Book: Тайна рыжего кота. Роман-детектив для детей от 7 до 107



Тайна рыжего кота. Роман-детектив для детей от 7 до 107

Сергей Таск


Тайна рыжего кота. Роман-детектив для детей от 7 до 107

Следствие ведет Сергей Таск. Подстрочный перевод с чешского «Тайны оранжевой кошки» В. Корнева. Следы искусно запутали: Зденек Карел Слабы (Чехословакия), Иошитомо Имае (Япония), Пьер Гамарра (Франция), Сергей Баруздин (СССР), Марчело Арджилли (Италия), Йенс Сигсгаард (Дания), Ахмет Громаджич (Югославия), Фридрих Фелд (Англия), Отфрид Пройсслер (ФРГ), Людвиг Ежи Керн (Польша). В книге использованы стихи Э. Лира в переводе С. Таска. 1991 год.

АНТИПРЕДИСЛОВИЕ

Хотите написать детективный роман? Нет ничего проще: надо самому попасть в историю (разумеется, детективную), а потом об этом рас-ска-зать. Именно так случилось со мной.

В издательство пришел по почте толстый пакет, а в пакете – т а й н а… «Тайна оранжевой кошки». Детективная история. Сочинили ее писатели из десяти стран. Переводы этой книги вышли в Праге и Софии, Мадриде и Токио, Кракове и Сараево…

Чтобы эта кошка могла погулять и по нашим крышам, издательство предложило мне сделать русский вариант… и в эту роковую минуту, сам того не понимая, я стал персонажем детективной истории.

Вот как это было.

Герои книги затеяли со мной непонятную игру. Оранжевая кошка пожелала стать рыжим котом. Но этим дело не кончилось. Мне был предъявлен ультиматум: хотим жить в Англии! Пока я раздумывал, они самовольно переменили свои имена и даже прозвища на английские. Пришлось уступить. А дальше… Старая ведьма увлеклась воздухоплаванием и приобрела где-то дивной красоты воздушный шар с драконом на боку. Невесть откуда взявшиеся близнецы-коротышки и загалдели, что они тоже хотят в эту сказку. А когда однажды утром я подошел к зеркалу и оттуда мне вежливо кивнула шляпа с бубенчиками… я понял, что от меня уже почти ничего не зависит.

Сказка сочинялась сама собой. Я решил не вмешиваться. Только когда герои слишком уж распалялись, я старался по мере сил остужать страсти. Никто не обижался: ведь я не заставлял их вставать ни свет ни заря или есть манную кашу, притом что они любят тыквенную. Они жили своей жизнью, а я… я просто записывал. День за днем.

Так родилась книга, которую вы держите в руках. Кто-то возмутится: «Какая же это книга, если герои за автора сами все напридумывали!» И, наверное, будет прав. Наверное, это антикнига. А то, что я сейчас пишу, – антипредисловие.

Раз уж все у меня выходит наоборот, закончу тем, с чего следовало бы начать: словами благодарности десяти писателям из разных стран (им имена вы прочли на титульном листе), и прежде всего Зденеку Слабы из Чехословакии, написавшему в далеком 1965 году первую главу. Без т о й книги не могла бы появиться э т а.

А теперь:

СЧАСТЛИВОГО ПУТЕШЕСТВИЯ!

Cергей Таск


НЕЧТО ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ, без чего вполне можно было бы обойтись

Если вы хотите попасть в какую-нибудь историю – поезжайте в Англию! Там самое обыкновенное чтение газет превращается в событие, а получение бульдогом крупного наследства не почитается за чудо. В Англии вы попадете в настоящую историю! В Историю с большой буквы. Говорю об этом со знанием дела, потому что никогда не был в Англии. А на что нам дано воображение?

История, которую я хочу вам рассказать, случилась в английском городке Хэллоу. Городок этот не настолько заметный, чтобы его можно было найти на карте, но и не такой маленький, чтобы не заслуживать нашего внимания.

Свое название он получил при следующих обстоятельствах. В далекие времена, которые принято считать варварскими, в Англии проживало племя англов. Представители этого племени от представителей других племен отличались особенно варварскими нравами. Вот как происходила, например, встреча двух дикарей.

– Ууу-уу, – радостно восклицал первый дикарь и обрушивал здоровенный кулачище на плечо второго.

– Ааа-аааа, – свирепо радовался второй, с такой силой толкая своего лучшему друга в грудь, что тот оказывался на земле.

Придя в себя, первый дикарь с приятным изумлением обнаруживал перед собой второго дикаря и, не без труда встав на ноги, с любовью заезжал приятелю в ухо.

– Хэллоу! – взвывал по-английски приятель, что примерно соответствовало русскому «Будь здоров!». И запускал обе руки в нечесаные патлы друга.

Так, и изъявлениями взаимной приязни и пожеланиями новых сил, дикари радовались встрече до тех пор, пока позволяло здоровье. Неудивительно, что мужское население англов редко доживало до тридцати.

Трудно сказать, чем бы это кончилось, если бы одному ребенку не пришла в голову счастливая мысль: друг друга не тузить, а просто говорить «хэллоу»…

Нововведение так понравилось дикарям, что оно очень быстро распространилось не только среди англов, но и среди прочих племен, населявших страну. Ну а место, откуда пошла эта добрая английская традиция, отныне стало называться Хэллоу.

К началу нашего повествования Хэллоу насчитывал сорок пять тысяч жителей, и не было во всей Англии людей более приветливых и гостеприимных. В этом, я надеюсь, вы сами убедитесь, когда попадете в дом моего друга Дэвида. Если не раньше. Можете смело появляться на улице – ни одна собака вас не облает. А Эрл Фицуотер, единственный бродячий пес, наверняка отсалютует задней ногой. Эрл – чистопородный ризеншнауцер, променявший скучную домашнюю жизнь на романтически бурную уличную. Несмотря на свой внушительный рост и солидный возраст, он обожает резиновые игрушки и отличается редкостным дружелюбием.

Чтобы не откладывать дело в долгий ящик, я заканчиваю свое короткое вступление, хотя, признаюсь, мне бы хотелось еще немного, как говорится, потянуть кота за хвост. Потому что хвост у нашего кота рыжий, пушистый, тянуть за такой хвост одно удовольствие… если ухватишь! То-то и оно. Кот, о котором у нас пойдет речь, – необыкновенный кот и запросто в руки не дается. Мы еще за ним побегает, помяните мое слово.

Давайте так. После каждой главы будем переводить дух и вместе соображать: «А куда, собственно, нас завел этот кот?» Мы бы очень хотелось, чтобы он завел нас не туда, поскольку там я еще не был. А вы?


ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой все выходит за рамки

Вы мне, разумеется, не поверите, но мой юный друг Дэвид ни разу в жизни не съехал на животе вниз по перилам! Не потому, что он был таким уж пай-мальчиком. И не потому, что он был робкого десятка. Тогда почему же? Ни за что не догадаетесь. У них в доме лестница была без перил. Не удивляйтесь, в Англии и не такое бывает.

Лестница была очень узкая, зажатая между двумя стенами, как тропинка в горном ущелье, и вела она в мастерскую, куда мама Дэвида, художница, приглашает лишь самых близких друзей. (Я думаю, мы все с полным правом можем причислить себя к ее друзьям, правда?) Я вас, наверное, огорчил, сказав, что лестница была без перил. Зато теперь я вас обрадую: лестница была деревянная и здорово скрипела. Особенно две ступеньки – седьмая и тринадцатая. И что любопытно: если вы поднимались, что седьмая оказывалась тринадцатой, если спускались, то тринадцатая оказывалась седьмой. Сколько там было всего ступенек, нетрудно сосчитать.

Прежде чем подняться наверх, давайте на минутку заглянем на первый этаж. Тесная прихожая, ванная, где почему-то хранятся банки с джемом, скромная спальня с двумя кроватями, комната Дэвида и кабинет его папы, уже много лет скучающий по хозяину… вроде и нечего больше осматривать.

А теперь не спеша, со скри-ииии-и-ипом, поднимемся наверх. Вот это да! Вместо крыши – одно большущее окно! Сейчас мастерская залита светом, а ночью откроется звездное небо. Кстати, если вы не знали, могу сообщить: в Англии недавно изобрели способ, как быстро подсчитать звезды. Для этого нужно закрыть левый глаз ладонью и умножить 5 на… забыл, на сколько… в общем, вспомню – скажу.

А сколько здесь картин! Законченные, начатые, чистые холсты, натянутые на подрамники. Осторожно: не раздавите тюбик с аквамарином! Ну вот… перевернули банку с отмокавшими в воде кистями! Что вы сказали? Какой ужасный беспорядок? И вовсе даже не ужасный, а художественный. Советую вам это запомнить. Когда родители начнут вас пилить за то, что вы в своей комнате перевернули все вверх дном, произнесите всего два слов: «художественный беспорядок» – и посмотрите, какая будет реакция.

Не знаю, как вам, но лично мне из всех развешенных здесь картин больше всего нравится вот эта, с красавцем котом. Он явно приготовился к прыжку. Весь поджался, глаза горят, от рыжей шерсти искры летят. На вашем месте я бы к нему близко не подходил – того гляди, вцепится!

Ох, непростой это кот, помяните мое слово. Видите, в каких он белых «чулочках»? В эта белая «манишка» на груди? Такие манишки, между прочим, носили в середине прошлого века. Сразу видать породу.

Удивительнее всего то, что Флокси этого кота не писала. Вы спросите, как же он оказался на картине? Этого никто не знает. Флокси изобразила кабинет писателя – за старинным бюро, спиной к нам, сидел мужчина и что-то сочинял. На полу валялись исписанные черновики, разгорался камин, и тень пишущего лежала на ковре у его ног. Кто же этот мужчина? Сколько Дэвид не допытывался у мамы, ответа на свой вопрос он так и не получил.

Однажды мальчик вошел в мастерскую и не поверил своим глазам: вместо писателя за бюро сидел рыжий кот! И вот еще что странно: писатель исчез, а его тень осталась… не кот же, в самом деле, отбрасывал человеческую тень!

Есть в мастерской и другие, не менее загадочные холсты.

Вот шоссейная дорога, а на ней с огромной скоростью стоит длинный черный лимузин. То есть он, конечно, мчится, но при этом стоит как вкопанный. Странно, да? А кто скрывается в лимузине за этими белыми шторками? Не знаете? И я пока не знаю.

Вот портрет мужчины в клетчатом кепи и с неизменной трубой во рту. Почему «неизменной»? А вы посмотрите, какие у него желтые, прокуренные зубы. Наверняка он их не чистит стиральным порошком «Уайт», которым Дэвид прекрасно отбеливает свои грязные кроссовки. Обратите также внимание на безукоризненно черные усы мужчины. Разве не странно, что они у него не пожелтели от табака?

Вот сидит в кресле качалке неопределенного возраста крашеная особа с припудренным носом и нарумяненными щеками. Она очень старается придать своему лицу благочестивое выражение, но по глазам видно: ведьма!

А вот любимая картина Дэвида: красивая молодая женщина глазами, полными слез, разглядывает соломенную панамку. Женщина так прекрасна, что он принял ее за фею и дал ей имя Бьюти. Только он не может объяснить, почему в руках у феи детская шляпка и чем вызваны эти слезы.

Есть здесь еще один холст – весьма примечательный. Забор. Обыкновенный, деревянный. А на заборе плакат с невероятной мешаниной из ослиных ушей, птичьего клюва, кошачьих глаз, рыбьего хвоста и еще всякой всячины, а над всем этим – большими печатными буквами: МНЕЗНАКОМЕЦ, ТЫ КТО? Забор как забор, плакат как плакат, не хуже и не лучше других, разве что приколочен неровно, так и подмывает сказать: присобачен. Ужасно хочется его отсобачить, почему – сам не знаю. Этак каждый будет срывать плакаты да заглядывать за чужие заборы…

Так… что тут еще любопытного? Ну, во-первых, старый сундук. К огорчению Дэвида ему не позволяли в него заглядывать. А так хотелось! Из-за этого сундука – а точнее, из-за какой-то книги, в нем спрятанной, – нередко ссорились мама с папой. «Давай откроем, – горячилась мама. – Прочтет и сам разберется». «Он мужчина, – сердился папа. – Нечего забивать ему голову этими глупостями». И папа Тим всякий раз брал с мамы Флокси честное слово, что без его согласия она не отопрет сундук.

Еще тут есть вертящееся кресло – оно стоит посредине мастерской и позволяет рассмотреть все картины.

А вон на стене зеркало в резной раме. По вечерам, когда опускаются сумерки, Дэвид иногда затевает с зеркалом такую игру: сядет в кресло к нему спиной и делает вид, будто увлекся какой-то интересной книжкой, а потом как крутанется на сто восемьдесят градусов!… Если сделать это очень-очень быстро, то можно увидеть в зеркале одного из тех человечков, что тайком подглядывают за нами. Эти странные человечки ужасно не любят, чтобы их кто-то разглядывал, поэтому они наловчились появляться и исчезать так, что иной раз не успеваешь глазом моргнуть.

Завершая разговор о мастерской, необходимо упомянуть старинный, изразцами выложенный камин, в котором угли, как хамелеон, то и дело меняют свою окраску. Прислоняясь к каминной решетке, откровенно позевывает кочерга.

Ну и, наконец, цветной телевизор со своими странностями. Судите сами. Стоит Дэвиду войти в шапке и не снять ее, как полагается благовоспитанным мальчикам, – и телевизор с возмущением сам включается. Вот что значит ТВ хорошего тона. Раз, помнится, дожидаясь Дэвида в мастерской, я незаметно для себя вздремнул и, видимо, захрапел во сне, потому что телевизор вдруг нервно задрожал. Ну? Вы такое когда-нибудь видели?

В тот день Флокси очень торопилась по делам. Хотя на улице светило солнце, она положила в сумку два зонта, свой и Дэвида, два плаща (может быть, она опасалась попасть под двойной дождь?), надела резиновые ботинки, да еще зачем-то прихватила пару галош. Впопыхах она давала сыну последние наставления:

– На улицу не выходи, дверь никому не открывай, банки с вареньем не трогай, ужин в холодильнике, спрашивай, кто звонит, собери все в школу…

– Мам, сейчас каникулы, – напомнил Дэвид.

– Тебе бы только отговорку найти.

Дэвиду конечно же хотелось спросить, зачем мама берет с собой столько ненужных вещей и куда она время от времени так загадочно исчезает, но он с трех лет знал присказку про любопытную Барбару, которой нос оторвали, и лишних вопросов не задавал.

Флокси чмокнула сына в теплую макушку. Хлопнула дверь. Сразу стало тихо-тихо и грустно-грустно.

В такие минуты нет ничего лучше, как съехать на животе разок-другой по перилам. Ну а если нет перил?

Дэвид проверил скрипучесть ступенек и убедился, что седьмая по старой привычке спрашивает с наигранным изумлением: «Вы-ы-ы-ы-ы?», а тринадцатая, которой за сто с лишним лет это притворство уже порядком надоело, мрачно выдавливает из себя: «Я-а-а-а-а!»

Почему-то сейчас Дэвид даже не улыбнулся.

Он вошел в мастерскую и увидел: сундук открыт! Нет, не открыт – взломан! Он поднял глаза – еще одна неожиданность. Изображенная на картине ведьма держала в руке какой-то листок, рядом валялись другие. Дэвид достал из кармана увеличительное стекло и, наведя его на листок, прочел вслух:

Под ногами его шебуршится

Рыжий кот… по прозванию…

И тут, в считанные секунды, произошло нечто невообразимое!

Ведьма зашипела. Она отдернула руку, ударилась об угол деревянной рамы и от боли выронила бумагу. Рыжий кот, кажется, только этого и ждал. С воплем выпрыгнул он из картины, на лету поймал зубами заветный листок и хотел, видимо, перемахнуть через нарисованный забор, но не получилось. Дэвид зажмурился. Сейчас, подумал он, кот разобьет себе голову! Зачем он открыл глаза и увидел: в центре прибитого к забору плаката зияет дыра (так вот, оказывается, что прикрывал плакат!), сквозь дыру виден уголок фруктового сада, а кота давно след простыл. Но это еще не все! Черный лимузин с громким выхлопом сорвался с места и исчез за горизонтом. В мастерской запахло бензином – Дэвид чихнул. «Будь здоров», – сказала Бьюти и протянула носовой платочек. Но воспользоваться им он не успел: платок оказался у мужчины в клетчатом кепи, который сразу запыхтел трубочкой и глубокомысленно произнес: «Так я и думал…»

– Думали? – в растерянности переспросил Дэвид.

– Я всегда думаю, – гордо заявил клетчатый. – Это моя профессия.

– Вы разгадыватель кроссвордов?

– Я частный детектив.

Клетчатый огляделся и, не обнаружив ничего подозрительного, помог спуститься Бьюти.

Детектив был одет своеобразно: кроме уже упомянутого кепи, на нем был скромненький пиджачишко, едва доходивший ему до талии, модные брюки в полосочку, стоптанные теннисные тапочки и роскошный зеленый бант на шее (еще один бант, желтый, лежал во внутреннем кармане пиджачка). Одеваясь таким образом, детектив рассчитывал выглядеть незаметным в любом обществе. По клетчатому кепи его тотчас должны были признать коллеги сыщики, кургузый серенький пиджак как бы намекал на крохотное жалованье рядового служащего, брюки в полоску от лучшего лондонского портного говорили о принадлежности к аристократическому кругу, видавшие виды теннисные тапочки доказывали причастность к миру профессионального спорта, а необыкновенный яркий бант делал его «своим» в среде художников и поэтов. Все это было бы так, если бы… если бы все эти детали – все вместе – не превращали его в самую эксцентричную, самую заметную фигуру во всей Англии. Не видел этого только один человек – он сам.

– Вы сказали, что так и думали? – напомнила Бьюти.

Вместо ответа детектив помахал в воздухе носовым платком.

– Кузов типа «седан», пять скоростей, шестицилиндровый мотор, объем двигателя 2599 кубических сантиметров, скорость до 205 километров в час, бак рассчитан на 90 литров бензина.



– И это все вы определили по носовому платку? – Бьюти не могла скрыть своего восхищения.

– Это еще не все, – невозмутимо продолжал клетчатый. – Горючего в баке осталось на час пробега, а с учетом того, что правое заднее колесо спускает, – и того меньше. Видите вот эти пятна от выхлопных газов? – Детектив вернул Бьюти ее носовой платок. – Они говорят о многом.

Дэвид смотрел на детектива с открытым ртом.

– Ты хочешь спросить, догоним ли мы преступников? – повернулся к нему клетчатый. – Для начала тебе придется позвонить по телефону 94462. Я бы сам позвонил, но чертовски затекла рука. Шутка ли, столько месяцев безвылазно торчать в этой чертовой раме…

– Вы не могли бы выбирать не столь энергичные выражения, мистер… – Бьюти выжидательно поглядела на клетчатого, – Простите, я не знаю вашего имени.

– Фикс, к вашим услугам, – с поклоном ответил клетчатый и снова обратился к Дэвиду: – Так вот, трубку возьмет доктор Йонинг. Не исключено, что спросонья он ничего не поймет и станет мямлить какую-нибудь черт… чепуху. Выслушивать его необязательно, даже нежелательно. Ты продиктуешь ему свой адрес и повесишь трубку. Понятно?

– Но ведь это невежливо – вешать трубку, когда с тобой разговаривают, – попробовал возразить Дэвид.

– Йонинг исключение. Он все равно решит, что ему это все приснилось.

– Значит, он не приедет?

Фикс подымил трубочкой, наслаждаясь испугом мальчика.

– Приедет, не сомневайся. Иначе как он узнает, чем закончился такой интересный сон?

Дэвид снял трубку телефона-улитки, и она сразу выпустила свои рожки. Он набрал на клавиатуре первые две цифры и вдруг вспомнил, что ему велено никому не открывать. Что было делать? Не позвонить доктору значило дать уйти от возмездия преступной банде (Дэвид не сомневался, что в лимузине умчались матерые преступники), нарушить же строжайший мамин запрет значило самому некоторым образом стать преступником. Но безвыходных ситуаций не бывает! Сообразив, как можно из этого выпутаться, Дэвид отважно нажал на оставшиеся три кнопки.

Фикс не ошибся: звонок поднял доктора с постели. Йонинг так заразительно зевал, что у Дэвида тоже стало сводить скулы. Не дожидаясь возможных вопросов, он с ходу выпалил свой домашний адрес и повесил трубку.

Детектив что-то выяснял у Бьюти, делая пометки в блокноте. После каждой записи он со значением говорил: «Так… зафиксировали».

– Волосы русые, глаза синие… так… в ушах сережки… лазурит, говорите?… Так, зафиксировали.

Дэвид решительно ничего не понимал. Он давно подозревал, что мастерская – это целый мир, но что он может быть таким настоящим! Из пролома в заборе тянуло ветерком, и продырявленный плакатик выгибался и корежился, как будто от щекотки. Пахло яблоками и свежевыструганными досками. Из глубины сада доносились возбужденные голоса. А между тем по нарисованной дороге проехала команда велосипедистов. У одного, в желтой майке лидера, на боку болталась фляжка с водой, и, отхлебывая из нее, он запрокидывал назад голову, точно воробей, пьющий из лужи.

Но самое любопытное происходило в каморке ведьмы. В старуху словно бес вселился. Она с ожесточением рвала на части старинную книгу, а включенный на выдув мощный пылесос расшвыривал легкие страницы, и те улетали через трубу или распахнутое окно.

Странно, но детектив продолжал расспрашивать Бьюти, не обращая ни малейшего внимания на то, что происходило у него под носом.

– Красное платьице на бретельках, белые сандалии, гольфы с помпонами… пластмассовое колечко… так, зафиксировали. – Детектив задумался. – А как насчет особых примет?

– Особые приметы? – печально переспросила Бьюти. – Большой красный бант в белый горошек.

– Это очень важно. – Фикс описал паркеровской ручкой в воздухе замысловатый крендель, словно бы не доверяя столь важную подробность своему блокноту. – А если она снимет бант? – вдруг спохватился он.

– Что вы, она его так любит.

Только сейчас детектив заметил Дэвида.

– Зевал, – подтвердил мальчик.

– Так… зафик…

– А почему вы все время говорите «зафиксировали»? – не удержался от вопроса Дэвид.

– У меня с детства кличка Фикс, потому что я фиксирую каждую мелочь.

Раздался звонок в дверь.

– Открой доктору, Дэвид, – сказал детектив.

– У нас, знаете, замок заедает, – пожаловался мальчик. – Может, у вас, мистер Фикс, получится?

– Может? – Фикс хмыкнул. – Ты еще сомневаешься?

Он пошел открывать, ни о чем не догадываясь. Но мы-то с вами сразу поняли: таким образом Дэвид решил снять с себя всякую ответственность. Мама, вернувшись, напустится на него: «Ты зачем открыл неизвестно кому?», а он ей с чистым сердцем: «Я не открывал. Спроси у мистера Фикса».

Доктор Йонинг при внешности моржа был тонконог, как цапля. Он обладал замечательной способностью спать с открытыми глазами и при этом поддерживать светский разговор. Человек, видящий его впервые, мог проговорить с ним полвечера, даже не подозревая, что его собеседник дремлет, убаюканный собственным голосом. Но с близким другом такие номера не проходили. «Йонинг, – говорил он, – а ведь ты спишь». – «Кто спит?» – пробовал хитрить доктор. «Ты, кто же». – «Я?» – тянул время доктор. «Ты, ты!» – начинал злиться друг. «Ну сплю, подумаешь», – неохотно соглашался Йонинг, и, поскольку, дальше обманывать собеседника не имело смысла, он принимался храпеть в открытую.

– А без меня э-э-мг-мг… – с порога раззевался доктор, – без меня нельзя было?

– Познакомьтесь: доктор Йонинг, что значит Зевающий. Машина у подъезда? – деловито спросил Фикс доктора.

– М-м-м.

– Мотор греется?

– М-мм-э… я ее поставил на солнце, – мямлил доктор.

– Прекрасно! – детектив повернулся к мальчику и неожиданно попросил: – Дай-ка твой ржавый гвоздь.

Дэвид был ошеломлен проницательностью Фикса и молча достал из кармана гвоздь. Фикс взял его двумя пальцами, за шляпку и за острие, подошел к забору и стал обследовать плакат.

– Я в этом не сомневался с самого начала, – обратился он ко всем сразу. – Видите, плакат держится на трех гвоздях… а вот он, четвертый! – Он повертел в пальцах ржавый гвоздь. – Может быть, здесь есть сомневающиеся? – Он вставил гвоздь в отверстие, и тот вошел в него по самую шляпку.

Все одобрительно покивали.

– Что ты на это скажешь?

Все смотрели на мальчика.

– Я… я… не знаю, – пролепетал Дэвид.

– Ну разумеется. Если бы ты знал, мне нечего было бы тут делать, – отрезал Фикс. – Ты и более простых вещей не знаешь. Например, как я догадался про гвоздь у тебя в кармане.

Дэвид, насупившись, молчал.

– А ведь это как дважды два. – Детектив, довольный собой, выпустил изо рта колечки дыма, из которых сложилось слово four, что значит «4». – Я всегда ношу с собой сильный магнит. Когда мы стояли рядом, у тебя карман оттопырился, из чего я заключил, что там у тебя всякие железки. А уж в коллекции железок хороший гвоздь – вещь совершенно необходимая.

– А как вы догадались, что он ржавый?

Фикс выпустил облачко дыма.

– Покажи правую ладонь, – сказал он.

Мальчик показал. На ладони отпечаталась ржавая полоска.

– А теперь ответь, зачем ты закрыл плакатом дыру? Хотел, чтобы никто не узнал, что за этим забором?

Дэвид начал было объяснять, но детектива, похоже, не интересовал его ответ. В будущем нас еще не раз, я думаю, удивит весьма своеобразная манера Фикса распутывать дело. То, что сыщик рассчитывал услышать, он выслушивал с большим вниманием, но если объяснение не работало на его версию, он пропускал слова мимо ушей.

Короче, интерес к забору у Фикса сразу пропал. Он направил бинокль на шоссе, по которому умчался черный лимузин.

– У нас есть пять минут в запасе.

Он вдруг сощурился и как-то подозрительно обвел взглядом присутствующих.

– Да-а-а, – протянул он, – запутанная история. Жаль, некогда подвергнуть вас всех перекрестному допросу. Одни свидетели… хоть бы один подозреваемый.

– Мистер Фикс, а кто уехал в черном автомобиле? – почему-то понизив голос, спросил Дэвид.

– И что он такого натворил? – так же тихо спросила Бьюти.

– Кто здесь задает вопросы? Вы или я? – обрушился на них Фикс. Усы у него загнулись вверх под углом в 45 градусов. – Должен вас предупредить: в интересах следствия вы должны говорить правду и только правду. – Он нацелился трубкой в Бьюти. – Так как, вы сказали, зовут вашу пропавшую дочь?

– Я не сказала вам, как ее зовут, потому что вы меня об этом не спрашивали. Ее зовут Кэнди.

– Какое сладкое имя, – облизнулся доктор.

– Она родилась такой пышкой… А потом долго болела и стала тоненькой как свечка. Я ей пела колыбельную:

Плачут шоколадки,

Вафли все в слезах,

Леденец мой сладкий

Тает на глазах.

– Так и повелось: Кэнди – Леденец.

Бьюти закрыла лицо руками. На мгновение Дэвиду показалось, что перед ним беспомощная девочка, а сам он высокий сильный мужчина. Если бы не присутствие двух взрослых, он бы сейчас… он бы сейчас сделал что-нибудь такое… такое… Ну почему же эти взрослые ничего не делают!

– Дэвид, – прервал его мысли Фикс. – Останешься здесь за старшего. Будешь следить за забором и фиксировать дыропоток. Вещи своими именами не называть.

– Какие имена? Какие вещи? Вы имеете в виду рыжего ко…

– Тсс! – в один голос зашипели Фикс с Йонингом.

– Учись не называть вещи своими именами, – сказал сыщик. – Это великое искусство. Особенно когда имя уже на языке вертится. Ужасно хочется его произнести… а ты молчишь, точно воды в рот набрал.

– Разве не приятно делать то, что тебе хочется? – удивился мальчик.

– Приятно. Но, клянусь своими усами, иногда приятнее не сделать того, что хочется.

– Но как же еще я могу назвать ко…

И снова ему не дали договорить.

– Можешь. Например, Мяу-Мяу, – подсказал Фикс.

– Или Мур-Мур, – подхватил доктор.

– Или Мягкая Лапа…

– Или Хвост Трубой.

– Или Бок-не-чешется-а-об-ногу-трется…

– Или Вареньем-не-вымазался-а-все-время-облизывается.

– Или представитель отряда хищных, питающийся мышами…

– Но зачем?! – терпение Дэвида лопнуло. – Зачем столько слов, когда можно сказать просто: кот!

На этот раз его не успели остановить. А жаль. Произнесенное им слово разбудило ведьму, которая дремала после варварского уничтожения старинной книги. Старуха прокрутилась три раза юлой, раскрыла зонтик и… улетела через дыру в заборе.

В мастерской царила некоторая рассеянность.

Детектив пробормотал сквозь зубы:

– Зонт-самострел тайваньского производства, 1 фунт стерлингов.

Фикс, вы сумеете выследить ее по этому зонту? – спросила Бьюти.

Доктор выкатил грудь колесом – он был рад случаю похвалиться своим знаменитым другом:

– Мадам, Фикс выслеживал преступников по почерку, по волоску, оставленному на подушке, по примятой траве. А вспомнить дело Дона Кукиса, убившего свою молодую жену! Фикс нашел его по воздушному поцелую, который тот послал своей сообщнице.

– О, эта история обошла все газеты!

– Тогда вперед! – радостно воскликнул доктор. – А, собственно… куда? – задумался он.

– Вот именно – куда? – детектив почему-то уставился в телевизор.

Экран вспыхнул. Диктор, симпатичная молодая женщина, кивнула Фиксу и начала:

– Сегодня автомобиль может в считанные часы доставить нас в самый отдаленный уголок нашей страны. А ведь каких-то сто лет назад наши дедушки и бабушки тряслись по пыльным дорогам в медлительных дилижансах. Скажем спасибо прогрессу и министру лимузиностроения. Но будем при этом помнить: сто двадцать миль в час: вот скорость, превышать которую не следует даже на загородном шоссе. Всякое нарушение правил дорожного движения грозит вам большими неприятностями…

По экрану побежали продольные полосы, пропал сначала звук, а зачем и изображение.

Детектив торжествующе посмотрел на доктора:

– Ну как? Поняли?

– А что я должен был понять? – пожал плечами доктор. – Обычное предупреждение для любителей лихой езды.

– Да ведь она дала нам оперативную сводку! – Фикс говорил с Йонингом как с малым ребенком. – Черный лимузин выехал на загородное шоссе. Чтобы его настигнуть, необходимо ехать со скоростью сто двадцать миль в час.

– Она вам, кажется, кивнула? – вмешалась в разговор Бьюти.

– Мы с Камиллой давние знакомые, – Фикс покраснел, как мальчик, и, чтобы скрыть смущение, сухо добавил: – Не представляю, что бы мы без нее делали. Сами понимаете, телевизионщикам все видно, как на ладони. Даже кто что думает. Особенно летом.

– Почему летом? – не понял Дэвид.

– Мысли лучше испаряются, – охотно пояснил Фикс. – И обратился к Йонингу: Помните, доктор, как она сумела рассмотреть шифр абонементного ящика в вокзальной камере хранения?

– Еще бы не помнить. Так ведь лежал мой чемодан… уж не знаю, чем он приглянулся тому воришке.

– А помните…

И снова Бьюти вынуждена была прервать их приятные воспоминания:

– Простите, я очень беспокоюсь за свою дочь, она ведь у меня одна-единственная.

Детектив взглянул на часы, висевшие на золотой цепочке.

– Еще пятнадцать секунд. – Он повернулся к доктору. – Видите перекресток, Йонинг? Ждите меня там в машине.

Йонинг вышел из мастерской, и вдруг карман Фикса заверещал, запрыгал. Бьюти испуганно попятилась.

– Будильник, мадам, – успокоил ее Фикс, хлопая себя по карману. – Пора! – решительно сказал он и застегнул пиджак на все пуговицы. – От забора не отходить. Вещи своими именами не называть. Помните, и у стен есть уши.

Он нырнул в раму и вынырнул уже на перекрестке, куда подъехала красная «тойота» Йонинга.

– Как есть хочется, – вздохнула Бьюти. – Ну почему современные художники так редко рисуют что-нибудь съедобное?

Мальчик вспомнил про ужин в холодильнике. Несколько минут они молча ели бутерброды, запивая содовой водой.

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, – заговорила Бьюти.

– Правда? – Дэвид почти не удивился.

– Ты думаешь о том, что феи не едят ветчину с луком, а утоляют голод запахом цветов. Ты прав, я не фея, иначе я бы сочиняла только хорошие сказки. А то, что приключилось со мной, похоже на плохую сказку, – добавила она.

И Бьюти поведала ему свою печальную историю.

…Когда-то, юной девушкой, она жила в замке – обыкновенном замке с привидениями. Замок, как водится, стоял в дремучем лесу. Вокруг – ни одной живой души… не считая безобразной старухи. Про старуху ходили разные слухи. Кто-то клялся и божился, что когда она идет, поплевывая, по просеке, то на месте плевков вырастают бледные поганки. Другой своими глазами видел, как она выдергивает из метлы по прутику, переламывает их пополам, и те галками взлетают на деревья. Между нами говоря, галок в лесу не водилось, но дурная слава о зловещей старухе летела впереди нее.

Жизнь в замке текла тихо-мирно. Привидения готовили обеды, мыли полы, рассказывали на ночь сказки. Брат от скуки взрывал петарды на скотном дворе, отчего молоденькие курочки хлопались в обморок.

А она, Бьюти, терпеливо ожидала чего-то необыкновенного. «Что тебе еще нужно? – удивлялась мать. – Платья из конфетных оберток у тебя есть, поющего карася мы тебе из Голландии выписали…» Но девушка тосковала, сама не зная о чем.

Однажды на охоте ее отец встретил злую старуху. Конь под ним встал на дыбы и захрапел, но старуха остановила коня повелительным взмахом руки.

«Что же это вы, любезный сосед, никогда не пригласите меня в гости?» – спросила она медоточивым голосом.

«Буду рад», – кисло улыбнулся отец.

«Афрозина не заставит себя долго ждать», – с этими словами ведьма как сквозь землю провалилась.

В день рождения Бьюти она явилась в замок. Все растерялись, а она довольна.

«Подарю, – говорит, я тебе, девушка, красавца мужа и дочку, сладкую, как леденец. Что ж ты мне спасибо не скажешь? Не нравлюсь? Ну так запомни: одна рука дает, другая отнимает!»

…Дэвид слушал и постепенно ему передавалось волнение Бьюти. Он уже догадывался, что старуха ведьма и черный лимузин, и рыжий… хищник, питающийся мышами, – все они как-то связаны.

– Так и вышло, – вздохнула Бьюти. – Прекрасный Рыцарь стал моим мужем, у нас родилась дочка, сладкая, как леденец. Одно нас тревожило – Кэнди не говорила ни слова… Тогда Рыцарь сел на коня и отправился на поиски проклятой колдуньи. Увы, ее каморка оказалась пуста, углы затянуло паутиной. На полу валялась страничка с коротким стишком:

ЛИСТКИ СЛОЖИ НАОБОРОТ,

И СТАНЕТ Л…М РЫЖИЙ КОТ

Эту страничку Рыцарь привез жене, а сам поехал дальше с одной мыслью – найти ведьму и заставить ее расколдовать Кэнди. С тех пор Бьюти его не видела.

Три года ждала она мужа. Родители ее умерли, у брата кончились петарды и он уехал на войну, слуги разбрелись кто куда. Взяла Бьюти за руку дочь, и пошли они через лес в город. Привидения предупредили ее: если через год и один день хозяйка не вернется, они подыщут новое место работы.

В городе ей посоветовали обратиться к профессору черной магии господину Бэрру.

– Этот черный маг, он обманул меня, – едва не плача, сказала Бьюти. – Он украл у меня дочь…

– Мы найдем Кэнди! – глаза у Дэвида заблестели. – Нам только нужен шифр.



– Шифр? – не поняла Бьюти.

– Ну… ключ к разгадке детективной истории.

– Ты говоришь, как мистер Фикс, – улыбнулась Бьюти.

– Они все заодно! Этот маг, и Афрозина… Эх, взглянуть бы на чертову ведьму!

– Разве ты не понял? Злюка, улетевшая с картины, и есть Афрозина.

Дэвид даже не успел удивиться – вспыхнул экран телевизора, Камилла перебирала лежавшие перед ней листки.

– По последним данным, – заговорила она воркующим голосом, – привидения начинают играть важную роль в нашем быту. Они не только стирают грязное белье и делают генеральную уборку, но, судя по сообщениям из графства Чешир, также помогают людям бороться со страхами… А это что еще такое?

Камилла повертела перед собой какой-то листок.

– Безобразие! В каких условиях приходится работать! – она отшвырнула листок, и тот, вылетев из телевизора, закружил по комнате.

Дэвид поймал его на лету. Это была страница из старинной книги. Между прочим, она вклеена в книжку, которую ты сейчас читаешь. Видишь? Тогда ты прочтешь вслед за Дэвидом, что было на этой странице.


Песочный пирог

Песочный пирог…

Перелетный денек,

Пичужки щебечут прощально.

С ветки на сук!

Скоро на юг —

Путь будет долгий и дальний.

Ах, они не вернутся назад!

Они не вернется,

Уже не вернутся,

Ко мне не вернутся назад!

Песочная ложка…

Смешная рыбешка

По морю идет на хвосте.

Какой нынче клев?

Отличный улов:

Сети полны новостей!

Ах, она не вернется назад!

Она не вернется,

Уже не вернется,

Ко мне не вернется назад!

Песочный ушат…

Стайку мышат

Позвали на файф-о-клок:

Выпить чайку

И погрызть сахарку,

А впрочем, есть сахар-песок.

Ах, они не вернутся назад!

Они не вернутся,

Уже не вернутся,

Ко мне не вернутся назад!

Песочный денек…

Пчела и Жучок,

Комар, Стрекоза и Кузнечик

На пеньке впятером

Пыль подняли столбом —

Под ногами не видно колечек.

Ах, они не вернутся назад!

Они не вернутся,

Уже не вернутся,

Ко мне не вернутся назад!

ГЛАВА ВТОРАЯ, после которой от рыжих котов может зарябить в глазах

– Ой!

Бьюти подняла голову и увидела то, что так изумило Дэвида: в раме, еще минуту назад пустой, сидел кот и масляными глазами смотрел на листок в руках у Дэвида. На паркете отпечатались свежие следы кошачьих лап. Следы тянулись от забора.

– Как же он мимо нас прошмыгнул? – Дэвид свернул листок в трубочку и спрятал его во внутренний карман куртки. – Знаете, когда я был маленький, ко мне приходил точь-в-точь такой же кот, пока его не прогнал папа… вернее, пока кот не прогнал папу.

– Разве такое бывает? – удивилась Бьюти.

– С тем котом и не такое бывало, – мальчик увлекся и совсем забыл про наказ Фикса: не произносить вслух запретного слова. – Сказать, что он вытворял?

И Дэвид начал рассказывать.

…Давным-давно (так, по крайней мере, казалось Дэвиду, и его можно понять: если для старого человека «давно» – это семьдесят лет, то для восьмилетнего мальчика – семь), когда Дэвид еще учился ходить, в его детский манеж наведался большой пушистый кот. Он сразу позволил себя мять и тискать. Малыш был в восторге. «Ксё, – с нежностью повторял он, – ксё…» От избытка чувство он высыпал перед котом все свои игрушки. Кот так растрогался, что даже промокнул глаза лежавшим в манеже слюнявчиком. В этот момент в детскую вошел папа и закричал с порога:

– Брысь, блохастый! Брысь отсюда!

До сих пор неизвестно, обиделся ли кот на «блохастого», но то, что он испарился на глазах, – факт.

В другой раз, примерно месяц спустя, кот почему-то вылез из платяного шкафа и, усевшись перед манежем, начал строить малышу такие уморительные рожи, что тот от смеха начал икать. На беду опять вбежал папа, и на этом веселье кончилось.

После того, как кот попробовал (шепотом, конечно) читать малышу на ночь сказки Андерсена, в доме впервые прозвучало зловещее слово «привидение».

(Вы только представьте: родители не прочли Дэвиду ни одной – ни одной– сказки! А если папа Тим заставал его за чтением сказок, то начиналась беседа из цикла «Как мужчина с мужчиной». Смысл этих бесед сводился к тому, то надо читать серьезные книги, а не тратить время на всякие выдумки.)

Еще был случай, когда папа принял спящего кота за лисью шапку и чуть не повесил на вешалку.

Кот даже не мяукнул, как можно было ожидать, а весьма отчетливо произнес: «Совсем обнаглели!», после чего птичкой вылетел в окно.

Папа стал нервным и раздражительным. В его сумбурных монологах проскальзывало: «Так долго продолжаться не может!» Он все чаще сердился на маму: «Вот к чему приводят твои фантазии! У меня начались галлюцинации! Как я могу заниматься воспитанием сына, если под ногами путаются привидения!»

И вскоре грянул гром. Как-то вреди ночи папа вышел на кухню попить холодненького, открыл холодильник, а там… Что он там увидел, нам остается только гадать, ибо как он был в пижаме, так в пижаме и исчез. Навсегда.

Тут необходимо маленькое уточнение. Время от времени папа напоминал о себе короткими открытками без обратного адреса. В открытках повторялись одни и те же вопросы: «Он еще не убрался?», «Этот еще шастает по дому?»

Флокси повсюду наводила справки, даже в частное сыскное агентство обратилась, но разыскать пропавшего так и не удалось. Не потому ли, что искали его во всех графствах Соединенного Королевства, но только не в графстве Чешир, хотя именно оттуда, согласно почтовому штемпелю, приходили открытки? Впрочем, нам ли понять сложнейшую цепочку рассуждений, которую выстраивают профессионалы?

…Бьюти слушала Дэвида, затаив дыхание.

– А что кот? – поинтересовалась она. – Он больше не появлялся?

Вот и она забыла про запрет Фикса.

– Нет. Но знаете, этот рыжий кот, – он показал на картину, – чем-то здорово на него похож. Интересно, зачем ему понадобился листок из старинной книги? И почему ведьма украла ее из маминого сундука? Да еще разорвала?! Эх, жаль, родители так и не дали мне ее прочесть. Может, тогда бы я понял, какая между этим связь? Нет, все-таки… – Он задумался.

– Все-таки что? – не выдержала Бьюти.

– Главное здесь – рыжий кот. Нам надо разгадать его тайну!

– Не хочу я разгадывать никаких тайн. И гоняться за рыжими котами в моем возрасте уже поздно. Все, чего я хочу, это найти мою дочь. Ты можешь мне сказать, Дэвид, где моя дочь?

Мальчик опустил голову. Нет, он не мог этого сказать. Профессионал Фикс – тот бы сейчас доказал как дважды два, что найти ключ к разгадке гораздо важнее, чем саму Кэнди, но Дэвид не был профессионалом…

– Прости, если я тебя огорчила, – сказала Бьюти. – Я тороплю события. Мы оба, ты и я, потеряли своих близких, и теперь нам надо держаться вместе, правда?

Дэвид согласно кивнул.

– Два замочка – один ключик, – улыбнулась Бьюти.

– Хи-хи-хи! Хо-хо-хо! – донеслось из-за забора.

– Ты что-то сказал? – спросила Бьюти у мальчика.

– Нет, – ответил он.

Бьюти подошла к забору и заглянула в дыру.

– Никого. Не понимаю, какой такой дыропоток мы тут с тобой должны фиксировать.

– Я тоже. А что если нам… Я думаю, мама не будет ругать меня за это.

Дэвид подошел к нарисованной дороге, обмакнул кисть в серебряную краску… и вот уже на холсте поблескивал «макларен» – одна из тех машин, что участвуют в знаменитой гонке «Формула-1».

– Поехали? Вот только у меня пока нет водительских прав.

– Ничего, у меня есть родительские.

Взревел мотор, и серебристый «макларен» умчался вдогонку за детективом и доктором Йонингом.

Рыжий кот потерся боком о деревянную раму, отчего картина заходила ходуном, потом зевнул, положил голову на передние лапы и приготовился вздремнуть… до утра. Тотчас видно кота, получившего безупречное воспитание, – дворовые, чуть стемнело, устраивают концерты. И непременно под окнами спящих леди и джентльменов, их детей и внуков, а также их горничных и домашних собачек. У дворовых ведь как – кто больше орет, у того больше прав на данную территорию… вот они и стараются.

Боюсь, что нашему коту не удастся в эту ночь вздремнуть. В воздухе запахло нечистой силой, а где нечистая сила, там жди неприятностей.

– Метр восемьдесят, – раздался за забором надтреснутый голос. – Беру с первой попытки.

Шоркнуло по земле, в воздухе мелькнула метла, над забором, теряя шлепанцы, взлетела Афрозина.

– Браво, душка! – с удовлетворением сказала она, приземляясь в расчетном месте.

Убедившись, что в мастерской никого нет, ведьма выдернула из метлы прутик.

– Ну, пугало лирохвостое, – крикнула она рыжему коту, – смотри!

Со словами «Квинтер-Свинтер-с-Гулькин-Нос» она разломила прутик пополам. И в тот же миг пушистый рыжий кот спрыгнул с картины и замер у ее ног.

Но что это? Он по-прежнему сидел на картине! Ведьма выдернула еще один прутик, пробормотала заклинание, – и вот уже второй кот, точная копия нашего, ждет ее приказаний.

Ведьма работала, как хорошая печатная машина. Через пять минут метла была порядком общипана, зато в мастерской лежало, сидело и бегало полчище рыжих котов.

Животные находились в сильнейшем возбуждении, они пожирали глазами дорогу, по которой недавно умчался серебристый «макларен». Вид у котов был такой устрашающий, что шоссе попыталось уползти за горизонт.

Афрозина вдруг увидела себя в старинном зеркале.

– Какая цыпочка! А если мы еще чуть-чуть подкрасимся…

Она схватила кисть и акварельные краски. Один глаз – охрой, второй – берлинской лазурью, брови – зеленым, губы – фиолетовым… Потом простерла лысую метлу, как полководец руку, и коротко приказала:

– Взять!

Кошачья масса издала жуткий вопль и кубарем покатилась по нарисованной дороге.

– А ты, мой золотой, посиди-помучайся. – Афрозина захохотала и сделала коту «ослиные уши».

– К сожалению, – со вздохом начала Камилла, – в нашем обществе наблюдается падение нравов. Вульгарность и мелкое пакостничество, частое поминание черта, к сожалению, становятся нормой жизни…

– Почему «к сожалению»? И вообще, некогда мне тут с вами болтать. У меня антинаучный симпозиум по аномальным явлениям, и мне не хотелось бы опоздать на доклад магистра Бэрра.

Афрозина выглянула в окно, убедилась, что высота самая подходящая, и улетела.

А Камилла продолжала:

– Современная наука смотрит на всякого рода ведьмовщину как на нелепое суеверие. Достаточно посмеяться над каким-нибудь заклятьем, и оно перестанет действовать. Вот смотрите…

Камилла засмеялась, и кот, томившийся от бессилия, тотчас спрыгнул на пол. Он благодарно поклонился Камилле, схватил в углу какой-то рулон и припустился по нарисованной дороге.

Первым заволновался доктор Йонинг. Он как-то судорожно, без привычного удовольствия зевнул и зачем-то проверил, хорошо ли он пристегнулся.

Фикс вел машину, безмятежно дымя трубкой.

Йонинг вертел головой, еще не понимая причины своего беспокойства, которое с каждой минутой нарастало. Вообще говоря, толстяки считаются людьми рассеянными и мало что замечающими. Я знавал одного, так он, представьте, не замечал, что толстеет. Но, как известно, нет правил без исключений.

– Фикс, – доктор схватил своего друга за плечо. – Фикс, что-то происходит, вы обратили внимания?

Детектив посигналил, давая понять впереди идущей машине, что идет на обгон, и, только обойдя задиристый «пежо», процедил:

– Это моя профессия – обращать внимание на каждую мелочь. Хотя в нашем деле, Йонинг, мелочей нет.

От волнения доктору захотелось одновременно вздохнуть и зевнуть, он уже открыл рот, но, так и не сделав выбор, снова его закрыл.

Несколько минут ехали молча. Наконец доктор тяжело вздохнул и высунулся в окно.

– Йонинг, если вы высматриваете, где бы вам купить ваши любимые батончики, то я должен вас огорчить: сладкая остановка будет у нас чуть позже.

Фикс говорил спокойно, почти беспристрастно, но именно это ледяное спокойствие окончательно выбило доктора из колеи.

– Мне показалось, что…

Нос «тойоты» вдруг задрался кверху, а зачем машина начала быстро набирать высоту.

По инерции Фикс покрутил баранку и пробурчал свое «зафиксировали».

Йонинг испытывал такое чувство, будто его грузное тело со всеми тяжелыми вздохами и утомительными зевками осталось на земле, и вот он, невесомый, взмывает вверх… Ах, это было даже слаще, чем батончик!

В боковое стекло постучали. «Войдите», – чуть было не сказал доктор, но вовремя спохватился. Конечно, как человек вежливый, он был поступило правильно: когда на высоте ста с лишним метров в твой автомобиль стучится клювом голубь или даже ястреб, почему бы не пригласить его в салон? Но физиономия в окне сразу отбила у него охоту демонстрировать хорошие манеры.

– Куда летим, касатики? – зеленые брови Афрозины поднялись над переносицей, синий глаз уставился на Фикса, желтый – на Йонинга.

Только сейчас доктор заметил древко в руках у старухи.

– Фикс, – тихо пробормотал он. – вам не кажется, что эта добрая женщина сидит верхом на метле?

Афрозина крутило сальто-мортале, явно рассчитывая сорвать аплодисменты. Доктор смотрел и не верил своим глазам.

– Это противоречит законам термодинамики! Это противоречит законам здравого смысла! Фикс, ущипните меня!… Ущипните же, ну!

– Извините, Йонинг, но я не могу ухватить вас за бок.

– Скажите по крайней мере… я сплю?

– Во всяком случае этот дурной сон мы видим оба.

Сделав в воздухе замысловатый кульбит, ведьма крикнула:

– Покрышки вашей «тойоты», доктор, накачаны не хуже, чем ваш живот. И знаете чем? Кислородом! Так что желаю приятного полета!

Афрозина дала задний ход, только ее и видели.

– Так, применение черной магии средь бела дня, – в голосе Фикса звучали мстительные нотки. – Статья тринадцатая, от трех до семи лет, с отбыванием наказания в кипящем котле.

– По-вашему, это белый день? – спросил Йонинг.

Действительно, солнце клонилось к закату. Фикс совсем приуныл. Всю ночь болтаться в воздухе, когда на земле орудуют матерые бандиты – что может быть обиднее для детектива? А тут еще, как назло, кончился табак…

Серебристый «макларен» мчался быстрее, чем воображение его создателя. Дэвид не успевал разглядывать проносившиеся мимо пейзажи, они слились в одну сплошную полосу. Когда машину подбрасывало на ухабах, мальчик досадовал, что мама нанесла асфальтовое покрытие шероховатыми мазками. К счастью, у «макларена» были хорошие амортизаторы. При такой скорости догнать красную «тойоту» не составит труда.

– Смотрите! Что это!

– Где?

– Вон! Прямо над нами!

– Похоже на корзину… от воздушного шара.

– Да это же автомобиль! – закричал Дэвид. – Летающий автомобиль!

Бьюти притормозила у обочины. Дэвид выскочил… и тут же отпрыгнул в сторону: прямо на него что-то падало!

Это был сверток, подвешенный на подтяжках. Он ни за что не хотел даваться в руки, и все же Дэвид поймал его… Да это полосатые брюки мистера Фикса! Неровным, пляшущим почерком на них было выведено:

«Столкнулись нечистой силой тчк покрышек выходит кислород тчк принимайте меры тчк».

– Что там такое? – высунулась из окна Бьюти.

– После объясню!

Дэвид быстро достал из «макларена» кисти, краски и кусок полотна, расстелил полотно на траве и нарисовал… автолет. Накачал его насосом, залез внутрь, крикнул:

– Ждите нас здесь!

Автолет так быстро набирал высоту, что мальчика вдавило в кресло. Он был готов к перегрузкам. Бывало, в классе на контрольной по математике он успевал списать один вариант у соседа справа, второй – у соседа слева, да еще сверить оба варианта у Эдди Симпсона, лучшего ученика. Согласитесь, подобные перегрузки не каждому под силу.

Самым сложным в спасательной операции было втиснуть двух взрослых мужчин и небольшую, на первый взгляд, корзину. Но Дэвид все предусмотрел: автолет растягивался, как резиновый.

Оставленную «тойоту» подхватил ветер.

– Прощай, мой уютненький, мой бесшумненький автомобильчик! – горестно воскликнул доктор. – Не переключать мне уже никогда твоих скоростей, не протирать мокрой тряпочкой!

– Не причитайте, Йонинг. Это не ваша «тойота», – успокоил его сыщик. – Я не хотел раньше времени пугать вас, но кто-то подменил вашу машину.

Доктор заметно повеселел.

Автолет приземлился.

– Ну как, все в порядке? – Бьюти закусила губу, чтобы не улыбнуться.

– Как видите, – невозмутимо отозвался Фикс.

Дэвид и Йонинг не смогли сдержать улыбок. Фикс был неподражаем: на уши натянуто клетчатое кепи, великолепный желтый бант и ослепительной белизны кальсоны.

А хотите знать, о чем вздохнул Фикс, представ перед дамой в таком виде?

– Кто бы угостил меня табачком…

Ни у Бьюти, ни у Дэвида курительного табака, естественно, не нашлось.

– А ты молодец, соображаешь, – похвалил мальчика Фикс, натягивая брюки. – Но в нашем деле этого мало. Лишь тот, кто обладает дьявольским нюхом и железной выдержкой, может стать настоящим сыщиком.

Не знаю, как вам, а мне показалось, что Фикс имел в виду себя. Впрочем, почему бы и нет, если в знаменитом Скотланд-Ярде ему поручались дела, которые никто не мог распутать. Фикс же умел запутать их окончательно.

– Как же нам теперь быть? – спросила Бьюти.

Ободренный Фиксом Дэвид отважился высказать свое мнение:

– Может, начать с ко… – он прикусил язык и вопросительно поглядел на Фикса.

– При мне можно, – махнул рукой сыщик. – Говори.

– Может, начать с кота, и Кэнди сама найдется?

– Глупости, – отрезал Фикс. – Логика, мой мальчик, логика! Черный лимузин – это ловкач и похититель детей Бэрр, от Бэрра следу приведут нас к девочке… а всякие там коты, тем более заколдованные, не по моей части.

Что мог на это ответить Дэвид? Разве поспоришь с признанным авторитетом?

– Короче, так, – вещал Фикс, – вы возвращайтесь в мастерскую, а мы с доктором продолжаем преследование.

Хотя никто не задал ни одного вопроса, все поняли, что возвращаться домой можно и пешком, преследовать же преступника – только на машине.

Бьюти приуныла:

– Дэвид, нарисуй какой-нибудь «ниссанчик». Я очень устала.

– Нельзя. Я чувствую, волшебно рисовать можно только в самых-самых… случаях. А сейчас как-нибудь на своих двоих доплетемся.

Фикс протянул ему сложенный листок:

– Держи. Я это подобрал в мастерской. Азбука! В нашем деле, коллега, все начинается с азов.

Детектив забрался в «макларен», махнул рукой доктору, уже сидевшему в автолете, и на прощание крикнул:

– Не вешайте носа, Фикс еще не сказал последнего слова!

Дэвид развернул листок и сразу забыл про свои огорчения. Опять страница из старинной книги! А какая забавная азбука!… А это еще что?

Дэвид увидел катящийся по дороге огненный шар, производивший впечатление живого существа.

Они с Бьюти переглянулись. Тут огненный шар распался… на них неслась стая рыжих котов.

– Мы погибли! – прошептала Бьюти.

– Нет! – Дэвид заглянул в азбуку. – Вот путь к спасению!

(Дэвид догадался. А вы, интересно, догадаетесь?)


Занимательная азбука

А пишет «Айк АднАжды съел Агромный Агурец…»

Б Буркнуло: «Не Айк, а Билл, который пас овец».

В, ВозразиВ: «Волков он пас», из класса вышло Вон.

Г Гаркнуло: «Не оГурец! Грыз только Груши он!»

Д: «Дыню он искал, Друзья, Да не нашел нигДе».

Е вдруг Елозить начало, подумав о ЕдЕ.

Ё Ёрзало и руку вверх тянуло что есть сил.

Ж проЖуЖЖало уши всем: «Айк – Жмот, и Жулик – Билл!»

З завопило: «Ах, Злодей! Злословишь ты опять?»

И испугалось, как всегда, И начало Икать.

Й к реке пошло – там глупыЙ кит тонул.

К заКричало на весь Класс: «Коней!» и «Караул!»

Л Ляпнуло: «Плевать! Он быЛ Лгунишка и Лентяй».

М МяМлило: «Не Мог… за уМ… он взяться… целый Май…»

Н, Незаметно улизНув домой, помчалось, Но

О Очень грОмкО ОхнулО, увидев Н в ОкнО.

П ПроПыхтело: «Пуфф… Подлец!… Представьте… вот Позор…»

Р Рассмеялось: «ЕРРунда! ДуРРацкий РРазговорРРР!»

С вдруг СпроСило: «Можно мне прочеСть Свои Стихи?»

Т всТавило: «В сТихах есТь Т… они – мои…хи-хи!»

У Удирало с воплями: «Ура!», «Долой Урок!»

Ф, заиграФшись в Фантики, прослушало звонок.

Х так Храпело, что у всеХ заХватывало дуХ.

Ц Цыкало на мух ЦеЦе и прочих Цокотух.

Ч чертыхалось битый Час. (Ужасная Черта!)

Ш Шепелявило: «ШейчаШ Шгорю я Шо Штыда!»

Щ Щекотало Ъ, но он остался тверд.

Ы с Ь-ом, мЫло съев, взялись за вкуснЫй торт.

Э оглушил весь Этот гвалт – сидит ни бЭ, ни мЭ.

Ю перед ним давай Юлить: «Сэграэм в буримэ?»

Я завопило в Ярости: «Что за галдеж такой?

Я всех вас в Яму посажу! Пусть будет вновь покой!»

ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой мы знакомимся с близнецами Такли и Сякли

Дэвид быстро провел кистью две голубые линии поперек дороги, и сразу побежала рябь по водной глади, и глупый кит, пустив на радостях фонтан, поплыл обратно к морю.

Когда передние ряды кошачьей стаи увидели поплывшее шоссе, они попытались притормозить, но задние опрокинули их в воду. Вылезали они оттуда в самом плачевном виде.

Вой на берегу стоял такой, что у Афрозины, наблюдавшей эту картину из мастерской, нервы не выдержали. Она выдернула из головы клок седых волос и яростно дунула. От огромной стаи свирепых рыжих котов… чуть было не написал «мокрое место» – нет, очень даже сухое: порыжевшие осенние листья подхватил внезапно налетевший холодный ветер.

Бьюти и мальчик не сразу пришли в себя.

– Как ты догадался нарисовать реку? – спросила Бьюти.

– Стихи, – Дэвид показал на страницу из старинной книги. – В стихах была подсказка. Вот… «Й к реке пошло – там глупыЙ кит тонул». Во-первых, река. Во-вторых, кит. Похоже на «кот». А коты, как известно, не умеют плавать

– Боюсь, что я бы не догадалась даже с такой подсказкой.

Дэвид расценил эти слова как похвалу и радостно объявил:

– Ну вот, теперь мы можем спокойно вернуться домой!

– Как же мы вернемся? Вон какие волны, а я, между прочим, тоже не умею плавать. Совсем как эти коты.

Река бурлила и пенилась – не иначе, Афрозина постаралась.

Положение в самом деле было аховым. А между тем по дороге мчался кот – еще один! Он не только не испугался водной преграды, но, напротив, без колебания бросился в реку и резво поплыл по-собачьи. Загнутым кончиком хвоста он высоко держал над водой какую-то палочку.

– Ух ты! – восхищенно сказал Дэвид.

Должен вам признаться, в эту минуту у меня, как и у Дэвида, сразу отлегло от сердца. Разве не приятно, когда аховое положение вдруг превращается в уховое?

Между тем единственный в мире водоплавающий кот вылез на берег. То, что мальчик издали принял за палочку, оказалось свернутым в трубочку холстом. Став на задние лапы, кот развернул холст. Вот так сюрприз – это был написанный маслом дом Дэвида! На дверях висел амбарный замок, зато все окна были открыты настежь, а над трубой сизым дымком курилось слово-крендель: ВХОДИТЕ!

– Что все это значит? – спросила Бьюти.

– Это значит, что через пять минут мы будем дома!

– Так нам не придется всю ночь дрожать от страха?

– Разве вы еще не поняли, зачем он принес эту картину?

Кот держал двумя лапами холст так, как дрессировщик держит перед собой обруч, предлагая тигру прыгнуть сквозь него. Кот уже успел отдышаться, и на его морде появилась плутовская улыбочка.

Бьюти и Дэвид не заставили себя долго упрашивать и друг за другом прошмыгнули в дом. Через окно, разумеется.

– Ого, – сказал Дэвид, бросив взгляд на настенные часы. – Хорошо, что мама еще не вернулась. Сейчас бы она нам устроила перекрестный допрос.

– Она часто оставляет тебя одного? – спросила Бьюти.

– Только по четвергам и то не всегда. В прошлый раз – месяц назад.

Поднявшись в мастерскую, они зашли на кухню выпить клюквенного морса, который Дэвид научился делать из клубничного сиропа. (Кажется, кроме него это пока никому не удается.)

– Не любишь оставаться один?

– Привык уже. Маму только жалко. Перед тем как уехать, весь день нервничает. Зачем-то каждый час включает телевизор и слушает прогноз погоды. Если в Чеширском графстве дождь – радуется, а если солнце – приходит в отчаяние. Возвращается она оттуда всегда такая грустная.

– Ты сказал, в Чеширском графстве?

– Да. По-моему, у нее с этим графством связаны печальные воспоминания. Она не рассказывает, а спрашивать я стесняюсь. Зря она думает, что я не пойму.

– Может, она не хочет тебя впутывать?

– А если я смогу помочь?

– Как же ты можешь ей помочь, если ты ничего об этом не знаешь?

– Кое-что знаю. Иногда Камилла, читая прогноз погоды, говорит: «К сожалению, в графстве Чешир сухо и солнечно». Понимаете – «к сожалению»! К маминому? Если так, значит, мама заинтересована, чтобы по четвергам в Чешире шел дождь.

– Ну, это еще нужно доказать.

– Когда там идет дождь – мама уезжает. По-вашему, это не доказательство?

– После дождичка в четверг. Да, странно…

– А не странно, что в хороший солнечный день она берет с собой два плаща?

– Два?

– Вот именно. И мой зонт в придачу!

– Ничего не понимаю. Разве можно укрыться сразу под двумя зонтами?

– Можно. Когда под ними идут двое.

– Выходи, что… – Бьюти остановилась в задумчивости.

– То-то и оно, что не выходит. Второй плащ и мой зонт возвращаются домой сухими.

– А мамин плащ и мамин зонт – мокрыми?

– Да! Утром они сушатся в прихожей.

– Ты меня убедил, Дэвид. После дождичка в четверг твоя мама ездит в графство Чешир. Как сказал бы сейчас Фикс – зафиксировали.

– Нет, не зафиксировали.

– Как? Ты сам только что доказал… – Бьюти озадаченно смотрела на мальчика.

– Чтобы доказать, нужны факты… хотя бы один факт. Пока мы имеем дело всего лишь с рабочей гипотезой.

В мастерской взгляд Дэвида невольно скользнул по картинам. Вот пыльная асфальтовая дорога, устав плавиться под палящими лучами солнца, с облегчением нырнула в прохладную речку. Вот, бубня себе под нос, вяжет Афрозина новую метлу, наверняка вынашивая в уме гнусные планы. В кабинете по-прежнему никого. А вот…

– Смотрите, – Дэвид обратил внимание Бьюти на забор, – кто-то склеил плакат и повесил его вверх ногами.

– В самом деле.

– Эти ослиные уши… по-моему, я их однажды видел… и это белое брюшко…

– Дэвид, ты слышишь?

– Что?

– Там, за забором!

Дэвид прислушался. За забором отчаянно препирались двое ворчунов. Хотя они старались ссориться негромко, голоса их то и дело срывались на визг:

– Свежие дряблоки надо было! Свежие!

– А я говорю – сушеные!

– Сушеные, видишь, не размякли.

– Правильно. Недоварил, вот и не размякли.

– А сам-то, сам! Перец не положил? Не положил! Имбирные пряники слопал? Слопал!

– Кто слопал? Я слопал?

– Ты, кто же. Посыпай давай солью.

– Посыпал, ну?

– Если тесто сырое, ты будешь виноват.

– Нет, ты!

– Нет, ты!

– Фигушки тебе!

– Дулечки тебе!

Бьюти с Дэвидом переглянулись. Вдруг плакат на заборе с треском разорвался и из дыры вылетело что-то круглое, сдобное, ароматное. «Что-то» оказалось д р я б л о ч н ы м пирогом – он был приготовлен из сушеных дряблок.

Возня за забором стала угрожающей. Кажется, дело там дошло до драки. Дэвид, не раздумывая, полез в дыру.

– Ты куда? – испугалась Бьюти.

– Я быстро.

– До полуночи осталась одна минута!

– Успею!

Когда Дэвид скрылся в дыре, Бьюти поудобнее устроилась в кресле. Не удержалась от соблазна и отщипнула кусочек пирога.

– Господи, чего только они сюда не положили! – Она отщипнула еще кусочек. – Цветные пистоны… фантик… лопнувший воздушный шарик… Вот чудаки! – Она откусила большой кусок и добавила: – Хм, вкусно.

– Минута, – сказала она сонным голосом, – это же шестьдесят тысяч миллисекунд… можно отлично выспаться. И тут же уснула.

Дэвид зажмурился от яркого солнца – по ту сторону забора было другое время суток. Когда глаза привыкли к свету, он увидел зеленую лужайку, а на лужайке домик-тыкву. Вокруг росли карликовые фруктовые деревья, виднелся лесок и речушка. Все тут было маленьким, словно игрушечным.

Перед Дэвидом вдруг выросли два старичка-коротышки с раскрытыми от удивления ртами. Оба пузатенькие, оба розовощекие. Если они чем-то и отличались друг от друга, так только цветом глаз: у первого коротышки один глаз был синий, а другой карий, у второго же, наоборот, один глаз был карий, а другой синий. Руки у близнецов были заняты всякой всячиной – деревянной, железной, резиновой и пластмассовой.

Некоторое время все молчали. Наконец первый коротышка словно очнулся, рот у него растянулся до ушей, и он радостно спросил:

– Мнезнакомец, ты кто?

Пока Дэвид собирался с ответом, второй спросил, тоже довольно игриво:

– То, что кажется нам, или вовсе не то?

Дэвид сначала немного растерялся, а потом вспомнил:

– «Мнезнакомец, ты кто?» – эти слова написаны на плакате, не так ли?

– Такли, Такли, – с готовностью закивал первый.

– Теперь меня спросил, – обратился к Дэвиду второй с некоторой обидой в голове.

– Спросить? О чем?

– О том же самом.

Дэвид пожал плечами, однако выполнил странную просьбу и повторил вопрос.

– Ты опять его спрашиваешь! – возмутился второй коротышка.

– Не его, а тебя, – в свою очередь возмутился Дэвид.

– Это его зовут Такли, а меня – Сякли! Давай снова спрашивай!

Делать было нечего. Дэвид еще раз повторил вопрос:

– «Мнезнакомец, ты кто?» – эти слова написаны на плакате, не сяк ли?

– Сякли, Сякли! – завизжал от восторга второй коротышка.

– А ты в кого сегодня превратился? – спросил Дэвида первый.

– Как это – превратился?

– Обыкновенно. Как ты превращался в кролика…

– …и в черепаху…

– …и в шимпанзе…

– …и в рыжего кота!

– Постойте, постойте. – Дэвид сразу насторожился. – В рыжего кота, говорите?

– Забыл! – почему-то страшно обрадовался Такли.

– С к л е р о с т! – весело подхватил Сякли.

– Я должен вас огорчить, – сказал Дэвид, – но вы меня с кем-то спутали. Меня зовут Дэвид, и я никогда не был ни черепахой, ни шимпанзе. Что касается рыжего кота, то он мне тоже нравится, даже очень, хотя я пока не знаю, кто он на самом деле.

– А я знаю, – похвастался второй коротышка.

– Опять? – Брат-близнец поджал губы.

– Мы знаем, – неохотно поправился второй. – Он и рыба, и птица, и зверь, и насекомое!

– И зовут его Пип! – гордо ввернул первый.

– Пип? – переспросил Дэвид. – А ведь я, кажется, тоже его видел. У него ослиные уши?

– Ослиные! – хором подтвердили близнецы.

– И крылышки как у стрекозы?

– Как у стрекозы! – в неописуемом восторге кричали коротышки.

– А когда он превращался в кота, он мне разрешал животик ему гладить, – сообщил Такли сногсшибательную подробность.

– Врешь ты все! – не на шутку рассердился Сякли.

– А вот и не вру.

– Врешь!

– Не вру!

– Лгунишка-коротышка!

– Толстячок-сморчок! Близнецы наскакивали друг на друга, не отваживаясь вступить в ближний бой. Дэвид с большим трудом угомонил их.

– Д е д с а д, – он покачал головой. – Настоящий дедсад.

Близнецы сорвали фальшивые бороды и покатились со смеху.

– Обманули дурачка на четыре кулачка!

Вот так «старички»! На вид им было лет по пять.

– Послушайте, – Дэвид начал терять терпение. – Вы мне совсем голову заморочили. Кот… Пип… кролик… Вы хоть сами понимаете что-нибудь в этой петрушке?

Братья переглянулись и вдруг, не сговариваясь, бросились наутек.

– Куда вы? – закричал им вслед Дэвид. – Вот чудные.

Через полминуты близнецы примчались обратно.

– В такой? – с надеждой спросил Такли, протягивая пучок свежей петрушки.

– В сякой? – протянул свой пучок Сякли.

Дэвид взял оба пучка и, во избежание конфликта, кивнул.

– Вижу, понимаете, – сказал он с легкой досадой. – Вот что, братцы-кролики, вы должны мне помочь. Рыжего кота заколдовала Афрозина…

У близнецов из глаз покатились крупные слезы.

– Значит, мы его никогда-никогда не увидим?

Это было зрелище: Такли и Сякли, одинаково хлюпая носами, орошали землю горючими слезами.

– Ну почему же «никогда»? Разве сегодня вечером он у вас не появлялся?

Слезы у близнецов высохли как по команде.

– Нет, – сказал Такли.

– Да, – сказал Сякли.

– Он сказал «вечером», а вечером кот не приходил!

– Он сказал «сегодня», а сегодня кот приходил!

– Нет!

– Да!

– Ах ты, такой-сякой!

– Сам ты сякой-такой!

И вновь Дэвиду пришлось мирить разбушевавшихся близняшек. Надо сказать, остывали они так же быстро, как закипали.

Поняв свою ошибку (когда по ту сторону забора был вечер, по сю сторону день был в самом разгаре), Дэвид решил зайти с другого боку.

– А вы не помните, куда делся листок, который кот держал в зубах?

– Я помню!

– Я тоже!

– Я первый сказал!

– Я первый подумал!

Близнецы тянули вверх руки, как примерные школьники, вызубрившие урок.

– Где же он?

– Не скажу, – неожиданно ответил Такли.

– Я тоже, – присоединился к нему Сякли.

– Мы не должны никому говорить.

– А вы напишите, – предложил Дэвид. Хотя вы, наверно, не умеете писать.

– Кто не умеет?

– Мы не умеем?

Дэвид не успел рта раскрыть, а они уже нацарапали на земле счетными палочками (вот как полезно таскать с собой всякую всячину): ОН В КНИГЕ

– Я знаю, что он был в книге. – Дэвида начинала раздражать бестолковость братьев. – А где он сейчас?

– В книге! – словно издеваясь, повторили братья.

– Не может он быть в книге, если его из книги вырвали!

– А вот и может!

– Нет!

– Да!

Поняв, что так он от них ничего не добьется, Дэвид примирительно сказал:

– Ну, хорошо. На листке были стихи, вы их прочли?

– Мы только наизусть читаем, – сказал Такли. – Не веришь?

– Пошли? – Сякли потянул Дэвида за руку. – Там у нас табуретки.

– Зачем табуретки? – спросил Дэвид, давая себя увлечь в сторону лужайки.

– Для сценического образа, – охотно пояснил Сякли.

Посредине лужайки действительно стояли два высоких табурета, на которые браться довольно легко влезли. Приняв актерскую позу, они прочли с выражением по стишку:

Старичок, проживавший в Потсдаме,

Подкрепляться любил червячками.

Он клевал их, как птицы,

Но пришлось поплатиться:

Стало птичкою больше в Потсдаме.

Шеф-повар из Даугавпилса

Нечаянно в чайник свалился.

Бедняга так злился

И так кипятился,

Что чай сам собой заварился.

– Ну как? – спросил Такли. – Оценил?

– Что? – не понял Дэвид.

– Юмор.

– А как я его должен был оценить?

– По пятибалльной системе, – сказал Сякли. – «Очень-но-не-смешно», «смешно-но-не-очень», «удовлетворительно смешно», «положительно смешно» и «можно обульдеть».

– «Можно обульдеть» – это как? – спросил Дэвид.

– Это когда от смеха в животе булькает, – пояснил Сякли.

– Так как ты оценил лимерики? – повторил свой вопрос Такли.

– А лимерики – это что?

– Чему их теперь в школе учат, – проворчал Такли. – Лимерики – это такая длинная история, только очень короткая. В стихах. И главное, со всеми подробностями: где родился, сколько лет, что натворил и чем дело кончилось. А первыми сочинять их начали жители ирландского города Лимерика. Запомнил?

– Запомнил.

– Ну, так что ты нам ставишь? Пятерку? – не выдержал Сякли.

– Мне надо подумать.

Браться о чем-то пошушукались, а мы тебе еще прочтем. Но учти, это будет потруднее. Если все поймешь и ответишь на наши вопросы, мы тебе покажем листок, который принес Пип. Согласен?

– Согласен.

И близнецы хором прочли:

Сталевар-маловер из Шанхая

Жил, сомнениям все подвергая.

Он был просто сражен

Тем, что он – это он,

А Шанхай – лишь названье Шанхая.

– В чем юмор, понял? – спросил первый коротышка.

– Ну, в общем…

– Вот тебе наводящий вопрос. – Такли был само великодушие. – Он жил где?

– В Шанхае.

– А Шанхай как называется?

– Шанхай, – не очень уверенно ответил Дэвид.

– Ну? – подгонял его Сякли. – Смешно?

– Не очень.

– Давно бы так! – обрадовался Такли. – «Смешно-но-не-очень» – это и есть высокая оценка нашего скромного, но довольно коллективного труда.

Дэвид напомнил близнецам, что они обещали показать ему листок со стихотворением.

– А хочешь, покажем тебе, как мы пускаем кисельные пузыри?

– Хочу, – нехотя согласился Дэвид, который терпеть не мог киселя.

Тут же были принесены две кружки с уже торчащими из них соломинками. Игра заключалась в том, что один близнец выдувал кисельный пузырь, а второй должен был поймать его открытым ртом. Удавалось это далеко не всегда, чаще пузырь лопался, обдавая лицо брызгами. Близнецов это не смущало. Потом они носились по лужайке, распевая очередной лимерик:

Скромный труженик из Гваделупы

Прожил жизнь удивительно глупо.

От зари до зари

Он пускал пузыри,

Этот труженик из Гваделупы.

– Наконец они вспомнили о Дэвиде.

– В чучки играть будешь? – крикнул Такли.

– Не буду я с вами играть ни в какие чучки, пока вы не покажете мне этот листок!

– Он там, – с неожиданной готовностью Такли ткнул пальцем (где ты, Камилла?) в сторону грядок с самыми разными цветами.

– Там – это где? – уточнил Дэвид.

– Под г л а д и о л у х о м.

– Не под гладиолухом, – вмешался сразу Сякли, а под с в и н ю т и н ы м и г л а з к а м и.

– Где-где? – с убийственной иронией спросил брата Такли.

– Или под о б д у в а н ч и к а м и, – как бы немного уступил Сякли.

– Ты еще скажи, что ты его закопал под с а д о в ы м и р ю м а ш к а м и.

– Это ты его закопал под садовыми рюмашками, а я откопал и переперезакопал под свинютиными глазками.

– Ха! А я его там нашел и переперепрятал. Теперь он в горшке, где растет ш в а б р о з а д о м а ш н я я.

– А я… а я его оттуда достал! И перепереперезакопал! Среди л ю д и к о в п о н и к ш и х.

– А я – под г и р л я н д ы ш е м!

– А я – под л ь в и н ы м з е в к о м!

– А я…

– Хватит мне голову морочить – рассердился Дэвид. – А ту отвечайте, где вы его при-при-при… (не зря говорят, дурные примеры заразительны)… припрятали?

Братья струхнули.

– На грядке с г о л о г о л ь ч и к а м и, – признался Такли, а Сякли согласно закивал.

По требованию Дэвида они привели его к тому месту, взяли по лопали и стали копать. Копали-копали, копали-копали… перелопатили грядку вдоль и поперек.

– Где же он? – наконец не выдержал Дэвид.

– Мы пошутили, – без тени смущения ответил Такли.

– Это мы повторяли урок занимательной ботаники, который нам в прошлый раз задал Пип.

Дэвид собрался было по-настоящему обидеться, но раздумал. На то были причины. Во-первых, он решил во что бы то ни стало перехитрить плутишек. А во-вторых, ему давно хотелось есть. Словом, он предпочел незаметно перевести разговор на интересующий его предмет.

– Прекрасно, – сказал Дэвид, – ботанику мы повторили, теперь проведем урок занимательной кулинарии. Какого блюдо мы сегодня приготовим? У вас живая свинья есть?

– Есть, – сказал Сякли.

– Нужна очень живая свинья, такая, чтобы бегала как угорелая.

– А мы ее резать не будем? – испугался Такли.

– Нет, конечно. Просто с помощью свиньи можно приготовить замечательные лепешки по-свински.

Близнецы мигом притащили на веревке упирающуюся свинью и остановились в ожидании дальнейших указаний. Общими усилиями визжащую свинью привязали к дереву.

– Нужна мука, яйца, соль и скисшее молоко, – сказал Дэвид.

– А без яиц можно? – спросил Сякли.

– Что, у вас в доме не найдется ни одно яйца?

– Мы вчера бились.

– Бились?

– Яйцами, – объяснил Такли. – Ты разве не знаешь? Варят яйца, зажимают вот так в кулаке и острыми концами – тюк! У кого не треснуло, тот выиграл.

– А что тому, что выиграл? – спросил Дэвид.

– Кто выиграл, съедает разбитые яйца, – с показанным равнодушием сказал Такли.

– Может, все-таки без яиц?

Все, даже свинья, ждали, что скажет Дэвид.

– Надо заглянуть в поваренную книгу, – сказал он. – Поищем другой рецепт.

Пошли за поваренной книгой. Тут случилась заминка. Дело в том, что в тыквенном домике, где жили братья, было два входа (а так же два окна, на север и на юг, и две трубы), и вот каждый из близнецов настаивал на том, чтобы Дэвид непременно вошел в домик с его стороны. Как Дэвиду ни хотелось побывать внутри, он принял, кажется, мудрое решение: подождать во дворе.

Вы думаете, на этом затруднения кончились? Теперь встал вопрос, с какой стороны злосчастную поваренную книгу вынести из дома. Чтобы никому не было обидно, Дэвид прорубил в тыкве треугольное окошко – именно так, он это не раз видел, делают надрез на дыне или арбузе рыночные торговцы. Пока близнецы пихались локтями, борясь за право первым выбраться наружу, Дэвид успел распробовать ароматный кусок. Мякоть была сладкая и сразу утоляла голод. Стоило ли удивляться – тыква росла на солнцепеке, и братья каждый день ее поливали.

Дэвид начал листать поваренную книгу. Близнецы заволновались. Они переминались с ноги на ногу, громко сопели и делали друг другу какие-то знаки.

Из– за чего они так нервничали, Дэвид догадался раньше, чем наткнулся на… Вы тоже, я думаю, догадались. Ну, конечно: в книге был спрятан тот самый листок! Вот вам пример: даже самые-самые отъявленные лгунишки иной раз могут и правду сморозить.

Дэвид, конечно, обрадовался находке, но виду не показал. Еще и напустился на братьев:

– И это называется «спрятали»?! Рыжий кот доверил вам такую ценность, а вы засунули листок в первую попавшуюся книгу! Где его мог обнаружить какой-нибудь негодяй! Хотите, чтобы кот навсегда остался заколдованным?!

Такли и Сякли не на шутку струхнули. И когда Дэвид пообещал, что спрячет страничку в надежном месте, братья в один голос согласились.

Оставалось разобраться со свиньей. Разыскав в поваренной книге нужный рецепт, Дэвид велел близнецам принести побольше каштанов и желудей, а сам взялся замесить тесто. Вы спросите, зачем понадобились желуди и каштаны? А как иначе отвлечь свинью, если надо закрепить у нее на спине противень с тестом? Дальше все просто. Чтобы тесто хорошо поднялось, за свиньей надо гоняться несколько часов. (Шотландская кухня рекомендует три, уэльская – четыре часа.) Затем противень ставится на полчаса в духовку – и лепешки по-свински готовы.

Когда Дэвид уходил, близнецы бегали вокруг дерева за свиньей, подбадривая себя такими стихами:

Крикнет Такли, гикнет Сякли,

День такой или сякой,

Затыкайте уши паклей,

Набивайте рот трухой.

– Не забудьте отпустить свинью на волю! – когда Дэвид подошел к забору, дыра показалась ему похожей на хороший сладкий зевок.

…И вот он снова в мастерской! В огромном окне, как за увеличительным стеклом, мигали ночные звезды. Бьюти очнулась и посмотрела на часы.

– Одна минут первого, – сказала она сонным голосом. – Как ты быстро. А я, знаешь, вздремнула. Две минутки, не больше, а сколько всего приснилось… как будто целый день прошел. Что это у тебя?

В руках у Дэвида был листок.

– Странно, – бормотал он, – странно…

– Что это? – Бьюти подошла к нему.

– Страница из той самой книги. Такли-Сякли сказали…

– Такли-Сякли? – удивилась Бьюти.

– Близнецы. Они живут там, за забором. В доме-тыкве. И сами как две тыквочки.

Дэвид снова уткнулся в листок.

– Ничего не понимаю. «Самый тыквенный из тыкв» – как будто про них. И про «чучки» они мне тоже говорили. Знаете…

– Да?

– По-моему, кто-то давным-давно описал Такли-Сякли в этом стихотворении, только назвал по-другому.

– Давным-давно? А сколько им лет, этим близнецам?

– Может, что… а может, пять. Я так и не понял.

– А здесь ты что-нибудь понимаешь? – спросила фея про листок у него в руках.

– Честно говоря, пока не очень. Давайте дочитаем до конца…


Сватовство Йонги-Бонги-Боя


1

Жил в краю, где Закорючки

Бродят по лесу гурьбой,

Самый тыквенный из тыкв —

Крошка Йонги-Богни-Бой.

Старенький кувшин без ручки,

Колченогий стул и чучки

И наборчик всяких пшиков

Он припрятал среды тыкв,

Землю пшиками утыкав, —

Крошка Йонги-Бонги-Бой.

2

Как-то раз, идя с Пампушкой,

У которой хвост трубой,

Видит маленький загонс

Крошка Йонги-Бонги-Бой,

Где болтает, как с подружкой,

Леди с Курочкой-Пеструшкой.

– Это леди Джингли Джонс!

Я узнал ее прононс.

Право, леди Джингли Джонс! —

Вскрикнул Йонги-Бонги-Бой.

3

– Брраво! Брраво! – все сороки

Ну кричать наперебой.

– Будьте, леди Джонс, со мною, —

Просил Йонги-Бонги-Бой. —

Я ужасно одинокий

Среди тыкв на солнцепеке.

Насладитесь, став женою,

Этой жизнью овощною.

Вы за мной, как за стеною! —

Шепчет Йонги-Бонги-Бой.

4

Там, где бродят Закорючки

И шумит морской прибой.

Столько крабов и креветок! —

Шепчет Йонги-Бонги-Бой. —

Я отдам вам стул и чучки,

Даже свой кувшин без ручки.

Мы б учили наших деток

Из кроватки на креветок

Любоваться, чудных деток, —

Шепчет Йонги-Бонги-Бой.

Леди Джингли на страдальца

Смотрит с грустью и мольбой:

– Вы открылись слишком поздно,

Мистер Йонги-Бонги-Бой.

Наш союз бы не распался,

Но, – она ломала пальцы,

К небесам взывая слезно, —

В Англии супруг мой грозный!

Вы открылись слишком поздно,

Мистер Йонги-Бонги-Бой.

– Фирму «Джингли Джонс и внучки»

Знает в Англии любой.

Муж разводит Кур-Пеструшек,

Мистер Йонги-Бонги-Бой.

Не возьму я стул и чучки

Да еще кувшин без ручки!

Век мне, видно, у кормушек

Пересчитывать Пеструшек…

Подарю вам двух несушек,

Мистер Йонги-Бонги-Бой.

– Вы немножко головастик

И чуть-чуть малы собой, —

Плачет леди Джингли Джонс, —

Но прелестный малышастик!

С вами жизнь была б фантастик —

Ой, открылся мой загонс!

Муж мой будет огорченс…

Чучкам от меня поклонс,

Мистер Йонги-Бонги-Бой.

И поняв, что все пропало,

Примирясь со злой судьбой,

Через лес поплелся к морю

Крошка Йонги-Бонги-Бой

У воды, уткнувшись в скалы,

Черепаха отдыхала.

– Ты одна поможешь горю!

Я хочу с тобой по морю

Плавать, предаваясь горю, —

Всхлипнул Йонги-Бонги-Бой.

По сумбурно-бурным волнам

Весь, как море, голубой

Плыл, вцепившись в Черепаху,

Крошка Йонги-Бонги-Бой.

– Хорошо б при штиле полном

Выйти к острову Мал-Мол нам…

Дали мы с тобою маху, —

Сокрушалась Черепаха. —

Ох, натерпишься ты страху,

Крошка Йонги-Бонги-Бой.

10 

Ну, а там, где Закорючки

Бродят по лесу гурьбой,

Плачет леди на опушке:

– Где ты, Йонги-Бонги-Бой?

Вспоминает стул и чучки

И чудной кувшин без ручки.

Даже Курицы-Пеструшки

Грустно квохчут на опушке,

Словно говорят несушки:

– Где ты, Йонги-Бонги-Бой?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, или Одними приключениями сыт не будешь

Дэвид перечитал стихи и убедился: это было е тот листок, с которым скрылся за забором рыжий кот.

– На том листке, я это хорошо помню, были строчки:

Под ногами его шебуршится

Рыжий кот по прозванию Фосс…

Он не успел закончить – на пороге стояла мама.

– А сейчас ты мне скажешь, где в такое позднее время должны быть восьмилетние мальчики, – голос у мамы был скорее усталый, чем рассерженный. В руках у нее был плащ… мокрый плащ… хотя день был солнечный.

– Дождливым выдался сегодняшний день в графстве Чешир, – раздался вдруг голос Камиллы. Никто не успел заметить, как включился телевизор. – К чему бы это? – обратилась она к зрителям, но Дэвиду почему-то показалось, что вопрос адресован его маме.

Флокси вспыхнула и поспешила выключить телевизор. Она была очень расстроена и даже не удивилась тому, что в другое время могло бы ее потрясти. Она улыбнулась гостье, стараясь ничем не выдать своей усталости.

– Мама, познакомься, это…

– Можешь не объяснять, – Флокси кивнула сыну и повернулась к даме. – Я вас сразу узнала. Когда я сделала ваш воображаемый портрет, сама не поверила: смотрю… ну как живая!

– Иногда так хочется побыть живой, – вздохнула Бьюти. – Без «как». Просто живой.

– Да… я вас понимаю.

Флокси озиралась, не узнавая своих картин. Куда делся черный лимузин? Отчего перекосило плакат на заборе? Где детектив с трубкой? Где старая ведьма? Где, наконец, рыжий кот?

Перехватив мамин взгляд, Дэвид начал объяснять, что произошло в мастерской и за ее пределами, но очень быстро запутался в словах-репейниках «а тот», «а этот». Флокси уловила одно: столкнулись две силы, и, кажется, война разгорелась нешуточная. «Что ж это происходит? – подумала она. – Уже нарисованные люди не могут с друг другом ужиться! Надо что-то делать! И чем скорее, тем лучше…»

– Ну, что приуныл? – спросила она Дэвида.

– Надо как-то все это распутать, а как – не знаю.

– Наберись терпения. Это только в сказках для самых маленьких клубок распутывается сам собой. А сейчас пора спать, Дэвид.

– Я все равно не засну!

Мама пристально посмотрела на сына. Нет, это был не каприз. После загадочного исчезновения отца Дэвид как-то сразу почувствовал себя мужчиной в доме. Никогда, даже в пять лет, он не капризничал.

– Почему это ты не заснешь? – спросила мама.

– Потому что спать скучно. Между прочим, сегодня праздник. День защиты.

– От чего же, например, тебя надо защищать?

– Наверное, от всего, чего не хочется делать, – предположила Бьюти.

Мама засмеялась. В голове у нее внезапно созрел план.

– Ну что ж, – сказала она, – нет правил без исключений. А если мы позовем в гости твоих новых знакомых?

Если Дэвид и крикнул «ура!», то так тихо, что сам этого не расслышал. Чтобы мама такое предложила – это же фантастика!

– Как же мы их пригласим, – засомневался он, – когда все разбежались-разлетелись-разъехались?

– Неужели вам в школе не объясняли Закон накрытого стола?

– Не-ет…

– Тогда слушай. Закон это гласит: «Если накрыть стол, обязательно придут гости».

Дэвид уже поверил, что фантастика вот-вот станет реальностью, но червячок сомнения все же шевельнулся в нем напоследок:

– А вдруг они не придут? – спросил Дэвид. – А вдруг придут не они?

Я, признаться, забыл, что ответила ему Флокси, но поступила она так, как поступают благоразумные англичане, выходя из дома в ясный солнечный день: они берут с собой зонтик. Было бы чем прикрыться, рассуждает благоразумный англичанин, а уж что-нибудь на голову да капнет. Так и Флокси решила: приготовлю-ка я что-нибудь поклевать, а там и птички слетятся…

Вдвоем с Бьюти они приготовили легкий ужин. Для кого легкий, а для читателя, я думаю, не очень – придется вооружиться… нет, не ножами и вилками, а кулинарными книгами и толковыми словарями. Вооружились? Тогда рассказываю меню легкого английского ужина: тарталетки с пармезончиком, лобстеры в собственном соку, паштет из осиной печенки, хряпчики де воляй, перченые дульки, голодец из свежих потрошков, анчоусы «под шубой», соленые крэкеры с квакерами (некоторые предпочитают соленые квакеры с крэкерами), блюшечки в мундире, бриоши, круассоны с фестончиками, вкусника в сахаре и ароматная шипучка под названием «Хоть стой, хоть падай».

(Пока вы ищете в умных книгах толкования всех этих мудреных блюд, я буду не спеша рассказывать, что было дальше. А к вам просьба: если подвернется рецепт чего-нибудь этакого, спишите для меня, не поленитесь. В детстве меня перекормили кашами, и теперь я наверстываю упущенное. Соленые крэкеры, перченые дульки… ну, вы меня понимаете.)

И вот длинный стол накрыт!

Едва пробило час ночи, как с улицы донесся скрип тормозов. Все бросились к окну. Перед домом стоял черный лимузин! Открылась дверца, и из машины вышел высокий мужчина во всем черном.

– Бэрр! – вскрикнула Бьюти.

Мужчина распахнул заднюю дверцу и подал руку даме. Блеснул массивный браслет на запястье, выплыла огромная шляпа с павлином. Дама взяла под руку черного мага и с удивлением оглянулась, не видя своего второго спутника. Тот выбирался из машины долго, по частям, как все толстяки…

– Йонинг! – потрясенно прошептал Дэвид.

Флокси провела гостей наверх. Дама сняла со шляпы павлина и пустила гулять по комнате. Пока мужчины церемонно раскланивались, она прошла к зеркалу, чтобы припудрить лицо, и вдруг глаза у нее загорелись:

– Ах, что за прелесть эти бомбошечки! сколько флакусиков! какие дезодорчики! – словно боясь, что у нее могут что-то отнять, она хватала с подзеркальника склянки и второпях выливала на себя духи.

Дэвид хихикнул, но мама сразу его одернула – пусть лучше гостья все выльет, чем уйдет с мыслью, что для нее пожелали какой-то пустячный флакон.

Между тем странная дама, благоухая всеми запахами лесов и полей, сняла шляпу, повернулась к публике… и все ахнули: это была она! Расфуфыренная, накрашенная, мелким бесом завитая Афрозина! После этого я готов поверить в самые невероятные превращения – достаточно только сказать себе, что ты женщина, а не старая ведьма.

– Представляете, – воскликнул доктор Йонинг, – заливаю в бак бензин, а автолет его выплевывает! И ни с места! Не знаю, где бы я сейчас был, если бы не эти скромные люди.

Афрозина с Бэрром скромно потупились. Если бы они прослезились, я бы тоже не удивился.

– Кому я только ни голосовал, чтобы меня подбросили до города! – громко возмущался Йонинг. – «Фольксвагенам» и «Роллс-ройсам», автобусам и мотоциклам, пролеткам и каретам…

– Каретам? – удивился Дэвид.

– «Скорой помощи», – уточнил доктор. – Хоть бы кто-нибудь остановился!… А вот магистр Бэрр сам предложил свои услуги!

Небрежным наклоном головы Бэрр как бы подтвердил: да, на загородном шоссе, ночью, в присутствии трех-четырех счастливых свидетелей произошло маленькое чудо, и он, маг и волшебник, имел к нему самое непосредственное отношение.

– Я поступил так, как мне подсказало сердце, – голос у Бэрра был холодный, словно говорил не он, а змеиная голова, венчавшая его трость. – Да-с… И, против ожидания, у меня даже не пропал аппетит.

Он позволил себе раздвинуть губы в подобие улыбки, точно приглашал всех по достоинству оценить удачную шутку.

Мужчины обменивались любезностями, а Дэвида мучил неразрешимый вопрос: как Бэрр и Йонинг, вчерашние враги, могли приехать в одной машине, а теперь рассыпаться друг перед другом в комплиментах? А эта бесстыжая Афрозина, порхающая по комнате на глазах у Бьюти, словно не она, ведьма, причинила ей столько горя? Что-то здесь было «не так», но что?

В этот момент раздался вежливый стук. В нарисованном заборе раздвинулись доски, и в мастерскую бочком (зато одновременно) пролезли близнецы-коротышки. Они так тщательно готовились к визиту, что даже уши у них торчали, будто накрахмаленные.

– Такли, – представился один и вручил хозяйке дома свистульку из вылущенного гороха.

– Сякли, – шаркнул ножкой другой и протянул перламутровую пуговицу на резинке.

– Какие чудесные подарки! – обрадовалась Флокси. – Где же вы достали такие оригинальные вещицы?

Близнецы в смущении переглянулись.

– Неужели сами сделали?

Близнецы шумно засопели. Они незаметно (как им казалось) подталкивали друг друга в надежде, что кто-то заговорит первым, переминались с ноги на ногу.

Пауза явно затягивалась.

– Будьте как дома, – улыбнулись Флокси.

И тут они увидели павлина. Павлин сидел на коленях у Афрозины и обмахивал ее хвостом. Близнецы, обрадованные тем, что им разрешили вести себя как дома, сграбастали павлина и выдернули по яркому перу. Безошибочно сообразив, что это только начало, неуклюжая птица проявила чудеса проворства: одним махом взлетела на люстру и там немного успокоилась.

Мама решила принести коробку со свечами. Дэвид вызвался ей помочь. Они спустились на первый этаж и нырнули в полутемную каморку под винтовой лестницей. Здесь, среди охромевших стульев, отжужжавших свое кофемолок и прочих столь же бесполезных, сколь и бесценных для истории предметов, облюбовал себе местечко «Он». Более точное имя придумать никто в семье не мог – ведь за много-много лет, со времен, когда Флокси сама была маленькой, увидеть «его» еще никому не удавалось. Но стоило ночью скрипнуть половице в пустой комнате или ни с того ни с сего закапать воде из крана, как все сразу переходили на шепот:

– Это «Он»!

В чулане Флокси принялась искать коробку со свечами. Задача была не из простых: здесь давно собирались провести электричество, да все руки не доходили, и для того, чтобы обнаружить, к примеру, пять свечей, иной раз приходилось извести столько же.

– Мама, я не понимаю, как доктор Йонинг мог так быстро сговориться с этими… – Дэвид замешкался, выбирая словечко поделикатнее.

– Сговориться? Это не похоже на сговор.

– Он сел в черный лимузин к Бэрру! А ведь Бэрр похитил Кэнди!

– Откуда тебе это известно?

– Я вычислил.

– Вычислил? – Мама с некоторым сомнением посмотрела на сына.

– Да. Сопоставил разные факты.

– Тогда ты, наверное, можешь вычислить, где они прячут Кэнди? – с улыбкой сказала Флокси.

Дэвид видел, что мама не очень-то верит в его детективные способности, и это не могло не огорчать его. Как бы ему сейчас хотелось сказать «да» и предъявить неопровержимые доказательства. Но доказательств пока не было, и, немного помолчав, Дэвид признался:

– Не могу.

– Вот видишь. – Мама возобновила поиски. – А есть люди, которые без труда могут ответить, где она.

– Например?

В голосе мальчика звучал вызов.

Мама выронила зажженную свечу и, чтобы не тратить попусту время, зажгла припасенный огарок.

– Например, Бэрр.

Дэвид казался сбитым с толку. А Флокси, запустив руку в картонный чемоданчик, как ни у кого уже нет и никогда не будет, невозмутимо продолжала:

– Бэрр может нам рассказать, где они прячут девочку. Но для этого его надо пригласить в гости. На дружеский ужин.

– Не расскажет он! Ни за какие коврижки!

– Может и не расскажет, – неожиданно согласилась мама. – Может, так все повернется, что и без его рассказала что-то выяснится. – Посмотрим… ну куда же они запропастились?!

Она переставила подсвечник на другую полку и хотела отдернуть занавеску, но что-то ей помешало. «За гвоздь зацепилась», – подумала она. Поднесла поближе свечу… Что это?!… сквозь ветхую цветастую ткань отчетливо проступал кулак…

– Он! – прошептала Флокси, попятившись.

– Где? – так же тихо спросил Дэвид.

Флокси показала дрожащей рукой на занавеску. Дэвид взял у нее свечу и осторожно поставил ногу на первую ступеньку короткой лесенки. Вторая ступенька… третья… сердце у Дэвида колотилось в самом горле… И тут он разглядел торчащий из-под занавески тапочек, такой потертый, белый, с изображением поджарой пумой теннисный тапочек, который он бы узнал среди десятков подобных. «Ай да Фикс!» – мысленно восхитился Дэвид, вслух же сказал:

– Его тут нет.

– Поклянись.

– Чтобы у меня нос заложило!

Для Дэвида это была самая страшная клятва, потому что если бы у него действительно заложило нос, он бы утратил нюх, а без нюха какой же из тебя сыщик? Поклялся же он с чистым сердцем – речь ведь шла только о том, что «Его» за занавеской не было, а о том, кто там был, согласитесь, Дэвида не спрашивали. В общем, мама сразу успокоилась, а успокоившись, сказала:

– В саванне бытует неписаное правило: когда звери сходятся на водопой, устанавливается короткое перемирие. Такое временное перемирие установилось сейчас там, наверху… если, конечно, близнецы в порыве нежности не свернули павлину шею. От тебя, Дэвид, зависит, сумеют ли враждующие стороны найти общий язык.

– От меня?

– От нас, – поправила мама. – Одна я с ними не справлюсь.

– Ты хочешь, чтобы они подружились? – Дэвид нахмурился. Афрозина и кот, которого она заколдовала? Бьюти и Бэрр, который обманом не возвращает ей дочь?

– Подружились – не думаю, а договориться, может быть, им удастся.

Дэвид размышлял над мамиными словами. Сам бы они никогда не выбрал такой странный, такой немужской путь, внутренний голос, однако, подсказывал: мама права. Это была военная хитрость, которую он пока не в силах был оценить, но и не мог опровергнуть. Как говорится, хуже не будет, а если повезет…

Когда они вернулись в мастерскую, там дым стоял коромыслом. Афрозина в одной туфле, красная, как рак, с размазанной по лицу тушью, гонялась по всей комнате за Такли. Бэрр, стоя в неудобной позе, чертыхался, стараясь отодрать от себя стул, к которому, казалось, он был намертво приклеен. Сякли рыдал на груди у Бьюти… Я не хотел бы никого пугать, но в самом центре стола, в окружении хряпчиков и круассончиков, лежал красавец павлин со свернутой шеей!

Кое– как, далеко не сразу, удалось привести всех в чувство, даже павлина, – ведьма плюнула три раза (за что тут же получила выговор от Камиллы), павлин бодро вскочил на ноги, спрыгнул со стола и с независимым видом заковылял к китайской ширме в темном углу.

– За стол, все за стол! – скомандовала Флокси.

Близнецы наскоро пригладив растрепавшиеся вихры, сели вместе. Внимание Сякли сразу привлекла огромная супница с подпрыгивающей крышкой, под которой что-то булькало. Он уже потянулся к супнице, но Бьюти остановила его загадочным:

– Пускай еще немного потомятся.

Что бы это значило?

После счастливого воскресения павлина у Сякли проснулся здоровый аппетит, он раскачивался на стуле (это я уже не про аппетит, а про Сякли), тыкал вилкой во все блюда. Почему-то у него оказался нож Афрозины, хотя он и своим-то не пользовался.

– Наприглашают всяких, – процедила ведьма сквозь зубы.

Бьюти тихо шепнула коротышке, чтобы он брал пример с брата. Такли, расслышав приятные слова в свой адрес, тотчас повязал на шею салфетку и замер, точно один вид этих деликатесов навевал на него смертельную скуку. Кто бы знал, чего это ему стоило! Неужели всегда доброе имя в обществе завоевывается такой страшной ценой?

К еде никто, за исключением Сякли, не притрагивался. Все чего-то ждали.

– Может быть, вы… – начала хозяйка дома, протягивая блюдо с тарталетками Афрозине.

– Нет-нет, спасибо, – вежливо отказалась ведьма.

– Мистер Йонинг? – Флокси повернулась к доктору.

Едва успев подавить нервный зевок, доктор лишь мотнул головой в ответ.

Тут общее внимания привлек павлин, который тащил из-под китайской ширмы белого бесконечно длинного червяка. Червяк вытянулся до известного предела, а затем уперся.

Уперся и павлин.

– Тяни его, тяни! – возбужденно закричал Сякли.

– Держись, червячок, держись, – из вредности возразил Бэрр.

Ведьма вскинулась:

– Мой красавец и не таких молодцев вытаскивал! Ставлю десять золотых против одного!

– Деньги на стол, – потребовал Бэрр.

Он сделал пальцами в воздухе короткий пасс, и на пустую тарелку со звоном упала золотая монета.

Афрозина приняла вызов. Она сорвала с шеи старинное монисто, тряхнула им над столом – перед ней выросла горка золотых стерлингов с дырочками.

– Можете не считать, – сказала Афрозина, – десять.

Бэрр смахнул на ладонь монеты, попробовал на вес… до фунта чуть-чуть не хватало. Он проделывал все это почти машинально, не отрывая глаз от поединка павлина с червяком.

– Девять, – спокойно заметил.

Афрозина так же спокойно вытряхнула из рукава десятую золотую монету.

Между тем павлин тянул-тянул и вытянул ногу в стоптанном теннисном тапочке, еще потянул за шнурок, так похожий на червяка, и вытянул Фикса собственной персоной… Вы думаете, Фикс смутился? Стал объяснять присутствующим, как он очутился за ширмой? (А в самом деле – как?) Ничуть не бывало.

– Оружие на стол! Сигнализацию отключить! На телефонные звонки не отвечать! – скомандовал он тоном, не терпящим возражений.

Поскольку сигнализации в доме не было, а телефон молчал, оставалось выполнить лишь первую его команду. Что все и сделали беспрекословно. Афрозине пришлось расстаться со шпильками, которые она обожала вставлять своим врагами, особенно женщинам. Доктор достал из жилетного кармана градусник в футляре. Дэвид выложил подкову, ржавый гвоздь и два шестипенсовика, выигранные в стукалку. У Бьюти не нашлось ничего опаснее английской булавки, которой был приколот к платью букетик сухих цветов. Зато близнецы, выворачивая свои многочисленные карманы, обнаружили целые арсеналы оружия и боеприпасов: перочинные ножички, рогатки, спички, порох… чего там только не было! Бэрр повесил на спинку трость с набалдашником в виде змеиной головы, поколебался и выложил на стол зажигалку.

Фикс напряженно следил за происходящим, готовый к любым неожиданностям.

– Круг сужается, – промолвил он загадочно. – Против каждого, да-да, против каждого найдется достаточно улик. Не удивлюсь, если даже я окажусь замешанным в этой истории.

– Вы? – изумилась Бьюти.

– Все повязаны одной веревочкой, – вздохнул сыщик.

Вдруг он потянул носом воздух, глаза его увлажнились.

– Хряпчики де воляй, – сказал он с дрожью в голосе. – Пятьдесят восьмой год. Притон в Шанхае. Они сбрызнули мясо соком кураре.

– Кураре? – переспросил Дэвид.

– Мгновенная смерть, – Фикс улыбался, все больше погружался в приятные, овеянные суровой романтикой воспоминания.

– У нас все свежее, диетическое, – словно в чем-то оправдываясь, сказала Флокси. И, обратясь ко всем, предложила: – Может быть, начнем, дамы и господа?

Такли, кажется, только этого и ждал. Он давно смекнул, что крупно проиграл, решив заткнуть за пояс брата по части хороших манер. И теперь он хватал со всех тарелок, у него словно бы выросло еще две или даже четыре руки.

Сякли тоже не терял времени даром. Его давно мучило любопытство, – кто там томится в супнице, и на этот раз его не успели остановить. Он влез с ногами на стул (иначе бы не дотянулся) и сдвинул набекрень тяжелую крышку. Окутанные облаками пара, наружу полезли недоваренные лобстеры, торопясь поскорее выбраться из обжигающей солоноватой воды. За столом возникла легкая паника, но Флокси быстро водворила беглецов на место и придавила огромной крышкой.

– Я хочу предложить тост, – сказала она и попросила доктора разлить шипучку. – Выпьем за то, чтобы заветное желание каждого исполнилось.

– Прекрасно! – сказал Фикс, заворачивая в свой гигантский носовой платок все холодное и горячее оружие. – Отличный тост. Не стану от вас скрывать, самое мое заветное желание – чтобы вздернули на виселицу негодяев, которые крадут маленьких детей и превращают добропорядочных джентльменов в котов.

Даже Дэвида, при его нелюбви к представителям нечистой силы, покоробила такая прямолинейность. «Сейчас, – подумал он, Афрозина такой крик подымет!..» Но он ошибся. Ведьма сделала вид, будто сказанное выше не имеет у ней никакого отношения.

– Вы подумайте! – Завитки на ее рыжей голове заколыхались от негодования. – Неужели в наше время еще встречаются подобные изверги?

– Встречаются, встречаются, – успокоил ее Фикс.

– Вы не догадываетесь о моем заветном желании? – обратилась Бьюти к черному магу.

Бэрр изобразил на лице улыбку:

– О чем бы вы ни мечтали, мадам, я уверен, это исполнится.

Глаза у Бьюти заблестели – в лицемерной любезности ей почудилось обещание вернуть ей дочь.

– Давайте чокнемся! – предложила она.

Зазвенело стекло. Сякли, со всеми чокаясь, вошел в такой раж, что разлил половину бокала. Фикс понюхал шипучку, сделал глоточек, поставил бокал. Он поднес к глазам бутылку и на этикетке прочел: «Хоть стой, хоть падай».

– Так я и думал, – с этими словами он медленно осел на пол.

– Все бросились приводить его в чувство.

– Где я? – спросил детектив, открывая глаза. Он долго отказывался верить, что это не тот свет, – вот и павлин разгуливает, – и только увидев разбойничью физиономию Афрозины, облегченно вздохнул: если и ведьма здесь, то это, точно, не рай.

– Вам лучше? – спросила Бьюти.

– Яд может подействовать не сразу, – ответил сыщик слабым голосом.

– Яд?

– Я надеюсь, вы не притронулись к этому напитку?

– Притронулись, – просиял Сякли, – еще как притронулись, шипучка что надо!

Фикс всматривался в склоненные над ним лица, ища признаки отравления, но вместо ожидаемых гримас боли видел одни лишь улыбки. Фикс, конечно, сел на свое место и даже сам разлил шипучку, однако его бдительность не притупилась. Наоборот. «Не отравят, так зарежут, – утешался он, словно оправдывая свою подозрительность. – Не меня, так другого».

– Позвольте и мне сказать тост, – боясь зевнуть, Йонинг откашлялся. – Медицине известны случая, когда люди молчат вовсе не потому, что им нечего сказать. Я пью за то, чтобы все однажды заговорили!

И снова Дэвид подумал: «Уж сейчас-то Афрозина возмутится и станет доказывать, что мистер Фосс и Кэнди замолчали не по ее вине…»

И снова ошибся. Ведьма даже бровью не повела. Она разглядывала розовые блюшечки и глотала их, не разжевывая.

– Я поддерживаю ваш тост, доктор. – сказал черный маг. Мы как раз проводим эксперименты по теле «человек без речи или речь без человека?». Результаты обнадеживающие.

– Не скромничайте, мэтр, – проговорила Афрозина с полным ртом, – ваш доклад на симпозиуме проведет сенсацию.

Грубая лесть Афрозины почему-то не понравилась мэтру.

– Это еще когда будет, – мрачно пробурчал он.

Тут зажегся экран телевизора, и Камилла как бы между прочим сообщила:

– Завтра в Ньюкасле открывается антинаучный симпозиум по аномальным явлениям. Регистрация участников только началась, а уже отмечено первое «чудо». У некоторых танцоров из местного ансамбля чечеточников, как выяснилось, на ногах копытах. Какого они происхождения – на этот вопрос предстоит ответить ученым.

– Вы с нами не поужинаете? – обратилась Флокси к Камилле.

– Сейчас никак не могу, но если вы мне оставите немного осиной печенки, я буду вам очень признательна.

Экран погас.

– Не понимаю, как можно жить с таким телевизором, – всплеснула руками Афрозина. – Это же позавчерашний день. Хотите вопль моды? Беззвучный! Нет информации – нет стрессов!

– Вообще-то я равнодушна к новой технике, – сказала Флокси. – А ты, Дэвид?

Дэвид неопределенно мотнул головой, скорее всего он даже не слышал вопроса. Он раздумывал над мамиными словами: «от тебя, Дэвид, зависит, сумеют ли враждующие стороны найти общий язык». Если они вправду хотят найти общий язык, зачем этот лондонский туман? Чего проще: «Кэнди стала немой, потому что вы, ведьма, ее заколдовали»! А Йонинг: «медицине известно», «когда люди молчат»… Так они не то что общий язык не найдут, еще и свой сломают…

Сказать вам честно, недоумение Дэвида я полностью разделяю. А ведь на этом хитроумном языке разговаривают сотни и сотни людей! Они говорят «день», а подразумевают «ночь». Это, знаете ли, целое искусство. Многие взрослые владеют им в совершенстве, ну а детям, конечно, поначалу трудно.

– Равнодушна к новой технике – это еще мягко сказано, – объясняла мама Афрозине. – Я ведь давно перестала включать телевизор. Зачем? Все, что имеет ко мне непосредственное отношение, Камилла сообщает сама.

– Значит, за сообщников? – оживилась Афрозина, поднимая бокал.

– За друзей, – поправила ее мама.

– Нетушки, нетушки… Раз «сообщает» – значит «сообщница», – ведьма выделяла слова, точно вколачивала их в стол костяшками пальцев. Вот вам и шипучка! Детям хоть бы что, а старуха заметно захмелела.

Бэрр поспешил ведьме на помощь:

– Выпьем за тех, кто не сует свой нос в чужие дела.

– Вы на кого намекаете? – напрягся Фикс.

– Это он так, – Йонинг на всякий случай положил свою крупную пятерню на плечо сыщику. – Под хряпчиков.

– Ну, если под хряпчиков… – сразу оттаял Фикс.

Глядя на черного мага грустными глазами, Бьюти спросила:

– Вы, я так понимаю, не относите сюда тех, кто считает чужие дела своими?

– Не будем уточнять, – улыбнулся ей Бэрр.

– Мам, – тихо позвал Дэвид, показывая кивком головы направо.

Он имел в виду близнецов. Один спал, привалившись к его плечу, второй посапывал в обнимку с вазочкой, где давно плавала подтаявшая вкусника в сахаре.

– Надо зажечь свечи, – мама тоже понизила голос. – совсем про них забыла.

Она поставила на стол семисвечник, и Дэвид помог ей зажечь все свечи.

– Вы не проводите близнецов домой, доктор? – обратилась она к Йонингу.

– Разумеется.

Близнецов растормошили, натолкали им в карманы всякой всячины и подвели к забору. Доски раздвинули – Такли, а за ним и Сякли скрылись в проеме. Когда очередь дошла до толстяка доктора, всем стало ясно, что не только он, но скорее всего никто из взрослых в такую щель не пролезет.

– А что если мне попробовать?

Хрупкая как девочка Флокси легко проскользнула в проем вслед за коротышками.

– Не скучайте! – крикнула она из-за забора.

– Может, мы тоже, а? – Ведьма наклонилась к самому уху черного мага.

Бэрр согласно кивнул, и вдруг…

Сверху послышались крадущиеся шаги. Все, как по команде, подняли головы. По стеклянной крыше медленно ступал большой рыжий кот. Весь он был какой-то ободранный, шерсть висела клочьями, левую заднюю лапу стягивал бинт… нет, не бинт, а капроновая лента в красный горошек.

Бэрр побледнел, у Афрозины задергалось веко.

Рыжий кот глянул вниз, на людей, и с той же расчетливой медлительностью направился в сторону дымохода. Шлеп-шлеп-шлеп. Он старался не ступать на больную лапу.

Черный маг поднялся.

– Тишина, свечи… остается только затопить камин.

Он полез в смокинг и вспомнил, что его зажигалку забрал этот Фикс, возомнивший себя Шерлоком Холмсом. Отдадим Бэрру должное – он умел владеть собой. Скрыв досаду, он вытащил из подсвечника одну свечу.

– У кого-нибудь найдется листок бумаги?

– Такая подойдет? – Фикс протянул ему страницу… плотная бумага, какой-то печатный текст в столбик.

«Какой-то»! Афрозина тотчас узнала его, и рука ее сама потянулась к странице. Узнали и Дэвид с Бьюти и тоже шагнули из-за стола. Еще мгновение – и добыча досталась бы Афрозине, но тут из-под ее локтя высунулась маленькая темно-синяя с прозеленью головка и, цапнув листок, исчезла.

– Отдай! – закричала ведьма павлину.

Тот хорошо знал крутой нрав свой хозяйки и нырнул под скатерть, свисавшую почти до пола. Бормоча проклятья, опрокидывая стулья, Афрозина пыталась ухватить за хвост проклятую птицу.

– Дался вам этот листок, у меня есть целая пачка, – небрежно заметил детектив.

– Сколько? – Афрозина подскочила как ужаленная.

– Целая пачка, – невозмутимо повторил Фикс.

– Дайте, – властно приказал Бэрр.

– И сразу всем стало ясно, кто здесь диктует условия. И сразу стало ясно, что покорность, с какой черный маг подчинился требованию сдать оружие, была сплошным притворством. Все оцепенели. Даже павлин.

Фикс достал из кармана пачку обыкновенной почтовой бумаги.

– Он еще издевается! – взвизгнула Афрозина.

Воспользовавшись общим замешательством, Дэвид выхватил из павлиньего клюва листок и поднял его вверх.

– Дамы и господа, садитесь! Разве вам не хочется послушать, о чем здесь говорится?

Все молча заняли свои места. А что им оставалось делать?

И когда воцарилась тишина и стало слышно, как потрескивает свечка, Дэвид начал…


Швабра, Совок, Кочерга и Ухват

Швабра, Совок, Кочерга и Ухват

Перед сном прокатиться решили.

Тили– бом, тили-бом! – затянув вчетвером,

В экипаже они покатили.

Мистер Совок прославляет чистюль.

Мистер Ухват отдыхает.

Мисс Кочерга теребил ридикюль.

Миссис Швабра цепочкой играет.

– Тили-бом, тили-бом,

Как мы чудно поем!

– Ах, моя Кочерга, – рассыпался Ухват, —

Я влюблен в вас, влюблен как мальчишка!

Но когда мы вдвоем – тили-бом, тили-бом,

У меня замирает сердчишко.

Как смешно убегают от вас угольки,

Раздувая веселое пламя!

Как движения ваши точны и легки,

Как стройны и подвижны вы сами!

Тили– бом, тили-бом,

Загляните в мой дом.

– Миссис Швабра, я с детства, – заохал Ухват, —

Так измучен своей худобою

И одышкой притом – тили-бом, тили-бом! —

Мне ль сражаться со злою судьбою?

Вы стройней и изящней, чем сам кипарис.

Подметание ваше – искусство.

Но зачем же смотреть на меня сверху вниз?

Мне доступны пылкие чувства!

Тили– бом, тили-бом,

Виноват ли я в чем?

Миссис Швабра и мисс Кочерга им в ответ:

– Что за чушь вы плетете сегодня?

– Надоел мне, – кричит Кочерга, – этот бред!

– Вон, прикрикнул Швабра, – негодник!

Кучер ахнул и ну погонять лошадей,

Те от страха галопом пустились.

Седоки же, слегка поваляв дурака,

Посмеялись и враз помирились.

Тили-бом, тили-бом,

Со счастливым концом!

ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой Квинтер Финтер Жос дает несколько полезных советов

Со счастливым концом? В нашей истории до развязки еще далеко, мы должны набраться терпения. Мне весело от мысли, что кто-то сейчас лежит с этой книжкой в сгущающихся сумерках. Что в самый интересный момент войдет мама со словами: «Ты испортишь себе глаза!» И что перед сном, зевнув, кто-то, может быть, вспомнит доктора Йонинга. А заглядывать на последнюю страницу мы не будем, правда? Она от нас не убежит. Другое дело кот, пусть даже с перевязанной лапой…

– Мья-ууу! – донеслось из камина.

Все повернули головы, и Дэвид быстро сунул Бьюти листок, который она незаметно спрятала. Из камина вылез рыжий кот, иди, лучше сказать, кот, который когда-то был рыжим. Черный от сажи, взъерошенный, он больше напоминал уличного бродягу и драчуна, чем пушистого домашнего баловня, каким Дэвид привык его видеть. Усталые, совершенно человеческие глаза кота уткнулись в черные, по-кошачьи узкие зрачки Бэрра, и кот вдруг поджался и зашипел.

– Смотрите! – воскликнула Бьюти. – У него лапа перевязана лентой Кэнди!

– Та-ак, – Фикс обвел присутствующих взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. – Та-ак, – медленно повторил он, – зафиксировали.

Первым делом Дэвид снял повязку и осмотрел больную лапу. Кот вел себя смирно. Затем Дэвид стал изучать капроновую ленту:

– Ни на лапе, ни на ленте нет следов крови. Лапа распухла, вероятно, от сильного ушиба. Как вы считаете, доктор?

Йонинг положил кота на колени и нацепил очки, сделавшие его сразу похожим на австралийского медвежонка коалу.

– Диагноз, по-моему, правильный. На подушечках трех других лап тоже видны припухлости.

– Это может означать только одно, – продолжал Дэвид. – Кот упал с большой высоты…

– И моя Кэнди перевязала ему лапу! – воскликнула Бьюти.

– Нет. Девочка завязала бы бантиком, а здесь, видите, по-мужски, раз и два.

– По-мужски, это ты верно заметил, – одобрительно отозвался Фикс.

– Точнее, по-кошачьи, – пробормотал мальчик. – Он сам себя перевязывал передними лапами и, наверное, очень торопился: на ленточке остались следы от когтей. Но кот не сумел бы сделать даже такую простейшую повязку, если бы у него не было человеческих навыков. Да, не может быть никаких сомнений – в прошлой жизни этот кот был человеком… мужчиной!

Афрозина с Бэрром обменялись выразительными взглядами, и ведьма потянулась за ридикюлем:

– Засиделись мы тут у вас…

– И еще посидите, – словно невзначай уронил сыщик.

– Что-о? – повысил голос Бэрр.

– Я распорядился, чтобы ваш лимузин отогнали на стоянку. Помоют, заправят. Надеюсь, вы не против?

Бэрр выглянул в окно: автомобиль, стоявший у подъезда, куда-то исчез.

– Черт знает что! – возмутился маг.

– Вот именно, – поддакнула ведьма.

А Дэвид продолжал изучать ленту. Лицо его выражало озабоченность.

– Ну что? – Бьюти смотрела на него, как на сказочного героя, бесстрашного и всемогущего, который один может сокрушить все препятствия на пути к благородной цели. – Что с Кэнди?

– Ее, наверное, поместили в темницу… лента еще хранит запах сырости. И, скорее всего, держат на хлебе и воде.

– Почему ты так решил? – поинтересовался детектив.

– Видите крошки? В ленточку был завернут кусочек черного хлеба.

– Зачем? – удивился доктор.

– Точно не знаю. У кота на одном боку следы красной кирпичной пыли. Может быть, он пробирался к Кэнди по узкому карнизу и сорвался вниз. А она увидела, завернула в свою ленту кусок хлеба для тяжести и бросила в окно. Вместо письма.

– Любопытно, любопытно, – бормотал доктор, поглаживая кота. Кот не вырывался, но весь напрягся. Внимательно слушая Дэвида, он следил за каждым движением Бэрра и Афрозины, словно ожидая от них какой-нибудь каверзы. – Если это действительно письмо от Кэнди, то ты хорошо его прочел, мой мальчик.

– Что толку, вздохнул Дэвид, – если на письме нет обратного адреса!

Кажется, впервые с момента появления кота Бэрр и Афрозина позволили себе немного перевести дух. Ведьма достала из ридикюля зеркальце и начала наводить марафет, а черный маг, разливая по бокалам шипучку, сказал?

– С такой фантазией, Дэвид, ты мог бы сочинять неплохие сказки, вот только время сейчас для сказок не подходящее. Сейчас людям подавай сюжеты с тайными заговорами, отравлениями и прочими прелестями.

Между тем Фикс забрал у доктора кота, чтобы тоже взглянуть на его лапы. Коту не понравилось, что его держат на весу, к тому же пальцы Фикса пребольно впивались в тело. Как животное деликатное, он попробовал сделать осторожные намеки хвостом, но, не будучи понятым, запротестовал более энергично.

– Кто сказал, что нет обратного адреса? – детектив цепко держал над головой извивающегося кота. – Сила удара о землю позволяет нам определить высоту, с которой этот кот упал, с точностью до метра. Так вот, он пролетел в воздухе ни много ни мало восемьдесят три фута или двадцать пять метров. Высотой в восемьдесят три фута есть в Англии только один замок, чье название совпадает с названием местности. Я говорю о Ньюкасле.

– Ньюкасл… Новый замок… – задумчиво пробормотал доктор.

Фикс выпустил кота из железных тисков.

– Ранняя готика, – продолжил он. – Неприступные башни, щелевидные окна. Мрачноватое сооружение. В путеводителях неизменно упоминается нечистая сила, так что от туристов, сами понимаете, нет отбоя. Вы хотели что-то добавить, мистер Бэрр?

Маг усмехнулся:

– Дались вам средневековые замки. Можно подумать, в современных домах мало чертовщины. Чувствуете, как тянет из этой дыры?

Когда-то Флокси, задумав написать звездное небо, покрыла холст густой черной краской, да так и оставила. Странное дело, он «дыры» ощутимо веяло холодком. Все повернулись к картине, и тут Бэрр играючи крутанул трость двумя пальцами, массивный набалдашник завис на бокалом мальчика, змеиная голова открыла пасть и выпустила в бокал бесцветную стручку. Когда Бьюти, зябко поводя плечами, повернулась к черному магу, он уже сидел вполне непринужденно, нога на ногу, уперев конец трости в носок лакированного башмака и любовно поглаживал набалдашник своими длинными холеными пальцами.

– Я не знаю, как вам, мистер Бэрр, а мне уютно в этом доме, – сказала Бьюти.

– Потому что вы никогда не жили в настоящем замке! – возразил ей маг с неожиданной горячностью. Впрочем, лицо его тотчас же выразило живейшее расположение. – Извините, мадам. Я хочу выпить за красоту. – Он глядел ей в глаза. – Ибо если в этом скучном мире что-то еще способно творить чудеса, так только она.

Афрозина чуть зубами не заскрежетала, да вовремя остановилась. Бэрра она побаивалась.

Общество подняло бокалы, Дэвид поднес шипучку к губам…

– Не пей, Дэвид! – раздался детский голосок. – Бэрр подлил тебе яду!

Всем, в том числе и мальчику, показалось, что они ослышались. Дэвид уже готов был выпить шипучку, и тут словно рыжий метеорит пронесся: кот плюхнулся к нему на колени, мальчик отпрянул и расплескал половину бокала на платье Афрозины.

– Ха-ха-ха-ха, – оживился тот же детский голос. Смех, надо сказать, был какой-то грустный.

– Квинтер-Свинтер! – Ведьма запустила в зеркало пудреницей, но ее бросок не достиг цели.

За столом возникла напряженная пауза. Бэрр встал.

– Неужели кто-то мог поверить в эту чудовищную ложь? Я, магистр оккультных наук, способен отравить ребенка? Смотрите! – он взял у Дэвида бокал и осушил залпом.

Глаза у него полезли из орбит, а рот открылся так, словно он проглотил десяток перченых дулек. Йонинг хотел расстегнуть ему накрахмаленный воротничок, но в замешательстве остановился: маг пошел красными пятнами, судорожно вздохнул и вдруг улыбнулся:

– Ну что? Где ваш яд?

– Лишь бы оговорить! – возмутилась ведьма. – Никакого доверия к ближнему!

Она повернула на своем перстне изумруд и высыпала в бокал белый порошок – вода забурлила. Ведьма выпила успокоительное… и еще больше распалилась.

– Пригласили! Лобстеры недоваренные, дульки переперченные! От котов житья нет! Я думала: интеллигентный дом, фортепьяны, угощения… угостили! – она подхватила мокрое платье с явным намерением покинуть комнату.

– Вы не могли бы немного подождать, милейшая? – вежливо, но твердо сказал Фикс. – А вас, Йонинг, я попросил бы заглянуть в чулан под лестницей. Там я, кажется, выронил пакетик с лакмусовыми бумажками. С их помощью мы установим, был в бокале Дэвида яд или не было.

– Но я все выпил! – Маг начинал раздражаться и даже не пытался это скрыть.

– Не все, господин магистр. – Чем больше злился Бэрр, тем невозмутимее становился Фикс. Он повертел перед горящей свечой пустой бокал, любуясь тем, как маслянистая янтарная капля стекает по внутренней стенке. – Не все, – повторил он. – С вашей стороны было чрезвычайно любезно оставить последнюю каплю для маленького научного эксперимента, мистер…

– Брр! – весело передразнил тоненький голосок.

На этот раз Дэвид так быстро обернулся к зеркалу, что успел разглядеть кривой ствол, зеленую крону, а в кроне – большую шляпу, из-под которой торчали ножки в деревянных башмаках.

Все ждали продолжения. Йонинг, уже стоявший в дверях, замешкался.

– А что у меня есть!

С этими словами из зеркала, где уже не было никакой шляпы с ножками, вылетел листок плотной бумаги. Забыв про светские манеры, Афрозина сиганула метров на пять, но кот – опять этот кот! – оказался проворнее. Он подхватил листок, прошмыгнул мимо оторопевшего доктора и был таков. От досады ведьма сплюнула на паркет, что было уже верхом неприличия:

– Дорогая Бьюти, – всем своим видом Бэрр показывал, что ничего не произошло. – Поскольку хозяйка дома нас покинула, может быть, вы на прощание угостите нас чашечкой крепкого кофе?

– С удовольствием.

Бьюти отправилась на кухню. Едва она вышла, как в мастерской начали происходить загадочные вещи.

– Прикажете разыскать кота? – по-солдатски громко обратилась ведьма к Бэрру.

Магистр поморщился.

– Афрозина, в больших дозах вы вызываете у меня аллергический насморк.

– Я могу быть свободна?

Вместо ответа Бэрр великодушно махнул рукой.

Единственный выход из мастерской загораживал своей представительной фигурой доктор, поэтому Фикс не особенно встревожился. Он спокойно взирал, как ведьма тормошит уснувшего павлина, а потом водружает его на шляпу. Как она прихватывает с подзеркальника приглянувшийся ей флакусик. «Интересно, как она станет оправдываться?» – подумал детектив.

Но Афрозина вовсе не собиралась оправдываться. Она подошла к картине «Беззвездная ночь», секунду-другую постояла как бы в раздумья и вдруг нырнула в нее головой вперед!

Мальчик и детектив вскочили со своих мест.

Из черноты картины донесся резкий свист, и сразу затрепыхался узелок, в который Фикс завернул реквизированное оружие. Напор изнутри был так силен, что платок развязался, из него выпорхнула летучая мышь и с пронзительным свистом умчалась на зов ведьмы.

Кажется, магистр решил показать себя во всем блеске. Он словно брал реванш. Всеобщий испуг только подхлестнул его. Он отшвырнул трость, и так, свиваясь в кольца, зазмеилась по полу.

– Пропади все пропадом! – пробормотал Бэрр.

Не веря собственным глазам, Йонинг подбежал к картине. Лучше бы он этого не делал. Какая-то неведомая сила начала его натягивать. Доктор хотел не то зевнуть, не то позвать на помощь – не успел. Черная дыра всосала его, подобно мощной аэродинамической трубе.

И вот уже все пришло в движение. Вытягиваясь жгутом, поползла со стола скатерть, полетели на пол тарелки и соусницы, сваливая в одну кучу потрошки с фестончиками и пармезончики с анчоусами. С лязгом поскакали вперегонки ножи, вилки, ложечки. Перевернулась супница, и недоваренные розоватые лобстеры неуклюже заскользили по гладкому паркету. Все, от мала до велика, исчезало в ненасытной черной дыре: флаконы с подзеркальника, раскрытый этюдник, незаконченные картины вместе с подрамниками, китайская ширма, кресло, стулья, стол…

– Вы аресто… – Черная дыра проглотила Фикса.

– Мамочка! – Дэвид едва не улетел ногами вперед в черную неизвестность, но успел вцепиться в деревянную раму.

В этот критический миг в мастерскую вошла Бьюти. Она несла поднос с фарфоровым сервизом на шесть персон. В первую секунду она подумала, что ошиблась дверью: пустая мастерская с навощенным дубовым паркетом имела вид большого танцкласса. Потом она увидела застрявшего в картине Дэвида, бледного, выбивающегося из сил, и Бэрра в позе стороннего наблюдателя. Руки у Бьюти разжались…

Она вскрикнула и бросилась к Дэвиду на выручку.

Холодное безразличие на лице мага сменилось живейшим участием. Он успел у картине первым и рывком вытащил мальчика из гибельной черной дыры.

Ему это было совсем не трудно.

– Какое счастье, Бьюти, что вам здесь не было. – В голосе Бэрра звучала искренняя радость. – А ты, Дэвид, в рубашке родился. Еще бы немного и… Пойдемте, дорогая. – Он снова повернулся к Бьюти и взял ее под локоть. – Пойдемте. Это зрелище не для слабого женского сердца.

И Бьюти – кто бы мог подумать! – не высвободилась, не осадила лицемера, – напротив позволила ему себя увести. Так, рука об руку, они покинули мастерскую, спустились вниз, вышли из дома.

А Дэвид, бедняга, не в силах был слово вымолвить. Он видел в окно, как к подъезду подкатил черный лимузин, как магистр распахнул перед Бьюти дверцу…

Больше Дэвид ничего не видел – он потерял сознание.

…В себя он пришел от мелодичного звона бубенчиков. Он подумал, что это прекрасный сон, но тут же вспомнил про своих друзей. Дэвид полежал минутку с закрытыми глазами, наслаждаясь тихим музыкальным позвякиванием, а потом сделал над собой усилие и разлепил веки.

Напротив него, в зеркале, сидело на ветке раскидистого дерева лохматое существо и время от времени встряхивало головой. После каждого такого встряхивания бубенцы на шляпе вызванивали незатейливую мелодию.

– Лежишь? – печально спросило лохматое существую.

– Лежу, – ответил Дэвид, с некоторым удивлением осознавая, что он, кажется, уснул прямо на полу. Он чувствовал себя разбитым и никому не нужным.

– Это ты правильно. Береженого бог бережет. В нашей дыре все может случиться.

– Ты видел, как она их засосала?

– Видел, – печально подтвердил гном.

– Значит, это ты меня предупредил, что Бэрр подлил яду в бокал?

– Я, – без всякого энтузиазма сознался гном.

– Ты спас мне жизнь! Что я могу для тебя сделать?

– Что тут можно сделать! – Гном покачал головой, извлекая из шляпы невеселый перезвон. – Только ждать и надеяться на худшее.

– На худшее? – удивился Дэвид.

– Чтобы надеяться на лучшее, надо иметь что-то хорошее. А если ничего нет? Если ты растерял своих друзей и даже врагов? Вот я и говорю: в моем положении надо надеяться на худшее. Все-таки надежда.

Дэвид помолчал, обдумывая его слова.

– Я тоже растерял своих друзей. Как и вытащить из этой дыры – ума не приложу. Но я не отчаиваюсь.

– Видишь? – гном показал открытую коробку с зефиром, а вернее сказать, одну-единственную зефирину в пустой коробке. – Что, по-моему, я сейчас сделаю?

Дэвид облизнул губы.

– Да, – тяжело вздохнул гном, – я ее съем. – Он отправил в рот аппетитную нежно-розовую бомбошку и, пока она не растаяла у него во рту, хранил сосредоточенное молчание. – А что дальше?

Такая постановка вопроса показалась мальчику несколько неожиданной.

– Ты хочешь сказать, что это была последняя коробка?

Невинный с виду вопрос поверг гнома в такое уныние, что он едва не заплакал.

– Если бы!…

Гном пошарил в густой листве, и в каждой его руке появилось по коробке зефира, перевязанной золотистым волоконцем. Дэвида это совсем озадачило:

– Что ж ты так расстраиваешься?

Гном удивился его непонятливости.

– Дальше придется открывать вторую коробку, затем третью… А тут у меня еще свежая пастила, и постный сахар, и патока, и фруктовый тортик и арахисовая халва…

Дэвид уже начинал догадываться, куда клонит этот несчастный гном, которого, казалось, сейчас раздавит эта огромная шляпа.

– Ну разве можно есть столько сладкого! – сокрушался гном. – Кончится тем, что у р о д о д е н д р о н не выдержит моего веса. Скорей бы уж. Чем так мучиться.

– А ты… не ешь сладкого.

– Ты советуешь мне отказаться от маленькой радости? Отказаться от того, что хоть как-то примиряет меня со всем этим? – гном описал в воздухе такую дугу, что потерял равновесие и едва не свалился с дерева.

– Я не в том смысле! – Дэвид даже испугался. – Ты не ешь, если не хочется, а если хочется, то конечно!

Гном вздохнул.

– Для того, чтобы мне не хотелось, все должны вернуться.

– Вернуться? Кто?

– К у р о п я т к а, и П о б б л, и К а н а р е й с К а н а р е й к о й… все-все… когда они жили у меня на шляпе, так было весело, никакого сладкого не нужно.

Гном вздохнул:

– Это все Афрозина. Всех разогнала, всех распугала. Ей чужая радость – как кость поперек горла. Она даже нашего любимого… – Он вдруг испуганно замолчал, а потом закончил: – Ну, в общем, превратила в кота.

– Ты давно его знаешь? – Дэвид вскочил на ноги и подошел к зеркалу.

– Давно? Мы с ним сто лет знакомы. Даже больше, сто шесть. Со дня моего рождения.

– А где он жил?

– Как где – везде. Пока Афрозина его не заколдовала.

– Я догадывался, я догадывался! – возбужденного восклицал Дэвид. – А какой он из себя?

– Смешной, – мрачно изрек гном.

– А ты не мог бы его нарисовать?

– Зачем? Вот же твоя мама его нарисовала.

– Где?

– Да вот!

Гном показывал на плакат, пришпиленный к забору. «МНЕЗНАКОМЕЦ, ТЫ КТО?» Дэвид помнил эту надпись наизусть. Так же как и забавную мешанину из кошачьих глаз, птичьего клюва, ослиных ушей, рыбьего хвоста и еще всякой всячины.

– Вот это – он?

– Он, он! Только тут нарочно все перепутано. Он не любит, когда «правильно» рисуют. Наверное, потому что он сам весь неправильный. Рыба не рыба, зверь не зверь…

– Человек не человек, – продолжил Дэвид.

– И так далее. – Гном с серьезным видом поднял вверх палец.

– А ты знаешь…

– Знаю, – не дожидаясь конца фразы, ответил гном. – Зеркало все видит, Все знает. – Поймав недоверчивый взгляд Дэвида, он понизил голос: – Ты ведь хотел спросить, как можно кота расколдовать?

– Да.

– А еще тебе хочется узнать, как вызволить твоих друзей из черной дыры?

– Да.

– И что надо сделать, чтобы Кэнди заговорила?

– Да!

– И почему так долго не возвращается твой папа?

– Да!

Гном покивал головой, и печальный смысл его кивков точно передали бубенчики.

– К сожалению, я не имею права дать тебе ответ на все эти вопросы.

– Но почему? – в запальчивости крикнул Дэвид.

– Афрозина… – Гном опасливо поглядел по сторонам. – Если я выдам хоть один ее секрет, она прогонит меня отсюда. Афрозина шутить не любит. А где я найду такое зеркало? В нем столько отразилось, и хорошего и плохого! В моем возрасте поздно начинать все заново.

– она ничего об этом не узнает! Слово джентльмена! – горячился Дэвид.

– Узнает, пронюхает, проведает. На то она и ведьма.

– Так ты ничего не скажешь? – в отчаянии воскликнул Дэвид.

Было видно, что в гноме борются сострадание и страх и после короткой схватки страх одержал победу.

– Так все сказано, – вяло махнул он рукой.

– Там? – переспросил Дэвид.

Гном нарисовал в воздухе листок бумаги.

– На листке, который унес с собой кот? – шепотом спросил мальчик.

Ответом ему был дружный звон бубенцов.

– А теперь мне пора спать. Желаю удачи… если можно говорить об удаче в этом печальнейшем из миров.

Шляпа начала медленно сползать вниз.

– Подожди! Как тебя зовут? – спохватился Дэвид.

– Квинтер Финтер Жос, – донесся приглушенный голос.

Еще мгновение, и шляпа накрыла гнома, как ночь накрывает день.

– А почему ты такой лохматый? – крикнул Дэвид вдогонку, уже не рассчитывая услышать ответ.

Шляпа как будто вздохнула:

– Тут стригись не стригись…

По зеркалу пробежала рябь, а когда поверхность разгладилась, в зеркале уже никого не было. Кроме, разумеется, самого Дэвида.

– Эх ты, Квинтус-Свинтус, – вырвалось у мальчика. – Такой большой, а всего боится!

«Какой же он большой? – вдруг задумался Дэвид. – Он же ростом меньше меня. Но ведь всех взрослых принято называть „большими“, разве нет? Какая-то путаница получается. Не могу же я сказать „малыш“ столетнему старичку…»

Ход его мыслей прервали чрезвычайно приятные ощущения в области правой лодыжки. Он опустил глаза и увидел рыжего кота, который терся о его ногу. Кот тщательно умылся – никаких следов сажи.

– Фосс! – обрадовался Дэвид. – Ты вернулся! Ну что ты об меня трешься? Хочет, чтобы тебя погладили?

Нет, дело было в другом: кот пытался привлечь внимание Дэвида к лежащему на полу листку.

Дэвид поднял листок с такой поспешностью, словно надеялся найти в нем ответы на все свои вопросы, а нашел – одни загадки.

– И это называется «все сказано»! – Дэвид размахивал листком перед носом у кота. – Хорошенькие «советы»! По-твоему, здесь есть какой-то смысл?

Кот вертел головой туда-сюда, пытаясь прочесть пляшущие буквы.

– Я ни-че-го не понимаю!

Это он, конечно, сгоряча. Чтобы Дэвид не сумел осилить несколько загадок… быть того не может! Просто такой текст с наскока не возьмешь. Кстати, и мы с ним заодно поломаем голову.


Зеркальные советы

Ах, как люблю я, боже мой,

Скворчать в моей дыре,

Где нет тепла в июльский зной

И снега в январе;

Где после дождичка в четверг,

Устав от суеты,

Грустит простой английский клерк,

Любуясь на хвосты;

Где золото я помогу

Сменять на серебро

Той, что сидит и ни гу-гу

Без жвачки из ситро.

Да, это вам не Бог-Весть-Кто

В фальшивой бороде —

Здесь ищут то, не зная что,

И так, не зная где.

А почему? Да потому.

Что если я не я,

То сам себя я не пойму,

И черт мне не судья!

Я одержу над ними верх,

Избавлю вас от мук,

И не беда, что черный стерх

Уже летит на юг…

Перетасую все слова,

Когда придет момент:

На то дана мне голова,

Чтоб сделать хэппи-энд!

ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой мы проваливаемся в черную дыру

– Будем думать, – сказал Дэвид и почесал… за ушком у кота. – С дырой вроде все ясно, это картина, куда всех засасывает. А вот «скворчать»… Похоже на «скворца» и «торчать» одновременно, – размышлял вслух Дэвид. – Кто-то торчит в дыре, как скворец… Что значит «кто-то»! Это же про Фикса с Йонингом! И ничего в той дыре нет хорошего: ни тепла летом, ни снега зимой. Почему ж тогда «ах, как люблю я»? Разве можно любить место, где тебе плохо?

Кот нервно забарабанил лапами по паркету.

– Про клерка с хвостами надо будет у мамы спросить. Она каждый четверг после дождичка ездит в Чешир электричкой. И тоже потом грустит, как этот клерк. Так, что тут у нас дальше? «Той, что сидит и ни гу-гу без жвачки и ситро». Это про Кэнди, как я сразу не догадался! «Ни гу-гу» – правильно, она же немая. И откуда взяться жвачке и ситро, когда она, бедная, сидит в темнице на хлебе и воде! А вот кто ей поможет сменять золото на серебро? А главное, зачем? Зачем менять более ценное на менее? Наверное, Афрозина хочет ее облапошить.

Кот недовольно завозился.

– Не Афрозина? – спросил у него Дэвид. – Кто же? Бэрр?

Кот презрительно фыркнул.

– Ничего не понимаю. Фикс?… Доктор?… Моя мама?

С каждым вопросом кот все больше успокаивался, а при слова «мама» выразительно поглядел мальчику в глаза и тихо ткнулся ему в живот.

– Я?!

Кот сладко заурчал. Все это напоминало известную игру, когда один пытается что-то отгадать, а ему подсказывают: «холодно»… «теплее»… «горячо»!

– По-твоему, я способе обмануть Кэнди? Нет, тут что-то не то. Думай, Дэвид, думай! Откуда у Кэнди золото? И серебро ей тоже ни к чему. Ей главное – заговорить, а она молчит. А молчание – золото…

Это вырвалось у Дэвида настолько неожиданно, что он сам растерялся. Кот, как бы в награду, лизнул ему руку.

– Какие мы молодцы! – Дэвид стиснул кота в объятиях. – Как в поговорке, помнишь? «Слово – серебро, а молчание – золото». Вернуть Кэнди речь – все равно что обменять золото на серебро! Ай да Квинтер Финтер Жос!

«Ну, гном, держись, – сказал про себя Дэвид. – Сейчас мы будем щелкать твои загадки, как орешки!» Не тут-то было. Дэвид безнадежно увяз в последних четверостишиях. Улетает на юг стерх, то есть журавль… и почему-то не белый, а черный… Ну и что? Стоп! А если это – черный лимузин? Ну конечно! И летит он на юг, в Ньюкасл! На всякий случай гном меня успокаивает: «ну и пусть себе летит, все равно конец будет счастливый. Была бы голова на плечах».

Дэвид вскочил на ноги и подбежал к зеркалу. Он не рассчитывал увидеть знакомую шляпу, просто захотелось сказать слова благодарности – вдруг гном услышит?

– Прости меня, Квинтер Финтер! Ты дал отличные советы. Я верю, все будет хорошо. И на твоей шляпе будет праздник. Ты меня слышишь?

Из зеркала донесся вздох, и это был (так показалось Дэвиду) не горький вздох отчаяния, а тихий вздох облегчения.

Мальчик повернулся к коту:

– Фосс! Кажется, я догадался, как нам попасть в черную дыру. Помнишь, что пробормотал Бэрр? Пропади все пропадом! И всех стало затягивать в картину. Против их желания, понимаешь? А мы сами хотим туда попасть. Значит, теперь нам надо произнести заклинание. Ты готов?

– ПРОПАДИ ВСЕ ПРОПАДОМ!

Нет, никто никуда не пропал. Роскошные усы кота нервно зашевелились.

– Странно. Не сработало. – Взгляд Дэвида упал на листок с зеркальными советами. – Постой-постой… Вот же! «Перетасую все слова!» В этом вся штука.

– ПРОПАДОМ ВСЕ ПРОПАДИ!

Едва он произнес магическую формулу, как его что-то подхватило, оторвало от пола, и черная дыра всосала его. Последнее, что он успел увидеть, был взлетающий кот – этакий огненно-рыжий летательный аппарат с еще не убранным шасси… в белых «чулочках».

– Кисик мой прилетел!

Дэвид услышал голос Афрозины, еще не понимая, где он очутился. В ее голосе, как ни странно, звучала искренняя радость. Дэвид с удивлением посмотрел по сторонам – ёксель-моксель! Да это же мастерская! Все здесь было по-старому, словно никто и ничто не проваливалось ни в какую дыру. Картины, подрамники, китайская ширма, длинный стол – всё на месте. И, кажется, все на месте: детектив, доктор, АФРОЗИНА, даже павлин.

Но… что-то было не так.

В следующую секунду он понял – что именно. Все сидели на столе, а блюда и тарелки стояли на стульях! Есть при этом было невероятно сложно, однако никто не ворчал, не возмущался. Ведьма накалывала свои любимые блюшечки острием зонтика и неочищенными, в мундире, преспокойно отправляла в рот. Фикс связал подтяжки хитрым образом – наподобие рыболовной сети – и с ее помощью отлавливал вареных лобстеров. Что качается Йонинга, то все за него решил павлин. Уж не знаю, принял ли он доктора за прожорливого птенца, но он выискивал для него самые лакомые кусочки. Доктор послушно открывал рот. Заколебался он лишь раз, когда увидел в клюве павлина что-то живое и извивающееся. Дэвид вдруг вспомнил выражение «заморить червячком» (по-моему, он от страха что-то перепутал) и хотел уже предупредить Йонинга о грозящей ему опасности, но не успел: доктор с удовольствием проглотил то, что в некоторых восточных странах считается деликатесом.

Дополнительным неудобством такого застолья было то, что все видели друг к другу спиной. Можно себе представить, как им влетело бы от Камиллы, если бы… если бы телевизор не стоял экраном к стене.

Да разве с одним телевизором так обошлись! Картины сидели вверх ногами, китайская ширма стала циновкой. И только кресло вело себя как кресло. В него-то Дэвид и сел. Кстати, очень вовремя, потому что от всего этого у него закружилась голова.

– Где же ты, Фоссик, чертыклялся? – ворковала Афрозина, разнежив кота на коленях. – Ну давай, поурчи. Ты моя киска… ты моя мышка.

Кот не вырывался, как можно было бы ожидать, наоборот, с готовностью давал себя погладить.

– С этими вареными лобстерами одно мучение, – пожаловался Йонинг. – Вон как тяпнул меня за палец. Видите? (Все покивали, хотя даже не взглянули в его сторону.) Надо чем-то смазать, а то как бы не попал в кровь какой-нибудь микроб. Вы не помните, Фикс, чем?

– Кто из нас доктор, вы или я?

– Вот я и спрашиваю.

– Смажьте йодом.

– Вы, наверно, хотели сказать «медом»? Павлуша, ты не поищешь мед? – обратился Йонинг к павлину. Тот с важностью пошел выполнять поручение.

– За настоящих мужчин! – Афрозина осушила бокал с шипучкой, достала из сумочки визитную карточку, послюнила карандаш и начала быстро писать. Перечитав написанное, она поманила пальцем Дэвида.

– Отнесешь ему, – кивнула она в сторону сыщика. – Только сначала исправь ошибки.

Дэвид прочел:

«Фикс, вы ужастный красавиц. Такой смелый такой умный. Нет болшей радости чем видеть вас рядом. Ваша Розина».

Дэвид исправил ошибки и понес карточку Фиксу. Тот прочел и позеленел.

– Что она пишет! – забормотал сыщик. – «Фикс, вы ужасный мерзавец. Такой трусливый, такой глупый. Нет большей гадости, чем видеть вас рядом…» Ну, знаете!

Детектив вытащил из левого тапочка свою визитную карточку, а в правый, на всякий случай, сунул полученную. И застрочив, бубня себе под нос:

– «Не знаю, чем я заслужил такие оскорбления. Очень надеюсь, что судьба никогда не сведет нас вместе, старая ведьма. – Ф. Икс».

Видя, что Дэвид не решается взять такую записку, он чуть не силой вручил ее мальчику.

Афрозина прочла и зарделась, как барышня. У нее был такой вид, будто ей сейчас объяснились в любви.

– Ты понял? – обратилась она к мальчику. И с гордостью прочла вслух: – «Не знаю, чем я заслужил такие восхваления. Очень надеюсь, что судьба навсегда сведет нас вместе, юная прелестница. Фаш Икс!»

Афрозина достала новую карточку, послюнила карандаш и зацарапала.

А Дэвид думал: «Вот чудные. Смотрят в книгу, видят фигу. Как это у них получается?»

Между тем новое послание уже было готово:

«Вы мушчина хоть куда! Там где стоит мой шалаш нас ждет щастье. Поведете меня под венец и делу конец. Навеки ваша».

Ни ошибок, ни загадок меньше не стало. «Это ж надо, – думал Дэвид, – старуха влюбилась! Да в кого! В лучшего сыщика Англии!» Для мальчика эта загадка была почище всех предыдущих. А разгадывалась она просто: в Афрозине проснулась ревность… Да-да! Когда Бэрр всех отправил в черную дыру, ведьма тотчас смекнула, что он пожелал остаться с Бьюти наедине. Какое вероломство! И ста лет не прошло, а он уже забыл, как нашептывал ей, Афрозине, всякие слова. О, мужчины! У старой ведьмы созрел план мести. Она, конечно, всерьез не рассчитывала вскружить голову великому сыщику, а впрочем…

Фикс читал ее новое послание, сдерживаясь изо всех сил:

– «Вы мужчина хоть? Куда там! Где стоит мой шалаш, вас ждет несчастье. Подведу вас под конец, и делу венец».

«Сейчас он ее пристрелит». – Дэвид зажмурился.

– Павлик, ты не отнесешь это моему другу? – услышал он голос Йонинга.

Он открыл глаза и увидел, как павлин берет из рук доктора записку. И этот туда же!

Разъяренный Фикс раздумывал, чем ответить ведьме, когда перед ним остановился посланец доктора. Детектив взял у него из клюва записку и прочел:

– «Фикс! С вашей бесталанностью вы могла бы еще более недостойно проводить время. Мне, кажется, вы созданы для этой дыры. – Неуважающий вас Йонинг».

Это беднягу доконало. Услышать такое от лучшего друга! Сегодня все словно сговорились уязвить его побольше. Но почему? Чем он заслужил несправедливые слова? Карьера его безупречна, даже с убийцами и отъявленными мерзавцами он обращался как с джентльменами, никогда не унижал их человеческие достоинства. А как обращаются с ним! Ладно бы эта ведьма, не драться же с ней в самом деле, но Йонинг!

– Дуэль!

Англичане, надо вам сказать, весьма щепетильны в вопросах чести, и Фикс не был исключением. Он принял горькое, но единственно возможное решение:

– Йонинг, я буду с вами драться!

Толстяк доктор нащупал ногами стул и, отдуваясь, начал сползать вниз, увлекая за собой скатерть.

– Вы хотите сказать, что не хуже меня владеете стетоскопом? – попробовал он отшутиться.

– Стетоскопом? – невесело улыбнулся Фикс. – О нет, мои намерения, смею вас заверить, куда более серьезны.

Он развязал узелок с оружием, изъятым у близнецов.

– Мы будем драться на рогатках!

– На чем?

– На рогатках!

Фикс отмерил десять шагов и с размаху всадил в пол два столовых ножа, обозначив барьеры. Рукоятки ножей он повязал бантами, желтым и зеленым.

– По счету «три» начинаем медленно сходиться. Стрелять будем без предупреждения. Промахнувшийся теряет право на повторный выстрел.

Фикс передал доктору – через своего секунданта Дэвида – рогатку Такли, а себе взял рогатку Сякли. Инициалы братьев были вырезаны на деревянных ручках.

Доктор так внимательно разглядывал рогатку, будто ждал от нее объяснений странного поведения своего приятеля.

– Фикс, я ничего не понимаю. Неужели записка, в которой выражено мое глубочайшее уважение к нашим талантам, могла чем-то оскорбить вас?

– Глубочайшее уважение? Нет, как тебе это нравится? – повернулся сыщик к Дэвиду.

Между тем павлин, секундант доктора, подносил боеприпасы: все более или менее круглое, твердое, размером с грецкий орех, – короче, все, что осталось от еды.

Дэвид предложил дуэлянтам помириться, но Фикс отказался наотрез.

Прозвучала команда, соперники стали сходиться.

Афрозина вдруг забеспокоилась. Они попыталась подсунуть Фиксу несколько блюшечек, которые незаметно припрятала в своем ридикюльчике в самом начале застолья. Когда этот номер не прошел, она попробовала отвлечь внимание Йонинга с помощью разных женских «штучек» – хваталась за сердце (почему-то с правой стороны), канючила, чтобы ей выписали больничный лист по уходу за престарелой матерью, и т.д.

Доктору, как и Фиксу, было не до нее. Соперники, сразу обменявшись точными выстрелами и тем самым получив право на повторный, тщательно целились, прекрасно понимая, что первый же промах может решить исход дуэли.

Оба дуэлянта быстро приобрели вид весьма плачевный. Весь ужин был наглядно представлен на их лицах и одежде. Впрочем, не весь. Только холодные и горячие закуски. Что же будет, когда павлин подаст им сладкое?!

Дэвид зажмурился.

– Мальчику плохо! – закричала Афрозина.

Эта уловка ей удалась. Йонинг на мгновение отвлекся, и тут же рот ему запечатал круассон с фестончиками. Доктор, огорченный своим «зевком», поспешил выстрелить в соперника увесистым хряпчиком и… промахнулся.

Афрозина не скрывала своего восторга.

Согласно правилам, Дэвид присудил победу Фиксу. С таким видом, будто она хочет развеселить Йонинга, ведьма посадила кота в супницу и накрыла крышкой.

– Ап! – сказала она, приглашая всех, и прежде всего доктора, убедиться, что все без обмана.

– Ап! – повторила она, снимая крышку и переворачивая супницу вверх дном. Кот исчез.

Павлуша тоже старался как мог и распустил свой великолепный хвост.

Так закончилась эта необычная дуэль. Если считать, что Фикс смыл пятно оскорбления, то смывать все прочие пятна ему еще предстояло.

Пользуясь передышкой, Дэвид пытался собраться с мыслями. С тех пор как он провалился в черную дыру, все пошло наперекосяк. Йонинг и Фиксом, старые друзья, дрались на дуэли. Кот с Афрозиной обнимались, словно не могли нарадоваться друг другу. Доктор вдруг перестал разбираться в медицине. Сыщик забыл о расследовании. А записки!… Наоборотица какая-то. Все шиворот-навыворот…

Вот! Наконец Дэвид подыскал точное определение: «все шиворот-навыворот»… Да ведь это Бэрр! Ну конечно, его рук дело!

Почувствовав спиной неладное, Дэвид обернулся и увидел, как павлин несет Фиксу тайную записочку от Афрозины. Фикс пока этого не видел: он повесил пиджачок на спинку стула и старательно чистил его щеточкой – между прочим, той самой, которой один из пойманных им бандитов умело заметил следы преступлений. Детектив неохотно прервался, повертел между пальцами записку и после некоторого колебания прочел вслух:

– «Петух мой ощипанный! Сложи крылья. Где ненаша пропадала?»

Фикс отшвырнул визитную карточку и с таким ожесточением набросился на старый пиджачишко, что тот затрещал по швам.

С быстротой ЭВМ Дэвид мысленно «переводил» текст записки. Или, говоря проще, выворачивал его наизнанку. Получилось: «Лебедь мой прекрасный! Расправь крылья…» Вот что писала Фиксу влюбленная ведьма! Она призывала его бежать отсюда! С ней вместе! Но как?

– Я понял!

Афрозина даже подпрыгнула от его крика. Фикс с доктором повернулись к мальчику и напряженно ждали, что он скажет дальше. В наступившей тишине Дэвид отчетливо произнес:

– ГДЕ НАША НЕ ПРОПАДАЛА!

Странно. Вроде ничего не произошло. Кажется, вздрогнула люстра. Да еще у Дэвида слегка уши заложило. А вместе с тем решительно все изменилось. Мир обрел свой привычный вид. Вещи вернулись на свои места. Каждый сидел на том, на чем положено сидеть. Ведьмы и след простыл.

Сам собой включился телевизор, и на экране возник старинный замок. Выглядел он, прямо скажем, мрачновато. Щелевидные бойницы напоминали сузившиеся зрачки. Из одной такой бойницы вдруг кто-то выпорхнул – зверь не зверь, птица не птица, – и два перепончатых уродца полетели дозором вдоль зубчатой стены – летучая мышь и огромная тень от нее.

– Для кого-то Ньюкасл, возможно, не самое веселое место в Англии, – послышался закадровый голос Камиллы, – но эти люди собрались здесь не для того, чтобы веселиться…

На экране возник просторный зал с колоннами.

– Смотрите: Бэрр! – выкрикнул Дэвид.

Среди прогуливающихся джентльменов и о чем-то шушукающихся дам промелькнуло лицо черного мага.

– …Антинаучный симпозиум по аномальным явлениям, – продолжала Камилла, – дело серьезное. Согласитесь, не каждый день можно увидеть, как снимают заклятье с восьмилетней девочки. Хотя вряд ли наши телезрители смогут это увидеть – симпозиум будет проходить при закрытых дверях.

Все вскочили и, не сговариваясь, направились к выходу. В это время послышались легкие шаги… и вот уже в дверях мастерской стояла Флокси с картонной коробкой, перевязанной лентой.

– Вы уходите? – удивилась она.

– Мадам, у нас дела, – со значением сказал Фикс.

– Ну, что ж… вы только недолго. Дэвид, держи. – Она протянула ему коробку. – От близнецов. Сами испекли – как ты советовал.

Она проводила их до дверей. Часы показывали начало шестого.

Город Хэллоу просыпается рано, и все жители от мала до велика выходят на улицу. Еще не открылись магазины, не приступили к работе конторские служащие, и единственный в городе бродячий пес Эрл Фицуотер еще не начал обход своих обширных владений. В этот час можно встретить человека, который спит на ходу, что не помешает ему вежливо с нами раскланяться. Что заставляет их всех встать ни свет ни заря и выйти из дому? Сущий пустяк. Желание сказать и услышать в ответ теплое «хэллоу»! Прошел мимо солидный директор банка – снял шляпу, проехали на велосипедах две монашки – помахали рукой, цветочница отвлеклась от дел – улыбнулась. По-вашему, пустяки? И ты сам с удовольствием снимаешь шляпу (если она у тебя есть), машешь кому-то рукой, улыбаешься. Хэллоу – городок небольшой, за полчаса со всеми перездороваешься, а там и делами можно заняться. Традиция есть традиция, и никто, даже Эрл Фицуотер, не станет ее нарушать.

Дэвид и его друзья вышли на улицу в самый «час пик», и на них сразу обрушился такой шквал приветствий, что невозможно было словечка вставить. А Дэвиду о многом хотелось поговорить. О ведьмином шалаше, в котором Фикса ждало неизвестно что. О Ньюкасле, где им предстояла встреча с Бэрром.

Кого не мучили никакие вопросы, так это павлина. Он несся впереди всех, как бы снимая основной урожай улыбок и приветствий. Со стороны должно было казаться, что самая важная персона – он, павлин, а остальные – так, павлинья свита. Вдруг он встал как вкопанный: перед ним вырос большой пес с расчесанной бородой и торчащими усами. Это и был Эрл Фицуотер, презирающий собачьи поводки и домашнюю сытость. Эрл – гордость Хэллоу, самая независимая собака в Англии… но одной независимостью сыт не будешь, и поэтому Эрла Фицуотера кормил весь город. Какая встреча! Разговор Павлуши и Фицуотера мог бы украсить любую историю, но разговор не состоялся. Они кивнули друг другу и разошлись в разные стороны.

Наконец четверо наших приятелей свернули за угол. Здесь не было ни души. Посреди тихой улочки стоял красивый омнибус.

– Фикс, – прервал молчание доктор. – Все-таки за что вы меня вызвали на дуэль?

– Вы, Йонинг, действительно не понимаете?

– Клянусь честью.

– Напомнить вам, что вы мне написали в записке?

– Сделайте одолжение.

Сыщик поглядел на мальчика, потом на доктора.

– При Дэвиде? Вы не боитесь покраснеть?

– Я отвечаю за каждое слово!

– Извольте, – детектив вздохнул. – За точность ручаюсь. Вы написали: «Фикс! С вашей бесталанностью вы могли бы еще более недостойно проводить время. Мне кажется, вы созданы для этой дыры. Неуважающий вас Йонинг».

Доктор как-то очень пристально заглянул в глаза своему другу. Так он обычно смотрел в зрачки пациентов, определяя по ним душевное состояние.

– Позвольте вам заметить, дорогой Фикс, – спокойно произнес он, – что на этот раз память подвела вас. Вы цитируете меня не совсем точно.

– Вот как? – Детектив нагнулся, достал из левого тапочка пачку бумажек и нашел среди них нужную. Он перечитал записку – лицо у него вытянулось.

– Не будьте ли вы так любезны прочесть ее вслух? – попросил доктор.

И детектив прочел:

– «Фикс! С вашим талантом вы могли бы более достойно проводит время. Мне кажется, вы не созданы для этой дыры. Уважающий вас Йонинг». – Фикс помолчал. – Я перед вами виноват, доктор. Мне остается только надеяться, что вы отнесетесь к этому эпизоду как к досадному недоразумению.

Йонинг согласно кивнул. Между тем Фикс перечитывал про себя послания Афрозины, то и дело хмыкая, – то ли от смущения, то ли от удивления.

– Сдается мне, доктор, эта черная дыра сыграла со всеми нами злую шутку.

– Вы правы, Фикс. Пусть это послужит нам предупреждением:: с нечистой силой надо держать ухо востро.

– Смотрите! – воскликнул Дэвид. – Он едет за нами!

Мальчик имел в виду омнибус, который уже давно их преследовал. Шофер был тощий и лупоглазый – вылитый червяк. Все остановились. Остановился и омнибус. Задняя дверь открылась.

– НЬЮКАСЛ, – прочел Дэвид на боку омнибуса. – Поехали!

Он хотел уже вскочить на подножку, но его определил павлин: распустил хвост и ни туда ни сюда.

– Павлуша, не балуй, – сказал доктор. – Ну, ты же умница.

Голос Йонинга подействовал на павлина. Он недовольно клёкнул и с подчеркнутой медлительностью вложил хвост. После чего демонстративно прошел вперед, поближе к водителю.

Дэвид с Фиксом предпочли комфортабельный верхний салон, откуда обзор был лучше. Тяжелый на подъем доктор остался внизу. Омнибус плавно тронулся.

Фикс набил трубку, затянулся и выпустил облачко сладковатого дыма. Внимания Дэвида, сидевшего у окна, привлек указатель: НА ЮГ. При такой скорости они доберутся до Ньюкасла часа через два, не раньше.

– Мистер Фикс, – прервал молчание Дэвид. – Как вы думаете, я смогу стать настоящим сыщиком?

– Настоящим? – Фикс глядел в окно. – При известных условиях, пожалуй, сможешь.

– А кому они должны стать известны? Скотленд-Ярду?

– М-м-м, – неопределенно промычал детектив, не выпуская изо рта трубки.

– А вы скажете им про меня? Пусть проверят в деле. Хотя бы в таком, – показал он. Все «дело» уместилось у него на кончике мизинца.

Детектив подумал.

– Тесты, – со значением сказал он. – Надо пройти много тестов. На быстроту реакции. На выдержку. На сообразительность. На наблюдательность…

– А как ее проверяют?

– Ну, например. Моя особая примета?

– Особая примета? – переспросил Дэвид.

– Да.

– Фальшивые усы, – не задумываясь ответил мальчик.

У невозмутимого Фикса глаза стали похожи на окуляры полевого бинокля.

– Почему ты решил, что они фальшивые?

– Вы много курите, у вас зубы пожелтели, а усы черные-пречерные. Как новенькие, – охотно пояснил Дэвид.

– Гм… Зафиксировали.

Мальчик глянул в окно. Еще один указатель НА ЮГ остался позади. Кто-то заботливо, через каждую милю, напоминал им о том, что они едут в правильном направлении.

– Вы их, наверное, красите тушью, – продолжал Дэвид.

– А об этом как ты догадался? – еще больше изумился детектив.

– Гуталином или ваксой нельзя – запах резкий. И шипучку вы пили через соломинку для коктейля и уставился на нее с неожиданным интересом.

– Ты прав, – сказал он после большой паузы. – В детстве мне хотелось поскорей вырасти. В четырнадцать лет у многих моих друзей пробились усики, только у меня верхняя губа была гладкая, как ладошка. Тогда, чтобы не отстать от других, я начал покуривать. Разумеется, тайком от родителей…

– И у вас выросли усы? – спросил Дэвид.

– Выросли, – грустно подтвердил Фикс. – Через год. Зато сам я перестал расти.

Он нажал кнопку на подлокотнике кресла, и оттуда выехала банка с пивом. Он дернул за алюминиевое кольцо – чпок! – над банкой закурился белый дымок. Фикс пил через соломинку, предаваясь невеселым мыслям о своем росте – метре с хвостиком.

По примеру сыщика Дэвид нажал кнопку и получил свой любимый лимонад в желтой банке да еще жевательную резинку в придачу. Омнибус что надо!

– Но на этом мои неприятности не кончились, – продолжал сыщик. – Усы от табака быстро пожелтели, и, чтобы дома никто не заметил, я попробовал подкрашивать их гуталином. Вышло только хуже, и тогда…

Детектив замолчал: тяжело бередить старые раны!

– …и тогда я сбрил усы. Это был самый простой выход… и самый сложный.

Он снова умолк.

– А потом? – Дэвид забыл про жвачку.

– Потом я стал взрослым и мог курить в свое удовольствие, причем совершенно открыто. Но, во-первых, не такое уж это удовольствие – делать то, что разрешено. А во-вторых, постоянно подкрашивать усы – это, скажу я тебе, ужасная морока. Вот я и стал наклеивать фальшивые. Щетина грубее, не так быстро желтеет.

– А как же черная тушь? – удивился Дэвид.

– Не было запасных усов, пришлось эти подкрасить.

Дэвид пил вкусную газировку, поглядывая в окно.

– Мистер Фикс, – заговорил он, присматриваясь к мелькающим за окном деревьям. – По-моему, мы едем на север. Солнце-то все время справа. И стволы… с той стороны у тиса ветви гуще, а с этой реже…

Фикс закашлялся дымом.

– Ух ты! – Мальчик вдруг увидел в небе оранжевый воздушный шар, который относил ветром на юг… если верить дорожным указателям. – Еще один, смотрите!

Впереди, над шоссе, замаячила гондола под огромным желтым куполом с изображением огнедышащего дракона. И вот уже там и сям запестрели воздушные шары самых невероятных конструкций и фантастической раскраски.

Если Дэвиду не хватало слов, чтобы выразить свой восторг, то Фикс, напротив, мрачнел на глазах.

– Так я и думал, – изрек он, прокашлявшись.

– Что? – рассеянно спросил мальчик.

– Праздник воздушных шаров в Кингстауне. О нем раструбили все газеты.

– Кингстаун? – Дэвид сразу посерьезнел. – Но ведь это в противоположной стороне от Ньюкасла!

– Вот именно!

Оба подавленно замолчали. Над головами у них раздались странные звуки, точно кто-то подпрыгивал на крыше омнибуса. Дэвид с Фиксом испуганно переглянулись.

– Что, герои? Душа в пятки ушла? – послышался сверху столь же знакомый, сколь и противный голос. – Из одной дыры выбрались, в другую угодили!

Старуха залилась радостным смехом.

– Зато со всеми удобствами! – ехидно ввернула ведьма. – Кажется, коротышки испекли вам кое-что в дорожку? Ну-ну. Советую хорошенько подкрепиться, дорога предстоит ох какая дальняя!

Неожиданно топот прекратился. А в следующую секунду огромный желтый шар с огнедышащим драконом проплыл у них над головами.

– Прощайте, мои золотые! – прокричала им Афрозина. – Омнибус, учтите, везет без остановок! Ха-ха-ха. Перпетуум-мобиле!

В нарушение всех законов, воздушный шар резко взмыл вверх и полетел против ветра – назад, в Ньюкасл.

– Что значит перпетуум-мобиле? – спросил Дэвид, немного придя в себя.

– Мы можем кататься на этом шикарном омнибусе до самой смерти, – отозвался Фикс. – Перпетуум-мобиле значит вечный двигатель. Если бы…

Но мальчик его уже не слушал. Он бежал по проходу между рядами кресел с криком:

– Остановите! Остановите немедленно!

Сыщик с сомнением покачал головой ему вслед.

Дэвид кубарем скатился вниз и бросился к кабине водителя.

– Остановите, слышите! Остановите!

И тут он увидел нечто такое, отчего рот у него сам собой открылся: павлин, тихоня Павлуша, спокойно подошел к шоферу сзади и… проглотил его. Попросту говоря, склевал. Как червяка. А может, он и был червяк? В черной ливрее и с шоферскими правами в кармане – обыкновенный дождевой червяк? Ведь похож? Еще как похож!…

Пока Дэвид соображал, что к чему, павлин как ни в чем не бывало, уселся на место водителя. На приборном щитке были кнопки: черная, синяя и белая с литерой «Н»… Черная нажималась, когда Бэрр или его подручные выезжали «на дело». Стоило нажать синюю, как в омнибусе автоматически блокировались двери и тормоза: с этой минутой он мчался вперед, не зная ни сна, ни отдыха. «Н» означало Ньюкасл – чтобы вернуться в замок, следовало нажать белую кнопку.

Именно это и сделал павлин своим клювом. Омнибус сбавил ход и начал разворачиваться. Павлуша, как бывалый шофер, небрежно положил на руль крылья. Конечно, это была всего лишь красивая поза – машина двигалась в автоматическом режиме.

К тому времени, когда Фикс спустился вниз, омнибус успел развить бешеную скорость. Детектив побледнел: прямо на них мчался легкомысленный «фиатик». Сейчас он будет смят в лепешку! Но нет… в последний момент омнибус вильнул боком, и все обошлось.

Аварийные ситуации возникали еще не раз, но двухпалубная махина проявляла чудеса маневренности. В конце концов Фикс с Дэвидом успокоились и заняли места возле спящего Йонинга.

То ли доктора очень уж заразительно почмокивал во мне, то ли вдруг навалилась усталость, но через минуту оба задремали. Дэвид, правда, успел подумать: «Если бы не дорожные указатели, я бы…» Это «бы» в его сладкой дреме превратилось в павлиний хвост, который он, Дэвид, раскрыл на вершине горы. Потом он оттолкнулся и полетел, а конец важной мысли остался на вершине.

…Проснулся он оттого, что кто-то тюкал его в правый бок. Омнибус стоял в гараже. Все спали. Павлин теребил мальчика.

– Ты что, Павлуша? – шепотом спросил Дэвид.

Павлин начал раскрывать свой хвост, звено за звеном. Даже в детском калейдоскопе не видел мальчик таких волшебных узоров. Но он уже догадался – неспроста распустил павлин свой великолепный хвост. Дэвид пригляделся: на месте выдернутого пера торчала тонкая бумажная трубочка.

– Сейчас, сейчас, – заторопился он.

– Павлин терпеливо ждал, пока извлекут драгоценный листок. Листок, имевший к нему, Павлуше, прямое отношения. Листок, который ему удалось похитить у Афрозины. Теперь он будет в надежных руках.

Дэвид развернул трубочку… Вот так сюрприз! Ай да Павлуша! Еще одна пропавшая страничка.


Про дядюшку Арли, большого чудачника

Мастеря сачки из марли,

Жил на даче дядя Арли,

Сидя на мешке муки.

Шли вприпрыжку дни и ночки,

Стрекотал Сверчок в лесочке,

Лопались на шляпе почки.

(Правда, жали башмаки.)

Сам из Челси, непутевый,

Он от шума городского

Убегал к реке тайком.

Там учил он петь рыбешек,

Красил мак в цветной горошек

И ловил стрекоз и мошек

Продырявленным сачком.

Пожимая догам лапу,

Ш е в е л ю р о в у ю шляпу

Он почтительно снимал.

Завывала дружно стая,

Дядин п ё с е н н и к читая,

О, собачья жизнь простая,

Как ее он понимал!

Как– то раз он топал мимо

Тополя, и тополиный

Пух на шляпу сел к нему.

Дядя в облачко вгляделся:

Может, весточка из Челси?

Вдруг Сверчок на нос уселся,

Непонятно почему.

Видно, сел он на нос вместо

Видно, сел он на нос вместо

Травки, сел он – и ни с места.

С той поры они дружки.

Можно слушать бесконечно,

Как поет Сверчок беспечно.

(Примиряясь с тем, что вечно

Жмут при этом башмаки.)

Сорок три зимы минуло,

И немножечко сутулым

Стал наш дачник и чудак.

Башмаки совсем растопал,

Боевой забыл свой вопль,

А на шляпе вырос тополь —

Своенравный, как ветряк.

…Пива ль он хватил? Удар ли

Вдруг хватил беднягу Арли?

Истекли его деньки.

Тополек дает листочки,

Из муки пекут блиночки,

И павлин, надев очечки,

Вслух читает эти строчки

Нам, а р л я т а м, у реки.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой Фикс падает в обморок, а Дэвид узнает, что не так уж страшен черт, как его малюют

Все– таки иногда возникает желание раскрыть книжку сразу на последней странице, чтобы узнать, чем кончится, не правда ли? Хотя это будет несправедливо по отношению к героям книжки, которые никак не могут этого сделать. Вот и Дэвид, прочитав новое стихотворение, гадал: «Где же все-таки дядюшка Арли? И нельзя ли попробовать тех блиночков? И как эти стихи попали к нашему павлину, а тем более, как наш павлин попал в эти стихи?»

Если вы мне пообещаете, что не станете заглядывать в конец этой истории, я вам открою несколько секретов. Расскажу вам то, чего пока не знает Дэвид.

Так вот, дядюшка Арли жил неподалеку от Ньюкасла, и Павлуша частенько заглядывал к нему в гости поболтать о том о сем, пока Афрозина его… (но об этом позже). Стихотворение досталось павлину от рыжего кота, который тогда был, конечно, не котом, а мистером… (молчу, молчу!). А что касается блиночков, то их по сей день пекут здесь, в замке. И будут печь еще долго, пока не переведется мука в том самом мешке, на котором любил сидеть дядюшка Арли. А вот кто печет блиночки, я вам опять же не скажу. Об этом вы сами скоро узнаете.

Ну а теперь вернемся в омнибус, где спят сыщик с доктором.

– Йонинг! – Мальчик тронул доктора за плечо. – Йонинг!

– Я не сплю, – мгновенно отозвался доктор. Не открывая глаз, он вытащил из кармана целлофановый пакетик с влажной салфеткой и тщательно протер лицо.

Мы знаем, что доктор обладал замечательной способностью спать и непринужденно поддерживать разговор. Его собеседники делали вид, будто ничего не замечают. Сказать доктору, что он спит, значит нанести ему смертельную обиду. В отличие от многих своих коллег, доктор считал «здоровый сон» красивой выдумкой для лежебок, придумавших оправдание своему ночному безделию. Сам Йонинг по ночам мыслил… с закрытыми глазами.

Словом, доктор открыл глаза, увидел полутемный гараж, больше похожий на мрачное подземелье, увидел летучую мышь, намертво прилипшую к оконному стеклу… и, кажется, впервые в жизни пожалел о том, что не спит.

Очнулся Фикс и с одного взгляда оценил обстановку.

– Мы в замке Ньюкасл.

– Вы уверены? – осторожно спросил Дэвид.

– Тебе нужны доказательства? – насмешливо произнес детектив. – Изволь. Во-первых, летучая мышь… у нее крылья в форме оконных переплетов, характерных для Ньюкасла. Во-вторых, стены покрыты плесенью, позволяющей определить возраст замка с точностью до года. В-третьих…

– Достаточно, – сказал Дэвид.

– В-третьих, – монотонно продолжал Фикс, – я вижу, что павлин явно чувствует себя здесь как в клетке… я хотел сказать как дома.

Общими усилиями растормошили Йонинга – тот старательно чмокал губами и даже похрапывал, но все эти уловки ему не помогли.

Павлин повел их по темным коридорами, безошибочно открывая нужные двери. Что бы они без него делали! Вдруг над ними оглушительно загрохотало. Каменный свод треснул и расступился.

– Это… – детектив не успел ничего объяснить.

Сверху на них летело по желобу чугунное ядро.

Фикс рванул на себя ближайшую дверь. Заперто! Йонинг забарабанил в нее кулаками. Павлин от страха спрятал голову под крыло. Дэвид в сердцах плюнул на злополучную дверь – и она открылась.

Едва друзья переступили порог, стены замка содрогнулись. На том месте, где они только что стояли, зияла дыра!

Они перевели дух и осмотрелись. Это была кухня. Живые рыбы, словно резвясь, шлепались на раскаленную плиту то одним боком. То другим. Вероятно, они состязались, кто скорее подрумянится. Потом какая-нибудь смышленая рыбешка вдруг спохватывалась, что дело пахнет жареным, и быстро ныряла в стоящий наготове котел – с солененькой перчененькой водичкой, с лавровым листом, с морковкой и кружками репчатого лука… Вот и уха!

Дирижировал всем этим повар. Одет он был со вкусом… Точнее – вкусно. Жилет – из урюка, штаны – из свиных отбивных, вместо шляпы – каравай, на ногах – два бобовых стручка. А дирижерскую палочку ему заменяла обглоданная куриная ножка.

– Проходите, проходите, – заторопил их повар, вдохновенно размахивая дирижерской ножкой. – Вы попали на первое исполнение «Большого рыбного концерта в до диез обжоре».

– Не уха – симфония! – втянул носом воздух Йонинг.

– Заглянуть в программку не желаете? – повар протянул доктору меню рыбного обеда.

Заглянем в меню и мы.


КОРОЛЕВСКАЯ УХА В ТРЕХ ЧАСТЯХ

Часть первая: «Ершистая». К о л ю ч е м о д е р а т о.

Часть вторя: «Партия Леща». А л л е г р о ж е в а ч е.

Часть третья: «Танец маленьких Стерлядок». П ь я н о


– Мне что-нибудь пожеваче, – попросил доктор. – Только чтобы не слишком колюче.

Повар подцепил ковшиком мелкую рыбешку.

Доктор раскрыл рот, раскрыл рот и ерш. От изумления доктор выпучил глаза – ерш тоже попался пучеглазый.

– Что-то у меня пропал аппетит, – пробормотал Йонинг.

– Как знаете. – Повар поджал губы и с сожалением бросил ерша обратно в котел. – У меня музыка наваристая, это вам любой скажет. В своем деле Сквош понимает толк.

– Сквош? Вы сказали… Сквош? – заволновался детектив. – Так это вы, сэр? Не может быть, сэр!

– Сквош, эсквайр, – повар слегка поклонился.

Всегда невозмутимый Фикс бросился повару на шею.

– Это вы!… Вы! – радостно восклицал он. – Я вас ищу! Полицию на ноги поднял! Десять лет!… Какая удача!

По лицу повара нетрудно было догадаться, что, в отличие от Фикса, он эту встречу удачей не считает. Он уже видел, как его ведут в наручниках в мрачный Тауэр.

– Это же Сквош! – детектив обращался к своим друзьям. – Изобретатель тыквенной каши! Певец пончиков! Король ухи!

Наконец Фикс ослабил объятия, и повар облегченно вздохнул.

– Тот самый? – не поверил Дэвид.

– Что значит «тот самый»? – повар даже обиделся. – Между прочим, специальным парламентским актом мне присвоили имя Сквош, то есть Тыква, в ознаменование особых заслуг перед отечеством.

– Каша что надо, – подтвердил Дэвид.

Сквош просиял: – Я вас угощу!

Он взмахнул обглоданной косточкой – из буфета вылетели четыре тарелки. Еще взмах – на тарелках появилась тыквенная каша. Все набросились на угощение.

– Эта каша непростая, – приговаривал Сквош. – Захотите – в тыкву превратитесь, захотите – снова людьми станете. Пока вы в замке, никакие злые чары вам не страшны. Горе мыкать – тыкву тыкать, – закончил он загадочно.

– Это он про Бьюти, – пробубнил с полным ртом Йонинг.

– Про Кэнди, – поправил его Фикс.

– Вы нам поможете, мистер Сквош? – спросил Дэвид.

У повара в левой появилось блюдце с горкой паштета, а из обглоданной куриной косточки он выдавил сливочное масло. Сквош вывел на паштете три шестерки.

– Это код, – объяснил он. – Зная его, Бьюти сумеет открыть дверь.

– Почему же вы… – запальчиво начал Дэвид и осекся.

– Почему я не сделал этого раньше? – Повар открыл заслонку – в плите что-то угрожающе зашипело. – Одной ей отсюда не выбраться. У нас ведь такое творится. Чертям тошно.

Словно в подтверждение его слов, раскаленные шкварки просвистели у него над ухом, и окно, выходившее во двор, разлетелось вдребезги.

Дэвид пошарил в карманах и нашел то, что искал. Клешня лобстера. Привычка носить с собой массу бесполезных на первый взгляд вещей лишний раз себя оправдала. И хотя, кажется, никто не понял, зачем он воткнул в паштет розоватую клешню, для Бьюти (как и для нас с вами) это что-нибудь да значит, верно?

Йонинг хотел уже взять блюдце, однако Сквош жестом остановил его:

– Еда доставляется в комнату специальным подъемником. Вот, смотрите.

Он поставил блюдце в глубокую нишу в стене, нажал на кнопку, и паштет уплыл вверх.

– А мы как же? – спросил Фикс.

– Павлуша знает дорогу. Поторопитесь.

Бьюти сразу все поняла. Могла ли она забыть тот ужин? Близнецов-коротышек с их смешными подарками. Афрозину, выливающую на себя флаконы с духами. Галантного Бэрра. И этих недоваренных лобстеров, расползавшихся во все стороны. Розоватая клешня… это значит, что Дэвид в замке! А если Дэвид, то, скорее всего, и доктор, и детектив… Вероятно, они хотят вызволить ее отсюда. Вырвать из рук черного мага. Но хочет ли она вырваться – вот вопрос!

Бьюти запуталась. Бэрр – кто он? Друг или враг? Похититель детей или несчастный влюбленный? Он предложил ей руку и сердце… бедный Рыцарь погиб, она своими глазами видела в замке газету с сообщением о его смерти. И черный маг вовсе не похитил у нее дочь, а взял на воспитание. Так говорит Бэрр. А подарки для Кэнди! А безукоризненные манеры! Вот уж истинный джентльмен. Джентльмен? А кто запер ее в этой комнате? Да, запер… для ее же спокойствия! От ревнивой Афрозины можно ждать любых неприятностей. Так говорит Бэрр.

«Так говорит Бэрр…» – Бьюти поймала себя на том, что все чаще повторяет эти слова.

Она взяла вилку, чтобы попробовать любимое блюдо, и вдруг с удивлением поняла, что не хочет паштета. Не этого, а вообще. Ни сейчас, ни потом. Почему-то ей живо представилась толстая гусыня, за которой гонится Бэрр, потрясая тростью: «Не бойся, не трону! Мне только печеночки!»

Бьюти оттолкнула блюдце, оно поплавало, покрутилось в воздухе и снова зависло перед ней: хочешь не хочешь, а ешь! Тут она обратила внимание на три девятки, украшавшие горку паштета. Промелькнувшая догадка заставила Бьюти вскочить от испуга. В этой комнате ей всегда казалось, что не только она сама, но и мысли ее находятся на виду. Она взяла себя в руки и, умеряя шаг, прошлась несколько раз взад-вперед. Затем, словно от усталости, прислонилась к двери. От усталости? Нет-нет, это была маленькая хитрость. Пальцы уже нащупывали наборный диск. Сколько раз она крутила эти колесики, пытаясь наугад найти единственно правильную комбинацию из трех цифр. И вот сейчас она была близка к разгадке.

Набрав три девятки, Бьюти нажала на дверь. Дверь не поддалась. Клешня… три девятки… нет, это не могло быть случайным совпадением. Неужели Дэвид ошибся… или ошиблась она? Ну конечно! Как она сразу не догадалась? Не девятки, а шестерки! Блюдце повернулось к ней не той стороной!

Дверь бесшумно отворилась. Первым, кого увидела Бьюти, был Йонинг, увешанный пучками сухой травы: так он рассчитывал оберечь себя от нечистой силы. Не до дружеских объятий – надо вызволять Кэнди! Ее комната в конце коридора. Фикс показал друзьям изящную вещицу с непонятными бороздками с насечками.

– Золотая отмычка, – пояснил он. – Подарена Штырю, знаменитому лондонскому квартирному вору, по случаю пятидесятилетия трудовой деятельности. Отобрана при задержании.

Фикс вставил отмычку в замок, пальцы его производили сложные манипуляции. Все терпеливо ждали: операция затягивалась, на лице Фикса появилась досада. Когда же на глазах у всех золотая отмычка превратилась в обыкновенный ржавый гвоздь, он совсем растерялся.

Тут вперед выступил Павлуша. Мягко отодвинув крылом незадачливого детектива, он сунул в скважину клюв. Раздался легкий зуммер, дверь открылась.

– Кэнди… – Бьюти не договорила.

В комнате никого не было и… кто-то был. Скрипнула половица. Висевшая на стене скакалка соскочила на пол и стала крутить обороты. Детский голосок запел:

Я чудо-каракатица,

Могу я носом пятиться

И почесать свой бок

Любой из сотни ног.

– Она? – тихо спросил Фикс.

– Не знаю, я никогда не слышала ее голоса, – так же тихо ответила Бьюти.

А кто-то невидимый как ни в чем не бывало распевал:

А если бок не чешется,

Душа моя утешится:

Могу я хоть сейчас

Чесать от всех от вас.

Скакалка, раскрутившись, усвистела в окно – маленькое такое окошко, почти под потолком, не зарешеченное, но вроде тюремного. В комнате захихикали, и, надо сказать, препротивно. Однако стоило доктору сказать об этом вслух (шепотом, шепотом), как в голову ему полетело яблоко. Дэвид вовремя захлопнул дверь.

Все молчали. Каждый думал о своем. Бьюти о том, что ее дочери здесь нет. Фикс о том, что детскую вредность стоило бы приравнять к мелкому хулиганству. Доктор жалел Бьюти, но не находил нужных слов. Дэвид подозревал, что услышанным ими голос смоделирован компьютером, но помалкивал. А павлин молчал просто потому, что не умел говорить. Может, именно поэтому молчанка надоела ему быстрее, чем другим. Он заковылял по коридору, как бы приглашая остальных следовать за ним.

По пути им то и дело встречался указатель и две красные буквы: АЯ.

– Что это значит? – приставал доктору к Фиксу.

– Первая и последняя буквы алфавита, – отвечал тот. – Улавливаете?

Но доктор не улавливал и все больше мрачнел.

– Что-то очень знакомое… где-то я это сочетание слышал, – пробормотал Дэвид и вскрикнул от неожиданности: Бьюти вцепилась ему в плечо.

А вцепилась она потому, что ковровая дорожка, по которой они шли, поплыла в обратную сторону. Они непроизвольно ускорили шаг – поплыл быстрее и ковер. Они уже бежали… на одном месте.

Доктор хотел что-то сказать, но его внимание отвлекли шуршащие и чавкающие звуки. А еще ему почудилось, что у него на плечах… кто-то сидит. Он смахнул на пол нечто рыхлое и скользкое, как студень. И снова кто-то зашуршал, зачавкал. Доктор в ужасе принялся срывать с себя сухую траву. Мог ли он подумать, увешиваясь этими пучками, что он не отгонит злых духов, а, наоборот, привадит их?

А рядом, высоко подпрыгивая, вскрикивала Бьюти: под ногами у нее шмыгали мыши. И откуда их столько сразу взялось? Можно не сомневаться, что Фикс тут же подхватил бы ее на руки, если бы сам не запутался в мерзкой паутине.

– Не пугайтесь! – крикнул Дэвид. – Я вспомнил! У них здесь симпозиум по аномальным явлениями, сокращенно АЯ… это все обман зрение!… нам только кажется…

Кажется? А гигантское колесо с горящими спицами, которое выкатилось из черноты коридора? Оно же сейчас их раздавит!

Они бежали по темному тоннелю, вздрагивая от шорохов и непонятных всхлипов. «Мамочка, мамочка! Честное слово, никогда, НИКОГДА, Н-И-К-О-Г-Д-А, – клялся в душе каждый, – я не переступлю порог этого треклятого замка… только помоги выбраться отсюда!»

И они выбрались. Нет, пока что не из замка, а из темного тоннеля. В глаза ударил свет. Они едва не влетели в огромное фойе, где прогуливались мужчины в черном и дамы в роскошных туалетах. Это в перерыве между заседаниями разминали косточки слетевшиеся силы Соединенного Королевства: н е д о ц е н т ы, п о л у ф е с с о р ы и даже семь л ж е к а д е м и к о в. Напрасно стали бы вы прислушиваться, не цокают ли они копытами по паркету. Или интересоваться, где они оставили свои метлы. У черта нынче на копытах кроссовки, а метлой пользуются разве что поклонницы ретро вроде Афрозины. Необходимость новых подходов ощущает сегодня даже мелкий бес.

– Глядите! – зашептал Дэвид, прячась за колонной.

В хоре голосов послышался знакомый хохоток: это шалила Афрозина. Она оставила с носом какого-то недоцента. Сначала оставила, а потом украла. Зажатый у Афрозины в кулаке, нос возмущенно гундосил. Не успел улечься скандал, как ведьма дунула известному лжекадемику на шевелюру, и она, как одуванчик, разлетелась в разные стороны. Лысый черт крутанул ведьму так, что та завертелась волчком. А когда остановилась, выпученные глаза Афрозины уставились точнехонько в сыщика.

«Все кончено, – подумал Фикс. – Я знал, эта женщина меня погубит».

Но ведьма скорее всего приняла его за чудное видение. Она встряхнулась, точно собачка после купания, и с независимым видом удалилась.

Участников симпозиума обносил напитками мажордом – злодей-практикант, доверенное лицо Бэрра. Я сказал «обносил напитками», хотя правильнее было бы выразиться «пустыми бокалами». Каждый заказывал коктейль по своему усмотрению, и пока нес бокал ко рту, там уже что-то плескалось, пузырилось и полыхало огнем. Как только замок не спалили!

Мажордом разглядел за колонной новых гостей и двинулся к ним с подносом. «Что он может видеть в черных очках?» – удивился Дэвид. Словно услышав его мысли, мажордом снял черные и надел розовые очки:

– Наконец-то! Мистер Бэрр вас так ждал, так ждал!

Фикс с Йонингом переглянулись. Бэрр их ждет? Неужели раскрыл их планы?

– Виски с содовой? Кола с пепсиком? А может быть, шипучка «Хоть стой, хоть падай»? – Мажордом преданно смотрел на Фикса.

– Нет-нет-нет, – замахал руками детектив. – Уж лучше ту, с пепсиком.

Фикс взял с подноса пустой бокал, зажмурился и… выпил. И тут же его усы задвигались как живые. Когда доктор осторожно к ним притронулся, он почувствовал слабый удар током. У остальных сразу пропал интерес к коктейлям. Впрочем, мажордом ничего им и не предлагал. Он успел сменить розовые очки на черные и сразу стал холоден и высокомерен.

На симпозиум прибыло сто участников и триста почетных гостей. К концу первого дня половина кресел в зале пустовала. Где их черти носили, выяснить не удалось, но при голосовании не обнаружилось ни одного прогульщика. Видимо, пока председатель зачитывал список, кое-кто успевал сменить облик, фамилию и кресло.

Мажордом обратился к Бьюти:

– Мистер Бэрр распорядился посадить вас и ваших друзей в черную ложу. Мы открываем ее для самых почетных особ. Оттуда вы увидите всех, а вас – никто!

Он открыл ключом потайную дверь и пропустил гостей. Последним, после секундного колебания, в ложу вошел павлин. Фикс, незамеченный, остался за спиной у мажордома. Тот запер ложу и только тогда увидел детектива.

– А вы, сэр? – спросил мажордом.

– Перед докладом надо промочить горло, – сказал Фикс. – Вы мне составите компанию?

– Вы предлагаете мне прочесть вместе с вами доклад?

– Я предлагаю вам вместе со мной выпить.

– Для меня это большая честь, сэр, – кисло улыбнулся мажордом.

– Ваше здоровье.

– Ваше здоровье, сэр.

Они осушили бокалы и посмотрели друг на друга. На этот раз ничего особенного не произошло… если не считать того, что они оказались босыми.

– Амулетами обменяемся? На счастье? – предложил сыщик с вынул из кармана наручники в подарочном исполнении.

Мажордом не сводил с них зачарованного взгляда.

– Вам они подойдут, у вас тонкие запястья. Позвольте мне…

Мажордом протянул руки, и детектив защелкнул на них золотые браслеты. Затем как ни в чем не бывало снял ключ и очки, висевшие у злодея-практиканта на цепочке, и пошлепал босиком в конференц-зал.

Бьюти первая увидела в проходе Фикса. Он сел с краю и начал высматривать своих друзей, забыв, что они стали невидимыми.

– Вот черт! Весь извертелся.

Фикс чуть не подпрыгнул, услышав за спиной голос Афрозины. «Вывози, кривая!» – подумал он и повернулся к даме.

– Это вы! – Афрозина зарделась как девушка.

– Позвольте ручка, – Фикс приложился губами к ледяной руке ведьмы.

– Вы такой милый, – проворковала она, – я переговорю кое с кем, чтобы вам дали орден «Черной дыры».

– Лучше новые туфли, – попросил детектив, старательно прятавший под креслом босые ноги.

– Душка! – Афрозина промокнула глаза платочком. Фикс обомлел: он был обут в пляжные сандалии, за которыми гонялись все лондонские модники.

– Весело у вас, – сказал он, чтобы как-то поддержать разговор.

– Это что! Главные сюрпризы впереди.

Фикс невольно вспомнил огненное колесо, которое их всех едва не раздавило. Неожиданно ему пришел на ум хитрый план.

– Может быть, вы скажете, что способны распилить человека?

Ведьма презрительно фыркнула.

– Или сделать из человека свинью?

– Нет ничего проще.

– И даже показать мне то, чего нет?

Афрозина самодовольно улыбнулась:

– Тоннель номер три, седьмая дверь налево. Правда, я сомневаюсь, что вы ее разглядите без очков, – ведьма беззлобно засмеялась.

– Без очков, – задумчиво повторил Фикс. Он собирался задать следующий вопрос, но тут председатель – бородатый козел с колокольчиком – объявил перерегистрацию.

Началось что-то несусветное. Все кричали, менялись физиономиями, воровали мандаты. Это продолжалось недолго – козел позвонил в колокольчик и сказал: «Все на месте, заседание продолжается. Слово имеет магистр Бэрр».

Часть сцены, погруженная до сих пор в темноту, осветилась лучом прожектора. В кругу света стояли Бэрр и Кэнди.

Бьюти сжала плечо Дэвида, чтобы не закричать.

– Дамы и господа, коллеги, уважаемые гости! Закончена серия лженаучных экспериментов под кодовым названием «Человек без голоса или голос без человека?». Я вам завидую: сейчас вы увидите нечто необыкновенное. Признаться, я бы тоже предпочел сидеть в зале, но, – маг развел руками, – кто бы тогда сотворил это маленькое чудо?

Переждав аплодисменты, он показал на Кэнди:

– Прелестное дитя, не правда ли? Один недостаток – бедняжка не говорит. Но давайте спросим себя6 точно ли это недостаток? Да, Кэнди не может вам рассказать, как она любит дядюшку Бэрра…

В зале послышались смешки – шутку оценили по достоинству.

– Но зато, – продолжал маг, – никогда и никому, я подчеркиваю: никогда и никому не расскажет она, что с ней проделал дядюшка Бэрр. Правда, детка?

Кэнди опустила голову.

– Как говорится, молчание – знак согласия.

И снова по залу пронесся одобрительный смех.

– Лишить человека голоса – разве это не значит превратить его в молчаливого исполнителя твоих желаний? Вот вам кратчайший путь к победе над человеком. И сегодня от этой победы нас отделяет всего полшага!

Зал загудел, многие повскакали с мест. Какой-то лжеуч, в порыве восторга сорвался с балкона, однако в последний момент зацепился хвостом за ограждение. Уже знакомый нам недоцент (тот, что остался с носом) пронзительно засвистел в два пальца.

Но вот зал затих в ожидании чуда.

– Сейчас я расколдую девочку на десять секунд. Я надеюсь, у всех есть часы?

– Да!!! – а зале начался оглушительный тик-так и перезвон.

– Слышу, слышу, – поморщился великий магистр. – Мне нужен ассистент, есть желающие?

На сцену впрыгнул большой рыжий кот, словно и ждавший приглашения.

– А, это ты, – удивился маг. – Ну что ж, тебе не нужно ничего объяснять.

По его знаку кот открыл черный ящик и, опустив туда девочку, запер дверцу на четыре замочка.

– Мрак! – скомандовал Бэрр.

Сцена и зал погрузились в темноту. Несколько секунд доносились невнятные бормотания, затем стали слышны слова:

Где золото я помогу

Сменять на серебро

Той, что сидит и ни гу-гу…

– И ни гу-гу, и ни гу-гу, – повторял Бэрр, как заезженная пластинка.

– Забыл! – радостно взвизгнула Афрозина. Она хотела хлопнуть по плечу Фикса, чтобы посмеяться с ним вместе, но… в кресле сидела юная ведьмочка. Вот что бывает, когда кресло обито чертовой кожей!

Тишину нарушил мальчишеский голос:

– БЕЗ ЖВАЧКИ И СИТРО!

И сразу до сцены донесся детский крик:

– Мама!

Кэнди обрела голос.

– Свет!! – в ярости завопил маг. – Дайте свет!!

Черный ящик приобрел вид обыкновенного телевизора. Перед экраном сидел рыжий кот и крутил ручку программ. На экране появилась Камилла.

– Сегодня завершился второй день работы антинаучного симпозиума по аномальным явлениям. Событием дня стало исчезновение из черного ящика девочки по имени Кэнди. – Камилла читала новости спокойно и бесстрастно, как положено диктору. Вдруг голос ее задрожал, и она тихонько добавила: – Я ей немножко завидую.

Бэрра перекосило:

– Вы будете сидеть в этом ящике сколько будет нужно мне!

– Вы забыли, мистер Бэрр, – мягко возразила Камилла, – мой контракт истекает.

Глаза ее заблестели, но разжалобить Бэрра не так-то просто. Он подскочил к ящику и со словами «Я никому ничего не забываю!» выключил телевизор. Великий магистр раскрыл усыпанный звездами плащ и поднялся в воздух. Сделав круг над изумленным залом, он подлетел к черной ложе – дверца настежь, внутри ни души.

Бессмертный магистр схватился за сердце…

А тем временем Павлуша уводил беглецов сложными лабиринтами все дальше и дальше. Чем более зловещим казался очередной коридор, тем увереннее нырял в него павлин. Дэвид то и дело прикрывал девочке глаза, чтобы она не видела всех этих летающих, ползающих и прыгающих уродцев. Но когда каменный свод начал медленно опускаться, угрожая их раздавить, нервы Фикса не выдержали – он потерял сознание.

Очнулся он от приятного ощущение – легкая женская ладонь гладила его лоб. В стороне Дэвид что-то возбужденно доказывал Йонингу. Оба по очереди надевали очки.

– Да-да… очень может быть, – соглашался доктор.

– Я говорил! – горячился мальчик. – Это все обманки! Стоит надеть розовые очки, и всякая нечисть исчезает, мир становится таким, какой он есть, даже лучше.

– А если черный? – осторожно спрашивал доктор, всегда готовый к какому-нибудь подвоху.

– Если надеть, черный, невидимый мир станет видимым. Например… – Дэвид задумался. Как нарочно, в голову ничего не приходило.

Детектив приподнялся на локтях:

– например, третий тоннель, седьмая дверь налево. Надев черные очки, вы увидите тайную дверцу. А открыть ее можно вот этим, – он протянул позаимствованный у мажордома ключ.

– Как вы себя чувствуете, Фикс? – Доктор взял его за кисть, чтобы проверить пульс.

– Потом, – детектив с усилием поднялся. – Потом. Нам надо торопиться. Да, Павлуша?

Павлин беспокойно крутился на маленьком пятачке, и только одному человеку это кружение казалось прекрасным танцем.

– Какой ты красивый… – восхищенно шептала Кэнди.

И вот уже они снова бежали по лабиринту, и снова вокруг плясали уродцы, но теперь от них никто не шарахался в сторону – стоит ли пугаться того, чего на самом деле нет?

Беглецы выбивались из сил. Перевести дыхание удалось только в грузовом лифте. Павлин нажал на кнопку, и через полминуты они стояли перед добряком в его уютной кухне.

– Я вас выведу на крышу, – сказал Сквош, – там ваше спасение.

В это время за дверью послышались быстрые шаги и голос Бэрра:

– Сквош! С кем это ты сейчас разговаривал?

– Скороговорку помните? – зашептал повар. – Повторяйте за мной: «Горе мыкать – тыкву тыкать…»

Все пробормотали загадочные слова, и, когда БЭРР ВОРВАЛСЯ В КУХНЮ, там, кроме Сквоша и павлина, никого не было. Только на полу невесть откуда появилось пять тыкв – три большие и две маленькие.

– Так с кем это ты разговариваешь? – гремел великий магистр.

– С Павлушей, ваше мракобесие. Умнейшая, между прочим, птица.

– Зажарить! – Бэрр хлопнул дверью.

Подождав, когда шаги в коридоре стихнут, Сквош ткнул пальцем в большую тыкву – вот и Фикс. Павлин тюкнул клювом маленькую тыкву – вот и Дэвид. Сквош большую – Бьюти! Павлин маленькую – Кэнди! Осталась последняя тыква, но сколько ее все ни тыкали и не тюкали, превращаться обратно в Йонинга она ни за что не желала.

– Понятно, – Фикс помрачнел. – Он заснул.

– Не может быть! – не поверила Бьюти.

– Может. Теперь его пушкой не разбудишь.

– Что же делать?

– А вот что, – решительно заявил Дэвид. – Вы, мистер Фикс, берете доктора под мышку и поднимаетесь на крышу. А у нас с Павлушей есть одна дельце. Сами сказали: «Третий тоннель, седьмая дверь налево». Я не знаю, какие сигналы уловили вы своими усами-антеннами, но кто-то же посылал их оттуда! Там что-то очень важное, я это чувствую… я должен сам проверить!

– Ну хорошо. – Фикс с другом поднял тяжеленную тыкву, и все направились к лифту.

Сквош немного отстал.

– Держи, – он протянул Дэвиду листок. – Тебе это пригодится. А насчет «третьего тоннеля, седьмой двери налево» предчувствия тебя не обманули. У тебя нюх, как у настоящего сыщика. Желаю удачи!

Лифт закрылся, кабина уплыла вверх.

– Пойдем, – мальчик повернулся к павлину. – Не дрейфь, Павлуша. Это еще вопрос, кто кого зажарит.

Павлин, однако, не выражал готовности куда-то идти. Он вертел шеей и все пытался заглянуть в подаренный Дэвиду листок.

– Да ты никак читать умеешь! – хмыкнул мальчик. – Тогда уж давай с удобствами.

Они примостились у плиты и…


Вот так модник

Жил-был повар в стране Знатоков Красоты.

– Всё! – сказал он. – Устал я стоять у плиты.

Прочь, дурацкий колпак! Эй, халат, до свиданья!

И давай кулинарное шить одеянье.

…Вот костюм так костюм! Хоть по Стрэнду гуляй!

Вместо шляпы на темя надет каравай.

Ломти сала подогнаны – вместо рубашки.

Связки лука вполне заменили подтяжки.

Шкурки заячьи стали нательным бельем.

Вермишельки, которые шли на бульон,

Послужили подвязками. Мята – чулками.

Двум бобовым стручкам быть теперь башмаками.

Из свиных отбивных получились штаны.

Из урюка – жилет цвета грязной волны.

Вместо пуговок – сладкий грильяж в шоколаде.

В из склеенных яблочным джемом оладий —

Сюртучок. Довершал этот скромный наряд

Плащ капустный, который спускался до пят.

Он на улицу вышел. Но что это? Дикий

Слышит визг он, и писк он, и рев он, и крики.

– Добежать бы до кухни! – подумал тут он,

И со всем был сторон в тот же миг окружен.

Громко хрумкал Козленок плащом из капусты,

Так что даже фонарщик проснулся от хруста.

Сюртучок из оладий прикончил Жираф,

Предварительно джем языком облизав.

Шоколадные пуговки съела Гадюка.

Ребятишки сжевали жилет из урюка.

Отбивные штаны восхитили Дворняг.

С башмаками бобовыми справился Як.

Вол чулки проглотил – правда, не без опаски.

Принял Стриж за червей вермишельки-подвязки.

Горе луковое – две подтяжки – вконец

Истрепал Кукушонок, голодный птенец.

Налетели Коты, и Котята, и Кошки,

Вмиг от сальной рубашки – лишь рожки да ножки.

Зайцы чуя, Борзая рванула белье.

Ну а шляпу склевало в момент Воронье…

Не успел он моргнуть – а уж гол как соколик!

Стало зябко ему и щекотно до колик.

Повар пулей домой! Где халат? Где колпак?

– Не колпак мой – дурацкий, а сам я – дурак!

Он оделся и к нам повернулся: ну как?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ, о последнем рыцаре XX века, с которым обошлись совсем не по-рыцарски

Вы когда-нибудь поднимались на крышу своего дома? Нет? Вы напоминаете мне некоторых моих знакомых. Придя первый раз ко мне в дом, они обычно ахают: «Какой у тебя чудесный вид из окна!» «С крыши еще лучше», – обычно говорю я. Тут они как-то странно переглядываются и спешат уйти. Наверное, принимают меня за лунатика. Но я вовсе не бегаю по крышам среди ночи! Я вообще по крышам не бегаю. Если хотите знать всю правду, я даже побаиваюсь высоты. Но зачем же подходить к самому краю? У меня на крыше, в самой середке, установлен штатив, а на штативе – зеркальце. В ясный день я ловлю им солнечный луч и пускаю зайчиков. Скажу сразу: ник кому в дом я зайчиков не пускаю, нечего им в домах делать. Если уж очень попросят, могу пустить их в чужой огород, и то ненадолго. Они у меня гуляют по улицам. Кстати, не так это просто, как вы думаете: чтобы зайчик пробежал всю улицу из конца в конец и ни разу не полез на стену дома, надо ловко обращаться с зеркальцем. А повороты! В неумелых руках зайчик, как слепой, будет налетать на фонарные столбы и отлетать от тротуара к тротуару. У меня же они гуляют, словно по ниточке. И за угол сворачивают не хуже нас с вами. Вот так прогуляю я своего зайчика – и спускаюсь к себе. А напоследок непременно полюбуюсь панорамой города…

Красота!

А теперь представьте себе, какой вид открывается с крыши средневекового замка! Крестьянские пашни в клеточку, холмы и низинки, река, лес – все как на ладони. Так бы смотрел и смотрел…

Увы, героям нашим некогда было пейзажем любоваться, и все же, выбравшись на крышу, они остановились как вкопанные. Над ровной площадкой, привязанные веревками к столбикам, реяли десятки воздушных шаров. На них прилетели в замок участники симпозиума. Помните ведьмин оранжевый шар с драконом на боку? Вот он – видите? – привязан к именному столбику.

– Ну, что же вы?

Голос Сквоша вывел их из оцепенения.

– Мама, смотри! – Кэнди бросилась к огромной ярко-красной надувной варежке. Повар помог девочке и маме забраться в корзину. Поднявшись в воздух, Кэнди долго махала повару рукой, и еще дольше махала ему на прощание красная варежка.

Фикс замешкался. Разве мог он бесцеремонно бросить на дно корзины своего лучшего друга? А если бы тыква раскололась? Детектив залез в корзину и попросил повара передать ему тыкву. Воздушный утюг тяжело поднялся в небо.

Сквош не терял времени даром. Он торопился отвязать оставшиеся воздушные шары, чтобы Бэрр не мог устроить погоню. И как в воду глядел: из трубы вылетел черный маг, за ним посыпались л ж е у ч и и н е у ч и всех рангов и мастей.

– Хватайте их! – повар крикнул первым, и его призыв был тотчас подхвачен:

– Лови их!

– В погоню!

Легко сказать. Я, кажется, вскользь упомянул, что метлы как средство передвижения официально упразднены. Так что взлететь какой-нибудь ведьме было не легче, чем повару.

Великий магистр чувствовал себя одураченным. Но это вовсе не значило, что он так легко признавал свое поражение. О, они его еще вспомнят! Еще наплачутся!

Увы, он оказался прав. Воздушный шар, на котором он поднялся в небо Фикс, постепенно терял высоту. Детектив уже выбросил из корзины весь балласт, расстался с модными пляжными сандалиями, запасными наручниками, именными часами…

Шар падал.

Поколебавшись, детектив снял кургузый пиджачок, снял брюки и, зажмурившись, швырнул их вниз. Открыл глаза…

Шар падал.

«Вот уж действительно: горе мыкать – тыкву тыкать», – подумал Фикс и с досадой стукнул кулаком по тыкве:

– А все ты!

– Я? – Тыква исчезла, Йонинг вскочил, потирая ушибленный лоб. Он посмотрел на Фикса мутным взором, зевнул во весь рот и огляделся. Сон с него как ветром сдуло.

– Господи, – возопил доктор, – я больше не буду есть сладкое!

Неведомая сила потянула стропы вверх, падение шара замедлилось.

– В жизни своей не притронусь к мучному! – продолжал доктор, и от одной мысли о столь мужественном поступке у него навернулись слезы на глаза.

Шар, хотя и снижался, но уже едва заметно.

– Да что там! – разошелся доктор. – Обещаю есть только пять раз в день!

Шар вздрогнул и на мгновение завис, затем поднялся метра на полтора и с неожиданной легкостью полетел в сторону города.

Я вам не стану описывать все их путешествие, скажу лишь, что когда «утюг» приземлился рядом с «варежкой» на зеленой лужайке перед домом Флокси, из корзины вышли двое худых подтянутых мужчин.

Сыщик и доктор.

Но вернемся в замок. Дэвид с Павлушей спустились в подземелье и растерялись: из круглой комнаты, где они очутились, уходили в разные стороны три коридора… и два из них были помечены цифрой 3. Какой из этих тоннелей действительно третий? Как избежать ловушки? Павлик показал крылом, что они с Дэвидом должны разделиться: каждый выберет свой тоннель, и кому-то обязательно повезет. Кому-то?… Нет, мальчика такое решение не устраивало.

Он вспомнил про очки, которые дал ему Фикс. Сначала надел розовые. Вот так штука! Все три тоннеля стали третьими. Дэвид надел черные. Цифра 3 отовсюду исчезла. Час от часу не легче! Дэвид задумался. А если все три – неправильные: Разве Бэрру можно верить хотя бы на одну треть? Но если так, то отсюда нет выхода, или… Дэвид начал тщательно обследовать стены. Вот тебе и черные очки! То, что он поначалу принял за темное сырое пятно, оказалось узким лазом.

Он сорвал очки – перед ним сырое пятно на стене. Надел – перед ним лаз. Все правильно: ведь черные очки делают все невидимое видимым.

– Павлуша, ты вот что, – сказал мальчик, – ты постой здесь, а я пойду. Если все будет спокойно, крикни один раз. Увидишь что-нибудь подозрительное, крикни два раза. Договорились?

Павлин согласно кивнул.

– Смотри в оба. От этой компашки можно ожидать всего, – и Дэвид нырнул в лаз.

Низкий свод заставил мальчика пригнуться. Под ногами хлюпала вода, стены от сырости покрылись плесенью. Дэвид надел розовые очки. Сразу все изменилось: лаз стал просторнее и светлее, под ногами перестало хлюпать, плесень оказалась чудесным мхом. Дэвид уже знал – это миражи. Нет, пусть уж будет все как есть. Он снял очки.

Внимание его привлек рисунок на стене: поникший цветок. Интересно, как он здесь появился? Дэвид провел ладонью по шероховатой поверхности. И двинулся дальше.

Ох уж это утомительное «дальше», когда не знаешь, как далеко! Ведь так можно идти и день, и два. Чтобы отогнать невеселые мысли, Дэвид начал напевать, но голос звучал резко и гулко. Как чужой. Уж лучше молча.

Опять рисунок. Такой же, как первый. Странно…

А может, усы-антенны обманули Фикса? Он уловил сигнал о помощи из подземелья. Позже Афрозина проговорилась, что может показать ему в замке «то, чего нет». Отсюда сыщик сделал вывод: в тоннеле номер три кто-то есть. Хотя его и нет. Одновременно. Но разве в жизни такое бывает? Да и можно ли верить Афрозине?

Сколько прошло времени? Надо было попросить у Фикса часы. Как он сказал? «Седьмая дверь налево». Где они, двери? И выход – где? А вдруг отсюда нет выхода?!

Он свернул в одну сторону. В другую. Он уже не задумывался над тем, куда сворачивает. У него мелькнула мысль, что он попал в лабиринт. От этой мысли внутри у него похолодело.

И тут-то он увидел незнакомца.

Это было так неожиданно, что он отшатнулся. Хотел броситься назад – и вновь увидел перед собой… его. Дэвид вскрикнул, а потом рассмеялся. Это же зеркало! Даже зеркальная комната! И отовсюду на него смотрел… он сам.

Как же выйти из этой зеркальной ловушки? Кто его здесь найдет?

Дэвид сел на пол и заплакал. До сих пор он находил выход из самых запутанных положений, а тут растерялся. Но помощи ждать было неоткуда. Он вытер слезы и вдруг увидел…

ЦВЕТОК.

Все тот же поникший цветок. Третий. Когда что-то происходит дважды, это можно посчитать случайностью. Но когда трижды… Дэвид всерьез задумался.

Что напоминает ему этот рисунок, заключенный в изящную рамку? Герб. Ну конечно! Рыцарский герб. Тогда цветок – это не просто цветок, а геральдический знак. Но какой? Лилия? В приключенческих романах, которые Дэвид читал запоем, среди геральдических знаков на гербах у рыцарей встречалась белая лилия. Он придвинулся ближе и стал пристально изучать лепестки. Нет, не лилия. Трилистник. Символ триединого союза. Но почему цветок поникший? Не потому ли, что союз оказался нарушен? Вероятно, тот, кто это нарисовал, стремился к воссоединению трех лепестков, но что-то ему помешало. Что? Нетрудно догадаться. Человек рисует на стене подземелья – стало быть, он не может выйти на волю. Ну а что мог его сюда заманить, кроме Бэрра?…

Дэвид почувствовал, что близок к разгадке. И сразу воспрянул духом. Ну не стыдно – нюни распускать! В восемь… можно сказать, в девять лет! Да, все идет отлично. Бьюти и Кэнди снова вдвоем, снова… Стоп! Разве они всегда были вдвоем? А отец Кэнди? Рыцарь?… Дэвид даже ахнул от изумления. Кому же может принадлежать рыцарский герб, как не Рыцарю!

Если так, продолжал рассуждать Дэвид, выстраивается интересная цепочка. Трилистник – это Рыцарь, Бьюти и Кэнди. В поисках дочери Рыцарь добрался до замка. Он вступил в неравный бой с черным магом и погиб. Бьюти сама прочитала в газете, которую ей дал Бэрр: «Погиб в бою, место гибели неизвестно». То есть как «погиб»? А кто же тогда рисовал на стенах подземелья?…

От волнения Дэвид вскочил на ноги и принялся расхаживать взад-вперед. Еще двенадцать Дэвидов – зеркальных – повторяли каждое его движение.

– Рыцарь не погиб, – вслух сказал Дэвид, – черный маг обманул Бьюти… а заодно и газету.

Да, теперь он был в этом уверен. Почти. Для полной уверенности не хватало самой малости. И тут он снова вспомнил слова Фикса по дороге на крышу. Сыщик упомянул о своем коротком разговоре с Афрозиной в зале заседаний. Перед тем как сбежать от нее в темноте, он спросил ведьму: «А могли бы вы показать мне то, чего нет?» И ведьма рассмеялась: «Конечно. Третий тоннель, седьмая дверь налево». Кажется, впервые в жизни Афрозина не соврала – вот что значит влюбленная ведьма! Все правильно, предъявить живым «мертвого» человека – это и есть показать то, чего нет.

Дэвид остановился. Рыцарь здесь, в замке! Живой и невредимый. Разве что очень печальный. Возможно, уже не верящий в свое освобождение. Но он, Дэвид, его освободит! Вот только…

…только…

Мальчик вглядывался в глаза своих двойников, словно ища в них ответа. Двойников, как мы уже сказали, было двенадцать – по числу зеркальных граней. Но только на одной был нарисован щит с трилистником. А это означало…

Он осторожно надавил на рисунок. Зеркало повернулось… за ним открылось потайная дверь. На двери горела цифра 7.

И в это мгновение он услышал крик.

Кричал павлин.

Дэвид насторожился: не раздастся ли повторный крик, предупреждающий об опасности? Нет, все тихо. Значит, Павлуше ничего не грозит. Дэвид собрался с духом и постучал в дверь…

Афрозина подкралась незаметно. Павлуша чистил перышки и успел крикнуть только один раз – ведьма тут же зажала ему клюв. Он бы скорее всего вырвался и предупредил Дэвида повторным криком, но хитрая старуха пропитала перчатку эфиром, и павлин, вдохнув его, мгновенно уснул.

– Здоров же ты стал, – ведьма зевнула и помахала перед лицом эфирной перчаткой.

Как Афрозина доплелась с павлином под мышкой до своей комнаты, она не помнила. Очнулись они почти одновременно. С минуту оба осоловело таращились друг на друга, соображая, где они находятся. Первой пришла в себя Афрозина.

– Говори! – приказала она и махнула рукой, причем так энергично, что перчатка отлетела в угол.

– И не подумаю, – буркнул Павлуша.

– Тебя никто не просит думать. Уж как-нибудь я подумаю за двоих.

Оба обиженно умолкли. Видно было, что это не первый их разговор и не первая обида.

– Переметнулся. – Старая ведьма поджала губы.

Павлин молчал.

– Есть будешь?

Павлин вздохнул. Афрозина поставила на стол овсяное печенье, разлила в чашки молоко.

– Тебе, спросила – подогреть?

И, не дожидаясь ответа, поставила чашку себе на ладонь. Не прошло и десяти секунд, как молоко вскипело. На Павлушу это не произвело никакого впечатления.

Ведьма сделала глоток из своей чашки и тоже решила подогреть.

– Свинья ты, Павлик. Я ведь тебя воспитывала как родного. Книжки читала. Хохолок подстригала. Разговаривать научила…

– Тебя никто не просил.

– Вы слышали? – Ведьма резко повернулась к стене, на которой висели портреты ее предков, один другого страшнее. – Нет, вы слышали? «Он меня не просил!» Ах ты, дьявол!

Последние слова относились уже не к павлину. У Афрозины убежало молоко, и прямо ей на колени. Ведьма схватилась за платье и стала им обмахиваться. Пошипела, побурчала немного, потом успокоилась.

Какое-то время они сидели молча. Дули на молоко, дулись друг на друга.

– Как он там? Вспоминает меня иногда? – Ведьма от смущения крошила в блюдце печенье.

Павлин, конечно, догадался, о ком она спрашивает, но нарочно сделал вид, будто не понимает:

– Ты о ком?

Ведьма жалась-мялась, краснела-бледнела и наконец выдавила:

– О Фиксе, о ком.

– А, – как бы с сочувствием покивал павлин и простодушно ответил: – Вроде бы не вспоминал.

Ведьма долго перетирала крошки в пыль, никак не решаясь задать главный вопрос, и вдруг с наигранным смешком спросила:

– Есть, что ли, у него кто?

– В каком смысле?

Афрозина нервно застучала по столу костяшками пальцев: мол, с дураком поговорить – что гороху наесться.

– В таком! А то я не знаю, чего его сюда занесло! Все равно у него с ней ничего не выйдет!

На этот раз Павлуша действительно не понял.

– С кем «с ней»?

– Тьфу ты! – Ведьма сплюнула. – Да с воображалой этой! «Ах, я вся такая возвышенная!» – Афрозина вытянула шею и томно закатила глаза, изображая, по-видимому, Бьюти. – Сю-сю-сю. Тоже мне, фифа лесная!

Она сделала большой глоток.

– Все равно Бэрр ее никому не уступит, понял? Так ты своему дружку закадычному и передай… А может, он втюрился в эту мазилку? Во Флокси, а? Ха-ха-ха. Ой, не могу!

У ведьмы потекли слезы из глаз, а вместе со слезами и тушь, которой она красила ресницы. Павлуша поклевывал овсяное печенье, стараясь не смотреть на Афрозину.

– Ой, не могу! – закатывалась старая колдунья, смахивая слезы. На столе, где они падали, оставались обугленные пятна. – Она его нарисовала, а он в нее… хи-хи-хи… по уши. Отличная парочка! И муж в зверинце!

– Кто в зверинце? Муж Флокси? – насторожился павлин.

Ведьма прикусила язык.

– В кого ты его превратила? – строго спросил павлин.

– Ни в кого, клянусь прыщиком моей прабабки! – Афрозина опасливо покосилась на портрет.

– Тогда что он делает в зоопарке?

– Еще молочка хочешь? – Ведьма решила переменить тему. – А я тут тебе, Павлуша, нагрудничек на зиму связала. Смотри, какой! Примерим!

Она направилась было к сундуку, но павлин остановил ее словами:

– Я все знаю.

– Что ты знаешь? – Ведьма вздрогнула.

– Все, – повторил с вызовом Павлуша и отодвинул крылом вазочку с вареньем, как бы давая этим понять, что его не купишь.

Афрозина съежилась. По его тону она почувствовала: будут неприятности. А надо сказать, что, при всех своих дурных наклонностях, ведьма обладала пылким сердцем. Ее «высокой страстью» был Павлуша.

Афрозина подобрала его птенцом в Экваториальной Африке, куда она летала мутить воду в местных водоемах. Она любила рассказывать, как положила его, заморыша, в шляпу с павлиньим пером, а он его выщипал до голого черенка. Тогда-то ей и пришла в голову мысль носить на шляпе не перо, а живого павлина. Пришлось, правда, подождать, пока он не подрастет. Зато когда Афрозина впервые появилась на балу у Бэрра в необыкновенном головном уборе, она произвела сенсацию. В тот год женщины словно обезумели: все стали украшать шляпы живыми павлинами, а кто не достал павлина, довольствовался фазаном или рябчиком.

Ведьма действительно научила Павлушу говорить. Лично я не стал бы ставить это ей в заслугу, поскольку знаю скрытые мотивы. Во-первых, тщеславие: она хотела быть первой, кто обучит эту птицу человеческой речи. Во-вторых, эгоизм: ей нужен был постоянный собеседник.

Да, она читала ему книжки. Но правда и то, что научив Павлушу читать, Афрозина запирала от него книжный шкаф.

Подстригала хохолок? Тут мне добавить нечего. Похоже, это она делала с любовью и совершенно бескорыстно.

Итак…

– Что ты знаешь? – испуганно спросила Афрозина.

– Все, – с вызовом сказал Павлуша. – Я прочел детскую энциклопедию «В мире животных».

– Двенадцать томов? – ехидно спросила ведьма.

– На «П», – со значением сказал Павлуша.

Афрозина так и села.

– Вот почему ты с такой любовью подстригала мне хохолок. – Павлин смотрел ей прямо в глаза. – Если бы он чуть-чуть отрос, сразу стало бы видно, что я не простой павлин, а венценосный. Не заморыш, а королевский наследник, которого ты украла из золотого вольера!

– Павлуша… – еле слышно пролепетала ведьма в полуобморочном состоянии.

Но тот безжалостно продолжал:

– Вот почему ты запирала от меня книги. Боялась, что я узнаю всю правду.

– Я боялась остаться одна, – слабо оправдывалась Афрозина. – Я не хотела тебя обманывать, клянусь бородой моего…

– Ты лучше поклянись моими перьями, – перебил ее павлин, – перьями, которые ты продавала неграмотным крестьянам как средство от ячменя.

Ведьма совсем сникла.

Павлуша спрыгнул со стула и поковылял к большому зеркалу. Хохолок отрос всего на три пальца, но в нем уже угадывалось будущее величие. Павлуша повернулся к зеркалу правым боком, потом левым да, хохолок смотрелся. Для полноты картины он раскрыл веером свой поистине королевский хвост – сине-зеленый с отливом в черный бархат, с желто-красными глазками на кончиках перьев – и уронил через плечо:

– Я ухожу.

– Павлик! – вскрикнула Афрозина.

– Что?

– По крайней мере выполни мою последнюю просьбу.

– Какую еще просьбу? – насторожился павлин.

Ведьма опустила накрашенные ресницы.

– Поговори с ним. Скажи, что я…

– Ну?

– Что я его прощаю.

– Афрозина, сколько тебе лет? – Павлин говорил с ней как с ребенком.

– А что? – сразу как-то напряглась старая ведьма.

– А то, что ты подделала в паспорте год рождения. Подтерла единицу и получилось не сто сорок, а просто сорок. Не бойся, я ему не скажу, но неужели ты думаешь, что он ничего не видит?

– Не скажешь, да! – взвилась Афрозина. – Об этом я уж как-нибудь позабочусь!

– И не стыдно тебе, Аф…

Павлуша не договорил. Афрозина сделала рукой быстрый пасс, и он снова лишился дара речи.

Иногда, вы знаете, в женщине может проснуться ведьма, и это страшно. Но когда ведьма просыпается в ведьме – страшнее не бывает. Афрозина пришла в такую ярость, что накинулась на своего любимца с кулаками. Еще немного, и она свернула бы ему шею, но совершенно неожиданно в спину ей вонзились острые когти. Ведьма взвизгнула и отпустила жертву. А здоровенный рыжий кот, невесть откуда появившийся, подхватил на спину обмякшего Павлушу и выскочил в открытую дверь.

– А-а, это ты, – Афрозина как будто даже обрадовалась, но видели бы вы ее улыбку! Волосы дыбом! – Ну что ж, смотри, сам напросился.

Старая колдунья волчком крутанулась на месте и черным смерчем вылетела из комнаты.

Дэвид собрался с духом и постучал в дверь.

Изнутри доносилось громкие раздраженные голоса. Слов нельзя было разобрать, но спор, похоже, разгорелся нешуточный. Дэвид постучал сильнее. За дверью забухал чей-то бас. Так и не поняв, к нему ли это относилось, Дэвид повернул медную ручку и вошел.

Первое, что он увидел, был светящийся экран телевизора. Шла дискуссия, все успели переругаться.

Еще он увидел молодого мужчину в вытертых джинсах и ковбойке. Мужчина сидел на полу перед телевизором. Кисть правой руки была у него перевязана женским платком.

Но не телевизор и не мужчина привлекли внимания мальчика. Его поразил лежавший на узкой кровати… рыцарь. В полном боевом облачении. Доспехи блестели как новенькие. Лицо было скрыто забралом.

Дэвид решил как-то заявить о себе.

– Извините, – сказал он, обращаясь к мужчине, – вы случайно не знаете, когда проснется господин Рыцарь?

Мужчина поглядел на мальчика без всякого удивления.

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Дэвид.

– Чард де Ниорд, последний из славного племени рыцарей, – мужчина протянул мальчику руку, и тот в некотором замешательстве пожал ее.

– А он? – Дэвид смотрел на кровать.

Мужчина похлопал по латам, те гулко загудели.

– Эй, дружище, – мужчина откинул забрало, под ним была пустота. – Сколько же можно спать?

– Так это ваши доспехи, – догадался Дэвид. – А почему же…

– Подожди, – перебил его Рыцарь и включил телевизор погромче.

– Проблему выеденного яйца, – говорил пожилой профессор, – следует, по-моему, рассматривать шире. Выедая яйцо мы не просто уничтожаем его содержимое. Главное это то, что мы разбиваем скорлупу прекрасного.

Рыцарь убавил звук.

– Что привело тебя в этот мрачный замок? – строго спросил он.

– То же, что и вас, – без всякой робости ответил мальчик. – Я должен был спасти Кэнди.

– Ты знаешь Кэнди? – Чард де Ниорд вскочил на ноги.

– Познакомился только сегодня, но Бьюти мне много про нее рассказывала.

– Что с ними?

– Кэнди и Бьюти с безопасности. Я думаю, они обе уже в Хэллоу, у моей мамы, и очень ждут вас.

То, что Бьюти обманом заманили в замок и держали взаперти отдельно от дочери, потрясло Рыцаря. А история их побега привела его в восхищение. Он требовал от мальчика все новых и новых подробностей.

Когда Дэвид дошел до момента, как он, оставив павлина в дозоре, нырнул в мрачный тоннель, у Рыцаря вырвалось:

– Как же ты нашел меня?

Вместо ответа Дэвид показал на стену, где висел щит с дворянским гербом де Ниордов: прямой, как стрела, трилистник.

– Да ты, я вижу, следопыт.

Мальчик пропустил похвалу мимо ушей и заявил Рыцарю без обиняков.

– Нам надо бежать отсюда. В любую минуту может появиться Бэрр, а ему сейчас лучше под руку не попадаться.

– Запомни: Чард де Ниорд еще ни от кого не бегал. Но так или иначе, уйти я отсюда не могу.

– Почему?

– А потому, Дэвид, что рыцарь не может нарушить свое слово. Видишь потайную дверь? Она всегда открыта, я могу уйти в любую минуту, но я дал ему слово.

– Бэрру?! – изумился Дэвид.

– Видишь ли, мы заключили пари. Когда я приехал в замок и потребовал вернуть мне дочь, Бэрр сразу согласился. Он послал за Кэнди, а меня пригласил посмотреть первую серию увлекательнейшего фильма. Фильм назывался «Жил на свете рыцарь бедный…». Так отважный паладин, пытаясь спасти даму сердца, всякий раз встречал на своем пути Зеленого Змия. «Глупец, не правда ли? – обратился ко мне магистр. – Куда он со своим копьецом против такой силищи!» Я возразил: «Даже если добро будет безоружным, оно и тогда одолеет зло». Бэрр посмеялся и предложил пари: победит в фильме добро и я получаю назад свою дочь. Мы ударили по рукам.

Чард де Ниорд вдруг глубоко задумался и, казалось, совсем забыл про мальчика.

– Сэр Чард, – тихо окликнул его Дэвид.

Рыцарь вздохнул:

– С тех пор прошло более четырех лет. Каждый день – новая серия, а в серии – восемь выпусков… я даже не могу никуда отлучиться. – Он взглянул на часы. – Вот-вот начнется.

– А если паладин не победит? – Дэвиду очень не хотелось задавать этот неприятный вопрос, но не задать его было бы малодушием с его стороны.

Рыцарь упрямо сжал губы.

– Победит, – только и сказал он.

От неожиданности Дэвид вздрогнул: на экране появилась Камилла.

– Смотрите тысяча пятьсот шестидесятую серию, восьмой выпуск малосерийного крупнохудожественного сериала «Жил на свете рыцарь бедный…», – объявила она. – В последнем выпуске наша съемочная группа приготовила для вас сюрприз… надеюсь, приятный.

Пошли титры, и возникла бескрайняя пустыня. Через песчаные барханы, погибая от жажды, брел измученный паладин. Уже, казалось, рукой подать до зубчатой крепости, где, он знал, томится его возлюбленная. То был мираж: крепость рассеивалась в знойном мареве, и на ее месте вырастал новый бархан. Вдруг пальцы паладина наткнулись на что-то твердое. Бутылка с водой! Слава аллаху и доброму путнику, пославшим ему в этих песках бесценный дар! Паладин вынул пробку… из бутылки с хохотом выскочил Зеленый Змий. И грянул бой!…

Чард с Дэвидом прилипли к экрану. От исхода этой битвы зависело так много! Вот паладин завязал Змия в тугой узел – но тот потянул себя зубами за хвост, и все узлы распались. Паладин вонзил в пасть стальной клинок – Змий проглотил меч и облизнулся. Силы паладина иссякали. Чудовище обвилось вокруг его тела, вот-вот стянет горло мертвой петлей. Рука несчастного нашарила камень, поднялась для последнего удара – и упала. Раздался звон стекла. Паладин поднялся и, пошатываясь, побрел к крепости – в воротах его ждала прекрасная дама.

Дэвид перевел взгляд с экрана телевизора на Рыцаря. Чард де Ниорд, не говоря ни слова, облачился в боевые доспехи, снял со стены тяжелый щит, взял в углу копье. Теперь он был во всеоружии.

Они шагнули в распахнутую дверь, за которой была долгожданная свобода.

И оказались – в замкнутом пространстве среди бетонных стен.

– Не ожидали? – раздался сзади насмешливый голос великого магистра. – Да, я обманул вас, господин простак. Даже дважды. Как вы только что убедились, отсюда нет выхода. А что касается последней серии фильма, то это, поверьте, еще не конец. Неужели вы могли всерьез подумать, что злу и жить больше негде, кроме как в какой-то паршивой бутылке?

Он отступил на шаг, чтобы Рыцарь видел телевизор. С экрана на Чарда де Ниорда уставились остекленевшие зрачки гигантского ящера, которого можно было бы принять за неживого, если бы не подрагивающий раздвоенный язык. В двух шагах от ящера лежала на траве его добыча – темноволосая женщина, чтобы не закричать. Он узнал Камиллу.

– Мы начинаем новый телесериал «Невинная жертва», – Бэрр усмехнулся. – Не желаете ли, господин Рыцарь, заключить со мной пари?

– Вы подлец, – Чард занес над головой копье.

– Вы несправедливы ко мне, отважный Рыцарь. Я вам пообещал, что вы не выйдете из замка… разве я не сдержал своего слова?

Воспользовавшись секундным замешательством противника, маг нажал на скрытую пружину в стене, и проем закрыла наглухо бетонная плита. Дэвид и Рыцарь оказались замурованными.

Каменный мешок стала наполнять вода. Она просачивалась отовсюду. Она прибывала с каждой минутой. Только что была по щиколотку – и вот уже по колено. Рыцарь посадил мальчика к себе на плечи. А вода все прибывала.

– Умирать, Дэвид, тоже надо достойно, – сказал он, стоя по пояс в воде.

Мальчик пошарил в карманах курточки и нашел синий мелок.

– Скорее, – он протянул мелок Рыцарю. – Рисуйте!

– Что рисовать? – не понял тот.

– Дверь! Дверь и замочную скважину!

– Но я не умею, – попробовал возражать Чард.

– Умеете! Дверь будет похожа на щит, а замочная скважина – на трилистник. Только не поникший – прямой!

Рыцарю передалась уверенность Дэвида. Ничего еще не понимая, он взял у него мелок и быстро нарисовал на бетонной стене щит, а в нем трилистник с горделиво поднятой головкой.

Вода поступила к груди.

– Держите! – в руке у Дэвида появился золотой ключ, тот самый, который Фикс похитил у мажордома.

Чард без лишних слов вставил ключ в замочную скважину в виде трилистника, повернул… и – о чудо! – открылась невидимая дверь, и они увидели луг в цветах и яркое солнце. Вода, грозившая их затопить, хлынула наружу и побежала через луг, лепеча по дороге всякую бессмыслицу и заливая всем и каждому, что она течет через три графства и впадает не куда-нибудь, а в Темзу.

На лугу паслись два коня – серый в яблоках и гнедой. Гнедой, завидев Рыцаря, радостно заржал и пустился к нему легким галопом.

– Узнал, – он любовно потрепал коня по холке.

Молодой жеребчик, неожиданно лишившись друга, выразительно косился на Дэвида фиолетовым глазом.

– А можно я на нем? – Дэвид как зачарованный смотрел на серого в яблоках.

– На сером? – с сомнением переспросил Рыцарь.

Тут сзади послышалось прерывистое дыхание. И они оба оглянулись. К ним бежало, нет, плелось непонятное существо. Оно поминутно останавливалось. Нижняя половина существа пыхтела, верхняя слабо постанывала.

Это Павлуша ехал на рыжем коте.

Кот кое-как доплелся до места, где стояли мальчик с Рыцарем, и в изнеможении лег на землю.

– Фосс, бедняга, – Дэвид опустился на корточки. – А это Павлуша, – он показал на изрядно помятого павлина.

– Кажется, одой лошадью нам не обойтись, – сказал Чард.

Он помог Дэвиду сесть на серого, а кота положил поперек седла. Сам с трудом влез на гнедка: доспехи тяжелые, да вдобавок еще Павлуша на плече!

Ехали они, сами понимаете, долго. Солнце уже клонилось к закату, когда впереди показались крыши веселого Хэллоу.

Цок– цок, цок-цок. Копыта зацокали по мостовой.

За ними увязалась стайка ребят, наперебой кричавших:

– Хэллоу, хэллоу!

Вот навстречу двое под ручку:

– Хэллоу!

Лохматый Фицуотер радостно поднял лапу:

– Салют!

Ворона с фонарного столба:

– Прр-ррривет!

Это был час вечерней прогулки, когда все жители городка выходили на улицу. Мужчины, как заведенные, снимали и надевали шляпы. Женщины кокетливо приседали.

– Хэллоу, хэллоу, хэллоу!

Дэвид с Рыцарем едва успевали отвечать на приветствия. Кому необычная церемония доставляла особое удовольствие, так это Павлуше. Его даже не огорчало, что он не может произнести в ответ «хэллоу». Его длинная шея вертелась во все стороны, а маленькая головка все кивала, кивала, кивала.

Чудо, а не прогулка!

Кстати. Совсем забыл вам сказать. По улицам сновали мальчишки-газетчики с криками:

– Сенсационное сообщение! У Флокси пропали стол и стул! Ушли утром и до сих пор не вернулись! Подробности в вечернем выпуске!

Газеты шли нарасхват.

Это происшествие не могло не заинтересовать Дэвида. Не слезая с лошади, он взял из рук мальчишки-газетчика свежий номер «Вечернего Хэллоу», еще пахнущий типографской краской.

Это была даже не газета, а листок среднего формата. «Четвероногая прогулка», – прочел Дэвид и принялся тормошить лежавшего поперек седла кота.

– Фосс, Фосс! Ты знаешь, что это?

У него в руках было описание удивительной прогулки!


Четвероногая прогулка

Стол сказал однажды Стулу:

– Что-то в город потянуло!

В этой сырости шалит

У меня радикулит.

Сэр, на что это похоже?

Я покрыт гусиной кожей!

Нам помочь, я убежден,

Может только моцион!

Стул сказал в ответ Столу:

– Наше место здесь, в углу.

Сэр, я очень сожалею,

Но ходить я не умею.

Стол сказал:

– Любезный Стул,

Я бы все-таки рискнул.

Кот гуляет по дороге —

Что ж, и мы… четвероноги!

Так– то так, но им друг другу

Оказать пришлось услугу,

Чтобы встать на две ноги.

Дверь распахнута – беги!

Цок– цок (с лестничной площадки),

Цок– цок-цок-цок (по брусчатке)…

Удивляется народ:

– Стол плетется!

– Стул идет!

Допоздна они гуляли,

Руконогоковыляли,

Сбились с ног,

Потом с пути.

Как же быть?

Куда идти?

Смотрят: Крот-Смешное Ушко,

Утка– Кряква, Мышь-Норушка.

– Проводите нас домой!

– С радостью!

– С а б о с о м о й!

Вот и дом. УРА! УРА!

– Гости, ужинать пора.

Стол накрыл себя в два счета,

Стул проделал круг почета,

Утка спела гимн без слов,

Мышка съела двух котов,

Крот, танцуя, уморился

И, зевнув, под Стол свалился!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, про любовь, только для взрослых… и для тех, кто ими когда-нибудь станет

Мастерская напоминала гудящий улей!

Все разом говорили, обнимались, размахивали руками. Такси и Сякли исполняли (впервые) песню про то, что жало возмездия рано или поздно вонзится в каждого злодея. Если жало, решили они, значит, и песня должна называться «Жалостная». Фикс сел на хлопушку, которую принесли коротышки. Йонинг и Квинтер Финтер строили друг другу рожи. Рыцарь с Бьюти без умолку болтали, держась за руки, что очень веселило Кэнди. Она прыгала через скакалку и напевала: «Кто-то смотрит на кого-то и не видит ничего-то!» Павлуша пил чай со сливками. Стол и стул (те самые), как сумасшедшие, скакали по комнату, на этот раз не без посторонней помощи – под столом спрятался Дэвид, из-под стула выглядывали лапы Фосса.

И только Флокси хандрила. Она открыла шкатулку и с грустью перебирала весточки от мужа. Вдруг она закрыла лицо руками. Все замолчали. Дэвид вылез из-под стола.

– Ничего, поспешила успокоить их Флокси. – Не волнуйтесь, все в порядке.

– Ты мне никогда не показывала открытки от папы, – сказал Дэвид. – Только читала.

– Разве это не одно и то же?

– Текст один, вы правы, – осторожно заметил сыщик, – но читает каждый по-своему.

Флокси пожала плечами.

– Здесь нет тайн. Вы можете сами в этом убедиться, – она пододвинула открытки.

«Если ты завтра ко мне выберешься, то увидишь, как здесь хорошо, – прочем вслух Фикс. – Поют попугайчики, трубят слоны, пронзительно кричат мартышки…» Он что, из Африки пишет?

Фикс перевернул открытку.

– Обратного адреса нет. Зато есть почтовый штемпель… ну-ка… графство Чешир, город Льюисвилль. Вот вам и Африка!

– Я тоже удивлялась: слоны, мартышки…

– Наверно, по телевизору показывали, – предположила Бьюти.

– Льюисвилль знаменит своим зоопарком, – сказал детектив. – Зверей там держат не в клетках, а в открытых вольерах, и все им напоминает родные места: белому медведю кажется, что он во льдах Гренландии, а крокодил чувствует себя не хуже, чем в полноводной Амазонке.

– Я, конечно, не графолог, чтобы по почерку определять характер пишущего, – подал голос Йонинг, – но как врач могу сказать: это писал человек, хотя и страдающий, но смелый, уверенный в себе и… и очень любящий котов.

При этих словах доктора кот довольно мяукнул и, чтобы скрыть свои чувства, принялся с преувеличенным рвением умываться.

– А как вы догадались? – спросила Кэнди.

Доктор выразительно помахал открыткой перед своим носом.

– Странно, – сказала Флокси. – Вы говорите словно о другом человеке. Мой муж сомневался во всем, чтобы он ни делал, а его смелости не хватило даже на то, чтобы после десяти лет безупречной службы попросить прибавки к жалованью. Что качается котов… – Она покосилась на Фосса, который самозабвенно вылизывал хвост. – Что же касается котов, то, может быть, именно они явились причиной его внезапного бегства. Да-да, Тимоти панически боялся котов… особенно одного.

– Пожалуй, – подтвердил Чард де Ниорд, успевший прочитать несколько открыток. – Вот он пишет: «Я надеюсь, этот больше не появлялся?» Или вот приписка: «С ним вдвоем нам все равно не ужиться».

– Вот-вот, покивала Флокси. – Правда, так он писал только в первых открытках. Потом он словно забыл о своих страхах.

– Или сумел их преодолеть, – вставил доктор. – Взгляните сами: какой волевой нажим, какие твердые буквы… уверяю вас, это почерк мужественного человека.

Фикс повернулся к Дэвиду:

– А ты что молчишь?

Дэвид карандашом отмечал что-то в карманном календарике.

– Вы не знаете, мистер Фикс, когда в льюисвилльском зоопарке выходной? – спросил он.

– Гм. По-моему, в среду… Да, в среду.

– Тогда все сходится.

– Что сходится? – спросила сына Флокси.

– Числа на штемпелях, видите? Десятое января… седьмое февраля… четырнадцатое марта… двадцать пятое апреля… шестнадцатое мая…

– Не вижу никакой связи, – пробормотал доктор.

– Я, признаться, тоже, – заявил Фикс.

– Все числа выпали на среду, я проверил. А в среду в зоопарке выходной.

– Я ничего не понимаю, – Бьюти подняла глаза на Чарда. – А ты, дорогой?

– Не расстраивайся, дорогая. Я тоже ничего не понимаю.

– Это же очень просто, – терпеливо объяснял Дэвид. – Когда папа назначает тебе свидания? – повернулся он к маме. – После дождичка в четверг, так?

– Так, – подтвердила Флокси.

– Чтобы прошел дождик и ты успела вовремя получить открытку, когда он должен ее отправить?

– В среду, – неуверенно ответила Флокси.

– Правильно, часа в четыре. Тогда к десяти вечера ты ее уже получишь.

– Но при чем тут зоопарк?

– «Если ты завтра ко мне выберешься, – пишет папа, ты увидишь, как здесь хорошо». И в других открытках «приезжай завтра», «завтра здесь будет чудесно». Завтра, то есть в четверг. Потому что в среду зоопарк закрыт, а папе почему-то очень хочется показать тебе мартышек, слонов и крокодила…

– И мне, и мне! Закричал Сякли.

– Сам ты мартышка, – одернул его брат. – Вечно обезьянничаешь.

– А ты крокодил!

– А ты… – раздул щеки Такли.

– Не бузить, – строго сказал Рыцарь, и коротышки притихли.

– А может, он хочет показать тебе совсем даже не слонов и не мартышек, а другого зверя, – продолжал задумчиво Дэвид.

– Это какого же? – нахмурилась Флокси, ожидая подвоха.

Дэвид перебрал несколько открыток, пока не нашел нужную.

– Ты этого… не знаю даже, как назвать… раньше нигде не видела? – он показал на марку.

Флокси внимательно рассмотрела ее и, протянув что-то неопределенное, отдала открытку сыщику. Тот взглянул и передал доктору. Открытка пошла гулять по рукам. Один озадаченно поцокал языком, кто-то хихикнул, у третьего полезли брови на лоб. Если у взрослых увиденное вызвало недоумение, а у Кэнди сдавленный смешок, то братья-коротышки пришли в неописуемый восторг.

– Нашелся! – распевали они на все лады и зачем-то показывали друг дружке носы, приговаривая: – Я тебе говорил! Нет, это я тебе говорил!

Павлуша, разомлевший после чая, перегнул длинную шею через плечо Бьюти и, увидев изображение на марке, чуть не упал со стула.

Квинтер Финтер Жос мрачно проскрипел из своего зеркала:

– Что смотреть, когда все и так ясно.

Но удивительнее всех повел себя Фосс. Кот исчез. От него не осталось даже улыбки. Правда, этого пока никто не заметил. Кроме меня, разумеется.

– Где-то я его как будто видела, а где – не помню, – призналась Флокси.

– Хорош! – с оттенком восхищения сказал Рыцарь.

– Я его не видела, но что-то в его облике мне кажется знакомым, – сказала Бьюти.

И мне, – сказали хором Фикс с Йонингом.

Дэвид подошел к нарисованному забору и, сняв плакат, закрывший дыру, поднес его к свету.

– Вот же он. Только весь перепутанный: ослиные уши, рыбий хвост, стрекозиные крылья, нос клювом… все вперемешку. Сама его нарисовала и не помнишь! – засмеялся он, глядя на маму.

– Я думала, это моя фантазия. Сочинила что-то такое…

– Это же Пип! – возмутился Такли.

– Он давно сочиненный! – поддержал брата Сякли.

– Какой еще Пип? – насторожился сыщик.

– Юморительный!!!

Так вы его знаете?

– Знаем!

– И где же он живет?

Коротышки переглянулись. Они знали все-все-все… но этого они не знали.

– Когда-то, по-моему, он жил здесь, – сказал Дэвид. – Между прочим, у этого незнакомца, то есть Пипа, усы и лапы точь-в-точь как у нашего Фосса… а где он?

Кота искали по всему дому, но так и не нашли. Мало того, и близнецы пропали.

– Хватит, – сказала Флокси. – Мы можем искать до утра. Вы знаете, который час?

Пять минут назад пробило полночь, и никто этого, представьте, не заметил.

– Всё. Ложимся спать.

– Вы хотите сказать, мадам, что способны разместить столько людей? – удивился Фикс.

– А почему бы и нет! – ответила Флокси.

– Простите, но как вы это сделаете?

– Мистер Фикс, пусть это будет единственный секрет, который вам не удастся разгадать.

– Мам, можно я на секундочку включу телевизор? – попросил Дэвид.

– Телевизор? В первом часу?

– Ну пожалуйста…

Флокси кивнула.

Дэвид нажал на кнопку. На экране появилось новое лицо – беленькая челочка, вздернутый носик.

– И о погоде, – сказала диктор с улыбкой. – Как нам сообщили синоптики, в графстве Чешир сегодня прошел дождь. Что будет завтра, они пока не знают. Спокойной ночи.

– Значит, завтра мы едем в Льюисвилль! – в восторге закричал Дэвид.

– Ты в этом уверен?

– Но, мамочка… – Дэвид повернулся за поддержкой к сыщику и всем остальным. – А как же «после дождичка в четверг»?

Флокси вздохнула:

– По-моему, я сегодня не получила от твоего папы никакой открытки.

Дэвид опустил голову. Все молчали.

– Где она? – горестно повторял сыщик, переключая программы. – Почему ее заменили? Это Бэрр, я знаю!…

– Успокойтесь, – сказала Бьюти. – Скорее всего она просто…

– Что?… Что такое? – усы-антенны Фикса вдруг поднялись и завибрировали.

На винтовой лестнице послышался стук каблучков, и в мастерскую вошла… Камилла.

– Добрый вечер, – обратилась она ко всем. – Или уже доброе утро?

Она заметила, как просиял Фикс, и не смогла сдержать улыбки.

– Вам открытка, – сказала она Флокси. – Почтальон увидел, что иду к вам, и попросил передать. Он также просил извиниться за задержку – в здании почты рухнула крыша.

После легкого завтрака все отправились одной большой компанией на станцию – поезд в Льюисвилль уходил в 10.00 со второй платформы. Осмотр Льюисвилля Камилла посоветовала начать с «бутылочного домика». Там, сказала она многозначительно, вы многое поймете. Самой ей, к сожалению, пришлось отказаться от поездки. Ведь срок ее контракта с Бэрром истек, и надо было срочно искать новую работу.

Дорога к станции пролегала через парк. То ли запах лип кружил всем головы, то ли многим передалось волнение Флокси, которая надеялась через два часа увидеть мужа, но в это утро слово «любовь» за какие-то пятнадцать минут прозвучало четыреста шестьдесят четыре раза. Это абсолютный рекорд города Хэллоу. Я не удивлюсь, если он останется непревзойденным в ближайшие сто лет.

Знаете, что-то мне не хочется засушивать между страниц этой книги такие прелестные, благоухающие, ни на что не похожие слова! Пусть как бабочки порхают там, где вылетели – в парке Хэллоу. Все прочие слова – извольте, засушим, а эти – нет. Лучше я на их месте рассыплю точки: (…)

Кэнди убежала вперед. Она могла заблудиться в незнакомом месте, поэтому Дэвид бросился за ней следом. Когда они поравнялись, Кэнди спросила:

– А у тебя, когда ты вырастешь, будет дама сердца?

– Будет, – не раздумывая ответил Дэвид.

– С веером?

– Да.

– На лошади?

– Да.

Помолчав, Кэнди спросила:

– В белых гольфах с помпонами?

Дэвид бросил взгляд на гольфы своей спутницы и кивнул утвердительно. Кэнди наколола на прутик большой кленовый лист и подняла его над головой, изображая летний зонтик.

– Ты привидений боишься? – продолжала она допрос.

– Вот еще, – Дэвид даже оскорбился, что можно хотя бы в мыслях допустить такое.

– А я боюсь, особенно когда они смеются. У них молочные зубы повыпадали, а искусственные, наверно, не растут.

Дэвид неопределенно кивнул.

– А ты крыс (…)? – спросила Кэнди. (Как мы договорились, вместо известного слова я ставлю точки.)

Дэвид оказался в трудном положении. Он хорошо знал, что все девочки до смерти боятся крыс, поэтому скажи он «да», и так удачно складывающийся разговор может пойти насмарку. Сказать «нет»? Но какое-то шестое чувство подсказывало ему, то это было бы ошибкой. Он принял мудрое решение.

– Смотря каких, – ответил он дипломатично.

Кэнди кивнула, словно соглашаясь с тем, что тут очень важно проводить четкую грань. Она покрутила в пальцах зонтик и доверительно сообщила:

– Я крыса. По китайскому гороскопу.

– Здорово! – Почему-то именно последняя деталь заставила его сердце биться сильнее.

– Ты у нас поживешь? – спросил он как бы между прочим.

– Не знаю, – пожала плечами Кэнди. – Ты должен сделать это предложение моим родителям.

Чард де Ниорд и Бьюти шли, не разбирая дороги.

– Я так (…) тебя, – говорила Бьюти.

– Я (…) тебя, – словно не слыша ее, говорил Чард.

– А как я (…)!

Эта содержательная беседа завела их так далеко, что они заблудились. Пришлось ехать в Льюисвилль без них.

Флокси шла по аллее под ручку с Фиксом и Йонингом. Ей выпала трудная роль – выслушивать признания сразу двух влюбленных мужчин и давать советы.

– При моем образе жизни, – рассуждал сыщик, – мне нужна жена, обладающая тремя качествами. Первое: она должна на все смотреть собственными глазами. Второе: ей должно казаться, будто она смотрит на все глазами мужа. А главное, пусть оба эти качества проявляются на расстоянии. Учитывая ее образ жизни, – дни и ночи на телестудии, – о лучшей жене нельзя и мечтать.

– Вы правы, – кивнула Флокси, догадываясь, что он говорит о Камилле.

– Нельзя также сбрасывать со счетов, рассуждал дальше сыщик, – что мы с ней одинаково (…) работу. Причем (…) эта подкреплена высоким профессионализмом. Для меня расшифровать намеки в ее оперативных сводках – истинное наслаждение. А разве это не залог долгой (…)?

– О да, – соглашалась Флокси.

– Ну разве я виноват, – прорезался голос справа, – что она продавщица в карамельной лавке, а я (…) карамель и батончики? Я их и сейчас (…), но тогда я ничего не мог с собой поделать. Вместо того, чтобы признаться ей в (…), я покупал кулек за кульком и все это съедал, не отходя от прилавка. Растолстел безобразно, Видя это, я еще больше нервничал. И поглощал еще больше сладкого. И ведь знал, знал, что она не (…) толстых! Но мог ли я бороться с таким сильным чувством?

– Нет, конечно, – соглашалась Флокси, не вполне, однако, понимая, какое именно чувство имел в виду доктор.

– Но вот что меня смущает, – снова напомнил о себе голос слева. – При такой занятости трудно выкроить свободное время, чтобы объединиться. Вы видели, как она убежала? В девять тридцать ее примет директор студии. В одиннадцать у нее прослушивание. В час и в пять запись. В час и в пять запись. В перерыве она съездит в Лондон, в знаменитый «Ковент Гарден», – она, знаете, (…) перекусить в актерском буфете. А вечером она играет в бридж в женском клубе. Трудно вклиниться. Может, позвонить, как вы думаете? Признаться ей в (…) по телефону?

– Отличная мысль, – поддержала сыщика Флокси.

– Нынче дело другое, – убежденно говорил Йонинг. – Я похудел ровно вдвое, я не ем сладкого и мучного, мясного и жирного. И это только начало! Поверите ли, сам себя не узнаю. Но если не узнаю себя я сам, то как меня узнает она? К чему тогда все эти жертвы, принесенные на алтарь (…), если при встрече она меня вежливо спросит: «Сэр, вы ничего не хотите купить в нашей лавке?» А может, все-таки купить кулек другой? Чтобы не обидеть ее отказом?

Так мирно они шли под ручку по аллеям парка, рассуждая о (…) и постепенно приближаясь к выводу (к станции, к счастью, тоже), что без всех этих милых странностей (…) была бы не (…), а что-то другое. Но тогда бы она и называлась, вероятно, как-то иначе. И рассыпать на страницах книги столько строчек отпала бы всякая необходимость.

У железнодорожной кассы вдруг выяснилось, что пропали Бьюти с Чардом. Сначала кот, затем близнецы, теперь эти двое, кто следующий? Йонинг направился к окошечку. Навстречу ему выскочила старушонка – бочком, бочком, одной рукой от солнца загородилась, в другой пачка билетиков.

– Возьми, мил-человек. Вот, думала, к внукам, да, видно, не судьба. Куда я, старая, со своими цыплятками.

Цыплятками она называла баулы, узлы и чемоданы, занимавшие половину перрона.

– У вас до Льюисвилля? – спросил доктор.

– До него, господин хороший, до него, – закивала старуха, протягивая билеты. – Вот тебе три взрослых и два детских.

Доктор достал кошелек, и тут Павлуша, ходивший кругами вокруг старухи, ухватил ее сзади за подол и стал от доктора оттаскивать.

– Ах ты дрянь такая! – отбивалась старуха, не забывая при этом прикрывать лицо. – Чья птица?

Чтобы унять павлина, пришлось связать ему клюв бантом Кэнди.

– Держи билет на своего хищника, – старуха великодушно всучила Йонингу литер на Павлушу.

Доктор расплатился, тут и поезд подошел.

– Садитесь! – кричит старуха.

– Разве нам не на вторую платформу? – удивилась Флокси.

– Сюда, сюда, – в руке у старухи появилась хворостина, которой она начала загонять их в вагон, как стадо гусей.

– Вон же наш «динки», – закричал Дэвид, показывая в другую сторону.

«Динки» – паровоз и два вагончика – стоял под парами. Они вскочили в вагон в последнюю минуту. Старушка прошипела им вслед:

– Ножки гнуты, горки круты!

Дэвид и Кэнди сели у окна, отдельно от взрослых. На ухабах вагончик подбрасывал их, как лошадка. Сиденье было жесткое, скрипучее – точно седло. Иногда они сталкивались коленками, и оба смущенно замолкали.

Детектив подозрительно [вглядывался] в заоконные пейзажи, бормоча себе под нос:

– Мост… водокачка… тисовая роща… харчевня «Пальчики оближешь»…

– Фикс, что вы там бормочете? – спросил доктор.

– Фиксирую детали.

– Зачем? – удивилась Флокси.

– В нашем деле все может пригодиться.

– Он даже сны записывает, – шепнул ей доктор на ухо.

– Свои? – так же шепотом спросила Флокси.

– Чужие. Во сне, знаете ли, человек может ограбить банк и сухим выйти из воды. «А почему бы мне, – рассуждает он, проснувшись, – не провернуть такую же операцию в жизни?» Так вот, записывая чужие сны, Фикс сумел раскрыть два или три преступления еще до того, как они были совершены.

Флокси молча достала из сумочки записную книжку и стала набрасывать карандашом портрет задумчивого Фикса.

– Что вы делаете? – полюбопытствовал Йонинг.

– Пытаюсь зарисовать мысль еще до того, как она придет ему в голову.

«Динки», пыхтя, с трудом вскарабкался на очередную гору и немного постоял, переводя дыхание.

Дэвид извлек из кармана трещалку – такая, знаете, проволочка с резинкой, на которую накручивается пуговица; если эту штуковину завернуть в бумажку и подарить соседу по парте (лучше, конечно, соседке), смеху будет на весь урок. Кэнди, например, на полметра подскочила. Зато потом лучшая трещалка во всем Хэллоу была преподнесена ей в подарок. Всю дорогу Дэвид оказывал своей даме сердца такие знаки внимания, а так как этими «знаками» были набиты его карманы, к концу путешествия Кэнди сказочно разбогатела.

В вагон вошел контролер.

– Попрошу билетики.

Доктор протянул шесть билетов.

– Так… три взрослых, два детских и один… – контролер повертел в руках литер на Павлушу. – А где свинья?

– Какая свинья? – растерялся доктор.

– Литер у вас на свинью, – терпеливо разъяснил контролер. – Вот я и спрашиваю, где свинья.

– Вообще-то у нас птица, – вступил в разговор Фикс.

– Павлин, – уточнила Флокси.

Контролер покосился на Павлушу, помалкивающего в тряпочку, – а что скажешь в свое оправдание, когда у тебя клюв перевязан бантом?

– Платите штраф, сэр.

– Мы не виноваты! – воскликнула Флокси.

– Мы купили их из рук такой милой старушки, – оправдывался доктор. – Возьмите, говорит, билет на своего хищника.

– У старушки? – сощурился контролер.

– С цыплятками. Так она ласково называла свой багаж.

– Баулы, узлы, чемоданы…

– Ясно, – остановил их жестом контролер. – опять безобразничает. То не в ту сторону отправит, то просроченный билет продаст. А мы тут разбирайся. Ну и работка. За целый день ни разу не присядешь.

– А вы садитесь, – предложила Флокси.

– Служба. А трясет как! – вернулся он к своей мысли. – К вечеру глаза на затылке, голова раскалывается, ноги ватные.

– И с таким букетом болезней вы еще работаете? – изумился доктор. – Вы позволите?

Не дав контролеру опомниться, он забинтовал ему голову.

– А чтобы глаза не лезли на затылок, будете принимать вот это. Натощак, после еды.

Контролер открыл рот, чтобы что-то спросить, и тут же в него посыпались синие, желтые и красные горошины. Он мужественно это проглотил, поблагодарил доктора и не очень твердой походкой направился к выходу. Кэнди захихикала.

– А главное, берегите ноги, сэр, – крикнул Йонинг ему вдогонку. – Не подходите близко к угольной топке. На такой работе недолго и сгореть.

На вокзале в Льюисвилле их встретило удивительное существо, состоящее сплошь из мыльных пузырей.

– Ах, наконец-то! – Неизвестный распростер объятия, в которых утонула Кэнди. – Ах, как я рад! Ты меня не забыла, малышка? Ах, какие мыльные пузыри я пускал над твоей кроваткой! Ах! Ах, дайте же я со всеми познакомлюсь! Меня зовут Ах, а вас?

Люди испуганно разглядывали привидение, многие от него шарахались и напрасно – более дружелюбного существа я просто не встречал. Как же ему обрадовалась Кэнди! Последний раз она видела Аха пять лет назад… да, пять лет назад ее похитил этот ужасный Бэрр. А как хорошо жилось ей в замке с привидениями. С Ахом, Охом и Ухом. Особенно с Ахом. Ох любил поохать, повздыхать о старой доброй Англии. Ух – тот готов был радостно ухать по каждому поводу, и эта глуповатая восторженность утомляла. Зато Ах…

– Ах, идемте, идемте, – подгонял он путешественников. – Они ведь ничего еще не знают, не знают! Что будет, ах!

«О ком это он?» – подумал Дэвид. «Куда он нас тянет?» – подумала Флокси. «Кто этот мыльный пузырь?» – подумал Йонинг. Фикс не мог думать ни о чем постороннем, его мысли были заняты Камиллой. Но вот что важно: как люди благовоспитанные, они не стали задавать вслух лишних вопросов, а просто поступили в распоряжение мыльного пузыря.

Ах привел их к знаменитому «бутылочному домику». Как следует из названия, он был весь построен из бутылок. Летом, нагреваясь от солнца, они приносили в дом тепло, а зимой, нагреваясь от печи, не давали теплу уйти на улицу. В каждой бутылке светился огонек, и оттого казалось, что на тебя нацелены сотни фонариков.

Придумал все это Геркулес. Мама, страстная поклонница античного искусства, дала ему при рождении имя греческого героя, поражавшего всех своими мощным торсом и рельефными бицепсами. И не угадала: ни ростом, ни телосложением, сын, что называется, не вышел. И стали домашние звать Геркулеса уменьшительно – Кульком.

Зато фантазия у Кулька была поистине Геркулесовой. Соорудив своими руками «бутылочный домик», он устроил в нем с т р а н н о в е д ч е с к и й м у з е й, то есть музей всяких странностей. Была здесь, например, пишущая машинка, которая сама печатала… правда, лишь одну фразу: «Кашу есть не буду». Был древний шкаф палисандрового дерева, видевший еще Генриха Четвертого и при открытии створок по старинке скрипевший «Боже, храни короля!». Чего здесь только не было! Но главной достопримечательностью были, конечно, живые экспонаты – привидения! – Ах, Ох и Ух. Кулек пристроил их в музей после того, как они стали бездомными. Помните, что сказали Бьюти привидения? Если через год и один день она не вернется, они подыщут себе новых хозяев.

Так они оказались в Льюисвилле у Геркулеса. В Кульке они души не чаяли! (Я не уверен, что у привидения есть душа, но что-то они в нем не чаяли, это я хорошо помню.) Готовили обеды, стирали, пылесосили… и еще успевали экспонатами поработать. Неудивительно, что слава о них гремела далеко за пределами Чеширского графства. Каждый, кто приезжал в Льюисвилль, первым делом спешил в «бутылочный домик». И не обманывался в своих ожиданиях.

Кулек очень обрадовался гостям, а Ох и Ух ходили за ними, как приклеенные. Показывая музей, Кулек говорил:

– Каждый день у нас около трехсот посещений. В основном дети. До сорока в день.

– Как это? – не поняла Флокси. – «В основном дети» и… «всего сорок»?

– Правильно. Многие приходят по пять-шесть раз. Сейчас уже никто не боится. Не то что вначале.

– Пугались привидений? – спросил доктор.

– До смерти. Пришлось даже обратиться в «БУ-БУ».

– А что такое бу-бу? – спросила Кэнди.

«Бюро удивительных и Бесподобных Услуг», вот что такое «БУ-БУ». Они прислали человека, который помогает людям перебороть различные страхи. Какой человек! – с восхищением сказал Кулек.

– Ах! Ох! Ух! – вторили ему привидения.

– Совершенно бесстрашный. Ему приходится по долгу службы ночевать на кладбищах, вступать в схватку с нечистой силой и даже изгонять из квартир мышей и тараканов. И такой человек – подумать только! – когда-то убежал из дому, испугавшись обыкновенного кота.

Флокси вздрогнула.

– А как зовут этого человека, вы не знаете?

– Как же не знать. Тимоти. Такой тихий, интеллигентный, в очках…

– Он!

– Я же говорил! – обрадовался доктор. – Твердый почерк, мужественный характер!

– Ах, он нарочно выбрал такую опасную профессию, – подал голос Ах.

– Ох, какой он мужественный! – поддакнул Ох.

– У-у-ух!

Фикс, всегда считавший, что эмоции только вредят делу, остановил этот поток восклицаний:

– Где его искать? В «ГУ-ГУ»?

– «БУ-БУ», – поправил его Кулек. – Вы можете дать нам адрес?

Геркулес посмотрел на часы.

– Сейчас он в зоопарке. В это время он всегда ходит в зоопарк. Отдохнуть от суеты, полюбоваться на рыжих и хвостатых.

– Точно! – вскрикнул Дэвид.

Все с удивлением посмотрели на него. Дэвид смутился и, уже тише, прочел по памяти:

Где после дождичка в четверг,

Устав от суеты,

Сидит простой английский клерк.

Любуясь на хвосты.

– Что это значит? – спросила Флокси.

– «Зеркальные советы» Квинтера Финтера. Это значит, что мы нашли папу!

Тут все заахали, заохали, заухали. И еще неизвестно, кто громче – люди или привидения.

В зоопарке было столпотворение. Взрослые и дети, все куда-то неслись сломя голову. Первым не выдержал Ух.

– Ух ты! – только и сказал он и дунул вслед за всеми.

– Наверно, сегодня матч по водному поло между моржами и котиками, – предположил Йонинг.

– Или птичий базар, – возразил Фикс. – И все летят за кормом. Слышите, как пищат?

Толпа вела себя, как стая голодных птенцов, требующих пищи:

– Пип! Пип! Пип! Пип!

Дэвид преградил путь воинственно раскрашенному индейцу лет пяти с игрушечным томагавком.

– Пип! – визжал краснокожий, словно устрашая невидимого врага.

– Какой Пип? – спросил Дэвид, придерживая индейца за плечо.

– Ты поднял руку на Великого Кондора, бледнолицый! – сверкнул глазами вождь.

– Какой Пип? – повторил свой вопрос Дэвид и легонько встряхнул вождя.

– Юморительный, – вождь размазывал по лицу мамину помаду.

– Спасибо тебе, Великий Кондор.

Дэвид отпустил вождя, и тот помчался дальше без оглядки.

– Юморительный Пип! Ах, я столько о нем слышал!

– Ох, взглянуть бы на него одним глазком!

Привидения просто пузырились от нетерпения. Еще секунда – и они уже летели над головами бегущих.

– Там Пип! Там папа! – Дэвид тянул за собой остальных.

– Какой еще Пип! – нахмурился сыщик.

– Почему ты решил, что папа там? – спросила мама.

– У него же кошачьи усы! И пушистые рыжие лапы!

Дэвиду не хватало слов объяснить то, что казалось ему таким понятным.

– У нашего папы кошачьи усы? О, боже мой!

– Не надо волноваться, – успокаивал ее на ходу Йонинг.

– И рыжие лапы? Какой ужас!

– Мадам…

– Это моя вина, доктор. «Тимоти, – говорила я ему, – когда тебя обижают, ты должен показывать коготки». Разве я знала, что он последует моему совету…

Она не договорила. На склоне холма, возле открытого вольера, вокруг которого толпились, кажется, все жители Льюисвилля, сидел… «простой английский клерк». Впрочем, простым его мог считать кто угодно, только не она. Ведь это был ее Тимоти, ее дорогой Тим, которого она почти отчаялась увидеть.

Он изменился. Нет, у него не выросли кошачьи усы, и «лапы», судя по первому впечатлению, были того же размера. А вот лицо сделалось волевым, спина разогнулась, в глазах появилось какое-то новое выражение. Какое? У нее будет достаточно времени, чтобы выяснить это.

– Папа! – Дэвид бросился к отцу.

…Я думаю, не стоит им мешать. В такие минуты хочется остаться вдвоем. Вот и Фикс с Йонингом, и Кэнди отвернулись. А потом и Дэвид отошел к вольеру.

– Вот он, загадочный мнезнакомец, – сказал детектив.

– А он и правда юморительный, – хмыкнул доктор.

Пип был великолепен: такой фуфырь с круглым брюшком, на котором едва сходилась крахмальная манишка, в голубых панталонах, набегавших на ярко-рыжие пушистые кошачьи лапы, с серебристым рыбьим хвостом, в элегантном фраке с фалдами-крылышками; но особенно впечатлял мощный клюв какаду и ослиные уши.

Пип разгуливал по лужайке, иногда перелетая с места на место, зависал как стрекоза над прудом с кувшинками, вдруг плюхался в воду и, лениво махнув мощным хвостом, всплывал на поверхность. Словом, показывал зрителям все, на что способен. И благодарные зритель встречали любой его маневр бурными проявлениями восторга.

Дэвид и Кэнди не могла от него глаз отвести. Если бы он только обратил на них внимание… ах! ох! ух!

– Смотри! – сказала Кэнди.

Неподалеку от них привидения затеяли игру. Они выдували из себя мыльные пузыри, и в каждом просвечивала какая-нибудь буква. Буквы летали, складывались в слова, слова – в строчки, строчки – в страницы, и когда пузыри лопались, невесомые листки со стихами еще долго парили в воздухе, прежде чем опуститься на землю. Из-за этих листков (Дэвид насчитал их четыре) чуть не подрались мальчишки. Счастливчики, которым они достались, радостно выкрикивали:

– Насекомое!

– Рыба!

– Птица!

– Зверь!

Почему они так кричат? Дэвид понял это, когда заглянул в еще один, пятый листок, упавший к его ногам. А мальчишки распевали родившиеся из мыльной пены стихи, и такие они были пузырящиеся, такие заразительные, что люди сразу подхватывали незнакомые строчки. Вот уже все – и раскрашенный индеец, и пожилая женщина со слуховым аппаратом, и официантка из трактира «Пальчики оближешь», и джентльмен с зонтиком-тросточкой, – все почувствовали, как их затягивает в водоворот буйного, какого-то сумасшедшего веселья!

Пип подлетел поближе и уселся в двух шагах от того места, где стояли Дэвид и Кэнди. По тому, как задвигались его длинные уши, как зашевелились его роскошные усы, было видно, что устроенный в его честь концерт доставляет ему удовольствие.

А Дэвид разглядывал его вблизи и бормотал:

– Кто же ты на самом деле? Пип или Фосс? Фосс или Пип?


Юморительный Пип


1


Юморительный Пип на прогулку собрался,

А на небе – ни тучки, денек разыгрался.

Помечтать бы сейчас на зеленой опушке!

Вдруг сбегаются звери, зверята, зверюшки…

Кот и Слон, и Жираф, и Мартышек семья,

Бегемот, и большая морская Свинья.

Громко хрюкнул Кабан, Конь от смеха заржал,

Шимпанзе удивленно плечами пожал.

Лев рычит, а Собаки – те подняли лай,

Да такой, что хоть уши хвостом затыкай!

Озадачены звери: что это за тип?

Травожаднейший Пип? Юморительный Пип?

Обращаются к Лису: «Ты знаем из басен,

Ты умней всех зверей. Что молчишь? Ты согласен?

Так пойди и спроси: мнезнакомец, ты кто?

То, что кажется нам или вовсе не то?

Потому что понять невозможно, поверь,

Кто ты – рыба ли, мошка ли, птица ли, зверь».

Юморительный Пип, подскочив от вопроса,

Так х р я у к н у л, что звук метеором пронесся:

«Ответ очень прост! Непростительно прост!

Я – Пип, зеброкрылый спингвин-лирохвост».


2


Юморительный Пип, полетав над землею,

Устремляется вниз на большую секвойю.

Отдохнуть бы сейчас хоть немного бедняжке!

Вдруг слетаются птицы, и птички, и пташки…

Альбатрос, и Фламинго, и Ястреб, и Сыч,

И Глухарь, и Казарка, и прочая дичь.

Гусь давай гоготать, Попугай закричал,

Даже Филин не выдержал и… промолчал.

Несусветный устроили Галки галдеж,

Все о чем-то кричат, а о чем – не поймешь!

Огорошены птицы: невиданный тип!

Травожаднейший Пип? Юморительный Пип?

Обращаются к Филину: «Ясно из басен,

Ты – умнейший из птиц. Что молчишь?

Ты согласен?

Так лети и спроси: мнезнакомец, ты кто?

То, что кажется нам или вовсе не то?

Объясни, что уж нам-то он может открыться,

Кто он есть – зверь ли, мошка ли, рыба ли, птица».

Юморительный Пип, подскочив от вопроса,

Так к у д а х н у л, что ветер по листьям пронесся:

«Ответ очень прост! Непростительно прост!

Я – Пип, зеброкрылый спингвин-лирохвост».


3


Юморительный Пип, ни на грош не рискуя,

Как Треска погрузился в пучину морскую.

Понырять бы сейчас да поплавать немножко!

Вдруг зашмыгали рыбы, рыбёнки, рыбешки…

Барабулька, Макрель, Простипома, Карась,

Эпигонус, Налим, и Салака, и Язь.

Щука сделала сразу большие глаза,

Вдруг икру заметала Кета-егоза,

А Касатка Касатика с воплем «Тону!»

За плавник потащила со страху ко дну.

Ошарашены рыбы: что это за тип?

Травожаднейший Пип! Юморительный Пип!

Обратилась к Киту: «Нам известно из басен,

Ты умнее всех рыб. Что молчишь? Ты согласен?

Так плыви и спроси: мнезнакомец, ты кто?

То, что кажется нам, или вовсе не то?

Мол, ухою клянусь, мы решить не смогли бы,

Кто ты есть – зверь ли, мошка ли, птица ли, рыба».

Юморительный Пип, подскочив от вопроса,

Б у л ь к н у л так, что тайфун в десять баллов

Пронесся:

«Ответ отчень прост! Непростительно прост!

Я – Пип, зеброкрылый спингвин-лирохвост».


4


Юморительный Пип на лугу копошится,

Чтоб душистый горошек нарвать для ушицы.

Не одну бы, а две от рожденья макушки!

Вдруг слетелись мормышки, и мошки, и мушки…

Стрекоза, и Кузнечик, и Мухи в лице

Как домашний, ручной, так и дикой – Це-це.

Приползли Книжный Червь, и Паук, и Жучок,

Многоножка бежала со всех своих ног.

Сверещали Сверчки, загудела Пчела,

Жужекрылица крыложужжать начала!

Насекомые в панике: что он за тип?

Травожаднейший Пип! Юморительный Пип!

К Муравью обратились: «Мы знаем из басен,

Нет умнее тебя насекомых. Согласен?

Так ползи и спроси: мнезнакомец, ты кто?

То, что кажется нам, или вовсе не то?

Пусть он скажет всю правду, в не понарошку,

Кто он есть – зверь ли, птица ли, рыба ли,

Мошка».

Юморительный Пип, подскочив от вопроса,

Ц в и р к н у л так, что циклон над лужайкой

Пронесся:

«Ответ очень прост! Непростительно прост!

Я – Пип, зеброкрылый спингвин-лирохвост».


5


И тотчас все звери, зверята, зверюшки

Хоровод завели на зеленой опушке.

И тотчас все птицы, и птички, и пташки

Закружились над лесом в единой упряжке.

И тотчас все рыбы, рыбёнки, рыбешки

Плавниками захлопали, словно в ладошки.

И тотчас мормышки, и мошки, и мушки

Раздобыли трещоточки и погремушки.

Все шумели, гремели, пищали, кричали,

От зари до дари голоса их звучали:

«Ответ его прост! Непростительно прост!

Это – Пип, зеброкрылый спингвин-лирохвост!»


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, в которой эта история заканчивается, а новая еще не подросла

В городке Хэллоу истекал рабочий день, когда с холма донесся восторженный лай Фицуотера. Пес унюхал Дэвида и компанию задолго до появления «динки». Он встретил их на платформе. Протянул лапу мужчинам и лизнул руку женщинам. А Тиму, которого многие в городе считали без вести пропавшим, позволил похлопать себя по спине.

Поздоровавшись со всеми, пес повернул морду к вагону, словно оттуда должен был кто-то выйти. Паровозик обдал себя паром, как в бане, чтобы сразу стать чище и новее… начальник станции дал сигнал к отправке, дунув в свистульку… а пес все не трогался с места.

– Он ждет Павлушу, – догадался Дэвид.

Флокси опустилась на корточки перед Фицуотером:

– Павлуша на приехал. Он встретил в зоопарке Лину и решил с ней остаться. Что ты сказал? Кто такая Лина? Настоящая пава. Такая милая, скромная. Они очень подходят друг другу, правда? – она подняла глаза на Фикса с Йонингом.

– Идеальная пара, – подтвердил доктор.

Фицуотер вздохнул и последовал за людьми – не мог же он оставить их без почетного эскорта!

Улицы Хэллоу были безлюдны. Трудовой день заканчивался, но хэллоунцы не могли себе позволять (даже ради такой встречи) уйти с работы хотя бы на несколько минут раньше. А сделать вид, будто ничего не произошло, они тоже не могли. Каждому хотелось первым сказать «хэллоу» бесстрашному сотруднику «БУ-БУ».

Безвыходных ситуаций, как известно, не бывает. Повариха припудрила своим «хэллоу» фруктовый пудинг. Плотник с чувством вколотил «хэллоу» в дверь по самую шляпку. Прачка повесила накрахмаленное «хэллоу» сушиться на бельевую веревку. Я уж не говорю про десятки клетчатых «хэллоу» размером в тетрадный лист, что вылетели самолетиками из окон летней школы.

Вот так встреча! В парке на скамеечке сидели Бьюти с Чардом. День пролетел для них как одна минута.

К дому все подходили в прекрасном настроении, один Йонинг вздыхал и подозрительно останавливался, чтобы перевести дух.

– Что с вами, доктор? – спросила наконец Флокси. – Вам плохо?

– Мне не плохо… скорее не хорошо…

– Я вас не понимаю.

– Она сейчас уйдет… лавка закрывается… а мне еще надо цветы купить.

– Ах вот оно что.

Ну конечно! Он тосковал по своей леденцовой принцессе.

– Что же вы медлите? Страшно?

Йонинг кивнул.

– Дружище, – она повернулась к Фицуотеру, – ты не проводишь доктора до карамельной лавки?

Фицуотер был пес дела. Он мордой подтолкнул Йонинга в обратную сторону, и тому ничего не оставалось, как подчиниться. Через минуту оба скрылись за углом.

Остальные вошли в дом, поднялись в мастерскую… и остолбенели. Кто-то тут здорово набезобразничал. Зеркало было покрыто слоем копоти, из-под которого доносились всхлипывания Квинтера Финтера Жоса. Нарисованный забор повален. В глубине картины сиротливо лежал на боку домик-тыква… его обитатели-коротышки куда-то попрятались. На полу валялся разорванный плакат с мнезнакомцем. Все подрамники перевернуты, тюбики с краской раздавлены, стены исписаны хулиганскими словечками.

Афрозина! Опять она хозяйничала в мастерской! Вот раздался ее ехидный смешок. Со стены сорвалась картина. У Фикса вылетела изо рта трубка и принялась выделывать в воздухе немыслимые крендели. Вскрикнула Бьюти ее больно ущипнули. Дэвида щелкнули по лбу. Папе Тимоти оглушительно мяукнули прямо в ухо.

Ведьма была невидима, а потому непобедима.

Фикс попробовал связаться по телефону со Скотленд-Ярдом, но телефон не работал. Вспыхнул экран – Камилла делала им какие-то знаки и даже кричала, однако звук, как назло, пропал. Положение становилось отчаянным, и в эту минуту…

…и в эту минуту в дверях возник Бэрр.

Он был в длинной красной мантии и в белом завитом парике. Взгляд его зеленых глаз не предвещал ничего хорошего.

– Встать, суд пришел! – вскричала невидимая Афрозина.

Могла не кричать – все и так стояли. Бэрр сел в кресло и торжественно возвестил:

– Слушается дело семьи де Ниордов, а также частного детектива Фикса. Они обвиняются в нарушении закона «О государственной границе». Да-да, вы меня отлично поняли: я говорю о стране воображения. – Маг потряс в воздухе книгой в сером переплете. – Согласно статье второй, пункту первому, это влечет за собой наказание – «заключение в раму без права на свидания и переписку». Прошу всех сесть.

Все сели. Никому даже в голову не пришло ослушаться приказа.

– Подсудимая Бьюти, встаньте. Что вы можете сказать в свое оправдание?

Бьюти встала.

– Мистер Бэрр…

– Обращайтесь ко мне «ваша честь».

– Ваша честь, – совсем оробела Бьюти. – Я покинула картину, да, но ведь мою дочь околдовали…

– Кто из свидетелей может это подтвердить?

Чард вскочил на ноги, но Бэрр не дал ему рта раскрыть.

– Сядьте. Подсудимый не может выступать в качестве свидетеля.

Рыцарь вынужден был подчиниться. Дэвид не выдержал:

– А я могу выступить свидетелем?

– Разумеется, – спокойно ответил маг. – На вас как на лицо реальное этот закон не распространяется.

– Ваша честь, – вежливо сказал Дэвид, – о том, кто Кэнди заколдовали, я слышал своими ушами от миссис Бьюти…

Мой мальчик, – улыбнулся маг, – я вижу, вы совершенно не изучаете в школе законодательство. Суд в данном случае интересует только то, что вы видели своими глазами.

– Но я видел! – начал горячиться Дэвид. – Я видел, как вы поместили ее в черный ящик, и она вдруг заговорила!

– Допустим, – согласился маг. – Но разве то, что она вдруг заговорила, означает, что она не могла говорить прежде? Разве всякий раз, когда вы молчите, это значит, что вас заколдовали?

Дэвид сник. Он не понимал, как Бэрру удалось выкрутиться. Всем же ясно: несколько лет Кэнди молчала по милости черного мага. Почему же так трудно доказать это?

– Не огорчайтесь, – услышал он отечески ласковый голос Бэрра. – Я вижу, у вас доброе сердце. Но, поверьте, те, кого вы берете под свою защиту, не заслуживают вашего снисхождения. Итак, миссис Бьюти, вы покинули картину?

– Я надеялась найти свою дочь, а потом…

– Прекрасно! – обрадовался маг. – Вы ее нашли. Самое время вдвоем вернуться на прежнее место.

– Вдвоем? – испугалась Бьюти.

– С господином Рыцарем случай особый. Он нарушил статью девятую, пункт второй: «Персонаж, созданный воображением человека, не может покушаться на жизнь создателя».

– Но его создала я, а не вы! – робко попробовала возразить Флокси.

– Тогда вам и отвечать за него, – отпарировал великий магистр.

Флокси поджала губы, точь-в-точь как Дэвид.

Бэрр нащупал уязвимое место. Она не могла отвечать за действия своих персонажей и хорошо понимала это. Пока шла работа над картиной, она была хозяйкой положение, но потом… Нарисованные люди и звери выходили из повиновения, начинали жить своей жизнью. Вот и Чард де Ниорд однажды исчез с картины: уехал за султаном из страусовых перьев, который она забыла нарисовать на шлеме. А через полгода вообще пропал. Вслед за Кэнди.

А Бэрр уже допрашивал Рыцаря:

– Чард де Ниорд, вы признаете свою вину?

Рыцарь встал.

– Да, – твердо сказал он. – Я виноват в том, что не пронзил вас сразу копьем. Пока земля носит таких мерзавцев, мир не может быть по-настоящему…

– Ну хватит, хватит, – Бэрр поморщился. – Давай без громких слов. Не хочу предвосхищать решения суда, – обтекаемо выразился он, – но как бы вам не оказаться за решеткой.

Где– то рядом раздался мерзкий хохоток – ведьма была довольна ходом процесса.

– Я не хочу обратно… я не хочу за решетку! – расплакалась Кэнди.

– Ну а вы, мистер Фикс? – продолжал между тем Бэрр невозмутимо. – Вам не кажется, что ваше расследование несколько затянулось?

Детектив вынул изо рта трубку.

– В этом повинны вы, господин магистр, – сказал он. – Вы мастер запутывать следы.

Маг был польщен и даже не потребовал, чтобы к нему обращались согласно этикету.

– Я также не виноват в том, – продолжал детектив, – что гласный преступник обманом захватил судейское кресло. Подождите, я не кончил. Да, формально вы правы: не мое это дело – вмешиваться в настоящую жизнь. Но я не жалею о том, что вышел за рамки. Если я помог своим друзьям раскрыть хотя бы часть совершенных вами злодеяний и восстановить справедливость, никакой приговор не покажется мне слишком суровым. Даже если меня сотрут с картины тряпкой, намоченной в скипидаре. Камилла на свободе. Ради одного этого стоило рискнуть.

– Какое благородство! – В голове Бэрра звучала издевка. – Спасибо за это вам никто не скажет, не надейтесь.

– Почему?

Все повернулись на женский голос. На пороге мастерской стояла Камилла. Она вошла так тихо, что ее шагов никто не услышал.

– Почему? – Она смотрела на сыщика. – Я очень благодарна вам, Фикс, за вашу преданность и постараюсь доказать, что это не просто слова.

Появление Камиллы в один миг преобразило Бэрра. Его просто-таки перекосило от злости. Однако он сумел взять себя в руки, чтобы довести процесс до конца.

– Тем лучше, – он выдавил улыбку. – То, что вы скоро увидите, надеюсь, доставит вам несколько приятных минут.

Он встал.

– Преступление, которое совершили те, кого мы сегодня судим, пусть не покажется кому-нибудь невинной шалостью. Эти четверо посягнули на основу основ – существующие устои – и потому заслуживают самого сурового наказания. Вообразим, что их примеру последовали другие. И вот уже людоеды разгуливают по улицам Лондона и Парижа, вампиры как комары влетают в открытые окна, и ведьма превращаем пухленького ребенка в какого-нибудь гадкого паука…

При этих словах возле туалетного столика раздался грохот – это Афрозина, колдовавшая над своей красотой, выронила фарфоровую пудреницу.

Бэрр продолжал:

– …Или у моего лимузина начнется зуд в колесах, и он примется давить всех на своем пути… – Он мельком выглянул в окно, проверяя, на месте ли его черный автомобиль. – Да я лучше домой пешком пойду, чем допущу такое безобразие! Если сегодня мы не осудим этот произвол, завтра будет поздно! Итак, приговор…

Он сделал эффектную паузу.

– Бьюти и Кэнди заключаются в раму навечно. Рыцарь Чард де Ниорд должен быть отгорожен от мира тюремной решеткой. Что касается мистера Фикса, суд учел его пожелание: с помощью скипидара он будет стерт с картины. К сожалению, отсутствует, может быть, гласный преступник, скрывающийся под разными личинами. Я говорю о коте, он же Фосс, он же Пип, он же… гм, неважно. Суд заочно приговаривает его к полной безвестности. Его имя будет уничтожено, и если он вернется на картину, для вех он станет обыкновенным котом без роду, без племени… Зина, ты здесь?

– Здесь, ваше мракобесие.

Ведьма материализовалась.

– Приведи приговор в исполнение.

Афрозина опасливо покосилась на Рыцаря, обнажившего свой меч.

– Может, вы их, того… – Она открыла флакон с духами, и жидкость испарилась на глазах.

– Тогда я и тебя того, – посуровел маг. – Или ты забыла, что тебя тоже когда-то нарисовали?

Ведьма вздрогнула – в устах Бэрра это была не пустая угроза. Афрозина повела себя странно: она вытянула вперед ладони и легко, одними пальцами поманила к себе Рыцаря. Тот выронил меч и послушно пошел к ней. Но шел он, оказывается, не к ней. Повинуясь взгляду ведьмы, Чард прошел мимо нее, и тут только стало ясно, что направляется он… в картину.

– Чард? – тревожно окликнула его Бьюти.

– Папочка! – позвала Кэнди.

Он словно не слышал. Двигался как во сне. Вот он взялся за раму…

– Нет! – раздался вдруг голос Флокси.

Афрозина невольно отвлеклась, и ее гипнотическая власть над Рыцарем потеряла силу. Он с удивлением огляделся.

– Что это значит? – раздраженно спросил маг.

– Вы напомнили нам один закон, – сказала Флокси, – но забыли упомянуть другой. Закон творчества. А он гласит: «Творение художника неподвластно никому, кроме него самого». Никому, понимаете? Даже дьяволу. А это значит, что картины, написанные мной, должны обрести свой первоначальный вид.

– Я вас не понимаю…

– Вы отлично меня понимаете, господин магистр. Прежде всего, в картины вернутся все персонажи. Все. Включая Афрозину. И никакого произвола в виде тюремной решетки или стертой фигуры. Иначе… пеняйте на себя.

– Хорошо, – скрипнул зубами маг. Ему ничего не оставалось, как принять эти условия. Пожертвовать Афрозиной, зато одним махом расправиться со всеми врагами. – Хорошо, я согласен.

– А я нет!

В мастерскую ворвался свежий ветер. В воздухе загорелись два желтых глаза. Затрепетали стрекозиные крылья. С головы Бэрра сорвало судейский парик. Афрозина покрылась рыбьей чешуей.

Тимоти рассмеялся. Даже у Кэнди просохли слезы.

– Пип! – радостно закричал Дэвид. – Это ты?

– Мяу, – раздалось за спиной у Бэрра.

– Пип! Пип! – кричала Кэнди и тормошила мать. – Мамочка, он такой… он такой юморительный, ты увидишь!

Но увидели все не Пипа, а Фосса. Кот появился в кресле, в котором еще недавно восседал великий магистр. Он щурил глаза на свет и, казалось, ждал чего-то. Афрозина замахнулась на кота, но Бэрр ее остановил:

– После драки кулаками не машут.

И показал на холст, где ее ждало кресло-качалка с плюшевой подушечкой в форме осьминога.

– Предатель! – бросила ему в лицо старая ведьма и неторопливо направилась к раме. Проходя мимо туалетного столика, она словно невзначай взяла с него пару белых перчаток и стала на ходу натягивать. Перед самой картиной она полуобернулась и сделала Фоссу ручкой.

– Все равно вышло по-моему… котик, – последнее слово она произнесла с неподражаемой интонацией. – Листки-то тю-тю!

Едва услышав это, Дэвид бросился к картина и на глазах у изумленной Афрозины сбросил с ее кресла плюшевого осьминога. Под подушкой лежали стихи! Все собранные им листки! И тот, что когда-то потеряла ведьма. И тот, что подарил ему повар. И обнаруженные у коротышек, и подброшенный Квинтером Финтером… словом, все-все… кроме последних, найденных в зоопарке и надежно спрятанных у него в гетрах. Афрозина, опомнившись, попыталась схватить мальчика за руку, но он увернулся.

Ох, что сделалось с Бэрром!

– Раззява, – закричал он на ведьма. – Весь дом перевернула, а под носом у себя ничего не видишь!

Жажда мщения превратила Афрозину в фурию. Она скорее всего настигла бы Дэвида, но подвели высокие каблуки. А когда она догадалась снять туфли, он успел отбежать подальше. И теперь торопливо разглаживал листок за листком и складывал их вместе.

Фосс напряженно ждал исхода.

Магистр подбросил вверх носовой платок, платок превратился в лист бумаги и запорхал перед Дэвидом, точно просясь в руки. Но раньше, чем мальчик успел схватить его, Рыцарь проткнул фальшивку своим мечом, и обыкновенная на вид бумага мгновенно вспыхнула как факел.

Кэнди вскрикнула. Бьюти упала в обморок. Еще мгновение, и возникла бы паника. И тут Тимоти, тихо сидевший в углу, в два прыжка оказался возле Бэрра. Мелком, который папа Тим всегда носил с собой, он нарисовал на полу магический круг, а за его пределы не может выйти ни один черт. Опыт борьбы с нечистой силой пришелся как нельзя более кстати.

Дэвид сложил листки, и что же? Ни-че-го. Кот не расколдовался. Афрозина хохотнула. Она надела туфли, пригладила рыжие патлы и царственной походкой направилась к своей картине. В последний момент она остановилась и посмотрела на сыщик с немым укором:

– Вы не поможете даме?

Фикс охотно помог старой кокетке войти в раму. При этом он слегка потянул на себя перчатку, и… из рукава выпал вчетверо сложенный листок. Ведьма потянулась за ним, но Фикс ее опередил. Он разгладил страничку.

Это был листок, без которого у Дэвида ничего и не могло получится… самый, может быть, важный листок… последний.

Вы спросите, как Фикс догадался, что ведьма спрятала его в рукав? Это осталось его профессиональной тайной.

Силы оставили Афрозину. Она вошла в картину и устало откинулась в кресле-качалке. Ноги она положила на раму.

Фикс передал последний листок Дэвиду.

Тот положил его сверху на остальные. Кот ждал. Все ждали.

И Дэвид вспомнил. Всего две строчки, но в них была заключена разгадка.

ЛИСТКИ СЛОЖИ НАОБОРОТ,

И СТАНЕТ Л…М РЫЖИЙ КОТ.

– Ну, конечно, – пробормотал Дэвид. – Я ведь складывал неправильно… второй на первое, треть на второе… и вот последнее стихотворение оказалось первым. Надо наоборот!

Он подошел к столу и начал складывать листки в обратном порядке. В мастерской никто не проронил ни звука.

– Ну вот! Теперь правильно. Все? Нет! Еще это пропущенное слово… Начинается на «Л», кончается на «М»…

Мама с папой переглянулась. Папа Тим покраснел и опустил голову.

– Лесом, – подсказала Камилла.

– Может быть, лугом? – предположила Бьюти.

– Луком? – пробормотал доктор.

– Ликом? – подал голос сыщик.

Кот топтался на месте и громко урчал.

– Лиром! – крикнул Дэвид, вдруг вспомнив таинственное имя, которое не раз упоминали в спорах мама с папой.

В тот же миг кресло заскрипело под тяжестью тучного мужчины с аккуратно подстриженными, несколько старомодными бакенбардами.

– Фу ты, – с облегчением вздохнул он. – Замучили. Я уж решил, не отгадаете.

– Так вы…

– Эдвард Лир, – закончил за мальчика мужчина. – А ты Дэвид. Привет честной компании. Как поживаете, магистр? У вас нездоровый цвет лица.

– Лир? – не поверила Флокси.

– Тот самый? – спросила Камилла.

– А чему вы, собственно, удивляетесь? – по-кошачьи сощурился Лир.

– Но вы же давно… в некотором роде… – Тимоти замялся.

– Умер? – пришли ему на помощь бакенбарды. – Господи, в какой стране я родился! Здесь верят каждому печатному слову.

– А когда, простите, вы родились?

– Ну… – Лир задрал голову к потолку, словно там был написан ответ на столь нескромный вопрос. – Кажется, в двадцать втором или двадцать третьем…

– Восемьсот?

– Вы что-то сказали?

– Тысяча восемьсот двадцать втором? – уточнил Тимоти.

– Очень может быть, – отмахнулся Лир от этой скучной темы. Он обводил взглядом разгромленную мастерскую. – Поразительно, какой переворот в нашей жизни может произвести одна женщина!

– Это…

– Афрозина, – с пониманием кивнул он, опережая разъяснения хозяйки мастерской. – Замечательный темперамент, согласитесь. – Он повернулся к ведьме: – А коробку сухих румян я бы, Зина, все-таки вернул.

– подумаешь! – ведьма презрительно махнула рукавом.

Несмотря на довольно солидную комплекцию, Лир легко поймал в воздухе коробочку и тут же перебросил ее Дэвиду:

– Ап!

Неожиданно он подался вперед и попытался дотянуться рукой до лопатки. Не дотянулся, попробовал с другой стороны. Потом вздохнул:

– А все же в том, что ты кот, есть свои преимущества. Спинку почешут. – Он снова откинулся назад и повернул вертящееся кресло к большому настенному зеркалу. – Что, дружище, в темноте сидим?

Из– под копоти послышался короткий всхлип.

– Ну-ну. Было бы из-за чего расстраиваться.

Никто не успел ничего понять. Вдруг чернота стала съеживаться от краев к центру и в несколько секунд исчезла. Трещины сами собой разгладились. Зеркало снова было как новенькое, словно никто его и не разбивал. В кроне урододендрона зашевелилась чудо-шляпа, из-под нее раздался голос Квинтера Финтера Жоса:

– Спасибо, мистер Лир.

– Теперь тебе все видно?

– Да. Совсем другое дело.

Лир подошел к поваленному забору, кинул взгляд на расколотый домик-тыкву и громко сказал, как бы ни к кому не обращаясь:

– Кое-кто считает что заборы могут сами вставать, а дома отстраиваться по мановению волшебной палочки…

– Смотрите! – воскликнула Бьюти.

Половинки тыквы сами собой соединились, и домик крепко встал на прежнее место. А затем забор начал медленно подниматься. Это было бы воистину волшебством, если бы… если бы сила, поднимавшая забор, не сопела в четыре ноздри и не переругивалась на два голоса:

– Толкай, тебе говорят!

– А я что делаю!

– Ты не меня, ты забор толкай!

– А ты не командуй!

– Сам не командуй!

Лир достал из жилетного кармана золотые часы. Пробило семь раз. Он обратился к сыщику:

– Мистер Фикс, вы ничего не улавливаете своими чувствительными антеннами?

Фикс сосредоточенно пошевелил усами.

– Кажется, сюда идут.

– Так-так. Надеюсь, с хорошими вестями. А мы здесь пока наведем порядок. Никто не возражает?

– Я схожу за пылесосом, – с готовностью откликнулся Тимоти.

– Ну что вы, – остановил его Лир. – Мы как-нибудь попроще.

Чард нагнулся, чтобы поднять стул, но тот сам вскочил на ноги. Фикс хотел собрать осколки, но те уже склеились в цветочную вазу. Мастерская приняла свой обычный вид, когда заскрипела винтовая лестница.

Это был Йонинг. Счастливый. С незабудкой в петлице.

– Друзья мои! Вы можете меня поздравить. Она сказала «да». Она такая необыкновенная. Завтра помолвка. Я вас всех приглашаю. Вы не поверите, когда я ее спросил…

– Йонинг, – сыщик прервал поток его красноречия. – Познакомьтесь: это мистер Лир. Тот, которого мы…

– Очень приятно, – доктор рассеянно пожал ему руку. – Ее зовут Рейна… Рейна-королева! Она даже кулек с карамельками вручает так, словно это орден Золотого Руна.

– Йонинг…

– Вам не понять, что такое сорокалетний толстяк, всегда смотревший на женщин как на пациенток. Я бы, наверное, так и не решился сделать ей предложение, если бы не телеграмма.

– Телеграмма? – почему-то улыбнулся Лир.

– Да. Из льюисвилльского зоопарка. «Дорогие Рейна и Йонинг. Горячо поздравляем. С птичьим приветом. Павел, Лина». Представляете? Нас поздравляют, а я еще предложение не сделал! Тут уж я решился.

Йонинг с победоносным видом обвел взглядом присутствующих и вдруг задумался.

– Странно, – пробормотал он, – от кого Павлуша-то узнал?

Бэрр, молчавший все это время, с неожиданно ненавистью посмотрел на Лира:

– Паяц… фигляр… Все со своими штучками! Не надоело?

Всех охватило чувство неловкости. Лир взял швабру-ленивку и стер меловую линию, очерченную вокруг Бэрра.

– Вы свободны, господин магистр, – сказал он. – Вы свободны вернуться в свой замок и снова занять подобающее вам место. Я полагаю, мне не надо уточнять, о каком месте идет речь?

Бэрр сделал вид, что не понял.

– Господи магистр, вы хотите услышать, зачем рыжий кот проник к вам в замок? Меня давно интересовала одна зала… та, где висят парадные портреты ваших предков. Но не ваши предки, скажу честно, вызывали мой интерес. Мне надо было взглянуть на последний портрет славного рода Бэрров. На ваш портрет, господин магистр. Хотелось проверить одну мою давнюю догадку. Знаете, какую?

Зеленые глаза черного мага светились как два холодных кристалла.

– Знаете, по глазам вижу. Я проделал долгий путь, я подвергал себя многим опасностям, и все ради того, чтобы увидеть… пустое место. Как я и предполагал, на вашем портрете вас нет. Сказать вам, почему? Потому что вы так же незаконно покинули картину, как те, кого вы здесь судили. Только в отличие от вас они не выдают себя за людей. И не мстят всем и каждому только за то, что рождены кистью художника. А теперь идите, Бэрр. Мы с вами больше не увидимся.

Великий магистр так сильно стиснул в пальцах набалдашник трости, что задушил венчавшую ее змейку.

Он брезгливо сбросил ее на пол и сказал:

– Я уезжаю, но имейте в виду: вы узнали мою тайну, я знаю тайну рыжего кота. Ваша участь, мистер Лир, не завиднее моей. Так что мы квиты.

Он уже был в дверях, когда Флокси остановила его словами:

– Господин магистр! Вы сказали, что если у вашего лимузина начнется зуд в колесах, то от него можно ждать любых неприятностей. Я разделяю вашу озабоченность и как художница, нарисовавшая эту модель, хочу предотвратить катастрофу.

Она намочила тряпку в скипидаре, подошла к картине, где была нарисована дорога и стоящий на обочине черный автомобиль. Ошеломленные Бэрр молча наблюдал за тем, как одно за другим исчезают колеса его шикарного лимузина.

Сквозь дыру в заборе, отчаянно толкаясь, выглядывали попеременно Такли и Сякли. Даже шляпа в настенном зеркале заволновалась.

Маг, не говоря ни слова, вышел вон. В окно было видно, как он сбежал с крыльца, как стремительно пронесся по гравиевой дорожке, как резко остановился перед лимузином за воротами. Автомобиль, похожий на длинную черную пантеру, лежал брюхом на асфальте. Бэрр обернулся к окнам мастерской. Он занес над головой трость, собираясь проклясть обитателей ненавистного дома. Вдруг закатный луч прошил его насквозь, он сделался прозрачным, как бы бесплотным, и медленно растаял в первых сумерках.

– Вечереет, пора, – сказал Лир с грустью. – Будем прощаться.

Флокси обняла Бьюти, поцеловала Кэнди. Йонинг долго тряс руку Фикса. Тимоти похлопал Рыцаря по плечу, сожалея, что они так не поговорили о настоящей доблести и отваге.

Дэвид стоял чуть в стороне, еще не веря, что сказке приходит конец.

Камилла подошла к сыщику.

– Фикс, вы уходите?

– А вы остаетесь, – вздохнул сыщик. – Все правильно. У вас интересная работа, блестящее будущее. Скоро появятся новые друзья… да, Камилла, новые друзья. А я, пожалуй, затворюсь в своем кабинете и поломаю голову над одним дельцем. Запутанная, надо сказать, история. Пропала уникальная коллекция бабочек, осталось несколько экземпляров… как жаль, что я их не смогла вам показать. Почему вы улыбаетесь, Камилла? Разве вам не грустно, что мы расстаемся?

– Разве мы расстаемся? – Она продолжала улыбаться, затем повернулась к хозяйке дома: – Флокси, как вы думаете, кабинет, который вы нарисовали, не слишком просторен для одного человека? Даже если он лучший сыщик Соединенного Королевства?

– Пожалуй. И просторен, и мрачноват. Теперь я понимаю, кого в нем не хватало: молодой, красивой, энергичной женщины.

– Так вы… – У сыщика не было слов, чтобы выразить свое восхищение.

– Зафиксировали, – пошутила Камилла.

Тем временем Чард де Ниорд говорил Лиру и Йонингу, что тихая семейная жизнь не для него. Не пройдет и недели, как он наденет блестящие доспехи, сядет на коня и отправился на розыски какого-нибудь злодея… кажется, в их округе один остался.

В уголке, уединившись, пригорюнилась Кэнди. К ней подошел Дэвид, держа что-то в зажатом кулаке.

– Держи.

– Что это?

Дэвид разжал кулак. На ладони лежала бляха сотрудника Скотленд-Ярда. Это был подарок Фикса, и еще десять минут назад Дэвид не предполагал, что может расстаться с такой реликвией. И вот отдавал ее Кэнди.

– Все будет хорошо, – говорил он девочке. – Мы скоро увидимся.

– Не увидимся, – говорила она, отворачивая от него лицо. – Я не смогу сойти с картины.

– Подумаешь! – говорил он. – Скоро я стану самым настоящим детективом и буду проникать всюду-всюду, куда только захочу. Хоть в картину.

Простился со всеми и доктор. Он дал каждому свою визитную карточку и сказал, что ему можно звонить в любое время дня и ночи.

Неожиданно из дыры в заборе вылезли коротышки. Такли толкнул Сякли, Сякли толкнул Такли, и они вместе объявили:

– «Жалостная песня»!

Привожу текст по памяти, правда, за точность я не могу вам поручиться.


Жалостная песня

Кто это громко

В поле кричит?

Острое жало

В попе торчит!

Это успела

Сестричка пчела

Сделать кому-то

Прививку от зла.

Кэнди рассмеялась:

– Какая же она жалостная?

– Раз есть «жало», значит, жалостная. – Близнецы вручили ей по букетику маргариток.

А потом…

Фикс подал руку Камилле, и она прошла в его кабинет. Сыщик осторожно взял пинцетом бабочку – это была «ночная красавица» – и поднес к свету. Дэвид издали увидел, как переливались хрупкие крылья. Да, в кабинете сыщика было на что посмотреть. Фикс распахнул другую дверь, и они вышли. Кабинет снова обрел холостяцкий вид. Впрочем… на рабочем столе Фикса лежала женская шляпка.

Бьюти и Кэнди уходили по тропинке к своему замку. Чард шел чуть впереди, прорубая мечом путь сквозь заросли бурьяна и чертополоха. Как же здесь все запустело, пока их не было дома! Дэвид глядел им вслед, пока они не скрылись из виду. На картине осталась едва заметная в густых зарослях тропка.

– Пора и сне, – сказал Лир, поправляя перед зеркалом воротничок. – Слышите?

Да. Все отчетливо услышали звон бубенчиков. Веселый и мелодичный.

– Вернулись, – обрадовался Лир.

– Кто? – спросил его Тимоти.

– Куропятка и Поббл, и Дудок, и Канарей с Канарейкой… а вот – слышите? – затопотал слон… не какой-нибудь – африкано-ушастый, без хобота! Ну, теперь ему там не скучно.

– ВЫ говорите…

– О Квинтере Финтере Жосе, которого я помню во-от таким. Впрочем, с тех пор он нисколечко не подрос, хотя прошло сто с лишним лет.

– Сто лет? – ахнула Флокси.

– Увы, мадам. Время летит быстро. Не успеешь мяукнуть, как надо выдумывать новую историю.

– Вот уже не думал, что когда-нибудь познакомлюсь с самим Эдвардом Лиром, – сказал Тимоти. – То есть знаком я с вами давно, сэр… по книжкам.

– Я их в детстве зачитывала до дыр, – смущенно призналась Флокси.

– Оно и видно, – сказал Лир. – Ни одной книжки в доме! Была одна, в старинном переплете… я ее подарил вашей прапрабабке, которая не рискнула выйти за меня замуж – наверное, боялась, что я до конца своих дней буду прыгать на одной ножке. Не книжка была, а сплошной нибумбум с тирлямчиком! И как вы с ней обошлись? Упрятали в сундук! Подальше от Дэвида! Разве мог я спокойно сидеть в своем уютном кабинете и сочинять новые стихи, когда ваш сын не читал старых? Не видел ни одного моего рисунка! Хм… что это я так раскипятился? Все о себе да о себе! Давайте лучше, милая Флокси, поговорим о ваших картинах.

– Мистер Лир, скажите, а какой вам, из века минувшего, видится современная живопись? – не то в шутку, не то всерьез спросила Флокси.

Лир расхохотался. Вот так смех: словно голубь воркует.

– Гр-р-р-р. Да, не каждому выпадает удача смотреть с таком дистанции. Я вам отвечу: если современная живопись позволяет удрать с картины, чтобы провести часок-другой в приятной компании, то такая живопись мне нравится. Вы, милая, устроили мне настоящий праздник. И не только мне. Вот Афрозина… вы ее изобразили так убедительно, что она выпрыгнула из рамы и как пошла куролесить!

– Было дело, – без ложной скромности поддакнула в раме ведьма, подпиливая ноготки.

– Или мистер Фикс, – продолжал Лир. – Только художник своим воображением мог создать лучшего сыщика Соединенного Королевства. Не скрою, вы заставили меня побегать. Кем я только не прикидывался, чтобы кое-кто – вы понимаете, о ком я говорю, – меня не узнал! И Пипом, и рыжим котом, что жил у меня сто пятьдесят лет назад…

– Фоссом? – спросил Дэвид.

– Ты угадал. Да, трудновато мне пришлось, зато какие приключения! Даже немного жалко возвращаться в картину.

В разговор вступил папа Тим:

– Скучновато вам там придется.

– Скучновато? О, вы ошибаетесь. Я выучил шесть иностранных языков, не говоря уже о птичьем и рыбьем, но даже их мне не хватает, чтобы наговориться с самим собой.

Вспыхнул экран телевизора, и все замолчали, чтобы послушать Камиллу.

– Сегодня в замке Ньюкасл открылся культурный центр…

На экране возник старинный замок Бэрров. Дэвид смотрел и не мог понять: все знакомо и все не так.

– Пройдемся по замку… Кинотеатр «Иллюзион», где зрители, надев черные или розовые очки, смогут увидеть то, что происходило в этом замке сто лет назад… подземный лабиринт… удивительная зеркальная комната… веселый аттракцион под названием «Черт ногу сломит»… и, наконец, уютный ресторанчик Сквоша, где вам предложат тыквенную кашу с лепешками по-свински и королевскую уху в трех частях.

А камера уже показывала галерею парадных портретов. Ее завершал… портрет великого магистра.

– Вы видите портрет последнего владельца замка, – комментировала Камилла. – Лицо классического злодея середины прошлого века. Не правда ли, впечатляет?

Экран погас.

– Допрыгался, – хихикнула Афрозина, с интересом следившая за телевизионным выпуском.

– Ох, Зина, Зина, – сказал Лир, решительно направляясь к картине.

Вы уже догадались? Афрозине чертовски хотелось побыть как можно дольше настоящей ведьмой, а не нарисованной, и тогда она как бы невзначай высунула из рамы кончики туфель. А тут она от неожиданности поджала ноги да так и застыла в кресле-качалке.

Флокси взяла с полки журнал комиксов и положила его ведьме на колени.

– Все-таки повеселее, – улыбнулась она приунывшей Афрозине.

– Вот теперь и вправду пора. – Лир постоял в раздумье перед холстом с подписью ФОСС в правом нижнем углу. Взял тряпку, намочил ее в скипидаре и стер подпись. На холсте были один стеллажи с книгами да старинной работы бюро с чернильницей, пером и стопкой чистой бумаги.

– Хватит бить баклуши, мистер Лир, – сказал он сам себе. – Ваша чернильница, наверно, умирает от жажды.

Дэвид печально вздохнул.

– Я с вами не прощаюсь, – сказал Лир, вошел в раму и сразу подсел к бюро. Он обмакнул перо в чернильницу – на его лице выразилось изумление.

– Чем я еще никогда не был, так это яйцом, – произнес он. – А приятное, должно быть, ощущение: ты яйцо, из которого вот-вот что-то вылупится! Гм… ну вот, кажется, наклевывается.

Он пододвинул к себе чистый лист, почесал нос толстым концом пера… и вдруг застыл.

– Вот и все, – сказала Флокси.

– Да, – в тон ей сказал Тимоти. – В один прекрасный день чудесам приходит конец. Ты не хочешь перед сном пройтись, дорогая?

– С удовольствием.

– А ты, Дэвид?

– Ой, смотрите! – Дэвид показывал на картину.

– Да, странно…

Лир по-прежнему сидел вполоборота за высоким бюро, нацелясь пером в потолок… когда же успел появиться у него под ногами этот исписанный листок? Тимоти готов был поклясться: минуту назад его там не было!

– Устали, вот и мерещится бог знает что, – сказала Флокси и повторила вопрос: Так ты идешь с нами, Дэвид?

– Нет, – рассеянно ответил мальчик.

– Ну, как знаешь.

Мама с папой вышли из мастерской. Дэвид услышал, как скрипнули две ступеньки, тринадцатая и седьмая. Впрочем, он это отметил совершенно непроизвольно. Взгляд его был прикован к картине. Право же, он ни на секунде не отвлекся и все-таки… и все-таки проглядел, когда на пол упал второй исписанный листок.

– Ух ты! – сказал он с восхищением и засмеялся, вспомнив, что точно так же восклицал Ух.

А еще он вспомнил, что в этой суматохе он до сих пор не прочел последнее стихотворением Эдварда Лира. Он вытащил страничку и пробежал ее глазами. Потом посмотрел на Лира, во взгляде читался вопрос: «Конец?»

Со старинного бюро падала на пол исписанная страница…


Без ума все от мистера Лира

Без ума все от мистера Лира!

Он мастак городить огород.

Говорят, он чудак и придира

(Или, может быть, наоборот).

Жизнь родители сыну испортили,

Наградив его носом с кочан.

Вот и стал он выкидывать фортели,

До икота смеша англичан.

У него оттопырены уши,

Как мочало, его борода.

Он, прослыть не желая копушей,

Вечно мчит то туда, то сюда.

Не считаясь со скромными данными,

Так поет он, что страшно заснуть!

Пить шипучку он может стаканами,

Не пьянея при этом ничуть.

Покупает о сласти в аптеке,

За слабительным бегает в цирк.

Предъявил магазинные чеки

Полисмену. Ну, тот и – кувырк!

Одевается он прекомически,

Х о х о т а л к и за ним – косяком.

Фу ты, ну ты, живот с ф е е р и ч е с к и й!

Котелок на затылке торчком!

Кабинет, где он врет небылицы,

Как щетиной, томами оброс.

Под ногами его шебуршится

Рыжий кот по прозванию Фосс.

Метеором он в небе проносится,

Оставляя в нем черные дыры…

К Лиру кто только в гости не просится!

Без ума все от мистера Лира!

ДО СВИДАНИЯ!


home | my bookshelf | | Тайна рыжего кота. Роман-детектив для детей от 7 до 107 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 42
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу