Book: Пленница свободы



Пленница свободы

Налини Сингх

Пленница свободы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Я вверяю свою жизнь Марку Пьеру Бордо и клянусь быть ему верной женой на земле и на небесах…

Когда Амира произнесла слова клятвы, ее сердце разбилось на тысячу осколков.

Улыбаясь, священник поднял конец алой ленты, обвязанной вокруг ее запястья, и пропустил его сквозь ажурную решетку, отделяющую мужчин от женщин. Свадебная церемония подходила к концу, и скоро она станет женой мужчины с красивыми серыми глазами.

День, который должен был стать самым счастливым в ее жизни, ознаменовал собой крушение ее девичьих мечтаний. Вместо того чтобы выйти замуж по любви, Амира стала частью делового соглашения.

Когда лента натянулась так, что ее рука дернулась, по другую сторону стены одинокий голос затянул хвалебную песню.

Согласно обычаям ее родного Зульхейла, через несколько секунд Марк станет ее мужем. Марк с загадочной улыбкой и глазами искусителя. С лицом воина и грацией хищника. Мужчина, который в качестве условия сделки потребовал у отца Амиры ее руки.

А она-то считала его другом! С самого начала девушку привлекла его сила. Марк смотрел на нее так, словно она была драгоценностью. Он так сексуально ей улыбался, что ее сердце таяло под его страстным взглядом.

Думая, что за этой улыбкой скрывается нечто более важное, она ждала, когда он начнет за ней ухаживать. Впервые с тех пор, как Ромаз растоптал ее чувства, в девичьем сердце поселилась надежда.

Но два дня спустя Марк попросил у отца Амиры ее руки, не сказав ни слова ей самой, и все иллюзии рассеялись как дым. Марка интересовала лишь внешняя красота избранницы, и горькое разочарование легло тяжелым камнем на сердце девушки.

– Ну вот и все, – сказала ее мать Хира. – Теперь ты замужняя женщина, дочка.

Амира улыбнулась, чтобы мать не заметила ее тревоги. Они сидели в богато украшенной комнате вместе с остальными женщинами семейства Дазира. От их проницательных глаз не могла укрыться ни малейшая деталь. Хира погладила дочь по щеке.

– Я знаю, ты хотела для себя другой участи, но все будет хорошо. Хотя у твоего мужа лицо в шрамах, жестоким он не кажется.

Если только не считать жестокостью то, что он поселил в ее сердце надежду, а затем отнял ее.

– Нет, – прошептала Амира.

Ромаз тоже не казался жестоким, однако посмеялся над ее чувствами к нему. Амира так сильно его любила, что даже сбежала из дома, готовая стать его женой без согласия отца.

Это был единственный раз в ее жизни, когда она совершила поступок, который мог бы обрушить общественный гнев на ее почтенное семейство. В тот роковой день счастье казалось таким близким…

Когда Ромаз увидел ее на пороге своей квартиры, его глаза расширились от изумления.

– Амира, что ты здесь делаешь? – Он заглянул ей через плечо, словно ожидая увидеть кого-то еще.

Она вошла внутрь, думая, что он обрадовался ее внезапному появлению. В конце концов, он уже признался ей в любви.

– Я пришла, чтобы остаться, – взволнованно произнесла Амира.

Но Ромаз не обнял ее и не поцеловал, как она ожидала.

– А как же твоя семья? – спросил он, нахмурившись.

Амира подумала, что Ромаз просто немного опешил от неожиданности, и была уверена, что он простит ее за столь скоропалительное решение.

– Меня не хватятся до обеда. У нас есть время для того, чтобы пожениться. После этого нам никто не сможет помешать.

Ответа не последовало, и Амира насторожилась.

– Ромаз? – Она посмотрела на открытую дверь. Почему он не закрыл ее, чтобы они могли обсудить наедине планы на будущее?

Ромаз натянуто улыбнулся.

– Твой отец отречется от тебя. Подумай об этом.

– Я знаю, что он никогда не согласится на наш брак. Никогда. Отец уже ищет для меня подходящую партию. – Амира хотела прикоснуться к любимому, но незнакомая холодность в его взгляде остановила ее. – Нам не нужны деньги моего отца. Мы оба будем много работать и обязательно выкрутимся.

Его горькая усмешка поселила холод в сердце девушки.

– Ты будешь работать? Ты ведь даже не знаешь, что это такое!

Амира опешила, не понимая, что его так разозлило.

– Ромаз?

– Думаешь, я смогу обеспечивать тебя всем, к чему ты привыкла? – Он указал кивком на ее браслеты и серьги.

Им движет мужская гордость, с облегчением подумала Амира.

– Мне все равно ничего не принадлежит. – Она наивно полагала, что это сможет его убедить. – Если у меня будет твоя любовь, я готова отказаться от всего остального.

Амира была искренна в своем желании польстить его самолюбию.

– Ты, может, и готова, а я нет, – отрезал он.

Позднее она поняла, что заставило его снять с себя маску. Ее попытка потешить самолюбие Ромаза показала, что их отношения с самого начала были обречены. Без денег своего отца Амира ничего не стоила.

– Какой мне смысл на тебе жениться, если у меня не будет доступа к миллиардам твоего папаши? – Ромаз скользнул рукой по ее телу. – Не спорю, ты очень красивая, но в темноте одно женское тело не отличается от другого.

Амиру так глубоко ранили эти неожиданные слова, что она застыла на месте как вкопанная.

– Так ты женился бы на мне только из-за денег?

Он пожал плечами.

– А как еще я смог бы чего-то достичь в жизни? В отличие от дочери нефтяного магната, у меня есть всего одно достоинство – моя внешность, – Ромаз показал на свое лицо, которое было таким красивым, что женщины на улице оборачивались ему вслед. – И я собираюсь выгодно им воспользоваться, потому что не намерен всю жизнь гнуть спину, как мой отец.

После этих слов Амира окончательно в нем разочаровалась. Отец Ромаза был трудолюбивым и уважаемым человеком. Конечно, их семья не была такой богатой, как ее, но они тоже не бедствовали. В Зульхейле ничего нельзя было достичь, не прилагая к этому усилий. Ее отец нажил свое состояние усердным трудом.

Однако даже после того, как Ромаз наговорил ей ужасные слова, после того, как она увидела его истинную сущность, Амира продолжала цепляться за обломки своей мечты. Она не хотела признавать, что совершила ужасную ошибку. Огражденная любящим отцом от жестокости внешнего мира, девушка была слишком наивной и бесхитростной.

– Но… ведь ты говорил, что любишь меня.

Ромаз похотливо посмотрел на нее.

– Я бы сказал это любой женщине с таким потрясающим телом, как у тебя. Конечно, я принял бы от тебя этот дар, если бы ты предложила его безвозмездно. Но брак – слишком высокая цена за обладание тобой.

Собрав остатки гордости, Амира выбежала из его квартиры и три часа бродила по незнакомым улицам. Домой она вернулась той же тайной дорогой, которой ходила на свидания с Ромазом, и никто не узнал о ее попытке бегства. Правда, дома заметили, что внезапно от ее боевого настроя не осталось и следа. За несколько минут Ромазу удалось то, чего ее отец тщетно добивался двадцать четыре года.

Сейчас, полгода спустя, Амира по иронии судьбы стала женой человека, которому нужны были не деньги ее отца, а лишь ее тело.

– Дочка? Голос матери вернул девушку к реальности.

– Да?

Хира улыбнулась.

– Пойдем, тебе пора встретиться с мужем.

И позволить чужаку прикоснуться к себе, с ужасом подумала Амира. Хотя сначала она была очарована будущим мужем, его низкий поступок привел ее в ярость. Как он посмел отнестись к ней как к вещи?

Пусть Марк Бордо женился на ней, она не будет принадлежать ему до тех пор, пока не достучится до его души.


Марк стоял, прислонившись к дверному косяку. Все его тело напряглось в волнительном ожидании.

– Почему такое хмурое личико? Это ведь твоя брачная ночь, а не пытка.

Он пытался говорить непринужденно, но разве это было возможно, когда перед ним находилось само искушение?

Амира лежала на белых шелковых простынях посреди огромной кровати с бархатным балдахином. Легкий бриз, проникающий сквозь приоткрытую балконную дверь, поигрывал роскошными занавесями, словно приглашая Марка отдаться искушению. Стройные ноги девушки покоились на лепестках роз, которые были того же нежно-розового цвета, что и ее свадебный наряд. Она походила на мечту. Его мечту.

Однако вместо желания взгляд новоиспеченной жены выражал холодность и равнодушие. Женщина, покорившая его одной-единственной улыбкой, спряталась под маской ледяного высокомерия. Одна тонкая бровь приподнялась.

– Что тебе пообещал мой отец? Скажи мне, и я дам тебе это.

Вкрадчивый голос с необычным акцентом взбудоражил его кровь и на мгновение заставил забыть о холодности молодой жены. Но иллюзия быстро рассеялась, стоило ему только встретиться с ней взглядом. Марк стиснул руки в кулаки.

– Ты согласилась выйти за меня, принцесса. – Холодность Амиры разозлила его, и слова про звучали как насмешка. – Мне не нужна жена, которая не хочет принадлежать своему мужу.

Он жаждал этой минуты с тех пор, как впервые увидел Амиру на балконе ее дома в Абразе, столице Зульхейла. Глаза девушки были обращены в звездное небо, на губах играла легкая улыбка.

– Твой отец не позволил мне ухаживать за тобой, – сказал Марк. – Тебе должно быть известно, как он старомоден. Или брак, или ничего.

Марка испугала непреклонность Керима Дазиры, когда тот заявил, что не позволит ни одному мужчине подойти к его дочери, если только он не намерен на ней жениться.

Но Марк мгновенно принял решение. Руководимый чувствами, которые едва понимал, он согласился на брак, вдохновленный одной-единственной улыбкой, которой они обменялись с Амирой. Ни одна женщина до сих пор не побуждала его к таким импульсивным поступкам.

– Да, – мягко ответила Амира. Ее золотисто-карие глаза уставились в одну точку у него за спиной. – У меня был выбор. Как у любой женщины, у которой нет ни собственного источника дохода, ни возможности бороться за свою свободу, – произнесла она бесстрастным тоном. – Ты оказался лучше своего конкурента.

Последние слова были преисполнены отвращением.

– Кто он?

Мысль о том, что Амира могла стать женой другого мужчины, не понравилась Марку, хотя еще неделю назад они даже не были знакомы. С этого момента она принадлежала ему. Только ему. Полные губы девушки искривились в ухмылке.

– Ты встречался с ним. Его зовут Марир.

– Он же старик.

Марк вспомнил о своей встрече с нефтяным магнатом, который был близким другом отца Амиры. Этот человек не понравился ему с самого начала, потому что он пожирал глазами Амиру, которая выступала в роли хозяйки приема. Кипя от гнева, Марк едва удержался от того, чтобы не съездить Мариру по его румяной физиономии.

– Почему твой отец посчитал его подходящей партией для тебя?

– В жилах Марира течет голубая кровь, хотя он и не является прямым потомком знатного рода, – заметила она, саркастически улыбаясь. – Мой отец всегда хотел получить доступ в аристократические круги.

Еще один камень в мой огород, подумал Марк. Он имел такое же отношение к аристократии, как последний рабочий на нефтяных вышках ее отца.

– Тогда почему он одобрил мою кандидатуру?

– Ты принадлежишь к американской знати. Владея значительным состоянием, ведешь дела с нашими шейхами и являешься желанным гостем в любом доме. Для моего отца это почти то же самое, что голубая кровь.

Марк еще крепче стиснул кулаки. Слова Амиры разозлили и… больно ранили его. Почему ему так больно оттого, что эта красавица остается неприступной? Почему у него возникало ощущение, будто от него ускользало что-то очень ценное?

– Значит, ты выбрала меня только потому, что я не был старым и толстым?

Марк не сказал вслух того, что было известно им обоим. Может, он не стар и не толст, зато его лицо обезображено шрамами.

Они спускались вниз по левой стороне лица. Тело хранило еще более глубокие отметины. Он уже давно к ним привык, но эта ледяная принцесса вряд ли оставила их без внимания. Когда Амира приняла его предложение, Марк подумал, что ей нет дела до его шрамов. Теперь он понял, как глубоко заблуждался. Красавица не захочет разделить ложе с Чудовищем. Особенно с таким, как он.

Амира удостоила его кивком, и свет от канделябров заиграл на ее бриллиантовых серьгах.

– Я не знаю тебя. Ты для меня чужой. Пусть мой отец не позволил тебе за мной ухаживать, но ведь ты даже не попытался со мной поговорить!

На самом деле Марк несколько раз хотел с ней заговорить, но Керим ясно дал понять, что в Зульхейле это недопустимо. Незнакомый с местными брачными обычаями, он побоялся, что может потерять свой шанс. Плохое оправдание, подумал Марк. Следовало быть настойчивее.

– Твои чувства ко мне изменятся, когда мы по знакомимся поближе? – Несмотря ни на что, Марк не мог избавиться от мысли о том, какова будет их первая ночь.

Но прибегать к грубой силе было не в его правилах. Даже когда желание пронзало тело сотнями раскаленных игл. Вдруг ее золотистые глаза затуманились.

– Однажды я любила мужчину, – длинные ресницы Амиры опустились, – и не думаю, что снова смогу полюбить.

Эти слова глубоко ранили Марка.

– Тогда почему ты вышла за меня замуж? Зачем нужно было делать нас обоих несчастными?

Амира подняла голову, и он увидел страх, промелькнувший в ее глазах.

– Отец сказал мне, что ты не подпишешь соглашение, если я не стану твоей женой. Эта сделка очень важна для нашей семьи.

Марк выругался себе под нос.

– Соглашение было подписано до того, как я попросил у него разрешения ухаживать за тобой. Видимо, твой отец руководствовался своими соображениями.

Поверит ли ему эта смуглая красавица, эта прекрасная роза пустыни? В конце концов, что значит для нее его слово против слова отца?

К своему удивлению, он увидел в глазах Амиры слезы, и у него защемило сердце.

– Я думала, он хоть немного любит меня… но моя ценность для него всегда заключалась лишь в моей внешности. Теперь я знаю, что ничего для него не значу, раз он смог заставить меня выйти замуж ради соблюдения собственных деловых интересов.

Было невыносимо наблюдать за унижением этой гордой женщины. Разве такое он ожидал услышать от своей жены? Сейчас Амира казалась ему такой потерянной, такой беззащитной. Подойдя к кровати, он сел рядом с ней. Когда он дотронулся до ее щеки, она напряглась.

– Я не собираюсь ничего делать против твоей воли, так что перестань смотреть на меня как испуганная лань.

Амира резко вскинула голову.

– Не смей так со мной разговаривать!

Именно эта пылкая женщина привлекла его. В нем снова вспыхнуло желание, и его пальцы скользнули вниз по нежной коже ее шеи. Амира вздрогнула от неожиданного прикосновения, и в сердце Марка поселилась надежда. Влекомый мечтами, о существовании которых не подозревал, он наклонился, чтобы коснуться губами ее губ.

Но в этот момент вмешалась суровая реальность. Амира резко повернула голову, и Марк поднялся. Направляясь к двери, он пытался убедить себя, что ее отказ ничего для него не значит.

– Ты хочешь меня, Амира?

Вопрос прозвучал бесцеремонно, но он должен был знать правду. Судя по тому, что Амира уже однажды любила, она была опытной.

Ему было неприятно думать, что эти длинные загорелые ноги уже переплетались с ногами другого мужчины, хотя он никогда не судил о женщине по ее сексуальному опыту. Однако с Амирой все было по-другому. Сегодняшний вечер был полон неприятных сюрпризов.

Распростершись на простыне, молодая жена разглядывала его, сминая пальцами розовый лепесток. Свежий аромат роз наполнил воздух.

– Все, что ты знаешь обо мне, – это то, как я выгляжу. Нас ничего не связывает. Я не смогу отдаться мужчине без любви. – Ее голос дрожал.

Боль в груди Марка была почти невыносимой.

– Ты ожидаешь, что за все время нашей совместной жизни я ни разу к тебе не прикоснусь?

Марк непременно хотел знать, что потерял, уступив желанию обладать женщиной, которую увидел при свете луны.

– У моего отца всегда были любовницы. Среди американских мужчин есть такие, которые не изменяют своим женам?

Марк повернулся на каблуках.

– В Зульхейле принято иметь любовницу?

Он-то надеялся, что в этой стране мужчина может найти себе жену, которая будет столь же верна, сколь прекрасна. Женщину, которая сможет увидеть красоту в ночном небе и в мужском лице со шрамами.

– Нет. – Признание Амиры лишь на секунду успокоило его. – Это считается позорным, и большинство наших женщин не станут терпеть подобное. Если женщина сама не может бороться за право быть уважаемой своим мужем, за нее вступаются родственники. Иногда дело даже доходит до расторжения брака.

Амира бессознательно защищала свою страну. Однако когда она улыбнулась, ее глаза были полны грусти.

– Но в моей семье все обстоит иначе. Мать никогда не просила помощи у своих родных. Отец всегда держал ее в кулаке. Он спал с ней только тогда, когда хотел, чтобы она родила ему наследника. Ты можешь поступать точно так же, – холодно произнесла она.

Это было ударом по его мужскому самолюбию.

– Очевидно, ты не хочешь вынашивать ребенка. – Взгляд Марка скользнул вниз по ее безупречной фигуре.

Какой же он дурак, раз после всего, что у него было с Лидией, женился еще раз! Он получил по заслугам. Так ему и надо.



– Не беспокойся, пока мне не нужны наследники.

Повернувшись, Марк с силой распахнул дверь. Он был так раздосадован собственной неосмотрительностью, что больше не доверял самому себе. А может, он просто боялся надежды, поселившейся в его сердце? Не следует торопиться с разводом. По крайней мере, до тех пор, пока он не узнает, что за человек его жена.

Какая Амира была настоящей? Холодная высокомерная особа или невинная девушка, которая однажды посмотрела на него со стыдливым обожанием?


Амира пристально смотрела вслед своему мужу. Внутри у нее все трепетало. Ей казалось, что маска равнодушия, которую она надела на себя, вот-вот спадет с ее лица.

Когда звук его шагов утих, она вскочила с кровати и дрожащими пальцами заперла дверь. Затем рухнула лицом вниз на подушки, чтобы никто не слышал ее рыданий.

Очевидно, ты не хочешь вынашивать ребенка.

Эти оскорбительные слова отзывались эхом у нее в голове. Марку нужно лишь ее тело, так какое он имеет право на подобные заявления?

Раньше Амира мечтала родить столько детей, сколько позволит собственный организм. Мечтала любить и быть любимой. Но тогда она была веселой молодой девушкой, полной радужных надежд. Теперь в ее душе поселилась боль, которую ничто было не в силах исцелить.

Разрыв с Ромазом сделал Амиру уязвимой для манипуляций собственного отца. Чтобы заставить дочь выйти замуж, Керим апеллировал к ее чувству фамильной гордости. Если верить Марку, отец очень хотел этого брака. Керим знал, что сделка с Марком принесет большую выгоду их семье. Но разве человек, за которого она вышла замуж, мог попасться на удочку ее отца? Впрочем, думать, что Марк влюбился в нее с первого взгляда, тоже нелепо.

Своей ложью Керим добился лишь того, что привязал ее к мужчине, которому она была не нужна.

Тогда почему Марк женился на ней? Напрашивался единственный ответ: он хотел ею обладать. Ему было все равно, что она за человек.

Отец продал ее своему деловому партнеру, Марк согласился, потому что ему понравилось, как она выглядит. Они распорядились ею словно вещью. Поведение отца Амиру не удивило, но Марк… Как он мог предать то, что начинало зарождаться между ними, женившись на ней без ухаживаний?

В ту ночь, когда они впервые увидели друг друга, между ними зародилось нечто большее, чем простое желание, но своим поступком Марк погубил нежный росток нового чувства.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Амира проснулась позже обычного. Всю ночь ее мучили кошмары. Быстро приняв душ, она оделась и спустилась вниз, чтобы встретиться лицом к лицу с разгневанным мужем. В конце концов, какому мужчине понравится, что жена не пустила его на брачное ложе? Но Амира ни о чем не жалела. Отдавшись человеку, которого едва знала, она бы предала собственные убеждения.

Она никак не ожидала увидеть то, что предстало ее глазам. Коридор был заставлен чемоданами, некоторые из которых принадлежали ей.

Потрясенная, она вошла в гостиную и увидела Марка, склонившегося над столом. Он что-то подписывал.

– Мы уезжаем?

Его темно-каштановые волосы блестели в свете утреннего солнца.

– Да, через час, – ответил он, не отрываясь от бумаг.

Уязвленная таким безразличным отношением, Амира спросила:

– И куда?

– Ко мне домой. В Луизиану. Я живу неподалеку от Лафайета, – отрывисто бросил он.

Она задумалась.

– В этом штате много прерий, на юге его омывает Мексиканский залив. Лафайет находится рядом с административным центром, с Батон-Руж, верно?

Марк изумленно уставился на нее.

– Так ты в свободное время читаешь энциклопедии?

Поскольку это действительно было так, ее задел его саркастический тон.

– Иногда.

Ее отец считал, что женщинам не нужно высшее образование, но Амире удалось получить необходимые знания сначала из книг, а затем тайком пользуясь Интернетом. Подростком она сетовала на то, почему ей, в отличие от ее братьев, не дают учиться, но все было без толку.

– Какой у тебя любимый предмет?

На этот раз в его голосе не было сарказма, и это сильно удивило Амиру. Ее муж вел себя совсем не так, как она ожидала. Вместо того чтобы злиться на нее из-за несостоявшейся брачной ночи, Марк спокойно с ней разговаривал.

– Ты не смеешься надо мной?

– Нет.

– Мне нравится экономика, теория менеджмента и тому подобные вещи.

Амира с вызовом смотрела на него.

– Я восхищен, принцесса. – Казалось, он с трудом сдерживал улыбку.

Неожиданно ее раздражение прорвалось наружу.

– Как ты смеешь… подтрунивать надо мной? Ты видишь лишь то, что лежит на поверхности, и не замечаешь того, что скрывается за внешней оболочкой. – Амира повернулась на каблуках и, шурша юбками, удалилась. – Я буду готова в течение часа, – бросила она через плечо.

За этой вспышкой гнева пряталась боль несбывшихся надежд. Вопреки всему, Амира надеялась, что американский муж предоставит ей полную свободу действий, но она ошиблась.

Марк намерен заточить ее в золотую клетку. Он такой же, как ее отец. Амиру привлекла его чарующая улыбка. Она была редкой гостьей на его суровом лице. Лице воина. Но Амира хотела верить, что даже у воинов бывают свои слабости.

* * *

Наблюдая за тем, как его жена гордо покидает комнату, Марк нахмурился. Ему уже давно было известно, что внешность обманчива. Неужели он судил о своей жене по ее красивому лицу, не замечая богатого внутреннего мира девушки?

Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы отказаться от этой мысли. Если Амира так умна, то почему жила из милости в доме своего отца? Женщины в Зульхейле имели равные права и возможности с мужчинами.

Например, она могла бы заработать деньги на образование, став моделью. Одна из его подруг выбралась из бедности, торгуя своим лицом, и он уважал ее за это.

Поняв, что почти поддался на уловку своей избалованной жены, Марк презрительно фыркнул и продолжил подписывать бумаги. Через месяц ему придется вернуться в Зульхейл для ведения новых переговоров, но прямо сейчас он нужен в Луизиане.

Ему не хватало дождливой родины. Золотые пески и голубое небо маленькой арабской страны могут утомить человека, привыкшего к сырости и москитам.


Амира не разговаривала с Марком до тех пор, пока они не поднялись в воздух на реактивном самолете. Никогда прежде не летав, она испугалась и хотела, чтобы Марк поговорил с ней. Но он не поднимал головы от бумаг. Остальные люди были для нее чужаками. Стюардессы приветливо улыбались ей, но их глаза оставались холодными.

Они считали ее безмозглой куклой, новой игрушкой богатого мужчины. Его безразличное отношение к ней лишь усиливало это убеждение.

Амиру всегда ужасно злило, когда на нее навешивали ярлык, не давая ей возможности проявить себя как личность. Чтобы защититься от предвзятого мнения окружающих, она пряталась под маской холодности. Когда самообладание покидало ее, она тихо плакала в подушку. С кем она могла поделиться своими переживаниями? Кто не стал бы над ней смеяться и называть «бедной богатой девочкой», словно красота и богатство отца лишали ее права на сочувствие?

Всю свою жизнь Амира завидовала некрасивым девушкам, которых мужья обожали за их характер и чувство юмора; девушкам, которым никогда не придется беспокоиться о том, что их бросят, когда кожа станет морщинистой, а фигура потеряет стройность.

Душу Амиры переполняли боль и отчаяние. Ей хотелось одновременно кричать и плакать, но она не делала ни того, ни другого. Ее воспитывали так, чтобы она стала хорошей дочерью и женой. Ее должно быть видно, но не слышно.

Прошедшая мимо стюардесса бросила на Марка заинтересованный взгляд, но он не обратил на нее внимания. Что ж, по крайней мере он не будет унижать ее, открыто флиртуя с другими женщинами.

Марка нельзя было назвать красивым, но он обладал ясным умом, силой, харизмой – качествами, которые делали его неотразимым в глазах женщин. Амиру заставили выйти за него замуж, но в глубине души она призналась себе, что этот мужчина вызывал у нее непристойные мысли.

В первый раз, когда Амира увидела Марка, он не подозревал, что за ним следят. Спрятавшись в нише верхнего этажа, девушка наблюдала за происходящим в банкетном зале. Она заметила его сразу же, как только пришла.

Марк стоял один в углу. За суровыми чертами его лица угадывалась решительная и безжалостная натура. Амиру не пугала подобная безжалостность: этим качеством обладали все по-настоящему сильные мужчины, которых она знала.

Когда он двинулся к кому-то из гостей, Амира представила себе хищника, подкрадывающегося к жертве. Каждое его движение было преисполнено опасной грацией и неиссякаемой энергией. Она наблюдала за каждым его шагом, не в силах отвести взгляд. Вдруг Марк остановился и посмотрел наверх, будто заподозрив, что за ним следят.

Содрогнувшись от взгляда этих серых глаз, Амира удалилась в свою комнату, тщетно пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Ей понадобилось полчаса, чтобы успокоиться и спуститься в зал… где Марк одной-единственной улыбкой перевернул весь ее мир. Несомненно, ее Марк был очень сексуальным мужчиной, но это не уменьшало ее страха. Поняв, что сочувствия от него не дождешься, Амира взяла журнал. Но глянцевые страницы выскальзывали у нее из рук, онемевших оттого, что она долгое время просидела, вцепившись в подлокотники.

Не сказав ни слова, Марк взял у нее журнал и положил его поверх своих бумаг. Широко раскрыв глаза, она замерла в ожидании. Тогда Марк взял ее дрожащую руку в свою.

– Ты плохо переносишь полет, принцесса? – В его тоне не было насмешки, лишь беспокой ство.

Амира вяло улыбнулась.

– Это мой первый полет.

– Твой первый полет? – Его удивление было очевидным. – Я несколько раз встречался с твоим отцом в Мюнхене, Лос-Анджелесе, даже Мадриде.

Она знала об этих городах все, вплоть до названия улиц и достопримечательностей, но никогда в них не бывала.

– Мой отец считает, что незамужние девушки должны сидеть дома. – Она вцепилась в его руку. – Но маму он тоже никогда с собой не брал.

На мгновение ей показалась, что глаза Марка вспыхнули гневом.

– Я не думал, что в Зульхейле такие суровые обычаи.

– Мы народ с богатой историей. Некоторые люди живут по-старому, и мы их не осуждаем.

Правда, иногда ей так хотелось, чтобы она родилась в другой стране.

По совести говоря, Амира знала, что могла бы получить и образование, и, возможно, даже независимость. В течение трех последних поколений шейхи приняли законы, согласно которым женщины имели равные возможности с мужчинами. Но если бы она хотя бы заикнулась о своих правах, честь ее рода навсегда была бы поругана. В их стране честь ставилась превыше всего.

Благородное имя Дазира в течение нескольких столетий оставалось незапятнанным. То, что ее отец, придерживающийся старомодных взглядов, заточил всех своих женщин дома, вовсе не означало, что другие мужчины в их роду делали точно так же. Ее дяди никогда не мешали своим дочерям заниматься самосовершенствованием.

Марк пристально посмотрел на нее, но не стал развивать эту тему. Напротив, к ее удивлению, он начал рассказывать о своей родине. Каждое слово было наполнено теплом.

– Как только ты обустроишься, я обязательно свожу тебя во Французский квартал. Принцесса, вокруг тебя столько всего интересного. – Его глаза потеплели. – Я даже могу устроить для тебя речную прогулку, если ты хорошенько меня попросишь.

От его мягкого, как бархат, голоса сердце Амиры растаяло. Было очевидно, что Марк специально отвлекает ее, чтобы она забыла о своих страхах.

Амира вспомнила, как они впервые встретились лицом к лицу. Это произошло на том же банкете. Поймав ее взгляд, Марк улыбнулся ей так нежно, что у нее на мгновение замерло сердце. А потом Амира обнаружила, что улыбается ему в ответ. Однако когда Марк подошел ближе, она с надменым видом отвернулась.

Тогда Амира убеждала себя, что ее просто разозлил его оценивающий взгляд, но сейчас она знала, что причина ее волнения крылась в другом.

Женское чутье подсказало ей, что Марк опасен для нее так, как любой другой сексуально привлекательный мужчина. Но несмотря на это, она согласилась выйти за него замуж.

Ей было стыдно оттого, что она возложила всю вину за брак на Марка, хотя в действительности у нее был выбор. Пойти против воли отца было бы нелегко, но разве ей не удавалось это прежде?

До сих пор она не была хорошей женой, но Марк, несмотря ни на что, пытался ей помочь. В ее сердце поселилась надежда. В глубине души Амира всегда понимала, что выходит замуж за достойного человека. Шрамы ничуть не умаляли его мужской привлекательности. Напротив, они делали Марка еще более мужественным, опасным, волнующим ее женское естество.

Разве имеет значение, какое у мужчины лицо? Ее отец и братья были настоящими красавцами. Ромаз тоже запросто мог бы стать кинозвездой. Но ей не нужен красивый мужчина. А мужчина с чутким сердцем? Ради такого она готова рискнуть всем.

* * *

Поднявшись по ступеням своего старого дома, отстроенного в колониальном стиле, Марк впервые за долгое время вдохнул полной грудью. Влажный воздух с залива приятно наполнил легкие.

Отсюда был виден ряд кипарисов, растущих по берегу небольшой речушки, которой заканчивались его владения. Мягкий бриз играл волосами, и Марк обнаружил, что улыбается.

Расположенный вдали от суеты Нового Орлеана внушительный участок земли, купленный в угоду самой сокровенной мечте, был поистине райским уголком. Марк считал это место своим домом и гордился им.

– У тебя очень красивый дом.

Голос Амиры, прервавший его мысли, был неприятным напоминанием о том, что это возвращение отличалось от всех предыдущих. Он привез с собой неприступную Красавицу, которая не хотела иметь ничего общего с Чудовищем, за которого вышла замуж. Несмотря на их перемирие в самолете, во время которого его мучили образы того, как могла бы сложиться предыдущая ночь, Марк знал, что в действительности ничего не изменилось.

Понимая, что этот тихий уголок скоро превратится в поле боя, Марк отрывисто произнес:

– Спасибо.

Не оглядываясь, он отпер дверь, взял два чемодана и вошел внутрь. Как ему этого ни хотелось, Амира вряд ли бы оценила, если бы он перенес ее через порог. Обернувшись, Марк обомлел: его жена вытаскивала из багажника один из своих чемоданов. Он казался неуместным в ее руке с длинными накрашенными ногтями. Каблуки ее туфель проваливались в мягкую землю, и расшитый бисером низ широких брюк быстро превратился из желтого в коричневый.

Несколько секунд он молча наблюдал за ее действиями. Как бы то ни было, она его жена, а Марк Бордо привык заботиться о том, что принадлежало ему. Проведя рукой по волосам, он крикнул:

– Поставь его, принцесса. Я отнесу.

Не обращая внимания на его слова, Амира продолжала тащить чемодан вверх по ступенькам.

– Я и сама могу. Он маленький.

При ходьбе ее мягкие шелковистые волосы разметались, и Марку захотелось к ним прикоснуться. Он никогда прежде не видел таких необычных волос. В их угольно-черном покрывале поблескивали золотистые пряди. Почему-то он был уверен, что это натуральный цвет. От влажности они завивались на концах, и Марку хотелось намотать их на руку и притянуть Амиру к себе. Внезапно он почувствовал напряжение во всем теле.

– Что в чемодане? – спросил он, чтобы отвлечься.

Разве Лидия его так ничему и не научила? Внешняя красота – лишь мираж, и разочарование неизбежно. Однако он женился на Амире, втайне надеясь, за ее внешностью скрывается нечто большее. Он не собирался отпускать ее, не измерив глубину ее души.

– Н-ничего особенного. Просто одежда.

Марк понял, что она лжет, и разозлился. Преградив ей вход, он сказал:

– Не лги. Признайся, там находится подарок, который тебе подарил на прощание твой любовник.

Длинные ресницы взметнулись вверх, и Марк подумал, что она вот-вот расплачется. Внезапно ему захотелось обнять ее.

– Нет. Никакой любовник не дарил мне подарков. Там мои книги. – Во взгляде девушки читался вызов, ее нижняя губа слегка подрагивала.

Намек Амиры на то, что он пока ничего ей не подарил, попал в цель.

– Зачем тебе прятать книги? Я хочу их видеть.

Бросив на него сердитый взгляд, Амира втащила чемодан на веранду и присела, чтобы открыть его. Марк молча ждал.

Наконец раздался щелчок, и Амира подняла крышку.

– Книги, – сказала она, поглаживая выцветшую обложку одной из них. – Я не лгала тебе. – Ее голос дрожал.

Сбитый с толку, Марк присел на корточки рядом с ней.

– Почему ты пыталась их от меня скрыть?

Он завидовал томам с пожелтевшими страницами, которых с такой нежностью и почтением касались ее пальцы.

Словно желая защитить от него свои сокровища, Амира опустила крышку и заперла чемодан.

– Отец считает, что женщины не должны учиться. Он выбрасывал мои книги.

Марк не видел ее глаз за водопадом волос, которым она от него отгородилась. Черт побери, такого ответа он не ожидал. Со всей нежностью, на которую он только был способен, Марк убрал назад ее волосы и погладил девушку по щеке. Амира вздрогнула, но не отстранилась.



– От меня тебе не нужно прятать книги.

Марк чувствовал, как она дрожит. Наконец Амира подняла голову и с опаской посмотрела на него.

– Это правда… или ты играешь со мной? – Марк узнал этот настороженный взгляд. Она ожидала, что он будет над ней смеяться. Нужно проявить терпение.

– Да, это правда. Я знаю цену книгам. Ребенком я читал все, что только попадалось под руку. Обещаю, что никогда не буду ругать тебя за твое стремление к знаниям. На первом этаже есть библиотека. Можешь пользоваться ей, когда захочешь.

Плотно сжав губы, Амира судорожно кивнула.

– Спасибо тебе… муж.

Она впервые признала, что он имеет право обладать ею, и в ее тоне не было насмешки.

Чувствуя себя неловко, Марк поднялся и подал ей руку. Немного помедлив, Амира приняла ее. Когда она встала, взгляд Марка упал на нежную кожу ее шеи и его бросило в жар. Тело не могло понять, почему разум не позволяет к ней прикоснуться.

Он взглянул на ее лицо. Резко очерченные скулы и золотистые глаза делали ее похожей на кошку.

– Ты такая красивая, – восхищенно произнес он.

Амира натянуто улыбнулась и отдернула руку.

– Да. Мне все это говорят.

Эти слова могли прозвучать тщеславно, но голос девушки был глубоко печален. Марк задержал ее, положив руку на талию.

– Тебе это не нравится? – удивился он.

Амира посмотрела на него своими удивитель ными глазами.

– Я представляю из себя нечто большее, чем просто лицо и тело. Я Амира. Но никто не хочет знать Амиру. Пожалуйста, отпусти меня, я устала.

Марк отошел в сторону. Схватив свой драгоценный чемодан, она проскользнула мимо него, оставив после себя нежный цветочный аромат. Спускаясь за оставшимися чемоданами, Марк задумался над тем, считает ли она его таким, как все, и если так, то права ли она. Он не поверил, что Амира может всерьез интересоваться экономикой, и оказался неправ. Может, он ошибается и насчет всего остального?

Или его красивая избалованная жена морочит ему голову?

Последнее казалось наиболее вероятным. Сначала она не пустила его к себе в постель, а после этого превратилась в нежное ранимое создание. Какой была настоящая Амира, Марк так и не понял.

Возможно, в ее словах была доля правды. Разве, впервые увидев ее на балконе при свете луны, он хотел узнать настоящую Амиру?

Возможно, он просто хотел завладеть этим прекрасным созданием, доказать всему миру, что ему, выскочке с изуродованным шрамами лицом, может принадлежать ослепительная красавица Востока.

Марк похолодел. С каких пор он стал относиться к людям как к вещам? Когда он уподобился ненавистным ему богачам, которые покупали красивых женщин, словно предметы роскоши?

Нет, подумал Марк. Он не такой. И жена – не его собственность. Если бы он не испытывал к Амире никаких чувств, мысль о возможном расторжении брака не причинила бы ему такую боль.

Когда-то к нему самому относились как к вещи, и он не позволит себе так обращаться с другим человеком. Тем более, с собственной женой.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Только они закончили ужинать, как Марку позвонила Николь, его подруга детства.

– Я скоро, – сказал он Амире. – У Ник возникли вопросы относительно ее нового контракта.

Привыкшая рассчитывать на его помощь, Николь попросила Марка прилететь к ней в Нью-Йорк, но он не мог оставить свою молодую жену и отправиться к другой женщине. Это положило бы конец их браку, с которым он втайне связывал свои самые сокровенные мечты.

Его жена не могла знать, что Ник ему как сестра. Судя по тому, каким был брак ее родителей, Амира непременно подумала бы, что он едет к любовнице. На лице Амиры не дрогнул ни один мускул.

– Поступай, как считаешь нужным. Несмотря на все его попытки, предпринятые за ужином, Амира так и не оттаяла. Она снова замкнулась в себе.

– Ты, возможно, видела Ник в рекламе продукции «Ксанаду косметикс».

Ну давай, реагируй, черт побери. Покажи, что тебе небезразличен наш брак.

– Она очень красивая.

Холодна как лед, снова подумал Марк. А на что ты надеялся, дурак, ругал он самого себя.

– Наверное, мне следовало жениться на Ник, – пробормотал Марк себе под нос, покидая кухню.

Он не подумал, что его жена может услышать это неосторожное замечание.

* * *

Его резкие слова ранили Амиру в самое сердце. Ей было так больно, что она с трудом могла дышать. Казалось, она целую вечность просидела неподвижно. Марк прошел в просторную гостиную рядом с кухней, оставив дверь открытой.

Амира слышала звук его голоса, но слов разобрать не могла. Время от времени из гостиной доносился смех.

Вцепившись в подлокотники кресла, Амира сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ее не покидало ощущение того, что ее предали. Почему-то она не ожидала такой жестокости от человека, за которого вышла замуж. Он был таким мягким, таким нежным с ней в самолете, что окончательно усыпил ее бдительность. Испугавшись своих чувств, Амира спряталась за маской холодности, и ужин прошел в тишине.

Чувствуя себя брошеной и как никогда одинокой, она наконец встала, чтобы найти какое-нибудь занятие. Мысль о том, чтобы закрыться в своей комнате, была невыносимой. Она большую часть жизни просидела взаперти и решила, что с нее хватит. Ее взгляд упал на грязную посуду. Обрадовавшись тому, что она может хоть чем-то себя занять, Амира собрала тарелки и отнесла в раковину. Одетая в длинную юбку и просторную белую блузку с рукавами-фонариками, она впервые в жизни почувствовала себя свободной и мысленно поклялась, что никто никогда не лишит ее этого чувства.

Она еще не закончила мыть посуду, когда вернулся Марк. Очевидно, он уже вдоволь наговорился со своей подругой.

Наверное, мне следовало жениться на Ник.

Мучительные слова снова пронеслись у нее в голове. Ей хотелось что-нибудь разбить и спросить Марка, почему он не женился на своей драгоценной Ник. Зачем он забрал ее из отцовского дома и привез в эту глушь, если она ему не нужна? Но, хорошо усвоив, что любое неповиновение сопровождается наказанием, она промолчала.

Жизнь научила ее быть осторожной и не доверять свои мысли и чувства кому попало. Зачастую даже самые близкие люди не оправдывали доверия.

Застав свою утонченную жену за мытьем посуды, Марк был ошеломлен. Когда он взял полотенце и начал вытирать терелки, Амира удивленно посмотрела на него:

– Ты делаешь женскую работу?

Он ухмыльнулся.

– Cher, в юности я работал мойщиком посуды в ресторане.

Амира задумалась и не произнесла ни слова. Несмотря на то, что вечер прошел просто ужасно, Марк надеялся, что они вместе выпьют кофе, но его жена направилась к лестнице.

– Подожди, – он осторожно взял ее за руку. – Нам надо поговорить.

Марк не знал, что именно он собирается ей сказать, но нужно было заставить ее остаться.

Два чужих человека, связанные клятвой, вынуждены жить под одной крышей. Нет, так больше продолжаться не может.

– Зачем? Ты хочешь, чтобы я пришла к тебе в постель? – ледяным тоном спросила Амира.

Стоя выше его на две ступеньки, она смотрела на Марка так, словно он был презренным рабом.

Он отпустил ее руку. От взаимопонимания, которого они только начали достигать, не осталось и следа.

– Черт побери, я не заставляю женщин спать со мной против их воли.

– Тогда ты никогда не будешь спать со своей женой.

Губы Амиры были плотно сжаты, пальцы стиснуты в кулаки. Это был ее первый эмоциональный всплеск после сцены на веранде.

Марк ужасно разозлился.

– Что, мои руки слишком грязные для тебя, принцесса? Моего состояния недостаточно, чтобы забыть о неблагородном происхождении? – резко спросил он.

Господи, что происходит? За ним охотятся многие женщины, но ему по какой-то причине нужна лишь та, которая его презирает.

Нахмурившись, Амира уставилась на его руки, будто не понимая, что он имел в виду.

– Мне об этом ничего не известно. Я знаю только, что ты проявил ко мне неуважение, сказав, что тебе следовало жениться на Ник. Я не хочу жить с человеком, который может так легко меня обидеть.

Его гнев внезапно прошел. За резкими словами Амиры скрывался страх. Но чего боялась эта гордая красавица? Что оставило в ее душе столь болезненный след?

– Прости меня, – мягко произнес Марк, нежно коснувшись ее руки. – Я не хотел, чтобы ты услышала мои слова. Во мне говорила злость. Ник мне как сестра.

– Ты просишь у меня прощения? – удивленно спросила Амира.

Она не отдернула руку, и это было первым шагом на пути к завоеванию ее доверия.

– Я поступил плохо и приношу свои глубочайшие извинения.

– Я… хорошо.

Амира удивленно уставилась на него. В ее взгляде больше не было холодности. Перед ним снова стояла та женщина, которая застенчиво улыбалась ему в банкетном зале.

– Что-то не так, cher? – Ласковое обращение сорвалось с его губ само собой. Смущение Амиры казалось таким искренним.

– Мой отец никогда не извиняется. Он говорит, что муж всегда прав. – Она дерзко посмотрела на него.

Марк приподнял одну бровь.

– А что, если он ошибается? – Он засунул в карман руку, чтобы не поддаться искушению и не погладить ее по щеке.

– Он говорит, что никогда не ошибается.

– Отличный способ выиграть спор. – Вытащив из кармана руку, Марк почесал в затылке. – Но какое тогда от него удовольствие?

– Почему спор должен доставлять удовольствие?

Амира нахмурилась, и Марк не смог удержаться от улыбки. Подойдя ближе, он прижал ее к себе.

– Потому что за ним следует примирение, принцесса.

От его теплого дыхания шевелились завитки у Амиры на висках. Его губы находились так близко от ее губ. Марка опьянял их чувственный аромат. Поддавшись искушению, он провел рукой по ее щеке.

Широко раскрыв глаза, Амира отбросила его руку и понеслась вверх по лестнице, прежде чем он успел что-либо сделать. Улыбка исчезла с его лица. А чего он ожидал? Что она будет восхищаться его шрамами? Хотя Марк и отказывался это признавать, поступок жены глубоко ранил его. Еще одна мечта была разрушена.

Чувствуя себя как никогда одиноким, он медленно поднялся наверх, где его ждала холодная постель.


Амира долго лежала без сна, и в этом был виноват ее муж. Всякий раз, когда ей казалось, что она засыпает, перед ней вставали серьезные серые глаза, задающие вопрос, на который она не знала ответа. Марк хочет ее. Большинство мужчин желали ее, но она не могла этим гордиться. Напротив, Амиру задевало, что им было нужно лишь красивое тело. Неужели Марк такой же, как все остальные? Он видел в ней принцессу, женщину, не отличающуюся большим умом, и это было обидно.

Оставив все попытки уснуть, Амира встала, надела халат и спустилась на кухню, чтобы приготовить себе горячий шоколад. Из книг она знала, что этот напиток успокаивает. В данный момент как раз это ей и было нужно.

Амира чувствовала себя такой одинокой. Почему Марк не пришел к ней сегодня ночью? Она ведь его жена. Прошлой ночью он ушел, потому что она разозлилась на него, но он должен был догадаться, что больше она не станет его отвергать. Особенно после того, что случилось на лестнице. Однако он так и не пришел.

Ее сбивал с толку этот мужчина с грацией хищника и орлиным взором, который улыбался ей так, словно у них была общая тайна.

Марк слышал, как Амира покинула свою комнату. Интересно, почему она бродит по дому в два часа ночи? Сам он не спал, потому что был сильно возбужден, но к ней это явно не относилось. По тому, как она сбежала от него, можно было понять, что ей противны его прикосновения. Марк встал с кровати, надел брюки от тренировочного костюма и вышел из комнаты. Если ее отталкивают его шрамы, лучше узнать об этом прямо сейчас.

У него никогда не было недостатка в женском внимании, но то были сильные женщины, которые знали, чего хотят. Мягкие ранимые женщины, подобные его жене, обычно находили его лицо и тело отталкивающими. Но если он это знал, почему женился на Амире?

Покачав головой, Марк спустился вниз. Войдя в кухню, он увидел свою жену, наливающую в чашку горячий шоколад. Ее удивительные волосы падали на плечи струящимся водопадом и переливались на фоне желтого халата. Господи, как же она прекрасна. Если бы только она оказалась такой же красивой внутри, как и снаружи…

– Проголодалась? – спросил он.

Амира обернулась и испуганно посмотрела на него.

– Я не могла уснуть, – неохотно призналась она.

Марк скрестил руки на груди.

– Я тоже.

– Хочешь шоколада? – спросила Амира, открывая дверцу холодильника. – Здесь нет молока! – Она разочарованно посмотрела на него через плечо.

– Завтра мы съездим за покупками.

Закрыв дверцу, она бросила на него сердитый взгляд.

– Но мне нужно сейчас.

Амира взяла кружку и, плавно покачивая бедрами, прошла мимо. Вдруг на Марка что-то нашло, он грубо схватил ее и притянул к себе. Ее миндалевидные глаза неистово сверкнули.

– Отпусти меня.

– Почему? – спросил Марк, воодушевленный тем, что на ее щеках вспыхнул румянец.

– Потому что я этого не хочу, а ты обещал, что не будешь меня принуждать.

Неужели она боится?

– А если я попробую тебя уговорить? – хрипло произнес Марк. Его теплое дыхание ласкало ее губы. Он не скрывал своего желания, и Амира не могла не заметить этого. Каждый его вздох был наполнен страстью.

Она отстранилась.

– Ты не сможешь убедить меня делать то, что мне неприятно. – Слова вонзились в него острыми клинками, оставляя в душе новые раны. – Если ты попытаешься это сделать, то ты всего лишь похотливое животное.

Марк отпустил ее руку и отвернулся. По крайней мере, теперь он точно знал, что у этого поспешного брака не было будущего. Тогда почему он не может смириться с мыслью о том, что ему придется уйти? – Спокойной ночи, принцесса.

Амира молча смотрела, как он уходит. Она сознавала, что обидела Марка. Совесть подсказывала ей попросить у него прощения, но она находилась в полном замешательстве. В конце концов, в ее муже не было ничего отталкивающего. Несмотря на все усилия держать Марка на расстоянии, она подпустила его слишком близко. Ромаз никогда не вызывал у нее таких смешанных чувств. А ведь она думала, что любит его.

Не понимая, что с ней творится, Амира повернулась на каблуках и убежала к себе в комнату. Там она долго ходила взад-вперед, шокированная реакцией собственного тела на прикосновение Марка. Мать никогда не рассказывала ей о подобных вещах. Она лишь сказала, что если ее муж добрый человек, он будет внимателен к ее страхам.

У Амиры не было опыта в вопросах секса. Даже с Ромазом она всегда соблюдала правила приличия. Перед его попытками обольщения было легко устоять. Слишком легко.

Она должна наконец заставить себя принять правду. Она не любила Ромаза, ее лишь привлекала возможность стать свободной. Если бы она любила его, то ей было бы трудно держать его на расстоянии. Как… Марка.

Столкнувшись с мужчиной, который был в тысячу раз более мужественным и опытным, чем ее бывший возлюбленный, она растерялась. Ей, выросшей в атмосфере уединения, никогда не дозволялось общаться с мужчинами. Хотя отец несколько раз пытался выдать ее замуж, он никогда не разрешал ей поговорить с глазу на глаз с потенциальным женихом.

Но сегодня ночью она оказалась наедине с мужчиной, который хотел воспользоваться своим правом обладать ею, но отказался принуждать ее. Это означало, что если она хочет сделать их брак чем-то большим, нежели простой формальностью и проживанием под одной крышей, ей придется побороть собственную трусость и взять инициативу в свои руки. Сам Марк к ней больше не подойдет. Он слишком горд, а она своим грубым отказом задела его гордость.

Он был так близко, что все ее тело горело. Собственное желание так напугало Амиру, что она незаслуженно обидела Марка. А ведь он извинился перед ней за свою недавнюю вспышку гнева. Он говорил так искренне, что ей не составило труда простить его. Она не возражала жить с человеком, обладающим взрывным темпераментом. Это было лучше, чем холодная сдержанность ее отца.

Своим поведением она разрушила и без того хрупкий фундамент их брака. Возможно ли восстановить его?

Лежа в постели, Амира мечтала о мужчине с глазами цвета ртути, страстном и требовательном любовнике, от которого у нее не будет никаких тайн. О человеке, который научит ее любить и быть любимой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

На следующее утро Амира, стоя у кухонного окна, наблюдала за тем, как ее муж колет дрова на заднем дворе. После того что произошло ночью, он игнорировал ее. Но он бы не надел узкие голубые джинсы, если бы не хотел, чтобы она смотрела на него. Какая женщина сможет оставаться равнодушной при виде его крепкого мускулистого тела?

Всякий раз, когда Марк взмахивал топором, она чувствовала, как он зол. Но Амира знала, что он не будет срывать на ней зло, как это делал ее отец в отношении матери. Если Марк выходил из себя, то быстро остывал. В отличие от Керима Дазиры, ему не нужно было никого втаптывать в грязь, чтобы показать свою силу. В их брачную ночь он был холоден с ней, но не оскорблял.

В глубине ее сердца зарождалось новое чувство. Если она сможет забыть об унижении, которое испытала по вине Ромаза, то в один прекрасный день их брак с Марком может стать таким, о каком она всегда мечтала. Ее сердце сжалось от боли. Почему-то Амире очень не хотелось расставаться с этим суровым мужчиной, за которого она поспешно вышла замуж. После всего случившегося Марк будет прятать от нее свой внутренний мир до тех пор, пока она не откроется ему первой.

Расправив плечи, Амира отошла от окна, шелестя подолом длинной юбки. Здесь она решила одеваться так же, как и в Зульхейле, но с небольшими изменениями, с помощью которых она надеялась соблазнить своего сурового мужа.

Розовый топ едва прикрывал высокую грудь, юбка на бедрах оставляла обнаженной талию. Отец не позволил бы ей носить дома такой наряд. Он посчитал бы его нескромным, и Амира согласилась бы с ним. Такую одежду нельзя носить в общественных местах. Но наедине с мужем…

Когда портнихи готовили ее приданое, она и не подозревала, что так скоро наденет такой откровенный наряд. Возможно, она слишком спешит, но любое промедление могло нанести непоправимый вред их браку. Браку, за который она решила бороться.

С этой мыслью Амира вышла из дома и пересекла лужайку на заднем дворе. Марк продолжал колоть дрова, хотя, несомненно, заметил ее.

Остановившись неподалеку от мужа, Амира позвала:

– Марк!

Он продолжал колоть дрова.

Нахмурившись, она подошла ближе, не обращая внимание на летящие во все стороны щепки. Воткнув топор в пень, он обернулся.

– Что тебе надо, принцесса? – Он даже не пытался скрыть свою ярость. – Пришла продемонстрировать свое тело неотесанному мужу? – Его взгляд скользил по ее обнаженной коже, на которой выступили капельки пота.

Ее нижняя губа дрожала. Амира вонзила в нее зубы, зная, что заслужила эти резкие слова. Из страха она забыла о стыде.

– Вчера я позволила тебе поверить в ложь.

– Я почти с ней смирился. – Проведя рукой по мокрым от пота волосам, он сардонически усмехнулся. – Смирился с тем, что у меня будет фарфоровая кукла вместо настоящей жены.

Амира поморщилась, но все же продолжила:

– Твои прикосновения не вызывают у меня отвращения, и я не считаю тебя животным.

Марк отреагировал не так, как она ожидала. Многие мужчины были бы удовлетворены тем, что получили разрешение обладать таким прекрасным телом. Но Марку нужно было от нее нечто большее, а не только тело. Он прищурился.

– В какую игру ты играешь? Я не слепой и могу определить, когда женщина испытывает отвращение. – В его голосе звучало разочарование.

– Я испугалась! – не выдержала Амира.

– Я не сторонник насилия, – отрезал Марк, словно она его оскорбила. – Чего ты могла испугаться?

Сбитая с толку его непониманием, она ответила:

– Я девственница. Моя мать говорила, что если я выйду замуж за доброго человека, он будет внимателен к моим страхам. А ты не добрый! Ты постоянно грубишь и насмехаешься.

Марк почувствовал себя так, словно его ударили обухом топора по голове. Он с трудом понимал, что говорила ему Амира. Она, такая сексуальная в своем розовом наряде, ожидала, что он поверит в ее невинность?

– А как же твой дружок? – наконец спросил он, засунув большие пальцы в карманы джинсов. Нет, он ни за что к ней не прикоснется, если только она сама его об этом не попросит.

– Ромаз не был моим мужем, – вздохнула Амира. – Мне не следовало лгать тебе. – Ее голос дрожал, но взгляд был полон решимости. – Он, в отличие от тебя, не пробуждал во мне желания лечь с ним в постель.

– Я тебя завожу? – Марк был ошеломлен.

Она нахмурилась.

– Я не автомобиль.

– Ты хочешь спать со мной? – перефразировал он. Это был самый странный разговор в его жизни.

– Я только что это сказала. – Амира нахмурила брови. – Почему ты заставляешь меня повторять? Ты больше меня не хочешь?

Разве она сама не видит? Ответ был отрицательным: Амира не опускала взгляд ниже пояса. Кто она, стыдливая девственница или искушенная женщина, морочащая ему голову? Он подошел ближе. Щеки Амиры порозовели, но она не отстранилась.

– Ты не хочешь меня, – заявил Марк.

Он больше не позволит избалованной маленькой принцессе смеяться над ним, помня, каким унижениям подвергала его Лидия, дочь Тревора Борнсуорси Третьего. Марк мыл ее машину, косил газон перед домом, выполнял другую черную работу, а она все лето флиртовала с ним, заставив его поверить в то, что он достоин за ней ухаживать.

Когда он наконец пригласил ее на танцы, она согласилась. Потратив на прокат смокинга все свои наличные деньги, Марк появился на пороге ее дома. Горничная сообщила ему, что Лидия пошла на танцы с другим молодым человеком, а для него оставила записку:

«Неужели ты думал, что я могу пойти с тобой? Я пошутила. Прости».

Марк догадывался, что его обманут. Лидия с самого начала играла с ним. Кипя от злости, он все же отправился на танцы и увидел ее в компании лидера школьной футбольной команды. Несмотря на то, что Марк много работал, ему удалось попасть в команду по бейсболу. Особой любви к игре он не испытывал, но это дало ему возможность получить стипендию для обучения в унивеситете.

Но спортивных успехов было недостаточно, чтобы завоевать сердце Лидии Борнсуорси. Нужны были деньги и родословная. Наблюдая за тем, как она танцует с другим, он почувствовал холодную ярость. К явному разочарованию Лидии, Марк не стал им мешать. В тот вечер он узнал, что внешняя красота женщины ничего не стоит, если у нее жестокое сердце.

Взгляд Амиры вернул его к реальности. По сравнению с ней Лидия была дурнушкой. Однако, как он уже понял, красоты Амиры было недостаточно. Если она всегда будет так же холодна с ним, как в первую брачную ночь, им лучше развестись. Он и так уже слишком настрадался из-за капризных женщин. Но все же в его душе теплилась надежда.

– Зачем мне лгать? – Она подошла ближе. Ей пришлось слегка запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Ее грудь касалась его груди. – Я не лгу… хотя, возможно, иногда и пытаюсь, но затем всегда говорю правду!

Черт побери, подумал Марк, боясь поверить своей мечте. Худшее, что Амира может сделать, это отвергнуть его снова. Тогда ему придется окончательно смириться с тем, что его надежда была иллюзорной.

Он положил руки на обнаженную талию жены. Ее теплое тело взывало к нему, пробуждая в нем первобытные инстинкты, и ему с трудом удавалось сохранять самообладание.

Вздрогнув от его прикосновения, Амира прошептала:

– Как странно.

– Странно?

Ее прекрасные глаза укоризненно уставились на него.

– Почему от твоих прикосновений у меня горит все тело?

Все еще сомневаясь, он скользнул руками по плавному изгибу ее талии и прижал к себе, демонстрируя всю силу своего желания. Вместо того чтобы отпрянуть, Амира приоткрыла губы и положила руки ему на плечи.

Однако его это не убедило, потому что он не видел ее лица. Тогда Марк, призвав на помощь остатки самообладания, взял в ладони ее грудь. В ответ на это тело девушки дернулось.

– Марк, – прошептала она, – что ты делаешь со мной? – Голос Амиры дрожал, но когда он убрал руки, она придвинулась еще ближе, словно желая продолжения.

– Тебе нравится? – прошептал он ей на ухо. Пусть продолжает прятать лицо, ее затвердевшие соски уже сказали ему обо всем. Руки Амиры вцепились в его плечи.

– Да.

Дрожь волнения в ее голосе никак не могла быть притворной.

– А так? – хрипло прошептал он, опустив руки вниз и сжав ее ягодицы.

Вонзившись ногтями в его плечи, Амира резко дернулась и с расширенными от волнения глазами произнесла:

– На улице такие вещи не делаются.

– Нас никто не увидит, – возразил Марк, желая овладеть ей прямо здесь, под лазурным небом. Он наконец понял, что жена говорит правду. Она хочет его. Такую реакцию невозможно подделать. Он понимал, что, желая испытать Амиру, шокировал ее своей настойчивостью. Она повернула голову.

– Пожалуйста. – В ее взгляде была такая беззащитность, что Марк опешил. Он и предста вить себе не мог, что у его утонченной принцессы такое ранимое сердце. Что еще скрывается за внешним высокомерием?

Его захлестнула волна нежности. Когда он наклонился, чтобы коснуться губами ее губ, Амира нахмурилась.

– Все хорошо, cher,– хрипло произнес он. – Позволь мне.

Хотя все тело девушки сотрясала дрожь, она приоткрыла губы. Одного прикосновения к ним было достаточно, чтобы захотеть большего. Когда Марк наконец отстранился, он увидел, что ее щеки пылают. Даже самая талантливая актриса не смогла бы изобразить страсть, затуманившую эти глаза с поволокой.

– Пойдем в дом. Мне нужно принять душ.

– Я помогу тебе. – Ее тихий голос почти слился с шепотом морского бриза.

Удивлению Марка не было предела.

– Что? – Наверное, он спит, потому что только во сне девственница могла предложить ему такое.

– В Зульхейле это одна из древнейших традиций. – Амира закусила нижнюю губу. Было заметно, что она чего-то стыдится. – Я уклонялась от своей обязанности, так как знала, что тебе о ней не известно.

Марк нахмурился. Какой реакции можно было ожидать от неискушенной девочки прошлой ночью, когда он вел себя как животное?

– Тебе будет неприятно это делать? – прошептал он, нежно поглаживая ее по спине. Обычно уверенный в себе, Марк обнаружил, что боится услышать утвердительный ответ. Ее щеки снова порозовели.

– Нисколько, – ответила Амира, опустив глаза. Но затвердевшие соски, прижимающиеся в его груди, снова сказали, что она не лжет. – Мне доставляет удовольствие прикасаться к тебе.

– А как же мои шрамы? – прямо спросил Марк. Опыт с Лидией показал, что горькая правда лучше иллюзорных надежд.

Амира провела пальцем по глубокой бороздке у него на груди.

– В Зульхейле главы родов участвуют в особой церемонии, чтобы продемонстрировать преданность шейху, – сказала она, касаясь едва заметных линий у него на животе. – Они с гордостью делают на своем теле отметины. Ты такой же воин, как они, и это следы от ран, полученных в бою. – Она коснулась губами неровного шрама, пересекающего его ключицу.

Марк вздрогнул.

– Думаю, можно сказать и так. – Когда он был ребенком, его дом напоминал поле боя. Он столько раз становился мишенью для отцовского ремня и кулаков матери, что сбился со счету.

Марк погладил обнаженное бедро жены, и, к его удивлению, она придвинулась ближе. Тело Амиры стало мягким и податливым.

– Шрамы делают тебя еще сексуальнее, – едва слышно произнесла она. – Я видела мужчин в вашей рекламе, но все они слишком красивы. Какой женщине захочется иметь мужа, который не сможет ее защитить?

Эти слова снова напомнили ему о том, что его жена была уроженкой другой страны. Страны, где глубокая мудрость сочеталась с первобытностью.

– И ты считаешь, что я смог бы?

Амира подняла голову.

– Несмотря на всю твою цивилизованность, в душе ты воин. – Когда ее рука скользнула по его груди, Марк почувствовал, как закипает кровь. – Ты считаешь меня своей собственностью и не позволишь никому обидеть твою жену.

Ее интуиция поразила его. Произнеся свадебную клятву, он стал главой их семьи и, если понадобится, пожертвует своей жизнью, чтобы защитить жену. Запустив руку в ее густые волосы, он спросил:

– И тебе нравится быть моей собственностью?

Ее кошачьи глаза сузились.

– Я не твоя собственность. Это лишь твое представление обо мне.

Марк улыбнулся.

– Что почти одно и то же.

– Почти. Но я готова принять это. Я буду принадлежать тебе. – Затем Амира сделала то, чего он никак от нее не ожидал. Она с такой силой вцепилась в волосы у него на груди, что он поморщился. – А ты, Марк, как мой муж, будешь принадлежать только мне.

Ничего себе, удивился Марк, заинтригованный собственническим интересом, внезапно вспыхнувшим в ее глазах.

– Принцесса не хочет делиться?

Она еще сильнее вцепилась в его волосы.

– Принцесса не привыкла ни с кем делиться. Так что решай.

Марк с трудом удержался от улыбки.

– Моя тигрица.

Он не собирался ее обманывать. Если бы он не хотел постоянства в личной жизни, то никогда бы не женился.

Десять минут спустя Марк решил, что сошел с ума. Почему он не овладеет своей женой прямо сейчас? Обнаженная, она медленно намыливала его бедра. Мужская плоть была возбуждена до предела, но Амира избегала смотреть на него. Она выглядела смущенной, и это напомнило Марку о ее неопытности.

– Достаточно. Я уже чистый. Теперь моя очередь.

Когда он взял у нее мыло, глаза Амиры расширились от удивления.

– Но у нас так не принято!

– Это американский обычай. – Марк принялся намыливать ей спину. – Я тоже увиливал от своей обязанности.

Тело Амиры было совершенным. Узкая талия плавно переходила в округлые бедра, а ноги были такими длинными, что все мужчины вокруг посходили бы с ума, надень она шорты.

– На уроках по американской культуре мне об этом не рассказывали. – Амира бросила на него подозрительный взгляд через плечо. Ее ресницы потемнели от воды, сделав глаза еще более выразительными.

Марк легонько укусил ее в плечо, и ему понравился вкус жены. Когда она привыкнет к нему, он будет смаковать самые сокровенные уголки ее тела.

– Есть вещи, о которых женщина может узнать только от мужа.

Амира видела лицо Марка в зеркале, и ее напугал огонь желания в его глазах.

Нет, пока она еще не готова дать ему то, чего он хочет. Нужно набраться терпения.

Со всей нежностью, на которую он только был способен, Марк поцеловал жену в шею. Было приятно ощущать, как ее тело трепещет в его руках.

– Я правда буду первым и единственным твоим любовником? – шепнул он ей на ухо, прижав к стене. Амира не сопротивлялась. Постепенно она научится не бояться его низкого голоса и возбужденного тела.

– Да, – еле слышно пролепетала она. Когда он сжал в ладонях ее упругую грудь, Амира томно вздохнула.

– Принцесса, с сегодняшнего дня мы больше не будем спать в разных комнатах.

Молчание.

– Тебе не нравится мое условие? Если так, то мы можем остановиться прямо сейчас. На сегодня достаточно, если ты еще не готова, – добавил Марк более мягким тоном. Она проявила недюжинную смелость, придя к нему сама, и он готов ждать столько, сколько потребуется.

– Я… Мои родители никогда…

Эти невинные слова все объясняли. Его жена вела замкнутую жизнь, и единственным примером супружеских отношений был для нее брак родителей. Очевидно, ему придется побороть эти воспоминания.

– Я твой муж, и я хочу, чтобы мы каждую ночь проводили вместе. Ты во мне сомневаешься? – улыбнулся он, нежно поцеловав ее в шею.

– Нет, – немного помедлив, ответила Амира. Кажется, ее не устраивало, что он намеревался быть главным в их отношениях, но Марк был даже рад этому. Ему было бы скучно жить с женщиной, которая бы всегда и во всем с ним соглашалась. Ссоры – такая же неотъемлемая часть брака, как любовь и согласие.

Марк отпустил ее грудь и намылил руки. Вдруг ему пришла в голову одна мысль.

– Мне нужно предохраняться?

Амира покраснела.

– Нет. Перед свадьбой я была у доктора.

Обрадованный тем, что их больше ничто не сдерживает, Марк начал круговыми движениями намыливать ей спину. Ягодицы Амиры сжались от его прикосновения, она застонала.

– Я очень грязная?

Марку не терпелось удовлетворить желание, сжигающее его изнутри, но он держал себя в руках. Первый раз должен стать особенным для них обоих.

– Ужасно, – прошептал он. – Особенно спереди.

Амира отчаянно замотала головой.

– Я могу сама.

– Нет, – возразил Марк.

– Марк, ты сводишь меня с ума. Тебе ведь не нужна сумасшедшая жена, правда?

Ему захотелось поддразнить ее, и он, обхватив ее руками, прижался к ее спине. Пытаясь освободиться, Амира вжалась в стеклянную стену душевой кабины.

– Марк, пожалуйста. – Это была мольба о пощаде… но она просила не остановить, а довести до конца эту любовную игру.

– Тебе нравится, cher? – (Она покачивала бедрами, словно приглашая его.) – Прекрати, если не хочешь, чтобы я овладел тобой прямо сейчас.

– Хорошо. – Амира неистово тряхнула головой. – Я не боюсь. Ты был очень внимателен ко мне. Я готова.

Марк засмеялся.

– Ты так легко не отделаешься.

– Зачем ты мучаешь меня?

– Это моя месть за долгое ожидание. – Марк нежно целовал ее шею, зная, что это доставляет жене удовольствие. Он, будучи чутким любовником, прислушивался к каждому вздоху Амиры, отзывался на каждое ее движение.

– Я никогда ничем подобным не занималась! – Она попыталась отстраниться, но Марк был сильнее.

С трудом удерживаясь от того, чтобы не издать вопль торжества, он просунул ногу между ее бедер. Она застонала.

– Ты готова принять меня? – Его руки нежно ласкали ее соски.

– Я… – Все тело Амиры дрожало.

– Может, мне следует проверить? – Его рука скользнула вниз по ее плоскому животу к треугольнику влажных завитков. Даже если бы она и захотела стыдливо сомкнуть ноги, ей бы помешало его бедро.

Тихонько постанывая, она позволила ему раздвинуть нежную складку между атласных бедер и проникнуть внутрь в поисках заветного тепла. Испытывая сладкую муку, Амира вскрикнула, и все ее хрупкое тело задрожало.

– Да, ты готова. – Он убрал руку, и Амира дернулась. Хрипло рассмеявшись, Марк развернул ее к себе лицом и посмотрел в затуманившиеся от желания глаза жены.

– Не останавливайся, – приказала она.

– Подожди еще немного. – Марк не знал, почему он медлит. Возможно, потому, что Амира была девственницей и не знала, как заставить его довести до конца эту любовную игру.

Исторгнув разочарованный вопль, она сжала руками его мужское достоинство.

– Сейчас!

Марка захлестнула волна наслаждения. Его жена действовала как опытная женщина. С ее опытностью Марк мог смириться, но ложь он презирал. Зарычав, он запустил руку в роскошные волосы жены. Шпильки посыпались на пол, и черный с золотом водопад заструился по плечам.

– Кого еще ты держала вот этими руками?

Амира сердито посмотрела на него.

– Никого! – Затем, к его потрясению, она подалась вперед и укусила его за нижнюю губу. – Я же предупреждала, что ты сводишь меня с ума.

Марку стало стыдно за свои нелепые подозрения. Возможно, он сам толкнул ее на этот смелый шаг. Его жена – очень сильная женщина, привыкшая добиваться того, чего хочет. Женщина, признающая свои ошибки и требующая, чтобы он тоже отвечал за собственные действия.

Марк поднял руки жены, завел их за ее голову и прижал одной рукой к стеклу. Амира пыталась вырваться, наблюдая за тем, как он намыливает свободную руку, а затем, уронив мыло на пол, приступает к ее груди.

– Марк…

Затем он наклонился и взял в рот ее сосок.

– Марк! Пожалуйста! Пожалуйста! – взмолилась она.

Его тело жаждало освобождения, но он не привык подчиняться женщине. Марк отпустил ее руки и приподнял за бедра. Амира обвила его ногами, готовая к вторжению.

– Еще рано, cher. – Когда она открыла рот, чтобы возразить, он поцеловал ее.

Этот поцелуй был более чувственным, чем тот, которым они обменялись на улице. Амира вцепилась ему в волосы, а затем робко провела языком по его нижней губе. Марк больше не мог сдерживаться. Амира всем телом подалась ему навстречу. По его лицу стекал пот, смешанный с горячей водой.

– Поцелуй меня, cher. Докажи, что хочешь, чтобы я проник туда, куда еще никто никогда не проникал.

Амира учащенно задышала, ее глаза потемнели. Затем она приблизилась, взяла его лицо в ладони и впилась губами в губы. Она целовала его так страстно, что обжигающее тепло ее желания наполняло каждую клеточку его тела.

– Марк…

Это слово, произнесенное с отчаянной мольбой, нанесло последний удар по его самообладанию. Прижав ее к стеклу, Марк рывком вошел в нее. Амира вздрогнула, но продолжала смотреть ему в глаза.

– Готова?

– Да. – Каждая черточка ее лица выражала готовность, чувственные губы приоткрылись.

Марк немного помедлил, чтобы дать ей время привыкнуть к этой абсолютной близости. Амира содрогнулась и всем телом подалась ему навстречу.

– Еще? – прошептал он, лаская ее ягодицы.

Ее грудь прижималась к его груди, она кивнула.

– Я уверена, Марк… Я хочу тебя.

Томный взгляд Амиры подтвердил, что она сказала правду. Стиснув зубы, он начал все глубже и глубже погружаться в нее, и первобытная часть его натуры возликовала. Она принадлежала ему. Навсегда.

Марк усилил натиск, и последняя преграда внутри ее тела была устранена. От боли Амира вцепилась ногтями в его плечи, но не отстранилась. Когда он начал покусывая ее соски, с губ Амиры сорвался восторженный стон, и она закачала бедрами, зажимая его внутри себя. Марк подумал, что находится на грани безумия, и на мгновение остановился, боясь причинить ей новую боль.

Содрогаясь в экстазе, Амира обвила руками шею мужа и уткнулась лицом в его плечо. Это было последней каплей.

Он задвигался быстрее, и ее тело подхватило заданный ритм. Она целовала его шею, зарывалась пальцами в мокрые волосы.

Амира жаждала отблагодарить его за удовольствие, которое он ей подарил. Ее ласки красноречиво говорили ему, что эта близость много для нее значила.

Это было последнее, о чем подумал Марк, перед тем как их закружил водоворот неземного наслаждения.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Амира не была уверена в том, что поступила правильно, так быстро капитулировав. Повернув голову, она обнаружила, что рядом с ней лежит Марк. Как она заблуждалась, считая его цивилизованным человеком! Скорее он был подобен хищному зверю. Его хватка была жесткой… и очень сексуальной.

Этот человек хотел обладать ею даже во сне. Его тяжелая рука обнимала ее за талию, мощное бедро придавило ей ноги, не оставляя никаких шансов на освобождение. После того, что у них было, он не отпустит ее. Они занимались любовью?

Нет, с грустью подумала Амира. Марк хотел ее, но не любил. А она пока не могла разобраться в собственных чувствах.

Когда-то Амира была уверена в том, что любила Ромаза, но он никогда не вызывал у нее такого желания, как ее муж.

С их самой первой встречи она больше не принадлежала себе. Повернувшись, Амира высвободила одну руку и убрала назад прядь волос, упавшую на лоб мужу, затем, не в силах удержаться, провела кончиком пальца по его щеке.

Ее восхищал Марк с его шрамами и глазами цвета стали. Она никогда не видела более величественного мужчину, хотя и происходила из страны, чей народ по сей день сохранил культ воина. Тяжелые климатические условия и напряженная работа закалили мужчин Зульхейла, и женщинам приходилось добиваться их расположения с помощью лести.

Неужели она недооценила своего мужа и неправильно вела себя с ним? Если он был таким же, как представители ее народа, то ей следовало обращаться с ним очень осторожно. Она считала Марка типичным американским богачом, но это была лишь маска.

Вдруг она обнаружила, что на нее смотрят серые глаза мужа.

– Ты давно проснулась? – спросил он.

– Очень, – солгала Амира.

Нельзя давать Марку все, что он хочет, иначе он быстро превратится в беспощадного диктатора. Но его сексуальная ухмылка нанесла ощутимый удар по ее самообладанию. Марк в мгновение ока оказался на ней, и Амира почувствовала, как он возбужден.

– Уже? – изумленно спросила она.

– Все, что произошло до этого, было закуской. Теперь я хочу отведать главное блюдо, – ответил Марк, медленно входя в нее.

Заглянув в затуманившиеся от желания глаза мужа, Амира подумала, что этот день значит для нее больше, чем день их свадьбы.


После того, что произошло между ней и Марком, Амира твердо решила бороться за свой брак. Она дала клятву любви и верности и не собирается ее нарушать.

Марк не любит ее, думала она, гуляя вдоль реки, но он обращается с ней учтивее, чем ее отец с матерью. Конечно, этого мало, но все же лучше, чем та жизнь, к которой она мысленно готовилась после первой брачной ночи.

Прошедшие три недели Марк был с ней мягок и терпелив. В свободное от работы время он рассказывал ей о Луизиане и показывал достопримечательности своего родного края. Она посетила храм шамана, попробовала деликатесы в местном ресторане с морской кухней – одним словом, поближе познакомилась с местностью, которую так любил ее муж.

Эта удивительная страна, полная сюрпризов и скрытого величия, очаровала девушку. Ей не составит труда привыкнуть к ней, если она будет на все смотреть глазами своего мужа.

Но ей не давала покоя одна вещь. Каждый вечер среды и воскресенья Марк куда-то исчезал. Ей он говорил, что у него важные дела. Но в среду на прошлой неделе позвонила его секретарша и сказала, что нигде не может разыскать своего босса.

Амире было интересно знать, куда он ездит. Как ни больно ей было думать об этом, она пришла к выводу, что у ее мужа есть другая женщина. Если Ромазу было мало ее тела, то про такого искушенного мужчину, как Марк, и говорить нечего.

Сжав кулаки, она вдохнула влажный воздух. В этой стране все было влажным. Даже ее глаза. Вытерев слезы, Амира решила, что не будет страдать молча. Она не собирается всю свою жизнь закрывать глаза на измены мужа, как это делала ее мать. Возможно, Хире Дазире нравилась эта видимость счастья, но ее дочь такая перспектива не устраивает.

Войдя в дом, Амира направилась в комнату Марка. Звук льющейся воды в спальне немного успокоил ее. Она знала, что ей не следует совать нос не в свое дело, но не могла спросить его прямо. Если Марк признается, скажет, что у него есть любовница, она не сможет скрыть свою боль. Ей было стыдно шпионить за ним, но это все же лучше, чем полное неведение. Тем более, что прошлой ночью она снова отдала ему всю себя без остатка.

Прислушиваясь к каждому шороху, Амира проверила карманы его пиджака. В одном из них она нашла несколько чеков.

– Бензин, – бормотала она, просматривая их. – Продукты. Детская одежда. Электронное оборудование. Цветы.

Нахмурившись, Амира засунула чеки обратно в карман и побежала к себе в спальню, которой она почти не пользовалась. Однако эта комната, полная вещей, напоминающих о Зульхейле, стала для нее настоящим убежищем.

Итак, кому же все-таки предназначались цветы?

Когда десять минут спустя она услышала шум работающего мотора, ее вдруг осенило, как она может все выяснить. Ее муж регулярно отсутствовал по средам и воскресеньям. Завтра среда, и, похоже, Марк не собирается ехать к себе в офис.


В четыре часа следующего дня Амира сидела за рулем красного спортивного автомобиля, который подарил ей Марк. Она сказала мужу, что собирается немного прокатиться, но вместо этого спряталась за поворотом и стала ждать, когда покажется его грузовик.

Амира решила, что если вечером Марк зайдет к ней в спальню, она все ему выскажет. Вчера он, вернувшись, сразу же направился к себе. Обиженная, она долго лежала без сна, думая о другой женщине, которая доставляла ему удовольствие. Но к ее обиде примешивалась и изрядная доля гнева. Именно этот гнев придал ей храбрости.

Дрожа от нервного напряжения, она потеряла счет времени, когда на дороге появился грузовик Марка, направляющийся в сторону Лафайета. Амира обрадовалась, потому что даже на окраинах города движение было довольно оживленным и она могла не бояться, что ее присутствие будет обнаружено.

Последние пять минут пути были самыми трудными. Марк постоянно куда-то сворачивал, и ей пришлось держаться ближе к нему, чтобы не упустить его из вида. Наконец он припарковался рядом с большим домом.

Поставив машину за большим фургоном, Амира огляделась. Во дворе стояли качели и валялись детские игрушки. Когда она подумала, что у Марка могут быть дети, ей стало трудно дышать. Расстроенная из-за цветов, она совсем забыла про чек из магазина детской одежды.

Когда девушка наконец осмелилась выйти из машины, чтобы взглянуть на табличку, висящую у ворот, она была поражена, увидев надпись «Сиротский приют для мальчиков». Сиротский приют?

В полном замешательстве она вернулась к машине. Ее муж не встречался с другой женщиной. Но какое отношение он имел к сиротам? И почему скрывал это от нее? Амира включила зажигание, но вдруг большая мужская рука выдернула ключ.

Вскрикнув, она обернулась и увидела перед собой разъяренное лицо мужа.

– Марк!

– Вылезай! – Он распахнул дверцу.

Испугавшись, она подчинилась и молча уставилась на мужа в ожидании наказания. На этот раз ей так легко не отделаться.

– Думаешь, я не заметил, что ты за мной следила? И рылась в карманах моего пиджака? – яростно бросил он. – В какую игру ты играешь?

– Я думала, ты встречаешься с другой женщиной, – призналась Амира, чувствуя, как у нее пересохло в горле. Она еще никогда не видела Марка таким разгневанным. Казалось, это разозлило его еще больше.

– Хочешь увидеть, чем я занимаюсь? Тогда пошли со мной. Давай посмотрим, что произойдет, когда избалованная принцесса столкнется лицом к лицу с несчастными сиротами.

Амира не стала говорить ему, что она живет как принцесса, потому что он сам этого хочет. Это он открывал для нее счета в самых дорогих бутиках, подумала она с болью в сердце. Впрочем, она сама решилась на брак с Марком, и нечего теперь роптать на судьбу.

Вместо того чтобы спорить, она пошла за мужем, шелестя длинным подолом желтого сарафана. Когда они поднялись по лестнице обветшалого здания, из комнаты, находящейся рядом со входом, выглянул пожилой мужчина. Амира краем глаза заметила на столе огромный букет цветов…

– Отец Томас. – В голосе Марка звучало глубочайшее уважение. – Это моя жена Амира.

Мужчина улыбнулся.

– Моя дорогая, я так рад наконец познакомиться с тобой.

Отец Томас подошел к двери и протянул руки. В его бледно-голубых глазах было столько мудрости и спокойствия, что он казался святым. Испытывая благоговейный трепет, Амира подошла к отцу Томасу, и он расцеловал ее в обе щеки. Хотя кожа на его руках была тонкой, словно пергамент, они были сильными, как у молодого мужчины.

– Это большая честь для меня, святой отец.

Амира пожалела, что надела сарафан. В Зульхейле на такие встречи полагалось ходить в строгой одежде.

Отец Томас улыбнулся.

– Ты славная девушка. У тебя добрая душа.

От неожиданного комплимента у нее на глазах выступили слезы. Этот человек увидел ее душу, а не только внешнюю оболочку.

– Ты правильно поступил, сын мой. Полагаю, ты хочешь отвести ее к мальчикам. Ступай, дочь моя. Мы поговорим позже.

Амира улыбнулась, получив больше тепла от этого сухого старичка, чем за всю жизнь от собственного отца.

– Обязательно.

Повернувшись, она последовала за Марком.

Когда они отошли на достаточное расстояние, он язвительно прошептал:

– Отличный спектакль, дорогая, но детей тебе так просто не одурачить. – Внезапно он остановился. – Черт побери, о чем я только думал? Мне не следовало приводить тебя сюда. Они и так уже слишком настрадались. – Горечь, прозвучавшая в голосе Марка, удивила ее. – Теперь уже слишком поздно. Смотри, не причини им боль.

Прежде чем она успела что-либо спросить, они оказались в просторной кухне. Десять мальчиков в возрасте от пяти до четырнадцати лет пытались что-то приготовить. На полу была рассыпана мука, но ее внимание привлек звонкий детский смех. Затем они увидели ее, и смех затих.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Мальчики, это моя жена Амира. – Хотя тон Марка был ровным, она чувствовала, как он напряжен. Дети смотрели на нее настороженно.

– Я рада видеть вас, – сказала она, улыбаясь, но не получила ответа даже от самого младшего из них.

Амира не стала паниковать. Она обожала детей, и они всегда были ее друзьями, когда старшие женщины отталкивали ее. Не обращая внимания на муку, рассыпанную на полу, Амира села на корточки рядом с самым маленьким. – Как тебя зовут, laeha?

Его глаза расширились от удивления, но он не отвернулся.

– Брайан, – прошептал мальчик.

– Что ты готовишь, Брайан? – Он был таким худым, что ей захотелось посадить его на колени и накормить.

– Яблочный пирог… на десерт.

– Я никогда не ела яблочного пирога, – призналась Амира.

– Никогда? – удивился кто-то. Она поднялась.

– Я не американка. У меня на родине не готовят яблочный пирог.

– Откуда ты? – спросил темноволосый мальчик.

– Из Зульхейла. Это в пустыне. Поэтому ваша страна кажется мне слишком зеленой. Здесь повсюду что-нибудь растет. – Ее до сих пор приводило в замешательство то, что цветы росли прямо в траве. Она старалась не наступать на них, потому что в пустыне цветы были большой редкостью.

Мальчик в очках улыбнулся.

– Я читал о Зульхейле в Интернете. Ты похожа на людей с фотографий, которые я видел, но одета по-другому.

– Я пытаюсь… Марк, подскажи мне слово. – Она бросила на него взгляд через плечо, думая о том, кто так сильно ранил его, что он не мог доверить ей свои секреты. И почему эти сироты так ему дороги.

– Что? – Он неподвижно стоял, скрестив руки на груди и недоверчиво прищурившись.

Амира улыбнулась мужу, обращаясь с ним с той же нежностью, что и с детьми. Она начала понимать, что у него были шрамы не только на теле, но и в душе.

– Как сказать по-английски «стать похожей на здешних людей»?

– Ассимилироваться, – ответил он, еще больше сощурив глаза.

– Да. – В ответ на его настороженный взгляд она улыбнулась. Ей нравилось дразнить своего надменного мужа. – Я пытаюсь стать похожей на американку. Как вы думаете, у меня получится? – спросила она у детей, снова повернувшись спиной к Марку.

Однако Амира ощущала его присутствие физически. Она стала его собственностью, и ее тело знало об этом. В тот момент, когда Марк обнаружит, как она уязвима перед ним, он этим воспользуется. Поэтому он не должен ни о чем догадываться. Мальчик в очках покачал головой.

– Ты слишком красивая и говоришь с акцентом.

Комментарии взрослых людей в адрес ее внешности сердили Амиру, но с детьми она чувствовала себя непринужденно.

– В любом случае я не хочу быть такой, как все. А ты?

– Нет, – наконец ответил он. – Только стадные люди одинаковые.

Смущенная, Амира обратилась к Марку за помощью: – Стадные люди?

– Тебе так многому еще нужно научиться! – воскликнул высокий мальчик. – Сегодня вечером мы еще раз будем смотреть тот фильм. Ты тоже можешь посмотреть.

– Понятия не имею, о чем вы говорите, но я согласна. – Амира рассмеялась при виде улыбки на лице мальчика. – Как вы печете свой яблочный пирог? Нужно насыпать на пол муку?

В ответ на это все, кроме ее высокомерного мужа, рассмеялись. Когда маленький Брайан взял ее за руку, Амира подняла его и посадила к себе на колени, не обращая внимания на то, что он был весь в муке. Обеспокоенная его худобой, она спросила:

– Ты не ешь, laeha?

Брайан обвил своими тонкими ручонками ее шею и положил голову ей на плечо.

– Я болен. А что значит laeha?

Поглаживая его по спине, она ответила:

– Это значит «дорогое дитя».

На столе Амира увидела испорченное тесто.

– Я буду печь яблочный пирог вместе с вами. Однажды я видела в телевизионном шоу, как это делают. Там его ели с мороженым.

Позади нее послышался стон.

– Ты хочешь их избаловать?

Довольная тем, что ей удалось вызвать у Марка хоть какую-то реакцию, Амира улыбнулась.

– Мороженое – это здорово, – сказал кто-то.

– Кто хочет поехать со мной в магазин?

Вызвались двое желающих.

– Марк, ты можешь купить миндаль? – Амира немного подумала, а затем добавила в список корицу и кардамон. – И еще вермишель.

– Хорошо. Мы скоро вернемся. – Он посмотрел на мальчиков. – Не съешьте мою жену.

Амира нахмурилась.

– Эти милые дети не причинят мне вреда. Ты не должен так говорить.

Когда за Марком закрылась дверь, она обратилась к детям:

– Мой муж думает, что, когда он уйдет, вы будете плохо себя вести. Я хочу, чтобы он…

– Проглотил свои слова?

– Что это значит?

– Взял их назад.

– Да, – кивнула Амира. – Он думает, что всегда прав, и это меня ужасно раздражает. Давайте докажем ему, что на этот раз он ошибся.

Мальчики заулыбались. Эти дьяволята поняли, что она их друг. Брайан устроился поуютнее у нее на руках. Амира заметила, как остальные дети тоскливо смотрят на него. Им всем явно не хватало ласки.

Обделенная ею сама, Амира знала, как важно демонстрировать свои чувства. Протянув руку, она взъерошила волосы одного из мальчиков. Он не отстранился, как сделали бы большинство детей его возраста.

– Ты, наверное, хорошая, раз Марк на тебе женился, – сказал он, глядя ей в глаза. Амира улыбнулась.

– Скорее я похожа на дракона из сказки о заколдованной принцессе.

Хотя ее муж был самым несговорчивым и раздражительным из всех, кого она знала, он дал мальчикам ощущение безопасности в этом постоянно меняющемся мире.

За это она была готова простить Марку его скрытность, дать ему время научиться доверять ей. Когда он поймет, что она принадлежит ему телом и душой, от его настороженности не останется и следа.

– О чем эта сказка?

Амира с трудом прогнала мысли о Марке.

– О принцессе, которую злая волшебница превратила в дракона. Я расскажу вам ее, если вы научите меня печь яблочный пирог.

Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы всецело завладеть их вниманием. Один из мальчиков подмел пол, и они начали готовить пирог. Где-то посередине сказки Брайан заснул у Амиры на руках. Дамиан предложил забрать его.

– Нет, пускай спит. – Она улыбнулась ему в благодарность за его заботу. – Меня беспокоит его худоба.

– Он очень болен. Думаю, ему не хватает Бекки.

– Бекки?

– Его сестры-близнеца. Когда умерли их родители, Брайана привезли сюда, а Бекки отдали в приют для девочек, – объяснил Дамиан.

– Но это же неправильно! В Зулхейле говорят, что у близнецов одно сердце на двоих и их нельзя разлучать. – Неудивительно, что мальчик был таким болезненным.

– Марк делает все, чтобы им помочь.

Амира решила, что обязательно спросит об этом своего мужа. Она наслаждалась обществом детей, стараясь не думать о суровом человеке, за которого вышла замуж и которого лишь сейчас начала узнавать.

Марк, Ларри и Джейк вернулись с шестью коробками мороженого. То, что мальчики не съедят сегодня, можно оставить на потом. Он ожидал, что эти трудные дети, познавшие невыносимые страдания, обидят его принцессу и перевернут все вверх дном.

Когда Марк обнаружил, что жена за ним следит, ему захотелось наказать ее. Он не подумал, что его решение может причинить боль тем, кто меньше всего этого заслуживает. Разозленный ее недоверием, он повел себя легкомысленно. Как это было непохоже на человека, который известен в деловых кругах своей железной волей и хладнокровием.

Он надеялся, что не подорвал доверие детей к себе, оставив их на попечение женщины. К ее чести, она никогда не говорила пренебрежительно о его сиротах.

– Будем надеяться на лучшее, – пробурчал он себе под нос, толкая плечом дверь.

Кухня была наполнена детским смехом. Маленький Брайан спал на коленях у его жены, а высокий застенчивый Бо, краснея, поддразнивал ее. Остальные дети собрались вокруг них.

Нос и локти Амиры были белыми от муки, на платье виднелось грязное пятно, оставленное ботинком Брайана, и белые отпечатки маленьких ладошек. Когда она приехала сюда, ее волосы были собраны высоко на затылке, но кто-то вытащил из них шпильки. Она была перепачканной и растрепанной, но ее лицо светилось от радости, и у Марка замерло сердце. Господи, при полном параде Амира была хороша, но перепачканная и с ребенком на руках просто неотразима.

У него защемило сердце от нахлынувшей нежности.

Ледяной принцессы не существовало. Как он раньше этого не замечал?

– Над чем смеетесь? – спросил Ларри.

– Амира рассказывает нам сказки.

– Ну вот! Мы пропустили самое интересное, – огорчился Джейк.

– Не переживай, я расскажу еще что-нибудь.

Марк не мог поверить в то, что его жена так ловко с ними управлялась. Он ожидал, что к вечеру она устанет от столь пристального внимания, но ошибся. Амира вся сияла от радости. После ужина и мытья посуды мальчики уселись смотреть фильм. Это было поощрением за хорошее поведение.

Однако было очевидно, что просмотр не доставляет им удовольствия. Несмотря на показную беспечность, все они беспокоились за Брайана. Он снова почти ничего не ел. Оставив мальчиков смотреть телевизор, Амира отправилась на кухню и приготовила смесь из яиц, молока, сахара и других ингредиентов, купленных Марком. Вернувшись, она посадила Брайана к себе на колени и поднесла к его рту ложку, наполненную питательной смесью.

– Давай, laeha, пей. Я приготовила это специально для тебя, – упрашивала она. В ее голосе звучала экзотическая музыка далекой страны песков и жаркого солнца.

Малыш послушно раскрыл рот и проглотил ложку смеси. Пока остальные дети с притворным интересом смотрели телевизор, ей удалось скормить Брайану все содержимое миски. Затем он свернулся калачиком у нее на коленях и заснул, посысывая палец. Эта привычка развилась у него после того, как его разлучили с сестрой.

Забрав у жены пустую миску и ложку, Марк сказал:

– Спасибо.

Амира тревожно посмотрела на него.

– Он такой худой.

– Я знаю, cher, – прошептал он. – Я пытаюсь найти его сестру.

Коснувшись ее волос, Марк пошел на кухню и обнаружил, что Амира приготовила целую чашу сладкой смеси. Решив, что остальные мальчики тоже должны ее попробовать, он отнес чашу в комнату.

– Ребята, за дополнительный десерт благодарите мою жену.

В ответ на это послышались довольные возгласы. Когда Марк посмотрел на Амиру, чтобы узнать ее реакцию, он обнаружил, что она спит. Во сне его принцесса казалась такой же безмятежной, как малыш, чья голова покоилась у нее на груди. Если бы он только знал, какой она была на самом деле, он нашел бы путь к сердцу женщины, на которой женился.

Амира проснулась, когда Марк забрал у нее Брайана.

– Мы уезжаем? – спросила она, потирая гла за.

Он кивнул.

– Остальные уже легли спать. Они пожелали тебе спокойной ночи и просили передать, чтобы ты скорее возвращалась. – Глаза Марка смотрели на нее с нежностью, причины которой она не могла понять.

Когда он отнес спящего малыша наверх, Амира отправилась на кухню, чтобы прибраться, и обнаружила, что все сияет чистотой. Улыбаясь, она нашла свои туфли, которые сбросила до этого, и надела их. Когда Амира пошла в кабинет, чтобы попрощаться со святым отцом, она обнаружила, что там никого нет.

Большая теплая ладонь опустилась ей на бедро.

– Отец Томас не хотел беспокоить тебя, но пожелал спокойной ночи.

Амира взглянула на своего мужа, сонная и счастливая.

– Он замечательный человек.

Марк поцеловал ее в лоб. В его поцелуе не было привычной страсти, только нежность, и это удивило ее.

– Я сам сяду за руль, – сказал Марк. – Я отвез твою машину на стоянку. Позже мы заберем ее.

Она вяло кивнула, и Марк вывел ее на улицу.

По дороге домой она снова заснула. Проснувшись, Амира обнаружила, что Марк несет ее по лестнице к себе в спальню. Когда она, прищурившись, посмотрела на него, его серые глаза светились весельем.

– Я спала?

– Ты заснула у меня на плече, – улыбнулся он.

Амира зевнула и, мечтательно закрыв глаза, снова заснула. Она почти не помнила, как Марк раздевал ее и укладывал в кровать. Хотя она лежала рядом с ним обнаженная, он лишь крепко обнял ее.

– Спи, принцесса. – Он поцеловал пульсирующую жилку у нее на шее.

Амира заснула с блаженной улыбкой на устах…

* * *

Проснувшись на следующее утро, Амира отправилась на поиски Марка. Она хотела попросить его о чем-то важном. Если ей не приснилась его вчерашняя нежность, то Марк изменил свое мнение о ней. Ее сердце наполнилось радостью. Вероятно, увидев свою жену с детьми, он перестал считать ее избалованной принцессой.

Он снова колол дрова на заднем дворе, но на этот раз ей не пришлось прибегать к ухищрениям, чтобы привлечь его внимание. Было достаточно обольстительной улыбки.

– Доброе утро. – Его взгляд скользнул по скромному зеленому топу и юбке. В нем читалось мужское одобрение.

– Доброе утро. – Амира внезапно покраснела. – Зачем ты колешь дрова, если тебе не нужно разводить костер?

– Я предпочитаю это занятиям в тренажерном зале, а дрова раздаю нуждающимся. – Он указал кивком в сторону ближайшей деревни.

– Понятно. – У ее мужа было доброе сердце. – Я хочу кое о чем тебя попросить.

Воткнув топор в пень, Марк посмотрел на нее. На мгновение ее внимание приковали рельефные мышцы его живота. Она знала, какими они были на ощупь. Амира опустила глаза.

– Я хочу учиться.

– Записаться на курсы по художественной керамике или что-то в этом роде? Если тебе больше нечем занять свое время, я не против.

Амира сказала самой себе, что ей лишь послышался этот покровительственный тон. Неужели он по-прежнему видит в ней всего лишь красивую куклу?

– Я хочу изучать экономику и теорию управления. Курсы лекций по этим предметам читаются в Луизианском университете в Лафайете. И, поскольку теперь я живу здесь, я хочу изучать американскую культуру.

Марк рассмеялся.

– Конечно, принцесса.

– Почему ты смеешься? – Амира не выносила, когда над ней подтрунивали. Его улыбка поблекла.

– А ты ожидала, что я отнесусь к твоей просьбе серьезно? – Марк провел рукой по волосам. – Дорогая, я знаю, что ты умная. И говорил, что не буду запрещать тебе учиться, но, по правде говоря, не думаю, что тебе под силу такая нагрузка. Тебя воспитывали, чтобы ты стала хорошей женой, а не академиком.

Ей следовало радоваться тому, что он не будет стоять на пути к ее мечте, но, помимо его разрешения, она нуждалась в его поддержке.

– Я не просто умна. Я полна решимости, – настаивала Амира. – Учеба дается мне легко. Я много раз помогала своему старшему брату, когда у него что-то не получалось, но мы не рассказывали об этом отцу. Он наказал бы Фариза за то, что тот просил у меня помощи.

– Я же сказал, что не против. Все счета направляй ко мне.

Он не верит в нее. Гнев ослеплял Амиру, мешал дышать. Годы, проведенные под неусыпным надзором отца, снова напомнили о себе.

Она толкнула Марка кулаком в грудь. Он ожидал, что она будет на него дуться, потому что он не воспринял всерьез ее желание. Если бы она так хотела учиться, то попробовала бы поступить в университет Зульхейла, куда брали женщин. В случае отказа отца оплачивать ее обучение, она могла бы претендовать на одну из стипендий. Амира побледнела от ярости.

– Ты… ужасный человек! Ты обидел меня и даже не соизволил попросить прощения! – Ее глаза горели от гнева. – Ты даже не пытаешься узнать, что я за человек. Я для тебя всего лишь красивая игрушка, и тебе нет дела до моих чувств. Нажми эту кнопку – и прекрасная принцесса будет дрожать от удовольствия в твоих объятиях, затем другую – и она снова превратится в безмозглую куклу!

Марк замер. Куда подевалась холодная сдержанная принцесса, которую он привык видеть? Эта женщина смотрела на него так, словно ее сердце было разбито, и ему стало не по себе.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Амира повернулась на каблуках, собираясь уйти, но споткнулась. Вытянув руки, Марк подхватил жену и ощутил, как все ее тело сотрясает дрожь.

– Отпусти меня… – мягко сказала она. – Отпусти… – Она запнулась, почувствовав, что больше не может сдерживать слезы.

Марк совсем растерялся.

– Не плачь, Амира. Пожалуйста, не плачь. – Он прижал ее к своей груди и уткнулся лицом в ее волосы. – Прости меня, cher.

Она фыркнула, по-прежнему стоя к нему спиной.

– Как ты меня всегда называешь? Это бранное слово?

Марк улыбнулся.

– Нет, это проявление нежности.

Он понял, что все чаще повторяет это слово, хотя не относился к тем мужчинам, которые завлекают женщин комплиментами и ласковыми словами. Амира снова фыркнула, и это задело его.

– Разве я не ласков с тобой?

– Нет, – отрезала она. – Ты обращаешься со мной, как… Как вчера Дамиан назвал Ларри? – Амира подняла руки, чтобы вытереть глаза. – Да, ты обращаешься со мной, как с ничтожеством. – Она с горечью продолжала: – Ты отправляешь меня за покупками, чтобы я не мешала тебе заниматься более важными делами. Ты просишь свою секретаршу записать меня на прием в салон красоты, где я со скуки разгадываю кроссворды в глупых женских журналах.

Марк поморщился. Амира права. Он действительно часто просил секретаршу организовать досуг жены, чтобы он мог спокойно работать. Странно, но недавно Марк обнаружил, что скучает по Амире, когда ее нет рядом. Это заставило его серьезно задуматься над своим поведением. Почему он отсылает ее? Чтобы делать вид, что она ему безразлична?

– Если тебе показалось, что я обращаюсь с тобой как с ничтожеством, приношу свои глубочайшие извинения. – Он повернул жену к себе лицом. Хотя она подчинилась, ее глаза смотрели на него с вызовом. – Я вовсе не считаю тебя ничтожеством.

Амира прищурилась.

– Возможно.

Нет, эта женщина не из тех, кто быстро прощает. Но Марк не возражал. Ему не нужна была жена, которая, подобно матери Амиры, безропотно сдерживает свои эмоции.

– Что я могу сделать, чтобы загладить свою вину?

Если она не простит его, то продолжит жить собственной жизнью, жизнью, в которой ему не будет места. Он не хотел этого. Ему было нужно все: ее душа, тело, мысли, чувства.

– Ничего. – Амира расправила плечи. – Мне ничего от тебя не надо, муж.

Марк почувствовал гнев. Жена оттолкнула его, как будто он был ее недостоин. Как будто он должен умолять ее, чтобы она уделила ему внимание. Она обращалась с ним точно так же, как другая красивая женщина много лет назад. С него достаточно.

– Кроме моих денег, разумеется, – усмехнул ся он. – Если бы я не содержал тебя, ты бы оказалась на улице.

На этот раз Амира побледнела и прошептала:

– И ты еще говоришь, что ласков со мной? Я совершенно одна в чужой стране. Ты это знаешь – и говоришь такие вещи.

У него внутри все упало. Гнев сменился отвращением к самому себе.

– Амира…

– Может, ты и хороший человек, но ты такой же, как мой отец.

Марк разозлился.

– У меня нет ничего общего с этим тираном!

– Матери всегда приходилось просить у него денег. – Ее миндалевидные глаза укоризненно смотрели на него. – Да, он постоянно дарил ей дорогие наряды и драгоценности. Ведь ему нужно было поддерживать имидж богатого торговца.

Амира говорила очень спокойно. Сейчас она совсем не походила на ту пылкую женщину, которую он недавно узнал. Марк молча слушал, хотя его жгло каждое ее слово. До женитьбы он даже не подозревал, что у него такой неуравновешенный характер. До сих пор его никто еще так не выводил из себя.

– Ей приходилось выпрашивать у него каждый цент, если она хотела купить что-нибудь своим детям или пойти пообедать с подругой. Из-за уникальности своих драгоценностей она не могла их продать, не подмочив репутацию семьи, поэтому полностью зависела от отца. – Глаза Амиры наполнились слезами, когда она вспоминала об унижениях, сквозь которые каждый день проходила ее мать. – Он, словно паша, сидел в своем кресле, а она стояла перед ним, как бесправная служанка. Он заставлял ее выпрашивать у него деньги, как если бы она не имела на них права. Как если бы она не была его женой и не родила ему троих детей, хотя была очень хрупкой и врачи запретили ей рожать больше одного ребенка. – (От этих наполненных печалью слов его сердце разрывалось на части.) – Однако он заставлял ее просить. Даже простая служанка получала каждую неделю свое жалованье. – Грудь Амиры вздымалась, и это было единственным признаком гнева, который она так хорошо сдерживала.

– Хорошо, – кивнул Марк. Он, в отличие от многих людей, умел признавать свои ошибки.

– Я не понимаю. – Ее взгляд по-прежнему был настороженным. Она напоминала загнанного зверя, который ожидал, что ему вот-вот причинят боль.

Чувство вины пронзило Марка подобно острому ножу.

– Признаю, я вел себя как последний негодяй. Мне нет прощения за все, что я тебе наговорил.

Эти слова застали Амиру врасплох.

– Почему ты так говоришь?

Марк глубоко вздохнул.

– Как это ни прискорбно, у меня невыносимый характер. К тому же я не люблю тратить деньги, но, уверяю тебя, тебе не придется ни о чем меня просить. – Мысль о том, что ее гордый дух может быть сломлен, была невыносимой.

В следующий свой визит в Зульхейл он откроет для тещи отдельный счет с достаточным количеством средств, чтобы ей не нужно было унижаться. Он знал, что Хира не возьмет у него деньги, но она примет их в подарок от дочери. Конечно, это ухудшит его отношения с Керимом Дазирой, но ему было все равно.

Марк не знал, какие слова нужно сказать женщине, чтобы она простила мужчину. Он уперся руками в бедра, чтобы удержаться от соблазна и не обнять жену. Если он сейчас дотронется до Амиры, то лишь все усложнит.

– Когда мы поженились, я открыл на твое имя счет, на который каждый месяц автоматически перечисляются деньги.

– Для чего эти деньги? – тихо спросила Амира. Марк понял, она все еще сердится на него. И, черт побери, он не мог отрицать, что сильно ранил ее. Ему так хотелось стереть с ее лица это испуганное выражение. Конечно, он не был святым, но страдания других не доставляли ему удовольствие.

– Они твои, так что можешь распоряжаться ими на свое усмотрение. Вложи их, потрать на образование, на покупки.

Марк видел, что Амира не знает, как отреагировать на его слова.

– Почему ты не сказал мне об этом раньше?

– Я забыл. – В действительности ему доставляло удовольствие оплачивать покупки жены, знать, что он хоть для чего-то ей нужен. – Банковские документы находятся у меня в кабинете.

С этими словами он направился в дом. Амира молча проследовала за ним. Достав из ящика своего стола кредитные карточки и банковские уведомления, он протянул их ей.

При виде суммы, которая уже лежала у нее на счету, Амира раскрыла рот.

– Марк! Здесь слишком много денег!

Он пожал плечами.

– Я богат.

Положив документы на стол, Амира пристально посмотрела на него.

– Я не могу взять их.

– Почему? Я думал, ты ценишь независимость, – нахмурился он.

– Я ничего не сделала, чтобы заслужить это.

– Ты моя жена. – Женщина, к которой он испытывал нечто большее, нежели просто страсть. Он восхищался тем, как она обращалась с мальчиками, смеялась вместе с ними, рассказывала сказки, пекла пирог…

– Но я не делаю ничего из того, что входит в обязанности жены. – Она по-прежнему смотрела ему в глаза. – Я не веду хозяйство. За меня это делают две чужие женщины, которые приходят по расписанию. Я не помогаю тебе с твоими делами. Я не родила тебе детей. – Она расправила плечи. – Моя мать – слабая женщина, но она делает много всего, чтобы заслужить свой хлеб.

Господи, подумал Марк, она слишком горда и потому слишком ранима. Ее может задеть любое замечание. Глубоко вдохнув, он принял решение, которое либо спасет их брак, либо докажет его несостоятельность.

– Ты тоже будешь мне помогать. Пока у меня в делах затишье, но это ненадолго. – Марк нахмурился. – Когда переговоры будут проходить в неформальной обстановке, например, в этом доме, ты будешь для меня дополнительной парой глаз, ушей и даже рук. Я ожидаю, что ты будешь посвящать меня в малейшие детали и как можно скорее сообщать мне необходимую информацию. Я буду очень требовательным и не потерплю ошибок. Такие переговоры стоят миллионы. Думаешь, ты справишься с этим?

Это предложение было сделано не только для того, чтобы задобрить Амиру. В этом доме действительно заключалось много важных сделок, и Марк всегда доводил их до последней стадии в одиночку. До сих пор.

– И ты доверишь мне такое важное дело? – Ее глаза засверкали от возбуждения, но она больше ничего не сказала, словно не веря в серьезность его предложения.

– Я уже все обдумал. Ты слишком горда, чтобы предать меня. И к тому же очень умна. – Он знал это почти с самого начала, тогда почему так долго не посвящал ее в свои дела?

Неужели он боялся, что, открыв для себя заманчивый университетский мир, она забудет о своем неотесанном муже? Несмотря на все его богатство, шероховатости воспитания все равно давали о себе знать, но Марк не придавал этому значения, пока не женился на Амире. Недавно он задался вопросом, являются ли его плохие манеры причиной того, что его жена так холодна с ним.

Обнаружив, что им движут ревность и страх, Марк почувствовал отвращение к самому себе. Он многого достиг, но по-прежнему остался мальчишкой, который под окнами дома Борнсуорси клялся себе в том, что однажды окажется по другую сторону этого стекла.

– О твоих способностях я буду судить по твоим успехам в учебе, – продолжил Марк, борясь с несчастным одиноким мальчишкой, живущим внутри него. – Я никогда не видел тебя за работой и не могу судить, справишься ты или нет.

Амира молча кивнула.

– Я согласна с тобой. Ты, наверное, расстроишься, если я окажусь плохой ученицей, но обещаю, что докажу тебе обратное.

Марк кивнул, запоздало обнаружив, что под этой утонченной красотой скрывается стальной характер. Возможно, ему следует рискнуть, доверив ей самое дорогое.

– Приют довольно запущен.

Амира с легкостью переключилась на заданную тему.

– Да, там мало места для мальчиков.

Марк сел на край стола.

– Через несколько месяцев приют будет расширен, и нам всем там хватит места.

Ее глаза расширились, но она не сказала ни слова.

– Я хочу, чтобы у мальчиков был дом. – Марк улыбнулся. – Но мы с тобой будем жить в отдельном крыле со звуконепроницаемыми стенами.

Амира какое-то время молчала.

– А что станет с остальными сиротами?

– Я не могу помочь всем сиротам в мире, но в моих силах спасти этих десятерых. И, разумеется, Бекки, если мы ее найдем. – Ему не терпелось узнать, что Амира думает о его планах, но он продолжил: – Старый приют будет закрыт в конце этого года. Вместо него будет построено новое здание. Я буду финансировать строительство. Бо, Дамиан, Брайан и остальные останутся со мной. Я уже почти уладил юридические формальности.

Амира подошла к нему и обняла за шею. С трудом веря в это, он наслаждался теплом ее рук. Неповторимый аромат щекотал ему ноздри и пробуждал первобытные инстинкты.

– Значит, ты не против того, чтобы стать матерью для десятерых мальчиков и одной девочки? – спросил Марк, вдыхая ее сладкий аромат. Господи, ему так нужна эта женщина! – Я найму несколько помощников…

Улыбаясь, Амира приложила палец к его губам.

– Я всегда хотела иметь много детей, но врач сказал, что я смогу выносить только одного ребенка. В лучшем случае, двоих. Спасибо тебе за такой удивительный подарок, Марк.

Ошеломленный, он вспомнил о тех обидных словах, которые сказал ей в первую брачную ночь. Он никогда не думал об Амире как о матери своих детей и понял, каким был дураком. Разве женщина, не любящая детей, завоевала бы так быстро доверие мальчиков?

Марк погладил ее по животу. Они едва начали узнавать друг друга, но он уже мог представить себе, что она ждет его ребенка. Подняв голову, Марк обнаружил, что Амира пристально смотрит на него, и решил загладить вину за свою недавнюю вспышку гнева. Он наклонился и коснулся губами ее губ.

Между ними пробежал электрический разряд. Амира судорожно вцепилась в его плечи. Застонав, он поцеловал ее еще раз и притянул ближе. Вдруг Амира толкнула его в грудь и отстранилась.

Неужели ей неприятны его прикосновения, недоумевал Марк, глядя на порозовевшее личико жены. Внутри у него все сжалось. Но Амира прикрыла щеки ладонями и бросила на него взгляд, в котором оскорбленная невинность боролась с откровенным желанием. Когда он снова потянулся к ней, она повернулась на каблуках и покинула комнату.

Испытав облегчение, Марк рассмеялся. Его жена обнаружила, что он возбуждает ее, даже когда она на него злится. Он присвистнул. Если так пойдет и дальше, он в конце концов добьется своего и Амира будет каждую ночь баюкать его в своих объятиях.

Должно быть, он все сделал правильно, потому что этой ночью все вышло именно так.


Когда Марк проснулся, за окном уже рассвело. Амира лежала на животе, используя в качестве подушки его руку. Ее ноги лежали на нем, словно она не хотела его отпускать. Марк долго наблюдал за ней, понимая, что ему еще никогда не было так хорошо.

В детстве он был лишен родительского тепла. Одиночество стало его постоянным спутником… до той ночи, когда он увидел Амиру на балконе ее дома. С того самого момента их связывала страсть, но вчера из готовности обоих бороться за свой брак родилось более глубокое чувство.

Словно почувствовав на себе его взгляд, Амира открыла глаза и зевнула. Некоторое время она просто лежала, затем протянула руку и погладила его по щеке.

– Ты выглядишь грустным, Марк. – Ее губы расплылись в нежной улыбке. – Могу я что-нибудь сделать, чтобы развеселить тебя?

От ее великодушного предложения у него защемило сердце. Никого раньше не заботили его чувства.

– Нет, малышка, со мной все в порядке.

Приподнявшись на локте, Амира снова погла дила его по щеке.

– Марк, расскажи мне о своем детстве.

– Что именно ты хочешь знать? – спросил Марк, поигрывая шелковистыми прядями ее волос.

– Говорят, о человеке можно судить по тому, каким он был в детстве. – Она поцеловала его в подбородок, и прядь ее волос проскользнула между его пальцев. Прошлой ночью эта женщина была воплощением страсти. Позже, когда он пытался заснуть, она крепко обняла его. Марк понял ее немой призыв. Его жене нужно было нечто большее, чем просто секс. Он, не знавший, что такое нежность и ласка, познал их в ее объятиях. – Я хочу узнать, почему ты такой суровый.

– Ты совсем не умеешь лгать, cher? – Положив одну руку под голову, другой он провел по ее спине до ягодиц.

– Я часто лгала своему отцу. – В ее тоне не было ни капли раскаяния.

Марк приподнял бровь.

– Например, когда он спросил меня, отдала ли наша экономка кому-нибудь старый компьютер Фариза, я солгала, что да.

– И что ты сделала с ним на самом деле?

– Спрятала у себя в комнате. Отец никогда не заходил туда. В отличие от избалованного Райаза, Фариз не был плохим братом. Он не выдал отцу мой секрет и даже давал мне свои диски.

Марк нахмурился.

– Разве в Зульхейле женщины не имеют те же права на образование, что и мужчины?

– Мне дали обязательное школьное образование, но после этого отец отказался тратить деньги на обучение женщины, которая будет всего лишь красивой вещью в доме своего мужа. – Амира небрежно пожала плечами, как если бы это не имело значения, но Марк знал, что поступок отца причил ей душевную боль.

– Почему ты не сопротивлялась?

– Это бросило бы тень на весь наш род. Семья Дазира очень уважаемая, но она является частью еще более уважаемого рода. Родовая община должна защищать каждого своего члена. Высказать открыто недовольство означало бы публично усомниться в том, что твоя община справляется возложенными на нее обязанностями.

– Но ведь она не справляется с ними, – недоумевал Марк. Защита слабых и обездоленных стала для него смыслом жизни.

– Да, но, надо признать, мы во многом преуспели. В прошлом году наша община послала несколько студентов – юношей и девушек – в Великобританию на курсы машиностроения. Если бы я опротестовала волю отца, то запятна ла бы честь нашей общины, а в Зульхейле нет ничего важнее чести. – Она невесело улыбнулась. – А теперь скажи, что ради счастья одной женщины стоило разрушить мечты многих.

Марк прекрасно понимал ее.

– Неужели тебе было не у кого попросить помощи?

Как могла такая умная и добрая девушка, как ты, страдать от одиночества?

– Повзрослев, я перестала пользоваться популярностью в школе и среди моих кузин. Они не хотели видеть меня рядом со своми приятелями. Моими единственными подругами могли быть лишь красивые девушки, которых совсем не интересовала учеба, но притворяться, что я такая же, как они, было для меня невыносимо. Поэтому я осталась одна. – Амира замолчала, словно сомневаясь, стоит ли рассказывать дальше. – Мальчики хотели со мной дружить, но даже самые умные из них хотели быть больше чем просто друзьями.

– И им это…

Амира покачала головой.

– Я перестала дружить с мальчиками с тех пор, как им стало нужно больше, нежели сорвать украдкой поцелуй. Итак, мальчикам я нравилась, а девочкам нет. – Она пыталась шутить над тем, что причиняло ей боль в годы юности.

Марк понял, что одинокой девочке пришлось надеть на себя маску ледяного безразличия, чтобы пережить непонимание и шепот завистниц у себя за спиной.

– Теперь у тебя есть я, и ты можешь все мне рассказать.

– Да, Марк, – кротко произнесла она.

Он нахмурился.

– Ты смеешься надо мной?

– Совсем немного. – Ее глаза загорелись.

Марк не выдержал и поцеловал жену.

– Итак, принцесса, ты хочешь знать о беспризорном отродье с речного залива? – внезапно спросил он, оторвавшись от сладких губ, которые сводили его с ума. Решив, что нет причин отказывать себе в удовольствии, он начал нежно покусывать ее нижнюю губу.

– Почему ты так себя называешь? – спросила Амира, затаив дыхание.

– Потому что это правда. Я родился и вырос на берегу, в хижине, которую постоянно заливало водой. Мои родители были алкоголиками. Им не было до меня никакого дела, пока им хватало денег на выпивку.

– А когда не хватало?

Он до сих пор помнил побои, боль и мрак.

– Они развлекались, избивая меня.

Амира застонала, как от боли, и Марк крепко обнял ее, чтобы утешить.

– Успокойся, я очень быстро бегал и обычно мне удавалось где-нибудь спрятаться.

Тонкие пальчики, словно крылья бабочки, нежно коснулись шрама у него на груди, и его сердце заныло, готовое поделиться своей страшной тайной.

– Не лги, я же вижу, они сильно били тебя. – Женщину, на которой он женился, было не так легко провести.

Ему понадобилась всего минута, чтобы понять, что ее слова и прикосновения были вызваны тревогой за него. Он захотел заставить Амиру признаться, насколько сильны ее чувства к нему, но сдержался, чтобы не нарушить хрупкую гармонию, установившуюся между ними.

Вместо этого он решил рассказать ей правду, которую знали лишь немногие. Амира заслуживает его безграничного доверия. Лицо Марка исказилось.

– Когда мне было семь лет, родителям позарез понадобились деньги, и они продали меня.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Амира приподнялась в постели, прижимая к груди простыню.

– Людей нельзя продавать! Ни в моей стране, ни в твоей.

Марк погладил ее по руке.

– Это было не так уж плохо. Ты, наверное, представляешь себе все те ужасные вещи, которые могут произойти с беспризорным ребенком.

Амира взволнованно кивнула. Ему так хотелось оградить ее от страданий.

– Уверяю, ничего подобного со мной не произошло. Причина, по которой Мадди предложил за меня деньги, заключалась в том, что я очень быстро бегал. Воры должны иметь быстрые ноги.

У нее от удивления округлились глаза.

– Тебя продали вору?

– Старому вору. Сам Мадди уже не мог лазить по карманам и поэтому отвез меня в Новый Орлеан и научил своему ремеслу. Нашими жертвами становились преимущественно туристы во Французском квартале. Я проработал с ним два года. Отсюда большинство моих шрамов. Некоторые из них – от родителей и Мадди, но самые ужасные я получил, промышляя на улицах.

Марк провел рукой по неровному шраму, который пересекал его грудь от левой ключицы до середины ребер справа.

– Меня полоснули ножом, когда я оказался на чужой территории. Что касается этих… – он коснулся белых полосок на лице. – О мою голову разбили бутылку за то, что я снова оказался на чужом участке. Оба раза меня изрядно порезали, но рядом не было хирурга, поэтому шрамы такие уродливые.

Амира накрыла его ладонь своей.

– Я уже говорила тебе, что они не уродливые.

Он перевернул ее ладонь и поцеловал.

– Как видишь, это вовсе не следы от ран, полученных в честном бою, – Марк криво усмехнулся, – зато я был чертовски хорошим вором.

Амира пожала его руку.

– Не говори так. Как иначе ты смог бы выжить, если бы не был в душе воином?

Поймав ее пристальный взгляд, он нахмурился.

– Ты слишком невинна для такого, как я, но я никуда тебя не отпущу, – произнес Марк тоном собственника, чувствуя, как в нем просыпается первобытный инстинкт.

Ее лицо озарила улыбка.

– А я никуда и не собираюсь. Что произошло дальше, после двух лет, проведенных со старым вором?

– Я оказался втянут в уличную драку. Мадди послал меня туда, куда не следовало, – в лапы наркодилеров. Я довольно серьезно пострадал. – Воспоминания были смутными из-за большой потери крови. – Мадди исчез, и я больше никогда о нем не слышал. Я не знаю, убили ли они его, или ему удалось скрыться. Полицейские нашли меня полумертвым на улице и вызвали «скорую».

– Ты выжил. – Она коснулась тонких линий, пересекающих его живот.

– Да. Доктора постарались на славу: эти шрамы наименее заметны.

– Но их так много. Тебя ударили ножом не один раз. – В глазах Амиры застыла ярость. – Что случилось после того, как ты выздоровел?

– Когда в полиции спросили меня, как я оказался в городе, я солгал, что убежал из дома. И они вернули меня родителям, вместо того чтобы отправить в приют.

Амира нахмурилась.

– Почему ты захотел вернуться к родителям? Они ведь могли снова попытаться тебя продать.

– Я знал, что они этого не сделают, потому что я стал их кормильцем.

– Ты воровал для них? – В тоне Амиры не было осуждения, как если бы она уважала то, что приходилось делать бедному мальчику ради выживания.

Еще одна частичка его сердца оттаяла под ее ласковым взглядом.

– Нет, я навсегда завязал с этим. Я начал работать. Брался за любую работу и давал родителям достаточно денег. Они были довольны. Для этого я и вернулся. Я знал, что, пока они пьют, до меня им не будет никакого дела, в то время как приемные родители могли попытаться воспитывать меня.

Амира легла на бок, подперев рукой голову. Пальцы другой руки по-прежнему были переплетены с его.

– Почему ты не хотел, чтобы тебя воспитывали?

– У меня были другие планы. Еще в больнице я решил, что больше никогда не буду ничьим мальчиком для битья. Это означало, что мне понадобятся деньги, и, следовательно, придется работать. Моих родителей нисколько не заботило, что я работал по ночам на фабриках, где управляющие не обращали внимания на мой возраст. Понадобилось еще несколько уроков жизни, прежде чем я окончательно повзрослел. – Один из них ему преподала Лидия Борнсуорси. – Я был молод, но решителен. Ко времени окончания средней школы я накопил более тридцати тысяч долларов. Став игроком бейсбольной команды, я начал получать стипендию, которую потратил на оплату обучения в университете. Хотя к тому времении у меня выработалось чутье на инвестиции, я знал, что на людей, с которыми буду иметь дело в будущем, произведет впечатление моя ученая степень.

Амира кивнула, и ее черные с золотом волосы рассыпались по обнаженным плечам.

– Ты открыл свое дело на деньги, полученные от инвестиций?

– Да, плюс небольшой банковский кредит. Первой компанией, которую я купил, стало разоряющееся семейное предприятие по производству уникальных игрушек. Я приложил усилия, чтобы вывести его из кризиса, и, окончив университет, продал это предприятие с прибылью, которая позволила мне купить следующую компанию. Через пять лет после окончания университета я стал мультимиллионером.

– И ты стал им, спасая гибнущие предприятия, а не разоряя их, – заметила Амира. – Это сложный путь.

Марк пожал плечами, чувствуя себя неловко из-за похвалы жены.

– Я предпочитаю работать именно так.

Не разрывая на части, а медленно, кропотливо соединяя воедино обломки. Он слишком много лет провел с людьми, которые пытались его уничтожить, и не мог обрекать других на ту же участь.

– Ты был очень решительным мальчиком. – В ее золотистых глазах читалось восхищение. – А как ты вышел на приют?

Марк улыбнулся.

– Год спустя после возвращения к родителям я познакомился с отцом Томасом. Он нанял меня на постоянную работу: после школы я убирался в церкви. Еще он дал мне… надежду. Он подбирал озлобленных, сбившихся с пути детей и учил их честности и состраданию.

Когда я брал кредит в банке для покупки своего первого предприятия, он выступил в роли моего поручителя. Позже я хотел отблагодарить его за это, подарив акции своей компании, но он сказал, что не возьмет деньги у одного из своих сыновей.

– Теперь я понимаю, почему тебя так волнует судьба этих мальчиков, – сказала Амира. – Ты хочешь дать им шанс в жизни, как отец Томас дал тебе. Ты хороший человек, Марк Бордо. – Это заявление было скреплено нежным поцелуем в щеку.

– Я ничем не отличаюсь от других. – Его голос стал хриплым от желания. Жена улыбалась ему, как в тот вечер под луной.

– Но ты мой муж, Марк, и это означает, что на твою долю выпало большое счастье. – Ее губы расплылись в дразнящей улыбке.

Засмеявшись, он перекатился на живот и прижал ее к постели.

– Правда, принцесса? – Он понял, что правильно поступил, поделившись своими секретами с женой.

Возможно, Красавица однажды полюбит Чудовище.


Неделю спустя Марк стоял на веранде и ждал возвращения Амиры. Сегодня был ее первый учебный день. Прошедшая неделя стала самой счастливой в его жизни. Амира открыла ему свое сердце и душу. Он впервые не чувствовал себя одиноким. Постепенно, кирпичик за кирпичиком, она разбирала стену, которую он воздвиг вокруг своего сердца.

Но, несмотря на это, иногда Амира была излишне скрытной. Марк знал, почему временами она вела себя словно пугливая лань, и ему хотелось свернуть Кериму Дазире шею. Именно отец поселил в ее душе этот страх. Амира боялась доверять человеку, за которого вышла замуж.

Послышался шум мотора, и через несколько секунд появился красный автомобиль его жены. Одетая в длинную джинсовую юбку и простую белую блузку, с заплетенными в косу волосами, Амира сияла словно бриллиант.

Когда она оказалась в его объятиях, он поднял ее и закружил, и воздух наполнился их радостным смехом. Затем Марк отпустил жену и поцеловал в губы. Ее пальцы вцепились в его белую футболку.

– Мне нравится, как ты встречаешь меня, – прошептала Амира.

Ее влажные припухшие губы манили его, разжигая огонь желания.

– Ну, как прошел твой день? – Он с трудом удержался от того, чтобы не спросить жену, где она провела последние несколько часов, ведь лекции закончились намного раньше.

Амира улыбнулась и обняла его за талию, подставив губы для нового поцелуя, после которого они оба долго не могли восстановить дыхание.

– День был интересным, но странным, – наконец ответила Амира. – Я посетила университетскую библиотеку, завела несколько знакомств и выяснила, что у современных молодых людей нет ни стыда, ни совести.

Услышав это, Марк напрягся.

– Откуда ты об этом узнала?

– Они пытались ухаживать за мной, хотя видели, что я замужем. – Она подняла руку с обручальным кольцом.

– И как ты на это отреагировала?

Они прошли в гостиную и сели на диван. Амира прильнула к Марку, положив одну руку ему на живот, а другой зарывшись в его волосы. Бросив на мужа самодовольный взгляд, она ответила:

– Я сказала им, кто мой муж, и они отстали.

Марк с трудом удержался от улыбки.

– Ты назвала мое имя?

– Да. Очевидно, они испугались возможных последствий. Таким образом я узнала, что у тебя солидная репутация в университете. – Амира нахмурилась, и Марк понял, что за этим обязательно последуют расспросы. – Но я могу больше не беспокоиться. Я сказала им, что мой муж не будет польщен их вниманием.

Марк не выдержал и рассмеялся.

– Господи, какая же ты удивительная! – Он заключил ее в объятия и поцеловал.

– Наконец-то ты это понял.

– Что ты будешь делать по окончании университета? – спросил Марк, которому не терпелось проникнуть в мир ее надежд и мечтаний.

– Ну, я только начала учиться, но… мне бы хотелось стать преподавателем.

– Из тебя получится отличный лектор, – заверил ее Марк.

Амира вся расцвела.

– Ты правда такдумаешь? Мне придется нелегко, особенно если я хочу много времени проводить с мальчиками, но я справлюсь.

– Я верю в твое упрямство, cher, – пошутил он, тронутый тем, что ее мечты шли рука об руку с его мечтой. – Расскажи, что еще сегодня случилось.

Амира нахмурилась.

– Многие спрашивали меня, не работаю ли я фотомоделью, как будто женщина с красивым лицом и хорошей фигурой не может быть кем-то еще.

Марк распустил ее косу, и сверкающее покрывало волос рассыпалось по плечами.

– Многие люди думают, что это намного интереснее, чем учеба.

– Многие, но не все.

– Почему ты не стала моделью? Зарабатывая деньги, ты бы перестала зависеть от отца?

– Я думала об этом. – Она еще теснее прижалась к нему. – Тебе, рожденному в стране неограниченной свободы, будет тяжело меня понять, но я старомодна. Я считаю, что женщина никому не должна показывать тело, кроме как своему мужу. Я не могла раздеться перед чужими людьми. Это означало бы предать саму себя.

– Мне доставляет удовольствие знать, что я единственный, кто видел твое тело, – прошептал Марк, глубоко тронутый ее решимостью не изменять своим убеждениям.

– Я знаю. Всякий раз, когда ты смотришь на меня, ты поздравляешь себя со столь ценным приобретением, – пошутила Амира.

– Мужчины не приобретают женщин. Они их добиваются, – поправил Марк.

– И как тебе это удалось? – Только встретившись с ней взглядом, он понял, что ей доставляло удовольствие дразнить его.

Зарычав, Марк повалил жену на подушки и целовал до тех пор, пока она не застонала и не попросила пощады.


У Марка дела шли настолько хорошо, что ему было немного не по себе. Жизнь слишком часто наносила ему удары, чтобы воспринимать что-либо как должное.

– Тебе письмо, cher. Мой помощник только что привез его, – сказал он жене, заглянув следующим утром на кухню. После международной телефонной конференции в четыре утра у него не было никакого желания ехать в офис. Тот факт, что у Амиры сегодня не было занятий, только укрепил его в решении остаться дома. – Оно из Штатов.

Амира была удивлена, когда Марк протянул ей бледно-лиловый конверт, доставленный на адрес его компании.

– Странно. Я почти никого здесь не знаю. – Она не возражала, когда Марк встал у нее за спиной, положив руку ей на бедро.

Когда Амира надорвала конверт и достала оттуда карточку со словами «Я тебя люблю», написанными красным по белому, Марк почувствовал ярость. Кто, черт возьми, посмел посылать его жене любовные письма?

– Наверное, это кто-нибудь из мальчиков. Они иногда посылают мне письма, – пробормотала Амира, взглянув на обратную сторону открытки и тут же перевернув ее.

– От кого оно? – настаивал Марк.

Амира побледнела, но честно ответила:

– От Ромаза.

– Мужчины, которого ты любила?

– Мужчины, которого я думала, что любила, – поправила она. – Он оказался не тем, кем я его считала.

Но, подумал Марк, испытывая мучительную боль, когда-то его жена любила этого человека. Испытывает ли она к нему симпатию до сих пор?

– Чего он хочет? – Его жена имела право на свои секреты, но он хотел, чтобы она ему доверяла.

– Ромаз приехал в Штаты со своей женой, но хочет увидеться со мной, – возмущенно произнесла Амира, пробежав глазами текст открытки.

– Я понял.

Она резко вскинула голову.

– Что ты понял?

Марк был зол из-за того, что этот нахал посмел связаться с его женой через него.

– Когда-то ты испытывала чувства к этому человеку, но сейчас ты моя жена и не будешь с ним встречаться. – Это прозвучало почти как приказ.

Ее глаза сузились, и Марк понял, что совершил ошибку.

– Ты никогда не видишься с женщинами, которые побывали в твоей постели?

Он закрыл глаза.

– Слышать такое из твоих уст оскорбительно.

Амира бросила на него неистовый взгляд.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Зуб за зуб?

– Ты действительно считаешь меня настолько мелочной?

Он почесал в затылке.

– Нет, но я все же не хочу, чтобы ты с ним виделась.

– Почему?

Стиснув руки в кулаки, Марк отстранился и резко произнес:

– Если ты решила с ним встретиться, я не смогу тебе помешать.

После небольшой паузы Амира тихо сказала:

– Я напишу ему короткую записку, в которой сообщу, что наша встреча невозможна.

Она повернулась и ушла, а Марк остался стоять как вкопанный, испытывая невероятное облегчение.

Когда они легли спать, Амира сказала своему мужу:

– Я послала Ромазу письмо, в котором сообщила, что счастлива в браке и у меня нет никакого желания с ним встречаться. – Она знала, что гордость не позволит Марку спросить об этом самому. Женщина, ставшая женой сурового воина, должна знать, когда нужно проявить мягкость.

Марк повернулся к ней. Его серые глаза блестели в свете луны, подобно серебру.

– Ты счастлива в браке?

Этого вопроса Амира никак не ожидала.

– Думаю, да.

– Что-то я не слышу радости в твоем голосе.

Она вздохнула.

– Девочкой я мечтала о мужчине, за которого выйду замуж, хотя с самых ранних лет было понятно, что отец смотрит на меня как на товар. Я всегда знала, что стану частью делового соглашения, поэтому брак с тобой не стал для меня таким уж потрясением.

– Ого! – Марк приподнялся в постели и склонился над ней. На его мужественном лице появилась знакомая улыбка. – А я думал, что сразил тебя своим обаянием.

– Жаль только, что до брачной ночи нам даже не удалось толком поговорить.

Этот суровый американец вызволил ее из отцовского дома. И благодарность смешалась в душе Амиры с желанием, сила которого пугала ее саму. Марк коснулся губами ее губ.

– Спасибо, что рассказала мне о Ромазе. – Он остановился. – И прости меня за то, что из-за меня ты лишилась своей девичьей мечты о пышной свадьбе.

Ее удивило искреннее сожаление, прозвучавшее в его голосе.

– Не надо, Марк. Я никогда не мечтала о пышной свадьбе. Я всегда надеялась, что она будет скромной, хотя знала, что забота о соб ственной репутации позволит отцу экономить на свадьбе единственной дочери. Так что видишь, ты подарил мне свадьбу, о которой я мечтала. – Она откинула с его лба прядь густых темных волос.

Вдруг Марк отстранился, и это привело ее в замешательство. Дотянувшись до туалетного столика, он взял оттуда что-то и попросил:

– Дай мне левую руку.

Заинтригованная, Амира сделала так, как велел муж. Он снял с ее пальца обручальное кольцо. Ей хотелось спросить, что он делает, но она удержалась от вопроса. Наконец ее терпение было вознаграждено, и Марк вернул кольцо, но под ним было еще одно.

Поднеся руку к свету, Амира увидела три сверкающих камня. Насколько она могла разглядеть, два крайних были бриллиантами. Что за камень находился посередине, она не знала.

– Зачем мне еще одно кольцо? – удивилась она.

– Это небольшая компенсация за ту поспешность, с которой мы поженились.

Амира улыбнулась. Хотя чему она радуется? Вдруг кольцо выбрала его секретарша?

– Как называется тот камень, что в центре?

– Тигровый глаз, – Марк поднес к губам ее руку и нежно поцеловал. – А ты не хочешь знать, как называются остальные два?

– Кажется, это бриллианты. – В ее душе зародилась надежда. Тигровый глаз нельзя купить в обычном ювелирном магазине… Его добывали лишь у нее на родине, и он почти так же высоко ценился, как его более известный родственник – Роза Зульхейла. Тигровый глаз не экспортировали, потому что структура камня делала его тяжелым для обработки.


– Это Розы Зульхейла самого светлого оттенка. Я подумал, они будут хорошо сочетаться с цветом твоих глаз.

Ее сердце было готово выпрыгнуть из груди.

– Ты выбрал это кольцо специально для меня?

– Да. Я связался с ювелиром из Зульхейла и объяснил, что мне нужно. – Марк наклонился и снова поцеловал ее. – Ну как, нравится?

– О да, Марк. Спасибо!

Довольная, Амира обняла мужа за шею.

– Ты удивительный. Я так счастлива. – Ее переполняла радость. Дело было не в стоимости кольца, а в том, что Марк купил его специально для нее. Этот поступок значил больше, чем любые слова.

– Я хочу кое-что тебе сказать. Надеюсь, ты обрадуешься. Мне нужно на пару недель съездить в Зульхейл для переговоров с вашим шейхом. Ты не против устроить себе небольшие каникулы?

Ее глаза расширились.

– Здорово! – Затем, к удивлению Марка, его жена нахмурилась. – Мы остановимся у моих родителей?

Марк самодовольно улыбнулся.

– Зачем? Я купил для нас дом.

– Мой дорогой муж, ты определенно нуждаешься в вознаграждении, – знойно улыбнулась Амира.

Марку было нужно от жены больше, нежели просто секс. Его обижало, что она все еще считает его настолько ограниченным человеком, что предлагает ему в награду лишь свое тело.

– Я спою для тебя.

Марк замер.

– Споешь? – Известие о том, что Амира умеет петь, стало для него полной неожиданностью. – Почему я не слышал тебя раньше?

– Потому что раньше ты мне не нравился. – Ее ответ был, как всегда, честным, и это глубоко тронуло его. – И насколько я тебе нравлюсь сейчас?

Приподнявшись, она игриво поцеловала его в кончик носа.

– Намного больше. И не из-за кольца, а из-за того, как ты относишься ко мне.

– Значит, я тебе угодил? – Он пытался шутить, хотя к горлу подступил комок.

Амира приподнялась в постели и начала петь. Это была песня на ее родном языке, в которой слышался шелест листьев и рокот прибрежных волн. Марк не понимал слов, но, казалось, ее чистый звонкий голос наполнил собой все его существо.

Впервые за все время их брака Марк почувствовал, что Амира приняла его как своего мужа.

– Марк, ты спишь? – обиженно спросила она.

В ответ на это он притянул ее к себе и нежно поцеловал. Неспособный выразить свои чувства словами, он пытался показать ей, как много она для него значит. Поцелуй стал глубже, и в следующее мгновение Амира уже лежала под ним и принимала его ласки.

Затем, когда лунный свет упал на ее красивое лицо, они снова любили друг друга.

Это было больше, чем просто секс. Марк чувствовал, как рушатся стены, которые он воздвиг вокруг своего сердца. Он был не в силах противостоять чувству, которое так внезапно ворвалось в его сердце. Их тела и души воспарили на вершину блаженства, в неведомый мир радости и гармонии.

Наконец-то он перестал быть одиноким! Свершилось невозможное. Их объединяла ниточка, которая никогда не будет разорвана, и обещание, что крепче всех обетов и клятв.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Когда все уже было готово к отъезду в Зульхейл, один телефонный звонок изменил их планы.

– Бекки нашлась, – сообщил Марк Амире. – Она в больнице в Лафайете.

Бросив дела, они поехали навестить девочку. Приемные родители Бекки места себе не находили от беспокойства за свою малышку.

– Мистер и миссис Келлер? – произнес Марк мягким голосом. Амира поняла, что он передумал воссоединять Брайана и Бекки. Женщина с красными от слез глазами выглядела так, словно много дней ничего не ела. Лицо ее мужа было мрачным.

– Да. – Мистер Келлер поднял глаза, в которых на мгновение загорелся огонек надежды. – Вы доктор? Она проснулась?

– Нет, но, скорее всего, я смогу помочь вашей дочери.

– Каким образом? Я узнала вас. Вы Марк Бордо, но ваши деньги здесь бессильны, – сказала миссис Келлер.

– Она тает на глазах, и ни один специалист не может назвать причину. Моя бедная девочка. Она такая маленькая, такая хрупкая.

Амира опустилась на стул рядом с миссис Келлер и взяла ее за руку.

– Не переживайте. Мой муж действительно знает, как ей помочь. Скажи им, Марк.

Марк выдвинул стул и сел напротив Келлеров.

– Возможно, это вас шокирует, но когда Бекки поместили в приют, ее разлучили с ее братом-близнецом.

Миссис Келлер судорожно вздохнула и стиснула руку Амиры.

– Нет, нет! Боже! Она никогда нам не рассказывала.

– Брайан живет в приюте, который находится под моим покровительством. – Голос Марка звучал ровно. Если бы Амира его не знала, то подумала бы, что он совершенно спокоен, но она видела, что он очень переживает. – Брайан почти в таком же состоянии, что и Бекки. Они должны быть вместе.

– Делайте что угодно, – без промедления произнесла миссис Келлер. – Если понадобится, можете даже забрать ее. Только спасите мою малышку.

Ее муж кивнул.

– Пожалуйста, спасите ее. Пожалуйста.

Амира почувствовала, как у нее на глаза наворачиваются слезы. Она нисколько не сомневалась в том, что эти люди любят своего ребенка. Посмотрев на мужа, она поняла, что он тоже так считает. Через несколько минут он покинул больницу, а она осталась с Келлерами.

Вскоре Марк вернулся с Брайаном, который уютно устроился у него на руках. Когда Келлеры увидели мальчика, их глаза засветились любовью.

– Они так похожи, – прошептала миссис Келлер, – но мальчик выглядит лучше, чем Бекки. Должно быть, кому-то удалось заставить его есть.

– Я дам вам рецепты его любимых блюд, – предложила Амира.

– Мне? – голос женщины дрожал. – Вы позволите нам забрать их обоих?

– Мой муж любит Брайана и сделает все, чтобы близнецы поскорее выздоровели. – Она не сомневалась в доброте человека, за которого вышла замуж.

Марк вошел в палату Бекки и через несколько минут вернулся, но уже без Брайана.

– Он лег к сестре в кровать, взял ее за руку и пытается разбудить.

Мистер и миссис Келлер подошли в окошку в двери, откуда можно было наблюдать воссоединение близнецов.

Когда они с Марком оотошли на значительное расстояние, Амира начала утешать своего сурового мужа. Он сел на стул, сгорбился и уставился в пол.

– Все хорошо, Марк. – Она нежно коснулась его плеча. – Ты вовремя нашел Бекки.

И спас два детских сердца, подумала она, чувствуя, как к горлу подступил комок.

– Бекки в критическом состоянии, – безжизненным голосом произнес Марк.

Закусив губу, Амира села рядом.

– Но она жива. Мудрые лекари из моей страны говорят, что душа больного слышит молитвы его близких. Давай молиться.

Марк поднял голову.

– Ты правда в это веришь? – Он обнял ее за талию. – Брайан умрет вместе с ней, если она не проснется.

– Она выживет. – Амира погладила Марка по голове, молясь за обоих детей и за него. Ее муж был хорошим человеком и не заслуживал подобных страданий.

– Брайан ребенок.

– Это так, но, увидев их вместе, мы не сможем отрицать, что между ними существует особая связь. Говорят, у близнецов одна душа на двоих. Раз это так, мы должны молиться за них вдвое больше.

Та доверчивость, с которой Марк прижимался к ней, придала ей сил. Впервые кому-то было нужно от нее больше, чем ее лицо и тело. Марк не сказал ни слова, но его лицо просветлело. Встав, чтобы принести кофе, он слегка коснулся ее щеки, и Амира почувствовала всю силу этой мимолетной ласки. Ее муж был необыкновенным человеком.

К всеобщему потрясению, два часа спустя Бекки пришла в себя. Келлеры светились от радости. Миссис Келлер обнимала Брайана так, словно он был ее родным сыном. Хотя Амиру это задевало, она видела, что мальчик очень уютно чувствует себя в ее объятиях. Он словно чувствовал, что Келлеры очень любят его сестру и его полюбят тоже.

– Дети должны остаться у Келлеров, – сказала она Марку, когда они вечером вернулись домой.

Его лицо было напряжено.

– Да. Завтра я подготовлю бумаги, которые упростят процедуру усыновления, – сказал Марк, а затем добавил: – Пойду прогуляюсь.

– Так поздно? – забеспокоилась Амира.

Не ответив, Марк достал из шкафа свою куртку. Недолго думая, Амира потянулась за своей.

– Куда ты, черт возьми, собралась?

– На прогулку.

– Я хочу побыть один.

– Хорошо. Я пойду в другую сторону.

– Не будь дурой. Ты свалишься в реку и станешь пищей для аллигаторов. Там опасно. – Марк схватил ее куртку и швырнул обратно в шкаф.

Амира уперлась руками в бока.

– Если ты сейчас уйдешь, то не сможешь меня остановить.

– Ты останешься дома, и точка.

– Ты действительно думаешь, что я тебя послушаюсь?

Внезапно его взгляд стал каким-то безжизненным.

– Мне нужно пройтись…

– Тебе нужно остаться дома и позволить жене разделить твою боль. Это также и моя боль.

Она отражалась в каждом стуке ее сердца. Марк был не из тех, кто легко расстается с любимыми. Амира не сомневалась в его любви к Брайану. Ему было тяжело отрывать от сердца одного из самых любимых воспитанников.

Сначала ей показалось, что он сейчас уйдет, откажется от помощи, которую она ему предложила. Но вдруг его руки обвились вокруг нее, и Марк так крепко прижал Амиру к себе, что она с трудом могла дышать. Тогда она обняла его за шею и мысленно пообещала, что они пройдут через это вместе. Ни он, ни она больше не были одиноки.

Каким-то образом несчастному мальчику с речного залива и отверженной красавице из знойной пустыни удалось обрести друг друга и стать единым целым.


Всего семь дней спустя Марк и его жена стояли перед входом в больницу и наблюдали за тем, как Келлеры увозят Брайана и Бекки. Марк помог новым родителям оформить временное опекунство над Брайаном. Даже городские власти поняли, что детей нельзя разлучать.

Марк чувствовал себя так, словно у него вырвали сердце. Несмотря на это, он улыбался, понимая, что не имеет права мешать счастью детей.

Когда Келлеры уехали, он повернулся к Амире и заключил ее в объятия. Хотя ей самой было нелегко, она попыталась утешить мужа, поглаживая его по спине.

Благородство ее души продолжало удивлять Марка, постепенно разрушая его представления о красивых женщинах.

– Домой, – прошептал он охрипшим голосом.

Амира кивнула.

Однако на этот раз дом не стал для него привычным убежищем. Пока Марк ставил машину в гараж, Амира куда-то исчезла. Негодуя на жену за то, что она покинула его в тот момент, когда он так отчаянно в ней нуждался, Марк решил прогуляться к заливу. Это место всегда притягивало его.

Тогда он услышал приглушенные всхлипывания, доносящиеся из комнаты для гостей. Боль, которую так усердно прятала его жена, наконец вырвалась наружу.

Глубоко вдохнув, Марк распахнул дверь и вошел в комнату. Прошло некоторое время, прежде чем он увидел ее. Амира сидела на полу в углу, обхватив руками колени. Она пришла сюда, чтобы поплакать в одиночестве.

Наверное, подумал Марк, ее следует оставить наедине со своим горем, но это было бы неправильно. Его жена страдает, и он не может просто так уйти. Ведь она не оставила его одного, когда Келлеры забрали Брайана. Марк опустился рядом с Амирой и притянул ее к себе.

Вздрогнув от неожиданности, она подняла заплаканные глаза.

– Уходи!

– Нет. Можешь плакать когда и сколько угодно, но только в моем присутствии.

Она толкнула его кулаком в грудь.

– Я никогда не плачу, чтобы добиться своего!

– Не сомневаюсь в этом, – согласился Марк, зная, что его жена слишком горда, чтобы воздействовать на него с помощью слез.

Очевидно, она недостаточно ему доверяла, раз боялась показаться слабой. Черт побери, с этого дня все будет по-другому.

– Мне не нравится, что ты плачешь в одиночестве.

Ничего не ответив, Амира прижалась к нему. Слезы ручьем текли по щекам молодой женщины. Он гладил ее по волосам до тех пор, пока она не успокоилась.

– Ну, теперь тебе лучше? – спросил Марк, нежно вытирая ее лицо.

Амира кивнула и подставила ему другую щеку. Этот жест вселил в его сердце надежду. Он свидетельствовал о ее полном доверии к нему.

– Я уже считала Брайана своим сыном, – еле слышно произнесла Амира.

– Я тоже, cher.

Ее тонкие руки обвились вокруг него.

– Дети будут счастливы с Келлерами. Они хорошие люди.

– Я все проверил. Их брак можно назвать образцовым. Никаких проявлений насилия со стороны обоих. Они обожают детей, но сами не могут их иметь. Мечта Брайана и Бекки сбылась, – подытожил Марк. – Почему ты плакала в одиночестве?

Почему ты не нуждаешься во мне так же, как я в тебе? Этот вопрос так и остался невысказанным.

Ее молчание продолжалось так долго, что Марк уже не надеялся получить ответ.

– Мой отец часто доводил мать до слез ради собственного удовольствия, – наконец произнесла Амира. – Я поклялась самой себе, что никому не позволю унижать себя таким образом.

– Я бы никогда…

Амира взяла в ладони лицо мужа и с волнением заглянула ему в глаза.

– Нет, Марк! Я не имела в виду… Я знаю, – прошептала она, – я знаю, ты бы никогда так со мной не поступил.

– Тогда почему?

Она сглотнула.

– Раньше мне было не к кому пойти. Я всегда горевала в одиночку.

Эти простые слова таили в себе многолетнюю боль. У него защемило сердце, когда он вспомнил, как часто блестели ее глаза от едва сдерживаемых слез.

– Плакать в одиночестве вредно для здоровья.

– А ты сам когда-нибудь плачешь?

Марк подумал о той пустоте, которая образовалась у него на душе, когда он потерял Брайана.

– Нет.

– Это тоже вредно.

Слова жены поставили его в тупик.

– Я твой муж. Разве в Зульхейле женщина не должна подчиняться своему мужу?

– В Зульхейле – да, но я уже начала изучать новые, американские правила. Согласно им, жена может ослушаться мужа, если у нее есть на то основания.

– Отлично, черт побери. – Марк обнаружил, что улыбается. – Ты собираешься превращаться в американку?

– Частично. Тебе это не нравится?

Марк засмеялся.

– Даже если и так, тебе ведь все равно, верно?

В воздухе повисло молчание.

– Ты мой муж, я завишу от тебя.

Амира не переставала его удивлять.

– Cher, даже если бы я и превратил твою жизнь в ад, то что бы от этого изменилось? – Он хотел ее рассмешить, но она по-прежнему оставалась серьезной. Тогда, обняв ее, Марк сказал: – Ладно, забудь об этом. Не такой уж я и плохой.

– Ты не жестокий, – немного помедлив, ответила Амира. – О таком муже, как ты, я и не мечтала. Но если бы у меня был выбор, то я бы не остановила его на тебе.

Это был удар ниже пояса.

– Почему?

– Потому что ты не можешь дать мне того, чего я больше всего хочу.

– И чего же?

– Любви, которую нечасто встретишь в этом мире. Любви, которая не ослабеет, когда я состарюсь и от моей красоты не останется и следа. Любви, которая будет поддерживать меня в суровых жизненных испытаниях. Вот чего я хочу больше всего на свете.

Это заявление на мгновение лишило Марка дара речи. Его жена облекла словами то, чего хотел он сам, но не мог четко сформулировать.

– Тебе довелось испытать подобную любовь?

– Это самое прекрасное, что есть на свете.

– Ромаз? – догадался Марк.

– Нет. – Ее ответ немного успокоил его. – Это была всего лишь юношеская влюбленность. Нет, я никогда не испытывала подобной любви и, возможно, не испытаю никогда.

– Почему ты думаешь, что я не смогу тебе дать такую любовь?

Амира фыркнула.

– Марк, ты что-то имеешь против красивых женщин. Я не глупа и знаю, что ты женился на мне неспроста. Ты хотел доказать всему миру, что тебе может принадлежать такая красавица, как я. – В ее словах не было хвастовства, одна лишь честность. – Не спорю. Ты балуешь меня, обращаешься со мной как с человеком, у которого есть свои чувства и мысли, но я не могу забыть, что досталась тебе в качестве награды, словно какая-то вещь. Ты легко уступил моему отцу, который хотел нас поженить, хотя мы виделись лишь мельком. Я пытаюсь, но никак не могу смириться с тем фактом, что на первом месте для тебя находится моя красота.

– Это очень серьезное обвинение.

Внутри у Марка все кипело от гнева. Возможно, их брак начался не самым правильным образом, но он никогда не относился к своей жене как к вещи. За прошедшее время он настолько привязался к ней душой и телом, что ее слова были лишены всякого смысла.

– Ты можешь его опровергнуть?

– Да, Черт возьми, могу. Я не считаю тебя вещью. Ты та женщина, которая вернула Брайана к жизни и поддерживала меня, когда мне пришлось с ним расстаться. В свободное время ты читаешь энциклопедии и тайком от меня смотришь познавательные передачи. Ты любишь клубничный щербет, и я слежу за тем, чтобы его запасы пополнялись каждые три дня…

От удивления у Амиры расширились глаза. Она и не подозревала, что Марк знает о ее любви к щербету, думая, что это экономка постоянно покупала его.

– Я не отношусь к тебе как к вещи. Я считаю тебя женщиной, непохожей на всех тех, которых я знал до сих пор.

– И ты женился бы на мне, если бы знал о моей любви к книгам и экономике? – настаива ла она.

Марк засмеялся.

– Cher, я чертовски рад тому, что ты такая умная. В начале нашего брака я думал, что связал себя с женщиной, которая наскучит мне за неделю. Уверяю тебя, с тобой мне некогда скучать.

– Прости меня, Марк. Я была несправедлива к тебе.

В сердце Амиры внезапно вспыхнул огонь. Оно шептало ей, что она может доверить Марку свои чувства и он будет бережно хранить любовь, которая внезапно подкралась к ней.

– Не извиняйся, – отрывисто произнес Марк. – Ты была права. Я действительно хотел доказать всему миру, что мне может принадлежать такая красивая женщина, как ты. От этих слов веяло холодом.

– Я понимаю.

– Нет, ничего ты не понимаешь, – Марк вздохнул и опустил голову. – Я рос в бедности. Будучи уроженкой Зульхейла, ты даже представить себе не можешь, в какой нищете мы жили. Мне приходилось попрошайничать, чтобы не умереть с голоду. Даже до знакомства с Мадди я иногда воровал.

У Амиры сжалось сердце. Она видела, что Марку нелегко признаваться в своих грехах.

– Меня поражет, что твоя мать не заботилась о тебе. Я не могу этого понять.

– Большинством шрамов на нижней части спины я обязан именно ей. Когда я был еще слишком мал, чтобы убежать, она частенько била меня до тех пор, пока не сдирала кожу.

– Ни одна мать бы так не поступила! – Амира встала на колени и посмотрела на него. – Нет, Марк, пожалуйста, не надо…

Увидев в ее глазах боль. Марк был ошеломлен.

– Это уже не имеет значения. Все в прошлом, – неожиданно для самого себя произнес он.

Амира погладила его по щеке.

– Но снаружи и внутри у тебя остались шрамы.

Марк пожал плечами.

– Не беспокойся об этом.

Она нахмурилсь, но в следующее мгновение наклонилась и нежно его поцеловала.

– Я буду беспокоиться. Расскажи, почему ты не любишь красивых женщин.

– Моя история не отличается оригинальностью, – начал Марк. – Я был бедным парнем, но умным и атлетически сложенным. Одно время я работал садовником и мойщиком машин у семьи Борнсуорси. Она была и по сей день остается одной из богатейших семей в наших краях. Я влюбился в Лидию Борнсуорси и пригласил ее на свидание. У меня никогда не было проблем с самоуверенностью, – шутливо заметил он, чтобы спрятать эмоции, вызванные болезненными воспоминаниями.

– На свидание?

– Да, на танцы, – пояснил Марк. – Лидия согласилась, но когда подошло время, дала мне от ворот поворот и пошла с кем-то еще. При этом она сделала так, чтобы о ее поступке знали все.

– Как она выглядела?

– Красивая стройная блондинка.

Для мальчика-подростка та девушка была воплощением добродетели, но сейчас Марк знал, что за внешним обликом Лидии скрывается жестокость. Теперь Лидия сама увивалась за ним, но он уже давно утратил к ней всякий интерес.

– Я видела ее фотографии в американских модных журналах. Она довольно красива… если, конечно, кому-то нравится такой тип женщин.

Ее язвительное замечание вызвало у Марка улыбку.

– Ты совсем другая. Ты самая горячая женщина из всех, которых я знал.

Ему понадобилось слишком много времени, чтобы осознать, что за маской ледяной неприступности прячется такое горячее сердце, что оно могло бы всю жизнь согревать его своим теплом.

– Женившись на мне, ты хотел показать семье Борнсуорси и остальным, что можешь обладать красивой женщиной, – подытожила Амира.

Ну вот, опять все сначала!

– Звучит ужасно, – пробурчал он, – но в этом лишь половина правды. Другая состоит в том, что я захотел тебя, как только увидел, без всяких на то причин. Я лишь знал, что ты должна стать моей, и завладел тобой.

Амира уставилась на мужа, будто не понимая смысла его слов. Затем, сузив глаза, она спросила:

– Но ведь ты еще не показывал меня своим друзьям и партнерам. Я что, недостаточно хороша?

– Я вдруг понял, что не хочу выставлять тебя напоказ. Ты только моя, – твердо заявил он.

Ее глаза расширились.

– Это слова собственника.

– Именно так.

Марк осознал, что ведет себя как собственник, когда дело касается его жены. Он не хотел ни с кем ее делить, особенно с циничными завсегдатаями гламурных вечеринок.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

К несчастью, в скором времени им пришлось посетить одно из подобных мероприятий. Марк не смог отказаться от приглашения на банкет, который устраивал один из его партнеров по бизнесу.

– Мы должны там присутствовать, – сказал Марк жене в вечер перед банкетом. Он всего час назад вернулся домой после напряженного рабо чего дня. К его удовольствию, Амира дождалсь его, чтобы вместе поужинать. Это говорило о многом, учитывая то, что она постепенно превращалась в независимую деловую женщину. – Я уважаю Арти, и он обидится, узнав, что мы были в городе и не пришли, – добавил Марк, расстегивая рубашку.

– Хорошо. – Амира закрыл учебник и положила его на туалетный столик. – Я не возражаю. Я твоя жена, и сопровождать тебя – одна из моих обязанностей.

Марк бросил на Амиру раздраженный взгляд, стараясь не обращать внимания на ее черную кружевную комбинацию.

– Ты и спишь со мной лишь потому, что это твоя обязанность?

Интересно, она надела этот сексуальный наряд специально для того, чтобы его соблазнить? Сердце Марка бешено заколотилось. Женщина, которая так поступает, чтобы доставить удовольствие мужу, должна испытывать к нему какие-то чувства. Хотя бы желание. Амира задумалась.

– Нет, я сплю с тобой только потому, что мне этого хочется. – Она сексуально улыбнулась. – Я бы не оделась так, если бы для меня секс с тобой был всего лишь обязанностью. – Она спустила одну бретельку.

Марк почувствовал, как у него внутри разгорается знакомый огонь желания. Не сводя с нее глаз, он снял с себя оставшуюся одежду. Амира протянула руки.

– Пошли в постель, дорогой.

Он хотел сказать что-то очень важное, но, увидев огонь желания в ее глазах, едва не лишился дара речи.

– Я лишь хочу предупредить тебя: толпа, собирающаяся на подобных мероприятиях, всадит тебе нож в спину, если ты дашь ей хотя бы малейший повод усомниться в твоей неуязвимости.

– Я? Уязвимая? – Амира наигранно фыркнула. – Я тверда и холодна как лед.

– Я забыл. – Стоя у кровати, Марк ждал, когда она подвинется, чтобы лечь рядом и приступить к исполнению своих самых любимых обязанностей. – Ты такая горячая.

Но его жена, наоборот, перебралась на край кровати и жадно уставилась на средоточие его мужского естества.

– Горячая, говоришь?

Марк задрожал, когда она опустила голову и подарила ему незабываемое наслаждение.

– Уф! Чертовски горячая.

Дальше слова уступили место поцелуям и ласкам…


Вечеринка оказалась в точности такой, как ожидал Марк. За исключением нескольких человек, которых он уважал, зал был полон дебютанток, спавших с чужими мужьями, и этих самых мужей. Ни одна из этих девиц не осмелилась подойти к Марку, потому что его не интересовали подобные особы, но он заметил, как злобно они смотрели на его жену.

– Держись поблизости, – предупредил он Амиру.

Она весело посмотрела на него.

– Я справлюсь. Я привыкла к тому, что обо мне постоянно говорят.

Марк кивнул.

– Не позволяй им обижать себя.

– Да, сэр. – В ее глазах светились искорки смеха. Тем не менее она большую часть вечера не отходила от него ни на шаг.

Когда ужин подошел к концу, Амира прошептала:

– Мне нужно припудрить нос.

Он кивнул, и она направилась в дамскую комнату.

Марк восхищенно смотрел ей вслед. Боже, она сногсшибательна. Другие мужчины весь вечер не сводили с нее глаз, но, напуганные ее ледяным высокомерием, не осмеливались к ней подойти. Марк с трудом удержался от улыбки: его жена была замечательной актрисой. Он-то знал, что на самом деле она была горяча – как огонь. Что ж, пусть другие остаются в неведении…

Он снова переключил свое внимание на вечеринку, и его тут же вовлекли в разговор. Когда Марк десять минут спустя оглянулся в поисках жены, то не обнаружил ее. Интуиция привела его в конец коридора, где находилась дамская комната. Его глаза сузились, когда оттуда вышла Лидия с торжествующей улыбкой на лице. Когда она увидела его, ее голубые глаза загорелись.

– Дорогой! – Она подошла и поцеловала Марка в щеку.

Вдруг у нее за спиной приоткрылась дверь, и в просвете показалась знакомая фигура.

Без малейших колебаний Марк оттолкнул Лидию.

– Что ты, черт побери, себе позволяешь? – Он терпеть не мог, когда им манипулировали.

Лидия покачнулась на высоких каблуках.

– Но Марк… Наши отношения…

Марк собирался вести себя по-джентльменски, но когда увидел, что глаза Амиры потемнели от боли, потерял всякую осмотрительность.

– Когда мы виделись в последний раз, ты демонстрировала мне свою грудь и предлагала попробовать ее на вкус. Помнится, я отказался и велел тебе возвращаться к старикашке, за которого ты вышла замуж. Разве не так? – Это про звучало как приказ.

Лицо Лидии стало белее мела.

– Ублюдок.

– Может быть, зато честный. С чего ты взяла, что я могу интересоваться тобой после того, как женился на женщине, которая в тысячу раз красивее и умнее тебя? – Он подошел к Амире и взял ее за руку. – Кстати, если я еще раз увижу, что ты обижаешь мою жену, кассета с записью нашего предыдущего разговора попадет в руки к твоему мужу.

– Ты лжешь, – дрожащим голосом произнесла Лидия.

– Хочешь проверить? – Он повернулся и посмотрел на спокойное лицо своей жены. Лидия обидела ее.

Не сказав больше ни слова, он повел Амиру к выходу.


Марк включил в спальне свет и взглянул на жену. По дороге домой она не произнесла ни слова. Он не настаивал, хотя весь кипел от гнева. Втащив ее в комнату, он запер дверь.

– А теперь ты расскажешь мне, чего тебе наговорила эта лживая тварь.

Марк угрожающе навис над ней, и Амира вжалась в стену.

– Откуда ты знаешь, что она лгала? – с вызовом бросила молодая женщина. Ее сердце бешено колотилось, глаза горели.

– Потому что Лидия не знает, что такое честность.

– Не смей мне приказывать, – прошипела она. – И отойди.

– Нет, – категорически заявил Марк. Его жену обидели, и он должен был знать подробности.

– Ты ведешь себя не так, как все американские мужчины.

– И как же я себя веду?

– Как один из наших вождей. Они грубы, словно первобытные люди.

– Это правда, cher? Тогда будет лучше, если ты прямо сейчас начнешь мне рассказывать о своем разговоре с Лидией. Мы, первобытные люди, не отличаемся терпением.

Взгляд Марка упал на ее сочные губы. Не задумываясь, он наклонился и страстно поцеловал ее. Это был поцелуй собственника.

Ее мягкие губы приоткрылись в немом призыве. Он принял приглашение и попробовал на вкус глубину ее сладкого рта. Его свободная рука скользнула по ее груди, но ему не понравилась на ощупь ткань платья. Не отрываясь от ее губ, Марк спустил бретельку с нежного плеча.

Амира обвила руками его шею, и Марк целовал ее до тех пор, пока обоим не стало трудно дышать.

– Кстати, что она сказала? – спросил он, поднимая голову.

Губы Амиры были влажными, взгляд рассеянным.

– Ты пытался соблазнить меня, чтобы добиться своего?

– Да. – Он сжал ее грудь. – Видишь, какой я коварный.

– Нет, это я не могу перед тобой устоять, – она снисходительно улыбнулась. – Лидия сказала мне, что ты жалеешь о браке со мной, поскольку любишь только ее одну. И якобы ты приглашал ее к себе в постель несмотря на то, что она замужем.

Им овладел гнев.

– И ты ей поверила?

Глаза Амиры сузились.

– Я сказала ей, что ты никогда бы не опустился до такой дряни, как она.

Это его не успокоило.

– Тогда почему она выглядела такой радостной?

– Наверное, она подумала, что ей удалось нас поссорить, посеяв в моей душе сомнения.

– И ей это удалось?

– Нет. Просто меня сильно задело, когда она дала понять, что для тебя я всего лишь красивая вещь. Трофей, как Лидия для ее мужа. Сегодня многие преуспевающие мужчины выбирают себе в жены красивых женщин и относятся к ним как к предметам роскоши, и я не исключение.

Марк чувствовал, как его покидают остатки самобладания. У него сердце разрывается при виде ее страданий. Подумать только, она считает себя его трофеем! Сняв рубашку и галстук, он скомандовал:

– Сними платье.

Она подчинилась.

– Что ты делаешь, Марк?

Она насторожилась, но за этой настороженностью угадывалось доверие, остудившее его гнев.

– Пытаюсь доказать тебе, что ты не трофей. Трофеи ставят на полку и восхищаются ими, а я хочу держать тебя в руках, получая от этого удовольствие и даря удовольствие тебе.

Поняв, что словами до нее не достучаться, Марк решил прибегнуть к невербальным средствам общения.

К тем, которые его жена понимала лучше всего.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Поездка в Зульхейл, состоявшаяся на следующий день, разительно отличалась от их первого совместного путешествия. Марк взял с собой в самолет документы, но, очарованный своей женой, даже не вынул их из дипломата.

Чувствуя себя более непринужденно, чем в первый раз, Амира поддразнивала мужа, смеялась вместе с ним, держала его за руку.

– Ты самый замечательный мужчина, – прошептала она, когда половина пути осталась поза ди.

Марк почувствовал, что краснеет.

– Почему ты решила сказать мне об этом?

Амира подмигнула ему и нежно поцеловала в щеку.

– Разве жена не может просто так сделать комплимент своему мужу? – Положив голову ему на плечо, она тесно прижалась к нему. Такая теплая, такая… любящая.

Марк, не осмеливался думать о том, что его мечты осуществились, но был уверен в одном: женщина, которая сейчас находится рядом с ним, и есть настоящая Амира.

Его приводило в замешательство лишь то, что, ведя себя естественно, она смотрела на него так, словно ожидала упрека.

Марк знал, что причина подобной реакции крылась в родительском непонимании, свидетелем которого она была дома. Амира с раннего детства видела, как ее мать подвергалась унижениям со стороны того самого человека, который должен был быть ее защитником. Марк знал, что пока его жена смотрит на него испуганными глазами, она не готова полностью ему доверять. Как заставить ее поверить в то, что он скорее умрет, чем станет таким же, как ее отец? К несчастью, Марк никак не мог найти выход из сложившейся ситуации.

Следующий день они решили провести с семьей Амиры. Ей не терпелось поскорее увидеть мать и братьев, но совершенно не хотелось встречаться с отцом.

– Всего один день, – успокоил жену Марк, посмотрев на ее мрачное лицо. – Думаю, ты выдержишь.

Вздохнув, она кивнула, и они поднялись по ступеням дворца, который прежде был ее золотой клеткой.

Мать Амиры очень обрадовалась приезду дочери. Братья тоже приветствовали ее радушными объятиями и подарками, которые тронули ее до глубины души. Отец что-то пробурчал и, широко улыбаясь, пожал Марку руку. Амира оставила их наедине и ушла с матерью. Банковские документы на имя Хиры Дазиры лежали у нее в сумочке.

Испытывая противоречивые чувства, Марк наблюдал за тем, как его жена удаляется с Хирой. С одной стороны, он был счастлив, что поездка доставила ей радость, но здесь повсюду были напоминания о том, при каких обстоятельствах она вышла за него замуж. Марк не мог отрицать, что не пытался отговорить Керима. Он хотел Амиру и получил ее. Ему было больно осознавать, что из-за этой поспешности Амира никогда не будет относиться к нему с той любовью и нежностью, о которой он всегда мечтал.

Поздно вечером Амира попыталась узнать у своего мужа, что с ним происходит. За последние несколько часов они едва ли перебросились парой слов.

– Ничего, – отрывисто бросил он.

Амира решила продолжить разговор, но Марк давал ей односложные ответы, и в конце концов она сдалась. Досадуя на его упрямство, она наконец оставила его и пошла в ванную, бормоча проклятия в адрес всего мужского пола.

Пятнадцать минут спустя Марк обнаружил ее сидящей на краю большой квадратной ванны, наполненной прохладной водой. Подняв голову, она увидела в его глазах знакомый блеск желания. Не обращая внимания на огонь, разгоревшийся в низу ее живота, она уставилась на него.

– Что тебе? – наконец спросила Амира, так как он продолжал молчать.

– Ничего. Я ухожу.

– Хорошо.

– Не хочешь узнать, куда? – резко спросил Марк.

Все! С нее хватит! Взяв губку, она швырнула ею в Марка. Он поймал ее, но на его голубой рубашке осталось мокрое пятно.

– Почему я должна беспокоиться о муже, который холоден со мной, когда я не сделала ничего плохого? – вспылила она.

– А тебе не хочется узнать, почему я так себя веду? – бросил Марк, подойдя ближе.

– Я не знаю, что тебе сделала, но, похоже, показывая мне свою холодность, ты просто пытаешься задеть меня. – Амира яростно сверкнула глазами. – Со мной нельзя так обращаться!

В этот момент Марк сделал то, чего она никак от него не ожидала. Быстро раздевшись, он перекинул одну ногу через край ванны и сел рядом с ней. Затем, притянув жену к себе, он поцеловал ее.

– К черту мои права! – В его глазах горело желание, но Амире показалось, что она разглядела в их глубине что-то еще. – Причина, по которой я веду себя как раненый медведь, состоит в том, что я боготворю землю, по которой ты ходишь. Здесь все слишком напоминает мне о нашем поспешном браке, о том, как я убил всякую надежду на любовь, женившись на тебе без ухаживаний. Я люблю тебя, принцесса, и мне невыносимо сознавать, что ты никогда меня не полюбишь.

Это внезапное объяснение лишило Амиру дара речи. Ее гордый муж должен был знать, что, признавшись ей в любви, он подарил ей мощное оружие, которым она могла воспользоваться против него. Нет, он не безнадежен.

– Я обожаю твою улыбку, твой голос, меня восхищает то, как ты обращаешься с мальчиками и пытаешься полюбить эти края, потому что их люблю я.

Амира впервые по-настоящему узнала, насколько глубоки чувства ее мужа. Его любовь была бурной и всепоглощающей, требующей взамен полной самоотдачи.

Вся дрожа, она протянула руку и нежно коснулась его щеки.

– Марк, я не могу… – прошептала она. – Что будет, когда я состарюсь? Когда на моем лице появятся морщины, а фигура испортится после родов?

– Я хочу состариться вместе с тобой, хочу, чтобы от радостного смеха на твоем лице появились морщинки, хочу, чтобы ты родила мне детей. У нас впереди целая жизнь, cher. Целая жизнь, чтобы заново узнавать друг друга.

Амира взволнованно заглянула в его глаза.

– Марк, я солгала тебе.

Его лицо помрачнело.

– Я сказала, что, если бы у меня был выбор, я бы не остановила его на тебе.

Марк вздохнул. Он пытался забыть это, но ее слова продолжали мучить несчастного мальчика, живущего внутри него. Мальчика, которого никто никогда не любил.

– Тебе известно, что у моего отца почти каждую неделю просили моей руки? – мягко спросила Амира.

Он удивленно посмотрел на нее.

– Марир – лишь один из многих. Я могла выбрать любого. Все они были деловыми партнерами отца.

– И Керим позволил бы тебе?

– Да, потому что если бы я продолжила сопротивляться, это могло бы нанести удар по его бизнесу. Когда отец приказал мне выйти за тебя замуж, я не возражала. До этого мне восемь раз делали предложение.

– Восемь? – тихо переспросил Марк.

Амира кивнула и виновато посмотрела на него.

– Мне не стоило труда отвергнуть их всех, хотя отец постоянно давил на меня. Он даже угрожал, что вышвырнет меня на улицу. – Амира играла пуговицей на его джинсах. Ее ресницы были опущены, но Марк видел, что она украдкой наблюдает за его реакцией. Он прищурился.

– У меня создалось такое впечатление, что я был лучшим из всех претендентов.

Поняв, что Марк на нее не сердится, она кокетливо улыбнулась.

– Так и было. Остальные женихи никуда не годились. Когда я увидела тебя, мое сопротивление внезапно было сломлено. Я больше не могла противостоять отцу. Так что видишь, я хотела в мужья только тебя.

Ее признание прозвучало как гром среди ясного неба. Марк почувствовал, что переполнявшие его эмоции вот-вот вырвутся на свободу. Не дождавшись ответа, Амира продолжила:

– Ты понимаешь, Марк? Я ждала тебя всю свою жизнь, хотя мне понадобилось некоторое время, чтобы осознать это. Я не ожидала, что ты окажешься таким мужественным.

Увидев огонек в глазах жены, Марк не удержался и поцеловал ее.

– Мои чувства к тебе так глубоки, что я не могу найти нужных слов, чтобы описать их. У меня на родине говорят: «Ul al eha makhin. Makhin al eha ul. Lael gha al aishann».

– Что это означает?

– Ты принадлежишь мне. Я принадлежу тебе. Вместе мы единое целое. – Ее голос дрожал.

Сердце Марка возликовало.

– Принцесса, я обещаю тебе, что так будет всегда. Всегда.

Наклонившись вперед, Марк скрепил свое обещание поцелуем.


home | my bookshelf | | Пленница свободы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу