Book: Раскрой мне объятия



Раскрой мне объятия

Дженис Спрингер

Раскрой мне объятия

1

Ранним утром, когда солнце робко начало освещать своими лучами еще спящую землю, на дороге показался автомобиль, марка которого, конечно, была известна местным жителям, но вряд ли кто-либо когда-нибудь видел такое авто своими глазами, что называется вживую.

Новенький «бентли» подъехал к дому Миллеров и остановился. Из него вышел высокий мужчина в строгом костюме. Сразу было видно, что он птица высокого полета. В этих краях незнакомец казался диковинкой ничуть не меньшей, чем его автомобиль. На ранчо Миллеров с таким лоском одевались только на праздники, например, на свадьбу. Да и то никто из местных жителей не мог себе позволить купить такой костюм, какой был на этом человеке.

Мужчина поднялся по ступенькам крыльца и нажал на кнопку звонка. Внутри дома послышался дребезжащий звук. Однако открывать мужчине не торопились. Через некоторое время он позвонил снова, более настойчиво, и только тогда на втором этаже в одной из спален зажегся свет.

Через несколько минут дверь наконец отворилась, и мужчина, приветствуемый удивленным женским возгласом, вошел в дом. Очевидно, гостей в столь ранний час здесь не ждали.


Нэнси проснулась как обычно, с восходом солнца. Но если всегда она пробуждалась самостоятельно, то сегодня могла бы поклясться, что ее разбудил какой-то звук. Она открыла глаза и прислушалась. Звук повторился. Что-то звенело и дребезжало. Спросонья Нэнси никак не могла определить природу этого звука. Наконец ее осенило: дверной звонок! Им не пользовались, наверное, несколько лет. Днем гостеприимные двери дома семьи Миллер всегда были открыты. Как, впрочем, и двери домов их соседей. Звонок мог означать только одно: к ним приехал кто-то чужой. Нэнси мигом вскочила с кровати и, шлепая босыми ногами по полу, подскочила к открытому окну и почти по пояс высунулась из него. Во дворе стоял автомобиль, сверкавший новизной и лоском.

– Ого! – воскликнула Нэнси и внимательнее оглядела двор. Тот, кто приехал на этом автомобиле, вероятно, уже вошел в дом.

Нэнси накинула халат и, даже не потрудившись запахнуть его хорошенько, выбежала в коридор. Сделав несколько шагов, она сбавила темп и, осторожно подойдя к лестнице, ведущей вниз, перегнулась через перила. В холле стояла ее мать Иона и разговаривала с незнакомым высоким мужчиной, которого Нэнси приняла за адвоката. По крайней мере, она не знала, кто еще, если не адвокат, может так хорошо одеваться и разъезжать на таком шикарном автомобиле.

– Я не получала никакой телеграммы, – услышала Нэнси голос матери. – И вообще ваш приезд полная для меня неожиданность.

– Простите, Иона, наверное, мне следовало позвонить прежде, чем приехать, но я был уверен, что телеграмма пришла вовремя. Еще раз извините за причиненные неудобства и за мой столь ранний визит.

– Так чем обязана? – холодно поинтересовалась Иона, сложив руки на груди.

– Это долгий разговор, – сказал незнакомец, явно намекая на то, что его следует пригласить хотя бы выпить чашечку кофе.

– Что ж, – фыркнула Иона, прекрасно поняв намек. – Пройдемте на кухню. Вы ведь не откажетесь от кофе?

Мужчина кивнул и последовал за Ионой. Проходя мимо лестницы он случайно кинул взгляд вверх и заметил Нэнси. Она с любопытством разглядывала незнакомца и ничуть не смутилась, когда поняла, что ее обнаружили. Мужчина весело подмигнул ей, и Нэнси ответила ему открытой улыбкой. Иона ничего не заметила.

Нэнси не узнавала свою мать. Обычно Иона с радостью встречала гостей, в какое бы время суток они ни приехали, но на этот раз было все по-другому. Так вести себя Иона могла только в случае, если человек ей был крайне неприятен. Нэнси же уже не могла относиться к этому мужчине холодно. Между ними благодаря улыбкам, которыми они обменялись, возникла симпатия. Теперь их словно связывала общая тайна.

Нэнси поспешила в ванную, наскоро умылась и причесалась, натянула джинсы и короткий топ – свою повседневную одежду – и спустилась в кухню, сгорая от нетерпения узнать, что же это за гость к ним пожаловал.

– Привет, мама! – Нэнси распахнула кухонную дверь и сделала вид, что впервые заметила гостя. – О, доброе утро, мистер…

– Стронг, – поспешил представиться мужчина и протянул Нэнси руку. – Генри Стронг.

– А я – Нэнси, – весело ответила она и взглянула на мать.

Та сидела за столом напротив мистера Стронга, прямая, будто кол проглотила, и строгая, словно ей предстояло решить мировую проблему.

Нэнси, не обращая больше внимания на мать, уселась на соседний стул и тоже налила себе кофе. Нэнси уже успела рассмотреть гостя и составить о нем мнение. На вид мужчине было около сорока пяти, веселый открытый взгляд выдавал в нем человека, который смотрит на мир с юмором, потому что уже успел хорошо узнать эту жизнь. Генри Стронг был высок, хорошо сложен и в меру красив.

Подходящий жених для моей матери, подумала Нэнси, как обычно думала обо всех мужчинах в возрасте от сорока и старше.

– Я слышала, как звонили в дверь, – первой нарушила неловко повисшее молчание Нэнси.

– О, простите. Я разбудил вас? – с мягкой улыбкой сказал гость и поклонился. – Я действительно слишком рано приехал.

– Ничего, – Нэнси беспечно махнула рукой, – я всегда встаю рано. Хотите булочку?

Она пододвинула к Стронгу плетеную корзиночку со сдобой.

– Нет, благодарю. Ваша замечательная мама уже угостила меня, – вежливо сказал Стронг.

Иона снова фыркнула, что почти всегда означало, что она недовольна. Если только ей что-то не попало в нос.

– Неужели ты думаешь, что я не имею понятия о правилах гостеприимства? – с иронией спросила она Нэнси.

Нэнси не обратила внимания на тон Ионы. Если мать не в духе, то лучше с ней не спорить. И конечно же Нэнси придется самой выяснять, с чем пожаловал их гость.

– Вы адвокат? – спросила Нэнси, откусывая от булочки и запивая ее кофе.

– С чего вы взяли? – удивился Стронг.

Нэнси пожала плечами.

– Мне так показалось. По крайней мере, у нас не бывает других гостей на таких классных тачках.

– У нас и адвокаты не ездят на таких автомобилях, – проворчала Иона.

– Честно говоря, я приехал к вам, Нэнси, – заявил Стронг.

Нэнси поспешно проглотила кусок булочки.

– Серьезно? А что я такого натворила?

– Я оставлю вас одних, – вдруг заявила Иона. – В конце концов, Нэнси уже двадцать три, она взрослая женщина и сама сможет решить все проблемы, которые вы собрались высыпать на ее голову.

Иона вышла, предусмотрительно оставив дверь приоткрытой, что не ускользнуло от внимания Нэнси. К счастью, Стронг сидел спиной к двери и ничего не заметил.

– Ну? – Нэнси вопросительно посмотрела на Стронга и ободряюще кивнула ему. – Мамы нет, валяйте рассказывайте, что случилось.

Генри Стронг окинул взором сидящую перед ним молодую женщину. Когда он увидел ее стоящую на лестнице, с растрепанными густыми каштановыми волосами и заспанными, но любопытными глазами, то подумал, что увидел совсем молоденькую девушку, лет девятнадцати. При ближайшем рассмотрении он заключил, что Нэнси вполне можно дать и все двадцать, но никак не двадцать три. Ее карие глаза светились озорством и лукавством. Нэнси была обладательницей пухлых губок, румяных щечек с ямочками и слегка вздернутого носика, который придавал ей озорной вид эльфа, решившего над кем-нибудь подшутить, но еще не выбравшего себе жертву. Что касается фигуры, то тут Стронг был просто покорен. Хотя Нэнси и нельзя было назвать худышкой, но такое стройное и крепкое тело можно было получить, только регулярно занимаясь в спортзалах. А Нэнси оно досталось от природы.

В общем, пришел к выводу Стронг, свежий воздух и вольная жизнь дает миру настоящих красавиц.

– Я приехал по поручению вашего отца, – произнес Стронг, внимательно наблюдая за реакцией Нэнси.

Нэнси удивилась. Она широко открыла свои карие глаза и хмыкнула. Стронг при всей своей прозорливости не смог бы сказать, что означает это «хм», и поэтому поспешил спросить об этом у самой Нэнси:

– Что это значит?

– Ничего. – Нэнси развела руками. – Просто я не знаю, что за поручение у вас может быть от человека, которого я в последний раз видела мельком в день своего десятилетия.

Пришла очередь Стронга хмыкнуть, правда, по другому поводу.

– Да, ваш отец несколько припозднился, но не стоит его винить в этом…

Скептическая улыбка Нэнси заставила его замолчать.

Кажется, сейчас я испорчу о себе все хорошее впечатление, которое вроде бы успел создать, подумал он, если продолжу рассуждать в том же духе.

– Впрочем, – продолжил Стронг, решив изменить тактику. – Не мне конечно же его оправдывать. Я здесь совсем по другому поводу.

– Слушаю. – Нэнси снова улыбнулась и поудобнее уселась на стуле.

– Мистер Джеймс Миллер, ваш отец, очень хочет увидеть свою дочь.

– И поэтому он решил отправить сюда вас? Кстати, вы кто? Его друг?

– И его поверенный, – подтвердил Стронг.

– А что, папаша при смерти? – предположила Нэнси единственный вариант, который, по ее мнению, мог объяснить, почему отец вдруг захотел с ней повидаться.

– О, конечно же нет! – испугался Стронг и суеверно постучал костяшками пальцев по столешнице.

Нэнси заливисто рассмеялась, запрокинув голову.

– Ой, какой вы смешной! – простонала она. – Вот уж никогда не думала, что человек, ездящий на «бентли» и в будний день носящий смокинг, может быть суеверным!

– Это не смокинг, – мягко поправил ее Стронг, улыбаясь. – Это простой деловой костюм.

Нэнси перестала смеяться и с удивлением взглянула на Стронга.

– Хотите сказать, что у вас в городе все в таких ходят?

– Честное слово, – Стронг приложил руку к груди, – абсолютно все деловые люди.

– Во дают! – восхищенно воскликнула Нэнси, чем вызвала еще одну улыбку Стронга.

Милая дикарка, подумал он, но, думаю, ее легко будет обучить хорошим манерам, если постараться.

– Так что же папаша? – напомнила ему Нэнси.

– Он послал меня с предложением того, чтобы вы приехали к нему погостить.

– А что ж он так мало ждал? – поинтересовалась Нэнси. – Мог бы пригласить меня к себе, чтобы отпраздновать мое сорокалетие.

– Не сердитесь на него, милая Нэнси. Вы же сами знаете, что после развода Иона была категорически против того, чтобы ваш отец виделся с вами.

– Ну, насколько я знаю, он особенно-то и не рвался со мной увидеться, – возразила Нэнси.

Теперь она качалась на стуле, рискуя свалиться на пол в один не совсем прекрасный момент. Стронг следил за ней обеспокоенным взглядом.

– И чего он сам не приехал? – продолжала придираться Нэнси. – А послал своего… как вы там сказали… проверенного?

– Поверенного, – поправил ее Стронг.

– Ну да, – кивнула Нэнси. – Так чего он сам не приехал?

– Видите ли, Нэнси… кстати, умоляю, не упадите со стула, ваш отец очень занятой человек, и без него компания может рухнуть, поэтому он старается никуда не отлучаться.

– А ну да, слышала я что-то там о какой-то там фирме, которой он владеет… А что, большая фирма? – поинтересовалась Нэнси.

– Большая, – кивнул Стронг. – Очень.

– И много там человек работает?

– Что-то около пяти тысяч.

– Чтоб мне лопнуть! – Нэнси все-таки слишком сильно качнулась на стуле, и, если бы Стронг не поспел вовремя, она непременно грохнулась бы со всего размаху об пол. – Так он, оказывается, крутой деляга? – спросила Нэнси, повисая на руках у Генри Стронга. – Сколько ж он, наверное, зарабатывает!

– Примерно сто тысяч долларов.

– В год? – испуганно спросила Нэнси.

– В месяц, – уточнил Стронг.

– Чтоб мне лопнуть… – прошептала Нэнси.



2

Нэнси сидела на деревянной ограде и жевала яблоко. Она прекрасно осознавала, что в ее возрасте просто неприлично лазать по заборам, но не могла отказать себе в этом удовольствии. К тому же на ней была надета узкая, длиной чуть выше колена юбка, которая сейчас открывала любопытным взорам ее стройные ножки. Следует сказать, что в данный момент, выставляя свои ноги на всеобщее обозрение, Нэнси преследовала вполне определенную цель: она знала, что Фред, заметив ее сидящей в такой позе, тут же подойдет к ней. Так и вышло. Фред увидел Нэнси, помахал ей рукой и направился к ней.

– Слезай с забора, – была его первая фраза. – Тебе что, нравится, когда все пялятся на твои ноги?

– Кто это все? – безразличным тоном поинтересовалась Нэнси, кидая огрызок в траву.

– Все парни, – пояснил Фред раздраженно. – Они с тебя глаз не сводят.

– Я знаю, – заявила Нэнси, но тем не менее спрыгнула с ограды. – Поцелуй меня.

Фреда не надо было просить дважды. Он знал, что все его друзья завидуют тому, что красавица Нэнси отдала предпочтение именно ему, хотя за ней увивалась целая стая парней.

Нэнси прижалась к его крепкому телу, чувствуя, как распаляется от ее поцелуев Фред.

– Прекрати, детка, – простонал он, не в силах выпустить из своих объятий податливую Нэнси. – У меня еще столько дел сегодня.

– Можно подумать, что ранчо без тебя погибнет, – обиженно пробурчала Нэнси. – У меня есть новости.

– Ты беременна? – с надеждой спросил Фред.

– Фу ты, начинается! – воскликнула Нэнси раздраженно.

В принципе она понимала, как ей повезло. Не каждый парень так хочет детей, как Фред. Она сама не раз успокаивала беременных подружек, оказавшихся в ситуации, когда их парни шли на попятную и знать ничего не хотели. На Фреда можно было положиться. Он неоднократно предлагал Нэнси выйти за него замуж, и она уже начала подумывать о том, что пора бы и согласиться. К тому же более подходящего кандидата в мужья, чем Фред, просто не найти. Однако что-то ее останавливало.

Фред хотел детей еще и по этой причине. Если Нэнси забеременеет, то ей ничего другого не останется, как выйти за него. Однако Нэнси была предельно осторожна.

– Нет, я не беременна, Фред. Ты же знаешь, как я не люблю все эти разговоры.

– Знаю, – хмуро ответил он. – Тогда какие у тебя новости?

– Не поверю, что ты не догадываешься. Хотя даже если и догадываешься, то все равно неправильно.

– Ты о «бентли» у вашего дома? – спросил Фред. – Конечно, я знаю, что к вам приехал какой-то франт. Уже все об этом говорят.

Нэнси взяла Фреда за руку и повела его в яблоневый сад. Там им никто не помешает, и они смогут поговорить спокойно, не опасаясь, что их разговор долетит до чьих-нибудь любопытных ушей.

– И что говорят? – поинтересовалась Нэнси, усаживаясь на поваленное дерево. – Кстати, как долго будет торчать здесь это бревно? Молния ударила в это дерево год назад!

– Я сегодня уберу его с ребятами, – послушно ответил Фред

– Да нет же, оно мне совершенно не мешает. Это я так, к слову. Так что?

– А ничего не говорят, – сказал Фред. – Все теряются в догадках.

– Просто у народа скудная фантазия, – изрекла Нэнси. – Не поверишь – это мой папочка объявился.

Фред с удивлением воззрился на нее, лихорадочно соображая, не ляпнул ли он ненароком что-либо обидное по поводу незнакомца на «бентли».

– Так этот… Это твой отец приехал?

– К счастью, нет! – заявила Нэнси. – Иначе моя мама его даже на порог бы не пустила. Это поверенный моего отца.

– Ну и что ему надо? – спросил Фред, шестым чувством ощущая, что ничего хорошего для себя он не услышит.

– Папа зовет меня в гости.

– С чего бы это вдруг? Он о тебе четырнадцать лет не вспоминал!

– Ничего не четырнадцать! – принялась защищать отца Нэнси, которая недавно в тех же словах высказывала свои дочерние претензии Стронгу. – Он всегда присылал мне подарки на день рождения и Рождество.

– Надо же, какая щедрость! А то, как вы с матерью тут живете, его не интересовало, – хмуро заметил Фред.

– Ты ничего не знаешь, – мягко сказала Нэнси, беря его за руку. – Мама сама отказалась от его помощи.

– Значит, причины были, – упрямо продолжал гнуть свою линию Фред. – Я знаю твою мать, она не станет враждовать из-за ерунды.

– Она просто слишком гордая, чтобы принимать помощь от человека, которого застукала в постели со своей лучшей подругой!

Фред поморщился. Он, конечно, знал о причинах развода Джеймса и Ионы Миллер, но был слишком тактичен, чтобы намекать об этом Нэнси. Но раз уж она сама затронула эту тему…

– Вот видишь. Я же говорю: были причины. Ну и что ты сказала этому пижону на «бентли»? Надеюсь, послала подальше?

Нэнси помотала головой.

– Нет. Я хочу поехать.

– Да ты в своем уме?! – взорвался обычно спокойный Фред. – Только не говори, что твоя мать согласна тебя отпустить.

– Может, и не согласна. Скорее всего, так. Но она предоставила мне право самой решать, ехать мне или нет. А я хочу поехать! Фред, – Нэнси наклонилась к нему и посмотрела на него расширившимися глазами, – оказывается, отец зарабатывает сто тысяч! В месяц!

– Ничего себе, – прошептал ошеломленный Фред. – Даже не знал, что такое возможно.

– У меня отец – миллионер! – нараспев произнесла Нэнси, которая сама еще не могла это осознать.

– Хочешь сказать, что только этот факт тебя переубедил? Ну, Нэнси, не знал я, что деньги для тебя имеют такое значение.

– Уф, глупый! – воскликнула задетая за живое Нэнси. – При чем здесь деньги? Просто я смутно помню, как выглядит мой отец. Я хочу его увидеть. Это будут каникулы, понимаешь? Поехать в Лос-Анджелес! Да об этом можно только мечтать! Ах, ведь я буду жить в районе Беверли-Хиллз! Генри говорит, что у отца огромный дом с бассейном и собственная яхта!

– Генри? Это еще кто? – ревниво спросил Фред.

– Тот самый поверенный, который приехал за мной, – объяснила Нэнси. – Ах, Фред! Это сказка! Ну почему бы мне не поехать? Всего только на недельку!

– Ну, если только на недельку, – согласился Фред, который знал, что Нэнси все равно не переспорить, если уж она что-нибудь вбила себе в голову.

– Ты будешь скучать? – спросила Нэнси, подсаживаясь ближе к Фреду и заглядывая ему в глаза. – Будешь?

Фред ощутил жар тела Нэнси, и взгляд его скользнул в декольте блузки. Он с трудом сглотнул.

– Нэнси, отсядь подальше, или я за себя не отвечаю, – хрипло сказал он. – Конечно, я буду по тебе скучать. Будь моя воля, я бы тебя и не отпустил никуда.

– Ты прелесть, Фред! – воскликнула Нэнси и поцеловала его в губы.

Фред нетерпеливо обхватил ее за талию и запустил ладонь в ее шелковистые волосы. Он сходил с ума от этой женщины. Внезапно Нэнси отстранилась и взглянула на него с лукавой улыбкой.

– Не сейчас, Фред. Ты же сам сказал, что у тебя сегодня еще слишком много работы.

Она вспорхнула с места и поманила Фреда пальчиком.

– Пойдем, а то твои дружки будут трепать языками неизвестно что.

– Когда ты уезжаешь? – спросил Фред, снова обретя возможность ясно мыслить.

– Завтра утром. Прямо сейчас иду паковать чемодан. Кстати, машина взята напрокат. Мы полетим на частном самолете, который тоже принадлежит моему отцу.

– Завтра? Уже завтра? О, Нэнси, как я буду без тебя?

– Если узнаю, что ты в мое отсутствие заглядывался на девчонок, – пригрозила ему Нэнси, – не рассчитывай, что когда-нибудь вымолишь у меня прощение.

– Да что ты, Нэнси, – сказал Фред, нежно глядя на свою подругу, – мне никто, кроме тебя, не нужен. Это ты там будь поосторожнее.

Нэнси рассмеялась.

– О чем это ты? Боишься, что я могу влюбиться в какого-нибудь богатого красавчика с тремя автомобилями и кучей денег?

Фред даже побледнел от одной мысли об этом.

– Нэнси, обещай мне, что этого не произойдет!

– Как я могу обещать? Всякое случается. Любовь с первого взгляда, и все такое.

Она снова рассмеялась, заметив, что Фред воспринимает ее шутки всерьез.

– Глупенький, – она обняла его и потерлась носом о его щеку, а потом звонко чмокнула его в губы. – Никуда я от тебя не денусь.

– Очень надеюсь, – скептически пробормотал Фред.


Нэнси впервые с такой тщательностью собирала вещи. Побывать в Лос-Анджелесе! Это фантастика! Нэнси чувствовала себя Золушкой, которой фея подарила хрустальные туфельки.

Надеюсь, в полночь «бентли» не превратится в тыкву, подумала Нэнси с улыбкой.

Она взяла чемодан и спустилась в холл. Стронг уже ждал ее. Он выхватил чемодан из ее рук.

– Нэнси, что же вы не сказали мне, чтобы я помог вам?

– Он совершенно не тяжелый, – возразила Нэнси с улыбкой. – Но спасибо за заботу.

Иона и Фред тоже стояли в холле и ждали, когда Нэнси вспомнит о них.

Такое ощущение, будто я уезжаю навсегда, подумала Нэнси.

У Ионы было непроницаемое выражение лица. Невозможно догадаться, о чем она думает. Иона ни слова не сказала дочери о поездке. Однако Нэнси была уверена, что мать всем своим существом против того, чтобы она уезжала. Иона так и не смогла простить своему мужу измену. Хотя ее подруга уже полтора года как умерла после тяжелой болезни и Джеймс остался вдовцом, Иона ни в какую не шла с ним на контакт. Она действительно отказалась от его денежной помощи и запретила ему видеться с дочерью. Правда, если бы Джеймс был понастойчивее, то Иона смягчилась бы. Однако отец Нэнси предпринял только несколько попыток увидеть дочь, что, по мнению Ионы, было слишком мало. Единственным, что всегда напоминало Нэнси о том, что у нее все же есть отец, – это его подарки на праздники. Теперь же Иона искренне считала свою дочь предательницей. Слишком быстро Нэнси забыла о том, что отец почти не вспоминал о ее существовании все эти годы. Иона тоже в глубине души полагала, что Нэнси прельстилась богатым домом и яхтой.

У Нэнси же на этот счет было совершенно иное мнение. Она всегда мечтала о том, что у нее будет настоящая семья. И не важно, будут ли мать и отец вместе или нет: она, безусловно, понимала, что полное воссоединение семьи ждать абсурдно. У нее появилась наконец возможность увидеть отца. И будь он нищим, который просит милостыню, Нэнси все равно поехала бы. Хотя нельзя не признать, что ее самолюбию льстило то, что ее отец столь богат.

Фред же только тихо вздыхал. Он не хотел отпускать свою Нэнси, но и запретить ей тоже ничего не мог.

Нэнси поцеловала сначала мать, потом подарила долгий поцелуй Фреду и упорхнула. Она села в автомобиль и помахала им на прощание рукой из окошка. Нэнси повернулась назад и долго смотрела на свой дом, пока он не скрылся из виду.

– Не бойся, Нэнси, – заметив ее взгляд, сказал Стронг. – Ты же уезжаешь не навсегда.

Нэнси пожала плечами. В глазах ее не было грусти. Напротив, она воспринимала свою поездку как неожиданное приятное приключение.

– Я тоже недавно об этом подумала, – сказала Нэнси, улыбаясь. – Меня так провожали, чуть ли не со слезами на глазах, что просто смешно.

– Волнение твоей матери понятно, – кивнул Генри. – А Фред, по-видимому, искренне любит тебя.

– Ага, – подтвердила Нэнси.

– А ты его? – спросил Генри.

Нэнси пожала плечами.

– Конечно же я люблю его, – сказала она легкомысленно. – А кого же мне еще любить?

Нэнси заметила улыбку Стронга, но не поняла, что та означает.

– Расскажите лучше о моем отце, – попросила она.

– Что тебя интересует?

– Все. Можете начать с внешности.

– Ну, ты очень на него похожа, – сказал Генри. – Та же улыбка, тот же цвет глаз и ямочки на щеках.

– Мама всегда мне так говорила. И ей это не нравилось, – рассмеялась Нэнси. – А чем он занимается? Что за люди его окружают?

– Он всегда жутко занят. Руководить огромной компанией не так-то просто. Ну а люди… Все из высшего общества. Твоя сестра общается только с так называемой золотой молодежью.

– Сестра?! – воскликнула Нэнси. – У меня есть сестра?! Что ж вы молчали, я понять не могу?

– Разве ты не знала? – Казалось, Стронг удивлен не меньше Нэнси.

Нэнси покачала головой, с восторгом глядя на него.

– Чтоб мне лопнуть! Давайте же, не тяните резину, расскажите мне о сестре. Мы похожи?

– Ничуть, – сказал Стронг. – Она – копия своей матери.

– С ума сойти можно! – простонала Нэнси. – И я ничегошеньки не знала!

– Видимо, Иона решила, что тебе совершенно незачем знать о ней.

– Да, наверное, – согласилась Нэнси и уставилась в окно.

У меня есть сестра! Я только что обрела отца, а теперь выясняется, что в придачу к папаше получаю еще и сестру! Нет, ну не замечательная ли штука жизнь?

Спустя пятнадцать минут Генри Стронг начал поглядывать на Нэнси с беспокойством. Он уже привык к тому, что эта юная женщина не умолкает ни на минуту.

– Что с тобой, Нэнси? – осторожно спросил он. – Ты не рада?

– А? – Нэнси повернула к нему задумчивое лицо. – Нет, разумеется, рада. Просто я задумалась. Мне хочется как можно скорее всех увидеть. Не могу понять, что со мной происходит. Я растеряна. Вроде бы, с одной стороны, я в восторге, а с другой стороны… Я же их совсем не знаю: ни отца, ни сестру. А сколько ей лет и как ее зовут?

– Она младше тебя на три года, и зовут ее Ариэль.

Нэнси расхохоталась.

– Как русалочку?

Генри Стронг тоже улыбнулся.

– Это имя распространено у аристократов.

– Пф! Аристократы! А я тогда кто же? Деревенская простушка? Впрочем, так и есть. Я же даже не знаю этикета и говорю неправильно!

Стронг бросил на нее удивленный взгляд.

Вот как, значит, она и сама все прекрасно понимает. Что ж, это даже к лучшему. Так ее будет легче перевоспитать, еще не поздно. Может быть, из нее получится настоящая светская львица, если подойти к делу правильно. С таким темпераментом она будет пользоваться сумасшедшей популярностью в обществе.

– Но ведь ваша мать прекрасно знакома со всеми тонкостями этикета, она вела светскую жизнь до того, как… развелась с вашим отцом. Неужели она вас ничему не пыталась научить?

– Нет, она считала, что это пустая трата времени. Мама говорит, что светский лоск не принес ей счастья, а потому незачем знать все эти премудрости.

– Вы где-нибудь учились после того, как окончили школу?

– Конечно. Я училась в колледже, – сказала Нэнси и снова отвернулась к окну. Стронг понял, что разговор ей неинтересен.

Что ж, у нее будет время понять что к чему, подумал он. Но пусть теперь отец беседует с ней на все эти темы.


– Вот это домина! – воскликнула Нэнси, едва машина въехала в ворота. – Сколько же народу здесь живет?

– Только ваш отец и ваша сестра, – улыбнулся Стронг. – Ну и еще с десяток слуг.

– Хм… – неопределенно хмыкнула Нэнси. – Что-то мой папаша не спешит меня встречать.

Стронг пожал плечами.

– Наверное, он еще не приехал домой.

– Да уж, – не упустила возможности уколоть его Нэнси. – Вот что значит светское общество. В моем городке никто не позволит гостю чувствовать себя ненужным. Тем более родной отец.

Стронг сделал вид, что его не задело это замечание, и провел Нэнси в дом. Она осмотрелась. Огромный холл, высокий потолок, шикарная люстра…

– Прямо как в театре. – Нэнси усмехнулась. – Какая роскошь.

Она перевела взгляд на лестницу и увидела, что по ней спускается настоящая принцесса.

А вот и моя сестренка, мелькнуло у Нэнси в голове.

Девушка была одета в шелковый пеньюар и явно только что проснулась. Однако, несмотря на это, вовсе не выглядела заспанной и растрепанной, как обычно Нэнси.

По-моему, они тут даже спать ложатся уже причесанными и накрашенными, подумала Нэнси.

У Ариэль были светлые волосы и синие глаза. Настолько синие, что Нэнси усомнилась, природный это цвет радужки или контактные линзы. Да, Стронг прав: сестры были совсем не похожи. Ариэль – холодная красавица, Нэнси – милая дикарка.

Я по сравнению с ней просто дурнушка, решила Нэнси.

Ариэль остановилась на полпути и зевнула, изящным театральным жестом прикрыв рот ладошкой.

– Вы так рано, Генри. Просто непростительно рано.

– Надеюсь, вас разбудил вовсе не наш приезд, – сказал Стронг.

– Не угадали, именно ваш. – Ариэль перевела взгляд синих глаз на Нэнси.

Повисло неловкое молчание. Ариэль не собиралась здороваться с Нэнси первой.

– Познакомьтесь, – поспешил представить их друг другу Стронг. – Наконец-то сестры встретились.

Ариэль спустилась и подала Нэнси руку. Та пожала ее довольно холодно. Если сестра не выказывала никакого восторга по поводу ее приезда, с какой стати Нэнси будет вести себя иначе?

– Приятно познакомиться, – проронила Ариэль и пренебрежительно осмотрела Нэнси с головы до ног. – Пойду выпью кофе.

С этими словами Ариэль действительно ушла, оставив гостью стоять посреди холла.

– Могла бы быть и повежливее, – буркнула Нэнси.

– Она всегда такая, – пробормотал Стронг, который тоже был смущен столь холодным приемом. – Ну пойдем, я покажу твою комнату.

Они поднялись наверх, и Нэнси вошла в светлую просторную спальную.

– Здесь уютно, – констатировала она, уперев руки в бока и осматривая комнату. – Мне нравится.

– Вот и хорошо, – обрадовался Стронг. – Располагайся. Если хочешь, отдохни. Ты, наверное, устала с дороги.

– Ничуть, – возразила Нэнси. – Я только душ приму – и порядок.

– Тогда я жду тебя внизу через… – Он выразительно посмотрел на Нэнси.



– Двадцати минут мне хватит, – сказала она.

Стронг вышел, и Нэнси осталась одна. Она раскрыла свой чемодан и разложила вещи, которых было не так уж и много, по полкам в шкафу.

– Они думают, что круче них нет никого, – сказала Нэнси, которая любила иной раз поговорить с собой. – Эта Ариэль считает, что я необразованная деревенщина. Однако мама все же вдолбила мне в голову некоторые знания о правилах поведения. Все-таки я училась в колледже и говорить правильно умею. Ну, может быть, иногда мне придется останавливать себя, чтобы не ляпнуть что-нибудь лишнее, – добавила она, подумав.

Через двадцать минут, как и обещала, Нэнси, приняв душ, переодевшись и приведя в себя в порядок, спустилась вниз. Генри Стронг уже ждал ее.

– Пройдем в столовую. Ариэль там.

– Она все это время пила кофе? – язвительно осведомилась Нэнси. – Не лопнет?

Ариэль действительно сидела за столом и намазывала на булочку джем.

Нэнси уселась на стул и потянулась к кофейнику.

– О, не волнуйся, тебе нальют, – сказал Стронг, и тут же рядом с Нэнси появилась молоденькая девушка в передничке.

– Что я, без рук, по-вашему? – удивилась Нэнси. – Сама как-нибудь налью. Может быть, меня еще и с ложечки будут кормить? Спасибо, я сама.

Она взяла кофейник и налила себе кофе, потом потянулась за булочкой, последовав примеру Ариэль, и откусила большой кусок.

По взгляду сводной сестры Нэнси поняла: что-то не так, и быстро посмотрела на Стронга. Однако тот спокойно жевал свой завтрак и не обращал на Нэнси никакого внимания. Ариэль же, жеманно сложив губки, презрительно косилась в сторону Нэнси.

Нэнси застыла с булочкой в руке. Аппетит пропал, однако она заставила себя откусить еще кусок.

– Что? – не выдержала Нэнси, заметив, что Ариэль с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться. – Что такое?

Генри Стронг с испугом взглянул на сестер.

– Ничего, – ответила, пожав плечами, Ариэль.

– А что тогда ты так на меня смотришь? У меня вдруг усы выросли?

– Что случилось, Ариэль? – мягко спросил Стронг, пытаясь предотвратить ссору.

Нэнси, впрочем, уже поняла, что отношения с сестрой у нее не сложатся. Слишком они были разными, поэтому она даже не пыталась быть вежливой.

Чего ради? – подумала Нэнси. Она будет надо мной смеяться, а я все спокойно сносить? Еще чего не хватало!

– Хм. Просто я никогда не видела, чтобы так ели, – сказала Ариэль все тем же капризным тоном.

Она произнесла в присутствии Нэнси всего пару фраз, но та успела заметить, что другого тона Ариэль не знала.

– А как я ем? – поинтересовалась Нэнси.

Ариэль развела руками, взглядом прося поддержки у Стронга.

– Вы не ели несколько дней? – спросила она.

– Ариэль, перестань, – сказал Стронг. – Как ты себя ведешь?

– Извините, у меня пропал аппетит, – сказала Ариэль и поднялась из-за стола. – А вам приятно окончить завтрак.

– Я ничего не понимаю, – призналась Нэнси. – Но знаю одно: если она еще раз сделает мне замечание, я ей повыдергаю все волосы!

– Нэнси, не надо уподобляться Ариэль. С сожалением должен признать, что у нее плохие манеры.

– Да? – с сарказмом переспросила Нэнси. – А она почему-то посчитала, что плохие манеры у меня. Что ей не понравилось, скажите на милость?

– Наверное, что ты… – Стронгу с трудом давались эти объяснения, – ну, что ты слишком помногу откусывала. Наверное, так. Видишь ли, милая Нэнси, – поспешил пояснить он, заметив, как вытянулось у нее лицо, – Ариэль зациклена на хороших манерах. Мне, например, абсолютно наплевать, как человек ест.

– По-моему, я не чавкала, не сморкалась за столом и не вела себя по-свински, – сказала Нэнси. – Ну и дела! Нет, я очень рада, что не воспитывалась в такой атмосфере. Лучше быть простушкой Нэнси, чем этой оглоблей с постной миной.

Генри Стронг не сдержал улыбки. Он уже и сам не раз с момента знакомства с Нэнси ловил себя на мысли о том, что старшая дочь Джеймса Миллера нравится ему гораздо больше, чем Ариэль, которую он знал с ее рождения.


Время до обеда Нэнси провела, слоняясь без дела по дому, а затем и саду своего отца. Ее не оставляла мысль, что она зря сюда приехала.

Это точно была плохая идея, думала она. Сидела бы сейчас дома, готовилась к свадьбе с Фредом. Что мне еще нужно?

Несколько раз вдалеке проплывала Ариэль, но Нэнси не имела никакого желания с ней разговаривать. Обед прошел по-прежнему в отсутствие отца, и к тому же исчез Генри Стронг.

– Где Генри? – спросила Нэнси, сидя за длинным столом напротив своей сводной сестры.

Та пожала равнодушно плечами.

– Не думаешь же ты, что его назначили тебе в няньки? – сказала Ариэль. – Он работает вместе с моим отцом. У них много дел.

– С нашим отцом, – немного резко поправила ее Нэнси.

Ариэль снова пожала плечами, давая понять, что не видит особой разницы и вообще не в восторге от такого родства.

Нэнси кусок не лез в горло. Она пыталась себя пересилить, но не могла. Ей постоянно казалось, что Ариэль исподтишка наблюдает за ней и посмеивается над ее манерами.

Какой-то кошмар, думала Нэнси. Я взрослая двадцатитрехлетняя женщина, а веду себя как несформировавшийся подросток. Обращаю внимание на какую-то грубиянку, которая сама весьма отдаленно представляет себе, что такое приличия.

И тем не менее Нэнси поспешила покинуть столовую, несмотря на то что осталась полуголодной. Она снова вышла в сад и с досады так пнула попавший ей под ногу камень, что тот отлетел на несколько метров.

– Так можно и ногу сломать, – услышала Нэнси чей-то голос. – А если бы вы решили пнуть не камень, а, например, бордюр? Злость туманит наш разум, не стоит подчиняться ей.

Нэнси подняла глаза и увидела перед собой мужчину, примерно ее ровесника. Он улыбался.

– Как вас зовут? – спросил он.

– Нэнси, – ответила та и протянула ему руку.

Незнакомец не ответил на ее рукопожатие, как ожидала Нэнси. Он дотронулся губами до ее руки.

Как в восемнадцатом веке, мелькнуло в голове у смущенной Нэнси.

– А меня зовут Брайан Маккрей, – представился тот как ни в чем не бывало. – Вы гостья в этом доме? Родственница мистера Миллера?

– Что-то вроде того, – пробормотала Нэнси, которая никогда не терялась, а тут вдруг почувствовала странную робость.

Брайан Маккрей смотрел на нее своими серыми, чуть насмешливыми глазами, и от его взгляда Нэнси теряла дар речи. Впрочем, она довольно быстро его обрела. Нэнси уже поняла, что в этом доме поговорить, кроме Генри Стронга, не с кем, и потому уцепилась за подвернувшуюся возможность завести новые знакомства.

– А вы? – спросила его Нэнси. – Вы, надеюсь, не родственник?

– Нет, – рассмеялся Брайан. – Я позволю себе смелость назваться другом семьи.

– А-а-а, – протянула Нэнси. – Ясно.

– Прогуляемся по саду? – предложил Брайан, который в совершенстве владел искусством вести беседу.

– С удовольствием, – откликнулась обрадованная Нэнси. – А то я тут совсем зачахла. Скучища жуткая!

Она тут же прикусила себе язык, поймав слегка удивленный взгляд Брайана.

Ох, ну неужели же мне придется здесь следить за каждым своим словом?! – вздохнула Нэнси. Тогда я точно умру со скуки ближе к концу недели.

Брайан не стал ждать, когда Нэнси решится приступить к нему с расспросами, и сам стал рассказывать о себе:

– Я адвокат, окончил университет два года назад, но у меня уже есть практика. Не буду хвастаться, однако надеюсь стать востребованным адвокатом. Я приглашен мистером Миллером сегодня на ужин, но пришел несколько раньше. Думал, что если не застану дома самого хозяина, то поболтаю с Ариэль.

С ней можно болтать? Неужели?

– А вы откуда, Нэнси?

– Издалека, – отделалась Нэнси неопределенной фразой, но тут же улыбнулась. – Ариэль дома, так что можете не тратить на меня свое время.

– Мне вовсе не в тягость беседовать с такой очаровательной девушкой, как вы, – сказал Брайан.

Нэнси искоса взглянула на него. Говорит правду или издевается? Нэнси обратила внимание на то, как одет ее новый знакомый. Тот же строгий костюм, что и на Генри Стронге, только менее официальный.

Неужели они всегда так ходят? А на уик-эндах? А когда спят, они его хоть снимают? – вертелись в голове у Нэнси язвительные мысли.

Брайану костюм шел, этого нельзя было не признать. Как нельзя было не заметить и того, что этот мужчина очень красив. Загорелый, со светлыми волосами, которые составляли контраст его смуглой коже, мускулистый – это было заметно, несмотря на свободный покрой пиджака. На его лице светились каким-то загадочным светом серые глаза. Нэнси его взгляд просто парализовал.

Сама же она была одета в легкую летнюю юбку зеленого цвета ниже колен и в тон ей блузку. С огорчением Нэнси констатировала тот факт, что Ариэль выглядела гораздо элегантнее, чем она.

Эта мысль заставила Нэнси еще выше вскинуть голову, чтобы придать своему виду ту самоуверенность гордой провинциалки, которой ей сейчас так недоставало.

– Так кем вы приходитесь мистеру Миллеру? – спросил Брайан. – Простите, конечно, меня за назойливость.

– Я его дочь, – заявила Нэнси.

– О, – Брайан выглядел крайне удивленным, – я и не знал, что у Ариэль есть сестра. Хотя я слышал, что мистер Миллер женат во второй раз.

– Да, знаете ли, я тоже знать не знала о своей сестренке, – призналась Нэнси. – А тут – нате вам. Целая огромная семья объявилась.

– Здорово! – с воодушевлением воскликнул Брайан. – В этом доме всегда чего-то не хватало. Теперь Ариэль не будет скучно. Родственники – это замечательно!

– Да? – Нэнси скептически взглянула на него. – Вы действительно так думаете.

– Я знаю об этом лучше, чем кто-либо другой, – с нотками грусти в голосе сказал Брайан. – Меня воспитывала бабушка. Родители погибли, когда я был совсем маленьким. И мне всегда не хватало родственной поддержки. Так что, думаю, Ариэль просто в восторге, что у нее появилась сестра!

– Я бы так не сказала.

– Вы просто еще слишком мало общались, – возразил Брайан.

– Да, наверное, – проронила Нэнси, которая мечтала прекратить наконец этот разговор об Ариэль.

– О, смотрите, вот и мистер Миллер, – сказал Брайан.

Нэнси оглянулась и увидела на террасе высокого мужчину средних лет.

Неужели это и есть мой отец? – подумала Нэнси с волнением. Как все это странно. Я его почти не помню.

– Пойдемте же, – Брайан взял Нэнси за руку и потащил за собой, – вы же наверняка еще не виделись сегодня.

Мы не виделись четырнадцать лет, мелькнуло в голове у Нэнси.

Она взошла вслед за Брайаном на террасу, где уже собралась вся ее внезапно обретенная семья. Отец, Ариэль, Генри Стронг.

– Привет… папа, – выдавила из себя Нэнси.

Мужчина повернулся к ней. В его глазах были восхищение и такая непередаваемая нежность, что Нэнси растерялась.

– Дочка, дорогая, как же я по тебе скучал! – воскликнул Джеймс Миллер и заключил Нэнси в свои крепкие объятия.

– Я тоже рада тебя видеть, – ответила Нэнси отцу, которому она едва доставала до плеча.

– Какая ты красавица… – Джеймс Миллер взял Нэнси за плечи, слегка отстранил и окинул ее взглядом. – Просто поразительно.

– А что, в детстве я не подавала признаков грядущей красоты? – пробормотала Нэнси, однако отец не обратил внимания на этот укол.

– Как же я рад снова тебя увидеть, – сказал Джеймс и опять прижал дочь к сердцу.

– Ужин подан, мистер Миллер, – доложила служанка.

– Да, конечно, идемте же! – сказал Джеймс и увлек Нэнси в столовую.

Там он усадил ее по правую руку от себя, Ариэль расположилась по левую, рядом с ней сел Брайан, а возле Нэнси очутился Генри.

Какая теплая семейная атмосфера, с усмешкой подумала Нэнси. Какой узкий семейный круг. Такой узкий, что даже тесно.

Нэнси по-прежнему не могла заставить себя проглотить хоть кусочек. Теперь уже не столько из боязни сделать какую-нибудь непростительную ошибку, сколько потому, что чувствовала себя скованной в присутствии отца, который то и дело обращался к ней с глупыми вопросами: как ей нравится суп, почему она так мало положила себе салата, не хочет ли она еще паштета.

В этом доме я скину несколько килограммов, думала Нэнси. Хоть что-то полезное в моем пребывании здесь.

Брайан так часто посматривал на Нэнси, что она даже украдкой оглядела себя: все ли в порядке у нее с одеждой. Брайан же размышлял совсем о другом. Нэнси показалась ему очаровательной женщиной. Он совсем не замечал, что она не приучена к светской жизни, и лишь интуитивно чувствовал, что этот семейный ужин ей в тягость. Надо же, почему Ариэль никогда не говорила ему, что у нее есть сестра? Конечно, у сестер лишь общий отец, но они в любом случае родные. И почему Нэнси только сейчас появилась в этом доме?

Наконец Нэнси немного пришла в себя и потихоньку начала прислушиваться к разговорам за столом. Она отметила, что ее отец и Генри Стронг даже за ужином не перестают разговаривать о делах, что Брайан тоже иногда подает реплики по теме, а Ариэль в свойственном ей язвительном тоне бросает короткие фразы, иногда невпопад.

– Брайан, я слышал сегодня, что в адвокатских кругах тебе прочат хорошую карьеру уже в ближайшем будущем.

– Хотелось бы на это надеяться, – отозвался Брайан. – По крайней мере, я делаю все, чтобы добиться успеха.

– Я рад, что не ошибся в тебе, – с улыбкой сказал Джеймс. – Моей дочери нужен именно такой муж: знающий, чего он хочет, умеющий добиваться своего и… зарабатывающий много денег, – закончил он, смеясь.

Муж? Для дочери? Что он имеет в виду? – мелькнуло в голове у Нэнси. Для меня? Ох, о чем это я?! Ведь, верно, речь об Ариэль. Значит, Брайан ее жених.

Это открытие почему-то огорчило Нэнси. Веселый, открытый Брайан – и ее холодная сестрица. Эти два образа совершенно не вязались в голове у Нэнси. Фраза Джеймса о том, что Брайан подходит для его дочери, на мгновение заставила сердце Нэнси сжаться в каком-то сладостном предчувствии, которое, впрочем, тотчас исчезло, когда до нее дошло, что речь идет о ее сводной сестре.

– Мы бы хотели назначить свадьбу на конец лета, – подала голос Ариэль.

Брови Джеймса сошлись на переносице. Он выглядел крайне недовольным.

– Но, Ариэль, во-первых, остается слишком мало времени для подготовки, а во-вторых, Брайан еще недостаточно твердо стоит на ногах.

Ариэль сморщила носик.

– Тоже мне незадача, – сказала она. – Брайан, неужели ты считаешь, что следует отложить нашу свадьбу на неопределенный срок?

– Думаю, что твой отец прав, – сказал Брайан с невозмутимым видом. – Нам незачем торопиться.

Ариэль недовольно поджала губы, но не проронила больше ни слова, однако взгляд, которым она одарила Брайана, обещал ему длительный и не очень приятный разговор после ужина.

Джеймс положил вилку и взглянул на Нэнси. Та уже давно закончила ужин.

– Нэнси, давай пройдем в библиотеку. Думаю, что нам есть о чем поговорить.

Джеймс привел Нэнси в огромный зал, сплошь заставленный шкафами с книгами. Даже библиотека колледжа, в котором училась Нэнси, была меньше.

В этой семье так любят читать? Что ж, замечательная новость. Мне будет чем заняться, подумала Нэнси. Она очень любила книги и свое свободное время, которого, впрочем, у нее было не так уж и много, старалась занимать чтением. Теперь у нее появилась надежда, что, если уж ей совсем уж нечего будет делать, она станет проводить дни здесь.

Джеймс указал ей на одно из кресел, стоявших в самом дальнем углу библиотеки, и Нэнси присела на указанное место. Она словно утонула в мягком удобном кресле. Атмосфера библиотеки располагала к тому, чтобы тут же взять в руки какую-нибудь интересную книгу и углубиться в чтение.

Джеймс сел в кресло лицом к Нэнси и достал сигары.

– Ты не против, если я закурю? – спросил он.

Нэнси сделала неопределенный жест, который означал, что ей нет никакого дела до того, будет он курить или нет.

Джеймс не торопился начинать разговор. Он неторопливо отрезал кончик сигары специальным приспособлением, напоминающим гильотинку, зажег спичку и неторопливо затянулся. Только после нескольких затяжек, когда дым окутал его с головы до ног и Нэнси начало казаться, что отец стал каким-то нереальным духом, Джеймс заговорил:

– Как дела у Ионы?

– Думаю, неплохо. Не могу сказать, что она по тебе скучает.

– Она так и не вышла замуж. Но у нее хотя бы есть друг?

– Извини, я не собираюсь распространяться о личной жизни моей матери. Если ты так интересуешься ею, то почему бы тебе не спросить у нее самой?

Джеймс пожал плечами.

– Да, конечно, – пробормотал он.

Нэнси вовсе не собиралась говорить ему о том, что после развода Иона так и не нашла себе спутника жизни. Она целиком посвятила себя дочери и ранчо, которое досталось ей в наследство от родителей. Если Иона и скучала по своей прежней жизни, то никогда не показывала этого.

«У нее хотя бы есть друг?»

Неужели Джеймс думает, что он единственный мужчина на свете и что Ионе никто, кроме него, не был нужен? Впрочем… ведь так оно и было на самом деле. Однако Нэнси ни за что в этом не признается отцу.

– Расскажи о вашей жизни на ранчо.

Губы Нэнси скривила саркастическая улыбка.

– Встаем рано, ложимся поздно, доим коров, пасем лошадей, разводим всякую живность. Что тебя интересует конкретно?

Джеймс с интересом взглянул на дочь.

– Генри говорил мне, что внешне ты похожа на меня, а характером пошла в мать. Вижу, что он не ошибся.

– Что ты имеешь в виду? – ощетинилась Нэнси.

– Иона всегда умела за себя постоять… – Джеймс помолчал. – Ты действительно очень красивая. Наверное, когда ты станешь старше, то будешь еще красивее.

– Мне двадцать четыре! – сказала Нэнси.

– Да? – удивился Джеймс. – А выглядишь на двадцать.

Нэнси взглянула на него с подозрением. Нет, это не похоже на банальный комплимент. У него было выражение лица человека, который только что нежданно-негаданно обнаружил, что его дочери, оказывается, на четыре года больше, чем он предполагал.

Нет, это не комплимент, со злостью подумала Нэнси. Мне даже следует обидеться. Да это просто оскорбление!

– Если бы ты немного чаще интересовался своей дочерью, – сказала она, – то тебе не пришлось бы удивляться, что она так быстро выросла.

Джеймс, казалось, искренне огорчился.

– Извини, – пробормотал он. – Я, наверное, кажусь тебе плохим отцом.

На лице Нэнси появилась усмешка.

– И конечно же так оно и есть, – поспешно добавил он, заметив эту самую усмешку. – В общем, извини.

Да, сейчас брошусь тебе на шею с криками: папочка, как хорошо, что я тебя нашла! – подумала Нэнси. Неужели он думает, что достаточно просто произнести «извини», чтобы загладить свою многолетнюю вину?

– Ладно, – вдруг сказала Нэнси. – Давай выкладывай, что вдруг на тебя нашло, если ты внезапно обо мне вспомнил?

– Я никогда о тебе и не забывал, – попытался оправдаться Джеймс.

– Да неужто?! – воскликнула Нэнси. – Вот это новость. А я и не знала! Выходит, что ты тщательно скрывал от меня свою заботу.

– Нэнси, – Джеймс растерянно развел руками. – Ты и сама знаешь, что Иона не захотела видеть меня после… нашего развода. И не желала, чтобы я встречался с тобой.

Нэнси сделала нетерпеливый жест.

– Я уже говорила об этом Генри и скажу еще раз тебе: ты не очень-то старался меня увидеть, тебе не кажется? Так что нечего валить с больной головы на здоровую.

– Ты получала мои подарки? – спросил Джеймс.

Нэнси рассмеялась нервным смехом.

– Безусловно, папочка. Я была рада, что ты обо мне вспоминаешь хотя бы два раза в год.

– Я никогда не отказывался помогать вам деньгами, но Иона…

– Да, я знаю, – перебила его Нэнси. – Моя гордая мать отказалась принимать твои подачки. Разумеется, она поступила глупо. Другая бы, не такая гордая, как она, постаралась вытянуть из тебя все, что только можно. Однако Иона распорядилась иначе. Ах, какая несправедливость: она отказалась тянуть из тебя деньги!

Джеймс вытянул вперед руки, словно защищаясь. На лице его было выражение вселенской грусти.

– Нэнси, я вовсе не хотел, чтобы наш разговор принял такой оборот, – тихо сказал он. – Не думай, что я не чувствую себя виноватым. Еще как чувствую. Но пойми меня… Я не мог иначе. Ты когда-нибудь была влюблена? – вдруг спросил он.

Нэнси опешила, но все же ответила:

– Дома меня ждет парень, с которым мы собираемся пожениться в скором времени.

– О, вот как! – Лицо Джеймса просветлело. – Обе мои дочери собрались замуж. Это означает, что, может быть, я доживу и до того времени, когда у меня появятся внуки.

Доживешь, мрачно подумала Нэнси. Такие, как ты, живут долго.

Но она тут же попеняла себе за подобные мысли. Каким бы Джеймс ни был плохим отцом, но все же он ей родной человек. Перед мысленным взором Нэнси вдруг предстал Брайан. Почему он, а не Фред вспомнился ей, когда Джеймс заговорил о свадьбе своих дочерей?

– Честно говоря, – сказал Джеймс сконфуженно, – я несколько удивлен, что ты еще не замужем. Раз уж тебе двадцать четыре.

– Еще двадцать три, – снисходительно сказала Нэнси. – Еще один год я прибавлю к своему возрасту в следующем месяце. Надеюсь, ты помнишь, когда у меня день рождения? Или об этом тебе напоминает твой поверенный?

– О, ну конечно же я помню день твоего рождения! – с чувством сказал Джеймс. – Это был самый счастливый день в моей жизни… Не считая, конечно, рождения Ариэль.

Интересно, кому он был рад больше? – мелькнуло в голове у Нэнси.

– Ну, так чего ты меня позвал сюда? – усталым голосом спросила Нэнси.

– Я хотел увидеть свою взрослую дочь, вот и все. Почему ты всюду видишь подвох?

Потому что я не доверяю таким людям, как ты, подумала Нэнси.

– Моя жена умерла шесть месяцев назад. Моя вторая жена.

Не в этом ли кроется истинная причина того, почему Джеймс только теперь решил пригласить Нэнси к себе? Не в его ли второй жене дело? Вполне вероятно, что бывшая лучшая подруга Ионы не горела желанием видеть в своем доме маленькую дочь своего обожаемого мужа.

– Как тебе понравился дом? – перевел Джеймс разговор в другое русло.

– Ничего, – сказала Нэнси и впервые за время их беседы улыбнулась. – Жить можно.

У Джеймса отлегло от сердца. Он тоже улыбнулся в ответ. Джеймс уже стал бояться своей дочери, замкнутой и упорно не желающей находить с ним общий язык.

– Надеюсь, тебе здесь будет удобно. В конце концов, теперь это и твой дом тоже. Если тебе чем-то не понравилась твоя комната, можешь выбрать любую другую. Твои вещи мы перевезем позже.

– Мои вещи? – переспросила Нэнси. – О каких вещах идет речь? Я взяла все необходимое, что понадобится мне на то время, пока я гощу у тебя.

Теперь настала очередь Джеймса удивляться.

– Пока гостишь? Но, Нэнси, я рассчитывал, что ты останешься навсегда. Разве нет? – с тревогой заглядывая ей в глаза, спросил Джеймс.

– Я и не собиралась оставаться у тебя навсегда! – воскликнула пораженная Нэнси. – С чего ты взял?

– Но я… я думал, что… В общем, Нэнси, я хочу, чтобы ты переселилась ко мне.

– Я не оставлю маму, – твердо сказала Нэнси, представив, что скажет Иона, когда узнает, что Джеймс отнял у нее еще и дочь.

– Нэнси, у тебя ведь есть своя собственная судьба, – сказал Джеймс. – Ты не обязана всю свою жизнь сидеть на одном месте. Что ты будешь делать на своем ранчо?

– А что я буду делать здесь?

– Если хочешь, я найду тебе работу на фирме, – сказал Джеймс. – Ты можешь окончить какие-нибудь курсы. А если не захочешь, – быстро добавил он, – можешь не работать. У меня достаточно денег, чтобы обеспечить свою дочь.

– Меня может обеспечить мой будущий муж, – фыркнула Нэнси.

– О, ты мечтаешь о семье? Поэтому не хочешь переезжать?

Нэнси, безусловно, задумывалась о семье. Но вовсе не собиралась ставить эту мечту на первый план. Она поняла, что Джеймс подумал, как, наверное, и Ариэль, что Нэнси деревенская простушка, которая и думать не хочет о каком-нибудь образовании. Но Нэнси, обладавшая живым, пытливым умом, не желала полностью отдавать себя тихим семейным радостям. В глубине души она всегда мечтала стать настоящей бизнесвумен и сделать карьеру. В колледже Нэнси всегда была первой в учебе, и ей нравилось получать знания. Дома она тоже не оставляла свой ум бездействовать, занимаясь самообразованием. Она была образованной женщиной, хотя ее знания находились в некотором беспорядке из-за того, что Нэнси всегда сама выбирала, что ей изучать или что читать. Однако она знала себе цену. У Нэнси был математический склад ума, и она неплохо разбиралась в бухгалтерии и биржевых делах, нередко подсказывая матери, куда следует вкладывать деньги, а от каких проектов лучше отказаться. И еще ни разу не ошиблась.

Поэтому предположение Джеймса о том, что она не желает дальше учиться и работать, изумило ее.

– То, что у меня есть жених, – в раздумье произнесла Нэнси, – не означает, что я не хочу сделать карьеру.

– Тогда что тебя останавливает?

Действительно, что? Только то, что скажет мать? Но ведь Джеймс прав, она не обязана всю жизнь просидеть подле Ионы. Конечно, матери будет очень неприятно услышать, что дочь променяла ее на то, чтобы быть рядом с отцом. Но ведь Нэнси может и не жить здесь. Если заработная плата будет позволять, она тут же снимет квартиру и уедет из этого дома. Не воспользоваться предложением отца было бы просто глупо с ее стороны.

– Хорошо, – наконец кивнула она. – Но у меня одно условие.

– Да? – с живым интересом откликнулся Джеймс, готовый удовлетворить любую прихоть дочери.

– Я не буду жить в этом доме.

– Но… – Джеймс взглянул на Нэнси и замолчал. – Как захочешь, дочка. Я без проблем найду тебе квартиру, но советую тебе подождать немного. Хотя бы до первой зарплаты.

Он почувствовал, что сейчас не следует спорить с Нэнси, а потом, возможно, ему и удастся ее отговорить.

3

Фред слонялся по двору дома Нэнси и не мог найти себе места. Еще утром Иона уехала в город за продуктами и до сих пор не вернулась. Фред знал, что Иона никогда не возвращается из таких поездок раньше пяти часов вечера, но ему казалось, что время тянется слишком медленно. Фреду необходимо было с кем-нибудь поговорить о Нэнси. Она отсутствовала всего лишь день, а он уже начал сходить с ума.

Наконец на дороге показался видавший виды автомобиль Ионы. Фред терпеливо подождал, пока она поставит машину в гараж и подойдет к дому.

– Привет, Фред, – поздоровалась Иона.

Казалось, она не удивилась тому, что он ждет ее. Фреда всегда интересовало, что думает о нем Иона, но она относилась к нему так, что невозможно было в чем-то быть уверенным. Слишком ровно. Слишком спокойно. Можно даже сказать – равнодушно. Но без пренебрежения. Фреда успокаивало то, что Иона никогда не выказывала неприязни и относилась к нему, как к жениху своей дочери.

Фред взял из рук Ионы пакеты с покупками и проследовал за ней на кухню, где и положил их на стол. Иона устало вздохнула:

– Как-то не привыкла я ходить по магазинам без Нэнси.

Фред тут же с радостью ухватился за тему разговора.

– Кстати, она не звонила вам? Или, может быть, вы звонили? – спросил он.

– Нет, – Иона саркастически ухмыльнулась, – я не звонила. А Нэнси даже не потрудилась сообщить мне, как она там устроилась. Видно, слишком ей хорошо.

– Она могла просто забыть, – вступился за свою невесту Фред. – Вы же ее хорошо знаете.

– Да… – произнесла Иона и открыла шкафчик, чтобы достать оттуда банку кофе. – Пообедаешь со мной, Фред?

Фред остался бы еще и на ужин, только бы у него была возможность поговорить о Нэнси. Иона молча разогрела рагу, поставила тарелку перед Фредом и сама села за стол.

– Ты наверняка волнуешься за Нэнси. – сказала она, видя, что Фред ковыряет вилкой в тарелке.

– Да, – не стал отпираться он. – Просто не знаю, куда себя девать.

– Что тебя так беспокоит? – спросила Иона. – Ее не будет всего лишь какую-нибудь неделю.

– Я знаю. Но мне почему-то кажется, что я больше не увижу ее здесь. Глупо, конечно.

Иона молча смотрела в тарелку, стараясь не показать свои чувства. Она тоже боялась, что Нэнси решит остаться с отцом навсегда. В глубине души Иона знала, что придет время и Нэнси уедет от нее, однако не хотела с этим мириться.

– Если она там задержится, – наконец сказала Иона, – советую тебе поехать к ней.

– О, я тоже думал об этом! – радостно воскликнул Фред. – Обязательно поеду!

– Боишься, что ее уведет кто-нибудь? – спросила Иона, пряча улыбку. – Да уж, в большом городе много соблазнов.

Фред рассмеялся.

– Спасибо, умеете вы успокоить.

– Я пошутила, – ответила Иона. – Не бойся, вернется наша Нэнси.

Однако Иона была в этом совсем не уверена.


Ариэль вертелась возле зеркала, пытаясь определить, нравится ей новое платье или нет. У нее была точеная фигурка, длинные стройные ноги, одно плохо – грудь маловата.

Ариэль с неудовольствием отметила, что крой платья только подчеркивает маленький размер ее груди, тогда как должно быть наоборот.

– Тебе нравится? – наконец спросила она Брайана, сидевшего на ее кровати среди разбросанных платьев.

Он пожал плечами.

– Отличное платье.

– Отличное платье, – передразнила его Ариэль. – Это все, что ты можешь сказать?

– Я ясно вижу, что оно тебе не нравится, – ответил Брайан. – Даже если я скажу, что ты в нем сногсшибательна, что, впрочем, правда, ты все равно не изменишь своего мнения.

Ариэль снова повернулась к зеркалу и еще раз критически себя осмотрела.

– Как ты думаешь, оно подойдет для той вечеринки, которую вздумал организовать отец в честь приезда моей сестрицы?

Брайан поморщился. Ариэль всегда говорила о Нэнси только презрительным тоном.

– Отлично подойдет. К тому же это не вечеринка, а званый ужин. По-моему, есть разница.

– Никакой, – отрезала Ариэль. – Потому что вся эта канитель создается по слишком незначительному поводу.

– Разве приезд твоей сестры так мало для тебя значит?

Ариэль со вздохом направилась за ширму снимать платье.

– Для меня ее приезд означает только лишнюю головную боль, – заявила она.

– Не понимаю, как ты можешь говорить так? Разве ты не рада, что у тебя есть сестра? Ты же ее никогда раньше не видела. К тому же о какой головной боли ты говоришь? Ее приезд не добавил тебе никаких хлопот.

– Да? – Ариэль на секунду вынырнула из-за ширмы. – А ты видел, как она себя ведет за столом, как одевается, что говорит? Я умру со стыда, что в моей семье есть такое существо!

– Да, она не получала такого воспитания, как ты, – сказал Брайан. – Однако это не повод, чтобы относится к ней хуже, чем к своим служанкам. Да и чего стоят все эти манеры, если у тебя душа пустая.

– Опять ты со своей философией! – с досадой воскликнула Ариэль. Она уже успела переодеться в повседневное платье, которое, впрочем, Нэнси посчитала бы праздничным.

– Как я выгляжу? – спросила Ариэль.

– Ариэль, тебя беспокоит что-нибудь еще, кроме твоей внешности?

– Ты меня не любишь. Перестань на меня орать! – капризно надулась Ариэль, хотя Брайан и не думал повышать на нее голос. – Еще не хватало, чтобы ты затевал со мной ссору из-за такого ничтожества, как эта двадцатитрехлетняя дылда!

– Ариэль! – воскликнул Брайан. – Я просто в шоке от тебя.

Ариэль вдруг перестала дуться, села на колени к Брайану и обвила руками его шею.

– Ну-ну, милый, не надо ругать меня. Я говорю то, что думаю. Если хочешь, я больше ни слова не скажу о Нэнси.

– Сомневаюсь, – ответил Брайан, уклоняясь от ее поцелуев. – Просто мне неприятно, что ты так отзываешься о своей родной сестре.

– Наполовину родной, – немедленно уточнила Ариэль.

– Вместо того чтобы нападать на нее, ты могла бы сама научить ее азам светского поведения. Чтобы тебе не было за нее стыдно, – поддел ее Брайан.

– Я?! – воскликнула Ариэль. – Еще чего! Если ты такой добрый, сам и возьмись за ее воспитание!

Ариэль спрыгнула с колен Брайана и снова вернулась к созерцанию своего отражения в зеркале.

– Без проблем, – сказал Брайан.

– Ты что-то сказал? – переспросила Ариэль рассеянно.

– Да, я сказал, – ответил Брайан. – Научись слушать, Ариэль. Увидимся за ужином.

С этими словами он вышел за дверь. Ариэль задумчиво посмотрела ему вслед.

И чего он ко мне привязался? – думала она. Разве я не права? Зачем мне такая сестрица?

Приезд Нэнси ее вовсе не обрадовал. Даже можно сказать расстроил. Она прекрасно знала, что у отца есть дочь от первого брака, и так же отлично знала, почему этот брак распался. Втайне Ариэль гордилась своей матерью. Отбить такого мужчину, как ее отец, у своей лучшей подруги! Игра стоила свеч. Ариэль совершенно не интересовалась судьбой своей старшей сестры. Ну живет где-то там и пусть себе живет. Деревенщина! Ариэль хотела быть единственной любимицей и была ею, пока не умерла мать. И пока Джеймс не вбил себе в голову, что ему необходимо заботиться о своей старшей дочери. В одном взгляды Нэнси и Ариэль сходились: нашел время! Почти пятнадцать лет ни слуху ни духу, и тут нате вам: Ариэль, встречай свою сестру!

Да еще и Брайан за что-то взъелся на нее.

Нет, нужно срочно заняться организацией свадьбы, решила Ариэль. Незачем тянуть с этим событием. Брайан вот-вот выйдет из-под контроля.


Нэнси спустилась к ужину в подавленном настроении. Нет, конечно же еще вчера настроение было отличным. После разговора с отцом будущее представлялось ей окрашенным в розовые тона. Однако, снова проскучав целый день дома, Нэнси начала задумываться о том, что она здесь лишняя.

На что она рассчитывала, когда ехала к отцу? Конечно же Нэнси думала, что неделя, проведенная в городе, окажется маленькими, но прекрасными каникулами, насыщенными событиями. А она все еще сиднем сидит в отцовском особняке. Да, слов нет, дом прекрасен, но не может же Нэнси целыми днями шататься без дела или загорать у бассейна, как это делает Ариэль. Нэнси не привыкла сидеть без дела. Дома у нее не было ни одной свободной минуты. Она не понимала, как можно жить так, как живет ее сестра. Неужели Ариэль не скучает? Вот, например, с утра младшая сестрица примеряла новое платье, потом до обеда провалялась на солнце. Ну а после обеда спустилась в сад с каким-то журналом в руках, полистала его с час и снова отправилась к бассейну.

И так каждый день? – удивлялась Нэнси.

К тому же Нэнси было попросту скучно без общения. Разговаривать с Ариэль было бесполезно. Нэнси пробовала было завязать разговор со служанками, которые убирали дом, но те отмалчивались, из них нельзя было выдавить ни слова. Нэнси нашла в библиотеке книгу, которую уже давно хотела прочитать, и отправилась в сад. Она уселась там на удобную деревянную скамью и углубилась в чтение.

– Извини за беспокойство, – услышала она через несколько минут голос Брайана и подняла глаза. – Я не помешаю тебе?

– Конечно нет. – Нэнси улыбнулась радостно, благодаря небо за то, что хоть кто-то послан ей, чтобы скрасить ее одиночество.

Брайан сел рядом на скамью.

– Я вижу, ты скучаешь.

– Это точно, – подтвердила Нэнси, удивляясь прозорливости Брайана. – Так скучно, хоть вешайся!

– Почему бы тебе не наладить отношения с Ариэль?

– Не очень-то хочется налаживать отношения с человеком, который всем своим видом показывает, насколько ты ему неприятен.

Брайан сочувственно покачал головой.

– Да уж… – протянул он.

Нэнси пригляделась к нему. Сочувствие Брайана вроде бы было искренним.

– Ты здесь уже полноправный член семьи, – сказала Нэнси, решив побольше узнать о своем собеседнике. – Только что не ночуешь.

– Тебе кажется, что я слишком навязчив? – спросил Брайан.

– О, что ты. Я совсем не то хотела сказать! – воскликнула Нэнси, испугавшись, что обидела Брайана. – Мой парень тоже постоянно торчит у меня дома.

– У тебя есть парень? Впрочем, о чем я. Конечно же есть! – Брайан рассмеялся. – Вы давно встречаетесь?

– Уже три года.

– Ого! Это достаточно большой срок, – удивился Брайан. – И ты до сих пор не замужем?

– Ну да. Пока не замужем. Так ведь и ты не спешишь жениться на Ариэль.

– О, я просто хочу сначала встать на ноги, – улыбнулся Брайан. – Мне же нужно обеспечивать свою семью.

– Разве Ариэль не собирается работать? – удивилась Нэнси.

– Конечно нет. – Брайан снова рассмеялся. – Она всегда говорила, что не создана для работы.

– Что же, интересно, она будет делать? – скептическим тоном спросила Нэнси. – Целыми днями плавать в бассейне?

– Принимать гостей и ходить по магазинам, наверное, – сказал Брайан задумчиво.

– В чем же смысл такого существования? – не выдержала Нэнси. – Я уже умираю от безделья. Отец обещал подыскать мне работу на своей фирме. Если это не произойдет в ближайшие два дня, я с ума сойду!

– Я тоже не люблю сидеть без дела, – признался Брайан. – Я понимаю тебя, но Ариэль – другое дело… – Он запнулся.

Нэнси понимающе улыбнулась, стараясь ничем не показать, как сильно ее задело это замечание.

Да, Ариэль не привыкла чистить лошадей и выращивать овощи, не правда ли? Она, наверное, за всю свою жизнь ни разу не помыла за собой посуду.

Тут Нэнси заметила, что предмет их разговора направляется к ним. На Ариэль было самое откровенное бикини, которое только можно себе представить.

Не проще ли было совсем ничего на себя не надевать? – промелькнуло в голове у Нэнси.

– О чем болтаем? – не спросила, пропела Ариэль.

Как только она заметила, что Брайан подсел к Нэнси, Ариэль приняла решение ни за что не оставлять их наедине. Вот еще новости! Брайан должен уделять внимание только своей невесте, а не ее сестре!

– Как ни странно, о тебе, – сказал Брайан с улыбкой.

– Да? – Ариэль кокетливым жестом поправила волосы.

Брайан кивнул.

– Нэнси говорила о никчемности твоего существования на этой планете.

Нэнси дернулась, как от удара, и с изумлением воззрилась на Брайана. Он что, нарочно? Она и так, похоже, никогда не найдет общего языка с Ариэль, а тут еще Брайан подливает масла в огонь.

– Вот как? – Губы Ариэль скривились в неприязненной усмешке. – И в чем же проявляется моя никчемность?

– Честно говоря, – сказал Брайан, – я даже склонен согласиться с Нэнси. Что полезного ты сделала за сегодняшний день, не считая примерки платья или разборок с кухаркой, которая недостаточно подогрела твое молоко?

– Что?! – Глаза Ариэль метали молнии. – Это ты мне говоришь? Мне?

Неожиданно Брайан рассмеялся.

– Ариэль, я просто шучу, не злись!

Он подошел к Ариэль и заключил ее в свои объятия.

– Ах, Брайан, ну и шуточки у тебя! – воскликнула Ариэль. – Я готова тебя убить.

Чувствую себя дурой, констатировала про себя Нэнси. Я ему тут рассказываю о том, как плохо сидеть без дела, а он надо мной, оказывается, потешается. Фу, как противно.

Ариэль кинула злобный взгляд на Нэнси. Брайан, разумеется, шутит. Он никогда не считал Ариэль никчемной. Но вот Нэнси… Ариэль не сомневалась, что она действительно высказалась по поводу того, что считает сестру бездельницей.

– Пойдем с нами, Нэнси, – как можно более беззаботно произнесла Ариэль. – Почему ты не загораешь? Скоро ты уедешь, и тебе будет совсем нечего вспомнить.

Тоже мне, было бы что вспоминать – лежание у бассейна! – подумала Нэнси, отметив про себя, что Ариэль ничего не знает о том, что старшей сестре предложено остаться здесь.

Что ж, пусть это будет неприятным сюрпризом для моей сестренки, подумала Нэнси злорадно. Может быть, хоть это немного собьет с нее спесь.

4

Ариэль была в ярости. Мало того что ей навязали эту невесть откуда взявшуюся сестру, так, оказывается, придется терпеть Нэнси чуть ли не до конца жизни! Хотя нет. Когда она, Ариэль, выйдет замуж, то… То будет жить с мужем в этом самом доме опять же с Нэнси! Джеймс не желал отпускать свою младшую дочь куда бы то ни было, пока Брайан не сможет самостоятельно купить дом для себя и своей жены.

Нет, она этого не выдержит!

Чувства Ариэль были вполне объяснимы. Она всю жизнь была единственной любимицей всей семьи и привыкла к этому. Мать баловала ее, как могла. А у Джеймса было достаточно денег для того, чтобы выполнять все прихоти жены и дочери. Ариэль всегда чувствовала себя королевой. У нее все было лучшее: лучшие игрушки, лучшая одежда, лучший жених… а теперь ей придется с кем-то все это делить! Все, кроме Брайана, разумеется. Хотя и он в последнее время стал каким-то странным. То и дело делает ей замечания: не болтай глупостей, не занимайся так много времени собой, подумай о других, прекрати нападки на сестру… Как же ей надоели все эти замечания! Ни минуты покою с тех пор, как Нэнси появилась в их доме! Ариэль не нужна сестра! Не нуж-на! Тем более такая, как эта…

Ариэль отдавала себе отчет в том, что видит в сестре соперницу не только в борьбе за внимание отца. Нэнси была очень красива. Даже слишком. Ариэль нередко ловила себя на том, что сравнивает себя и сестру. Когда они оказывались в одной комнате, то все внимание присутствующих с Ариэль переключалось на Нэнси. В этой женщине было что-то такое, что заставляло сразу забыть о ее младшей сестре. Нэнси вся словно светилась жизненной энергией, тогда как Ариэль могла похвастаться лишь своей сдержанной холодной красотой.

Нэнси ни за что не уедет отсюда, думала Ариэль. Я бы на ее месте не уехала. Вырваться из глуши, в один момент из Золушки превратиться в принцессу. Нет, Нэнси не покинет этот дом. Слишком много возможностей перед ней открылось. Она соберет свои вещички, только если ее жизнь станет невыносимой. Или отец сам решит избавиться от старшей дочери. Последнее вряд ли возможно. Он на Нэнси надышаться не может, с горечью констатировала Ариэль.

Вся проблема Ариэль заключалась в том, что о других людях она всегда судила по себе. Ей и в голову не приходило, что Нэнси вовсе не так уж хорошо себя чувствует в этом доме. Ариэль ничуть не мучили угрызения совести из-за того, что она терпеть не может собственную сестру. Родственные чувства в ней так и не проснулись.

Итак, вернемся к первому варианту, размышляла Ариэль. Что бы такое сделать, чтобы Нэнси больше не захотела ни на минуту здесь остаться и вернулась бы к своей матери? Не знаю пока, что и придумать, но обязательно придумаю!

Ариэль вышла на балкон и увидела в саду Нэнси, как обычно читающую какую-то книгу на садовой скамейке.

Для начала попробую с ней подружиться, решила Ариэль. Все мои выпады она так умело парирует, что бесполезно что-либо предпринимать в этой сфере. Попробуем обратное.

Ариэль спустилась вниз и вышла в сад. Нэнси так увлеклась книгой, что даже не сразу заметила подошедшую к ней сестру.

– Что читаешь?

Нэнси подняла глаза. В это утро она еще не виделась с Ариэль, потому что та любила понежиться в постели подольше.

– Роберт Мерль, – ответила Нэнси. – Ты читала какие-нибудь произведения этого писателя?

Ариэль покачала головой.

– Я терпеть не могу читать.

Вот как? – подумала Нэнси. В таком случае, кто же из нас необразованный?

Ариэль присела рядом. И о чем только с ней разговаривать? – вздохнула она про себя.

– Не могу прочитать больше десяти страниц в день, – продолжила она. – Мне становится скучно. Тебе нет?

Нэнси отрицательно покачала головой.

– Честно говоря, никогда не понимала, как можно не любить читать. Это увлекает. Ты погружаешься в совсем другой мир. Если книга меня захватывает, то я могу просидеть над ней всю ночь. Может быть, ты просто не читала интересных книг? Чтение – это самое увлекательное занятие на свете.

Я бы предпочла секс, подумала Ариэль, припомнив все известные ей увлекательные занятия и выбрав то, что нравилось ей больше всего.

– А что тебе еще по душе? – спросила она сладеньким голоском.

Нэнси покосилась на нее. С чего это Ариэль вдруг ни с того ни с сего заинтересовалась ею? Нэнси отнюдь не была глупой и прекрасно понимала, что такие люди, как Ариэль, в один момент не исправляются. Значит, должно было произойти нечто, заставившее Ариэль изменить отношение к сестре.

– Расскажи лучше, что нравится тебе, – попросила Нэнси.

Ариэль сложила руки на коленях и напустила на себя вид примерной девочки.

– Ну, мне нравятся цветы. В нашем саду я даже посадила несколько штук. Я люблю сервировать стол, принимать гостей, устраивать приемы…

На этом фантазия Ариэль истощилась. Она могла бы сказать, что ее любимые занятия – ходить по магазинам и тратить деньги, но почувствовала, что Нэнси не оценит такое времяпрепровождение.

– А что ты делала на своем ранчо? – поинтересовалась Ариэль.

– Я тоже сажала там цветы, – ухмыльнулась Нэнси. – Правда, не несколько штук, а целые клумбы. Также я выращивала овощи, ухаживала за лошадьми и доила коров.

Ариэль поджала губы. Так я и знала, подумала она. С этой пастушкой мне не найти общего языка. Единственная радость в ее жизни – возиться с животными по колено в навозе.

– Что тебя еще интересует, Ариэль? – вывел ее из задумчивости насмешливый голос Нэнси.

Ариэль хотела было съязвить, но, вспомнив, зачем она все это затеяла, решила набраться терпения.

– Не надо относиться ко мне, как к своему врагу, – сказала Ариэль. – Мы же сестры. Мне просто хочется больше узнать о тебе.

– Давай начистоту, – откровенно предложила Нэнси. – Что ты от меня хочешь? Никогда не поверю, что тебе вдруг захотелось узнать меня ближе. Так в чем же дело?

В глазах Ариэль вспыхнули злобные искорки. Нэнси как нарочно решила вывести ее из себя!

– Ты слишком подозрительна, – жестко сказала Ариэль. – Так нельзя, Нэнси. Таким образом ты ни с кем здесь не подружишься. И останешься одна.

– Я и так одна, – пожала плечами Нэнси и снова открыла книгу. – И вообще: лучше быть в одиночестве, чем окруженной злобными неискренними фуриями, вроде тебя.

Ариэль в раздражении вскочила со скамьи. Теперь она уже не скрывала своей злости, но все равно продолжала разыгрывать из себя оскорбленную невинность.

– Я не знаю, почему ты меня оскорбляешь, если я не сделала тебе ничего плохого! – воскликнула она. – Злая ты, а не я.

С этими словами Ариэль почти убежала. Нэнси только еще раз пожала плечами, даже не посмотрев сестре вслед. Нэнси не поверила ни единому ее слову. Ариэль не удастся одурачить ее.


На следующий день Джеймс устроил дочери экскурсию по городу, и к вечеру Нэнси почти валилась с ног от усталости. Она в первый раз за все время пребывания здесь выбралась в город. Нэнси была счастлива.

– Ну как, хочешь остаться здесь? – спросил Джеймс, поглядывая на дочь, которая сидела рядом с ним в автомобиле.

– О да! – выдохнула восхищенная Нэнси. – Просто не верится! Я не привыкла к такому! Только этот город немного пугает меня.

Джеймс снисходительно улыбнулся.

– Ничего, привыкнешь. У меня для тебя есть еще одна хорошая новость.

– Какая же? – с интересом спросила Нэнси.

– Я подыскал тебе подходящую работу в моем офисе.

– Отлично. Какого рода работа?

– Потом увидишь, – ответил он, заезжая в гараж. – Она не слишком сложная. Думаю, ты справишься.

Нэнси мигом перестала улыбаться. Ей не доверяют. Отец боится, что она станет обузой. Вот и работу подыскал какую-то немудреную, чтобы у дочери не было возможности что-то испортить.

Однако у Нэнси было слишком хорошее настроение, чтобы долго дуться на Джеймса.

В конце концов, решила она, у меня будет много возможностей доказать, что и я на что-то способна.

В холле она наткнулась на Брайана. Он сидел в кресле и листал журнал. При виде Нэнси он поднялся и приветствовал ее со свойственной ему любезностью.

– Как прошел день? – поинтересовался он.

Нэнси улыбнулась ему. Сегодня Брайан был просто неотразим, хотя на нем были обыкновенные джинсы темно-синего цвета и свободного покроя рубашка. Она впервые видела его в повседневной одежде, и таким Брайан понравился ей много больше, чем в строгом костюме.

– День – просто супер! – сказала она. – Я в восторге. Мы катались с отцом по городу.

– Понравился город? – поинтересовался Брайан.

– Да, конечно. Но тем не менее он меня несколько подавляет. Я не привыкла к шуму и такому скоплению людей и машин. Однако думаю, что я привыкну. И отец мне тоже так сказал.

– Разумеется, привыкнешь, – пообещал Брайан с обворожительной улыбкой. – А мы с Ариэль в этом тебе поможем.

– Да? – Нэнси нахмурилась. – Интересно, как?

– Мы хотим завтра пригласить тебя погулять.

– Это твоя идея? – спросила Нэнси.

Брайан смутился.

– Нет, не моя. Это Ариэль предложила. Но я давно уже подумывал о том же.

Нет, точно здесь что-то не так, подумала Нэнси. Похоже, эта парочка решила сделать все возможное, чтобы испортить мне жизнь.

Почему-то Нэнси была абсолютно уверена, что Ариэль и Брайан заодно. А как иначе, они же были женихом и невестой. Почти семьей. Дело только во времени. Нэнси казалось совершенно очевидным то, что Брайан и Ариэль никогда не предпринимают ничего, не посоветовавшись друг с другом. Так было у них с Фредом. Эта мысль привела Нэнси в уныние. Брайан ей нравился гораздо больше, чем ее сестрица. По крайней мере, в нем не так чувствовался снобизм, свойственный, впрочем, им обоим.

Она вздохнула: ей не хотелось разочаровываться в Брайане.

– Так что ты скажешь? – с беспокойством спросил он. – Ты принимаешь наше приглашение?

Нэнси нашла в себе силы улыбнуться.

– Да, разумеется, принимаю. Вы оба очень добрые. А теперь, уж извини, пойду приведу себя в порядок перед ужином.

Нэнси поднялась наверх, размышляя обо всех событиях сегодняшнего дня. Вспомнив свой разговор с Брайаном, она мысленно улыбнулась.

А все-таки я делаю кое-какие успехи, подумала она. Поначалу мне было сложно следить за своей речью, и в ней еще кое-где проскальзывают слова, которые, несомненно, коробят изнеженный слух этих снобов. Но если я потренируюсь еще немного и буду следить за тем, что говорю, с особой тщательностью, то избавлюсь от всяких там «обалдеть» и «потрясно».

Она включила воду и встала под душ, решив смыть с себя усталость, накопленную за сегодняшний день. Нэнси намылилась с головы до ног, наслаждаясь тонким ароматом геля, потом вымыла волосы и, завернувшись в полотенце, прошлепала обратно в комнату. В дверь постучали.

– Да, входите! – крикнула Нэнси, нисколько не заботясь о том, в каком она виде.

Услышав покашливание, она обернулась. На пороге стоял Брайан. Он явно был смущен.

– О, это ты… – Нэнси тоже смутилась. – Входи и закрой дверь. Сквозит.

Брайан подчинился.

– Я только хотел сказать тебе, что ужин готов и меня послали за тобой, – сказал он.

Нэнси взглянула на него и неожиданно рассмеялась.

– Что такое? – спросил Брайан, озабоченно наморщив лоб.

– Ой, прости, Брайан, – продолжала смеяться Нэнси, – но я впервые в жизни вижу краснеющего мужчину.

Он робко улыбнулся.

– Меня не так уж просто заставить покраснеть.

Брайан действительно чувствовал себя неловко. Почему он стоит здесь как вкопанный? Одно дело, если бы он застал Ариэль, завернутую в одно лишь полотенце, под которым определенно ничего нет… О чем он думает?!

И о чем думает Нэнси?! – вдруг разозлился Брайан. Предложила мне войти, когда совсем не одета!

Он и сам не мог понять, почему так разозлился на нее. Что в этом такого, в конце концов, она же не голая! Нет, с ним происходило что-то не то. Его вдруг бросило в жар. Может быть, он заболел?

Нэнси даже не подозревала об обуревавших Брайана чувствах. Она спокойно расчесывала волосы, придерживая одной рукой полотенце, которое так и грозило свалиться. Нэнси не видела ничего страшного в том, что в ее комнате находится малознакомый ей мужчина, а она не одета. В общем-то, ей даже в голову не пришло, что в этом есть что-то неприличное. Свободная в своей естественности, Нэнси не замечала, что Брайан ужасно смущен.

– Все уже собрались? – спросила Нэнси.

– Да, ждут только тебя, – процедил Брайан сквозь зубы, стараясь взять себя в руки и не смотреть на Нэнси.

Нэнси положила щетку для волос на тумбочку и направилась в ванную комнату, чтобы накинуть халат и повесить полотенце. Проходя мимо Брайана, она заметила на полу свою заколку, которую, по-видимому, обронила, когда шла в душ, и сделала шаг, чтобы ее поднять. Нога заскользила на мокром паркете, и Нэнси, взмахнув руками, полетела на пол.

Брайан кинулся к Нэнси и буквально в последнюю секунду успел подхватить ее.

– Ничего себе! – воскликнула испуганная Нэнси. – Никогда в жизни не могла сесть на шпагат, а сейчас, если б не ты, точно села бы.

Брайан держал ее за талию, полотенце почти соскользнуло с Нэнси, и его ладони касались ее кожи.

Она так похожа на русалку, промелькнуло в голове у Брайана.

Дверь в комнату отворилась, и на пороге показалась Ариэль. Увидев Нэнси в объятиях Брайана, она вскрикнула и отступила назад.

– Что… что здесь происходит?

– Твоя сестра поскользнулась, – пробормотал Брайан и поставил Нэнси на ноги.

Она подхватила полотенце.

– Да, я мокрая вышла из ванной и потом… потом увидела здесь свою заколку… Я ее обронила, – сбивчиво принялась оправдываться Нэнси. – И я чуть не упала.

И с чего это я так испугалась? – подумала Нэнси.

Она не смогла бы объяснить, почему вдруг стала оправдываться перед Ариэль. Хотя, наверное, они с Брайаном являли собой весьма двусмысленную картину.

– А, упала, – нашла в себе силы заговорить Ариэль. – Понятно. – Она взглянула на Брайана. – Я пошла узнать, что тебя так задержало в комнате моей сестры. Нэнси, наверное, очень долго падала.

– Я сейчас спущусь, – поспешила сказать Нэнси. – Спасибо, Брайан, ты спас мне жизнь. А теперь, уж извините, мне нужно одеться.

Ариэль гордо вскинула голову и вышла, за ней ушел Брайан, бросив на Нэнси прощальный взгляд, в котором сквозило недоумение и… что-то еще. Это «что-то» заставило Нэнси покраснеть даже больше, чем воспоминание о том, как ладони Брайана касались ее обнаженной кожи.

Нэнси захлопнула дверь и перевела дух.

Ну и ситуация. Что, интересно, могла подумать Ариэль? Кажется, у меня прибавилось проблем…

Но почему же тогда ее бросило в жар, когда она упала в объятия Брайана? Нэнси могла поклясться так же, что не одна она испытала такое чувство. В глазах Брайана Нэнси видела неприкрытое желание.

Какой кошмар! Нэнси закрыла ладонями лицо. Нет, мне это только показалось. Да я сама виновата: щеголяла при постороннем мужчине почти голая, даже без нижнего белья.

В Нэнси проснулось запоздалое раскаяние. Однако, поразмыслив немного над происшедшим, она смогла заверить себя в том, что поведение Брайана ничем не отличалось от того, как он вел себя всегда. Просто Ариэль пришла не вовремя и своим появлением…

Все испортила?

Испортила?

Испортила что?

И если Нэнси показалось что-то насчет Брайана, то в своих чувствах она не сомневалась.

Я, кажется, схожу с ума. А как же Фред?

И только сейчас Нэнси поняла, что впервые вспомнила о Фреде за все то время, пока находилась здесь.


Ужин прошел в напряженной атмосфере, хотя Нэнси пыталась себя вести как можно естественнее. Однако она не была настолько хорошей актрисой, чтобы скрыть все свои эмоции. Да и Брайан ничем не помогал ей. За время ужина он ни разу не встретился с ней взглядом. Казалось, он избегал смотреть на нее. Ариэль же вообще всем своим видом показывала, как она обижена на весь свет.

– Что с вами сегодня? – спросил Джеймс, который не мог не заметить, что происходит что-то странное. – Вы поссорились?

Он обращался только к Ариэль и Нэнси. Обе сестры тотчас подумали, что их отец прекрасно понимает, насколько они разные. Действительно, Джеймс, который был весьма прозорливым человеком, сразу заметил неприязнь, возникшую между его двумя дочерьми.

– Нэнси, – обратился он к старшей, – что случилось?

– Ничего. – Нэнси сделала удивленные глаза. – С чего ты взял, что мы поссорились? Напротив, Брайан и Ариэль даже пригласили меня завтра на прогулку.

Брайан взглянул на Нэнси впервые за весь вечер. Ариэль забеспокоилась. Когда она подкинула такую идею Брайану, то не рассчитывала, что он обрадуется. А он обрадовался. К тому же Ариэль знать не знала тогда, что вечером увидит Нэнси в объятиях Брайана.

– Это еще не точно, – сказала Ариэль. – Возможно, мы пойдем гулять, а возможно и нет.

– Ну почему же, – подал голос Брайан. – У меня завтра свободный день. И я уже пообещал Нэнси…

– Я никому не собираюсь навязываться, – резко ответила Нэнси.

– Перестаньте, девочки! – прикрикнул на них Джеймс. – Что на вас сегодня нашло?

Ариэль отложила вилку и встала из-за стола. Она почти не притронулась к еде.

– Что-то у меня нет аппетита сегодня.

Брайан почти тут же ушел вслед за ней, так же посетовав на отсутствие аппетита.

Нэнси спокойно доела свой ужин.

– Вот видишь, дело не во мне, – сказала она отцу. – Видно, Ариэль и Брайан поссорились.

– Не понимаю, в чем причина, – сокрушенно покачал головой Джеймс. – Они никогда не ссорились.

– Серьезно? – Нэнси по настоящему удивилась. – Но это невозможно.

– Почему же? Разве два любящих друг друга человека должны ссорится? Тебе не кажется это предположение абсурдным?

– Нет, не кажется. Мужчина и женщина, которые близки друг другу, не ссорятся только в двух случаях: если они слишком сильно любят друг друга. Слишком, понимаешь?

– А второй вариант?

– Если они вообще ничего друг к другу не чувствуют, – ответила Нэнси. – Во всех остальных случаях мелкие ссоры неизбежны.

– Тогда единственное, что меня успокаивает: Ариэль и Брайан, если судить по твоей теории – а я склонен с ней согласиться, – небезразличны друг другу.

Нэнси едва заметно улыбнулась. Она-то знала, что ссоры не было. А если и была, то причина вовсе не во взаимоотношениях Ариэль и Брайана. Причина в ней, в Нэнси.


– Ариэль, что на тебя нашло? – Брайан ворвался в комнату вслед за своей невестой. – Что с тобой происходит?

– А что происходит с тобой, Брайан Маккрей? – вскричала Ариэль. – Как ты мне можешь объяснить, почему обнимался с этой… женщиной?

– Эта женщина – твоя сестра, – уже спокойнее сказал Брайан. – Не думаешь же ты, что я могу воспринимать ее как женщину?

Да, могу, мелькнуло у него в голове.

– И я уже объяснил тебе все, – заставил себя продолжить Брайан. – Она поскользнулась. Если бы я не подхватил ее вовремя…

– А что ты вообще делал в ее комнате, когда она была не одета? Как у тебя совести хватило войти туда? Ты что, ослеп?

Очко в пользу Ариэль. Брайан при всем желании не смог бы объяснить ей, почему же он вошел к Нэнси.

– Ну так что? – Видя его замешательство, Ариэль разозлилась еще больше. – Сказать нечего, да?

– Ариэль… – Брайан подошел к ней ближе и попытался обнять, но она вывернулась. – Ариэль, – повторил он, – перестань говорить глупости. Что за глупый скандал ты раздула из ничего? Мне, конечно, приятно, что ты меня ревнуешь, но эта ревность абсолютно беспочвенна.

– Я не ревную! – возразила Ариэль. – Но я не позволю тебе морочить мне голову! У нас скоро свадьба! Я не желаю, чтобы ты подходил к другим женщинам ближе, чем на полтора метра!

– Тогда мне придется сидеть дома. – Брайан улыбнулся, пытаясь шуткой разрядить атмосферу. – При моей работе мне приходится общаться как с мужчинами, так и с женщинами. Что скажут люди об адвокате, который убегает при виде приближающейся к нему дамы?

– А что сказали бы люди, если бы узнали, что я увидела своего жениха держащим в объятиях полуобнаженную женщину?

– Нэнси – твоя сестра, – повторил Брайан твердо. – Перестань, глупышка. Я же люблю тебя.

Он все же привлек к себе сопротивляющуюся Ариэль и поцеловал ее. Она повырывалась еще немного для приличия и потом ответила на поцелуй.

Брайан провел ладонью по ее волосам и нежно поцеловал в кончик носа.

– Пожалуйста, не надо больше этих сцен, – попросил он. – Я терпеть не могу скандалы на пустом месте.

– Хорошо, – быстро согласилась Ариэль. – Может быть, я где-то перегнула планку, но это потому, что я слишком сильно тебя люблю, дорогой. Я ревную тебя даже к официанткам.

Оба они чувствовали, как лживо звучат их слова о любви, однако никогда не признались бы в этом друг другу. Ариэль вообще не знала, что значит влюбиться. Ей ничего не стоило сказать Брайану слова любви, чтобы не ссориться с ним. Для нее Брайан был прекрасной, выгодной партией. Если б кто-то сказал Ариэль о том, что для создания семьи нужны еще и чувства, она рассмеялась бы этому человеку в лицо.

Брайан тоже был доволен тем, что его невеста – дочь самого Джеймса Миллера. Еще бы: богатая, красивая, она затмит всех. Однако что-то не давало Брайану покою: скорее всего, осознание того, что он не любит Ариэль. Он испытывал к ней нежность, привязанность… Что угодно, только не любовь.

Однако никогда еще он не задумывался об этом настолько серьезно, как сейчас. Брайан не мог понять, откуда вдруг у него появилось столько сомнений. Неужели с появлением Нэнси? Но ведь она ничего не значит для него. И он связан с Ариэль обещаниями. Они скоро поженятся. Нет, это безумие… Почему же он никак не может забыть Нэнси, которую держал в своих объятиях всего лишь мгновение?

5

– Слушаю? – Иона сняла трубку телефона в последний момент, когда Нэнси уже собиралась отложить разговор до следующего дня.

– Мама, почему ты так долго не подходила к телефону? – укоризненно спросила Нэнси.

– Здравствуй, дочка, – сказала Иона спокойно, намекая на то, что сначала следовало бы поздороваться. – Я бегом бежала из кладовой. Чудом не свернула шею, между прочим.

– Извини! – Нэнси рассмеялась. – Я рада тебя слышать. Здравствуй, мама.

– Как дела? – спросила Иона делано безразличным тоном.

Однако Нэнси нельзя было обмануть. Она прекрасно знала, что матери больше всего на свете хочется узнать все подробности жизни Нэнси в доме Джеймса.

– Все чудесно, – ответила Нэнси. – У отца такой огромный дом, и город такой красивый, и… Мама, как Фред?

– Очень рада, что ты вспомнила-таки о своем молодом человеке, – язвительно сказала Иона. – Он уже не знает, что и думать. Пожалуй, Фред уже почти поверил в то, что ты нашла себе другого мужчину и решила остаться в городе навсегда.

Нэнси молчала.

– Алло! – Иона подумала, что их разъединили.

– Я здесь, – ответила Нэнси.

– Так чего же ты молчишь? – Иона вдруг забеспокоилась. – Что случилось? Только не говори, что я неожиданно попала в самую точку.

– Как тебе сказать… Насчет мужчины ты, конечно, ошиблась, – сказала Нэнси и тут же подумала о Брайане. – А вот насчет того, что я решила остаться…

– Я так и знала! Можешь ничего мне больше не говорить. Джеймс всегда умел найти подход к женщинам. На что же ты купилась?

– Мама, – укоризненный голос Нэнси выдавал ее растерянность, – ну что ты говоришь? Просто я подумала, что мне следует начать жить самостоятельно. Отец предложил мне работу. И я не собираюсь оставаться в его доме. Мы уже договорились, что я сразу же перееду на съемную квартиру, как только заработаю достаточно денег.

Иона вздохнула. Отправляя Нэнси к отцу, она не сомневалась, что та останется у него навсегда. Что ж, Иона всегда знала, что когда-нибудь это случится. Она, безусловно, не могла предполагать, что в Джеймсе проснутся отцовские чувства, но Нэнси все равно оставила бы ее. Например, после того как вышла бы замуж за Фреда. Такова судьба всех родителей: быть покинутыми неблагодарными детьми, когда эти самые дети неожиданно становятся взрослыми и начинают «жить самостоятельно».

– Что мне сказать Фреду? – спросила Иона.

– Фреду?.. – Нэнси задумалась. – Я не знаю, мама.

– Ты его любишь? – прямо спросила Иона.

– Да… Наверное… Мама, я не знаю! – воскликнула Нэнси. – Я сейчас ничего не знаю. Скажи ему, что я приеду к вам, как только смогу.

– Обязательно передам, – ответила Иона. – Уверена, что он не обрадуется твоему решению. Все-таки с твоей стороны это жестоко: бросать его вот так.

Нэнси была почти в отчаянии. Ее и так мучили угрызения совести, а мать подливала масла в огонь.

Фред… Любит ли она его? Наверное, любит. Но в таком случае, как объяснить то, что она о нем совсем не вспоминала?

– Если ты скажешь, чтобы я приехала, я приеду, – покорно объявила Нэнси.

– Ничего подобного я тебе говорить не стану! – возмутилась Иона. – И ты это прекрасно знаешь! Еще чего не хватало, чтобы ты заявляла мне потом, что я испортила тебе жизнь и не дала возможности воспользоваться таким чудесным шансом!

– Хочешь поговорить с папой? – спросила Нэнси.

Вот еще новости! Выходит, все это время он стоял рядом с ее дочерью?

– Нет, не хочу, – отрезала Иона. – И даже привет ему не передавай.

Иона услышала, как Нэнси грустно вздохнула.

– Я рассчитываю забрать тебя к себе со временем, мама.

– Ни за что на свете! – в ужасе вскричала Иона. – Куда ты собралась меня забирать? В тесную квартиру? Я никогда не покину мое ранчо!

– Но тебе ведь будет там скучно!

– Я все же рассчитываю, что ты когда-нибудь выйдешь замуж и будешь привозить ко мне моих внуков.

Нэнси рассмеялась.

– Обязательно. Но вдруг это будет еще не скоро?

– Я подожду, – пообещала Иона. – А теперь извини, мне некогда. Пирог горит. Я надеюсь, что ты будешь чаще вспоминать обо мне.

– Я позвоню на днях, клянусь!

– Ладно, поверю, – сказала Иона и, еще раз попрощавшись, положила трубку.

Она с удовольствием поболтала бы с дочерью еще, если б не подступавшие слезы. Да, разумеется, решение Нэнси не было для Ионы новостью, но все же…

Иона смахнула слезу и вышла во двор, вовремя вспомнив о том, что у нее есть еще одна миссия. Нэнси повесила на мать все свои заботы. Как же сказать Фреду, что ее дочь не собирается возвращаться?

Фреда она нашла в конюшне. Он чистил любимую лошадь Нэнси.

– Мне нужно поговорить с тобой, Фред, – сказала Иона.

Фред отложил скребок и направился к Ионе. Она вышла из конюшни и подождала, пока Фред вымоет руки.

– Нэнси звонила, – начала Иона без околичностей.

Глаза Фреда радостно заблестели.

– Когда она приезжает? Нэнси сказала?

– Сказала. Она не приедет.

– Что? Не приедет? Вы хотите сказать, что на этой неделе не приедет?

– Она вообще не собирается приезжать. Решила остаться в городе.

– Как же так? – Фред сник. – Вы шутите?

– Да, я известная шутница, ты разве не знал? – с сарказмом сказала Иона. – Мне тоже неприятно было это слышать, Фред. Однако Нэнси заявила, что не собирается приезжать домой.

– И оставит вас?

– На твоем месте я бы больше волновалась о том, как она могла оставить тебя.

Фред замолчал. Иона знала, что говорила. Ее не покидала надежда на то, что хотя бы Фред вразумит ее дочь. Хотя в глубине души понимала, что это бесполезно. Нэнси была упряма, как тысяча мулов. Вся в мать.

– Я поеду за ней, – сказал Фред.

– К ней, – поправила его Иона. – Я вполне могу смириться с тем, что Нэнси лучше жить в городе, чем здесь. Там, безусловно, намного больше возможностей. А Нэнси не из тех женщин, что находят свое счастье только в семье и детях.


В комнату Нэнси вошла Ариэль.

– Ты готова?

– Готова к чему? – спросила Нэнси.

– Мы же собирались сегодня пойти погулять, ты забыла?

Не то что забыла, а даже и не думала. После того что произошло вчера. Вернее после той сцены, что устроила Ариэль. Нэнси и не рассчитывала, что сестра решит выполнить свое обещание.

– Я забыла, – солгала Нэнси.

Ариэль недовольно сморщила носик.

– Так собирайся быстрее. Тебе есть что надеть? Я собираюсь прогуляться по магазинам.

Нэнси уже давно хотела купить себе что-нибудь из одежды. Те вещи, которые она привезла сюда из дома, Нэнси могла бы просто выбросить. Оказалось, что она безнадежно отстала от современной моды. Отец открыл счет на имя Нэнси, но она не знала, сколько денег у нее на кредитной карте.

Но даже если б Нэнси собралась обновить свой гардероб, то ей не с кем было пойти по магазинам. А сама она понятия не имела, что и где покупать. Так что предложение Ариэль было как нельзя кстати.

– Что ж, – медленно произнесла Нэнси, – я буду очень рада, если ты составишь мне компанию.

– Да, надо бы тебе прикупить кое-что. Да и мне пора обновить гардероб. Ты слышала, что отец собирается устроить званый ужин в эту среду?

– Нет, он мне ничего об этом не говорил.

– Наверное, хотел сделать тебе сюрприз. Ведь этот вечер в твою честь.

Нэнси было приятно это слышать, но она испугалась. Терпеть нападки Ариэль еще куда ни шло, но предстать на всеобщее обозрение перед всем светом – совсем другое дело.

– Я сейчас, – сказала Нэнси и принялась собираться.


Нэнси сидела в автомобиле между Ариэль и Брайаном и чувствовала себя птичкой, попавшей в клетку.

Допустим, я не являюсь человеком, который не следит за модой, думала Нэнси. Однако же не могу похвастать и тем, что полностью соответствую тем эталонам, которые сейчас существуют. Мода так быстро меняется. Не могу же я покупать новую одежду всякий раз, как в журналах появляется очередная заметка о том, что голубой цвет, который был моден позавчера, сегодня является верхом безвкусицы. Безусловно, обновить гардероб будет очень кстати, тем более что отец оставил мне такую сумму, на которую мы с мамой обычно живем четыре месяца. И все эти деньги я могу потратить на одежду…

И все же не могу поверить, что Ариэль предложила мне эту поездку от чистого сердца. Что-то здесь кроется. Может быть, она и Брайан решили посмеяться надо мной? Если так, то им это не удастся!

Нэнси украдкой взглянула на Ариэль. Та была одета в бежевый брючный костюм, который идеально ей подходил. Младшая сестрица как всегда выглядела так, будто только что сошла со страниц журнала мод. Нэнси тихонько вздохнула. Выбираясь в город, она надела нейтральные джинсы и блузку и сейчас ощущала себя серой мышкой.

– Останови здесь, – велела Ариэль шоферу. – Выходим!

Ариэль выпорхнула из автомобиля, не дожидаясь, когда ей откроют дверцу, и сразу же направилась к входу в шикарный магазин одежды. Нэнси и Брайан поспешили за ней.

– Ого! – воскликнула Нэнси. – Тут и заблудиться недолго.

– Ариэль не заблудится, – с улыбкой сказал Брайан. – Она ориентируется здесь лучше, чем у себя дома.

Нэнси постаралась взять себя в руки и решительно направилась за сестрой. Пусть этот поход по магазинам станет для нее, Нэнси, испытанием, но она это выдержит.

Однако Ариэль вела себя просто идеально. Через полчаса Нэнси даже начала думать, что младшая сестрица не такая уж несносная. Ариэль помогла Нэнси подобрать одежду от повседневной, включая нижнее белье, до шикарного вечернего платья.

Как любая женщина, Нэнси любила покупки, и поэтому из магазина она вышла в прекрасном настроении, несмотря на то что чуть не упала в обморок, когда увидела счет за все, что купила.

– Впервые в жизни трачу такую уйму денег на безделушки, – пробормотала Нэнси, разглядывая обычную на вид сумочку. – Ведь ничего особенного, а стоит как одно вечернее платье.

Ариэль покачала головой.

– Нэнси, а качество, а фирма? Тебя еще многому придется научить. Ну ладно, как насчет того, чтобы заглянуть еще в пару магазинов, а потом перекусить?

Когда через два с половиной часа Нэнси, Ариэль и Брайан наконец устроились в уютном кафе, все трое буквально валились с ног.

– Прости, дорогой, что тебе пришлось все это выдержать. – Ариэль ласково погладила жениха по руке. – Я-то знаю, как не любят мужчины ходить по магазинам.

– Ничего, переживу как-нибудь. – Брайан усмехнулся. – Чувствую себя так, будто пробежал кросс в несколько километров. Вы безумны, женщины.

– Да уж… – протянула Нэнси. – Учитывая, сколько мы потратили денег, мы действительно ненормальные.

– Это же не твои деньги, Нэнси, – сказала Ариэль. – Чего переживать?

Нэнси внимательно посмотрела на нее. Что хотела сказать Ариэль этой фразой? Что Нэнси не заслуживает таких подарков от отца?

– Надеюсь, скоро я стану зарабатывать столько, что мне не придется мучиться угрызениями совести.

– А ты мучаешься? – спросил Брайан.

Хорошо, что в этот момент им подали меню, и Нэнси сделала вид, что не расслышала слова Брайана. Очарование от удачных покупок развеялось, она снова почувствовала, что день вовсе не сулит быть таким приятным, как казалось.

Брайан наблюдал за обеими сестрами. Нэнси смущалась, а Ариэль получала от этого удовольствие. Брайан же ощущал раздражение и от смущения Нэнси, и от разнузданного поведения своей невесты.

Почему он вдруг начал злиться на Нэнси? Вероятно, потому, что она так чудесно выглядела сегодня, так естественно… Хотя разве можно за это злиться на женщину?

– Ты уже нашла себе работу? – спросил Брайан, когда они сделали заказ.

Да что они, сговорились, что ли?! Далась им моя работа!

– Отец обещал уже на днях привести меня в фирму.

– Будешь кофе подносить? – поинтересовалась Ариэль с невинным видом.

– У меня много сокрытых талантов, – саркастическим тоном произнесла Нэнси. – Авось еще на что-нибудь сгожусь.

– Принимать телефонные звонки? – предположил Брайан.

Ариэль взглянула на него с заговорщическим видом. Она была просто счастлива, что Брайан начал подшучивать над Нэнси.

Брайан же последними словами корил себя за то, что не может удержаться от язвительных замечаний. Он понимал, что его поведение может вывести из себя даже святого, а уж тем более Нэнси, которая не отличалась мягким и покладистым характером. Однако Брайан не мог заставить себя молчать. Почему-то ему доставляло странное удовольствие видеть, как злится Нэнси. Брайан чувствовал себя чудовищем.

– Если хочешь знать, – сказала Нэнси, гордо вскинув голову, – я окончила колледж с отличием.

– Ну а Брайан окончил университет, – сказала Ариэль. – Как ты думаешь, кто из вас знает больше?

– Не будем мериться нашими интеллектуальными способностями, Ариэль. Тем более что кое-кто вообще не может похвастать дипломом с отличными оценками, – не преминула уколоть сестру Нэнси.

Ариэль злобно фыркнула.

– На что это ты намекаешь? – спросила она задиристо.

– Я никогда ни на что не намекаю. Я всегда говорю прямо и…

– А вот и десерт! – с воодушевлением, выдающим его неискренность, воскликнул Брайан. – Я ужасно люблю мороженое, а ты, Нэнси?

Нэнси молча пододвинула к себе хрустальную креманку с мороженым и взялась за ложечку. Пусть хоть пытают меня, ни слова больше не скажу, решила она. Дайте хоть поужинать спокойно.

Однако ее мечтам не суждено было сбыться, так как Ариэль сегодня, как и Брайан, тоже пылала желанием вывести сестру из себя.

– Я бы хотела поговорить с тобой о твоем положении в доме отца, – сказала Ариэль. – Мне давно хочется все прояснить.

– Что именно? – спросила Нэнси.

– Например, как долго ты собираешься оставаться здесь? Месяц, два? А может быть, до конца жизни – своей или моей?

– Почему это так тебя тревожит? Дом большой, места в нем много, не думаю, что я чем-то могу стеснить тебя.

– Я тоже так не думаю, – сказала Ариэль вполне миролюбиво. – Не забывай только, что мы с Брайаном вскоре собираемся пожениться.

– А кто же вам мешает переехать? – резонно заметила Нэнси. – Я тоже считаю, что молодожены должны жить отдельно от родителей.

Ариэль поперхнулась мороженым.

– То есть ты хочешь сказать, что уехать нужно нам? – резко сказала она. – А ты будешь сидеть на папочкиной шее и болтать ножками?

– Я не так уж часто позволяла себе сидеть на его шее. Теперь имею право. Хотя я понимаю тебя, Ариэль, на его шее уже давно прочно устроилась ты и теперь, вероятно, боишься, что нам обеим не хватит места. Что ж, ты права. Вот я и говорю, что кому-то стоит потесниться. Уж не думаешь ли ты, что отец будет обеспечивать тебя и Брайана и после того, как вы поженитесь? По-моему, муж сам должен заботиться о своей семье. Не так ли, Брайан? – Нэнси повернулась к нему.

– Это мы как-нибудь решим без твоего участия, – буркнул он.

Все трое замолчали. Нэнси все еще кипела от возмущения. Она могла бы еще много чего высказать сестре и ее будущему мужу, но решила поберечь нервы. Ее раздражало то, что Брайан полностью встал на сторону Ариэль. Хотя на чью еще сторону он мог встать? Эти двое – два сапога пара. Оба эгоистичные, бесчувственные снобы.

– Нам пора домой, – заявила Нэнси, с полминуты повозив ложечкой в мороженом. – Если у вас, конечно, нет других планов. В противном случае, я поеду одна.

– Нет, мы поедем вместе, – сказал Брайан, вставая и беря под руку Ариэль.

Нэнси не стала дожидаться сладкую парочку и первой села в автомобиль. Ей не терпелось как можно скорее оказаться дома. Дома… Разве может она назвать этот чужой, огромный особняк своим домом? Дом – это что-то теплое, светлое, это место, куда ты всегда можешь прийти, когда тебе плохо, и где тебя всегда ждут. А здесь разве ее кто-нибудь ждет?

А не уехать ли обратно, к маме? – подумала Нэнси. И к Фреду. Вот кто всегда рад меня видеть.

6

Фред был не робкого десятка, но и он растерялся, когда прибыл в Лос-Анджелес. Иона снабдила его кучей наставлений по поводу того, как найти Нэнси и что следует сказать ей, но сейчас у Фреда все вылетело из головы.

Он стоял у ворот дома Джеймса Миллера и не знал, что ему дальше делать. Проще всего было бы нажать на кнопку звонка, но Фред почему-то не решался.

– Фред? – услышал он удивленный голос за своей спиной.

Фред обернулся. Рядом с ним стоял Генри Стронг.

– Я не знал, что вы должны приехать, – сказал Генри, приветливо улыбаясь. – Нэнси безумно обрадуется.

– Надеюсь.

Ему не очень-то нравился Генри, однако Фред рад был увидеть хоть одно знакомое лицо в этом городе.

– Она дома? – спросил Фред.

– Сейчас узнаем, – ответил Генри и с видом хозяина открыл дверь.

– Кто-нибудь дома, Лиза? – спросил Генри подошедшую к нему служанку.

– Мисс Ариэль и мисс Нэнси уехали по магазинам. А мистер Миллер с утра заперся в библиотеке.

– Понятно. Можете подавать обед. Я думаю, Джеймс скоро выйдет, как только узнает, что у него гости. Мистер Миллер постоянно работает, – пояснил он Фреду.

Генри провел Фреда в столовую и усадил за стол. Вокруг суетились служанки, раскладывавшие столовые приборы. Фред никак не мог заставить себя успокоиться. Он нервничал и с облегчением вздохнул, когда в столовую вошел высокий мужчина средних лет, который, по-видимому, и был отцом Нэнси.

– Это Фред, – представил его Генри. – Жених твоей дочери.

– Нэнси, надеюсь? – Джеймс улыбнулся. – Или, быть может, Ариэль нашла себе нового? Теперь, когда у меня две дочери, я начал путаться.

У Фреда отлегло от сердца. Джеймс Миллер оказался довольно простым в общении человеком.

– Да, я парень Нэнси, – сказал Фред. – Извините, что приехал без предупреждения…

– Как там поживает Иона? – спросил Джеймс.

Фред пожал плечами.

– Как обычно. То есть она скучает без Нэнси, а так все в порядке.

Однако Джеймса не так просто было сбить с толку. Если Нэнси не желает ему рассказывать о своей матери, то он все выпытает у Фреда.

– Нэнси говорила, что у Ионы есть друг, – осторожно начал Джеймс и заметил насмешливый взгляд Генри.

– Друг? – переспросил удивленный Фред. – Нет, у Ионы нет друга. Может быть… – Фред запнулся, начиная соображать, что к чему.

Фред был умным мужчиной и сразу чувствовал фальшь. Если Нэнси сказала отцу, что у Ионы кто-то есть, то сказала неспроста. Возможно, Нэнси хотела позлить Джеймса или же просто доказать ему, что им и без него жилось неплохо. А Иона еще молодая и по-прежнему красивая женщина. Так что действительно странно, что у нее никого нет.

– У нее был друг, – поправился Фред. – но, насколько я знаю, они не виделись вот уже несколько недель. По-моему, он куда-то уехал… ненадолго.

Джеймс вздохнул.

А чего я еще хотел услышать, старый дурак? – обругал он себя. Если я начал спрашивать о личной жизни Ионы, то какой ответ рассчитывал получить? Что она до сих пор обливается слезами, вспоминая меня?

– Итак? – поспешил на помощь другу Генри. – Вы надолго в наш город или только в гости к Нэнси?

– О, мы с радостью примем вас! – живо откликнулся Джеймс. – Хотя давай по-простому, раз уж я почти твой тесть. Где ты остановился? Предлагаю тебе сегодня же перебраться к нам.

– Нет, спасибо, – гордо ответил Фред. – Я остановился в гостинице… – Он запнулся, поймав удивленный взгляд Генри. – Она расположена далеко от центра. Но зато довольно дешевая.

Фред закашлялся. Он прекрасно понимал, что несет чушь. Понятие «дешевое» в этом городе означало то, что вы все равно разоритесь на гостиницах.

– Я могу себе это позволить, – пояснил Фред, все больше смущаясь.

Он хотел добавить, что у него солидный счет в банке, что деньги достались ему от матери, которая никогда не была бедной, и что он действительно может себе позволить гостиницу даже в центре города, но промолчал.

– Нэнси будет очень рада, – в который раз повторил Генри.

Фред ясно видел по его глазам, что он сам не верит в то, что говорит.

Неужели Нэнси ничего обо мне не рассказывала своему отцу? – подумал Фред. Здорово, нечего сказать.

В этот самый момент в столовую вошли Нэнси и Ариэль. Брайан попрощался с ними и, не заходя в дом, уехал, сославшись на неотложные дела.

– Привет, папа, привет, Генри, – произнесла Ариэль, и взгляд ее остановился на Фреде.

– Фред? – Нэнси подошла к нему, не веря своим глазам. – Что ты здесь делаешь?

Фред встал из-за стола.

– Приехал к тебе в гости, – сказал Фред, несколько ошарашенный таким не слишком теплым приемом.

– Меня зовут Ариэль.

Фред обернулся к стоящей рядом с Нэнси блондинке.

– О, очень приятно, я Фред. Вы, верно, сестра Нэнси?

Ариэль кокетливо улыбнулась.

– Да, раз уж нас не представили друг другу, приходится действовать самим, не так ли?

– Присоединяйтесь к нам, – предложил Джеймс. – Мы недавно сели ужинать.

– Мы уже поужинали, – сказала Нэнси и, взяв Фреда за руку, вытянула его из столовой. – Почему ты не предупредил меня? – накинулась на него Нэнси, как только они оказались за дверью.

– Я тоже очень рад видеть тебя, Нэнси, – проговорил Фред с обидой.

– Извини. – Нэнси чмокнула его в щеку. – Так что ты тут делаешь?

– Я же сказал: просто приехал навестить тебя.

– Ну конечно, – недоверчиво проговорила Нэнси. – Ты наверняка приехал уговорить меня вернуться домой. А ну-ка иди за мной.

Нэнси провела Фреда в свою комнату и плотно прикрыла дверь.

– Садись. – Она указала ему на кушетку. – Нам нужно серьезно поговорить. Итак, мама отправила тебя ко мне, чтобы ты привез меня домой?

– Нэнси, мне очень неприятно, что ты так меня встретила, – сказал Фред. – Может, мне лучше уйти и не мешать тебе жить?

– Так, значит, мама ни при чем? – поинтересовалась Нэнси.

– Я не собираюсь уговаривать тебя вернуться. Возможно, я останусь в городе и найду работу.

– Вот как? Прости, Фред, я понимаю, что веду себя не лучшим образом. Ты, конечно, вправе на меня обижаться…

– Что я и делаю. Я думал, ты рада будешь видеть меня.

– Я очень рада. – Нэнси перевела дух и заставила себя улыбнуться. – Ты же знаешь, что я не люблю неожиданности.

– Я рассчитывал стать для тебя приятной неожиданностью.

– Так и есть, – неуверенно сказала Нэнси. – Извини, что не предупредила тебя о том, что решила остаться здесь навсегда. Я собиралась приехать через неделю-другую в гости к маме и все тебе объяснить.

– А до этого времени я должен был оставаться в неведении о твоих планах насчет меня?

Фред считал, что имеет полное право возмущаться. Нэнси так просто решила остаться, забыв о нем. Не посоветовавшись с ним. А теперь, когда он к ней приехал, оказывается, что она совсем не ждала его.

– Я все еще считаюсь твоим парнем или ты успела найти кого-нибудь другого?

– Никого я не искала! – возмутилась Нэнси. – Я приехала сюда не для того, чтобы кокетничать и всем строить глазки, и не за богатым мужем.

– Тогда зачем?

– Работать, Фред!

– Я мог бы без труда обеспечивать нашу семью, если бы мы поженились.

Нэнси закрыла глаза. Опять все то же самое. Как же объяснить Фреду, что она не хочет замуж?

– Я понимаю, что уже достал тебя, – с обидой сказал Фред. – Наверное, ты всегда считала меня лишь досадной помехой. Хотя любая другая женщина на твоем месте была бы счастлива, если бы ей настойчиво предлагали выйти замуж. Или я недостаточно хорош для тебя?

– Ты приехал сюда для того, чтобы выяснить отношения?

– И за этим тоже.

Фред встал и начал расхаживать по комнате, чтобы скрыть свое раздражение. Однако Нэнси сразу же поняла, что он нервничает. Она подошла к нему и, не говоря ни слова, обняла. Так они простояли несколько минут. Потом Нэнси подняла голову и заглянула Фреду в глаза.

– Прости, – тихо произнесла она, – я идиотка. Ты приехал ко мне, а я, вместо того чтобы радоваться, порчу тебе настроение. Пойми меня. Я не хочу уезжать. Я буду работать, отец обещал мне место в своей фирме. Уверена, что он не откажет в работе и тебе, если ты решишь остаться со мной.

– Ты хочешь, чтобы я остался? – спросил Фред, ласково гладя Нэнси по волосам.

– Я скучала по тебе.

Нэнси не кривила душой. Сейчас она поняла, что ей действительно не хватало Фреда. И не важно, что неделю она о нем вообще не вспоминала. Просто происходило столько событий, что Нэнси забыла обо всем на свете.

– Ты сердишься? – спросила она.

– Уже почти перестал.

Нэнси улыбнулась.

– Пойдем вниз. Папа, наверное, думает, что я ругаю тебя на чем свет стоит. Кстати, как тебе мой отец?

– Он не так уж плох, как я думал.

Нэнси направилась к двери, но Фред удержал ее. Он обнял Нэнси и поцеловал губы. У нее закружилась голова от воспоминаний. Фред, такой родной, такой близкий и знакомый… Как хорошо, что он рядом! И вдруг в мозгу Нэнси внезапно всплыло имя другого мужчины. Брайан.

Нэнси резко отстранилась от Фреда и улыбнулась, стараясь загладить свою грубость.

– Идем, – сказала она и открыла дверь.

– Мне было плохо без тебя, – тихо произнес Фред, выходя вслед за ней.

– Как мама?

– Прекрасно, – отделался Фред коротким ответом.

Они спустились в гостиную, где Джеймс имел обыкновение пить кофе и курить свои сигары после ужина со своими домочадцами и друзьями.

– А вот и мы! – весело сказала Нэнси.

Она села на диванчик напротив отца и усадила Фреда рядом с собой.

Ариэль не спускала с парочки глаз.

А наша Нэнси красавчика себе отхватила, подумала она. К сожалению, он наверняка мужлан, такой же неотесанный, как и сама моя сестра.

– Я предложил Фреду остаться у нас, но он отказался, – сказал Джеймс, попыхивая сигарой. – Может быть, ты сможешь уговорить его?

– Не стоит, – ответил за Нэнси Фред. – Я же уже сказал, что не испытал затруднений, поселившись в гостинице.

Нэнси промолчала, но Джеймс отметил, что она вовсе не горела желанием уговаривать Фреда.

Через двадцать минут Фред попрощался с Джеймсом, с Ариэль, которая улыбнулась ему обольстительно, и с Генри. Нэнси проводила его до двери.

– Что собираешься делать? – спросила она. – Хочешь, я все же спрошу у отца насчет работы?

Фред отрицательно покачал головой.

– Даже не вздумай. Я не бедный родственник, которого нужно приютить и обогреть. Я и сам могу о себе позаботиться.

Нэнси поцеловала его на прощание и закрыла дверь. Они даже не договорились, когда встретятся в следующий раз.

На душе у Нэнси остался неприятный осадок. Встреча с Фредом получилась какой-то скомканной, разговоры натянутыми и вообще создавалось ощущение, что они друг другу чужие люди. А ведь это не так!

– Хороший парень, – сказал Джеймс, когда Нэнси вернулась в гостиную. – Я мог бы подобрать ему работу.

– Не надо, – покачала головой Нэнси. – Он не согласится.

– Почему? – Джеймс озабоченно сдвинул брови к переносице. – Если у него есть голова на плечах, то он с радостью примет мою помощь. Что в этом такого?

– Он слишком гордый, – сказала Нэнси.

– Симпатичный мальчик, – сказала Ариэль, и Нэнси показалось, что она готова облизнуться, как кошка. – Почему ты скрывала его от нас?

– Я устала и рано лягу спать сегодня, – сказала Нэнси, не обращая внимания на Ариэль. – Кстати, папа, когда ты меня устроишь на работу? В принципе я не напрашиваюсь, и, если что, сама смогу о себе позаботиться.

– О, перестань, детка, – отмахнулся Джеймс. – Не болтай ерунды! Твое желание работать заслуживает похвалы. Вот Ариэль, например, предпочитает бездельничать, – добавил он с добродушной усмешкой.

Однако Ариэль восприняла эту дружескую насмешку в штыки. Не хватало еще, чтобы попрекал родной отец! Тем более что Нэнси не так давно шутила подобным же образом.

– Если тебе жалко для меня куска хлеба, я без проблем пойду работать, – заявила Ариэль обиженным тоном. – Вот уж не ожидала от тебя попреков!

– Девочка моя, я же пошутил.

– Мне не нравятся такие шутки, папа. Если что-то тебя не устраивает, так и скажи. Насколько я помню, ты никогда не выговаривал маме за то, что она сидит дома. Просто удивляюсь, откуда в тебе столько жадности, учитывая твои заработки!

– Да что такое с вами сегодня?! – воскликнул Генри, стараясь разрядить накалившуюся атмосферу. – Ариэль, отец вовсе не хотел обидеть тебя, и ты это прекрасно знаешь. А если у тебя плохое настроение, не нужно вымещать его на близких людях.

Ариэль поднялась с кресла.

– Подобное я могу сказать и тебе, папа. Прислушайся к дяде Генри, он всегда славился тем, что дает умные советы, – сказала она, уходя.

Нэнси поднялась в свою комнату вслед за сестрой. В коридоре Ариэль оглянулась и, смерив Нэнси презрительным взглядом, вошла к себе.

Нэнси только пожала плечами. Она осталась довольна тем, что Ариэль задело замечание отца. Пусть даже Джеймс говорил в шутку.

Что до самой Нэнси, то, если бы спросили ее, она бы сказала о сестре то же самое. И не шутила бы.

7

– Ты прекрасно выглядишь, дорогая!

Джеймс с восхищением смотрел на свою старшую дочь, которая спускалась по лестнице в холл. На Нэнси было черное платье классического фасона, и на ней оно сидело потрясающе.

Покупая его, Нэнси думала, что платье не стоит тех денег, которые за него брали. Однако теперь, особенно когда она поймала еще и восторженный взгляд Брайана, Нэнси поняла, что Ариэль, которая, собственно, и заставила ее купить это платье, не ошиблась в выборе. Следовало признать, что у младшей сестры безукоризненный вкус.

Изящную шейку Нэнси обвивало колье с бриллиантовой россыпью, которая сверкала словно Млечный Путь. Волосы Нэнси уложила в высокую прическу. Когда она причесывалась, несколько прядок выбилось из прически, но Нэнси решила оставить их как есть, чтобы не выглядеть слишком строго.

Нэнси даже не отдавала себе отчета в том, что сейчас смотрится еще более естественно, чем в своих любимых брюках. Она любила платья, но вечерние наряды ей надевать приходилось не так уж часто. Однако Джеймс, глядя на старшую дочь, не мог не отметить, что Нэнси затмевает своей естественной красотой всех светских львиц вместе взятых.

Нэнси носила вечернее платье и колье с такой непринужденностью, будто это была ее повседневная одежда. Джеймс взглянул на спускавшуюся вслед за сестрой Ариэль и в который раз поразился контрасту, который составляли сестры. Младшая дочь, как обычно, была безупречно причесана, и на ее платье – можно не волноваться – даже через несколько часов не появится ни единой складочки. Ариэль выглядела так, словно полдня провела перед зеркалом, прежде чем показаться в обществе. Что, впрочем, соответствовало действительности. И именно поэтому Ариэль проигрывала Нэнси, которая не боялась быть свободной в движениях, улыбках и словах.

Примерно о том же думал и Брайан. Он тихонько вздохнул и подал руку Ариэль. Она заученно улыбнулась ему.

Брайан так же заученно улыбнулся, произнеся именно ту фразу, которую от него ожидали услышать:

– Ты прекрасна.

– Все уже в сборе, – сказал Джеймс и тоже подал своей дочери руку. – Ждут только нас. Не боишься, Нэнси, ведь это твой первый выход в свет?

– Не боюсь. – Нэнси рассмеялась. – Я уже много раз сдавала экзамены, не думаю, что этот будет сложнее остальных.

От волнения щеки ее раскраснелись. Нэнси оперлась на руку отца и улыбнулась.

Джеймс открыл дверь, и они вошли в гостиную. Нэнси показалось, что на нее уставились сотни пар глаз, хотя на самом деле Джеймс пригласил только самых избранных, всего человек пятьдесят.

Что происходило дальше, Нэнси воспринимала с трудом. Не то чтобы она сильно волновалась, просто происходящее было для нее столь необычным, что Нэнси словно находилась в тумане. Ей казалось, что она спит и видит яркий сон, впрочем, довольно приятный.

Несмотря на то что Нэнси постоянно приходилось следить за своими манерами и словами, она получала настоящее удовольствие от вечера. Даже Ариэль, то и дело бросающая на нее презрительные взгляды, не могла испортить ей настроения.

– Кто это? – шепотом спросила Нэнси у Брайана, завидев, как к ней направлялся Джеймс с жеманной дамой лет пятидесяти.

– О, это Раймона Феербанкс, – так же шепотом ответил Брайан. – Гроза светского общества.

– Почему гроза?

– Сама увидишь, – пообещал Брайан. – Приятного в этой женщине мало. По крайней мере, не знаю таких, кто общался бы с ней близко. Однако никому и в голову не придет не позвать ее на семейное торжество. Это будет скандал.

– Ничего не понимаю, – призналась Нэнси и замолчала, так как ее отец и «гроза светского общества» подошли слишком близко.

– Нэнси, я хочу представить тебе близкого друга нашей семьи Раймону Феербанкс.

– Чао! – приветствовала ее Нэнси и краем глаза заметила, как вытянулось лицо у стоящей неподалеку Ариэль.

Я что-то не так сказала? – подумала Нэнси с испугом. Но я ведь еще ничего и не успела сказать.

Однако выражение лица Раймоны никак не изменилась, и она с вежливой улыбкой поздоровалась с Нэнси.

– Очень рада познакомиться с дочерью Джеймса и Ионы. Вы очень похожи на своего отца. Надеюсь, только внешне.

Джеймс натянуто рассмеялся.

– Чем же я тебе не угодил, дорогая Раймона?

– Извини, Джеймс, но Иону я всегда уважала куда больше, чем тебя, – ничуть не смущаясь, ответила она и взяла Нэнси под руку. – Идем прогуляемся, детка. Мне хочется поболтать с тобой.

Нэнси растерянно оглянулась на Брайана. Однако тот только подмигнул ей, как бы говоря: ничего, потерпи, она от тебя быстро отстанет. В глазах же Ариэль читался неприкрытый ужас.

Что происходит? Несчастная Нэнси не знала, что ей и думать. Неужели эта Раймона Феербанкс такая ужасная особа?

Раймона отвела ее в угол гостиной и усадила на маленький диванчик, где могли поместиться только двое. Нэнси заметила, что до них здесь уже сидели две болтливые кумушки, но, завидев Раймону, тут же покинули насиженное место.

Нэнси незаметно вздохнула. Сколько еще испытаний ждет ее сегодня?

– Как поживает твоя матушка? – начала Раймона светскую беседу.

Нэнси подняла на нее глаза. В общем-то ничего жуткого в этой Раймоне нет. Да, она некрасивая и немолодая дама. Многие в ее возрасте выглядят гораздо лучше ее. Да, она похожа на маленькую высохшую мумию. Да, лицо ее с плотно сжатыми губами и пронзительными глазками не вызывает симпатии… Однако Нэнси и в голову бы не пришло опасаться Раймону.

Отец сказал, что она близкий друг семьи. Однако сразу видно, что он ее не любит. Да, видно, Раймону тут все терпеть не могут. И вместо неприязни, которая начала было просыпаться в душе Нэнси, пришло вдруг сочувствие. Нэнси безошибочно почувствовала, что Раймона такая же отверженная, как и она. Только эту почтенную даму боятся. Но почему?

– Мама в порядке, – ответила Нэнси.

– Мы когда-то неплохо ладили с ней, – сказал Раймона с удовлетворенной улыбкой. – Она правильно сделала, что уехала из этого гадючника.

Нэнси удивленно взглянула на нее.

– Гадючника? – вырвалось у Нэнси. – Почему?

– Потому что нет здесь ни одного искреннего человека, кроме меня… Ну, теперь и тебя, пожалуй, – сказала Раймона с улыбкой. – Однако если ты будешь смущаться, то тебя быстро заклюют. Оглянуться не успеешь, как станешь всеобщим посмешищем, несмотря на то что ты дочь Джеймса Миллера.

Нэнси с таким изумлением уставилась на Раймону, что та не выдержала и рассмеялась.

– А мне говорили, что вы чуть ли не ведьма, – откровенно призналась Нэнси.

– А что, не похожа?

– Совсем не похожа, – с облегчением ответила Нэнси.

– Что ж, девочка, – Раймона вздохнула с облегчением, – к счастью, то, чего я боялась, не произошло. Характером ты полностью пошла в мать. Такая же откровенная и прямая.

– Это не прямота. – Нэнси покачала головой. – Все дело в том, что я не умею вести себя.

Впервые Нэнси почувствовала, что у нее в этом безумном обществе появился союзник. Неизвестно почему, но Нэнси решила, что Раймоне можно доверять. Нэнси сразу же выложила ей все, что наболело.

– Я даже поесть по-человечески не могу, – пожаловалась Нэнси. – Не знаю, какая вилка для чего и как что есть, чтобы надо мной не смеялись.

– Почему же ты не обратилась за помощью к отцу? Хотя можешь не отвечать, с ним все понятно. Ну а сестра тебя, как видно, не жалует?

– Откуда вы все знаете? – Нэнси улыбнулась. – Теперь я понимаю, почему вас так боятся. Вы всех видите насквозь.

– Да. И тебя тоже. Поэтому с сегодняшнего вечера я тобой займусь. Я не позволю дочери Ионы Миллер пропасть в этом поганом светском обществе, от которого давно осталось одно название.

– Скажите, – Нэнси не могла сдержать свой порыв откровенности, – когда вы только подошли ко мне и поздоровались, что я сделала не так?

– С чего ты взяла, что что-то не так сделала?

– Но это точно! – воскликнула Нэнси. – Видели бы вы лицо Ариэль!

– Ну, в общем, все просто. Дело в том, как ты со мной поздоровалась. Ты сказала мне: чао.

– Разве нельзя так говорить?

Раймона снова рассмеялась своим хриплым смехом, больше похожим на карканье.

– Так говорить можно, – сказала она, перестав смеяться, – но тому, кого ты хорошо знаешь, а не незнакомой старой карге.

Нэнси тоже расхохоталась.

– Да какая же вы старая? – решила она быть справедливой. – Вам же не больше пятидесяти, ведь так?

– О, спасибо, деточка, но мне уже семьдесят шесть.

Нэнси открыла рот от изумления.

– Да ладно! Чтоб мне лопнуть!

Раймона покачала головой.

– Да, тебя придется многому учить. Давно я искала себе занятие по душе, теперь мне точно не будет скучно. А сейчас иди к гостям, все-таки этот праздник затеяли в твою честь. Приходи-ка ко мне послезавтра на чай. Я буду тебя ждать.

– Хорошо, миссис Феербанкс. Я обязательно приду.

– Какой ужас! – воскликнула Раймона и поспешила объяснить: – Я не миссис, я мисс Феербанкс. Чем, между прочим, чрезвычайно горжусь, хотя и заработала себе звание старой девы.


– Ну и о чем ты разговаривала со старухой?

Нэнси даже подпрыгнула от неожиданности. Рядом с ней стояла Ариэль с бокалом шампанского в руке.

– Неужели у отца не хватило ума постараться увести тебя от нее подальше? Ты наверняка наговорила кучу глупостей. Так и знала, что ты нас опозоришь.

– Пока свою семью позоришь только ты, – ответила Нэнси. – Своим кислым видом и злым языком. У меня в семье нет таких злобных фурий. Видно, ты целиком пошла в мать. Извини, не имела чести знать ее. К счастью.

У Ариэль отвисла челюсть от изумления.

– Ты пожалеешь о своих словах, – прошипела она.

– Не думаю, – ответила Нэнси и отвернулась.

– У тебя неприятности с Ариэль? – спросил ее чуть позже Брайан, который держался рядом с Нэнси весь вечер.

Нэнси даже начала подозревать, что Брайан приставлен к ней специально, чтобы она не натворила глупостей.

– С чего ты взял? У нас с Ариэль нежнейшие сестринские отношения.

– Понимаю твой сарказм, – ответил Брайан. – Ариэль непростой человек. С ней сложно найти общий язык, и чаще всего она виновата в этом сама. Так что, Ариэль досаждает тебе?

– А ты ее выпорешь ремнем за это? – поинтересовалась Нэнси. – Отстань от меня, Брайан. Я устала, и у меня нет настроения.

– Уже отстал. – Брайан усмехнулся. – Я тебя тоже раздражаю?

Нэнси устало махнула рукой и подошла к отцу, который прощался с последними гостями.

– Как тебе вечер? – спросил Джеймс, с улыбкой глядя на дочь.

– Прекрасно. – Нэнси тоже улыбнулась. – Правда. Мне очень понравилось. Только я безумно устала.

Джеймс раскатисто рассмеялся.

– А ты пеняла Ариэль на то, что она бездельница. Быть хозяйкой вечеринок тоже тяжелая работа.

Нэнси искренне рассмеялась в ответ.

– Да, пожалуй, я была несправедлива к Ариэль. При случае попрошу у нее прощения.

Через час Нэнси приняла ванну и забралась в постель. Она чувствовала себя счастливой. Не то чтобы Нэнси ощутила, что рождена для светской жизни, но броский, как новогодняя мишура, блеск высшего общества поднял ей настроение.

Что бы сказала мама? – подумала Нэнси. Она никогда не говорила, нравилось ли ей вести такой образ жизни. Мне почему-то кажется, что она чувствовала себя здесь чужой. В любом случае мама наверняка не одобрила бы то, что мне понравилось быть хозяйкой вечеринки. Надо рассказать маме о мисс Феербанкс. Хорошо, что у меня появился хоть один доброжелатель. Может быть, даже друг. Надо бы зайти к ней в гости на днях, раз уж она меня пригласила. И почему ее считают стервой? Даже Брайан.


– Ты должна быть довольна, – сказал Брайан. – Твоя сестра не сделала сегодня ничего предосудительного.

Он ненадолго задержался в комнате Ариэль и теперь подумывал, а не остаться ли здесь на всю ночь. Главное, смыться с утра пораньше, чтобы Джеймс не узнал, что Брайан ночевал в спальне его дочери. Не то чтобы Брайан боялся отцовского гнева. Джеймс не был старомодным ханжой и спокойно относился к добрачным связям. Однако приличия следовало соблюдать.

Ариэль пожала плечами. Ее лицо выражало крайнюю степень скепсиса.

– То, что я не заметила в ее поведении ничего, как ты говоришь, предосудительного, не значит, что ничего такого не было. Возможно, мы просто отвлеклись, а завтра пойдут слухи о том, что старшая дочь Джеймса Миллера не умеет себя вести. Она в любом случае позорит нашу семью.

Брайан устало закрыл глаза и прилег на постель Ариэль.

– Мне кажется, что ты несправедлива к ней.

Ариэль повернулась к нему, оторвавшись от созерцания собственного отражения, и с удивлением взглянула на Брайана.

– А я думала, что ты встал на мою сторону.

– Я всегда на твоей стороне, Ариэль. Но мне не очень приятна твоя злость, милая.

Ариэль кинула на ночной столик расческу, скользнула на кровать и улеглась рядом с Брайаном. Она положила руку ему на грудь и принялась расстегивать пуговицы рубашки.

– Разве я злая, дорогой? – промурлыкала она. – Неужели ты можешь меня обвинить в этом?

Брайан улыбнулся и запустил пальцы в ее шелковистые волосы.

– Нет, со мной ты никогда не была злой. – Он прижался губами к ее виску. – Ты сама нежность, когда дело касается наших отношений.

Вот и отлично, подумала Ариэль. Я буду такой, лишь бы только ты навсегда забыл имя Нэнси, которая просто выводит меня из себя.

8

– Что я буду делать?

Джеймс вел Нэнси по коридорам офиса своей компании. Сегодня у его дочери был первый рабочий день. Нэнси сгорала от любопытства.

– Что будешь делать? – переспросил Джеймс. – Работать, что же еще?

Он подмигнул Нэнси и открыл перед ней дверь.

– Входи, сейчас я все тебе расскажу.

Нэнси предстояла не такая уж и сложная работа, как она ожидала. Ей было поручено заниматься составлением документов и кое-какими подсчетами. В принципе, она выполняла функции секретаря.

Понятно, пока мне не доверяют, подумала Нэнси. Но ничего, я всем докажу, что Нэнси Миллер способна на большее, чем копание в бумажках.

Однако к вечеру у нее начала кружиться голова. Настоящая секретарша ее отца немилосердно свалила на нее накопившуюся работу, не требовавшую немедленного выполнения, но которую следовало бы давно окончить.

– Я умираю, – простонала Нэнси, когда наконец закончился рабочий день.

– Может быть, все-таки передумаешь и плюнешь на эту работу? – подмигнул ей Джеймс. – Давай пересмотрим твое решение.

– Ни за что! – Нэнси по-настоящему испугалась, что отец решил, будто она не в состоянии справиться со своими обязанностями. – Просто всегда тяжело на новой работе в первый день.

– Да, и даже в первый месяц, – утешил ее Джеймс. – Ну да ничего. Моя секретарша отзывалась о тебе очень и очень позитивно. А ей трудно угодить, даже если ты и приходишься мне дочерью.

– Ну спасибо и на том, – сказала Нэнси, но подумала, что ей вовсе не хочется постоянно копаться в бумажках.

Однако она прекрасно понимала, что доверие нужно заслужить.


Нэнси сидела за компьютером и так всматривалась в монитор, будто пыталась увидеть там решение всех своих проблем. Найти вдохновение в фотографии заката на рабочем столе ей не удавалось. Битый час она пыталась написать рекламную статью для буклета, но смогла выжать из себя только три строчки. Иногда так сложно взяться за работу, особенно когда нет вдохновения! Нэнси уткнулась лбом в столешницу.

Музы, ты где? Нужно всего лишь написать небольшую статью в какую-то сотню строк. Давай же, Нэнси, соберись! – скомандовала она себе. Что со мной такое?

Нэнси подняла голову и упрямо пододвинула к себе клавиатуру.

– На раз, два, три, начинаю писать, – сказала она.

Раз…

Ничего в голову не лезет, хоть ты тресни.

Два…

Кстати, надо бы позвонить Фреду и отменить встречу, кажется, мне придется сидеть здесь до скончания века.

Три…

– Итак, начали! Ой не могу!.. – простонала Нэнси.

– Что случилось? – В кабинет вошел Брайан. – Я услышал твой стон и подумал, что, может быть, ты умираешь и тебе нужно срочно оказать первую медицинскую помощь?

– Что ты тут делаешь? – удивилась Нэнси. – Уже никого нет, только я, мой компьютер и сторож. Как тебя пропустили?

– Я же почти член вашей семьи, забыла? – Брайан улыбнулся. – Для меня все двери открыты.

Нэнси снова повернулась к монитору.

– Не ври мне, – сказала она. – Наверняка пришел с каким-то поручением от моего отца.

– Да он просил забрать документы, которые он оставил на столе. Джеймс сказал, что звонил тебе, но ты не сняла трубку, и он подумал, что ты уже уехала домой.

Нэнси тут же схватила трубку телефона и приложила к уху. Гудков не было.

– Кажется, что-то со связью. Только этого не хватало.

– Так что я очень удивился, когда увидел тебя сидящей в полутемной комнате и стенающей так, будто ты привидение, обреченное на вечные муки.

Нэнси вздохнула.

– Так и есть. Мне кажется, я скоро сойду с ума.

– Над чем ломаешь голову? – Брайан присел на соседний стул и с интересом взглянул на монитор.

– Мне нужно написать кое-что. Но это кое-что мне никак не дается.

– Нужно закончить именно сегодня?

– Нет. Но я не привыкла бросать дело на полпути.

– Похвальное качество.

– Да, но мне от этого не легче. Кстати, я знаю, о каких документах говорил отец. Вот они.

– Выгоняешь меня?

Нэнси взглянула на Брайана с удивлением.

– Выгоняю? Не хочешь же ты сказать, что решил остаться здесь и облегчить мне муки творчества и одиночества? Может быть, ты даже желаешь написать статью за меня?

– Ну, в этом я не большой помощник, – начал отнекиваться Брайан. – Так что остановимся на том варианте, что я хочу скрасить твое одиночество.

– Ты же адвокат, – с упреком сказала Нэнси. – Ты можешь легко придумать любую рекламную статью.

Брайан усмехнулся.

– Нет уж. Понимаю, что тебе очень хочется домой, но помогать не стану.

– Я и не просила, – резко сказала Нэнси. – Это, в конце концов, моя работа – писать эту ерунду.

– Невысокого же ты мнения о вашей компании.

– Я невысокого мнения о своих творческих способностях. – Нэнси снова вздохнула. – Вот если бы нужно было делать какие-нибудь подсчеты, я бы с удовольствием этим занялась. Мой конек – математика и финансы.

– Тебе не нравится то, чем ты занимаешься? – Брайан смотрел на нее с сочувствием.

– О, что ты… Я же мечтала, чтобы мне поручили более ответственное занятие, чем перепечатывание никому не нужных документов. За два месяца я и так многого здесь добилась.

– Джеймс говорит, что ты очень толковый помощник.

Нэнси недоверчиво подняла брови.

– Он так говорит? Мне никогда и словом не обмолвился.

– Ну, надо знать Джеймса. Он считает, что нельзя хвалить подчиненных в глаза, пусть лучше узнают о том, что он доволен, через других.

– Тебе лучше знать. Ты знаком с моим отцом куда дольше, чем я.

Брайан сочувственно улыбнулся.

– Нелегко тебе приходится, да?

Что это он? – удивилась Нэнси. И в самом деле переживает за меня, что ли? Если так, то это очень приятно. Гораздо приятнее, чем похвалы отца.

9

Старый слуга мисс Феербанкс провел Нэнси в большую гостиную и исчез, два раза переспросив имя гостьи. По прошествии десяти минут Нэнси забеспокоилась.

Этот старик вполне мог забыть сказать мисс Феербанкс о том, что я пришла, раз уж не в состоянии запомнить даже мое имя, подумала она с иронией. Вот будет смеху, если я просижу тут полвечера, а окажется, что мисс Феербанкс и знать не знает о том, что я здесь.

Однако Нэнси была слишком несправедлива к слуге, так как мисс Феербанкс вскоре появилась на пороге и принялась извиняться за то, что заставила Нэнси ждать.

– Надеюсь, ты не слишком на меня обиделась? – спросила Раймона. – Я разговаривала по телефону с одной заядлой сплетницей и никак не могла от нее отделаться. Прощание с ней затянулось на пятнадцать минут, пока я не сказала, что у меня началось дикое расстройство желудка и я больше не в состоянии продолжать разговор.

Нэнси от души рассмеялась.

– Прекрасный способ избавляться от надоедливых знакомых, – одобрила она. – Надо будет взять на заметку.

– Хорошо, что ты пришла, – сказала Раймона.

Она взяла со столика позолоченный колокольчик, стоящий на миниатюрном подносе, и позвонила.

– Люблю старомодные обычаи, – пояснила она, заметив удивленный взгляд Нэнси.

В гостиную вошел все тот же старый слуга. Он двигался страшно медленно, еле волоча ноги.

Как он справляется со своими обязанностями? – мелькнуло в голове у Нэнси. Он уже так стар, что на его месте я давно бы ушла на пенсию.

– Принеси, пожалуйста, нам чай, Джекоб, – попросила Раймона. – И побольше печенья. Нам предстоит долгий разговор. – И она подмигнула Нэнси.

– Он давно работает у вас? – спросила Нэнси, когда Джекоб вышел.

– С тех пор, как мне исполнилось пятнадцать. Он тогда был настоящим красавцем, хотя в это и трудно сейчас поверить. У меня с ним когда-то был роман.

– Да? – Глаза Нэнси загорелись от любопытства. – Значит, он здесь потому, что вы еще любите его?

– Ты слишком много читала любовных романов, – рассмеялась Раймона. – Моя любовь к нему жила всего два месяца. Потом я влюбилась в садовника. Я была очень любвеобильной. Может быть, именно поэтому я и не вышла замуж. А Джекоба я держу до сих пор только потому, что он чрезвычайно исполнительный. Хотя и сильно сдал за последнее время. Но таковы уж мы, люди: нам трудно отказаться от привычного. Будь то вещи или же живые существа.

– Разве вам никогда не хотелось создать семью? – спросила ее Нэнси.

Мисс Феербанкс оценивающее взглянула на Нэнси.

– Что ж, пожалуй, тебе я могу сказать правду, – заявила она. – Если бы ты была на несколько лет помоложе, то я, разумеется, никогда не стала бы этого говорить, боясь испортить твою непорочную душу, но сейчас можно…

– Потому что я уже не такая непорочная, как пару лет назад? – спросила Нэнси улыбаясь.

– К сожалению, не знаю, какая ты была пару лет назад, – сказала Раймона и тоже улыбнулась. – Итак, я не вышла замуж потому, что слишком любила свободу отношений. Вот такая я неправильная. Это меня следовало бы называть порочной. Я даже не обиделась бы. У меня было очень много любовников, хотя красотой я не блистала. Однако мужчины слетались ко мне, как пчелы на мед, даже не зная о том, что у меня более чем приличный счет в банке и положение в обществе. А хотя, если честно, наверное, я просто так и не встретила того единственного мужчину, за которого хотела бы выйти, – закончила Раймона свою эпопею.

Джекоб внес поднос с чайником, чашками и вазочкой печенья. Раймона жестом пригласила Нэнси сесть на диванчик, перед которым стоял маленький столик, куда слуга и водрузил угощение.

– Итак, расскажи мне о своей здешней жизни, – попросила Раймона. – Очень, знаешь ли, хочется быть в курсе твоих дел. Например, нашла ли ты общий язык с Ариэль?

Нэнси фыркнула и развела руками.

– О нет. Вряд ли это когда-нибудь произойдет. Когда я узнала, что у меня есть сестра, я страшно обрадовалась, а потом, познакомившись с ней, поняла, что радоваться было нечему. Жаль.

– Она считает тебя деревенской выскочкой, – сказала Раймона. – Ариэль вся в мать. Впрочем, ты уж извини, дорогая, отец у тебя тоже не подарок. Хотя он мужчина, и из-за этого факта ему можно многое если не простить, то понять. Он не первый мужчина и, к сожалению, не последний, кто бросает свою семью ради прекрасных глаз пустоголовой дурочки.

– Он утверждает, что это была настоящая любовь.

– У него к ней, возможно. Но вот его второй женой двигал исключительно расчет. Любовь, разумеется, тоже присутствовала. Любовь к деньгам.

– Печально.

– Что печально?

– Что мой отец такой дурак.

Раймона расхохоталась.

– Что поделаешь. Так что теперь ты понимаешь, почему я так обрадовалась, когда поняла, что ты пошла в мать.

– Я рассказала ей, что познакомилась с вами, и она очень обрадовалась. Просила передать большой привет и выразила надежду, что надеется когда-нибудь увидеть вас.

– Буду рада, – искренне ответила Раймона. – Но полагаю, что она вряд ли приедет сюда по доброй воле. Не знаю, что должно для этого случиться. Если только ты решишь выйти замуж.

Нэнси взяла чашку с чаем и поднесла к губам. Она задумалась над тем, что сказала Раймона. Да, вероятно, Нэнси так и придется жить на два дома. Потому что мать сюда никогда не приедет, а Нэнси не сможет надолго оставить ее одну.

– Я полагаю, что тебе нужна моя помощь, – сказала Раймона, внимательно следя за Нэнси. – Кто-то говорил мне, что ты совсем не умеешь вести себя в обществе.

На щеках Нэнси загорелся яркий румянец. Не очень-то приятно, когда говорят об отсутствии у тебя манер.

– Я наблюдала за тобой, – продолжала Раймона, – и в принципе ничего страшного не обнаружила. Просто кое-чему следует тебя подучить. Готова начать урок или плюнешь на эти правила?

– Я бы плюнула, – со вздохом сказала Нэнси, – но, боюсь, что это был не последний званый ужин в моей жизни. Мне все равно, что скажут обо мне другие, но не хочется подводить папу.

– Расскажу коротко все, что тебе следует знать. Основное. Правда, за один вечер всему не научишься, но я надеюсь, что ты станешь частой гостьей в моем доме. – Раймона взглянула на часы. – Будем отводить урокам по полтора часа. За это время мы успеем и чаю выпить, и заодно посплетничать мимоходом.

– Чтоб мне лопнуть! – воскликнула Нэнси, пораженная тем, что попала на урок.

– И вот этого тоже не надо, – тут же включилась в игру Раймона. – Никаких «чтоб мне лопнуть». Ты же приличная женщина. Ну что за выражения!

– Ой, простите, – сказала Нэнси и смиренно вздохнула.

– Итак, начнем с приветствия, – произнесла Раймона. – Ты уже поняла, что говорить всем чао – неприлично. Тем более когда человек старше тебя. Вполне подойдут приветствия вроде доброе утро, вечер, день и тому подобное. Или же ограничься банальным: привет. Это слово стало настолько универсальным, что нет ничего плохого, если ты с кем-нибудь будешь здороваться подобным образом.

– Ариэль при встрече целуется в щеку, – сказала Нэнси. – Меня попробовала облобызать одна кумушка, но я не далась.

Раймона захихикала.

– Есть такие. Светские поцелуи тоже не в моем вкусе, но приходится с ними мириться. Кстати, для них тоже существуют правила. Обмениваясь поцелуями, нужно подставить правую щеку навстречу правой щеке того, кто тебя приветствует. После этого нужно слегка отстраниться и подставить левую щеку, чтобы не столкнуться лбами. А то иной раз искры из глаз сыплются, – закончила Раймона под звонкий смех Нэнси.

– А если большинство людей мне не знакомы?

– Не пытайся вспомнить, как кого зовут. Пока не перезнакомишься со всеми, это бесполезно. Вот станешь такой же старой, как я, будешь знать членов каждой семьи этого города вплоть до шестого колена.

– С этим я как-нибудь разберусь, – сказала Нэнси. – Я уже поняла, что для того, чтобы не показаться невежей, нужно всего лишь глупо улыбаться.

– Совершенно верно, – подтвердила Раймона. – За идиотскую сладкую улыбку эти люди обычно прощают любые твои погрешности. Однако не перестают за глаза говорить о тебе гадости.

– Не очень обнадеживает.

– А что поделать? Такова жизнь в мире и в обществе. На этой планете все живут по выдуманным правилам. И эти законы касаются всего: поведения, работы, распорядка дня, даже чувств. Ты когда-нибудь пробовала любить по правилам?

– Разве в любви есть правила? – удивилась Нэнси.

– Спроси у этих людей, они тебе скажут, что правила существуют для всего.

– Можно просто любить.

– А как же знаменитое: «что скажут люди»? Разве может Ариэль влюбиться в человека без гроша за душой? Без образования? Без связей? Нет, ее любовь подчиняется только определенным критериям. По всем параметрам ей подходит Брайан. Это как компьютерная программа. В мозгу Ариэль прорабатывались варианты: счет в банке, положение в обществе, перспективы. Исходя из этого наверняка выделились несколько кандидатов в ее мужья. Далее отбор продолжался уже среди них. Лучше всех подошел Брайан. Теперь они поженятся. Не удивлюсь, если Брайан тоже проработал парочку возможных вариантов, прежде чем остановить свой выбор на Ариэль. Это выгодная партия. И так живет большинство.

– То, что вы говорите, просто страшно. Мы же не роботы, мы люди!

– Кто сказал?

– Я так не хочу!

– Кто тебя спрашивает?

– Я буду жить так, как хочется мне.

– Кто тебе позволит?

– А кто мне запретит?

– Молодец. – Раймона взглянула на нее с уважением. – Если ты понимаешь это, значит, я в тебе не ошиблась.

Нэнси подумала о Фреде. Раймона не знает о нем. Но ведь она, Нэнси, сомневается в своих чувствах к нему, значит, она тоже робот. Тоже подчиняется правилам.

Нет! Я так не буду жить!

– Поговорим о других правилах этикета, – вывела ее из задумчивости Раймона.

Впоследствии Нэнси поняла, что Раймона всегда чередует в разговоре с интересующими ее людьми банальные темы с серьезными. Возможно, мисс Феербанкс считала, что контраст помогает отделить зерна от плевел. И Нэнси признавала, что Раймона не ошибалась.

– Ладно, – сказала Нэнси. – Расскажите мне про столовые приборы.

– У тебя с ними проблемы?

У Нэнси, обладающей живым чувством юмора, в глазах загорелись озорные искорки. Она наклонилась к Раймоне и почти прошептала ей на ухо:

– Я вынуждена открыть вам страшную тайну, мисс Феербанкс.

– Говори! – потребовала Раймона, заинтригованная загадочным тоном Нэнси.

– Раймона, вы не поверите, но я голодаю.

Раймона вновь захихикала. Да, она действительно не ошиблась в этой полуженщине-полуребенке. Раймона давно не получала такого удовольствия от общения. Она словно возрождалась к жизни. Несмотря на свой возраст, а скорее всего, благодаря ему, Раймона страстно любила жизнь. Она не боялась смерти, но чувствовала, что отпущенный человеку срок слишком мал для нее. Раймона всегда насаждалась своим существованием на этом свете. И хотела задержаться здесь как можно дольше.

– Неужели вы завтракаете, обедаете и ужинаете исключительно в ресторанах при большом скоплении людей? – спросила Раймона.

– Исключительно дома. Однако меня не оставляет ощущение, что мы все-таки в ресторане и все-таки вокруг нас толпа народу. И все на меня смотрят.

– Дело в Ариэль?

– Именно. В этом имени для меня заключается источник моих бед.

– Расскажи-ка поподробнее.

Нэнси вздохнула, изображая притворную грусть. Ей тоже нравилась эта игра.

– Завтрак, – начала она. – Я беру булочку. Ариэль смотрит на меня и презрительно фыркает, как только я принимаюсь за еду. Оказывается, я слишком помногу откусываю. Я перестала есть булочки. Теперь пью только кофе.

– Обед?

– Это вообще непередаваемо. – Нэнси махнула рукой. – Ложкой стучу слишком громко, чавкаю, как свинья, беру не ту вилку. Теперь я выбираю только одно блюдо, за которое я спокойна, что не нарушу приличий.

– Ужин?

– Проходит еще хуже, чем завтрак. Я вообще стараюсь не ужинать. Все это не могло не отразиться благотворно на моей фигуре, но, боюсь, я скоро начну падать в голодные обмороки.

Раймона спрятала лицо в ладонях и затряслась от смеха. В эту минуту в гостиную вошел Джекоб и с таким ужасом уставился на мисс Феербанкс, что Нэнси испугалась за него. Раймона перестала смеяться и увидела наконец Джекоба.

– Ну что такое? – спросила она, в одно мгновение снова превратившись в чопорную леди.

– Решил узнать, не нужен ли вам кипяток, – сказал Джекоб, все еще с подозрением поглядывая на Раймону.

– Да, принеси, пожалуйста. А еще принеси те замечательные пирожные, которые приготовила наша кухарка. Ну иди же.

Джекоб еще раз оглядел мисс Феербанкс с головы до ног, словно желая удостовериться, что ее не подменили и это действительно его хозяйка, потом покосился на Нэнси и вышел.

– За вами тут следят не меньше, чем за мной в доме папочки, – заметила Нэнси.

– Не без этого, – ответила Раймона, довольно улыбаясь. – Итак, перейдем к делу. Я не позволю тебе больше голодать. Милая Нэнси, никогда не нужно задумываться над тем, какой вилкой и ножом есть то или иное блюдо. Все очень просто: начинают с приборов, расположенных дальше всех от тарелки, и с каждой сменой блюд берут те ножи и вилки, которые лежат ближе к ней. Но все же запомни на всякий случай, для чего какой прибор предназначается. Вдруг – и такое бывает – какая-нибудь нерадивая хозяйка сервирует стол неправильно. Когда ты закончишь есть основное блюдо, положи на тарелку вилку и нож параллельно, чтобы их рукоятки немного выступали за край тарелки. Все ясно? Как пользоваться ножом, надеюсь, не надо объяснять?

– Не надо. Этому мама научила меня еще в далеком детстве.

– Я, собственно, и не сомневалась. А что касается того, что ты якобы чавкаешь, то я этого не заметила. Просто следи за собой. Отрезай и ешь маленькими кусочками. И не бойся спрашивать, как обращаться с незнакомым тебе блюдом. Не запуталась?

– Нет, все понятно. Вот только мне кажется, что, даже если я усвою все правила этикета, Ариэль все равно будет косо на меня смотреть.

– Что ж, если у нее разовьется косоглазие, это будет целиком ее вина. И вообще не обращай на нее внимания. Какая разница, как ты ведешь себя за столом, если рядом твои друзья? – сказала Раймона и со смаком отхлебнула из чашки.

Вошедший в этот момент Джекоб чуть не уронил поднос с чайником. Поистине в доме мисс Раймоны Феербанкс происходили странные вещи.

10

Накрыто было на двенадцать персон. Девять человек из числа друзей Ариэль и Брайана должны были появиться к ужину. Джеймс Миллер вот уже третий день отсутствовал, так как уехал заключать очередной контракт с очередными потенциальными клиентами. Ариэль решила, что не будет ничего страшного, если она воспользуется отсутствием отца и устроит небольшую вечеринку. Совсем крошечную. Ариэль потратила на ее проведение всего лишь несколько тысяч долларов, заказав угощение в фешенебельном ресторане и украсив дом гирляндами из цветов.

– К чему вся эта суета? – спросила Нэнси, наблюдая, как Ариэль указывает горничным, куда поставить букеты. – Такое ощущение, что сегодня у кого-то свадьба.

– О нет, – возразила со слабой улыбкой Ариэль, – на мою свадьбу цветов будет в сто раз больше.

– Если это показатель того, что свадьба удалась, я лично украшу весь дом, – съязвила Нэнси. – У вас тут все делается с размахом, не так ли? Если платье, то за пятнадцать тысяч, если вечеринка, то еда от лучших поваров.

– Не надо считать мои деньги, – сказала Ариэль.

– Твои?

– Моего отца – значит, мои, – подтвердила Ариэль. – Кстати, если хочешь, можешь к нам присоединиться, только не думаю, что тебе будет интересно с нами. Кстати, я пригласила Фреда.

Нэнси, которая собиралась выйти из гостиной, остановилась на пороге как вкопанная и обернулась.

– Фреда? Чего ради? Не знала, что вы стали такими близкими друзьями.

Ариэль равнодушно поджала плечами.

– Ты вообще многого не замечаешь.

– Да ну? И чего же именно?

– Лиза, я, кажется, просила тебя в этот угол поставить розы! – не обращая внимания на Нэнси, прикрикнула на служанку Ариэль. – Я тебя уволю, если ты будешь такой рассеянной.

– Не надейся, что я останусь на весь вечер в своей комнате, – сказала Нэнси. – Тем более если уж ты пригласила моего парня. Но об этом мы еще поговорим более подробно. Позже.

Нэнси была страшно раздражена. Она поднялась в свою комнату и изо всех сил пнула ногой тумбочку. И конечно же сильно ушибла ногу.

Что за дурная привычка пинать что ни попадя, когда меня разозлят! – обругала себя Нэнси, которой, как ни странно, от боли стало легче. Так можно и ногу сломать.

Это надо же – пригласить Фреда!

Этот факт никак не укладывался у Нэнси в голове. Чего ради Ариэль обхаживает Фреда? Чтобы позлить старшую сестру? И почему же Фред ничего не сказал Нэнси? Ведь они виделись сегодня.

И вообще Фред в последнее время стал такой странный…

Ну ладно, устрою я тебе праздник, а то ты что-то слишком расслабилась, подумала Нэнси и принялась рыться в шкафу.

Ты запомнишь этот вечер надолго, Ариэль.


Ариэль смотрела вслед вышедшей из гостиной Нэнси и зловеще улыбалась.

Что, не нравится? А почему я должна с тобой считаться, сестричка? Кого хочу, того и приглашаю. Тебя никто не зовет сегодня присоединяться к нам. Да и Фред не расстроится, если тебя не будет рядом. Я уж как-нибудь сумею развлечь его.

Соперничество с сестрой принимало угрожающие масштабы. У Ариэль появилась навязчивая идея быть лучше Нэнси во всем. Раньше она думала, что это будет просто, но теперь стала сомневаться в своих силах, и это выводило Ариэль из себя.

После того как сдружилась с этой старухой Феербанкс, Нэнси начала вести себя достойнее любой леди из высшего общества. Ариэль и не подозревала в Нэнси таких талантов.

Планы Ариэль по выдворению сестры из дома с треском провалились. Она перепробовала все возможные варианты, даже пыталась обвинить Нэнси в краже весьма дорогой броши. Джеймс так стыдил Ариэль за эту выходку, что она не смела показываться ему на глаза несколько дней. Конечно, не потому, что в ней вдруг проснулась совесть, а чтобы отец успел забыть о ее проделках.

Теперь Ариэль решила действовать осторожнее. У нее появился план, который должен был исполниться на сто процентов. Ариэль лелеяла мечту отбить Фреда у своей сестры.

Единственным досадным препятствием был Брайан. Ариэль вовсе не хотела, чтобы расстроилась ее свадьба. Но чем-то придется пожертвовать ради того, чтобы избавиться от Нэнси.


– Ой, я, кажется, опоздала! – воскликнула Нэнси, влетая в гостиную, где уже собрались гости.

Нэнси с удовлетворением отметила удивленные взгляды, которыми встретили ее одиннадцать человек. Трое, правда, отреагировали не только недоуменными возгласами. Лицо Ариэль перекосилось от злости. На мгновение Нэнси показалось, что сестра сейчас же бросится к ней и вытолкает за дверь, но Ариэль сдержалась и только сильно побледнела.

Фред, который стоял подле Ариэль, изумленно воззрился на Нэнси, а потом смущенно опустил глаза. Это огорчило Нэнси больше всего. От Фреда она никак не ожидала, что он будет ее стыдиться.

Я это запомню, мысленно пообещала себе Нэнси. Грош цена тебе после этого, милый.

Она повернулась к Брайану. Тот с невозмутимым видом рассматривал ее. В руках его был бокал с вином, и Брайан не спеша отпил глоток.

На губах Брайана играла легкая ироническая усмешка, которая, однако, ничуть не огорчила Нэнси. Напротив, она поняла, что только от Брайана можно ждать поддержки. Нэнси это удивило и обрадовало одновременно.

Собираясь на эту вечеринку, которую ее сестрица решила устроить, пока отца нет дома, Нэнси тщательнее обычного подбирала одежду. Она не раз слышала, как Ариэль в телефонных разговорах называла ее деревенской выскочкой, и сейчас решила отомстить сестре за это.

Раз она так боится, что я сделаю нечто, за что ей будет стыдно, раз она считает меня безвкусной простушкой, что ж, я подтвержу худшие из ее подозрений, решила Нэнси. Мне не нужны друзья, которые при встрече со мной будут делать мне комплименты, а за глаза смеяться над моей одеждой и поведением. Поэтому мне абсолютно плевать, что они обо мне подумают.

Нэнси нашла в чемодане старомодную юбку – зеленую, с огромными ярко-желтыми цветами, которую невесть зачем взяла с собой, хотя не надевала ее даже дома. Впрочем, Нэнси собиралась с такой скоростью, что запихивала в чемодан все, что попадалось ей под руку. Там же, на дне чемодана, она откопала блузку, в которой обычно ходила, когда была уверена, что к ней не пожалуют гости. Волосы Нэнси забрала заколкой в хвост и ярко накрасила глаза и губы. Оглядев себя в зеркале, она с удовлетворением отметила, что выглядит точно огородное пугало. Нэнси не думала, что когда-нибудь будет так искренне радоваться тому, что по собственной доброй воле испортила свою внешность.

Поскольку Нэнси всегда тщательно следила за своей обувью, то никаких старых туфель у нее не было.

Ладно, и так сойдет, решила она, надевая новые туфли на высоком каблуке. Так даже лучше. Прекрасный контраст и дополнительное подтверждение отсутствию у меня вкуса.

Теперь же она ясно видела, что произвела даже больший фурор, чем рассчитывала.

– Привет! – сказала она и вышла на середину комнаты. – Рада вас видеть и все такое. Потрясно смотришься, Ариэль. – Нэнси подошла к ней и потрепала по щечке.

Ариэль была столь глубоко шокирована, что даже не отстранилась.

– Меня Нэнси зовут. А как зовут вас, я пока не знаю, но мы обязательно познакомимся. А что у нас сегодня на ужин? Ужасно есть хочется. Я бы слопала поросенка.

С этими словами Нэнси подошла к столикам с закусками и взяла бутерброд.

– А не нальет ли мне кто-нибудь выпить? Желательно чего-нибудь покрепче.

Все разговоры в гостиной разом смолкли, как только Нэнси вошла, и гости до сих пор молча таращились на нее с недоумением.

Брайан подошел к стойке с напитками, плеснул в стакан изрядную порцию виски, добавил туда несколько кубиков льда и протянул Нэнси.

Она с невозмутимым видом приняла стакан и храбро выпила его содержимое залпом.

– Обалденная штука, – сказала она, крякнув, и закусила бутербродом.

Губы Брайана расплылись в улыбке, но он тут же подавил свое безумное желание расхохотаться.

– Это сестра Ариэль, как вы уже поняли, – сказал он собравшимся. – А что за похоронные лица у вас? Сегодня же праздник. У нас вечеринка, давайте веселиться!

Только после его слов гости начали шевелиться. У Нэнси было такое ощущение, словно статуи, которые несколько сотен лет простояли неподвижно, вдруг ожили.

– Я вас предупреждала, – с натянутой улыбкой сказала Ариэль, не обращаясь в сущности ни к кому конкретно.

Нэнси взглянула на Фреда. Тот старательно избегал ее взгляда. Нэнси, вместо того чтобы расстроиться, разозлилась еще больше.

Во мне погибает великая актриса, подумала она. Жаль, мисс Феербанкс меня сейчас не видит. Представляю, как бы она смеялась.

Нэнси взяла с подноса бокал с вином и отправилась знакомиться с гостями, как и обещала. Вначале она решила подействовать на нервы тем, кто смотрел на нее с наибольшим ужасом. Это, несомненно, были самые близкие друзья Ариэль. Первой жертвой Нэнси стала миловидная блондинка, до странности похожая на Ариэль. Она беседовала с так же незнакомым Нэнси молодым человеком, стоя у раскрытых дверей на террасу. Нэнси подошла к ним размашистым шагом человека, который не привык ходить на каблуках. Она отметила, что на предыдущем званом вечере, который отец устраивал в ее честь, не было ни одного из сегодняшних гостей.

– Миленькое платьице, – сказала Нэнси, двумя пальцами ухватившись за край ткани.

Блондинка повернулась к ней и с плохо скрываемым отвращением взглянула на Нэнси.

– Спасибо, – процедила она. – У вас тоже… миленькое.

– Ага! – воскликнула Нэнси и нарочито громко рассмеялась. – Мне посоветовала его надеть Ариэль.

Блондинка приподняла брови в немом изумлении. Она смотрела на Нэнси так, как смотрят на гадкую мохнатую гусеницу.

– Теперь я понимаю, почему вы его надели, – сказала она и добавила с усмешкой: – У Ариэль прекрасный вкус.

Пусть думает, что Ариэль специально решила выставить меня перед всеми дурой, подумала Нэнси. Я еще возьму реванш.

– Фред, иди сюда, не стой там как дуб! – крикнула Нэнси.

Фред нехотя подошел к ней. По всему было видно, что он совершенно не хочет участвовать в маскараде, который устроила Нэнси.

– Да, Нэнси? – спокойно произнес он.

– Вы знаете, он мой жених. – Нэнси обращалась только к блондинке, но говорила нарочно так громко, чтобы слышали все. – Правда, на него положила глаз Ариэль, – Нэнси рассмеялась и погрозила сестре пальцем, – наверное, хочет отбить его у меня. Не забудь про Брайана, где еще ты найдешь такую выгодную партию?

Нэнси заметила, что Брайан улыбнулся при этих словах. Он подошел к Ариэль и обнял ее за талию.

– Не переживай, Нэнси, я не позволю своей невесте строить глазки твоему Фреду. А если что-нибудь произойдет, мы тоже можем составить прекрасную пару. – Он подмигнул Нэнси.

– Пойдем. – Фред потянул за руку Нэнси, но та резко выдернула ладонь.

– Мне здесь страшно нравится! – сказала она и направилась в сторону еще одной группки, состоявшей преимущественно из мужчин.

Она состроила глазки одному симпатичному парню, который смотрел на нее, как и все, с усмешкой.

– Как делишки? – спросила Нэнси, жеманясь. – Не принесете мне чего-нибудь выпить?

– Не принесу, – ответил тот. – Думаю, что вы и сами в состоянии налить себе вина.

– Фи! – скривилась Нэнси. – А еще говорят что-то о вежливости мужчин из светского общества.

Так, переходя от одного гостя к другому, Нэнси перезнакомилась со всеми. Вернее всем пришлось с ней познакомиться. Она краем глаза наблюдала за реакцией Ариэль, которая, судя по всему, готова была разрыдаться. Вечер был испорчен. Пусть Нэнси выставила себя на посмешище, но зато Ариэль тоже не получила никакого удовольствия от вечеринки.

Гости разошлись так рано, что удивилась даже Нэнси.

Перестаралась, подумала она.

Нэнси вела себя так, словно действительно росла в глуши и только вчера попала в нормальное общество.

Она усиленно чавкала за столом, говорила с набитым ртом и ела руками. В общем, поступала так, как учила ее мисс Феербанкс, с точностью до наоборот.

– Куда же вы? – спросила Нэнси с беспокойством, глядя, как гости потянулись к двери. – Еще так рано, останьтесь.

Ариэль, больше никого не стесняясь, резко велела ей заткнуться.

– Ты груба, как никогда, сестричка, – с обидой в голосе сказала Нэнси.

В течение вечера к ней несколько раз подходил Фред, пытаясь выяснить, зачем ей нужен весь этот спектакль, и мечтая увести ее подальше от гостей, однако Нэнси не поддавалась. Она упорно мешала хорошо проводить время всем собравшимся. Брайан улыбался ей всякий раз, когда она на него смотрела, но ничего не говорил. Казалось, он с удовольствием наблюдает за представлением, которое разыгрывала Нэнси.

Как только закрылась дверь за последним гостем, Ариэль издала душераздирающий вопль и кинулась к Нэнси с явным намерением вцепиться ей в волосы, но ее перехватил на полпути Фред. Он так крепко держал ее за талию, что у Ариэль не было никаких шансов вырваться на свободу.

– Эй, полегче, сестричка! – посоветовала Нэнси. – Я понимаю, что у тебя на душе накипело, но раз уж ты разыгрываешь из себя мисс Совершенство, так играй свою роль до конца.

– Что ты здесь устроила?! – завопила Ариэль.

Сейчас, когда она перестала сдерживаться, она утратила всю свою привлекательность. В глазах ее было столько ярости, что, если бы взглядом можно было убить, Нэнси, несомненно, упала бы замертво.

– А что я такого сделала? – с невинным видом поинтересовалась Нэнси.

– Что ты на себя нацепила? Что это за маскарад? Что за косметика? И что за поведение? Ты выставила меня полной дурой!

– Расслабься, Ариэль. Если я кого-то и выставила на посмешище, то только себя. Ты совершенно не виновата в том, что тебе досталась такая неотесанная сестра. Тем более что ты сама неоднократно жаловалась своим драгоценным друзьям на мое поведение.

– Тебе нравится портить всем жизнь, да? Пусти же меня наконец, Фред! – возопила Ариэль, но тот только крепче обхватил ее.

Во время всей этой сцены Брайан, который смотрел на все это с отсутствующим видом стороннего наблюдателя, не произнес ни слова. Однако теперь он решил, что настала пора прекратить этот цирк.

– Хвати, Ариэль. – сказал он. – Ты сама во всем виновата.

Ариэль обратила свой пылающий взор на него.

– Ах, мистер Маккрей, неужели вы решили подать голос впервые за сегодняшний вечер? Как мило! Вам было наплевать, что ваша невеста выглядит дурой, а теперь я, оказывается, сама виновата! Интересно, в чем?

– Если бы ты не издевалась над Нэнси, – сказал Брайан спокойно, – она не решилась бы на такой поступок. Нэнси права, ты неоднократно давала ей почувствовать себя невежей и смеялась над ней, когда думала, что она этого не слышит. Ты сама виновата, Ариэль, – повторил он. – А теперь простите, уже поздно, и я уезжаю домой. Тебя подвезти, Фред, или ты решил здесь остаться?

Фред тут же отпустил Ариэль.

– Зря ты это, Нэнси, – сказал он с укором. – Незачем было так поступать. – Он взглянул на Брайана. – Спасибо, как-нибудь сам доберусь.

– Тогда доброй ночи, – произнес Брайан, слегка поклонился и вышел за дверь.

– Бай-бай, сестричка! Пока, Фред! – пропела Нэнси и отправилась к себе.

Она ужасно устала. И, странное дело, уже не чувствовала никакого удовольствия от того, что отомстила Ариэль за все проделки.

– Спасибо за поддержку, Брайан, – тихо сказала она, выглядывая в окно и наблюдая за тем, как тот садится в свой автомобиль. – Как жаль, что ты так редко приходишь мне на помощь.

11

Да что же это такое! Опять дурацкий прием. Ну нет, как только я немного привыкну к этому городу, тут же прекращу все эти хождения по приемам, зареклась Нэнси. Я просто хочу работать. Пусть Ариэль шастает по званым ужинам.

Нэнси ругала себя на чем свет стоит за то, что согласилась принять это приглашение.

Она даже не знала, кто такая миссис Рональдс. Отец сказал, что эта дама всегда устраивает приемы раз в сезон и что от этого приглашения нельзя отказываться.

Что ж, ладно. Нэнси приняла решение поехать туда с Фредом. Во-первых, это ее будущий муж, а во-вторых, они с ним так редко видятся. Будет хотя бы повод побыть вместе.

Прием должен был состояться в особняке миссис Рональдс, за городом. К удивлению Нэнси, Фред не только не отказался ехать с ней, а даже выказал похвальный энтузиазм.

– Конечно, я поеду с тобой, – заявил он. – Как раз поближе познакомлюсь со всей твоей родней в неофициальной обстановке.

– Ты и так с ними знаком, – поморщилась Нэнси. – Не понимаю твоей радости. Я, например, совсем не хочу туда ехать. Я так устала за эту неделю, что моим самым заветным желанием является банальный отдых на диване с книгой в руках.

– Успеешь, дорогая, – весело сказал Фред и чмокнул ее в щеку.

– Не знала, что ты любишь большие тусовки, – с подозрением глядя на него, сказала Нэнси.

– Я хочу, чтобы тебе было хорошо.

– Мне было бы хорошо дома, – возразила она.

– Нэнси, не хочешь же ты сказать, что собралась всю свою жизнь посвятить работе? Ты дочь Джеймса Миллера. Посещать такие тусовки – твоя прямая обязанность.

– Вот это меня и огорчает, – вздохнула Нэнси. – Не то чтобы мне совсем не нравились такие вечеринки, но…

– Не хнычь, старушка, у тебя будет еще много времен для того, чтобы отдохнуть.

– Ну спасибо! – воскликнула Нэнси. – Я еще ко всему прочему, оказывается, старушка! Нет слов, дорогой!

– Значит, мы едем?

– Хитрец, – огорчилась Нэнси, – ты знаешь, как можно на меня воздействовать, и пользуешься этим. Тебе должно быть стыдно.

– Мне очень стыдно, – сказал Фред, и на его лице появилось такое уморительное выражение, что Нэнси расхохоталась.

– Хитрец! – еще раз сказала она, но теперь уже с нежностью.


Это было действительно роскошно. Начиная просторным особняком и заканчивая клумбами и газонами.

Нэнси вышла из машины и раскрыла рот, глядя на все это великолепие.

– Гостей соберется человек пятьдесят, совсем немного, – сказал Джеймс. – Только свои.

– Как обычно. И что мы будем тут делать? – спросила Нэнси.

– Как что? – удивился Джеймс. – Есть, пить, отдыхать, веселиться. Что еще делают, когда приезжают на уик-энд за город?

Фред взял Нэнси под руку. Он тоже хотел ощущать ее поддержку. Ему, так же как и ей, было не по себе.

Зато Ариэль и Брайан чувствовали себя как рыбы в воде. Они, взявшись за руки, тут же отправились здороваться с хозяевами приема и с уже прибывшими гостями. Ариэль и Брайан тут же исчезли из поля зрения Нэнси, и она по-настоящему испугалась. Если бы Фред не держал ее так крепко, то она наверняка сбежала бы, куда глаза глядят.

Через пятнадцать минут Нэнси увидела Раймону Феербанкс и успокоилась.

– Пойдем к мисс Феербанкс, поздороваемся. И вообще будет лучше, если мы станем держаться к ней поближе.

– К этой старой кошелке? – удивился Фред.

– Тише! – зашипела на него Нэнси, хотя рядом с ними никого не было и, соответственно, никто не мог их слышать. – Она не старая кошелка. Ты хоть знаешь, что ее боятся все здесь присутствующие?

– Ты преувеличиваешь. – Фред скептически ухмыльнулся. – Я, например, ее нисколечко не боюсь, хотя она и похожа на ведьму.

– Фред!

– Да и ты ее не боишься, раз уж хочешь держаться к ней ближе.

– Фред, она замечательная. Просто Раймона терпеть не может снобов, и у нее достаточно острый язык, чтобы уметь убивать словом.

– Чего же ее тогда сюда принесло?

– Ее не могли не пригласить.

– Что за чушь! Если бы мне не нравился человек, я бы его ни за что не пустил даже на порог.

– Ничего ты не понимаешь. – Нэнси сокрушенно покачала головой. – Она очень хорошо относилась к моей маме, они раньше дружили. Мисс Феербанкс научила меня правилам этикета. Благодаря ей я теперь могу не беспокоиться о своих манерах.

– Ты и так могла бы о них не беспокоиться. Стоит ли думать о том, что скажет эта шайка бездушных кукол?

И все же он пошел за Нэнси, и она познакомила его с Раймоной. Та оглядела Фреда с головы до ног и, отвернувшись от него, взяла Нэнси под руку и направилась в глубь сада.

Нэнси бросила беспомощный взгляд на оставленного без внимания Фреда, который также выглядел растерянным.

– Мне кажется, не стоит его покидать, – робко сказала Нэнси.

– Ничего с ним не случится, – проворчала Раймона. – Здесь полно дамочек, которые тотчас примутся развлекать его.

– Мне не очень бы этого хотелось, – ревниво произнесла Нэнси.

– Да перестань ты дергаться! – Раймона так крепко вцепилась в локоть Нэнси, что у той не было ни малейшей возможности высвободиться. – Если он тебя любит, то не позволит себе ничего лишнего.

– Как он вам? – спросила Нэнси, которая доверяла Раймоне, как собственной матери.

– Ничего особенного, – вынесла свой вердикт беспощадная Раймона. – Но если тебе нравится…

Нэнси с тревогой взглянула на нее.

– Значит, он вам не понравился? А почему? В нем есть что-то, чего не замечаю я?

– Детка, ты любишь его? – Раймона остановилась и пристально вгляделась в Нэнси. – Только скажи правду.

Нэнси смутилась.

– Ну да, наверное, люблю.

– Можешь мне больше ничего не сообщать, – заявила Раймона. – В этом-то все и дело.

– Но разве не говорят, что двое будут счастливы, если один из них любит, а другой позволяет себя любить?

– Это кто тебе такое сказал? – изумилась Раймона.

– Люди говорят.

– Никогда не слушай людей, – посоветовала Раймона. – Слушай только свое сердце.

– Так, значит, это правило не действует?

– И с каких это пор тебя стали интересовать правила? Это не правило! – раздраженно воскликнула Раймона. – Это полный бред!

– Любить должны оба? – продолжала допытываться Нэнси.

– Хотя бы один, при условии, что другой испытывает к своему партнеру хотя бы нежность. А если не любят оба, то прости меня, детка, но это полный отстой!

Нэнси фыркнула, услышав из уст почтенной дамы сленговое слово. Раймона тоже рассмеялась.

– Когда-нибудь ты поймешь, что я права.

– Но я испытываю к нему нежность!

– Пусть будет так, – отмахнулась Раймона, давая понять, что не хочет продолжать этот разговор. – Иди-ка лучше поболтай с Брайаном, видишь, он скучает один.

И действительно, Брайан сидел в беседке в одиночестве, о чем-то, как показалось Нэнси, глубоко задумавшись.

Она тут же направилась к нему. Раймона проводила ее загадочным взглядом и столь же загадочной улыбкой.

– Привет, – сказала Нэнси, входя в беседку. – Ты чего тут сидишь один?

Он обрадовался, увидев Нэнси. Брайан поймал себя на мысли: он только что думал о Нэнси.

Что это может значить? – мелькнула у него мысль, но тут же исчезла: ведь вот же она, Нэнси, собственной персоной.

– Да вот решил немного отдохнуть от толпы.

Она рассмеялась.

– Ерунда. Во-первых, ты только что приехал сюда. А во-вторых, нет никакой толпы.

Брайан пожал плечами.

– Значит, я вру.

– Почему? – Нэнси села рядом с ним.

– На самом деле мне здесь скучно, – признался Брайан. – Я не хотел сюда ехать.

– Вот как? – изумилась Нэнси. – А я думала, что ты в восторге от всех этих приемов, как и Ариэль.

– О нет, – с горькой усмешкой сказал Брайан. – Я бы лучше остался дома. Если не с Ариэль, то с книгой.

– Надо же! – Нэнси рассмеялась. – Вчера я то же самое говорила Фреду.

Брайан подмигнул ей.

– Что хочешь остаться дома с Ариэль?

– Очень смешно. – При упоминании о сестре Нэнси стала улыбаться уже более холодно.

– Почему же ты не осталась?

– Папа и Фред убедили меня в том, что приглашение нужно принять. Хотя не думаю, что кто-то огорчился бы, если бы я не приехала. Хозяйку дома я вижу во второй раз в жизни.

– Фред захотел сюда приехать? – удивился Брайан. – Я не думал, что он любитель подобных мероприятий.

– Я тоже не думала, – сказала Нэнси задумчиво, глядя на лужайку, где под большим буком расположились Фред и Ариэль. Они о чем-то увлеченно беседовали.

– А вот им, похоже, совсем не скучно, – сказал Брайан, проследив за взглядом Нэнси.

– Пусть хоть кому-то сегодня будет весело, – унылым голосом произнесла Нэнси.

– А давай я схожу за чем-нибудь съестным, и мы попируем прямо здесь, в беседке? – предложил Брайан. – Все здесь устраиваются так, как им удобнее. Я даже рад, что это пикник, а не официальный прием.

– Что ж, я не против, – быстро согласилась Нэнси, боясь, как бы Брайан не передумал.


– Тебе здесь нравится? – спросил Брайан уже поздним вечером. Праздник был в самом разгаре.

– Как тебе сказать… – Даже Раймона не научила Нэнси юлить. – В общем-то не очень.

К облегчению Нэнси, Брайан рассмеялся.

– Я рад, что ты откровенна. Мне тоже, честно говоря, совершенно не хочется оставаться здесь. Давай сбежим отсюда?

Нэнси недоверчиво взглянула на него.

– А как же Ариэль?

– А ты ее где-нибудь видишь? – спросил Брайан. – По-моему, она куда-то скрылась с Фредом.

Нэнси промолчала. А ведь и действительно, куда это пропали Фред и Ариэль? Впрочем, Нэнси это почти не волновало. Если бы ее сейчас спросили, не ревнует ли она, Нэнси сильно удивилась бы.

– Сама виновата, – продолжал Брайан, – останется здесь одна. А мы пойдем гулять. Ты согласна, Нэнси?

Нэнси наконец стряхнула задумчивость и, улыбнувшись, вложила свою руку в ладонь Брайана.

– Да. Пошли. Как хорошо, – сказала Нэнси и указала на ночное небо. – Смотри, звезды. Я так скучала по ним.

– Скучала? – удивился Брайан. – Разве у тебя здесь не было возможности полюбоваться ими?

– Была, – ответила Нэнси. – Но я ею не пользовалась. Честно говоря, во всей этой суматохе я и забыла, что на свете существуют звезды. Это так чудесно – смотреть на них.

Брайан с нежной улыбкой взглянул на Нэнси.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты необыкновенная? – спросил он.

– Пойдем. – Нэнси потянула его за руку. – Ты обещал мне прогулку.


Ариэль старалась изо всех сил понравиться Фреду. Иногда она даже ощутимо переходила рамки приличия, пытаясь завладеть его вниманием. К счастью, Брайана не было поблизости. Ариэль понятия не имела, куда он исчез. Да это ее по большому счету и не волновало, раз уж он не путался под ногами и не мешал претворению в жизнь ее планов. Однако когда наступило утро следующего дня, Ариэль поняла, что перестаралась. И дело было вовсе не в ней. Просто она забрела в одну из комнат на третьем этаже, заманив с собой Фреда под каким-то совершенно дурацким предлогом. Ариэль прилегла на маленький диванчик, Фред сел на другой. Они долго разговаривали, а потом Ариэль как-то незаметно уснула. Как оказалось впоследствии, уснул и Фред.

Первоначальной целью Ариэль было скомпрометировать Фреда в глазах Нэнси. Шутка ли, провести с посторонним мужчиной ночь в закрытой комнате! О собственной репутации Ариэль в порыве чувств, которыми руководила ненависть, позабыла.

А утром обнаружилось, что их заперли.

Все гости разъехались: кто еще ночью, кто рано утром. А сторож, который делал обход дома, по-видимому, не заметил, что в одной из многочисленных комнат кто-то есть, и запер дверь. Когда Ариэль обнаружила, что оказалась изолированной с Фредом, она чуть не расхохоталась. Все получалось как нельзя лучше.

Ариэль сидела на краешке дивана и старалась сделать вид, что совершенно не замечает Фреда, который мерил шагами комнату. Однако Ариэль долго не выдержала.

– Да сядьте вы наконец! – воскликнула она. – У меня от вас голова кругом.

– Неужели я уже успел вскружить вам голову? – усмехнулся Фред.

Ариэль чуть ли не с ужасом взглянула на него. Он заигрывает с ней? Она не ослышалась? Ариэль еще не знала, что Фред прекрасно умеет обращаться с женщинами любого круга, будь то сельская девчонка или дама из высшего общества. Есть женщины, которые могут не прилагать никаких усилий к тому, чтобы обольстить мужчину. Неизвестно, что притягивает в них. Однако никто не может остаться равнодушным, когда подобная женщина улыбается понравившемуся ей мужчине. Но есть и такие мужчины, в которых бездна незримого обаяния. Умение завоевывать внимание женщины у них в крови. К таким мужчинам и принадлежал Фред.

– Что толку ходить туда-сюда? – сказала Ариэль, решив все же пропустить слова Фреда мимо ушей. – Все равно, пока кто-нибудь не приедет и не откроет нас, мы останемся здесь.

Фред уже в который раз подошел к окну.

– И все же если попытаться выбраться отсюда через окно…

– То сломаете шею, – пообещала Ариэль и напомнила: – Третий этаж. Впрочем, мне все равно, можете прыгать.

Фред вздохнул и, подойдя к Ариэль, сел рядом.

– Просто я не могу бездействовать. Нет безвыходных ситуаций.

– Не знаю, – возразила Ариэль. – Из нашей ситуации я пока не вижу никакого выхода. По крайней мере, через дверь точно, так как она заперта. Так что сидите и ждите, когда про нас вспомнят.

– А если не вспомнят? – в раздумье сказал Фред.

– Что значит – не вспомнят?! – возмутилась Ариэль, стараясь не показывать вида, как она испугалась.

– Вы же сами говорили, что сюда приезжают только на грандиозные празднества. Никто не знает, что мы здесь. Мало ли, куда мы могли запропаститься. Может быть, кому-то и придет в голову поискать нас здесь, но не раньше чем через месяц.

Фред прекрасно видел, как в глазах Ариэль появляется ужас. Ему нравилось выводить эту женщину из себя. В таких случаях она переставала быть холодной куклой. Фред не сомневался, что кто-нибудь вызволит их ближе к вечеру, но успокаивать Ариэль не входило в его планы.

– Но здесь же должен быть сторож! – воскликнула Ариэль. – Кто-нибудь должен же быть!

Фред пожал плечами. Ариэль пригляделась и заметила, что он едва сдерживает улыбку.

Ах так! Хочешь меня испугать? Я не поддамся на твои провокации. Ну погоди у меня!

– Впрочем, – сказала она и поудобнее устроилась на диване, скинув туфли и забравшись на него с ногами. – Ничего страшного. Если к вечеру здесь никто не появится, вам придется-таки ломать свою упрямую шею и прыгать с третьего этажа.

Фред с интересом посмотрел на нее. Ариэль ему нравилась. Вот если бы она не была такой бесчувственной… Тут он вспомнил о Нэнси, и ему стало стыдно. Ведь она его невеста. А Ариэль – сестра его невесты. О чем он только думает?

– Когда вы с Нэнси собираетесь пожениться? – словно читая его мысли, спросила Ариэль.

– Мы пока не назначили дату. А вы с Брайаном?

– Уже скоро. Отец считает, что можно устроить два торжества сразу. Две свадьбы в один день и все такое… Но я считаю это полнейшей ерундой.

– Не хотите, чтобы вас кто-то затмил? – принялся подшучивать над ней Фред. – Мечтаете, чтобы на торжестве была единственная королева – вы?

Ариэль метнула в него взгляд, полный ярости. Фред попал в точку. Именно по этой причине она и не соглашалась с отцом.

– Что за чушь? Вовсе не поэтому.

– Не отпирайтесь, я уверен, что угадал. Если же нет, то назовите другую причину.

– Я просто считаю, что две свадьбы в один день – это глупо.

– А я так не считаю.

– Ах, оставьте меня в покое! – Ариэль отвернулась от него, хотя это было довольно трудно сделать на узком диване.

Она все равно чувствовала, что Фред посмеивается над ней, и рад, что ему удалось вывести ее из себя. Ариэль разозлилась еще больше.

– Так какая же причина? – снова спросил Фред.

– Ох, да вовсе не та, что вы назвали. Я боюсь, что Нэнси меня затмит! Ха! Смешно!

– Совершенно не смешно, – возразил Фред. – Она очень красивая.

– Красивее меня? – Ариэль повернулась к Фреду и с искренним беспокойством заглянула ему в глаза.

Фред улыбнулся.

– Вы тоже очень красивая, Ариэль. Только у вас совсем другая красота. Вы с Нэнси полные противоположности практически во всем.

– Вот именно, – согласилась Ариэль. – Так чего же вы нас вечно сравниваете?

– Может быть, перейдем на ты? – предложил Фред. – Мы почти родственники.

Эта фраза рассмешила Ариэль.

– Да, действительно, – сказала она, хихикая. – Хотя это так забавно звучит…

– Что же в этом забавного? – Фред подмигнул ей. – А кстати, ты согласились бы выйти за такого парня, как я?

Ариэль сдержала недовольную гримасу.

Что за дурацкие вопросы? Выйти замуж за Фреда? Этого деревенского парня без гроша за душой? За парня, все достоинство которого лишь в обаянии?

А почему бы и нет? – вдруг подумала Ариэль. Может, и вышла бы.

– Почему ты молчишь? – спросил Фред.

– Обдумываю твое предложение. – Она улыбнулась. – Или ты уже решил идти на попятную?

– Ну нет, если я что-то предлагаю, то это по-настоящему.

– Так что же, станешь двоеженцем?

– Вряд ли. – Фред покачал головой. – Придется как-то решать этот вопрос.

– Когда же нас?.. – вздохнула Ариэль, которой надоел бессмысленный разговор.

– Может быть, и никогда. – Фред рассмеялся. – Тебе неприятно мое общество?

Странно, но Ариэль вовсе не было неприятно. Ей даже нравилось общаться с Фредом. Накануне она весь вечер провела с ним, и ей не было скучно. Он был начитан, у них находились общие темы для разговоров, и вообще Фред нравился Ариэль как мужчина. Разумеется, ни о чем более серьезном и речи идти не может. Нэнси и так будет ревновать.

Однако стоит признать, что Фред весьма и весьма привлекательный мужчина.

Фред слегка придвинулся к Ариэль. Она с подозрением покосилась на него. Нет, это он случайно.

Ах, от него исходит такое тепло, что хочется к нему прижаться.

– Расскажи мне о себе, Фред, – попросила Ариэль, чтобы хоть как-то отвлечься от своих странных ощущений.

Фред пожал плечами.

– Не думаю, что моя история так уж интересна, – сказал он. – Я вырос в небольшом городке. Учился в университете, потом получил престижную работу и… вот, собственно, и все.

– Тогда как же ты оказался в деревне? – спросила Ариэль.

– Из-за Нэнси. Я случайно увидел ее в магазине одежды и сразу же понял, что попался. Я сделал все возможное, чтобы с ней познакомиться. Потом понял, что люблю ее, и переехал поближе к ней.

– Бросив работу?

– Ну да.

Вот чудак, подумала Ариэль.

– На что же ты живешь?

– Моя мама была очень богатой женщиной. Собственно говоря, моя родословная имеет такие глубокие корни, что я сам в ней путаюсь.

– Да? – В глазах Ариэль мелькнул интерес. – Выходит, ты вовсе не деревенский парень, каким упорно пытался притворяться все это время?

– Выходит, что так. – Фред усмехнулся и как-то странно посмотрел на Ариэль.

Богат, красив, образован – работал счетчик в голове у Ариэль. О, как он мне нравится!

– А как ты познакомилась с Брайаном?

При упоминании этого имени Ариэль вздрогнула. Как так получилось, что она и не вспоминала о своем будущем муже? Зато она слишком много думает о Фреде. Что с ней происходит?

– Мы познакомились на одной из светских вечеринок, – сказала Ариэль. – А потом начали встречаться.

– Ты очень его любишь?

– Нет, – неожиданно для себя сказала Ариэль. – Я его вообще не люблю.

Фред изумленно воззрился на нее.

– Вообще? То есть как – вообще?

– А вот так.

– Тогда зачем же ты согласилась выйти за него замуж?

Ариэль промолчала.

Что толку объяснять Фреду, что в ее возрасте уже давно пора выйти замуж. Вот она и действует, как все.

– А ты, наверное, обожаешь Нэнси, – сказала она грустно. – Это сразу видно.

– Мм… – неопределенно промычал Фред и неожиданно еще ближе придвинулся к Ариэль и притянул ее к себе.

Ариэль была податливая, словно воск. Как только его губы коснулись ее губ, сознание Ариэль будто отключилось. Фред принялся торопливо расстегивать пуговицы ее блузки, и через мгновение оба, уже обнаженные, ласкали друг друга.

Ариэль вскрикнула, когда Фред вошел в нее, и впилась ногтями в его спину, закусив губу. Фред двигался то быстро, то медленно, доводя Ариэль до экстаза. Она извивалась в его руках. Волна наслаждения охватила ее, накрыла, целиком, с головой.

– Что я делаю? – простонала Ариэль.

Что я делаю? – подумал Фред.


– Думаю, не стоит ничего говорить Нэнси и Брайану, – сказал Фред тихо.

Ариэль лишь пожала плечами, продолжая застегивать пуговицы своей блузки. Конечно, не стоит им говорить, тем более что на следующей неделе свадьба. Не хотела бы Ариэль стать героиней суперскандала, который мог бы разразиться, узнай Брайан и Нэнси, чем они тут с Фредом занимались.

И что только на нее нашло? Она и не знала, что способна изменить Брайану. Ей это попросту не было нужно.

Фред просто великолепен.

О, перестань думать об этом, Ариэль, перестань.

Фред виновато посмотрел на нее.

– Ариэль, извини меня. Я не знаю почему, но я не сдержался.

Он прекрасно знал почему. Фред сразу же обратил внимание на Ариэль как на женщину, как только познакомился с ней. Нэнси сразу же отошла на второй план. Фред пытался бежать от своих чувств, но не мог.

Что там говорила о ней Нэнси? Что Ариэль холодна как лед? Но это неправда. Да, внешне она не производит впечатления темпераментного человека, но в сексе – дело другое. Ариэль отдавалась своим эмоциям целиком, но не забывала и о своем партнере.

Фред подумал о том, что давно не испытывал таких ощущений. Даже с Нэнси. Хотя он и не мог сказать, что она не устраивала его в постели.

Нэнси… Как он теперь будет ей в глаза смотреть?

То, что Ариэль отдалась ему, понятно. Она не любит Брайана, да и тот не пылает к ней особой любовью. Бедная Ариэль. Такая темпераментная женщина – и без любви.

Он любил бы ее, если бы Ариэль позволила. Но разве она позволит? И разве может он подвести Нэнси, хотя и сам прекрасно понимает, что уже подвел?

12

Неудивительно, что об Ариэль и Фреде позабыли. Джеймс считал, что его дети уже взрослые и могут сами о себе позаботиться, поэтому он уехал с праздника раньше дочерей, которых, впрочем, даже почти и не видел на этом приеме. А Нэнси и Брайану было и вовсе не до своих возлюбленных.

Когда Брайан предложил Нэнси прогуляться, она не знала во что может вылиться эта прогулка под звездами.

Они прошли в глубь сада, где никого не было, уселись на скамью и долго молчали.

– О чем ты думаешь? – спросил Брайан у Нэнси.

– О жизни и смерти, о людях, о правилах… О многом.

– О правилах? – заинтересовался Брайан. – О каких таких правилах?

– А, не важно. А о чем думаешь ты?

О тебе, чуть не сказал Брайан. Однако так и было. Он думал о Нэнси. Брайан вдруг почувствовал такое непреодолимое желание ее поцеловать, что сам испугался.

Ариэль, Ариэль, Ариэль, твердил он имя своей будущей жены, но это не помогало.

Нэнси вдруг поднялась со скамейки.

– Я пойду к дому.

Брайан тоже поднялся вслед за ней. В темноте их руки соприкоснулись, и его будто пронзило током от этого прикосновения. Он обнял Нэнси за талию и впился в ее губы поцелуем. Нэнси не сопротивлялась. Наоборот, она поняла, что хочет, чтобы этот поцелуй длился вечно.

– Брайан… – Нэнси наконец нашла в себе силы и отстранилась от него. – Ты с ума сошел.

Брайан, не выпуская ее из объятий, невидяще, будто не узнавал, взглянул ей в глаза.

– Прости, – сказал он и отдернул руки, будто обжегся. – Сам не знаю, как это произошло.

О нет, он прекрасно знал, как это произошло! Он ведь давно этого хотел, не так ли? И не стоит отпираться. Хотел. И вообще странно, что он поцеловал ее только сейчас. У него было столько возможностей. Сколько раз он оставался с ней наедине и мечтал только об одном: прикоснуться к ней, почувствовать вкус ее губ, тепло ее тела.

Так что нечего удивляться, что он все-таки не выдержал. Но что чувствует к нему сама Нэнси? И вообще чувствует ли хоть что-нибудь? Или теперь она станет избегать его? Может быть, он только все испортил и Нэнси никогда больше близко его не подпустит?

Вот уж за что можно быть спокойным, с горькой иронией подумал Брайан, Ариэль ни о чем не узнает. По крайней мере, из уст Нэнси.

Вот Нэнси стоит сейчас перед ним – растерянная, еще не решившая, как ей теперь поступить… Ну и что прикажете теперь делать?

– По-моему, я просто устал, – сказал Брайан.

Хорошенькая отговорка. Я всегда целую женщин, когда устаю…

Однако Нэнси кивнула, принимая это нелепое объяснение.

– Все нормально. Я все понимаю.

О нет, если бы ты понимала, ты бы бежала от меня сейчас на край света. Если бы ты только знала…

Я идиот, подумал Брайан. Я сам себя перестаю уважать.

Нэнси дотронулась пальцами до своих губ, словно желая убедиться, действительно ли он поцеловал ее или ей это только приснилось?

Почему он сделал это? Устал, как и сказал мне? – спросила себя Нэнси. Бред. И почему это длилось так недолго?

– У нас свадьба на следующей неделе, – непонятно к чему сказала Нэнси, чувствуя себя полной дурой.

У нас свадьба… Весьма двусмысленно. У нас… Если бы я вышла замуж за Брайана…

Нэнси тряхнула головой. Хватит нести чепуху.

Брайана тоже зацепило это «у нас». Он вздрогнул, но не обернулся. Брайан опасался, что не выдержит и снова заключит Нэнси в свои объятия. Ариэль никогда не вызывала у него таких безумных желаний. Нет, разумеется, он испытывал к ней влечение, но никогда она не сводила его с ума так, как Нэнси.

Однако Нэнси права. На следующей неделе его свадьба. Его с Ариэль.

Но хочет ли он этого?

– Ариэль, наверное, удивляется, почему мы так задержались, – сказала Нэнси. – Нам пора.

Она нарочно напомнила ему об Ариэль. Ему и себе. Нэнси было больно говорить о сестре. Однако она знала, что это необходимо. Нэнси обязана была напомнить себе, прежде всего себе, что Брайан женится на другой.

А она выходит замуж за Фреда. Хотя она совсем не хочет связывать свою судьбу с ним! Он прекрасный человек и наверняка будет прекрасным мужем. Верным. О, она его попросту не заслуживает! Они такие разные.

Я сама себя запутала, подумала Нэнси. Сама во всем виновата.

И все же, почему Брайан меня поцеловал? Почему?


– Ну что тебе может в нем нравиться? – ревниво спросил Фред.

Он зашел к Нэнси на работу и увидел там Брайана, болтающего с Нэнси так, будто они добрые друзья.

– Не знаю. – Нэнси пожала плечами. – Мне так легко с ним разговаривать…

– А со мной, выходит, сложно? Я говорю с акцентом или ты разучилась понимать человеческую речь?

Нэнси покосилась на дверь кабинета своего отца.

– Не ори, Фред. Что с тобой вдруг стало? Такое ощущение, будто ты меня ревнуешь.

– Странно, не так ли? – Фред саркастически рассмеялся. – Особенно учитывая то, что моя невеста, то есть ты, проводит с посторонним мужиком гораздо больше времени, чем со мной.

– Да и ты, мой милый, не скучаешь! – не выдержала Нэнси.

– Что ты имеешь в виду?

– Мою сестрицу Ариэль. Неужели ты думаешь, что я не вижу, как вы друг другу улыбаетесь?

– Стоп! – Фред опустился в кресло. – Ты несешь абсолютную чушь. Ревновать меня к твоей сестре просто глупо.

– Так же как и ревновать меня к Брайану. Они с Ариэль скоро поженятся.

– Честно говоря, не так уж они друг другу и подходят.

– Предложи свою кандидатуру, – посоветовала Нэнси.

О, если бы Нэнси знала, что Фред уже готов это сделать, она, наверное, просто убила бы его.

– Я хочу воспользоваться предложением твоего отца и переехать к вам, – сказал Фред.

– С чего это вдруг? – удивилась Нэнси. – Раньше ты об этом и слышать не хотел.

– Мне нужно быть поближе к тебе.

Кому он врет? Нэнси или самому себе? Фред прекрасно отдавал себе отчет в том, что не ради Нэнси он хочет переехать в дом Миллеров. Если бы Ариэль не завладела всеми его мыслями, он никогда бы не стал так унижаться.

Я дошел до ручки, подумал Фред. И все ради чего? Ведь Ариэль не ответит мне взаимностью. После той ночи она сказала мне, что все было ошибкой, а на самом деле она безумно влюблена в Брайана. Так и есть на самом деле. Ариэль не такая женщина, чтобы из-за каких-то предрассудков делать свою жизнь несчастной. Разве может она выйти замуж за нелюбимого человека?

А вот я жениться могу. Или нет?

– Что ж, я поговорю с папой.

– Спасибо, Нэнси. Честно говоря, мне было бы неловко просить его об этом.

– Он не будет против. Наоборот, только обрадуется.

Фред скептически улыбнулся.

– Сделаем вид, что я в это верю.

– Послушай, тебя не поймешь. Ты точно хочешь переехать?

– Я же сказал – точно.

– Сейчас я закончу работу, – пообещала Нэнси. – И мы с тобой съездим в гостиницу за твоими вещами.

– Ты прелесть, Нэнси!

– Я знаю, – скромно ответила она.


Ариэль не находила себе места. Зачем Фред переехал сюда? Действовать ей на нервы?

О да, слышали мы: он, дескать, хочет быть поближе к Нэнси.

Ненавижу ее!

Зачем она вообще появилась в этом доме и в моей жизни?

Зачем привела Фреда?

Не-на-ви-жу!

– Ты что-то слишком нервничаешь в последнее время, дорогая, – заметил Брайан, поглядывающий с удивлением на свою невесту. – Перестань бегать по комнате. Раньше ты всегда часами спокойно сидела у зеркала или загорала. Что с тобой вдруг такое произошло, что ты внезапно переменилась?

– Считаешь меня пустоголовой блондинкой?! – вскричала Ариэль. – Ты всегда меня ни во что не ставил!

– Что с тобой? – еще больше удивился Брайан. – Ариэль, успокойся. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе…

– Не знаю! – перебила его Ариэль. – Не знаю и знать не хочу. Ты тоже ведешь себя странно в последнее время. Не подскажешь почему?

Понятия не имею, хотел ответить Брайан. После того поцелуя с Нэнси в саду он не мог спокойно жить. Ему не хватало ее голоса, ее взгляда, ее присутствия.

Неужели я влюбился в другую женщину накануне своей свадьбы?

И ее свадьбы, кстати, тоже. А еще и этот Фред, который теперь постоянно мозолит ему глаза.

Ненавижу!

В нас нет ничего общего, подумала Ариэль, остановившись напротив Брайана.

Если бы она знала, что они думают сейчас практически об одном и том же!

– Я нервничаю, – призналась Ариэль. – Возможно, я скажу тебе почему. А возможно, и нет.

Скорее всего – нет.

– Так почему же нервничаешь ты? – продолжала допытываться Ариэль, чтобы отвести любые подозрения от своей персоны.

– Мы что-то слишком часто начали с тобой ссориться, – сказал Брайан.

Возможно, потому, что ты мне противен, подумала Ариэль.

– Тебя что-то не устраивает в наших отношениях?! – Она почти кричала. – Скажи мне правду!

– Какую правду? – испугался Брайан.

– Любую! – Ариэль внезапно разрыдалась. – Что? Что тебя не устраивает? Моя внешность? Мои деньги? Секс со мной? Я забыла, когда мы с тобой в последний раз занимались любовью, а еще собираемся пожениться!

– У тебя истерика, Ариэль, – спокойно сказал Брайан. – Это пройдет. Это нормально.

– Вон! – крикнула Ариэль и запустила в него флаконом духов. Тот успел увернуться, потом поднял флакон, осторожно поставил его обратно на туалетный столик и вышел.

Ариэль упала на кровать и залилась слезами.

Так не может продолжаться. Не может!

Что ей делать?!


– Ариэль! – Фред как привидение возник из темноты коридора и схватил ее за руку.

– Ты с ума сошел! – вскрикнула Ариэль. – Ты меня испугал, ненормальный!

– Да, – подтвердил Фред, – я ненормальный. Мне нужно поговорить с тобой.

– Я не хочу ни о чем разговаривать.

– Но это необходимо!

– Мне – нет, – отрезала Ариэль и захлопнула дверь в свою спальню.

Она прижалась спиной к двери и закрыла лицо руками.

Она не может так больше. Ариэль никогда не испытывала таких чувств. Ни к кому. Даже к Брайану.

Тем более к Брайану!

– Я не хочу за него замуж! – громко сказала Ариэль. – Я не хочу!

Ну и пусть останусь одна, но жить с нелюбимым человеком – невыносимо.

Кто бы сказал ей еще полгода назад, что у нее могут возникнуть такие нелепые мысли!


Ариэль подождала, пока Брайан прикроет дверь и усядется в кресле. Сама она продолжала стоять, хотя чувствовала, что силы ей могут понадобиться, а на собственные ноги она уже не надеялась.

– Мне нужно поговорить с тобой, Брайан, – повторила Ариэль. – И это очень серьезно.

О чем она может со мной серьезно поговорить? – мелькнуло в голове у Брайана. Неужели она узнала обо мне и Нэнси? Но кто мог ей рассказать? Мы были абсолютно одни. Да и поцелуй – всего один.

Неужели Нэнси ей рассказала? Нет, этого просто не может быть.

Или я ошибаюсь? И Ариэль хочет поговорить вовсе не об этом?

Тогда о чем же? Беременность? Ох, да о чем речь! Наверняка Ариэль позвала меня сюда, чтобы поговорить о чем-то, касающемся свадьбы. Наверное, не знает, какие цветы больше подойдут к ее платью, и решила посоветоваться. Вряд ли что-то более сложное может занимать ее ум.

Все это промелькнуло в голове Брайана в одно мгновение. Ариэль же собиралась с духом. Ей предстояло сказать такое, что изменит всю ее жизнь. Или, наоборот, все останется как есть.

Ариэль знала, что совершает величайшую в своей жизни глупость. Она не думала, что способна на такое, но оказалось, что способна. Если она все же соберется с силами, перестанет обращать внимание на выжидательный взгляд Брайан, то скажет наконец, что хотела.

Брайан не торопил ее. Он успокоился в своих подозрениях и был уверен, что Ариэль не скажет ему ничего необычного. Если б речь должна была идти о нем, она так не нервничала бы.

– Брайан, послушай…

Ариэль снова замолчала, уставившись в пол. Однако вдруг она подняла голову и посмотрела Брайану в глаза.

– Я не хочу выходить за тебя, – сказала она просто.

– Что?! – Брайан вскочил с кресла. – Ариэль, это шутка?!

Он почему-то сразу почувствовал, что нет, это не шутка. Ариэль никогда не шутила. Он вообще подозревал, что у нее нет ни капли чувства юмора. А улыбки на его шутки не что иное, как дань вежливости.

– Я передумала, – твердо сказала Ариэль. – Я не люблю тебя, Брайан.

Он остановился напротив нее. В глазах Ариэль было столько решимости, что хватило бы на десятерых.

– Не любишь? – переспросил Брайан. – Но я это знаю.

– Да? – Ариэль, казалось, удивилась. – Впрочем, тем лучше. Тогда нас с тобой ничто не связывает.

Брайана вдруг осенило. Кое-какие мысли уже давно бродили у него в голове в виде туманных подозрений, но только сейчас обрели окончательную форму. Ему стало смешно. Если его догадки верны, то…

– Ариэль, я тоже тебя не люблю. Но я не думал, что тебя волнуют такие мелочи, – сказал он с едва уловимой иронией.

Ариэль, у которой действительно было туго с чувством юмора, тем более в такой момент, когда она и заподозрить не могла бы, что Брайан может смеяться, не заметила этот ироничный тон.

– Почему же тогда ты собирался на мне жениться?

– Но это ты собиралась за меня замуж, – поправил ее Брайан. – Ариэль, милая, давай забудем то, что ты сейчас мне сказала. По-моему, ты просто перенервничала из-за всех этих свадебных хлопот. Сейчас ты пойдешь на кухню, попросишь сделать себе чай с ромашкой и мятой, выпьешь его и успокоишься. Можешь даже хлебнуть валерьянки, если хочешь. В общем, Ариэль, я думаю, что вся эта история про отсутствие любви не стоит и выеденного яйца.

Он подошел к ней и, осторожно взяв под локоть, повел к двери, не переставая уговаривать свою невесту. Однако Ариэль резко высвободилась и оттолкнула его.

– Я не шучу, Брайан, – твердо сказала она. – Я не хочу выходить за тебя. Я решила так. И это не нервы.

– Хорошо, – Брайан вдруг стал серьезным, – тогда нам и правда нужно серьезно поговорить, Ариэль.

Он усадил ее на диван и сам сел рядом. Теперь Брайан ей верил полностью и понял, что все его подозрения оправданны.

– Итак, после каких событий ты вдруг приняла это решение?

Брайан сказал это без всякой задней мысли. Он не мог знать о том, что произошло между Ариэль и Фредом несколько дней назад. Однако сейчас Ариэль по-настоящему испугалась. Но, не увидев в глазах Брайана и намека на то, что он сердится, она немного успокоилась.

– Никаких таких особенных событий не было, – сказала Ариэль. И про себя добавила: кроме, пожалуй, того, что я изменила тебе с женихом моей сестры.

– Тогда что же тебя заставило передумать выходить за меня?

– Брайан, ты сказал, что не любишь меня и знаешь о том, что я не питаю к тебе пылких чувств. Для чего же тогда мы собрались пожениться?

– Выгодная партия, ты забыла? К тому же, Ариэль, не думаю, что нам было так уж плохо вместе. Да, чувств нет, страсти особенной тоже, но ведь мы не были и противны друг другу.

Страсти не было, это точно. Ариэль вспомнила объятия Фреда, и ее бросило в жар. С ним все было по-другому. Именно это и заставило ее передумать насчет свадьбы. Она прекрасно знала, что у нее ничего не может быть с Фредом, и он вряд ли раздумает жениться на Нэнси. Ариэль могла бы все им испортить и сорвать свадьбу, рассказав о произошедшем сестре. Но зачем? Чего она этим добьется?

Когда Ариэль задумала соблазнить Фреда, она не предполагала, что все закончится так. Ариэль не могла забыть его, не могла выкинуть из головы все, что произошло.

– Да, выгодная партия, – задумчиво повторила Ариэль. – Ну так вот, не хочу я никаких выгодных партий. Прости Брайан, я понимаю, что будет скандал, но я готова взять всю вину на себя. Пусть говорят, что хотят. Давай просто скажем, что мы решили расстаться из-за того, что… кто-то из нас влюбился.

– Кто же из нас?

– Например… я.

Брайан рассмеялся.

– Никто не поверит.

– Почему? – удивилась Ариэль. – По-твоему, я не могу любить?

– Я этого не говорил, – Брайан отрицательно покачал головой, хотя был уверен как раз в обратном, – но все знают тебя как человека рационального и…

– Понятно, – прервала его Ариэль и улыбнулась. – Тогда скажем, что влюбился ты.

И это будет правдой, подумал Брайан.

– Ты сердишься на меня? – спросила Ариэль, заглядывая ему в глаза.

Что ей сказать? Что он не только не сердится, но и почти счастлив от принятого ею решения? Что он сам не хотел на ней жениться? Никогда не хотел. Что он любит ее сестру?

Что изменится, если я обо всем расскажу Ариэль? Нэнси все равно выйдет замуж за Фреда. Она-то его, Брайана, не любит.

Неужели все, что Ариэль сказала, – правда? Но она поистине чересчур рациональна. Не могла Ариэль упустить такой шанс – удачно выйти замуж. Она же только об этом и мечтала.

Однако, даже если и есть другая причина, Ариэль о ней не скажет. Брайан достаточно хорошо знал свою теперь уже бывшую невесту. Нет, она ничего не скажет.

– Ты не сердишься, Брайан? – нервно повторила свой вопрос Ариэль, видя, что он не торопится отвечать.

– Я не могу тебя заставить выйти за меня, – сказал Брайан. – Нет, я не сержусь. Пусть будет так, как ты решила.

На мгновение Ариэль почувствовала раздражение оттого, что Брайан не уговаривает ее передумать. Слишком уж легко он все воспринял. Но это чувство длилось всего лишь мгновение, не больше.

– Что ж, – сказала Ариэль, – надо сейчас же рассказать обо всем папе. Не думаю, что он одобрит наше решение, но что поделать. Будет одна свадьба вместо двух. И одна королева бала, – добавила она с нескрываемой иронией.

13

– Что значит – свадьбы не будет?! – вскричал Джеймс Миллер. – Вы что, с ума сошли?! Если это ваши глупые шутки, то мне они совершенно не нравятся. Считайте, что я не оценил ваше искрометное чувство юмора.

– Папа, ты прекрасно знаешь, что такими вещами не шутят, – спокойно сказала Ариэль, полируя ногти.

Они с Брайаном объявили о своем решении после ужина, когда вся семья по обыкновению собралась в гостиной.

Сказала так, будто речь шла о покупке платья, а не об отмене свадьбы. Брайан хотел взять на себя тяжесть объяснений, но Ариэль отказалась. Она убедила его тем, что лучше знает своего отца и, следовательно, ей будет проще усмирить его гнев.

Нэнси в этот вечер с ними не было, так как она поехала в аэропорт встречать Иону, которая ни за что не хотела оставлять свою дочь одну накануне свадьбы, когда могла понадобиться ее, Ионы, помощь.

Фред потягивал ликер и старался не смотреть в сторону Ариэль. Однако после того, как она заявила, что передумала выходить замуж за Брайана, Фреду пришлось срочно поставить бокал на столик, который весьма кстати оказался рядом с его креслом, чтобы не разбить фужер. У Фреда тряслись руки.

Ариэль даже не смотрела в его сторону, то ли ей было наплевать на его реакцию, то ли она тоже избегала его взгляда.

Ариэль, зачем ты это делаешь? – пронеслось в голове у Фреда.

В его отношениях с Нэнси тоже было не все гладко. И это еще мягко сказано. Начать хотя бы с того, что они не спали вместе с того самого дня, как…

Да, именно в этом все и дело. Фред не мог смотреть в глаза Нэнси после близости с Ариэль. Фред вообще не был уверен, что достоин теперь стать мужем Нэнси.

А что, если она когда-нибудь узнает о его обмане? Фред был уверен, что Нэнси никогда ему этого не простит.

– Так в чем же дело? – чуть спокойнее спросил Джеймс, который от волнения и возмущения даже забыл про свою сигару, и она потухла. – Вы поссорились?

– Нет, – Ариэль покачала головой, – мы не ссорились. Более того, я надеюсь, что мы останемся добрыми друзьями.

– Может быть, Брайан, ты мне все объяснишь? Или так и будешь молчать?

– Мне нечего объяснять, – сказал Брайан и добавил, как было условлено: – Это было решение Ариэль. Я не могу тащить ее под венец, если она этого не хочет.

– Если ты беспокоишься о тех деньгах, которые были потрачены на меня… – начала Ариэль.

– …То я возмещу все расходы, – подхватил Брайан. – Можете не беспокоиться насчет этого.

– При чем тут мои расходы? Тем более что Ариэль сама виновата в вашем разрыве, – сказал Джеймс, задумчиво потирая подбородок. – Боюсь, это я должен выплатить тебе неустойку.

Брайан чуть заметно улыбнулся. Даже в такой ситуации Джеймс Миллер не терял чувство юмора.

– Ну и какова же тогда официальная версия вашего разрыва, если вы, как говорите, не ссорились?

– Я его не люблю, – сказала Ариэль и небрежно кивнула в сторону Брайана.

– А ты ее? – спросил Джеймс, обращаясь к Брайану.

Тот пожал плечами.

– Мистер Миллер, – начал он, хотя уже давно называл Джеймса по имени, – не поймите меня превратно, я очень хорошо отношусь к вашей дочери, но о любви мы с ней никогда не говорили. Я считаю, что мы вполне подходим друг другу. И мы прекрасная партия, – добавил Брайан с улыбкой. – Я уверен, что Ариэль была бы прекрасной женой, а я стал бы верным мужем, но… Мы поговорили с Ариэль и решили, что ни меня, ни ее не устраивают отношения, основанные только на расчете.

– Зачем вообще создавать семью, в которой ни муж, ни жена ничего не чувствуют друг к другу, – сказала Ариэль. – А если родится ребенок? Как он будет себя ощущать в такой семье? А вдруг кто-то из нас влюбится без памяти в другого человека? И что потом? Развод? Как у тебя с Ионой? Спроси у Нэнси, чувствовала ли она себя счастливой без отца?

Этот веский аргумент подействовал на Джеймса лучше, чем тысяча слов.

– Да, верно. Ну что ж, Фред, – он повернулся к своему второму будущему зятю, – тогда состоится только ваша с Нэнси свадьба. Что с тобой, тебе плохо?

Фред сидел белый как полотно. В принципе, если бы не его внезапная бледность, никто и не заметил бы, что с ним что-то не так.

– Нет, со мной все нормально, – с трудом сказал Фред. – Просто меня удивило решение Ариэль и Брайана.

– Да уж, – проворчал Джеймс, – представляю, как изумится Нэнси. В общем, дети мои, я вовсе не против того, что вы решили передумать. Мне-то что? Это ваша жизнь. И очень хорошо, что вы поняли, что не подходите друг другу, сейчас, а не потом, когда могло бы стать слишком поздно. Ты права, Ариэль, если бы появились дети и ты, например, влюбилась бы… Да что говорить об этом! Но теперь у тебя прибавилось хлопот, дорогая. Не думай, что я возьму на себя заботы, связанные с вашим решением.

– Не переживай, папочка. Подумаешь, вместо двух свадеб гости приедут на одну! В общем, это моя забота, ты прав.


– Что значит – они передумали?! – вскричала Нэнси точно так же, как и ее отец два часа назад. – Ты шутишь, Фред?

– Нет, не шучу. Хотя это и похоже на шутку.

– Я тоже долго не мог поверить, – сказал Джеймс, присутствовавший при сообщении этой эпохальной новости.

– И что же произошло? – спросила Нэнси, чувствуя, как кровь приливает к ее щекам.

Хорошо, что ей не приходилось прятать свое волнение. При таких обстоятельствах оно было вполне объяснимым.

Еще пару часов назад она и мечтать не могла о таком исходе событий. Впрочем, о чем это она? Что значит мечтать? Ведь отменилась свадьба Ариэль и Брайана, а не ее и Фреда.

Нэнси встретила Иону в аэропорту и отвезла в гостиницу, так как мать наотрез отказалась не только поселиться в доме своего бывшего мужа, но и не желала видеть его до дня свадьбы. Нэнси пообещала матери встретиться с ней рано утром.

Как жаль, что ее сейчас нет со мной рядом, мелькнуло в голове у Нэнси. Мама подсказала бы мне, что делать.

– Так что же произошло? – повторила свой вопрос Нэнси.

– Если бы я знал! – в сердцах воскликнул Джеймс. – Говорят, что ничего особенного не случилось. Просто они внезапно поняли, что не любят друг друга.

– Ариэль могла сказать такое? – удивилась Нэнси. – Ну надо же!

– Вот именно. – Фред тяжело вздохнул.

– Нет, ты не подумай, что я против, – принялся разглагольствовать Джеймс. – В конце концов, это их жизнь. Но такие истории выбивают из колеи. – Джеймс взглянул на растерянную дочь. – Надеюсь, что хоть вы с Фредом не раздумаете.

Не могу тебе этого обещать, мысленно ответила ему Нэнси. Тем более после таких событий.

– Значит, свадьба будет одна, – произнесла Нэнси. – Что ж, если они так решили…

– Ну как там Иона? – перевел Джеймс разговор на другую тему.

– Нормально. Она сейчас отдыхает в гостинице.

– Не захотела приехать, – скорее утвердительно сказал Джеймс. – Впрочем, и так все понятно. И все же я не понимаю, как можно так долго держать зло на другого человека.

– Если этот человек причинил ей слишком сильную боль, то, наверное, можно. – Нэнси покачала головой. – И вообще мне кажется, что вам следует поговорить. Ладно, извини, папа, я очень устала, пойду.

Она поспешила уйти, так как боялась выдать свои эмоции.

Брайан и Ариэль передумали…

Чья это была идея?


Фред вошел в комнату Ариэль, даже не постучавшись. Он настолько был поглощен собственными мыслями, что, увы, забыл обо всех общепринятых правилах поведения.

Ариэль сидела у окна и смотрела на стекающие по стеклу капли дождя. Она обернулась на стук захлопнувшейся двери.

– О чем думаешь? – спросил Фред, подходя к ней.

– Ты не постучался, – голосом, лишенным всяческого выражения, напомнила ему Ариэль. – А если бы я переодевалась?

– Я все уже видел, – ответил Фред, и этими словами заставил Ариэль покраснеть.

– И все же, – не уступила она.

Фред присел рядом с ней на подоконник и тоже уставился в окно.

– Почему ты решила отказать Брайану? – спросил он после минутного молчания.

– Я не люблю его.

– Только поэтому?

– Ты здесь ни при чем, – сказала Ариэль, предваряя его последующий вопрос.

Снова повисло неловкое молчание. На этот раз первой его нарушила Ариэль:

– Зачем ты пришел?

Когда Фред находился в непосредственной близости от Ариэль, она чувствовала себя незащищенной и начинала нервничать. Вот и сейчас она ощутила, что дрожит.

– Мне нужно было узнать о причинах твоей размолвки с Брайаном.

– Моего расставания с Брайаном, – поправила его Ариэль.

– Он не сопротивлялся.

– Значит, я приняла правильное решение.

Фред взял ее руки в свои. От его прикосновения Ариэль вздрогнула.

– Не пытайся бежать от себя, – сказал Фред. – Я же вижу, что ты неравнодушна ко мне.

Ариэль отдернула руки и отошла от Фреда на несколько шагов. Ее лицо выражало крайнюю степень презрения.

– Ты слишком хорошего мнения о себе, Фред, – сказала она сухо. – То, что мы с тобой переспали, лично для меня ничего не значит.

Фред посмотрел на нее с изумлением.

Неужели он ошибся? Ему показалось, что Ариэль важно то, что произошло. Фред думал, что она относится к этому серьезно. Так же, как и он.

– Я не хотел обидеть тебя, Ариэль, извини, если сказал что-то не так, но…

– Что но? – Ариэль выжидающе смотрела на него. – Давай договаривай.

– Я люблю тебя, Ариэль, – неожиданно даже для самого себя сказал Фред.

И тут выражение лица Ариэль изменилось. Она стала настоящей.

Ариэль думала, что Фреду плевать на нее, и поэтому тут же натянула на себя маску неприступности и презрения, а оказывается, что…

Он любит ее!

На глазах Ариэль выступили слезы. Она видела, что Фред искренен с ней. Он понял ее состояние, подошел к ней и обнял. Не говоря ни слова, Ариэль прижалась к нему и заплакала.

– Ну перестань, – тихо уговаривал ее Фред, гладя Ариэль по волосам. – Не плачь. Ничего ужасного не произошло, – добавил он с нежной улыбкой. – Я всего лишь признался тебе в любви.

– Это правда? – спросила Ариэль и подняла на него свои заплаканные глаза.

– Конечно, правда. – Фред вздохнул. – Но ты… Что чувствуешь ты?

Вместо ответа Ариэль прильнула к его губам.

Они даже не слышали, как отворилась дверь и на пороге появилась Нэнси.


Нэнси в немом изумлении застыла в дверном проеме. Она не верила своим глазам. Сначала ей показалось, что это Ариэль и Брайан целуются. Потом она сообразила, что Брайана здесь быть не может, а мужчина, обнимающий сейчас ее младшую сестру, не кто иной, как Фред.

Наконец Нэнси сделала шаг назад и прикрыла дверь. Она не могла прийти в себя от изумления.

– Что происходит? Это какой-то сумасшедший дом!

Она преодолела себя и зашла утешить Ариэль, которая после разрыва с Брайаном ходила сама не своя. Однако оказалось, что у нее уже есть утешитель! И кто? Фред!

Нэнси на цыпочках пробралась в свою спальню и рухнула на кушетку, стараясь разобраться со своими мыслями. Через секунду ей безумно захотелось снова отправиться к Ариэль, чтобы проверить: не показалось ли?

– Может быть, у меня галлюцинации? – спросила себя Нэнси.

Звук собственного голоса несколько отрезвил ее. Если она ко всему прочему еще начнет разговаривать сама с собой, то точно придется обратиться к психиатру.

Все рухнуло. Все. Сначала Брайан буквально вылил на нее ушат холодной воды, когда она попыталась признаться ему в своих чувствах. А теперь она застает свою сестру в объятиях мужчины, с которым собирается связать свою судьбу уже через два дня.

В дверь постучали.

– Да? – сказала Нэнси хрипло. – Входите.

В комнату вошел Фред. Даже если бы Нэнси не стала всего лишь минуту назад свидетелем весьма недвусмысленной картины, то все равно поняла бы, что Фред не такой, как обычно. Его глаза лихорадочно блестели. Он потоптался на пороге, не решаясь войти, но, так и не дождавшись приглашения от Нэнси, все же вошел.

– Ты что-то странно выглядишь, – сказал Фред Нэнси, которая смотрела на него немигающими расширенными глазами. – С тобой все в порядке?

Она продолжала молчать. Нэнси не двигалась и ничего не говорила. Фред почувствовал укол совести за то, что держит Нэнси в неведении относительно своих чувств к Ариэль. Все-таки он любил Нэнси когда-то. И если бы не встретил Ариэль, то, возможно, прожил бы с Нэнси долгую и счастливую жизнь. Кто знает?

– Нэнси, – позвал он.

Фред не решался подойти к ней. Он сам не понимал, почему стоит столбом посреди комнаты. Но взгляд Нэнси пронизывал его насквозь.

Что с ней? Почему она сидит не двигаясь?

– Что ты хочешь сказать мне? – наконец спросила Нэнси, и Фред с облегчением перевел дух.

– Зашел пожелать тебе спокойной ночи.

– Спокойной ночи. А теперь уходи.

Нэнси говорила безучастным, ровным тоном, что тоже пугало Фреда. Неизвестно, что было хуже: когда Нэнси молчала или когда заговорила. Все одинаково неестественно.

Фред не стал спорить с ней. Он ушел. А Нэнси так и осталась сидеть неподвижно, не смея поверить себе.

14

Она увидела Брайана, выходящего с какими-то папками из дверей офиса, и тотчас же поспешила к нему.

Нэнси гонялась за Брайаном уже три дня. До свадьбы с Фредом оставалось все меньше и меньше времени, а Нэнси так ничего и не прояснила для себя.

Брайан после разрыва с Ариэль не появлялся в доме Миллеров. Это и понятно. Что теперь он мог там делать? Джеймс конечно же сказал, что Брайан остается другом семьи. Но это было простое проявление вежливости.

Нэнси не находила себе места те несколько дней, пока не видела Брайана. Ей необходимо было узнать его версию произошедшего, хотя она и подозревала, что не услышит ничего отличающегося от версии Ариэль.

Нэнси перешла дорогу, чуть было не попав под колеса автомобиля, и поспешила к машине Брайана, которая была припаркована на другой стороне улицы.

– Брайан! – крикнула она, боясь, что может опоздать и он уедет.

Брайан оглянулся. На лице его отразилась растерянность.

Он не хочет видеть меня, мелькнуло в голове у Нэнси. Может быть, я зря его разыскивала?

– Нэнси, что ты здесь делаешь? – спросил он, хотя вопрос был, по крайней мере, глупым: ясное дело, Нэнси спешила по каким-то своим делам и случайно заметила Брайана.

– Я искала тебя.

– Искала? – переспросил он. – Зачем? Вернее, ты могла всего лишь позвонить.

– Я не знаю номера твоего телефона, а спрашивать у Ариэль как-то не хотелось.

Идиот! – обругал себя Брайан. Мог бы и догадаться.

– Что-то случилось?

– Нет, с чего ты взял?

– Но ты ведь разыскивала меня, – напомнил ей Брайан.

Идиотка! – мелькнуло в голове у Нэнси. Ведь действительно я только что об этом ему сказала.

– Я хотела поговорить.

Если он спросит о чем, подумала Нэнси, то я не смогу ответить, и придется заканчивать разговор.

Однако, к счастью, Брайан ничего не спросил. Он молча открыл дверцу автомобиля и предложил Нэнси пообедать с ним.

– Если у тебя есть время, разумеется, – сказал он.

Нэнси уселась на заднее сиденье и демонстративно уставилась в окно. Нет, она не собиралась начинать разговор в автомобиле. К тому же Брайан, как нарочно, не предложил ей сесть впереди. Как будто отгораживался от нее.

Впрочем, так и было на самом деле. Брайан очень удивился, когда увидел спешащую к нему Нэнси. Даже не столько удивился, сколько испугался. Он уже давно понял, что при появлении Нэнси у него будет начинаться аритмия. Раньше Брайан списывал перебои сердечного ритма на обычную симпатию к Нэнси, как к сестре своей невесты. А потом понял, что глупо прятаться от собственных чувств: он любит Нэнси. Ариэль как нельзя кстати завела разговор о разрыве отношений. Брайан и сам подумывал об этом, но не знал, как отреагирует Ариэль. Как он мог подвести ее? Однако главная причина его боязни была в том, что Брайан понимал: с Нэнси ему не быть. Она любит своего Фреда.

Они приехали в любимый ресторанчик Брайана, где он всегда обедал. Один. С Ариэль он здесь никогда не был, потому что Брайану нравилось иногда побыть в одиночестве.

В этом ресторане не было случайных посетителей. Хозяева заведения рассчитывали не на количество клиентов, а скорее на их статус. Здесь собирались преуспевающие юристы, директора компаний, которым нужно было обсудить дела или провести важные переговоры, и просто деловые люди. Каждый столик был скрыт от посторонних глаз перегородками, увитыми живыми растениями. Нэнси пришла в восторг.

– Как красиво! – воскликнула она. – Я никогда не была в таком уютном месте.

– Я рад, что тебе понравилось, – сдержанно сказал Брайан.

Нэнси тут же перестала восторгаться.

Зря я все-таки подошла к нему, думала она, чуть не плача. Совершенно зря. Он не рад меня видеть. Да что я себе выдумала, дура?!

Нэнси готова была разрыдаться сию же секунду, тем более что Брайан был холоден с ней. Однако она заставила себя успокоиться. По крайней мере, создала видимость спокойствия.

Они сделали заказ, и Нэнси со страхом подумала о том, что сейчас Брайан спросит, о чем же она, собственно, хочет поговорить. Так и произошло. Брайан взглянул ей в глаза и сказал:

– Итак, что ты хотела мне сообщить?

– Мне жаль, что у вас с Ариэль все так вышло, – сказала Нэнси. Она совсем не то хотела сказать. Но надо было с чего-то начать разговор.

– А мне не жаль, – ответил Брайан. – Но спасибо за сочувствие. Это тем более приятно, что у тебя наверняка сейчас совершенно нет свободного времени. Все эти хлопоты со свадьбой… Надеюсь, подготовка идет удачно?

Нэнси кивнула, опустив глаза. Она не хотела, чтобы Брайан видел накипающие слезы, которые она была не в силах сдержать. В этот момент им принесли заказанные блюда, и они молча принялись есть.

Вот сейчас мы пообедаем, думала Нэнси, и я просто уеду, так ничего и не сказав. Что ж, значит, так и надо. Да и нужно ли говорить Брайану о том, что я застала Ариэль целующейся с Фредом?

А может быть, Брайан знает?

Эта догадка появилась у Нэнси так внезапно, что она вздрогнула. Нэнси посмотрела на Брайана с таким ужасом, что тот поперхнулся.

– Что такое? – с тревогой спросил он. – Что?

– Ничего, – Нэнси поспешно поднялась и схватила свою сумочку. – Спасибо за обед.

– Но ты же почти не притронулась к еде, – попытался остановить ее Брайан.

– Я… Я внезапно вспомнила об одном важном деле, – сказала Нэнси. – Извини.

Тут из ее глаз наконец брызнули давно сдерживаемые слезы, и она бросилась прочь от столика, за которым сидел Брайан.

Нэнси вылетела на улицу и, глотая слезы, поспешила к стоянке в надежде сесть в такси. Однако она услышала за собой торопливые шаги. Брайан ее догонял.

Он поймал Нэнси за руку и повернул лицом к себе.

– Нэнси, милая Нэнси. Что случилось? – В его взгляде читались неприкрытая тревога и нежность. – Что произошло? Ну расскажи мне.

Нэнси ответила ему всхлипами, которые просто раздирали его душу. Он прижал ее к себе. Нэнси крепко обхватила его за шею и уткнулась носом ему в плечо.

Брайан держал ее в своих объятиях и не знал, что делать.

Что могло довести Нэнси до такого состояния? Все то время, что она находится с ним, у нее глаза были на мокром месте. А он, бесчувственный тупица, не желал этого замечать. Если он узнает, кто обидел Нэнси, – растерзает негодяя! Да просто убьет!

– Нэнси, солнышко. Перестань, пожалуйста, – утешал он, гладя ее по волосам. – Из-за чего ты плачешь?

Из-за того, что люблю тебя! – чуть было не закричала Нэнси.

Неужели он не понимает? Нет, не понимает. Она ему не нужна!

От таких мыслей она еще пуще прежнего заливалась слезами и сама не знала, как ей остановить этот нескончаемый поток слез.

Это была настоящая истерика.

– Уф, Ниагарский водопад, – попробовал шуткой развеселить ее Брайан. – Ты скоро затопишь все вокруг, как Алиса из Страны Чудес. Пойдем-ка, сядем куда-нибудь.

Нэнси позволила увести себя в сквер, который начинался сразу за рестораном. Она молчала и только сглатывала слезы, которые никак не хотели заканчиваться. Брайан усадил ее на первую попавшуюся свободную скамью и сам присел рядом. Нэнси не смотрела на него. Она боялась поднять глаза и встретиться с ним взглядом. Однако он заставил посмотреть на него, подняв ее голову за подбородок.

Нэнси взглянула в его серьезные глаза, и внутри у нее все перевернулось.

– А теперь, – тихо произнес Брайан, – ты мне все расскажешь.

Нэнси пожала плечами. Она ничего не скажет. Смысла нет.

– Нэнси, – Брайан взял ее за плечи и слегка встряхнул, – ты только что рыдала навзрыд. Я по глазам вижу, что ты не хочешь мне ничего объяснять, но я не отстану от тебя до тех пор, пока ты все мне не скажешь.

Значит, я точно ничего не скажу, с мрачной иронией подумала Нэнси. Чтобы не расставаться с тобой никогда.

– Нэнси, – снова произнес Брайан. Он твердил ее имя как заклинание, словно пытался вывести Нэнси из транса.

– Все нормально, – наконец сказала она. – Просто у меня случился нервный срыв.

– Ни с того ни с сего? Не верю. Не пытайся обмануть меня.

– Я и не пытаюсь, – упрямо сказала Нэнси. – Это нервное. Из-за свадьбы.

Брайан задумчиво кивнул.

Ну да, свадьба. В этом все дело? Но плакать столь безутешно из-за нервного перенапряжения… Возможно и такое, конечно, но…

– И все же ты не говоришь мне правды, – сказал он.

Нэнси тоскливо вздохнула и приняла решение все ему рассказать прямо сейчас. Что может быть проще, чем произнести три слова: я тебя люблю?

И все же это было очень трудно.

Мне все равно терять нечего, решила Нэнси. Я не хочу замуж за Фреда. Плевать мне на то, что скажут все. Плевать. Это только моя жизнь. Уеду домой, и дело с концом. Но прежде скажу ему, что…

– Я люблю тебя, – выпалила Нэнси неожиданно для себя.

Брайан широко открыл глаза. Он ожидал услышать все, что угодно, но только не признание в любви.

Но он так хотел слышать именно это!

– Вот и все, – сказала Нэнси, вздохнув.

Ей стало легче. Пусть Брайан не может ответить ей взаимностью, но зато она будет честна сама с собой.

– Ты… любишь меня? – тихо переспросил Брайан. – Я не ослышался?

Нэнси покачала головой.

– Нет, ты не ослышался. Я понимаю, что ты ничего не испытываешь ко мне. Мне ничего не нужно. Я просто люблю тебя. Свадьбы с Фредом не будет. – Она на мгновение задумалась, стоит ли ему говорить об Ариэль и Фреде, и решила, что не скажет этого Брайану даже под пытками. – Я уеду домой. Брайан?

Он закрыл лицо руками и… смеялся, как полоумный. Брайан сошел с ума. Другого объяснения Нэнси не находила. Или же он просто над ней издевается.

– Я сказала что-то очень смешное? – сухо осведомилась она.

Брайан замотал головой, не переставая смеяться. У него была истерика на свой лад.

Наконец, когда Нэнси готова была уже сорваться с места и, не обращая внимания на Брайана, бежать куда глаза глядят, он перестал смеяться и ласково посмотрел на нее.

– Не обижайся. Ты все поймешь, когда я скажу тебе, в чем причина моего смеха.

– Уж будь так добр, – пробурчала Нэнси. – Очень интересно узнать.

– Нэнси, как давно ты поняла, что любишь меня?

– Какое это имеет значение?!

– Поверь мне, имеет. – Брайан взял ее за руку. – Скажи.

– Не знаю. – Нэнси начала нервничать. Он точно над ней издевается. – Может быть, я сразу в тебя влюбилась. Не знаю. Да и какое это имеет значение? – Она сделала попытку встать. – Пусти меня, я хочу домой.

Однако Брайан не дал ей уйти.

– Ты вернешься домой не раньше, чем мы во всем разберемся, – сказал он.

– Нам не в чем с тобой разбираться.

– Поверь мне, есть в чем. Тем более что я тоже люблю тебя.

Нэнси уставилась на него в немом изумлении. Ее не покидало ощущение того, что Брайан ей лжет. Однако она видела его глаза, которые не лгали. В них было столько любви, что сомневаться не приходилось: да, Брайан говорит правду.

Улыбка озарила лицо Нэнси.

– Ты… серьезно? – Она чувствовала, что вот-вот впадет в другую крайность: ее слезы сменятся таким же безумным смехом, как и у Брайана.

– Абсолютно серьезно! – воскликнул он. – И надо же мне было не заметить, что и ты испытываешь ко мне то же самое. Какой я слепец!

Брайан взял ладони Нэнси в свои и улыбнулся.

– Нэнси, мы глупцы. Я, конечно, в большей степени, чем ты. Значит, ты не любишь Фреда?

– Нет. И не любила никогда. Это была привязанность, но никак не любовь.

– И ты давно хотела сказать о том, что любишь меня?

– Давно, – призналась Нэнси. – Но у меня не хватало смелости. Мне понадобилось дойти до ручки, чтобы признаться тебе в любви.

– И я тоже… Я тоже не мог сказать тебе, потому что думал, что ты влюблена во Фреда.

Брайан рассмеялся, и вслед за ним рассмеялась Нэнси.

– Нет, это просто невероятно, – простонал Брайан. – Любить друг друга и ничего не говорить об этом. Мы чуть было все не испортили.

Нэнси снова залилась слезами. Брайан с испугом взглянул на нее.

– Все нормально, – теперь уже искренне сказала Нэнси. – Все-таки это нервы. Я просто счастлива.

– Я тоже, – тихо сказал Брайан и почувствовал, что тоже готов расплакаться.


Только теперь, когда они признались друг другу в любви, Нэнси поняла, что значит по-настоящему быть счастливой. Она приехала домой очень поздно и почти сразу же отправилась спать. Нэнси ужасно устала за этот день. Столько эмоций: сначала слезы горя, потом – счастья.

Никто не спрашивал ее, где она была весь день. Джеймс только посетовал, что Нэнси почти не бывает дома из-за подготовки к свадьбе, и спросил, не может ли он чем-нибудь ей помочь. Нэнси ответила лишь загадочной улыбкой. Фред вообще ни о чем не спросил. Он сидел рядом с Ариэль, и Нэнси понимала, что он и знать не хочет, где была его будущая жена. Фред был занят совсем другим. Вернее другой. Теперь, когда Нэнси знала, что Брайан тоже ее любит, она почувствовала почти искреннюю симпатию к Фреду и Ариэль. Когда ты счастлив, всегда хочется поделиться своим счастьем с другими.

Как я раньше не замечала этих взглядов, которыми они обмениваются? И неужели папа тоже их не замечает? Или делает вид, что не понимает, что происходит? Ну и удивятся же они, когда узнают, что торжество отменяется.

Нэнси готова была рассказать всем и каждому, как она счастлива. А уж тем более Фреду, который в любом случае не был ей чужим человеком. Она все расскажет ему.

Но не сегодня.

Сегодня она слишком устала.


– Ариэль, я так не могу!

Фред вошел в комнату своей возлюбленной, когда все уже спали.

Она ждала его. Знала, что Фред придет. Ариэль лежала на кровати и лениво листала журнал. Она приняла соблазнительную позу и подмигнула Фреду.

– Не можешь? Ну так иди сюда, дорогой.

Кто сказал, что в этой женщине нет ни грамма чувственности и она холодна, как лед? – в который раз подумал Фред.

Он не мог устоять перед таким искушением, но постарался переключить свое внимание с желанной Ариэль на более приземленные вещи. На свадьбу с другой женщиной. Женщиной, которую он не любит.

– Ариэль, я говорю о том, что решил все рассказать Нэнси.

– А как же твои слова, что ты не можешь сделать ей больно?

– Разве тебе не будет больно, если я женюсь на ней?

– Будет, – тихо ответила Ариэль.

– Я это знаю. Мне пришлось выбирать, и я сделал свой выбор. В твою пользу. То, что я до сих пор не объяснился с Нэнси, только моя ошибка. Так не может продолжаться.

Фред присел рядом с Ариэль, стараясь держаться подальше, чтобы не наброситься на нее с поцелуями.

– Мы только вчера все выяснили, – сказала Ариэль, оправдывая Фреда.

– Да, и это тоже моя ошибка. Все должно было произойти гораздо раньше.

Ариэль погладила его по щеке.

– Перестань себя во всем винить, – сказала она. – Не ты один в этом виноват.

– Ты выйдешь за меня? – с замиранием сердца спросил Фред.

– Что?

– Ты выйдешь за меня? – повторил Фред, испытующе глядя Ариэль в глаза.

Щеки Ариэль покраснели. Она и сама не знала, что умеет смущаться. Когда Брайан делал ей предложение, она восприняла это как само собой разумеющееся, но Фред – другое дело.

Да, она хотела за него замуж. Хотела создать с ним семью. Родить от него детей.

Неужели это я, Ариэль? – с удивлением подумала она, не узнавая себя. Просто не верится.

– Не молчи! – взмолился Фред.

– Да, я выйду за тебя, – твердо сказала Ариэль. – Не знаю, как мы преподнесем это наше решение папе и, главное, Нэнси, но мне плевать на всех. Я хочу быть твоей женой.


Это был вечер накануне свадьбы. Фред так и не поговорил с Нэнси, но только лишь потому, что у него не было возможности. Нэнси где-то пропадала с самого утра и возвращалась слишком поздно. Фред несколько раз пытался завязать с ней разговор наедине, но всякий раз что-то мешало. Нэнси словно избегала его.

Брайан тоже настаивал на том, чтобы Нэнси как можно скорее рассказала обо всем Фреду. Он не знал той тайны, которая недавно открылась Нэнси. Брайан считал, что по отношению к Фреду, к которому он хоть и не мог относиться по-дружески, но все же уважал, Нэнси несправедлива.

– Когда ты собираешься объявить, что свадьбы не будет? Прямо у алтаря?! – возмущался Брайан.

Нэнси крепко обняла его и улыбнулась.

– Положись на меня. Я знаю, что делаю. Все будет хорошо. Ты веришь мне?

Брайан нахмурился и вздохнул.

– Мне придется поверить. Но, честно говоря, я предпочел бы, чтобы весь этот кавардак закончился как можно скорее.

Нэнси лишь загадочно улыбалась.

Сегодня она решила, что время настало. Вечером Нэнси впервые за последние несколько дней осталась дома. К ужину приехал Брайан. Никто не удивился этому, но никто и не обрадовался, кроме Нэнси, разумеется. Ариэль молча покосилась в его сторону и кивнула в знак приветствия. Джеймс поздоровался с ним весьма радушно. Однако особого энтузиазма не проявил. Он не совсем понимал, почему Брайан приехал к ужину, хотя его не звали. Теперь, когда Брайан расстался с Ариэль, он, безусловно, мог по старой памяти приезжать, когда захочется, но лучше бы ему этого не делать. Тем более что Ариэль не горела желанием видеть его. Кроме того, приехала еще и Раймона Феербанкс. Но ее, по крайней мере, никому не пришло бы в голову прогонять.

Иона приехала в особняк своего бывшего мужа еще утром, чем несказанно удивила всех. Джеймс встретил ее лично и тут же провел в библиотеку, где они долго о чем-то беседовали. Предмет разговора остался неизвестен, однако, когда они вышли оттуда, всем стало понятно, что эти люди не враги больше, хотя и нежных отношений друг к другу явно не испытывают.

Все хлопоты, связанные со свадьбой, были улажены. Конечно, оставались кое-какие мелочи, которые неожиданно выплывали откуда ни возьмись. Однако Нэнси была последним человеком, который волновался бы по этому поводу.

Несмотря на довольно гнетущую обстановку, причину которой не знали ни Джеймс, ни Иона, ни Генри Стронг, ужин прошел в оживленных разговорах. Все пытались быть веселыми. Однако от всевидящего ока Раймоны ничто не могло укрыться.

– Что-то вы все какие-то нервные сегодня, – сказала она. – В воздухе висит такое напряжение, что этот самый воздух стал густым, как туман. Что это с вами?

– Так всегда бывает в домах, где дочерей выдают замуж, – сказал Джеймс.

– Дочь, – поправила его Ариэль. – Ты выдаешь одну дочь.

– В этом никто не виноват, – возразил Джеймс, подмигнув ей. – Кроме одной молодой особы, которая…

– Давайте перейдем в гостиную, – прервала его Нэнси. – Вроде бы все уже закончили ужинать.

– У меня дико болит голова, – пожаловалась Ариэль. – Так что извините.

– Нет, Ариэль! – почти закричала Нэнси, и все удивленно воззрились на нее. Нэнси опомнилась: – Мне нужно кое-что сказать вам. Вам всем. Пожалуйста, останься, Ариэль.

– Хорошо, – медленно произнесла Ариэль. – Я так и так осталась бы. Мне тоже есть что вам сказать.

15

– Итак, милые мои дочери, – сказал Джеймс, когда все перешли в гостиную и расселись кто где, – что же вы хотите нам сказать? Помнится, почти неделю назад Ариэль уже держала слово и…

– Папа! – довольно резко прервала его Ариэль.

– Молчу-молчу! – Джеймс вскинул руки вверх.

В этой позе он выглядел так комично, что даже Иона рассмеялась.

– Кто начнет? – спросила Нэнси.

Она встретилась взглядом с сестрой и вдруг поняла, что та хочет сообщить. Нэнси впервые дружелюбно улыбнулась ей, и неожиданно Ариэль ответила ей тем же. Обе без слов поняли друг друга. Возможно, интуицией, которая не поддается логике, но поняли. И обе почувствовали, что теперь они больше не соперницы. Раньше у них не было ни одной сходной черты, а теперь есть: любовь. Они любят.

– Может быть, ты начнешь? – предложила Нэнси сестре.

– Давай лучше ты. – Ариэль усмехнулась. Ей нелегко давалось даже такое подобие улыбки, но и этого уже было много. – Как совершенно справедливо заметил папа, я блистала с речью совсем недавно. Так что сегодня ты первая.

Нэнси обвела взглядом присутствующих. Вот они, люди, которых она любит. Здесь, вместе, рядом с ней.

Мама, которая всегда придет ей на помощь.

Папа, которого она не так давно обрела.

Генри, ставший ей почти вторым отцом.

Фред… И все-таки она любила его. Скорее как друга, но он ей очень дорог, и она хочет, чтобы Фред был счастлив. Как сейчас счастлива она.

Раймона. Что бы она без нее делала? Если Генри можно назвать вторым отцом, то Раймону вполне можно окрестить второй матерью.

Ариэль… Да, она любит даже Ариэль.

В любом случае, Нэнси никогда не понимала, как можно враждовать с собственной сестрой. А теперь она знает, что вражда закончена. И Ариэль знает. Быть может, они смогут подружиться.

Будем дружить семьями, мелькнуло в голове у Нэнси, и она чуть не расхохоталась от этой мысли.

И последний, кого коснулся ее взгляд, был конечно же Брайан.

Как я люблю тебя, милый, с нежностью подумала Нэнси. Меня просто переполняет любовь к тебе. Я не знала раньше, что можно быть такой счастливой.

Такой счастливой, что даже больно. Каждый раз, когда ты, Брайан, говоришь, что любишь меня, я чувствую боль. Сладкую боль. Я готова испытывать ее вечно. Она не приносит мне горе. Она – часть моего счастья.

Я люблю!

Я люблю тебя, Брайан!

– Я люблю тебя!!!

Нэнси и не заметила, что сказала последнюю фразу вслух.

Все в изумлении уставились на нее.

По мнению Джеймса и Ионы, этот возглас должен был быть адресован Фреду. Однако Нэнси смотрела на Брайана. Да еще с таким чувством, что сомневаться не приходилось.

Три слова «я тебя люблю» предназначались именно Брайану.

– Я чего-то не понимаю, – сказал Джеймс тихо, когда вновь обрел дар речи.

Ариэль залилась смехом. Для нее все происходило впервые. Даже смеялась искренне, от души она в первый раз с того времени, как ей показалось, что она больше не ребенок и следует вести себя соответственно новому статусу. Теперь Ариэль понимала, как глупо быть неестественной.

Раймона и Генри переглянулись и обменялись понимающими полуулыбками. Пожалуй, только эти двое из всех представителей старшего поколения сразу поняли, что происходит. А возможно, что и давно уже догадывались.

– Вот ты все и сказала, сестричка, – произнесла Ариэль, улыбаясь. – Мне как-то и добавить больше нечего.

– Что происходит? – тихо спросила Иона.

– Да, действительно, что происходит? – подхватил Джеймс. – Мы ничего не понимаем.

Нэнси и Брайан смотрели друг на друга и улыбались. Сегодня вечером в этом доме было царство счастливых улыбок.

– А что тут непонятного? – вдруг взяла на себя роль арбитра Раймона. – Только такой толстокожий человек, как ты, Джеймс, мог не заметить того, что творится у него под носом. Ну, Ионе это еще простительно. Она только что приехала, но ты, Джеймс!

Джеймс смущенно взглянул на нее. Может, он и толстокожий, но в таком случае не он один не понимает, что случилось. Вот Генри, например…

– Генри? – спросил Джеймс. – Ты понимаешь?

Генри рассмеялся и махнул рукой.

– Хороший же из тебя папаша, – сказал он, продолжая смеяться.

– В общем, дело ясное, – продолжила Раймона. – Ариэль влюблена во Фреда, Нэнси любит Брайана. Что тут непонятного?

– Это правда? – жалобно спросил Джеймс.

– Ты его любишь?

Этот вопрос прозвучал, как гром среди ясного неба.

Потому что его задал Фред.

Фред! Как же о нем забыли? Вот ведь еще один человек, который ничего не понимал. Уже неделю он мучился от осознания того, что ему придется сказать Нэнси о том, что он влюблен в ее сестру. Причем влюблен безнадежно, и назад дороги нет. Фред не спал по ночам, даже похудел от переживаний, думая, что Нэнси никогда не простит ему предательства.

Да, он считал себя и Ариэль предателями по отношению к Нэнси. А тут оказывается, что Нэнси любит другого! Ну и дела!

– Фред, миленький, – Нэнси, сидевшая рядом с ним, взяла его за руку, – прости меня. Я слишком долго морочила тебе голову. Но ведь и вы с Ариэль молчали как рыбы, – она взглянула на сестру. – Позавчера я увидела, как вы целовались. Если бы не это, возможно, я и не совершила бы один поступок, который перевернул всю мою жизнь, а так бы и жила в сомнениях.

Брайан при этих словах улыбнулся своей загадочной улыбкой, которая так ему шла.

– Мы собирались все рассказать сегодня вечером, – ответила за Фреда Ариэль.

Нэнси сразу стало понятным, кто ведет в этих отношениях.

Что ж, так даже лучше, подумала она. На Ариэль можно положиться. Она ни за что не упустит своего счастья.

– Я давно уже поняла, что люблю Брайана. Не знаю, сколько длятся ваши отношения с Фредом, у нас еще будет возможность поговорить обо всем, но думаю, что так и должно быть. Вы подходите друг другу как нельзя лучше. Ты действительно любишь, Ариэль?

Это было похоже на провокацию со стороны Нэнси, но Ариэль ответила со спокойной улыбкой женщины, которая знает себе цену и уверена в своих силах:

– Да, я люблю его. И прекрати держать моего мужчину за руку.

Нэнси рассмеялась и отпустила руку Фреда.

– А как же свадьба? – спросила Иона.

Она была очень спокойной. Если дочь решила, что Брайан – ее человек, и если она его действительно любит, то какая ей, Ионе, разница, кто станет мужем Нэнси.

О свадьбе, следует признать, как-то позабыли. А ведь и правда, что делать со свадьбой?

– Нет ничего проще, – сказала Раймона. – Я прекрасно знаю, что приглашенные покупали подарки двум парам и теперь не знают, что им делать с презентами, предназначавшимися Ариэль и Брайану. Так что есть ли смысл огорчать людей? Пусть будут две свадьбы, как и задумано изначально.

– Но ведь они не хотят жениться! – вскричал Джеймс.

– Какой ты тупой! – не выдержала Иона. – Особенно когда дело качается чувств. Кто тебе сказал, что эти четверо сумасшедших не хотят жениться? Просто теперь вместо пар Ариэль – Брайан и Нэнси – Фред будут пары Ариэль – Фред и Нэнси – Брайан. Понял?

Четверо сумасшедших даже не думали о том, что можно таким образом разрешить проблему. Они в изумлении переглянулись.

– Прекрасная идея! – сказала Ариэль. – Я потратила столько денег на свое свадебное платье и оно мне так нравилось, что просто глупо будет отказываться от возможности его надеть!

– Совершенно с тобой согласна, – поддержала сестру Нэнси.

– А Брайан как всегда молчит, – заметил Джеймс.

Нэнси перевела взгляд на Брайана. Она всегда считала, что такое, как сейчас, выяснение отношений – дело сугубо женское. Ариэль, кстати, тоже так думала.

В сестрах было гораздо больше общего, чем они предполагали.

– Я люблю тебя, – сказал Брайан Нэнси.

И это было все, что от него требовалось.


Нэнси и Ариэль стояли у огромного зеркала. Обе были в подвенечных платьях. Обе красивые настолько, что захватывало дух. Обе улыбались.

– Что ж, пожалуй, следует заключить перемирие, – сказала Ариэль. – В конце концов, именно благодаря тебе я познакомилась с Фредом.

– А я с Брайаном – благодаря тебе. Странное дело: сами того не ведая, мы стали причиной счастья друг друга.

– Приятно осознавать себя почти что вершителем судеб, – довольно промурлыкала Ариэль.

В комнату заглянула Иона.

– Девочки, пора!

Ариэль и Нэнси одновременно глубоко вздохнули, переглянулись и взялись за руки.

– Я желаю тебе счастья, Нэнси, искренне желаю, – сказала Ариэль.

– Стоит ли говорить, что я желаю тебе того же.

16

Никто из приглашенных не ожидал, что пары поменяются. Все были несказанно удивлены и растеряны. Однако именно это страшно нравилось Ариэль.

– Как приятно смотреть на их изумленные физиономии, – хихикнув, шепнула Ариэль Нэнси.

Это был самый счастливый день в жизни этих четверых влюбленных. Именно потому, что все произошло внезапно, словно в сказке.

– А Фред не такой уж плохой парень, – сказал Брайан по секрету своей жене. – Правда, я вовсе не горю желанием часто видеть его у себя в гостях, но иногда мы можем звать их к себе на обед. Кстати, ты заметила, как твоя мать и Генри смотрят друг на друга?

Нэнси поискала их глазами и открыла рот от изумления.

– Чтоб мне лопнуть! – произнесла она свою любимую фразу, которую всеми силами старалась выбить из нее Раймона. – Того и гляди скоро будет новая свадьба.

– Они подходят друг другу, – сказал Брайан и закружил Нэнси в вальсе.

– Что это за красотка окручивает сейчас твоего отца? – спросил Фред, с любопытством глядя на пышную брюнетку, которая весь вечер вьюном вилась вокруг Джеймса.

– А, это Барбара Финк, – ответила Ариэль, внимательно глядя на парочку. – Потрясная тетка.

Влияние Нэнси, с улыбкой подумал Фред.

– Я люблю тебя, – сказал Фред, нежно глядя на Ариэль.

– Я люблю тебя, – сказал Брайан Нэнси.

Весь мир был подчинен только им. Здесь любовь правила бал.


home | my bookshelf | | Раскрой мне объятия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу