, Хальвард. Так и быть, я им воспользуюсь. Времени маловато, но думаю, что успею заглянуть ненадолго к тебе домой, посмотреть, как ты устроился.

Натали зябко поежилась, приподняла повыше воротник плаща и поправила сумочку на длинном ремешке, свисающую с плеча. Рядом с ней стоял небольшой чемодан на колесиках, с выдвинутой ручкой. Она не любила брать с собой в дорогу много вещей. Не изменила своей привычке и в этот раз. Выписалась из гостиницы еще с утра, так что в настоящий момент была ничем не связана в своих передвижениях, за исключением расписания полетов.

Осенняя погода в Брюсселе, как и в Женеве, была отвратительной. Вот уже третий день лил дождь. Заседания закончились досрочно, еще в первой половине дня, и до отлета самолета оставалась масса времени. Натали решила, что вполне сможет выкроить часа три-четыре для общения с городом и его населением. В том числе с новым жителем Брюсселя и старым знакомым по Бухаресту по имени Хальвард, с которым она не виделась почти два года.

Вот уж кого Натали не ожидала здесь увидеть. Они столкнулись уже в первый день работы, перед самым началом заседаний. Натали вначале обомлела, не поверив своим глазам. В первую минуту даже не знала, как реагировать. То ли продемонстрировать полную холодность и светскую учтивость, сразу же показав, что повторения прошлого не будет... Одновременно дав понять, что, как интеллигентные люди и опытные международники, они вполне могут продолжать общаться на деловом уровне. Или же просто объясниться по-человечески. Когда-то им было хорошо вместе, хотя, к сожалению, и недолго. Но жизнь меняется, и сейчас ей гораздо лучше с другим человеком. Это намного серьезнее, чем одна ночь на постели в фешенебельном номере румынского отеля. Во всяком случае, они вполне могут остаться друзьями. Натали еще раз все взвесила и решила, что ничем не рискует, согласившись посетить мужскую холостяцкую обитель.

– Молодец, Натали, – одобрил ее решение Хальвард. – Я очень рад. Ты на правильном пути. Не пожалеешь. В холодильнике найдется, чем перекусить, а вино возьмем по дороге. Я тебя потом прямо в аэропорт отвезу, так что не беспокойся. Подожди здесь. Я сейчас быстро подгоню машину.

– А я и не беспокоюсь. Это ты хозяин дома, тебе и переживать. Я только гостья. – Натали с интересом наблюдала за уходящим Хальвардом.

Парень совершенно не изменился. Такой же обаятельный, элегантный и самоуверенный любитель и любимец женщин. Одновременно, как бы со стороны, она вглядывалась в себя, хладнокровно фиксируя и анализируя собственные эмоции. Вначале, в первый день новой встречи, она боялась общения с ним. Боялась былого возрождения чувств. Все-таки в ее прошлой жизни это было одно из самых ярких воспоминаний, хотя и недолгое. Как вспышка новой звезды. Но потом быстро успокоилась. Ничего страшного не происходило. Ни смятения в душе, ни гулкого биения сердца, ни электрических разрядов при соприкосновении. Такое впечатление, как будто смотришь на угли сгоревшего костра.

Хотя, честно говоря, что-то еще тлело в душе, и если бы не ее нынешние отношения с Полем, неизвестно, чем бы все это закончилось. Тлеющие угли ведь тоже можно быстро разжечь, если добавить хотя бы немного нового горючего материала. Скорее всего, Хальвард именно на это и рассчитывал. Она хотела вначале отказаться, но потом решила, что так даже лучше. Прекрасная возможность еще раз проверить себя, чтобы окончательно, как на врачебном консилиуме, установить диагноз. Действительно ли все между ними осталось в прошлом и для нее стало простой картинкой из былой жизни, слабым воспоминанием и отголоском где-то в клеточках тела? Может ли она полностью контролировать себя? Или же все не так просто, и ей грозит опасности при встрече с прошлым? Что, если оно окажется сильнее ее настоящего? Может быть, лучше избегать вообще таких встреч?

Хальвард снял неплохую квартиру, соответствующую его рангу ответственного сотрудника одного из учреждений Европейской комиссии. Довольно просторная, декорированная стильной мебелью. На ее вкус, излишне модернистского дизайна, придающего комнатам немного офисный, нежилой вид. Слишком много стекла, пластика и металла. Слишком доминируют серо-стальные, тускловатые цвета. Видимо, сказывалось норвежское происхождение Хальварда, привычка к традиционному холодно-лаконичному скандинавскому стилю в интерьере.

Они устроились в просторной гостиной, покрытой ворсистым белым ковром, за журнальным столиком с тонированной стеклянной столешницей на гнутых серебристых ножках из стали. Присели рядом на мягком двухместном диване-хамелеоне, с серебристо-серой отделкой и съемными чехлами. Сейчас покрытие на диване было бледно-розового цвета. Интерьер дополнял высокий черный торшер с одной стороны дивана и какое-то высокое, темно-зеленое тропическое растение в черном керамическом горшке с другой стороны. Хальвард, видимо специально, не стал подвигать к столу кресло, чтобы иметь законную возможность пристроиться рядом с гостьей. Однако до сих пор он вел себя вполне корректно, как бы принимая негласно установленные ею правила игры.

Хозяин довольно сноровисто накрыл стол. Чтобы не тратить много времени на приготовления, ограничился нарезкой из лосося и семги с дольками лимона, двумя большими тарелками с толстыми ломтями запеченного мяса лося, а также вазой с фруктами и тарелочкой с пирожными. Он разлил по бокалам белое сухое вино, едва заметно переместился поближе к даме, и, доверительно положив руку на ее колено, предложил тост:

– За тебя. За нашу встречу, о которой я столько мечтал. Я бы связался с тобой раньше, но ты сама видишь, сколько изменений произошло в моей жизни после нашей предыдущей встречи. Это поглощало все мое время. Но я всегда помнил о тебе и о той сказочной ночи в Бухаресте. Я был бы счастлив, если бы удалось опять это пережить. Конечно, у нас не так много времени...

– Именно поэтому ты так торопишься? – слегка насмешливо перебила его Натали, снимая его руку с колена. – У нас не было возможности серьезно поговорить до этого. Но в моей жизни произошли кое-какие изменения. Я не сомневаюсь, что ты был слишком занят. Если бы ты после Бухареста хотя бы изредка звонил мне, то был бы в курсе.

– Ты хочешь сказать, что вышла замуж? – недоверчиво спросил Хальвард, забыв даже отпить из бокала и ставя его обратно на стол.

– Еще нет, но близка к этому. Так что давай лучше выпьем за то, чтобы остаться хорошими друзьями. Хотя бы в память о той сказочной ночи... – И, не дожидаясь ответа, она отпила немного из бокала и поставила его на стол рядом с бокалом соседа по дивану.

Несколько обескураженный Хальвард вновь взялся за изящный стеклянный сосуд на длинной ножке, осушил его в два торопливых и глубоких глотка, выдохнул и заговорил на отвлеченную тему. Решил немного выждать. Мол, дама просто играет в свои женские игры, чтобы возбудить сексуальный аппетит и соблюсти приличия. Обычное женское кокетство. Раз уж согласилась прийти к нему домой, то проблем не должно возникнуть. Слегка поломается, а потом все пойдет так, как и должно. Они уже были близки, так что это просто повторение пройденного. Как любовник, он себя тогда неплохо показал. Вряд ли она об этом забыла...

Поэтому, после недолгих воспоминаний о прошлом и нейтральной беседы о новой квартире и впечатлениях от жизни в Брюсселе, Хальвард решил вновь повторить попытку.

На этот раз он оказался настойчивее и бесцеремонней. Успел даже обхватить ее за плечи и притянуть к себе, опрокидываясь на спину и увлекая ее за собой. Его дыхание участилось и стало прерывистым. В глазах загорелись желтые огоньки потенциального насильника. Его рука спустилась по спине Натали и резким рывком потянула за молнию на платье. До нее донесся хриплый, задыхающийся от страсти голос.

– Я хочу тебя, Натали. Как тогда, в Бухаресте. Разденься. Не тяни. Плевать на твоего жениха. Я безумно хочу тебя. Сейчас хочу. – Он бросил бороться с заевшей застежкой на платье, и потянул за подол, задирая его кверху.

На какое-то время Натали стало страшно. Похоже, она допустила страшную глупость. Неправильно оценила возможность контроля над ситуацией. Ведь они вдвоем, без свидетелей, а сексуально возбужденный мужчина далеко не всегда понимает, что творит. В таком состоянии Хальвард может легко перешагнуть черту допустимого...

Собрав все силы, Натали уперлась руками ему в грудь и решительно оттолкнула от себя. Затем встала с дивана, отошла на несколько шагов в сторону и, отвернувшись от Хальварда, поправила платье. Ее лицо горело, руки тряслись, во рту пересохло. Она сделала несколько сильных, глубоких вдохов и выдохов, пытаясь хоть немного успокоиться. Затем, по-прежнему не поворачиваясь, размеренно отчеканила:

– Я же ясно сказала, Хальвард, что повторения прошлого не будет. Веди себя, пожалуйста, как цивилизованный человек. Думаю, что у тебя достаточно знакомых женщин, чтобы не прибегать к насилию. Я пойду в ванную, чтобы привести себя в порядок. Потом отправлюсь в аэропорт. Сама. Возьму такси. А ты пока охладись. Боюсь, что мы не станем друзьями.

Она шагнула к двери, потом все же обернулась. В эту минуту у него был совсем не романтический вид. Странно, почему он произвел на нее тогда, в Бухаресте, столь сильное впечатление... Может быть, потому, что она не была тогда еще знакома с Полем? Она представила себе улыбающееся лицо любимого и его пытливые, вопрошающие глаза, в которые придется заглянуть сразу же после прилета. Он будет встречать ее в аэропорту. Перед отлетом была небольшая размолвка, но это не существенно. Конечно, она подняла серьезный вопрос, и Полю просто надо дать время, чтобы над всем как следует подумать. Хальварду она заявила, что уже «почти жена». Поторопилась, конечно. Но, судя по всему, отношения движутся в эту сторону. Без спешки, но неуклонно.

И еще самое важное сейчас. Надо ли сообщать Полю об этом инциденте? Ведь у них не должно быть тайн друг от друга. Или не стоит? Зачем без нужды подвергать испытаниям и травмировать мужскую психику? Важно то, что она сумела выйти достойно из этой ситуации и исправить своими силами допущенную ошибку. Выдержала испытание на прочность и сумела расстаться со своим прошлым. С минимальными потерями. Просто одним другом-мужчиной будет меньше...

9

Поль стоял в переполненной гондоле подъемника с лыжами в руках, вместе с Морисом и его домочадцами. По счастью, без Мари-Кристин. Совершив свое черное дело, дама удалилась во Францию продолжать вояж на арендованной машине. Видимо, сочла свою миссию в Женеве законченной. В принципе, так оно и было...

Настроение было ужасным. Все тело зудело и горело, видимо, на нервной почве. От тяжелых мыслей он почти не спал вот уже вторые сутки. Иногда лишь утомленные веки смыкались сами по себе, принося хотя бы некоторое расслабление измученному телу. Но не душе. Он понимал сейчас ощущения каявшегося грешника. С той лишь разницей, что ему еще предстояло исповедаться. Он должен был встретить Натали в аэропорту. Но потом понял, что не сможет сделать этого. Не сможет ее обнять и поцеловать. Не сможет посмотреть ей прямо в глаза и рассказать о том, что с ним произошло за время ее недолгого отсутствия.

Тогда он просто уехал вместе с Морисом в Вербье. Вполне удобный повод для того, чтобы скрыться хотя бы на время. И даже отключил мобильный телефон. Но долго так продолжаться не может. Вначале он решил скрыть от Натали это происшествие, эту настоящую психологическую катастрофу. Но потом сообразил, что так будет еще хуже. Он не сможет жить рядом с ней с такой тяжелой ношей. Пусть она возьмет на себя роль судьи. Он примет любое ее решение. Это будет искуплением его вины и заслуженным наказанием. Лишь бы оно не было самым страшным для него. Чтобы оно не привело к полному отторжению. К изгнанию из ее жизни.

Он закрыл глаза, и в памяти тут же всплыли последние решающие моменты катастрофы. Тогда, на какое-то мгновение, в его затуманенном мозгу вдруг ясно всплыл ее образ. Ее осуждающие глаза. Но было уже поздно. Эти глаза не уберегли от падения. Он уже превратился в сгусток инстинктов и рефлексов, в безвольного сексуального раба, обслуживающего свою повелительницу. Он пересек черту, за которой не было возврата, когда почувствовал, как вошел в жадно всосавшее его лоно...

Эта трагедия сказалась и на его поездке в Ферни. Полетели к черту все его горнолыжные планы. Не смог даже выйти на сложную трассу. Не решился. В таком состоянии это было бы самоубийством. В прошлый раз, в Ферни он чуть не свернул себе шею, решившись на спуск сразу после радостного телефонного сообщения от друга. Погрузился в сладкие мечты, отвлекся на секунду, и тут же последовало возмездие. По счастью, обошлось поломкой лыжи, несколькими синяками и ссадинами, а также огромной шишкой на лбу.

Так что отказ от сложных трасс стал как бы назначением себе своеобразного наказания. Добровольной епитимьей. Настоящие горные трассы предназначены для настоящих мужчин. А он утратил право носить это гордое звание. По крайней мере, до тех пор, пока не искупит свой грех.

Вначале он хотел рассказать Натали о своем прегрешении по телефону. Но потом решил, что это будет слишком трусливым поступком. Это не по-мужски. Надо набраться мужества, назначить место встречи и рассказать все, глядя прямо в ее глаза. Встать на колени и молить о пощаде. Конечно, не возле цветочных часов. Это священное для него место предназначено для радостных свиданий и признаний в любви, а не для грустных признаний и тоскливых расставаний. Для этого достаточно других мест. Например, на берегу Женевского озера, у металлического парапета, в парке с названием, которое он всегда ассоциировал с Натали, – «Ля пёрль дю Ляк» – «Жемчужина озера».


Натали устало откинулась на спинку высокого, резного деревянного кресла. Затем обвела взглядом небольшой, но шумный зал ресторана семейного отеля. До Рождества было еще далеко, но в углу уже возвышалась рождественская елка, обильно разукрашенная белыми бантами и красными «подарочными» коробочками. Веселье было в разгаре. Австрийцы всегда отличались раскованностью, темпераментом и жизнелюбием, умением вкусно поесть, хорошо выпить, потанцевать, пофлиртовать и вообще расслабиться.

Она специально уехала в Тирольские Альпы, чтобы быть подальше от Женевы, от слишком много напоминавших мест. От черного сгустка злоключений, обрушившихся на нее после возвращения из Бельгии. Не успела она прийти в себя после неприятного инцидента в Брюсселе, как пришлось выдержать новый, еще более сильный удар. Вначале никто не встретил ее в аэропорту. Потом никто не позвонил ей по телефону. Его мобильный телефон не отвечал несколько дней.

Интуитивно она сразу же предположила, что случилось что-то нехорошее. И не ошиблась. Объяснение с Полем было недолгим и тягостным. Да и что можно сказать в такой ситуации. Любые слова уже не имеют значения. Она с трудом сдержала слезы, готовые хлынуть из глаз. Боялась, что начнется истерика. Молча развернулась и бегом устремилась прочь от него. Неважно куда, лишь бы подальше. Хотелось забиться куда-нибудь в нору, чтобы не видеть никого.

И вот нашла себе такую «нору». Уехала в Тирольские Альпы. В тот сказочный мир, где когда-то мечтала побывать. Маленький городок, затерянный в горах, в долине Зеефельд. Огромные, ленивые, медленно падающие хлопья снега не спешат приземлиться. Они кружат над горами, с любопытством вглядываясь в торопливо снующие внизу фигурки людей, заглядывая в окна невысоких «пряничных» домиков, обычно в два этажа, с опоясывающими балконами и остроконечными черепичными крышами. Стены жилищ из красного кирпича, нередко побеленные, украшены золочеными вензелями, изображениями святых и библейскими сюжетами, для защиты от злых духов и завистливых глаз. Погрузившиеся на зиму в спячку низкие горы и леса укрыты пушистым снежным одеялом, которое немного портят частые следы лыжни.

В зале ресторана сидели в основном туристы. Высокий, подтянутый и розовощекий кельнер, как и его хозяин, щеголял в национальном костюме. Кожаные штаны до колен, поддерживаемые вышитыми подтяжками, зеленая шляпа, украшенная пестрыми перьями, красная шерстяная куртка с костяными пуговицами.

Натали сидела за столиком одна, недалеко от пылающего камина, в котором весело потрескивали крупные поленья. Перед ней стояли фарфоровая чаша с дымящимся пуншем, огромная тарелка с хорошо прожаренным бифштексом и картофельным пюре, тарелка с салатом. И еще одна фарфоровая емкость с огромным куском торта. Она лениво размышляла о том, чем бы занять себя после ужина. Можно скатиться на деревянных санках или лыжах ночью с горы, при свете факелов. Или проскочить со свистом через пятнадцать поворотов по полукилометровому, снежному желобу. Или пойти искупаться в открытом, дымящемся на морозе бассейне, в нагретой почти до тридцати градусов воде. На крайний случай, прокатиться на санях, запряженных парой косматых лошадок.

Но что-то у нее сломалось внутри за последние дни. Ничего не привлекало, ничего не интересовало. Как-то днем она попыталась пробежаться по горной лыжне длиной двадцать пять километров, по трассе зимней олимпиады в Зеефельде. Но потом поняла, что ее не увлекают собственные спортивные рекорды. И вообще, такое занятие сейчас не для нее. Длительный, равномерный бег по лыжне загружал мускулы, но высвобождал сознание и будил нежелательные воспоминания, в основном безрадостного, черного или серого цвета.

Наверное, зря она выбрала этот маленький городок, где слишком сильно ощущается одиночество. Сюда надо приезжать парами или целой компанией. Да вот только где было взять напарника для такой поездки? Может быть, лучше сесть на поезд и отправиться отсюда в роскошный Инсбрук или музыкальный Зальцбург?

Идти к себе в номер было рановато, и это не сулило ничего хорошего. Вряд ли ей удастся сразу уснуть. Скорее всего, это опять превратится в мучительное переворачивание с боку на бок на постели со скомканными простынями, с прерывистыми кошмарными сновидениями в промежутках. Уже несколько ночей ей снится практически одно и то же. Мужчина и женщина, мерзко извивающиеся в общей постели. Она никогда не видела эту женщину, и во сне та выглядела как-то расплывчато. Зато Поль представлялся отчетливо, в мельчайших деталях и телодвижениях. Со всей его хорошо знакомой технологией сексуального общения. Если бы она владела черной магией «вуду», можно было бы, как в американских фильмах, сотворить обряд жестокой кары для обоих грешников. Наслать на них злых духов из потустороннего мира. Хотя, конечно, вряд ли бы она стала это делать, даже если бы и умела. Во всяком случае, мужчину избавила бы от этой участи. Почему-то жаль этого красивого, сильного и доброго по натуре человека, запутавшегося в простых житейских обстоятельствах. Конечно, он не заслуживает снисхождения. Но вот никак не удается вычеркнуть его из памяти. Нужны какие-то более сильные средства. Мужчинам в такой ситуации проще. Они могут напиться. А вот что делать ей? У нее это вряд ли получится.

Натали отлила себе немного пунша в стакан с помощью небольшого серебряного черпака, затем сделала пару глотков и поставила емкость на стол. В этот момент перед ней выросла мужская фигура. Рослый, плечистый блондин, с сухощавым, узким лицом. На вид лет тридцать – тридцать пять. Прямой, немного длинноватый нос, небольшой рот с узкими губами, упрямый подбородок с ямочкой, серо-стальные глаза. Одет в темно-серые шерстяные брюки спортивного типа и бело-красный пуловер. Почти как у нее, в той же тональности. На ногах теплые зимние ботинки.

В руке он держал конусообразную шляпу из серого войлока, с высоким верхом и опущенными полями, украшенную белым пухом и рожками козы. На тулье узкий кожаный ремешок с бронзовыми бляшками. Такие шляпы носили многие местные жители. Себе она купила точно такую же, в день приезда, в качестве сувенира. Чем-то пришелец напоминал человека, с которым она рассталась еще в ноябре, на набережной озера Леман. Убежала, даже не помня себя. Очнулась только в Ботаническом саду, с залитыми слезами щеками.

– Guten Abend, Fraulein. Entschuldigen Sie, – сказал мужчина на своем диалектном австрийско-немецком, а затем что-то спросил, добавив еще пару фраз.

Она поняла только то, что он хочет сесть за ее столик. К сожалению, ее немецкий, несмотря на баварского шефа, оставлял желать лучшего.

– Guten Abend. Nemen Sie Platz, bitte. – И затем продолжила, на всякий случай, на международном английском: – Да, конечно, садитесь. Здесь не занято. Я одна. К сожалению, я плохо говорю по-немецки. Предпочитаю французский, мой родной, или английский.

– О, английский вполне подойдет. Французским я еще не овладел, знаю только несколько слов. Меня зовут Эрнст Брюннер, – представился пришелец. – Можно просто Эрни. Я местный, работаю тренером по горным лыжам, а летом – проводником в горах. – По-английски он говорил достаточно свободно, с приятным акцентом, немного картавя. – Извините, но все остальные столики заняты. Вы не будете возражать, если я составлю вам компанию? Это маленький городок, и здесь не такой уж большой выбор ресторанов.

– Да, конечно, я понимаю. Я не против. – При этом она обратила внимание на то, как во время разговора герр Брюннер как-то неловко и смущенно мял свой головной убор руками, как бы признавая неправомерность своей просьбы.

Ее даже тронула такая церемонность. Она вспомнила, что где-то его уже видела. Ах, да. Кажется, он работает тренером у начинающих горнолыжников, и она видела его на одной из трасс с подопечными.

– Я видела вас на трассе, вместе с учениками. Меня зовут Натали. Я из Женевы.

– Я тоже обратил на вас внимание, Натали. Вы очень симпатичная, но все время одна. Даже странно. Здесь такое бывает не часто. Красивая женщина не должна быть одинокой. Вы позволите, я угощу вас вином? Вы предпочитаете белое или красное?

Судя по началу, тренер по горным лыжам явно рассчитывал на будущее партнерство на этот вечер, или даже на несколько дней, до завершения пребывания дамы в этих горах. Видимо, уже натренировался на обслуживании скучающих туристок и привык к упрощенной процедуре ухаживаний.

Вначале Натали немного покоробила эта простота и скорость. Но потом вдруг в голове промелькнула совершенно иная мысль. А, собственно, почему бы нет? Это знакомство может стать удачным решением ее проблемы. Это будет эффективным лекарством от психологического шока, средством вывести ее из нынешнего транса. И, одновременно, станет своеобразной местью предателю. Это даже хорошо, что он чем-то похож на Поля. Это придаст ее мести более точную направленность. Их разговор с Полем не закончился. Она чувствовала, что он обязательно повторится. И в этом разговоре она должна чувствовать себя на равных. Она не собирается выступать в роли несчастной и беззащитной страдалицы, покорно снося оскорбительные похождения партнера. Пусть он тоже прочувствует, что такое измена любимого человека. Зачем повторять Брюссель?

И надо действовать сразу же, пока не передумала. Она прекрасно понимала, что если эта прелюдия продлится хотя бы еще пять минут, ей станет еще хуже и она просто встанет и уйдет. А если нет... Она заранее предчувствовала, что потом будет жалеть о своем поступке. Наверняка будет раскаиваться и корить себя за содеянное. Но это будет потом. А сейчас, в данную минуту, это нужно сделать. Это необходимо. Просто в силу сложившихся обстоятельств. Это не ее вина. Это ее боль и страдания, это ее болезнь заставляют принимать такое острое и опасное лекарство. Надо решиться на то, чего никогда не делала в своей жизни, и, будем надеяться, никогда больше не придется.

Натали втянула в себя воздух, резко выдохнула, потом еще раз медленно вдохнула, одновременно настраиваясь, как перед спуском с крутой горы, собирая в кулак свои нервы, решимость и даже артистизм. Уж очень необычную роль придется играть, и без репетиций.

Наверное, пунш оказал воздействие на ее мыслительную деятельность и реакции, снимая психологические тормоза и ограничения. Сольный номер в ее исполнении получился великолепным. Натали демонстративно оценивающим взглядом посмотрела на сидящего напротив мужчину. Затем протянула руку к стакану с пуншем, не спеша, в несколько глотков, допила содержимое. Потом поставила стакан на стол и небрежным, манерным тоном, вежливо осведомилась:

– Хотите забраться ко мне в трусики, герр Брюннер? Думаю, мы можем обойтись без вина. Может быть, не будем тратить зря время? Если вы не против, буду ждать вас у себя в номере через полчаса. – И она развернула в его сторону гостиничный ключ с биркой так, чтобы виден был номер комнаты.

Эрни вначале обомлел от такой шокирующей откровенности. Даже уронил свою шляпу с рожками на пол. Но потом быстро пришел в себя. Видимо, уже накопил некоторый опыт общения с экзальтированными иностранными туристками. Он лихорадочно облизнул губы, сглотнул пару раз, восстанавливая самообладание, и торопливо произнес.

– Да, да, конечно. Я рад. Я готов. Я буду у вас через полчаса.

– Вот и прекрасно, герр Брюннер. Не опаздывайте. Я не люблю ждать. – И она, поражаясь собственной выходке, величественно удалилась в сторону лестницы, ведущей на третий этаж, где находилась ее комната. Надо самой принять душ, прежде чем запускать туда же, перед постелью, временного партнера.


Поль поднял голову и взглянул на висящий напротив, на стенке кабинета календарь, с разверткой на три месяца. Последний лист в этом году. Через несколько дней Рождество, которое он когда-то планировал провести в горах, вместе с Натали. Казалось, что после их последней встречи прошла целая вечность, полная саднящих душу воспоминаний. Наверное, было бы легче, если бы он был ревностным католиком. Исповедовался бы священнику, покаялся, получил бы положенное наказание и, отбыв его, зажил бы более спокойной жизнью, примирившись с окружающей жизнью и с собственной душой.

Есть поверие о том, что будущий год будет зависеть от того, как закончится предыдущий. Нельзя оставлять за собой долги. Любые долги, особенно моральные. Необходимо любой ценой опять встретиться с ней. Попытаться еще раз объяснить то, что трудно, почти невозможно объяснить, но надо. Выступить в качестве собственного адвоката. Еще раз сказать о том, что каждый человек имеет право на серьезную ошибку и на прощение. Даже преступник. Тем более, если речь идет о близком человеке. Естественно, при искреннем, глубоко пережитом им раскаянии. То, что с ним произошло, трудно объяснить даже себе самому. Это был акт сумасшествия. Физическая и психическая аномалия. Это не преступление, а болезнь. Физиологический акт, совершенный в результате временного помутнения рассудка.

Попытки утешить и успокоить себя привели к тому, что в сознании всплыла версия о том, а не было ли все это предопределено свыше? Хотя бы для того, чтобы в будущей семейной жизни он более четко знал пределы своей стойкости и надежности. Чтобы знал, как поступать потом в такой же ситуации. И чтобы окончательно отделить его от прошлого. Это можно назвать своеобразной прививкой от опасной болезни. Он переболел ею, чтобы болезнь не повторилась потом.

Впрочем, это оправдание лучше оставить только для себя. Натали такую мистическую чушь вряд ли примет. Ясно одно. Кое с кем из прошлого лучше не встречаться, а при появлении в поле зрения сразу же начинать отмахиваться руками, рычать и кусаться, не подпуская близко к себе. А лучше просто исчезнуть.

Нет, больше оттягивать их встречу и разговор нельзя. Несколько дней назад он выяснил через знакомого в МОТ, что Натали брала отпуск и должна была уже вернуться из Австрии, из Тирольских Альп. Ну что ж. Надо набраться мужества и попытаться еще раз. Как перед спуском на необъезженной, необорудованной горной трассе. Рассчитывая на удачное завершение, но в готовности к любым неожиданным и опасным поворотам и возможным травмам. Наверное, так и должно быть. В жизни, как и в горах, не бывает прямых и ровных путей.

Наверное, более правильным будет встретиться у цветочных часов. Отсюда начинался их путь к вершине любви. И с этого места должно начаться возрождение чувств. Своеобразное исцеление и ренессанс любви...

Он вздохнул еще раз, мотнул головой, прогоняя сомнения, и взялся за трубку телефона. Номер ее мобильного он помнил наизусть.

Эпилог

Знаменитый горный курорт Церматт расположен на юго-западе Швейцарии, недалеко от границы с Италией, у подножия горы Маттерхорн. Он славится своими высокими горами: – Кляйн-Маттерхорн – 3820 метров, Гордерграт – 3100 метров, Ротхом –3103 метров. Здесь можно кататься даже летом. Именно поэтому Натали и Поль выбрали это место для своего отпуска. Прекрасный контраст. Буйное цветение весенних красок природы внизу, в предгорье, и навечно застывшие, величавые снега в заоблачных высях, как белые вязаные шапочки лыжников, надетые на темные макушки гор.

Они стояли у начала «Тифбаха» – одного из самых трудных спусков в этих местах. Поль был одет в новенький, белоснежный, еще не обкатанный лыжный костюм с поперечными красными полосками, подаренный невестой. На голове была его старая потертая черная шапочка – «талисман», благополучно прошедшая вместе с владельцем через десятки сложнейших горных трасс Канады, США и Швейцарии. Закаленная в испытаниях и приносящая удачу шапочка-ветеран.

Натали была одета во все алое и новое. Подарок жениха, правда, выбранный по ее подсказке. Кто же доверяет такие вещи мужчине? Алый комбинезон, прекрасно сидящий, не стесняющий движения и одновременно, рельефно очерчивающий ее привлекательные формы. Алый защитный шлем из пластика, на котором настоял Поль, одетый на красную теплую шапочку с козырьком и наушниками. Под комбинезоном белый норвежский свитер ручной вязки, с синими угловатыми узорами, лично приобретенный во время пребывания в Осло. В отличие от Поля, попирающего белый снег своими мрачновато черными лыжами и ботинками, ее алые лыжи и ботинки довершали общую радостную картину симбиоза настоящей горнолыжницы и зимней природы. Цветение празднично алого на белоснежном.

Подготовка к спуску несколько затягивалась, поскольку обсуждался весьма животрепещущий и принципиальный вопрос. Как назвать будущих детей, которые пока еще только планировались. Но готовиться к таким важным событиям в жизни лучше заранее. Тем более что до свадебной церемонии оставалось чуть больше недели.

– Я наметил, чтобы к следующему марту у нас был сын, – горячился Поль. – Естественно, мы его назовем Анри.

– Ты не прав, дорогой. Я уверена, что у нас будет дочь по имени Агнесс. К концу следующего лета. Не надо спешить. Кстати, я уже давно это решила, еще когда мы только познакомились. Так что первенство в выборе за мной. И дочь будет первой. А потом мы уже займемся сыном.

– Ну хорошо, хорошо. Я не против. Не будем ссориться. Тем более что есть другой, компромиссный вариант.

– Это какой же? – подозрительно спросила Натали.

– У тебя в роду у кого-нибудь были двойни?

– Нет, насколько я знаю. А у тебя?

– Тоже нет. Так что мы будем первыми. Тогда и спорить будет не о чем. У нас будут близнецы. Анри и Агнесс. А по срокам... – Он пошевелил губами, закатив глаза, потом что-то подсчитал на пальцах. – Ладно, я могу подождать до начала следующего лета.

Натали пошевелила губами, как бы тоже что-то подсчитывая, потом притворно вздохнула и пожала плечами.

– Хорошо, пусть так. Что ж с тобой поделаешь. Уговорил на компромисс. Я поняла, что у нас будут близнецы. Агнесс и Анри. Придется пойти навстречу мужским фантазиям. Иногда просто сама поражаюсь своей уступчивости.

– Дорогая, я всегда высоко ценил твои жертвы. Я отработаю свои долги сегодня же ночью.

– О какой ночи ты ведешь разговор, дорогой? Долгов у тебя уже столько накопилось, что тебе и месяца не хватит. Даже при круглосуточной работе.

– Я удвою свои усилия, даже утрою. Буду работать над повышением потенции и сексуального мастерства и днем и ночью. Круглосуточно. Постараюсь еще до свадьбы ликвидировать все задолженности. В новую жизнь надо вступать без груза прошлого.

Какая-то тень мелькнула у нее в глазах, и она задумчиво проговорила:

– Да, ты прав. Насчет прошлого. У нас обоих был хороший урок. – Потом решительно мотнула головой и сказала: – Кстати, мы так и не решили, в чем ты будешь одет на свадьбе. А то мои родители волнуются. Боятся, что ты выкинешь что-то экстравагантное. Консервативно настроенные родственники могут не понять. Не забывай, что ты находишься в колыбели кальвинизма.

– Радость моя... – Поль протянул руки, осторожно привлек ее к себе и поцеловал. – Неужели мы забрались так высоко для того, чтобы обсуждать здесь все наши проблемы? Давай займемся этим внизу. Можно даже в постели, во время перерывов между...

– Ну хорошо, – довольно невежливо перебила его Натали, – надеюсь, что упомянутые перерывы все же не будут слишком длительными. Опять тебе уступаю, не знаю, в который уже раз. Подожди секунду.

Она аккуратно высвободилась из объятий жениха, не спеша поправила снаряжение, слегка размяла плечи и ноги, затем ласково улыбнулась и кротким голосом сказала:

– У меня появилась идея. Раз уж нам предстоит спуск, а потом ожидает свадьба, то давай сделаем так. Стартуем одновременно. Кто первый придет к финишу, тот и будет главенствовать в семье. Я пошла, догоняй! – И, резко оттолкнувшись палками, она понеслась вниз, с хрустом разрезая плотный снег, слыша за спиной растерянный мужской голос:

– Так нечестно! Я же не успел приготовиться!


home | my bookshelf | | Цветочные часы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу