Book: Медальон



Наталья Савицкая


Медальон

ПРОЛОГ

Ясный летний день, особенный для всех учащихся в школах России — День выпускного. Никто не мог подумать, что нечто странное может произойти в ничем не примечательной школе маленького сонного городка.

В актовом зале выдавали аттестаты и молодые люди, смеясь и переговариваясь, подталкивали друг друга к директору. Все были беззаботны и веселы. На внезапно возникшее на сцене свечение сперва почти никто не обратил внимание. Те же, кто заметил, захлопали в ладоши, считая происходящее светопредставление удачным развлечением… Внезапно свет уплотнился и из сердцевины выпрыгнул мужчина в пиратском костюме и с оружием в руках. Сойдя со сцены в толпу выпускников, он зловеще усмехнулся. Девчонки завизжали и, отталкивая друг друга, пытались протиснуться подальше от появившегося. В возникшем хаосе, помимо воина на месте осталась лишь одна девушка. Он уловил ее взгляд: спокойный, заинтересованный и слегка удивленный.

Не зная, что именно заставило его поступить так, он схватил выпускницу за руку и потащил к двери, крикнув на ходу:

— Проводи меня к выходу. — Девушка не стала сопротивляться.

Едва за странной парочкой закрылась дверь, оставшиеся вздохнули с облегчением. Как оказалось рано… Из круга, все еще светившегося над сценой, выплыло три белых шара. Жуткие сгустки энергии, по гладким бокам которых промелькивали электрические искры, мгновение висели неподвижно, а затем двинулись вперед.

В теле одного из них начал зарождаться багровый свет, который вскоре отделился и распустился в несколько ветвистых молний. Первая попала в дверь — та с треском рассыпалась на щепки, вторая и третья разнесли в дребезги окна, а остальные полетели в толпу. Одна из молний попала в мальчишку… никто не понял, что произошло, как на месте подростка оказался лишь серый пепел, медленно оседающий на пол. Это послужило как запал. Прежде зачарованно молчащие люди закричали от страха и ринулись к разбитой двери, устроив давку. Некоторые, более разумные, прижались к стенке, дабы не попасть под заряд.

А шары, выпустив напоследок еще одну партию смертоносных стрел, подлетели к стене, прошли сквозь нее и исчезли.

* * *

Они бежали по коридору к лестнице, ведущей к запасному выходу.

Воин с сожалением посмотрел на свою невольную проводницу и вздохнул. Он знал, что девушке придется отправиться с ним… «Красивая» — внезапно подумал он. Высокая, зеленоглазая, с густыми иссиня черными волосами, она напоминала амазонку.

Сзади послышался грохот, и беглецы резво прибавили скорость. Над ними, чудом не задев, пронеслась голубоватая молния. Вот и лестница!

Воин достал на бегу зеленый порошок и бросил в приближающуюся дверь. Его спутница замерла, глядя на открывшийся портал, почти такой же, как тот, в зале, только зеленого цвета.

— Быстрее — крикнул мужчина застывшей девушке — Они будут здесь через минуту.

Та не двинулась с места. Но тут наверху раздался очередной взрыв, обсыпав людей щепками перил и бетонной крошкой. Это подействовало куда лучше, чем слова. Выпускница решилась и шагнула в круг. Воин последовал за ней…

* * *

В светлой комнате, сидящий на кресле юноша, задумчиво поднял голову и произнес:

— Началось…

Часть 1.

Когда я открыла глаза, то первое что увидела — это голубое, чистое небо, даже без легких намеков на облака. С одного края оно было слегка озарено оранжевым. Красиво. Откуда???

— Очнулась? — услышала я и резко села. Позади сидел тот самый мужчина — воин и с любопытством глядел на меня — Как тебя зовут?

— Милена — робко ответила я. Все всегда удивлялись, что за имя у меня такое нерусское. Однако у каждых родителей свои тараканы в голове, вот и у моих… — А кто ты?

— Я Форсей, (я прыснула про себя) а это — и он обвел рукой пространство вокруг — Мой родной мир. Корвия.

— Я очень рада, однако ни черта не поняла — где мы?

— Знаешь, я, вряд ли смогу тебе объяснить. Сам мало понимаю в мироустройстве — поморщился Форсей. — Короче это не твой мир.

— Как-то догадалась — проворчала я — Похоже, параллельный мир.

— Нам пора — поднялся на ноги воин. Его меч в ножнах, не преминул стукнуть меня по колену.

— Куда пора? — с подозрением осведомилась я, оглядывая наше месторасположение. Маленькая бухточка, окруженная высокими камнями, выходила на бескрайнее море. — И кстати будь любезен — проинформируй меня, как вернуться обратно.

— Хорошо. Видишь этот порошок — и он показал остатки зеленой пудры — Он позволяет вернуться домой отовсюду. Я не знаю, как просто проходить между мирами, но возможно он тебе поможет.

— Не знаешь? А как ты тогда попал в мой мир? — спросила я.

— Меня перенесли. А вот кто не спрашивай. Сам не знаю. Узнал бы — прибил… — и Форсей от злости сжал кулаки. — Идем. С собой у меня больше нет порошка, а этого слишком мало. Придется завернуть ко мне домой.

Я встала и последовала за воином. Мы вышли из каменной бухты и направились к лесу.

— Понимаешь — продолжал объяснять Форсей — Минерал, из которого сделан порошок, очень редок. Поэтому доступ к нему имеют немногие.

Я, слушая в пол — уха мужчину, разглядывала лес. Он был великолепен: высокие сосны, пушистые и стройные ели и еще какие — то деревья, поставившие меня в тупик своим внешним видом. Длинные, с тонкими стволами и небесно — синей листвой.

— Это скайеры — сказал Форсей, заметив мой интерес. — У вас, их разве нет?

— Неа. Не выдала природа нам такого счастья.

— Зато послала мне тебя — еле слышно пробурчал спутник, явно намекая на черепашью скорость. Я сделала вид, что не услышала.

— А что у вас ещё есть такого особенного? — пристала я к мужчине, тот недовольно посмотрел на меня.

— А откуда я знаю, что есть у тебя в мире?

— Ничего интересного, — честно ответила я — только техника сплошь и рядом. Есть, конечно, чудеса света, такие как пирамида Хеопса, но в остальном у нас загаженный мирок, с ужасающей экологией и биологическим оружием.

— Техника? Это что? — заинтересовался воин, пропуская остальное мимо ушей. Видимо мало чего понял.

— Техника — это благословение народа и его проклятье одновременно. — Горько усмехнулась я. — Природа отошла даже не на второй… на пятый- десятый план. Сперва идут деньги, власть, опять деньги и дальше по кругу производных. Хотя без всей техники мы бы вернулись даже не в средневековье, куда подальше уж точно.

— То есть без техники вы бы не выжили?

— Не хочется говорить так категорично, но в целом да. Конечно, есть люди, живущие без техники. Лесники те же, например. Да и вообще много мужчин способны выжить в экстремальных ситуациях, но остальные… Но не все так плохо. Если не задумываться или плюнуть на всю философию, то можно прожить очень счастливую и веселую жизнь. Некоторые моменты в моем мире заслуживают восхищения… Стоп! — тут до меня дошло — То есть, у вас нет техники вообще? Хотя о чем я спрашиваю, вон меч…

— Угу. Техники у нас нет. — Согласился Форсей — Зато есть многое другое — упыри, вурдалаки, вампиры, маги…

— Маги??? Вампиры?? - прервала я, уставившись на воина. Тот хитро прищурил серые глаза. — Ну и мирок!

Форсей лишь усмехнулся и произнес:

— Добро пожаловать!

* * *

Долгое время мы шли молча, пока моя любопытная натура не выдержала:

— Фор, расскажи о своей стране.

— Фор?… - иронично поднял бровь воин.

— Ну… — замялась я — Форсей — произносить довольно неудобно, а Фор — кратко и к месту.

— Интересно к какому, — проворчал он — Ладно, Даркриот с тобой. Мое королевство называется Корвия, впрочем, как и мир. В столице Шелтеран, на данный момент правит Совет магов. Семнадцать лет назад во главе стоял мой отец, однако его убили. Тогда власть взяли маги, спасая народ от войны.

— А почему ты не правишь? — задала резонный вопрос я, — ведь ты наследник отца.

— Не хочу, — пожал плечами Фор — Думаешь, это весело — править? Когда отец за час умер от внезапной «лихорадки» мне было всего девять. Править я не мог, братьев у меня нет, а мать вскоре последовала за отцом. Самым лучшим было временно передать власть Совету. А после мне не захотелось возглавлять самое крупное королевство в нашем мире. К тому же я был занят.

— А ты нашел убийцу отца и матери? — спросила я и тут же пожалела об этом. Лицо Фора словно окаменело. — Прости. Мне не следует лезть…

— Ничего. — Вздохнул он. — Именно этим я и занимался последние десять лет. А также поиском сестры. Она пропала лет шесть назад. В то время все волнения в наших владениях давно прекратились, и она старалась уговорить меня вступить на престол. После одного из наших разговоров, Лира отправилась в свою комнату. Больше о ней ничего не было слышно.

Я сочувствующе посмотрела на воина, но промолчала. Говорить обычное: "Мне жаль", язык не поворачивался. Вместо этого я спросила:

— А почему ты оказался в моем мире? — в этот момент получила веткой ели в лоб. — Ой! Кто тут расставил эти деревья??

Фор улыбнулся, глядя, как я потираю ушибленное место.

— Почему оказался? — он снова помрачнел — Какая — то сво… — тут воин осекся — короче, кто-то перенес меня, а заодно прихватил те милые шарики, что гнались за нами. — Я машинально поежилась, вспомнив взрывы. — Мне повезло, что я имею доступ к порошку. Обычно только маг может воспользоваться им, но мне как наследнику делают поблажку.

— А из чего этот волшебный порошочек? — рада была сменить тему я.

— Зеленый драгоценный минерал, редок в природе, добывается на большой глубине или покупается у гномов. У отца в короне были камни из этого минерала. Ограненные, они способны передавать излучение, которое может почувствовать любой маг. Поэтому никто, кроме определенных магов не мог владеть камнями. Их вычисляли и сажали в тюрьму.

— Изумруды что ли? — Задумчиво спросила я. — Такие камни?

И я отбросила прядь черных волос с уха, показав золотую серьгу с крупным изумрудом. У Фора расширились глаза от удивления.

— Вот… — выругался он. — Если маг, охотящийся за мной, заметит…

Он не договорил, получив локтем в бок.

— Поздно — непослушными губами сказала я — Уже заметил…и.

Форсей крутанулся на месте и с поразительной быстротой выхватил меч.

За стволами деревьев стояло около двух дюжин разбойников, вооруженных пестрым оружием. У кого были кинжалы, у кого — дубины или мечи. Один оригинал даже с железным крюком стоял. Из — за сосны вышел белобрысый мужик, в потрепанной, но дорогой одежде, держа в руках странную палку с темно — красным камнем на конце. По всей видимости — вожак. Самодовольно ухмыльнувшись, он оглядел нас с осознанием полнейшего превосходства в глазах.

— Схватить их. Воина убить, а его девку и камни мне — приказал он и взмахнул палкой.

Мне показалось, что я ослышалась, но затем здоровая злость охватила меня. Какая-то необразованная шваль смеет меня оскорблять!! Ну, погоди…

— Его девку? Ты за кого меня держишь, бомж лесной??? - зарычала я и запустила камнем, так удачно валявшимся под ногами. К моему удивлению камень попал прямо в яблочко, то бишь в лоб.

Ошалевший разбойник с размаху сел на землю, тряся подбитой головой от удивления. Над белой бровью расплывался огромный синяк. Остальные бандиты пораженно молчали, впитывая в себя вид униженного вождя.

А предводитель, уже пришедший в себя, отряхиваясь, поднялся с земли, и озверело уставился на меня. Голубые глаза медленно наливались кровью.

— Схватить её!!! - взревел он, оглядываясь на соратников.

Подчиняясь команде, те сорвались с места и бросились на нас. Оружие тускло мерцало в тени деревьев.

— Нечестно! — завопила я — Два десятка на двоих! И это работники ножа и топора? Ха! Испугались одного воина и девчонки! — и демонстративно повернулась к нападающим спиной, рискуя получить нож промеж лопаток.

Разбойник смущенно остановились и растеряно затоптались на месте, недоумевая, что это за жертва такая странная. Фор же вовсю веселился, наслаждаясь происходящим. Похоже, он рассчитывал на более сильных противников, таких как те электрические шарики. Хотя я не представляю, как с ними бороться. Глядя на его абсолютно беспечную физиономию, я поняла, что разбойники для него — мелкая шушера, "на один зуб" как говорится. Поэтому вместо того, чтобы успокоиться, я взъярилась еще больше. Получается я, тут прекращаю избиение младенцев, а он и в ус не дует! Следующий камень полетел уже в него. Он взвыл, потирая плечо:

— За что???

— Да так, за компанию — огрызнулась я.

Фор приготовился высказать мне все, что наболело за последние три часа, но его прервал отчаянный вопль незадачливого предводителя:

— Ну, чего встали?! Вы убьете её или нет?

Разбойники переглянулись между собой, сплюнули сквозь зубы, а затем… развернулись и скрылись в густом кустарнике, провожаемые моим недоуменным взглядом и стенаниями блондина.

— Эй! Вы куда? А как же мы? — обиженно закричала я вслед.

— Идите вы в…! - послышалось в ответ.

— Ну, кто вас послал, хоть скажите! — с надеждой попросила я. Но неожиданный крик вождя оглушил и меня, и уходящих бандитов:

— Вернитесь! Побойтесь Его! Он приказал…

— Засунь себе эти приказы, знаешь куда? — отозвался рослый мужчина с умным и недобрым взглядом карих глаз. — Он нам не хозяин! Убивать наследника и его чокнутую бабу мы не нанимались. — Я едва смолчала, в ответ на явное оскорбление. Фор прикрыл мне рот ладонью и тихонько повел прочь.

— Он вас убьет! — зло сверкнул очами, по всей видимости, бывший предводитель. Кажется, намечается этакая революция в мини масштабе. Затем деревья скрыли от нас место засады. Я облегченно вздохнула и поспешила за Фором.

— Пускай сперва найдет… — донеслось до нас.

— Чуть не влипли — поделилась впечатлением я минут десять спустя. — Как ты думаешь, они последуют за нами?

— После твоего выступления? Вряд ли. — Рассмеялся Фор, но наткнулся на мой недобрый взгляд, прикидывающий место приземления следующего броска. — А если серьезно, то тебе стоит выбросить камни. Они очень дорогие, но жизнь дороже. Не так ли?

Я проглотила возмущенный крик и кивнула. Фиг с ними. Дома еще есть…

— Их послал тот маг, который хотел убить тебя?

— Не знаю, — пожал плечами он — но даже если и не он, то вскоре появится обычный магический патруль, следящий за камнями. А если он… — Фор не договорил и еще раз пожал плечами.

Я сглотнула. И так ясно, без пояснений, что простыми разбойниками не отделаешься.

— И давно тебя хотят убить? А, принц?

— С рождения, — усмехнулся воин — а вот пытаются где — то лет десять.

— То есть с шестнадцати? — быстро подсчитала я — Да, не повезло тебе.

Разговор сам собой прекратился. Фор легко шагал по лесу не чувствуя усталости, а вот мои ноги уже просили о пощаде. Поэтому, недолго думая, я остановила недовольного воина и уселась прямо на землю, с наслаждением вытянув ноги.

— Ого! — удивленно воскликнул Фор, глядя на мои темного цвета босоножки с восьмисантиметровыми каблуками. — И как ты в них ходишь?

— Привыкла, правда не по лесу, а на асфальте, но это уже другая история.

— У вас странная мода — задумчиво произнес он.

Я оглядела себя, с огорчением замечая грязь на фиолетовом выпускном платье. Странная мода? Спереди вырез, сзади тоже. Чего тут странного?

— Я была на выпускном. А в обычное время хожу в коротких юбках, да брюках — сообщила я.

— На выпускном? — с интересом спросил Форсей. — Это, на каком?

— По поводу окончания школы.

— Ты окончила школу? — удивился Фор, но увидел мой убийственный взгляд, сказал — У нас женщины не имеют право учиться в академии, они только для мужчин высших сословий и магов. И вообще женщины не имеют прав…

— Отставить шовинизм! — рявкнула я, и наследный принц от неожиданности слегка пригнулся. — Я требую уважительного отношения и без всяких мужских замашек! Ясно?

— Договорились — поспешно согласился воин, справедливо опасаясь очередного вопля с моей стороны. — Нам нужно поспешить, если не хочешь заночевать в лесу.

Я застонала, но послушно встала с насиженного места и двинулась дальше.

* * *

— Когда мы придем??? - взвыла я, пробираясь в потемках через густые кусты.

— Мы уже пришли, — сказав это, Фор отогнул особо густую ветку, и моим глазам предстало большое деревянное строение с высоким частоколом вокруг.

— Это что? — округлила глаза я и потеребила воина.

— Обычный трактир — пожал плечами он, но, увидев мой обиженный взгляд, сжалился — Мы вышли на довольно оживленный тракт. Вполне естественно, что здесь построен трактир — место денежное. Сегодня переночуем здесь, если конечно есть комнаты, а завтра отправимся дальше.

— По нормальной дороге? — оживилась я.

— К сожалению, нет — покачал головой Фор — Придется углубиться дальше в лес.

Я огорченно кивнула, но затем плюнула, и, предвкушая сытный ужин, вприпрыжку побежала к трактиру. Форсей лишь улыбнулся мне вслед.



Зайдя внутрь, он первым делом направился к потемневшей от времени деревянной стойке, оставив меня наслаждаться потрясающими ароматами за его спиной.

— Хозяин! — крикнул Фор, однако, несмотря на громкость голоса, нужный человек выполз из кухни только после удара кулаком по деревянной столешнице. — Мне нужны комнаты и ужин.

— Как прикажете, господин! — глазки этого медлительного толстячка масляно заблестели при виде золота. Затем его взгляд плавно перетек на меня. — Вам две комнаты? — недвусмысленно уставившись на мое декольте, переспросил он. Воин нахмурился.

— Эй-ей! — возмутилась я — Ты на что намекаешь, толстая морда?

— Я? — испугано отшатнулся от меня трактирщик. — Ни на что. Я пошутил!

— Ага! Засунь себе эти шуточки… — и, не договорив, я последовала за служанкой в свою комнату, мимоходом окатив толстячка презрительным взглядом оскорбленной королевы.

Зайдя в комнату, я, наконец, полностью убедилась, что в другом мире, со старомодной, но в тоже время уютной мебелью. Широкая кровать, покрытая светло зеленым покрывалом из мягкой ткани, с большой подушкой, покрытой затейливой вышивкой. Интересно, кому это было не лень рукодельничать? Я бы, пока вышила, раз пять умерла со скуки. Шитье, кулинарное искусство и хозяйство не для меня.

Небольшой комод у окна, на нем ваза со свежими цветами, заботливо собранными в красивый букет. Кувшин с водой и небольшое кресло, завершали общую картину. В этом трактире видать хорошая хозяйка, любящая свое дело. Во всем чувствовалась женская рука: и в темно-зеленых занавесках, и в кружевной салфетке на комоде. Наскоро умывшись водой из кувшина, я основательно взялась за расческу, стремясь распутать то гнездо на голове, что сотворил мне лес. В дверь постучали, и я на автомате ответила:

— Войдите! — затем положила расческу в сумку, которую я умудрилась не потерять после всех злоключений. — А это ты…

В проеме показался Фор, который никак не прореагировал на мое заявление, а за ним немолодая женщина с приятным, добрым лицом.

— Это жена хозяина. — Представил ее воин, а затем приглашающее махнул рукой. — Пойдем ко мне, там ждет ужин.

Я заметно оживилась и поспешила за ним, зайдя в комнату — копию моей, только с небольшим столиком в довесок, на котором аппетитно разместились блюда с едой. Пока я с любопытством оглядывалась, Фор откупорил кувшин и начал аккуратно разливать вино по бокалам. В это время я перевела взгляд на него. "А ведь красивый черт!" — подумала я, разглядывая смуглое лицо, с серыми глазами, смотрящими с какими — то задорными искорками из-под темных бровей. Волосы, спускающиеся чуть ниже подбородка, были перехвачены обручем на лбу. И ни следа щетины — то, что я очень ценила в мужчинах.

Затем взгляд переместился на одежду, вначале принятую за пиратскую. Сапоги — ботфорты, из-за которых я собственно и ошиблась, сменились мягкими, темными полусапогами, скрадывающими звук шагов. Коричневые штаны и белая рубашка остались теми же, только тонкую безрукавку скинул. Тихий кашель вернул меня к действительности и я, мотнув головой села за стол.

— А что это? — поинтересовалась я, глядя на аппетитные кругляши мяса, политые соусом. Затем подцепила один на серебряную вилку.

— Кроличьи почки — чуть с удивлением ответил Фор.

Услышав его ответ, я с воплем резко отдернула вилку с мясом ото рта, передернувшись от отвращения. Однако не учла инерции и веса куска, сорвавшегося с зубцов… Пролетев над столом тот, смачно приземлился на нос Фора.

— Ой! — пискнула я и мгновенно выпрыгнула из-за стола, а затем попятилась под яростным взглядом воина. — Я лучше пойду…

И не дожидаясь реакции, шмыгнула за дверь, поспешно закрывшись в своей комнате.

— Вот прибьет, ей Богу, прибьет… — прошептала я, вслушиваясь в звуки соседней комнаты. Некоторое время стояла тишина, а затем послышался звук отодвигаемого стула. Я быстро заперла дверь на небольшой засов и, раздевшись, юркнула в кровать. Есть хотелось жутко, но лучше потерплю. И только через пару минут меня разобрал смех. Перед глазами встало лицо Фора, с зажаренной почкой на носу. Прикрыв рот ладонью я бессовестно ржала, не чувствуя ни малейшей вины. Хотя должна бы…

— Вот именно! — подтвердил маленький мужичок, с клиновидной бородкой.

— А-а-а!!! Ты кто???

— И чего вы все так орете? — поморщился мужичок, отняв ладони от ушей. — У нас знаешь, какой слух тонкий? Эй! А вот это уже лишнее! — предостерегающе воскликнул он, настороженно глядя, как моя рука тянется к вазе. — Я сейчас все объясню!

— Валяй — разрешила я, подозрительно следя за движениями незваного гостя.

Мужичок откашлялся, приосанился и с пафосом произнес:

— Я темный гном!

— Ух, ты! Правда, что ли? — не удержалась я — А если начистоту, то кто ты такой?

— А…Э… — только и смог сказать гном — Ты не знаешь кто мы такие??

— А должна? — поинтересовалась я. — Не, кое- что я конечно знаю. Из сказок. Про Белоснежку, например. Или еще про кого… Гномы — такие добрые дедушки (и не совсем дедушки), живущие под землей, добывающие золото и камни, которые копят в своих сокровищницах…

Меня прервал громкий смех темного гнома. Он валялся на полу возле кровати и держался за живот.

— Ой!… Добренькие дедушки… ха — ха!… - не мог остановиться он. Уже постанывая от напряжения.

Глядя на эту сцену, я порядком разозлилась. Мало того, что приперся посреди ночи, так еще и ржет наглым образом! И схватив кувшин для умывания, я махом опрокинула его на гнома. Хохот перешел в пронзительный визг, ввинчивающийся в мозг. Чтобы зажать уши пришлось спешно отпустить кувшин, который по закону тяжести грохнулся прямо на гнома. Послышался глухой стук, и все стихло. Я вздохнула с облегчением. Затем глянула на мужичонка.

— Эй! Ты живой? — обеспокоено пнула его ногой я.

— Живой? — задумчиво повторил тот — Да вроде… Я размышляю. До чего докатился мир, если несмышленые девчонки так позволяют себя вести с почтенными гномами.

— Ай, ладно! — заметно обрадованная, прекратила его жалобы я. — Вставай! Чего разлегся? Между прочим, из-за тебя я не высплюсь, а завтра предстоит длинная дорога…

— Замолчи… — как-то излишне ласково произнес пострадавший, зло сверкнув черными глазами. Похоже, он уже был на грани убийства. — И послушай.

Я заткнулась, тем более что стало действительно интересно.

— Я пришел из небесного мира! — начал гном, однако я тут же его перебила:

— Небесного? А я думала, что гномы под землей живут.

— Индюк тоже думал… — раздраженно отмахнулся гном, но соизволил пояснить. — Мы уже несколько тысяч лет живем на небе. Мы — солдаты Сандера, Бога Солнца.

— Оно и видно, что солдафон… — пробурчала я в сторону.

— Так вот! — и мужичок принял вид профессора истории, забавно шевеля бородкой из стороны в сторону в такт словам. — Давным-давно на свет пришли два брата. Откуда они и кто их создал, никто не знает. Это солнечный брат — Сандер, и лунный — Даркриот. Долгое время они жили в мире и согласии, пока Даркриоту не показалось мало ночного времени. Ему захотелось установить власть над всем днем.

И он собрал темные войска и начал битву. Мы — темные гномы перешли на сторону Бога Солнца.

— Интересно почему… — задумалась я. — Вы же темные гномы, так с какого перепугу пошли к Солнышку?

— Не перебивай меня, недоучка! — рассвирепел темный — Нас называют темными, потому что мы жили под землей.

— А я думала, что по уровню знаний — хихикнула я.

— Так же нашими союзниками стали золотые драконы и светлые эльфы — вещал гном, предпочитая не обращать на меня внимание. — Битва длилась много веков. Потери были страшны. До сих пор эльфы так и не восстановили своей численности. Поэтому их редко можно встретить.

Но затем, из-за предательства одного дракона, Бог Луны захватил Бога Солнца. Настал период тьмы. Солнце больше не восходило. Монстры властвовали на земле и люди еще помнят те времена, передавая предкам легенды о битвах. О смерти тысяч людей, эльфах, гномах.

— Но почему сейчас солнце есть? — хитро спросила я.

— Остатки солнечного войска собрали последнюю силу и передали ее Богу. Никто так и не знает, чего ему стоило вернуть солнце — вздохнул гном.

— Так вы победили? — полюбопытствовала я.

— Не перебивай! Не победил никто! Свет явился миру, но война все еще продолжается. Только люди этого не замечают. А Сандер так и не вернулся. Многие века мы ищем его темницу, однако так и не находим. Единственное, что осталось нам в наказ, так это предупреждать избранных.

— Так, а вот это мне уже не нравится… — пробормотала я, но гном услышал.

— Не волнуйся. От тебя ничего не требуется. Просто одно из последних заклятий Сандера действует только на определенных людей, которых мы и называем избранными.

— А что за заклятие? — мне определенно поплохело. — В чем оно заключалось?

— Смысл заклятия в том, что человек, впервые попавший в этот мир, имеет право на одно желание. На любое! — предупредил мой вопрос он. — Однако заклятие действует не на всех. По какому критерию оно отбирает, мы так и не выяснили. Логики в его выборах не прослеживалось. Но это выбор Сандера.

Раньше в этот мир мог попасть любой, кто приближен к Богу Солнца…

— И к Богу Луны! — съехидничала я. — Не забывай, у него тоже были сторонники.

Гном недовольно посмотрел на меня, но не стал спорить:

— Сейчас переходы в наш мир практически не доступны. Бог Луны попытался разорвать заклятие, однако ему только удалось уничтожить в подвластных ему мирах практически все изумруды. — И увидев, что я понимающе кивнула, гном продолжил. — Всего таких избранных было двенадцать. Ты тринадцатая.

— Мне везет! — развеселилась я. — Прям как утопленнику.

— Ты сможешь загадать свое желание сегодня ночью, главное не спи.

— Погоди — погоди. А что загадал последний? — я чувствовала, что потихоньку схожу с ума. Ну что за денёк!

Гном лишь поморщился:

— Думаю, скоро ты сама с ним встретишься. Вот и спросишь…

— С кем с ним? — я уже совсем запуталась.

— Сама узнаешь. Кроме тебя он последний живой из тех, кто загадывал желания. Мне пора.

— Эй, так скоро? Мы даже не поговорили, как следует… Ты уж прости, если что не так. — Ляпнула я, в порыве великодушия. — Навещай меня.

— Ладно! — растрогался гном. — И помни — не спи! — и исчез. Просто растворился в воздухе. Я протерла глаза, а затем ущипнула себя за руку.

— Блин! А почему не спать — то??

Глаза как назло слипались. Спать хотелось жутко. Пришлось встать и всполоснуть оставшейся водой лицо. Не помогло. Подошла к окну и взглянула на небо. Темное, почти черное. С миллионами звезд, мерцающих в выси. Попытки найти большую медведицу позорно провалились. Правда потом я вспомнила, что медведицы тут быть и не должно. Другой мир как никак. Посмеявшись над своей дуростью, я с тоской взглянула на кровать, такую близкую, мягкую, завораживающую… Очнувшись через пару минут, я обнаружила, что лежу уже в кровати. И когда успела?

— Я только полежу! — сказала я себе… и уснула.

Безликий голос ворвался в сон, нарушая его. Подняв голову, я увидела висящее над кроватью белое облако.

"Я сплю!" — напомнила я себе.

И тут облако вновь заговорило:

— Здравствуй, Милена Хеллори.

— Ты меня знаешь? — равнодушно спросила я, с трудом удерживая веки в поднятом состоянии. Спать хоте-е-елось!!!

— Милена! Загадывай свое желание.

— Какое желание? А-а-ах! — зевнула я, думая про себя какой сон гады оборвали…

— Оно принято и будет исполнено! — торжественно объявило облако.

— Что? Я ведь не загадала! — возмутилась я.

— Нет, загадала! — откликнулось облако.

— Нет, не загадывала!

— Загадала!

— Нет!

— Да!

— Нет!

Спор продолжался довольно долго. Со стороны должно быть забавное зрелище: девушка и облако, с пеной у рта (с молниями внутри) доказывающие свою правоту друг другу. Наконец я не выдержала:

— Ну и хрен с тобой! Не хочешь, не говори. Свали отсюда! Дай человеку поспать, глюк парообразный.

— Вот и вся благодарность! — пробурчало облако и исчезло.

А я тут же провалилась в сон, который прервал стук в дверь:

— Ну, кто там еще? — взвыла я. — Сегодня не приемный день!

Стук продолжился. Я схватила кружку, коим — то образом оказавшуюся на полу, и запустила ею в дверь. Та как раз отворилась. Кружка просвистела в миллиметре от головы вовремя пригнувшегося Фора. Я согнулась от хохота, глядя на удивленное лицо воина.

— Ну, ты и гостеприимная! — поразился он. — К тебе надо заходить, прикрывшись щитом!

— Попробуй — усмехнулась я. — Большой же тебе щит понадобится.

— Уже утро — вставай! — проинформировал меня Фор и закрыл дверь, не слушая жалобных стонов, а затем и «лестных» эпитетов с моей стороны.

— Все мужики сволочи! — с этими словами я рывком поднялась с кровати и оделась. Затем спустилась вниз, где меня уже ждали Фор и завтрак. Но, несмотря на сильный голод (еще бы, вчера-то не поела!), я все же переспросила названия блюд, до того как начала есть. Форсей одобрительно кивнул и перечислил. Слава Богу, это был обычный запеченный гусь и овощной салат. Правда, вкус изумителен. Я слопала все, что было мне принесено. Фор с удовольствием наблюдал за мной:

— Ну, хоть у кого — то хороший аппетит! — удовлетворенно сказал он. — А то только и слышишь: "Я на диете, я на диете" — передразнил он, видимо кого-то из своих знакомых. Я поперхнулась от смеха, и воину пришлось похлопать меня по спине. Затем он хмыкнул. — Осторожнее надо быть. А то подавишься, а меня рядом не будет.

Я аж открыла рот от такой наглости. Потом хотела напомнить ему, из-за кого собственно я подавилась. Но Фор не дал мне такой возможности. Поднявшись из-за стола, он невозмутимо произнес:

— Пей чай, а потом выходи на улицу. Скоро отправимся. — Затем он вышел, оставив меня кипеть от возмущения.

Вышла на улицу я как можно позже, стремившись досадить воину. Однако в этом он переплюнул меня. С хитрой улыбочкой, ко мне был подведен оседланный конь, черной масти. Я с изумлением уставилась на эту громадину, а потом перевела взгляд на довольное лицо Фора.

— Надеюсь, ты не заставишь меня сесть на ЭТО! — я указала на дамское седло. — Я и на мужском — то не умею, а тут — боком!

— Придется научиться! — злорадно рассмеялся тот, а затем вскочил на своего гнедого коня, подведенного хозяином постоялого двора. Наконец, до меня дошло. Этот гад мстит за кроличьи почки!!! - Или пойдешь пешком?

"А вот хрен тебе! Сяду и поеду". На бесплатное представление вышли посмотреть еще двое временных жильцов. Что ж не буду их разочаровывать.

Я подошла к вороному красавцу, с необычной серебристой гривой. Затем, подобрав подол платья, с трудом взгромоздилась на него, ловя насмешливые взгляды. Я вконец разозлилась, и, о чудо, не грохнулась с коня, хотя ожидала этого, а весьма твердо устроилась.

Руки уверенно взяли поводья. Было такое ощущение, что тело вспоминает что-то давно забытое мозгом, однако крепко вбитое в рефлексы.

Я привязала сумку к седлу, потрепала коня по холке и прошептала:

— Ну что покажем им, а коняга?

Черный согласно фыркнул и самостоятельно развернулся к воротам, высотой примерно немногим ниже меня самой.

— Ты что задумал? — встревожилась я — Ай! Черт бы тебя побрал!

Конь разогнался и перемахнул на другую сторону запертых створок. Я чуть не откусила себе язык по приземлении. Поэтому резко затормозила и с неудовольствием глянула на коня. И только тут дошло, что я спокойно удержалась в дамском седле, да еще при прыжке.

— Что за черт происходит… — пробормотала я и услышала зов Фора. Он выехал через распахнувшиеся ворота и подъехал ко мне.

— Ты в порядке? — в тревоге спросил он. А так ему и надо! Пусть поволнуется. Поэтому, не отвечая, я двинулась на восток, в сторону Шелтерана.

Долгое время мы ехали молча, обиженно поглядывая друг на друга. Наконец, Фор не выдержал:

— Зачем обманываешь?

Я обалдело посмотрело на него. Хорошенькое начало примирения.

— Ты про что?

— Как про что? — взорвался воин. — То ты утверждаешь, что не умеешь ездить, то выкидываешь такие фортели, причем рискуя шеей. Как это понимать?

— Как хочешь, так и понимай, — разозлилась я. — Чё за наезд, рэкетир! Я в жизни ни разу на лошади не сидела.

— А на коне? — подколол он.

Я с психу представила, как было бы хорошо, если бы во-о-он та ветка стукнула этого заразу по башке.

— Оп-па! Надо быть поосторожнее со своими желаниями… — прокомментировала я, провожая летящую ветку взглядом… — Чего???

Я резко обернулась и успела застать великолепный момент падения Фора с лошади, снесенного тяжелой веткой. Глядя на его попытки выбраться из колючих кустов (благо мы ехали по лесу, и этого добра тут хватало), я не выдержала и засмеялась.

— Кстати, а как ветка здесь оказалась? — наконец — то задумалась я — Она же была метрах в…надцати от нас. Ветер? Вряд ли. Тогда в чем дело?



— Это я у тебя и хотел бы спросить. — Мрачно произнес Фор, вновь садясь на гнедого.

— А почему у меня? — состроив невинные, глазки спросила я. Мы тронулись дальше.

— Не знаю — проворчал Форсей. — Но во всем, что здесь происходит, ты как-то виновата.

— Нашел козла отпущения! — насупилась я, но тут же спросила — А, сколько до твоего дома ехать?

— До столицы два дня.

Я только вздохнула. Затем удивилась: с чего бы это? Раньше, при упоминании любого похода, хоть на день — орала как резанная, выражая бурный протест. А сейчас… Наверное, свежий воздух так действует.

Я принюхалась и поняла ошибочность своих выводов: воздух был не таким уж и свежим. По лесу растянулся тошнотворный запах чего-то протухшего.

— Хм, тут кто-то еду оставил?

— Скорее жертву — поправил Фор и указал рукой налево. Я повернулась и наткнулась взглядом на разлагающееся тело человека. Мой визг напугал коня Фора, и воин, подскочив, заткнул мне рот ладонью. Зря он так! Замолкнув, я цапнула его за палец. Теперь уже он закричал, отдергивая от меня руку. На месте укуса проступили капельки крови.

— Зубастая зараза! — выругался он, затем успокоился — Чего кусаешься? У тебя знаешь, какие зубы острые?

— Разве? — удивилась я и, забыв про труп, полезла в сумку за зеркалом.

Тщательный осмотр доказал правоту Фора. Мои клыки заметно удлинились и заострились. Особенно на фоне остальных ровных зубов.

— Ой, мамочки! — пискнула я, закрыв глаза. — Да меня теперь за вампира примут. Как я улыбаться буду?

— А что у тебя раньше не такие были? — лениво поинтересовался воин, ненавязчиво так уводя меня, прочь от страшного места. Кони и сами были рады поспешить. Им так же было неуютно рядом с убитым.

— Нет, конечно! Еще вчера все было в порядке! И перед сном я смотрелась в зеркало. Ничего не было!

Вчера… Ведь я попала в этот мир вчера. Столько событий за такое короткое время!

— Слушай, а что это были за шары у меня в школе? — неожиданно спросила я.

— Наемные убийцы — спокойно ответил Фор. Я в изумлении уставилась на него.

— То есть они разумны??

— Естественно — спутник пожал плечами, мол, что за глупый вопрос. — Они убивают особой магией.

— Фиг вам, а не магия. Это электричество с высоковольтным напряжением. — Победно сказала я. — Кстати они чем — то похожи на шаровые молнии. Видела по телевизору, в какой — то программе.

Фор мотнул головой, прекращая спор, видимо сам мало понимал в этом. Или нет? О чем я его и спросила.

— Я не маг, если ты об этом. И никогда им не был. Я воин.

Я в раздумье закусила губу и тут же раздосадованная вскрикнула.

— Чтоб эти клыки… — пришлось прижать платочек к губе, дабы остановить кровь. — И с какой радости они вымахали? Радиация что ли?

— Да успокойся ты! Они практически незаметны — надоело Фору мое бурчание. — Как они выросли?

— А я чё, Пушкин? — возмутилась я. — Взяли и выросли. Не спросив. Перед сном их не было…

Тут я осеклась, вспомнив вчерашние события. И гнома, и облако с желанием.

— Значит, это был не сон… — и замолчала.

Фор, следивший за моим выражением лица, не вытерпел:

— Что не сон? Ты о чем вообще?

Я рассказала, тот недоверчиво покачал головой:

— Я слышал об этой легенде, но никогда не предавал ей особого значения. А что ты загадала?

— Если бы я знала — вдохнула я, искренне переживая из-за этого.

— Спать не надо было. Ведь говорили.

Я покаянно опустила голову, но что теперь сделаешь?

— Дождись исполнения желания — посоветовал он.

— Ага! Осталось только шерстью обрасти и хвост заиметь — буду собакой. Клыки уже есть — усмехнулась я. — А если я загадала мир во всем мире? Тогда тысячелетий не хватит…

— А о чем ты думала в то момент? Чего хотела?

— Чтобы от меня все отвалили и дали поспать — честно созналась я. Воин фыркнул.

— Да уж! В твоем стиле. Ну, может, тебе снилось чего? — сделал последнюю попытку он.

— Плохо помню. — Я задумалась. — Кажется что-то про ведьму, башню и… Все больше не помню. Давай лучше перекусим. Чего там дал трактирщик? Сейчас бы не помешала кола и пицца.

— А что это? — приподняв брови, спросил Фор.

"Все-таки хорош! — решила я. — Правда, с юмором у него плоховато, но ничего — это исправимо!" Подоплекой моей просьбы служил не столько голод, сколько натертая за несколько часов езды в дамском седле задница. Чудесное умение держаться в седле не заменяет всех неудобств, связанных с верховой ездой. Поэтому на землю я не спрыгивала лихо, как Фор, а позорно сползала…

— Завтра примерно к этому же времени мы будем у меня дома. — Проинформировал меня воин, одновременно нарезая мясо на бутерброды.

— Ok! — согласилась я, с удовольствием поедая остро приправленные мясные полоски. — Ну, вот поели, теперь можно поспать…

Фор заснул быстро, а я, несмотря на большое желание, не смогла. Поворочавшись на твердой земле с часик, плюнула и встала.

"И как он спит?" — завистливо подумала я, глядя на спокойно дрыхнувшего воина. Походы не любила с детства, всегда с трудом засыпая в душной палатке по писк ошалевших от радости и предвкушения комаров. Но там хоть матрасик был…

Подул ветер и волосы, выбившись из заколки, упали мне на лицо. Я сразу почувствовала трупный запах. "И когда успела провонять? — с досадой думала я, мучительно вспоминая, с какой стороны, было озеро, которое мы недавно проезжали.

Наконец, немного проплутав, я вышла на берег. Чудесный водоем! Небольшой, чистый и глубокий. Со всех сторон его окружали роскошные кусты и деревья.

Наскоро скинув платье, я, радостно взвизгивая, прыгнула в воду. Счастье — плавала хорошо. Четыре мучительных года в бассейне оставили след.

— Эх! Расцветали ябло-они и гру-у-уши! — выводила рулады я, с силой рассекая воду.

Отплыв подальше, нырнула. Прозрачная вода позволяла хоть немного видеть, поэтому я полюбовалась на какого-то карася с перепугу уматывающего подальше.

"Чего это он?" — удивилась я. Затем наткнулась спиной на что-то большое и твердое. — "Тут и камни подводные есть?"

Нехватка воздуха дала о себе знать и, оглянувшись на огромный зеленый обломок, я поплыла к поверхности. Вынырнув, я только успела вздохнуть и выдохнуть, как что — то схватило меня за ногу и потащило вниз. С криком я ушла под воду.

Взбаламученная вода немного успокоилась, и моим испуганным глазам предстал мой «камешек», плотоядно щелкающий острыми, с мою руку, зубами. Прибавьте к этому еще и мерзкие щупальца, которые активно подтаскивали меня к пасти хозяина, и вы поймете, почему я, наплевав на подводную среду, завизжала от всей души.

Правда, потом я осознала всю дурость произошедшего, оставшись без воздуха в легких, но было поздно. Все мои панические попытки освободится, привели лишь к тому, что еще одно щупальце, обхватив поперек, прижало мои руки к туловищу.

В тот момент, когда я уже готова была открыть рот и вздохнуть, предпочтя захлебнуться, чем быть сжеванной каким-то спрутом, мимо мелькнула знакомая фигура. Фор! От удивления я забыла о своем намерении бесславно погибнуть в цвете лет.

В воде поднялись тучи растревоженного песка, скрыв от меня происходящее. Но вот воин подплыл ко мне, перерубил щупальца и помог освободиться от остатков дряни. Последней мыслью, перед тем как я потеряла сознание, было некоторое облегчение, что я скинула только платье…

Очнувшись, я с трудом смогла разомкнуть веки. Вот бы сюда слуг Вия… Голова нещадно болела как с недельного перепоя. Наконец слегка приподнявшись, я обнаружила себя на прежней полянке, завернутая в плащ воина. Рядом недовольно фыркал мой среброгривый конь. Платье нашлось тут же. Быстренько натянув его на себя, я обулась. Вовремя! Из-за деревьев вышел Фор, держа в руках убитого зайца.

— Ты скажи, чем думала, когда лезла в это озеро? — напустился он на меня. Я придала своей физиономии самое раскаявшееся выражение, покорно выслушивая упреки. Волнуется ведь. — Я ведь не зря проехал мимо! А если бы я не успел? Озеро еще с давних пор населено разными монстрами. Тебе повезло столкнуться не с самым сильным из них…

— Да уж, повезло — проворчала я, собирая хворост. — А ты раньше не мог предупредить?

— Ну откуда я мог знать, что ты туда полезешь? — возмутился Фор, правда, затем, немного поколебавшись, он произнес. — Извини.

— Да ладно! — мне стало смешно смотреть на его виноватое лицо. — Проехали! И… спасибо, что вытащил.

— Да ладно! — повторил он мои слова, уже улыбаясь.

— Ты спас меня от чудовища! — я приняла величавый вид. — И заслуживаешь великой чести — приготовить ужин из этого замечательного зайца!

Некоторое время мы серьезно смотрели друг другу в глаза, а потом не выдержали и расхохотались.

— Вот сумасшедшая! — Одной рукой он взъерошил мои мокрые волосы, на что я обиженно фыркнула и полезла за расческой.

Весело хмыкнув, Форсей принялся за готовку, причем так споро, что я только диву давалась.

— Тебе надо колпак подарить. Поварской, — глубокомысленно заявила я. — А заодно и фартук.

Тот лишь сердито посмотрел на меня.

— В следующий раз сама будешь готовить.

— Следующего раза не будет — тихо пробормотала я.

"Завтра я буду дома!" — но почему эта мысль вызывает лишь грусть? Немного подумав и прекратив обманывать саму себя, я поняла, что не так уж и хочу обратно. По крайней мере, сейчас. Ведь здесь весело. Здесь есть пусть опасные (а где сейчас безопасно?) приключения, которых мне не хватало в своем скучном мире. И здесь я свободна.

Я тяжело вздохнула. Фор заметил это и уселся рядом:

— Чего вздыхаешь?

— Думаю о бренности и сущности бытия в своем мире, — брякнула я.

Тот посмотрел на меня как на тяжелобольную и пошел разводить костер. Похоже, догадался, гад. Ну, флаг ему в руки и перо в одно место!…

— Да ладно! Не грусти. — Он снова опустился рядом, утешающее обняв за плечи. Побудешь у меня, сколько захочешь. А?

Вместо ответа я разревелась и уткнулась носом в рубашку воина. Тот беспомощно замер, не зная, что делать. Немного проплакав, я взяла себя в руки и снова стала вредной до невозможности.

— Приготовь лучше поесть быстрее — проворчала я, вытирая лицо. — Есть знаешь, как хочется!

— Сама бы и готовила — машинально ответил Форсей. — Это дело женщин.

— Ты действительно этого хочешь? — и я улыбнулась самой многообещающей улыбочкой.

— А что? — сразу насторожился Фор.

— Ничего- ничего. Все для Вашества. — Сладко пропела я, приближаясь к огню.

Мой расчет оказался оправданным. Разумная осторожность воина взяла верх, поэтому он отпихнул меня от костра.

— Сиди уж. Я сам. А то отравишь…

А ведь он прав. Может быть, и отравился бы. Во всех семейных походах меня и близко не подпускали к готовке, с тех пор как я умудрилась испортить почти готовое мясо. После чего все родные расползлись по кустам, жалобно подвывая и костеря меня на все лады. Ну что поделаешь. Кулинар из меня фиговый. Если у печки, с комбайном и другими удобствами я еще и приготовлю что — нибудь стоящее, то уж в таких условиях…

Все это я не преминула пересказать Фору, который поблагодарил свою интуицию.

Поужинали мы в полном молчании погруженные каждый в свои мысли. Надо сказать, заяц получился отменный: сочный, мягкий, с острой приправой и какими — то травками. Комары, слава богу, не мучили: Фор достал какие-то сушеные цветочки и кинул их в огонь. Легкий, приятный запах разогнал кровопийц не хуже, чем диклофос тараканов.

Утром, наскоро перекусив остатками зайца, мы двинулись дальше. Правда через несколько часов я заныла, просив отдыха.

— Но мы же всего ничего проехали! — возмутился воин. На что я злорадно напомнила, кто именно меня осчастливил дамским седлом. — А какое тебе еще дать? Ты же женщина.

— Девушка. — Буркнула на автомате я, а Фор неожиданно покраснел. — Мог бы и штаны найти, тогда прекрасно было бы. И я не корячилась, и ехали бы побыстрее.

— Штаны? — удивился Фор.

— А что такого? — пожала плечами я. — Дома я очень часто ношу джинсы или брюки.

— Но… — начал, было, принц, затем умолк под моим недобрым взглядом. — Странная ты какая-то…

— Какая есть — обиделась я. Потом поглядела вперед и от неожиданности остановилась. Лес резко кончался, выводя нас на чистое, идеально ровное поле. — Догони, если сможешь.

— Запросто — хмыкнул Фор, начисто игнорируя мои попытки испепелить его глазами.

Я усмехнулась и хлестанула поводьями. Конь сделал эффектную свечку (едва не сбросив меня с седла) и с место взял в галоп. Мы понеслись с такой скоростью — у - у…

Фор скакал на полкорпуса сзади. Не отставал, но и догнать не мог. У меня чудесный конь. Я ласково провела ладонью по его серебристой, переливающейся гриве, так выгодно сочетающейся с черной шкурой. Я решила не отставать от него и вытащила заколку из своей «гривы». Волосы хлынули черным водопадом и тут же разметались, подхваченные ветром.

Я беззаботно рассмеялась, упиваясь быстрой ездой, прохладным ветерком, дующим в лицо и теплом летнего солнца. Когда еще такое будет?

Фор пристроился рядом, увидел мою счастливую улыбку и невольно расхохотался.

Так мы и скакали, весело гогоча и перебрасываясь колкими комментариями.

После поля пошли небольшие холмы и, взобравшись на один, я увидела город. Огромный. Окруженный высокой каменной стеной. То тут, то там виднелись башни, однако если приглядеться то систематика наблюдалась. Серая лента дороги упиралась в высокие ворота, окованные железными листами.

— Ну, как? — спросил подъехавший Фор.

— Он великолепен! — воскликнула я, ничуть не кривя душой. Сквозь открытые створки и кишащий народ, были видны строгие линии улицы и рельефные узоры домов. Несмотря на кажущуюся простоту, город был очень хорошо защищен. Вся планировка рассчитана до мелких деталей.

— Добро пожаловать в Шелтеран! — воин с легкой грустью смотрел на столицу. К сожаленью его мысли не отражались на лице. — Поспешим. Ворота к ночи закроют.

Я вздохнула, еще раз взглянула на город сверху и направила коня вниз.

Когда мы подъехали к воротам, нагло расталкивая толпу, навстречу нам вышел начальник стражи. Увидев Фора, он отвесил глубокий поклон, затем посмотрел на меня и удивленно приподнял брови. В его глазах я заметила некоторую настороженность и восхищение. Проехав дальше по небольшой площади, поняла причину его взгляда.

Все женщины встреченные по пути были коротко острижены, нечто вроде каре. К тому же черных волос практически не наблюдалось (увидела всего двух), в основном рыжие или светло русые.

— Чего-то мода у вас странная. — Наклонилась я к Фору. — Зачем так коротко стричься?

— Это не мода, а закон, — поправил воин. — Только знатные могут ходить с длинными волосами.

— Глупо! — не выдержала я.

— Еще как, — признал Фор. — Но это уже древняя традиция. Я не стал ее отменять.

— Я тут как бел… черная ворона. — Пробормотала я, стараясь прикрыть коротким подолом платья ноги.

— Ближе к стене располагается простой народ, — в это время пояснял принц. — Чуть дальше кварталы ремесленников. Еще ближе к центру торговый люд. В самом центре располагается дворец и главная башня Совета. Вокруг них — дома знати.

— А ты где живешь? Надеюсь не во дворце? — поежилась я. Не знаю почему, но власть, дворцы и прочее ассоциировалось у меня с интригами, ядом в вине…

— По крайней мере, не в королевском — рассмеялся Фор.

Чем ближе мы подъезжали к центру, тем шире и чище становились улицы. Обычные деревянные дома сменились добротными каменными, а затем и мраморными особняками. У одного из самых роскошных Фор остановился.

— Вот! Это мой дом!

Я во все глаза уставилась на большой, но в то же время изящный трёхэтажный дом, больше похожий на замок. Выполнен он был из белого мрамора. Чистоту, которого подчеркивала высокая черная ограда, окружавшая мини замок со всех сторон. Лепной декор, украшавший стены, порталы и балконы, изображал странные сцены. Чудовища, атлетически сложенные мужчины с оружием в руках. Похоже на старинные придания. Красота! И чего он разъезжает? Мне бы в таком доме жить, вот уж бы не уехала.

Дав полюбоваться, Фор направил коня в ворота, предусмотрено открытые стражником дворца. Мы оказались в уютном, обширном саду. Каждый кустик цветов, каждое деревце, листочек ясно говорили о том, что о саде заботятся трепетно, даже нежно. Легкий аромат роз витал в воздухе, снимая раздражение и даря покой.

Подбежавшие конюхи забрали поводья лошадей, не забыв низко поклониться. Было видно, что принца здесь уважают и любят.

Мы ступили на дорожку, выложенную камнями и ведущую прямо к главному входу. Там — то нас и встретил управляющий. Он коротко поклонился, затем деловито доложил Фору обо всех делах, творящихся в доме.

Удовлетворенно кивнув, воин похлопал управляющего по плечу (довольно фамильярно, на мой взгляд, обращаться так с этим седым, но в то же время довольно молодо выглядевшим, человеком).

— Привет, Локл. Познакомься это Милена, — и он подошел ко мне. — Она помогла мне выбраться из одного, очень неприятного места, а затем вынуждена была сопровождать меня. А это — кивнул Фор на безмерно удивленно управляющего — Локл. Мой управляющий. Прошу любить и жаловать.

— Приятно познакомиться! — и я сделала шутовской реверанс, а затем подала руку застывшему Локлу.

— А? Очень приятно! — пробормотал тот, не сводя с меня глаз. — Да вы прекрасны, юная леди.

— Ох! — я невольно покраснела. — Очень мило! Я сразу поняла, что вы умный человек и умеете видеть красоту. — И я сердито взглянула на с трудом сдерживающего смех Фора.

Локл засмеялся и, повернувшись к принцу, тихо сказал:

— Ну, теперь вам точно скучать не придется…

Сказал то тихо, однако я с детства славилась отличным слухом, поэтому все расслышала и мысленно усмехнулась. Да, уж. Не поскучает это точно. Я — это ходящее приключение в юбке.

Форсей только усмехнулся и подошел ко мне:

— Пошли я провожу тебя в твою комнату. Хоть отдохнешь.

Он издевается? Меньше всего я хочу сейчас отдыхать. Тут так здорово и многое предстоит осмотреть. Когда мы зашли в холл, я вскрикнула от восхищения: внутри все было обставлено под стать внешнему виду дворца. Весь зал блистал чистотой. Черный ковер покрывал мраморный пол, и ноги тут же утонули в нем по щиколотку. На стенах висели картины, преимущественно портреты.

Заметив мой восторг, Фор усмехнулся:

— Нравиться? — затем повернулся к невозмутимому Локлу. — Распорядись об ужине.

Тот кивнул и исчез неслышной тенью.

— Великолепно! — ответила я на заданный воином вопрос, и, не удержавшись, прыгнула на мягкий широкий диван, погрузившись в шелковые подушки.

Фор смотрел на меня и улыбался над такой детской радостью. Хотя было видно, что мои искренние слова явно приятны хозяину дома.

— Пошли дальше — он выждал пару минут, однако я не сдвинулась с места. — Уверяю, в твоей комнате не хуже.

Я тут же соскочила и подошла к мраморной лестнице, оглядывая резные перила, выполненные из темного металла. Подняться на второй этаж было не сложно. Ступени оказались с плавными закруглениями, что значительно упрощало восхождение. Дальше следовал полутемный коридор, застеленный серебристого цвета дорожкой. Витые канделябры поднимались в человеческий рост, а свет от свечей отбрасывал таинственные тени на стенах.

— А где все? — спросила я, удивляясь отсутствию слуг.

— Сегодня выходной — пояснил Фор. — Я разрешаю своим уходить домой. — Наконец мы остановились перед темной дверью. — Входи.

Я покорно зашла и ахнула от восторга. Такое чувство, что я оказалась под ночным небом. И стены и потолок были обиты темно — синим бархатом. Пол закрыт ковром того же цвета. Вроде бы ничего такого, если бы не одно но… И на стенах и на потолке были видны звезды! Некоторые неясно блестели, другие ярко подмигивали, и было понятно, что они точно скопированы с самого неба.

— Но как это возможно? — только и сказала я, наблюдая за светящейся кометой, пролетающей в дальнем верхнем углу.

Фор только довольно пожал плечами и коротко ответил:

— Магия.

С трудом оторвавшись от созерцания псевдо небес, я огляделась дальше. Слава Богу, кровать не под балдахином, позволяя любоваться созвездиями. Потрогав рукой, я выяснила, что она очень даже мягкая. Дальше стоял темно-коричневый комод с висящим над ним зеркалом. Последнее было подвешено под таким углом, который позволял видеть себя в полный рост.

Увидев в дальней стене двери, я не выдержала и сунула туда свой любопытный нос.

За первой оказался туалет (ну не финская техника, но что поделаешь?), за второй — огромная ванна. Открыв третью дверцу, я к своему удивлению обнаружила, что это шкаф, точнее гардеробная, полностью забитая одеждой.

— Это тебе — просто сказал Фор, а я радостно взвизгнув, повисла у него на шее. Тот не протестовал. Затем, отсмеявшись, добавил — Шкаф с секретом. Одежда полностью зависит от воображения. Представь любую — и она появится там.

У меня загорелись глаза. Перед глазами проскользнули десятки вариантов одежды. И судя по углублению шкафа — они уже там. Чмокнув на прощание Фора, я вытолкнула его за дверь со словами:

— Я буду переодеваться!

Тот только усмехнулся и пожелал удачи. Затем исчез в темноте коридора. А я, потирая руки, направилась к шкафу.

Через полчаса утомительных мысленных усилий в моем гардеробе (кстати, длинной уже где-то метров двенадцать) оказалось столько одежды из моего мира, что я задумывалась: когда успею все это надеть? Затем я приступила к отбору того, что одену сейчас. Глаза разбегались, но мне хотелось одеться по современному, наплевав на все правила приличия этого мира, резонно рассудив, что в пышном платье с длиннющим шлейфом, мне будет, не столько неудобно, сколько опасно. Вот свалюсь с лестницы, наступив на подол и хана мне… Представив сие действие, я не удержалась от саркастического смешка. Принцесса из меня, мягко говоря, никакая.

Через час упорных поисков я остановила свой выбор на черной мине юбке "в складочку", белом топе кружевным вырезом и легком приталенном пиджачке черного цвета. Поглядев на все это дело, я смутно чувствовала, что чего-то не хватает… Наконец дошло — чего! Ведь я забыла напридумывать обувь! Подойдя к шкафу, я вспоминала множество моделей, виденных в журналах, а с ними заодно и женское белье, колготки и украшения и… ну там по мелочи: шубки, куртки, дубленки, шапки, сумки, шарфы и все такое.

Когда объем шкафа увеличился в два раза, я решила прекратить полет фантазии. Но как же это тяжело — выбирать. Те девушки, которые любят ходить по магазинам меня поймут. Этот шкаф — тот же магазин, только с одним отличием — платить не надо…

Решено — остаюсь тут на неделю!

Пройдя по рядам, я насобирала все, что нужно на данный момент — бежевые колготки, новое белье, золотая цепочка с сапфиром и такие же серьги (изумруды не получались, хоть убей). Последними я взяла черные легкие сапожки на высоком каблуке, украшенные сбоку изображением серебристой змейки.

Положа все на небольшое кресло, стоящее у комода, заметила, что дверь ванной слегка приоткрыта. Я осторожно заглянула и увидела служанку. Та слегка вздрогнула от неожиданности, а потом сказала:

— Меня прислали помочь вам. Ванна уже почти готова.

— Хм! — задумалась я. — Нет спасибо…э…

— Марло! — представилась та.

— Спасибо, Марло. Но я хочу побыть одна.

Служанка пожала плечами и тихо выскользнула из комнаты. Затем вернулась и сообщила:

— Господин велел передать, что через два часа ждет вас у него на ужин.

— А где это?

— Через две комнаты, направо! — уведомила меня Марло и ушла.

Я закрыла за ней дверь и, сняв одежду, прошлепала в ванную. Вода была теплой и ароматизированной. Накопленная за день усталость постепенно сходила на нет, под мягким воздействием ласковых волн.

— Хорошо! — блаженно выдохнула я и с головой нырнула по воду.

Вынырнув, с наслаждением вытянулась, но, вспомнив об ограниченном времени, которое я засекла по своим часам, найденным в сумке (пусть время и неверное, но уж два часа отследить можно), начала активно намыливаться душистым мылом. Затем сполоснулась водой из кувшинов, промыла волосы, что оказалось довольно хлопотным делом, и вышла в комнату. Через полчаса, полностью высохнув, чему не мало поспособствовали усиленные растирания полотенцем, я принялась облачаться в приготовленное.

Наконец, застегивая серьги, я подошла к зеркалу и удовлетворенно хмыкнула. Слегка подкрасилась, расчесала свои еще чуть влажные волосы, а после сверилась с наручными часами и воскликнула:

— Блин! Опаздываю!

И я выскочила из комнаты, едва успев прикрыть дверь. Найдя нужную мне, я постучала, а, услышав ответ — вошла.

Это оказалась маленькая гостиная, выполненная в приятных зеленых тонах. Темно-коричневый столик с едой стоял вблизи окна. К нему прилегали два кресла болотного цвета.

Из двери напротив вышел Фор. Встряхнув свои мокрые волосы, он взглянул на меня и присвистнул:

— Вот это да!?!

Я оглядела его одежду и воскликнула то же, только мысленно. Черные облегающие штаны, белая рубашка, сапоги — везет же некоторым! А женщине — длинные платья, тугой корсет и неудобные чулки? Нет уж, увольте… Я подошла к столику, однако Фор жестом остановил меня.

— Ну-ка дай взглянуть.

Я повернулась кругом, а затем внимательно посмотрела на реакцию воина. Она оказалась несколько иной, чем я предполагала. Тот недоуменно смотрел на меня, а потом спросил:

— А у вас, что, это разрешено?

— Что это? — в некотором раздражении осведомилась я.

— Такие короткие юбки?

— А что не нравится? — ехидно спросила я. А про себя подумала: "То- то ты на мои ноги так смотришь…". — У нас и не такие носят. Это последний писк моды.

— Что писк, то я вижу — пробормотал Фор. — Но выглядит здорово. Даже очень.

Он отодвинул передо мной кресло, и я села к столу. Мы поужинали, а затем принц пригласил меня на ознакомительную прогулку по особняку. Когда мы вышли в коридор, Фор вдруг спросил:

— Ты всегда носишь с собой столько украшений?

— В смысле? — не поняла я. А тот указал на мою цепочку с сапфиром. — Нет, в шкафу создала. А что?

— Но это невозможно! — воскликнул он. — Шкаф не может создавать украшения. И вообще магия не может. Иначе они бы обесценились.

— Логично, — согласилась я — но я то создала.

Фор немедленно развернулся и направился в мою комнату. Я вздохнула и направилась за ним. Он просто вбежал в спальню и открыл шкаф.

— Ого! — присвистнул он, увидев глубину гардеробной. — Ну, ты и фантазер.

— А то! — улыбнулась я и отправилась к сундуку. Открыв его, я некоторое время понаблюдала за ошарашенным лицом Фора. Сундук был выложен черным бархатом, на котором расположились различные цепочки, камни и кольца.

— Как ты это смогла?

— А причем тут я? Представила — появилось.

— Ты не понимаешь! Никто не может создавать украшения. В шкафу или без него. Любой драгметалл, да и вообще металл, если уж на то пошло, не создается из ничего.

— Ага! Значит я первая! Здорово! А теперь — пошли.

— Да погоди ты! — отмахнулся Фор. — Может дело в шкафе?

— А ты попробуй, представь что-нибудь. — Предложила я. Фор согласился. Однако через минуту повернулся ко мне и помотал головой.

— Не выходит! Давай ты.

Я представила большое бриллиантовое колье и открыла глаза. В руках у меня лежал плоский футляр, а в нем переливалось на свету колье.

— Та-а-ак! — задумался воин. Но я потеребила его.

— Престань! Плюнь и разотри! Я через неделю домой уйду. Пошли гулять.

— Иди, я скоро к тебе присоединюсь — рассеянно ответил Фор.

Я обиженно фыркнула и, развернувшись на каблуках, потопала в коридор. Затем вышла в холл и остановилась перед лестницей, думая, что Фор догонит. Хрена с два он вышел. Плюнув, я начала спускаться. И только оказавшись на первом этаже, я заметила молодого симпатичного человека, смотрящего на меня округлившимися глазами.

Немного подождав, я деликатно кашлянула. Парень вскочил с дивана, на котором сидел и чуть смущенно подошел ко мне.

— Простите мою медлительность, леди. Я просто поражен вашей красотой, — заговорил он, галантно целуя мне руку.

Я и сама знаю, что красива. С самого детства все поражались моими густыми волосами и слегка раскосыми зелеными глазами. "Но этот! Сразу видно — заправский средневековый Казанова. Да не на ту напал! Дурачо-ок! Но красивый — признала я, разглядывая светловолосого, стройного парня, кого-то мне напоминающего своим лицом. — Что ж. Для прогулки сойдет".

— Куда вы направляетесь? — тем временем спросил он. — Позвольте мне сопровождать вас, прекрасная леди.

Я усмехнулась:

— Почему и нет. Глядишь и сгодишься на что-нибудь. Например, заболтаешь грабителя! Ну, в крайнем случае, руку подашь на ступеньках…

Парень окосел, ей Богу. Сверху послышался смех Фора. Он спустился по лестнице и похлопал парня по плечу.

— В первый раз тебя посылают. Удивительно! Правда, Марк?

— Значит Марк? Очень приятно, я Милена.

Марк уже оправился и вновь улыбнулся.

— Да, ты прав! — он весело взглянул на Фора. — В первый раз такую встречаю. Совершенно не похожа на наших.

— Тут я согласен! — кивнул Фор.

— Эй! — подала голос я. — Может мне уйти? Марк вы не заняты? — резко переключилась я.

— Нет! И прошу перейти на "ты"! — улыбнулся тот.

— Ok!? - согласилась я. — Тогда ты не мог бы мне показать город? Я очень хочу погулять. — И я бросила взгляд на Фора. У того было удивленное лицо.

Марк взял меня под локоток и повел на улицу. Я обернулась на прощанье и помахала воину, встретившись с ним глазами. Что — то промелькнуло в них. И если бы я не знала Фора, то решила бы, что это ревность и обида.

Мы с Марком шли по булыжной дороге и весело переговаривались ни о чем. Оказалось, что Марк — племянник Фора. То-то мне его лицо кого-то напоминало. А ведь сильно похож на дядю. Он приехал не надолго с Севера и через неделю уедет.

— Ха! Я тоже через неделю свалю! Воскликнула я.

— А ты откуда? — полюбопытствовал Марк.

— Из далека, — вздохнула я. — Из очень далекого далека.

— А где ты встретилась с Форсеем?

— Да там… — неопределенно махнула рукой я. Не рассказывать же ему о моем мире.

— И вообще — перевела разговор я, — где у вас тут интересные места?

— Тут неподалеку есть отличное озерцо.

— Ну, нет! — меня аж передернуло. — Только не озеро! С меня хватило одного. Век буду помнить.

— А что случилось? — поинтересовался племянник принца. Я рассказала, тот присвистнул — Да уж. Повезло тебе. И как тебе хватило… храбрости влезть туда? — похоже, он в последний момент сумел заменить храбростью дурость.

— А я и не знала о его обитателях! — скривилась я.

— А-а! Так вот вы как с дядей познакомились?

— Ага! — не стала спорить я. — Фор спас меня.

— Ты его все время называешь Фором?

— Угу. Так проще и лучше.

— А Фор… тьфу! Форсей не против?

— Ну не знаю, — усмехнулась я. — Вроде возражений не замечалось.

— Понятно!

Мы еще немного прошли вперед, а затем повернули домой. Марк все это время не сводил с меня странного взгляда. И ко мне закралось позднее осознание — не стоило надевать короткую юбку! А впрочем…

Перед самым входом Марк притянул меня к себе и попытался поцеловать. Я мягко отстранилась. Однако вместо того чтобы извиниться — он продолжил, причем применяя немалую силу. Не на ту напал, маньяк доморощенный! И я с размаху стукнула его коленом в…хм… живот.

Марк охнул и согнулся пополам, а я же рассмеялась и вошла в дом. В холле обнаружился Фор. Он сидел на кресле и читал книгу.

— А где Марк? — увидев меня, спросил он.

— А! Там, — отмахнулась я, направляясь к лестнице. — Мучается болями в… животе. Я пошла спать.

— Хорошо. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи.

Поднявшись в свою комнату, я наскоро умылась, разделась и завалилась спать, уснув практически мгновенно.

Разбудил меня… ну, конечно же, Фор. Зайдя в комнату (потолок, и стены которой приняли вид утреннего неба), он бесцеремонно потряс меня за плечо и, выслушав все, что я о нем думаю, кивнул:

— Отлично! Проснулась. Через полчаса завтрак. Я жду.

И этот нахал быстренько смылся, не желая попадать под раздачу.

Матерясь на все лады, я встала и поплелась в ванную. Затем надела белое короткое платье с открытой спиной. В доме, слава Богу, жарко. Быстро причесавшись и накинув туфли, я выскочила в коридор.

Бац!

Больно же!

Поднявшись на ноги и потирая лоб, я поглядела на того, с кем посчастливилось столкнуться. «Тем» оказался Марк, собственной персоной. И что же он скажет?

Он сказал… У меня аж уши покраснели. А затем поглядел на меня.

— Ой! Это ты! Извини! — смутился он. А кого еще ожидал увидеть?

В общем, по молчаливому обоюдному согласию мы не вспоминали о вчерашнем, весело болтая по пути в светлый обеденный зал. Фор был уже там.

— Ну, наконец-то! — приветливо улыбнулся он, но, увидев племяша, скис. — Приступим?

— С превеликим удовольствием! — я не кривила душой. Проголодалась знатно.

Некоторое время мы молча отдавали дань, искусству повара, резво шевеля ложками и вилками. Потом Фор хитро сказал:

— Я сейчас собираюсь потренироваться на мечах…

— Ух, ты! А меня можешь научить? — тут же прервала его я. Если честно, с детства мечтала научиться владеть холодным оружием.

— Собственно говоря, это я и хотел предложить — рассмеялся воин. — Значит через пятнадцать минут в тренировочном зале? Локл покажет.

— А почему через пятнадцать минут? — полюбопытствовала я, вскакивая из-за стола.

— А ты собираешься драться в этом платье? — усмехнулся Фор.

— Ха! Да в нем еще удобнее!

Однако послушалась старших и надела спортивные штаны и майку. На смену туфлям пришли кроссовки. Собрав волосы в пучок, я последовала за вездесущим управляющим и вышла в круглый зал, пол которого выстлали достаточно мягким матом. Посредине стоял Фор и держал в руках два затупленных меча.

— Вот, держи! — протянул он один из них, который поменьше. — Самый легкий из моих.

— Легкий? Да в нем килограммов пять веса! И это держать одной рукой?

— Четыре, — поправил меня принц.

Черт с ним. Не отказываться же из-за этого.

— Так! — Фор поправлял в это время мой захват. — Вот так держи. Будет удобнее. И труднее выбить. Хорошо! А теперь защищайся!…

Через два часа мы усталые, но довольные вернулись в зеленую гостиную.

— Поразительно! — восклицал Фор. — Ты очень быстро учишься!

— Так это же я, — устало произнесла я. — Все я в душ… то бишь в ванную.

И махнув рукой на прощание, пошла смывать весь пот с измученного тела.

Всю неделю я провела весело и беззаботно. Каждый день мы с Фором тренировались на мечах (и, кстати, у меня уже очень не плохо получалось!) и гуляли.

В последний день — следующим утром я собиралась домой — к Фору пришел мужчина, приятной наружности. Ему было где-то за сорок. Сильно. Правда, дружелюбие от него не исходило, а напротив — какое-то чувство угрозы.

Я подошла:

— Здравствуйте! Могу я узнать, как вас зовут, лорд? — Господи! С кем поведешься, от того и заразу получишь! Надо будет следить за собой дома, а то так же ляпну. Вот будет потеха.

— Здравствуйте! — улыбнулся незнакомец в серой мантии. — Меня зовут Вохван Стелл. А вы, стало быть, Милена. Я не ошибаюсь?

— Вы правы. А как узнали?

— Меня уведомил принц.

— Ага! Э… Вохван Стелл, а вы кто?

— В смысле? — не понял тот.

— Ну, ваше социальное положение в этом развивающемся недоразвитом обществе. Вы, наверное, какой-нибудь министр или маг? А у вас проповедуется республика или все же это монархическое королевство. В таком случае монархия абсолютная или ограниченная?

— Э! — видимо он загрузился от моих вопросов. Ну что поделаешь? Все любопытство проклятое… — В общем, я один из трех магов-старейшин этого города, да и королевства в целом. А что такое публика и хартия — понятие не имею! Все! — выдохнул он. — Уф!

Ха! Замучила бедненького. Что-то мне этот маг не нравится. Глазки бегают, да к тому же не люблю правительство, вспоминается наше…

Старейшина опомнился и перешел в свою очередь в наступление:

— А вы, молодая леди, — пошипел он — не соизволите ли сообщить, откуда…

Чего он хотел узнать, я так и не узнала. Мимо нас проходил слуга с кувшином, полным сока. И я не упустила такой шанс, подставив подножку…

Холодный сок оказал полезное влияние на мага, заткнув ему рот. И я, невинно улыбаясь злому и мокрому как мышь Стеллу, фальшиво посочувствовала по поводу испорченной мантии, пожелала ему приятного дня и пошла наверх, собирать вещи.

Какие вещи? — вы, наверное, спросите.

Ну, как я уйду от этого шкафа, не захватив с собой пару тройку вещичек.

Захватила я правда пару тройку не вещичек, а рюкзаков, доверху забитых платьями, кофтами и другими милыми женскому сердцу безделушками.

К концу дня голова нещадно болела, устав от беспрестанного выбора — что взять, а что оставить навсегда. Да еще и руки ныли. Каждая мышца давала о себе знать, при любом движении. За неделю, к удивлению Фора, я научилась неплохо владеть мечом, запоминая все приемы с одного — двух раз. Конечно, до Фора мне далеко, но моего умения мне хватит. Тем более, зачем оно нужно в моем мире?

Я завалилась спать рано, усталая, как собака, засунутая в мешок и побитая палками.

"Эх! Как здесь хорошо! Но и домой надо. Там, наверное, уже с милицией ищут. Еще бы: пропала на две недели… Загуляла девочка!" — с такими мыслями я уснула.

Проснулась я сама, как это не странно. Обычно меня будят…

Бух! Бух! Бух!

Ну, вот и стук, как по заказу. Мой личный будильник пожаловал!

— Милена! Завтрак готов, слышишь соня?

— Блин! Я не в армии! Что за расписание? — возмутилась я, вылезая из-под одеяла.

После сытного завтрака, мы с Фором и Локл с моими шестью рюкзаками стояли в кабинете, выполненного из темного дерева. В руках принц держал кожаный мешочек и старинную шкатулку.

— Ну, вот и все! Мне пора домой! — я сказала это обычным беззаботным тоном, прилагая немало усилий для этого.

— Подожди, — Фор замолчал, но потом вновь открыл рот. — Зачем тебе уходить? Оставайся у меня! Ведь тебе понравился этот мир!

— Понравился, — признала я. — Даже больше, чем мой. Но там мой дом и семья.

— Ох! — вздохнул Фор. — Я знал, что ты так скажешь. Тогда возьми это.

Он открыл шкатулку и вытащил два практически одинаковых медальона. Локл, стоящий за моей спиной, ахнул. А воин одел один на себя, а второй повесил мне на шею.

— Это наша старинная семейная реликвия. С помощью него я смогу узнать, что с тобой, а ты — переместиться в мой мир. Точнее, в тот мир, где я нахожусь.

— А вы уверены?… - осторожно спросил Локл, как — то, странно поглядывая на меня.

— Уверен. — Твердо ответил вопрошаемый и взглядом приказал управляющему заткнуться. Интересно! — Постарайся не снимать его! — это уже обращение ко мне.

— Спасибо, Фор… — прошептала я, а глаза предательски увлажнились. Вот черт! Хотела же без слез. Мысленно дав себе по голове, я сдержалась и улыбнулась. Затем по очереди обняла воина и Локла. Последний, не стыдясь, пустил слезу.

— Мы еще увидимся? — не особо надеясь на положительный ответ, спросила я.

— Не знаю! — честно ответил Фор. — Я не знаю, сможешь ли ты перенестись. В конце концов, мои предки не путешествовали между мирами, а лишь переносились из одной точки пространства в другую.

— Тогда мы точно встретимся, — задорно улыбнулась я. — У меня все через… хм!… В общем, наверняка куда-нибудь влипну, и буду просить у тебя политического убежища. Кстати может банк ограбить и сюда… — в серьез задумалась я. — И не одна спецслужба не пронюхает…

Двое провожающих весело рассмеялись. Я возмущенно посмотрела на них и пробурчала:

— Злые вы… уйду я от вас. Открывай свой телепорт.

Фор развязал мешочек и протянул мне. Я с недоумением поглядела на него.

— Ну не я же домой собрался! — пояснил принц, глядя на моё красноречивое лицо. — Возьми горсть и кинь в дверь.

Я подчинилась. На месте резного деревянного чуда оказался светлый проем зеленого цвета. Затем взяла рюкзаки, посмотрела на Фора и усмехнулась:

— До встречи!

После чего шагнула в портал, зажмурив глаза от слепящего света.

Часть 2.

По телу пробежал ветерок, и я открыла глаза. Моя родная комната! Как я по тебе соскучилась! Все шесть рюкзаков на месте, то бишь расположены вокруг меня.

— Хм… Я перешел Рубикон — пора сжечь мосты… — глубокомысленно заявила я и быстренько рассовала все новые вещи по полкам шкафа. Только я положила последнюю кофту в ящик, как на шум пришла мама.

— О! Ну наконец-то ты появилась! Я, конечно, понимаю — выпускной. Но гулять всю ночь и до утра — это уже перебор! — начала накаляться она.

— Ну, мам! — все еще не соображая, что происходит, я принялась рефлекторно отмазываться. — Ведь это в последний раз. Больше я с одноклассниками не погуляю!

— Ладно, уж, — проворчала мама и посмотрела на меня уже не так грозно. Она у меня хорошая, только волнуется через чур много. От ее заботы порой хочется выть. Да и красива, не смотря на возраст. Выглядит на тридцать. Вообще она пошла в моего дедушку — своего отца, приехавшего в Россию по работе, да так и оставшегося здесь. Отсюда и моя фамилия, и имя, резко контрастирующие с обычными. Выйдя замуж, мать не захотела менять фамилию. Так что я теперь уроженка России, но с английскими корнями. — Раздевайся! И иди есть. Кстати ты как прошла в комнату? Я тебя не видела.

— Странно. Вроде громко шумела, — пожала плечами я, надеясь, что маму это удовлетворит. — Я поела, так что не буду повторно завтракать.

Это была правда. Я поела, правда в другом мире у наследного принца, но кто в это поверит? Может, и у меня были глюки, вызванные огромным количеством выпивки?

Ага! Кажется, Фор что-то говорил о временном соотношении между мирами. Так подсчитаем, десять часов здесь и почти две недели там. Немного округлим, и получится на неделю четыре часа. Неплохо! Я совершенно безнаказанно прошлялась по тому миру, потеряв только свое биологическое время.

— Кстати мам, а те шары никого больше не тронули? Никто не пострадал?

— Какие шары? — мать непонимающе уставилась на меня.

— Стоп! Что произошло в зале?

— Та-ак! Ты что настолько сильно напилась? — и она подошла ко мне, отложив плойку, которой укладывала свои короткие черные волосы.

— Я не пью… Почти… — огрызнулась я. — Ну, мам?

Хорошо! Ты получила грамоты и аттестат. Затем отдала их мне. — Я кивнула, пока совпадало. — После мы пошли всей толпой по классам. А потом я ушла, оставив тебя в школе. Все? — иронично спросила она.

Я снова кивнула. Мама, чего-то недовольно ворча себе под нос, вышла из комнаты, а я с размаху уселась на кровать. Ну, ни фига себе!!! Она, что, ничего не помнит? Про тех электрических убийц, про появление Фора, про то, как я убежала с ним, наконец?

В каком-то фильме я видела подобное. Там все нежелательное стирали и вставляли взамен кусок ложной памяти. Так это фильм, а это жизнь. Блин! Что в мире происходит?

— Не, надо пойти проветриться! А то и с ума сойти недолго… — пробормотала я вслух.

Сказано — сделано! Я переобула белые сапоги на босоножки. Широкое золотое ожерелье пришлось снять. На смену ему пришла тоненькая цепочка со скромненьким каплевидным алмазом. Кстати надо будет спрятать украшения от мамы, а то подумает, что ограбила кого-нибудь.

Нервно хихикнув, я сняла медальон и, не глядя, бросила его под подушку. Все, на улицу!

Пройдясь по магазинам и кафе, я абсолютно успокоилась. Денег было много: я ведь не гуляла с ребятами на выпускной. Впрочем, ничуть об этом не жалею. Моя «прогулка» была куда интереснее. Так что деньги у меня есть,… то есть были. Маленькие мелочи, совершенно не нужные мне, тем не менее, сумели поднять настроение.

Прошлявшись по всем закоулкам, я только к вечеру вернулась домой. Родителей не было. На кухне на столе лежала записка, быстро накаляканная маминым подчерком:

"Мы уехали к тёте. Будем через два — три дня. Скоро узнаем на счет института! Не скучай".

Ох! Этот чертов институт… Хорошо, что еще в другом городе. "Мне квартиру купят" — мечтательно подумала я.

Мои родители, будучи начальниками разных предприятий (слава Богу, не конкурирующих), зарабатывали не мало. Поэтому квартира была у нас с евроремонтом, с множеством современной техники и моим любимым плазменным телевизором в полстены. Однако, пройдясь по ней, я сравнила с домом Фора и невольно скривилась. М-дя! Разные вещи. Совершенно.

Пощелкав каналы, я скучающе выключила телик. Ничего интересного нет. Впрочем, как и всегда. Покопавшись у папы в кабинете, отыскала какую-то железную палку, смахивающую на кочергу. И чего она у него тут делает? Ладно, не важно. Лучше потренируемся, устроив этакий "бой с тенью". Размах! Удар с боку! Отразить! Слегка повернувшись, пригнуться и провести не совсем честный прием, ударив в пах. Блок! Разворот! Атака! Еще раз…

Через час я устала сражаться с собственными глюками. Хоть время и детское, но от ничегонеделанья я отправилась спать. Скукота неимоверная…

Проснувшись утром, я почувствовала нехватку чего-то. Точно! Не было стука в дверь! Может, мне все это почудилось? Или сон с пьяни приснился?

Поправив подушку, моя рука наткнулась на что-то холодное. Я вытащила на свет медальон. Тот самый, который мне подарил Фор… Значит не сон.

"Так, — прикинула я. — Тут прошел день, а там значит полтора месяца? Вот это размах! Не слабо!".

* * *

Кое-как промаявшись два дня (это еще три месяца в том мире!), я случайно наткнулась на объявление в газете.

"Спортсмены и любители средневековья! — гласило оно. — Вы можете научиться владеть настоящим мечом и луком. С вами будет работать настоящий мастер. Первое занятие — бесплатно…" и все в том же духе. Ниже был указан адрес. Подумав, я надела спортивные штаны, топик, кроссовки и отправилась туда. Все равно делать нечего.

Через полчаса я была на месте. Оглядев маленький спортзал, я хмыкнула. Значица маловато доходов приносит эта секция. Кроме меня в зале находилось еще шесть человек. Видимо, как и я, новички. Все шестеро были парнями разных возрастов, от 18 и до 25. По крайней мере, на вид.

Заметив меня, от них отделился мрачный субъект. На лицо (да и на тело, чего греха таить) уродлив: рыжий, кудрявый, с бычьей шеей и непропорционально длинными руками. Этот орангутанг подошел ко мне и презрительно произнес:

— А ты тут что делаешь? Это место для мужчин.

— Хе! Тогда тебе тут точно делать нечего — ехидненько так сказала я.

"Язык твой — враг твой!" — не раз повторяли мне родные, вытаскивая меня из очередных неприятностей. А я что? Я ничего. С детства отличалась ехидством, за что и огребала…

Этот рыжий амбал в спортивном темно-синем костюме не стал исключением. Заскрежетав зубами, он бросился на меня, подняв свои руки на уровень моей шеи. Эй! Он что, задушить меня хочет?

Слава Богу, повторить участь Дездемоны мне не дал резкий окрик:

— Стоять! Что происходит?

Из-за двери комнаты с инвентарем вышел мужчина средних лет, подтянутый, ростом чуть ниже меня. Кажется инструктор. А ничего мужик. Компанейский. По крайней мере, в глазах проскальзывают смешинки, и улыбка весьма дружелюбная.

— Здравствуйте, вы новенькая? — спросил он, подойдя ко мне и протянув руку.

— Угу! Я Милена — ответила на рукопожатие я. Его ладонь была твердой, с валиками мозолей на ладони. — Решила попробовать позаниматься.

— Девчонкам тут места нет… — начал было рыжий. Однако инструктор жестом остановил его, одновременно спрашивая у меня:

— Умеешь стрелять из лука?

— Из лука? Нет — честно признала я. Фор предлагал научить, да времени не хватило.

— А что умеешь? — не сдавался мужчина.

— Немного на мечах…

— Ха-ха! Да девки ничего не могут и не смыслят в мужской драке! — вновь не выдержал Рыжик (так мысленно окрестила его я). Остальные только укоризненно покачали головами, и отошли подальше.

— Может, сразимся? — сузила глаза я. Не люблю подобных упрямых идиотов, считающих себя супермегавселенной. Был один такой, еще в шестом классе. Любил обижать всех, кто слабее его. Однажды он ударил шестилетнего мальчика у меня на глазах. Малыш рухнул с бортика на асфальт и сильно расшиб голову, а Артем (мой одноклассник) предпочел сбежать, не дожидаясь результатов своей пакости. Я тогда помогла малышу, а на следующий день подробно объяснила Артему, где и в чем он был не прав. Прилюдно. С добавлением твердого кулачка в нос. После этого одноклассник был вынужден сменить школу, когда его стали откровенно презирать все окружающие. Но дело этим не поправишь. Я слышала, что тот избитый малыш остался калекой. Так что до сих пор у меня некоторая аллергия на подобных типов.

— Я с бабами не дерусь.

— Боишься? — подначивала я. — Не бойся, не обижу.

Парни, стоящие позади рыжего, рассмеялись. Отчего тот разъярился еще больше.

— Я ничего не боюсь! — резко выдохнул он и с ненавистью уставился на меня. Я лишь недоверчиво пожала плечами.

— Ну, что ж! Испытаем вас обоих, — с этими словами внимательно вслушивающийся в перепалку инструктор принес два меча. — Он достаточно тяжел — предупредил он меня, протянув затупленное оружие. — Но других у меня нет.

Я взяла меч в правую руку. Тяжел? Да смешно. У Фора я занималась с мечом, вдвое тяжелее.

— Пустяки! — улыбнулась я, подбрасывая меч и поудобнее ухватываясь за рукоятку.

Видимо инструктор оценил мою хватку (не зря же принц мучил меня, доказывая, что это важно), раз как-то странно усмехнулся и сказал:

— Роман занимается уже три месяца с лишним. А ты сколько занималась?

— Неделю! — ухмыльнулась я. Роман (вот уж неподходящее имечко), услышав это, зло расхохотался.

По сигналу мы разошлись и встали друг напротив друга. Он — с наглой ухмылочкой, а я с совершенно ледяным спокойствием.

"Спокойствие! Вот что главное в поединке, — учил меня Фор, — запомни это. В обычном бою ярость только помогает уничтожить как можно больше противников, не замечая боли. Однако при сражении один на один, когда выиграть мало, нужно еще и выжить, ярость — самый худший враг. Наравне со страхом она ослепляет и не дает сознанию найти то единственное, верное решение…".

— Вперед! — крикнул инструктор, и разъяренный Роман кинулся на меня. Я легко отбила его удар, затем поднырнула под его руку и шутливо уколола в спину. Тот с размаха полоснул мечом, однако я успела резко пригнуться. Да он дерется как пятилетний мальчишка-переросток. О чем я не преминула ему сообщить. Тот уже в полнейшей ярости (чего я и добивалась), провел простенький обманный прием. Его меч, резко развернувшись, понесся на меня. Зря он вложил столько силы в этот удар. Мне оставалось лишь сместиться с линии удара, немного подкорректировать курс его замаха и пнуть вслед. Тот не удержавшись, влетел головой в батут, который спружинил и отправил рыжего в другой конец зала.

Остальные присутствующие захлопали в ладоши. Похоже, мой противник умудрился достать всех за эти три месяца его обучения.

— Хорошо, очень хорошо, — произнес инструктор — У тебя немало ловкости и своеобразия. Меня зовут Дмитрий. Теперь сразишься со мной, если не устала, конечно. — Я помотала головой. — Отлично. У кого ты училась?

— У Фора, — ляпнула я, но тут же поправилась, глядя на удивленное лицо Дмитрия. — Это мой троюродный брат. Я неделю гостила у него, вот и подучилась немного.

— Значит неделю? — прищурился мечник.

— Ага! Я не стала бы врать, — даже слегка обиделась я.

— Ладно, верю. Приступим.

И мы приступили. Я стала внимательно следить за движением противника, понимая, что это не Ромка, а профессионал. Кстати, теперь имя Роман будет ассоциироваться у меня с полным профаном, недотепой и тупицей.

Слегка задумавшись, я едва не пропустила первый удар. Затем отбросила мысли и сосредоточилась на бое. Дрались мы долго. И я, и он ловко уворачивались от выпадов, отбивались, наносили удары, прокручивали разные комбинации и применяли различные приемы. Несмотря на то, что он был выносливее, я все же имела немалое преимущество.

Хоть я и мало занималась, но зато у отличного воина, не раз побывавшего в настоящей смертельной схватке. Опыт прошлых битв заставил Фора отбросить изящные выверты, красивые позы. Только нужные, смертоносные и экономные движения. А мой противник бился по всем стандартным правилам, делая множество лишних движений, затрачивающих немало сил. При таком соотношении я победила, остановив лезвие в сантиметре от шеи мужчины.

Мы отдышались и коротко поклонились друг другу, выражая уважение и благодаря за поединок. Дмитрий принял мой меч и отнес обратно. Затем вернулся.

— Ну, Милена! Видимо твой брат — великий мастер. Ну что ж, мне остается только научить тебя обращаться с луком. Приходи завтра в пять.

— Ok! — согласилась я и, попрощавшись со всеми, вышла из зала.

На улице я полной грудью вдохнула свежий воздух, удовлетворенно улыбнулась и зашагала домой.

Зайдя в родную хату, я разделась и шлепнулась на кровать. Правда, тут же взвизгнув от прикосновения чего-то холодного, вскочила. Этим «холодным» оказался медальон. Я взяла его в руки и принялась рассматривать. Красивая вещица! Цепь, состоящая из витых тоненьких косичек, была сделана из странного темноватого золота. Хорошо хоть толщиной не более полсантиметра, а то таскать такую дуру…

Сам медальон был из чего-то черного. Наверное, оникс. Я в камнях, если честно, дуб дубом. Ладно, пусть будет оникс. Форма круга диаметром около четырех сантиметров. Присмотревшись, я увидела тонкий кленовый лист из изумруда, вставленный в оникс, как аппликация. На нем были выгравировано множество знаков (типа магические?!). Ближе к краю медальона была заметна крошечная бриллиантовая луна и мелкие звезды. Я некоторое время смотрела на последние, и вдруг одна из них исчезла, чтобы появиться в другом месте…

Я ошалело помотала головой, и вновь уставилась на звезду, та в ответ только нахально подмигнула.

— Нет, так можно в желтенький домик попасть!?! - взвыла я, после того как еще одна светлая точка поменяла место. — А НУ НЕ ДВИГАТЬСЯ!!!

К моему удивлению звезды замерли и притворились обычными камешками. Я только ущипнула себя за руку, и, плюнув с досады по поводу нового синяка, продолжила осмотр.

Самым замечательным, что было в медальоне — это изумрудная змейка (а Фор говорил, что камень редкий…хм…), которая обвивала кругляш тоненькой сверкающей ниточкой. Голова змеи пришлась как раз на петельку, через которую была пропущена цепь.

Проведя по змейке пальцем, я ощутила шероховатость. Не поленилась — сбегала за лупой. На спинке были вырезаны руны. Если внимательно посмотреть, то можно было заметить, что эти руны резко отличались от тех знаков, что были на кленовом листе. Такое чувство, что змейка была «одета» на уже готовый медальон. Как будто их делали разные ювелиры. Кстати, если вспомнить, то медальон Фора, как раз и отличался от моего именно отсутствием змейки.

В общем, занятная вещица. Я одела ее на шею, улыбнулась воспоминаниям о Корвии. Медальон приятно холодил кожу, как ни странно не нагреваясь, ни от моего тела, ни от температуры окружающей среды (лето выдалось жаркое).

Мне позвонила подруга, спросила, почему я так рано ушла выпускного. Пришлось отмазываться, придумывая правдоподобное объяснение. Затем быстренько попрощалась, сославшись на срочное дело. Настроение было ни к черту. С чего бы?

К ночи поняла с чего. Я скучала! Скучала по тому миру, по сравнению с которым мой мир слишком прост и однообразен. Ну, вот что? Закончила школу, пойду в институт. Окончу и его! Найду работу, мужа. Рожу ребенка. Съезжу пару раз на курорты, а оставшуюся жизнь буду прозябать в скуке, домашних проблемах и заботах о ребенке. Выращу сына (или дочь), для того чтобы он пошел в школу, окончил, затем институт, работа, жена, ребенок, который пойдет в школу… Можно продолжать до бесконечности. Жизнь практически детально расписана на много лет вперед! И не только для меня, но и для других мужчин, женщин, хоть через десять, хоть через двадцать лет.

Я, конечно, понимаю, что бы было, если бы все люди начали бы менять это самое расписание. Кошмар! Никто бы не работал, не учился, не изготовлял продукты, одежду… Да, я понимаю, но от этого не легче…

"Блин! У меня началась депрессия! Пора лечиться!" — и я отправилась на кухню, чего-нибудь пожевать. Как всегда лекарство помогло. С отяжелевшим животом я плюхнулась на диван в зале и включила музыку.

О! Хорошая песня! И медленная… Я не заметила, как заснула, убаюканная тихими переливами нежной мелодии.

Проснулась я от чего-то горячего, что жгло мне шею. Я села и тронула рукой медальон. Вскрикнув от легкой боли, я удивленно посмотрела на раскаленное украшение. Кленовый лист горел зеленным огнем. Было страшновато. Внезапно, спокойно лежащая змейка зашевелилась и подняла голову, взглянув на меня. Я взвизгнула, и хотела, было сорвать с себя ожившее украшение, как меня прервал мысленный голос:

— Милена!… - это Фор! — помоги… я в башне…

Связь прервалась. Змейка вернулась в исходное положение, и лист погас.

Некоторое время я тупо смотрела на медальон, а потом сообразила — каждый потерянный час — это практически два дня там! Надеюсь, Фор жив! "А если нет?" — тут же ехидно шепнул внутренний голосок. Вредный он у меня. "Сама такая…"

Я бросилась собираться. Через полчаса все был готово. В один из тех шести рюкзаков (самый маленький по размеру — на своем же горбу тащить!) я запихала сменную одежду, несколько больших бутербродов, косметичку (как же без нее?), зубную, пасту, щетку, расческу и прочие мелочи. В последний момент сунула складной нож, содержащий множество функций, и несколько украшений (золото всегда в цене и в любом мире). Глянула на одеяло, моток веревки, которые уже не лезли, и плюнула. На все случаи не напасешься. Так, что пусть остаются. Хотя нет, одеяло все же впихну, а то спать на голой земле… удовольствие скажем среднее.

Затем посмотрела на себя, надела черные джинсы, кроссовки и черную водолазку. Забросила рюкзак за спину и решительно взялась за медальон,… чтобы нервно захихикать, вспомнив, что пользоваться сей штучкой я не умею. Попробуем представить. Я закрыла глаза и перед ними тут же появилась моя комната в доме Фора. Открыла глаза. Хм! Моя комната, только в городской квартире. То есть ни хрена не получилось.

— Чтоб эту змейку! Как мне оказаться у столицы? — в сердцах вскричала я, раздраженно стискивая медальон в руке. — Оп! Оу! — это уже вырвалось у меня, когда я резко шмякнулась на землю и прокатилась кубарем пару метров. — Я перенеслась! — возликовала я, а после задумалась. — Вот только куда? Слышь, змея ты драгоценная. Где я?

Ответа естественно нет. Я вроде сказала у столицы? Так! Следить за речью надо, а то оказалась бы у черта на рогах. Кажется, мы шли на восток?

Я поглядела на вечернее небо, которое медленно темнело. Затем потратила полчаса на определение востока (благо у меня был компас — вот его я и искала столь долгое время). Найдя, подхватила рюкзак и бодро зашагала по обнаружившейся тропинке, со словами:

— Восток — дело тонкое! Не грусти, похрусти… — и все в том духе.

Через несколько часов непрерывной ходьбы я начала падать духом. Просвета в лесу все не видалось, а вокруг окончательно стемнело. Я к тому же еще и не выспалась!

Поддаваясь обстановке, в голове замелькали весьма нерадостные мысли. Как там Фор?

"А что Фор?" — начал вредненький голосок. — "Он сейчас в большой ж… короче в беде. А тебе надо было в это вмешиваться?"

"Прекратить истерику!" — шикнула я на него. — "Он мой друг и я обязана ему помочь!"

"Угу! Но вот ЧЕМ ты сможешь помочь?" — язвительно осведомился голос моего разума. — "Не забывай, что ты несовершеннолетняя девочка… ну и что, что тебе через два месяца восемнадцать? Ты что-нибудь знаешь об этом мире? То-то и оно… А навыки выживания на дикой природе имеешь? Хе! А еще собралась переть к черту на кулички. Тоже мне спасатель".

"И что ты предлагаешь?" — как-то излишне ласково спросила я. — "Бросить все и вернуться домой? Чтобы потом все жизнь мучиться мыслями о том, что я предала друга, единственного друга, заметь! Школьные приятели не считаются. И кто я буду после этого? Лучше я рискну жизнью, ради друга. Тем более Фор того стоит. И я ничуть не пожалею о своем выборе. Думаю, он поступил бы так же".

"Романтик ты. И наивная душа" — хмыкнул голос.

"Умолкни! Если тебе нужны более циничные мотивы моих поступков, так получи — Фор, если ты не забыл, наследный принц. Думаю, благодарность от человека такого масштаба будет весьма и весьма полезна".

Подсознание успокоено замолчало. А я окончательно загрустила.

Протопав еще с полчаса, и устав запинаться обо все корни, я выматерила всех и вся, после чего окончательно успокоилась.

В общем, я села на поваленное деревце и перекусила. Затем некоторое время сидела в полной тишине. Темно хоть глаз выколи. Кстати, что там колется? Я хлопнула себя по шее ладонью. С писком с неё свалилась летучая мышь, достигавшая размером всего сантиметров двадцать.

— Ну, блин! — удивилась я, поднимая мышь за крыло. — Такая маленькая, а уже кровопийца!

Страшно не было. Видимо в этот момент до меня не доходило то, что я могла быть высосана вампиром.

А мышка, трепыхаясь в моей руке, вдруг молвила человеческим голосом:

— Ты че, дура? Отпусти меня немедленно! Или я тебя убью!

— Ну и как ты это сделаешь? — с ехидцей осведомилась я.

— Ты какая-то неправильная, — задумчиво пропищала мышка красивым бархатистым голосом. — Обычно жертвы кричат от ужаса, а после укуса их тело парализует яд.

— Ну не всем же такими быть — пожала плечами я.

— Ты первая — как-то обвиняющее сказал вампир.

— Век живи, век учись! Люди разными бывают — философски заметила я. — Я отпущу тебя, если не будешь больше кусаться. — Мышь насмешливо пискнула, а я тут же поправилась — И если вообще не станешь причинять мне вред, никакими способами.

— Хорошо! Даю слово! — тихо вздохнул мягкий голос.

— Ой — ли! — пробормотала я, но отпустила крыло.

Мышка по инерции пролетела пару метров и шмякнулась на землю. Через секунду там стоял высокий мужчина, с бледным красивым лицом, черными волосами и в одежде того же цвета. За его спиной колыхался плащ, напоминающий крылья.

— Ха! Ну, вот и встретились по-человечески, — фыркнула я.

— Слушай, а чего у тебя глаза горят? — вдруг спросил вампир. — И как ты меня увидела в темноте?

— Хороший вопрос! — искренне задумалась я. Только сейчас я заметила, что вместо полной ночной слепоты, я начинаю выхватывать из общей картины леса отдельные детали: кусты, трава, коряга какая-то… — Может, утро наступило?

— Какое утро? — воскликнул вампир. — Да сейчас около двух ночи! Так — он мгновенно успокоился — значит, ты видишь в темноте — это раз! — и он начал загибать пальцы. — У тебя глаза светятся в темноте, и зрачки вертикальные — это два! На тебя не действует парализующий яд — это три! Вывод: ты нечисть.

— Эй, прокурор хренов! — возмутилась я. — Выводы он тут мне будет делать. Чего пальцы загибаешь? Крутой, да? Так научись сперва правильную распальцовку делать. Какая я тебе нечисть? Между прочим, я крещеная! Так что, бледнолицый, ты мне не судья! Сам-то не лучше! Вампир поганый!

— Я знаю! — широко ухмыльнулся он, сверкая длинными клыками. Я не обращала на него внимания, судорожно копаясь в косметичке в поиске зеркала. Найдя, глянула и застонала:

— Та-ак! Мало мне клыков было! Теперь еще и глаза… — из зеркала на меня смотрела я сама, бледная, со сверкающими как у кошки глазами. Зрачки слегка вытянулись вверх, усиливая сходство.

— Меня зовут Борак Лун — представился в это время вампир.

— Милена, — вздохнула я, пытаясь притушить «фонарики» глаз.

Борак некоторое время наблюдал за мной, а потом не выдержал:

— Без толку, ты их трешь! Ты лучше просто захоти — посоветовал он.

Я попробовала — подействовало! Ой! Блин! Опять темно!

— Эй! А как «включить» обратно? — спросила я вампира. Молчание! — Куда пропал, Луна ты моя кровавая?

Снова молчание.

— Ну и ладно.

Я встала с бревна и, обо что-то спотыкаясь, устроилась поспать.

* * *

Солнечный лучик, пробившись сквозь листву деревьев, нахально светил мне в лицо, прогоняя сон. Но, несмотря на это, утро прекрасное! Травка зеленеет, солнышко блестит, птички щебечут… А что я тут делаю? А-а! Пришла Фора спасать. Ну что ж спасем, раз пришла…

Я встала, взяла рюкзак и отправилась искать ручей. Тот нашелся быстро, благо их в этой местности достаточно. Быстро умывшись, и попив свежей водички, я достала компас и потопала на восток, расчесывая на ходу всклокоченные после сна волосы.

Через час я оказалась у кромки леса. Еще через три — стояла перед воротами города. Путь мне преградили стражники.

— Ты кто?

— А кем вы хотите, чтобы я была? — раздраженно спросила я, отстояв целую очередь в проходе.

В ответ меня отбросили от ворот.

— …!!!…!!!!! - завопила я. — Джентльмены хреновы!

Те даже не оглянулись на меня, зато вокруг стоящий народ с удовольствием вслушивался в мои маты. Некоторые, самые эмоциональные, они комментировали в полголоса.

— Ну и черт с вами! — выдохнувшись, воскликнула я. — Не хотите по-хорошему, будет как всегда!

И с этими словами я скрылась за стеной. Через четверть часа мои надежды оправдались. К воротам подъехал обоз из пяти повозок. Я тихонько подкралась и подлезла под среднюю. Затем легла на спину и зацепилась руками и ногами, за какие-то перекладины, прижавшись к днищу.

Вовремя! «Моя» телега приблизилась к стражникам. Те просмотрели бумаги, заглянули внутрь, все переворошили. Я висела и молилась про себя, чтобы они не догадались заглянуть под повозку. Вот бы было "весело"!

Мои молитвы были услышаны. Уставшие от жары и рабочего дня стражники сделали отмашку, и повозка медленно тронулась вперед.

Вскоре я была уже на улицах города, «сойдя» в тихом переулке. Стараясь не сильно привлекать внимание (что довольно трудно в моей одежде), я начала продвигаться к центру. Во время наших с Фором прогулок по городу, я примерно запомнила расположение его особняка. Поэтому к полудню я была на месте (могла бы и раньше, но пришлось пробираться по боковым улочкам, на центральную я не рискнула выходить). Оказавшись позади мраморного особняка принца, я перемахнула через забор (в детстве и не через такие лазила!) и крадущимися шагами пробиралась к дому, то и дело ныряя в заросли цветов.

Жара, которую я проклинала, сыграла мне на руку. Разморенные стражники тихонько постанывали, в неимоверных количествах поглощая холодные напитки. Проскользнуть мимо них не составило труда. Правда я мысленно пожелала местному садовнику "всех благ", в очередной раз оцарапавшись об острые шипы так раньше любимых мною роз.

Многие окна были открыты. Аккуратно походив под ними, я нашла пустую комнату. Перебросив рюкзак через подоконник, я вскарабкалась сама и перевалила свое тело в помещение. Выглянув за дверь, я обнаружила темный коридор для слуг, который я уже успела пролазить вдоль и поперек. Поблагодарив себя за прошлое любопытство, позволившее мне разобраться в запутанных ходах, я крадучись пересекла коридор и отправилась на поиски Локла. Управляющего я нашла быстро. Он стоял в следующем коридоре и печально смотрел в окно. Подойдя сзади, я легонько тронула его за плечо. Тот резко обернулся. Глаза его удивленно расширились:

— Леди Милена? — и он тут же зажал себе рот. — Следуйте за мной — тихо прошептал он и бесшумно заскользил по мягкому ковру. Я за ним.

Мы остановились только в его комнате. Я оглядела уютное помещенье, но тут Локл отвлек меня.

— Господин пропал, — проговорил он, озираясь по сторонам — но это запрещено говорить. Для всех он отправился в дипломатическую миссию через море на Восток. И Вохван Стелл здесь. Он следит за всеми в доме, никого не впуская и не выпуская.

— Но зачем? — поразилась я. — Он же должен искать Фора!

— Кто знает, — пожал плечами Локл. — Возможно в этом его план. Но ему лучше не знать, что вы здесь. Последние месяцы он только и расспрашивал про вас. Откуда вы, и зачем встретились с Фором. Не выходите из этой комнаты…

Я кивнула. Локл вздохнул и быстро ушел. Я же приземлилась на кровать, стараясь отдохнуть после долгого пути. Но мне не дали.

Дверь отворилась, и вошел… сам старейшина собственной персоной. Улыбка как у чеширского кота. В морду бы дала!!!

— Здравствуйте, Милена! — слащавым голосом начал он.

— И вам не хворать, — неприветливо буркнула я, даже не подумав встать.

— Я очень рад, что вы с нами!

Угу! Рад он! Разве что допросить…

— Я тоже, — процедила я сквозь зубы, прикрывая злобный оскал милой улыбочкой.

"Щас ударю, щас ударю, щас…" — как заведенная вертелась мысль. Но я разжала кулаки, спокойно смотря на этого пенсионера в тюбетейке.

— Я буду счастлив, если вы согласитесь посетить мой скромный дом — продолжил Стелл.

Ага! В добровольно принудительном порядке. А уж про скромный дом, вообще молчу. Я догадываюсь о его размерах. Наверное, больше этого раза в два!

Я оказалась почти права. Дом старейшины, куда меня проводили под конвоем ("Для охраны от грабителей" — как пояснил Вохван.), был не в два, а в три раза больше особняка Фора.

Жилище Стела было выполнено в стиле замка, впрочем, как и большинство домов в этом городе. Стены были выложены крупной кладкой, что в недалеком будущем сыграет мне на руку, но об этом после…

Мы зашли внутрь, пройдя по аллее из деревьев, образующих аркообразный свод. Я так и открыла рот, увидев убранство дома. Знавала я многих людей. Вкусы у каждого разные: у кого-то лучше, у кого-то хуже. Однако у этого человека его вообще нет!!! Все комнаты просто завалены всякими роскошными безделушками, загромождая проходы. Е мое!

— Вас сейчас проводят в вашу комнату и принесут обед, — сухо сообщил Стелл, видимо прочитав мои мысли по лицу — а вечером мы поговорим о произошедшем.

Я лишь молча кивнула. Глаза болели от блеска сотен свечей, отражающихся в скульптурах, вазах и прочих вещах. "И как я здесь буду?" — мысленно простонала я, следуя за угрюмой служанкой.

Но, несмотря на мой пессимистический настрой, комната оказалась немного лучше ожиданий. В ней хотя бы свободного места было побольше, что не могло не радовать. Правда эта позолоченная скульптура голого мужчины меня раздражает! Слишком уж слепит глаза. Но это поправимо! Быстренько потушив половину свечей, я сорвала с кровати плотное покрывало и накрыла статую. Так то лучше! Хоть можно глаза открыть по-человечески. И как слуги передвигаются по этому дому без солнечных очков? Так и ослепнуть недолго.

Вскоре принесли обед. Я опасливо поела, но вроде рези в животе не наблюдается. С другой стороны, сейчас травить меня не выгодно. Ведь Стеллу наверняка хочется узнать, как я сюда попала, и кто я вообще, а мертвые на вопросы не отвечают.

Но тут я, похолодев, вспомнила про некромантов, и пообещала себе, во избежание траты нервов (и жизни), больше ничего не есть в этом доме.

Зевнув, я улеглась поспать, предусмотрительно спрятав медальон под кофту.

Проснувшись через некоторое время, я выглянула в окно. Довольно высоко! Не выпрыгнешь! До земли метров двенадцать. Обидно. Хотя лучше на высоте, в комнатах, чем в подвале.

Уже вечер. Ну и где Вохван? Вздохнув, я подошла к двери и слегка потянула на себя. Открыто! Я вышла и отправилась на поиски хозяина дома. Следуя подсказкам встреченных мною слуг я пробиралась по извилистым коридорам, кляня архитектора, строившего это безобразие. Подойдя к кабинету, я хотела постучать и войти, как меня остановила управляющая:

— Простите, госпожа! Но господин не назначил вам встречи. Он сейчас занят.

— Что, значит, не назначил? — возмутилась я, оглядывая дородную тетку, с обязательно короткими светлыми волосами и маленькими серыми глазами. — Какого черта тогда он притащил меня в этот дом? Я поговорю с ним сейчас!

— Мне не поступало никаких распоряжений на ваш счет — повторила женщина, неприязненно глядя на меня. — Господин поговорит с вами завтра.

— Хрена с два! Поговорит он, маразматик хренов! — тихо прошипела я.

Управляющая молчала. Я тряхнула волосами и, гневно посмотрев на женщину, развернулась обратно. "Ну, я завтра ему устрою!…" — мстительно подумала я.

Войдя в комнату, я пошла в ванную. Дело делом, а грязной ходить не гоже. Слава Богу, кто-то додумался наполнить водой сей беломраморный бассейн.

Вдоволь поплескавшись, я выстирала одежду и переоделась в чистое. Мокрые же вещи развесила сушиться. Затем посмотрела по сторонам, подыскивая хоть какое-нибудь оружие, на всякий пожарный. Ничего! Все в комнате, массивное, тяжелое. Ничего не поднимешь и не бросишь. Абыдно!

"Ну и пошло всё! Лучше высплюсь перед дорогой" — подумала я, заваливаясь спать.

Посреди ночки я резко проснулась. Не знаю, что меня разбудило, но лучше соблюдать осторожность.

Вдруг мне послышался шорох. Я подняла глаза на окно. На фоне ночного неба промелькнул черный силуэт.

Вот он влетел в окно. "Летучая мышь? Борак?" — пронеслось у меня в голове.

— Борак Лун? — тихо спросила я. Через секунду перед кроватью стоял вампир. Мои глаза сами собой перестроились, и темнота отступила.

— Да, это я. Я пришел помочь.

— Помочь? — изумилась я. — Но в чем? Разве что придушить этого мерзкого старикана… Кстати, если уж на то пошло, зачем тебе помогать мне?

Вампир возмущенно фыркнул:

— Вот люди неблагодарные пошли. А на счет зачем… Скажем, я разделяю твои взгляды. Не верь Стеллу. Он убийца.

— То, что он не ангелочек это факт, но почему убийца? — не поняла я.

— Спроси принца… — усмехнулся кровосос. Затем он подошел к дальней стене. — В этой стене есть потайной ход. Найди его и беги.

— Спасибо! — только и успела сказать я, прежде чем вампир исчез. А маленькая летучая мышь растворилась в ночи. Пожав плечами, я откинула одеяло.

Медленно встав, оделась, собрала высохшие вещи и приблизилась к стене. Осторожно ощупав каждый сантиметр камня, я наткнулась на выпуклость. Нажала. Часть стены быстро и бесшумно отворилась. Чесслово, если бы вампир не сказал — ни за что бы, ни нашла!

Я заглянула в проем, едва-едва освещенный тусклым светом редких факелов. Любопытство взяло верх над осторожностью, и я шагнула в ход. Бр-р-р! Хоть бы паутину смели что ли!

Пройдя с полсотни метров по довольно круто наклонному коридору, я услышала голоса.

Первый явно принадлежал Вохвану Стелу, а второй… низкий, рокочущий, свистящий и жутковатый. Я не выдержала и громко захихикала. Затем зажала себе рот ладонью. Голос страшный, но только для тех, кто никогда не смотрел ужастиков! А я их перевидала… Такие голосочки обязательны для киношного злодея, поэтому я лишь поржала над спецэффектами и крадучись двинулась дальше. Впереди желтел круг света. Вход. Осторожно подойдя, я выглянула. В центре богато убранной комнаты, освещенной несколькими факелами (их количество значительно меньше, чем в остальном доме!) стоял сам хозяин дома, скривив недовольную мину. Рядом топталась женщина, перегородившая тогда мне вход в кабинет.

"Это что, ее голос был?" — поразилась я. Правда тут же убедилась в обратном. Злодей, как я прозвала невидимого врага (а то, что он враг — я не сомневалась), видимо уже умотал. Куда? К чертовой бабушке, там ему и самое место…

В это время старый маразматик орал на бедную управляющую, брызжа от ярости слюной:

— Ты чего, дура, не могла ее в другую комнату посадить? Из сорока ты выбрала именно эту.

— Мне перевести ее в другую? — робко спросила она. Однако Стелл лишь отмахнулся:

— Не надо, еще заподозрит чего. Найдет ход, а это уже хуже… Убирайся и запри ее!

Когда та ушла, Вохван поднял голову:

— Прости меня, наместник. Но я сделал все что мог. Я поймал девчонку, а воина отдал тебе. Я получу награду?

Я офигела. Это что? Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша? Так, кажется помимо маразма, старичок страдает и психическим расстройством. А что он там про воина говорил? Уж, не о Форе ли речь?

Но чего я не ожидала, так это то, что этому психу ответят! Так, с ума сходят по одиночке, делаем вывод — это не звуковая галлюцинация… А все-таки этот голос, я слышала в каком-то фильме!

— Хорошо! Ты получишь награду, но не раньше, чем я возвластвую над этим миром, и не стану истинным наместником — я уже прикусила язык, чтобы не высказать, что именно думаю о таком дешевеньком эффекте, не говоря уж про банальность желания. Похоже, во всех мирах одно и тоже: много власти не бывает! Или Злодей особенный, межмировой?

— Но наместник… — начал было возмущаться таким поворотом Стелл, однако его оборвал холодный окрик:

— Никаких но! Или ты уже не радуешься жизни?

— Да, то есть, нет… Брр! Я хотел сказать… — в конец запутался старейшина — я согласен — наконец покорно опустил голову он.

Тут я вспомнила одну деталь. Ведь девчонка — это явно я? Я. А что там с ней хотели сделать? Запереть!!! Вот черт бы его дернул за…! Ладно, это слишком жестоко, пусть за ногу.

Я рванула обратно, и буквально влетела в комнату. Дернув дверь, я застонала. Опоздала! Какая-то расторопная зараза, уже успела поработать ключиком! Эх, надо же было так опростоволоситься! И что делать дальше?

Ко мне в голову постучалась «гениальная» мысль: ведь Вохван как-то зашел в ту комнату, значит, и выход там есть. Я вернулась к ходу и прошла до комнаты. Стелла уже не было. Я выругалась сквозь зубы, костеря и Стела, и его родителей, умудрившихся родить такую дрянь! Явного выхода нигде не было видно, а искать потайной, ощупывая все стены, я буду до скончания века. Что ж придется идти обратно. Может в окно вылезти? А что? Хорошая идея! Попробуем, по крайней мере…

И тут я с дури решила взять себе сувенирчик на память о психованном старейшине. Огляделась в поисках оных и присвистнула, разглядев обстановку. Комната больше напоминала музейную выставку. Везде: на полочках, на тумбочках, на подушках — лежали вещи, хорошо хоть без пояснительных бумажек что где. Хотя хорошо ли? Вот, например, золотой кувшин. Красивый, с резными узорами. А вот какой эпохи не сказано. Жаль, ценность бы повысилась.

Кроме кувшина, чего тут только не было: и ножи, и золото, и украшения, и скульптуры с картинами. Хотелось все. Ведь память большая! Правда, представив, как я потащу все это добро, энтузиазм несколько угас.

"Ладно, так и быть! Возьму во-о-он то кольцо" — и я, протянув руку, взяла с полки старинный перстень с черным камнем, в глубине которого казалось, горел багровый огонь. Несмотря на большой размер, он, как ни странно пришелся мне впору. Красивый, нет, загадочный какой-то. А, ладно, все равно скоро потеряю. Такие вещи у меня долго не держатся.

Уже на выходе я заметила в углу незаметную темно-бордовую подушечку. На ней лежал покрытый пылью меч. Прибирались тут почаще что ли! Я хотела уйти, но вновь взглянула на меч, а затем подошла. И чем он привлек мое внимание? Тусклый, длинный, но с красивой, слегка изогнутой, рукояткой, со вставленным крупным овальным сапфиром. Наверное, именно камень я и приметила. Рука протянулась сама по себе и взялась за оружие. Сапфир вспыхнул и ржавчина, грязь тут же сошли с клинка, обнажив великолепную синеватую сталь. Я подняла его в воздух и слегка покрутила. С рукояти, на глазах слетел темный налет, оставленный временем. Великолепное оружие!

И тут меч засиял. Ярко синее пламя покрыло клинок и мягко лизнуло ладонь. Я вскрикнула от неожиданности, но жар не чувствовался. Лишь приятное тепло.

Я рассмеялась, почувствовав явною симпатию меча. Откуда у него чувства — не знаю, но не удивилась такому обороту. Это вполне естественно для такого необычного оружия. Говорят, что каждое произведение хранит частицу души автора (или создателя).

Рядом, на полу, лежали потертые ножны, прикрепленные к такому же поясу. С некоторым сожалением я засунула меч туда, который тут же перестал сиять. Надев пояс, я побежала к выходу, мельком заметив, что все вещи, находящиеся поблизости вспыхнувшего меча, покрыты инеем. Занятно!

Я торопилась по коридору, справедливо опасаясь, что мой «светильник» заметили. Пару раз, споткнувшись и чуть не расшибив нос, я влетела в комнату. Как закрыть дверь? Нашарив ту же кнопку, я нажала повторно. К моему облегчению каменный проход закрылся. Теперь входная! Я огляделась вокруг, в поисках нужной мебели. У стены стоял комод. Я попыталась сдвинуть его с места, но лишь слегка провезла по полу.

Вдалеке послышались гулкие шаги и голос Стелла. Еще не хватало погибнуть от рук недоразвитых маньяков, с гипертрофированной манией величия! Это придало мне прыти, поскольку комод, не хотя продвинулся дальше и забаррикадировал дверь. Пора канать отсюда!

Выглянув из окна, я резонно предположила, что биться в рюкзаке нечему. Поэтому недолго дума бросила его вниз. Проводив взглядом, вздохнула. Высоко! Но что делать? Хорошо хоть стена вся в трещинах!

Я взобралась на каменный подоконник и со словами: двум смертям не бывать, а одной не миновать! — полезла вниз. Меч мешал, стукая по бедру, но бросить я его не могла. Жалко!

Вот ведь говорят, фраера жадность сгубила! Уже на полпути, я зацепилась ножнами за выступ и с криком сорвалась вниз. В животе противно похолодело. Глаза самопроизвольно зажмурились, в ожидании удара… Не дождались!

Через минуту, я осторожно приоткрыла один глаз, затем, подумав, и другой. На полметра внизу была земля. Я висела в воздухе!!!

Как только осознание этого пришло ко мне, сила, поддерживающая меня, исчезла и я бухнулась лицом в пыль. Неприятно, но терпимо. Это несравнимо лучше, чем расшибиться в лепешку!

Встав, я отряхнулась и, подняв рюкзак, припустила от дома. Слава Богу, окно выходило задний двор! Поэтому, миновав одного ошарашенного стражника, в ступоре следившего за моим прошлым полетом, я ласточкой взлетела на стену и перемахнула на улицу. Раньше за мной подобных трюков не наблюдалось. Но и на лошади я раньше не ездила. Чего только не сделает с человеком экстремальная ситуация. Хотя, в глубине души я понимала, что стресс тут не причем…

Отбежав на приличное расстояние, я прикинула, куда идти дальше. В дом Фора нельзя — найдут сразу. Тогда в гостиницу? Нужны деньги.

Измучив кучу народа, я добралась-таки до нужного места. "Ювелирная лавка" гласила вывеска. Зайдя, я вынула скромное ожерелье из алмазов и гранатов.

Пухлый ювелир с цепким взглядом, пробурчал что-то о низком качестве украшения и отправился в смежную комнату с инструментами. Я села в кресло для посетителей и с любопытством огляделась вокруг. Ничего интересного. Практически пустая темная комната, с креслом, столиком и длинным прилавком. Никакими украшениям и не пахло. Впрочем, кто станет держать бриллианты и прочее на виду, учитывая отсутствие сигнализации, пуленепробиваемого стекла и охраны.

Ну, скоро он там? Я нетерпеливо поерзала на месте.

Словно услышав, вышел ювелир. В руках у него был небольшой кожаный мешочек.

— Здесь десять золотых, — сообщил он и протянул мне. Я на секунду задумалась, прикидывая стоимость. А потом, признав полное незнание финансов этого мира, плюнула, решив, что хуже не будет. Поэтому ввязалась в жаркий спор с продавцом. Полчаса пролетели незаметно, за взаимными упреками, жалобами и поливанием грязью. Только после этого наступил серьезный разговор. Ювелир, стеная, отдал мне второй мешочек, двойник предыдущего, вытащив его из кармана. Видимо он предполагал мое возмущение. — Все, больше двадцати не дам! — твердо сказал он. — Гранаты у нас не очень ценятся. Да и золото не лучшего качества.

Я мысленно вздохнула. А как я смогу придумать чистое золото в шкафу, если я его никогда в глаза не видела! У нас в мире практически все с примесями. Поэтому я поблагодарила толстячка и собралась уходить, как меня остановил неожиданный вопрос ювелира.

— У тебя, дочка, случаем, в родне торговцев не было? — с уважением спросил он. Я усмехнулась на его обращение и слова, потом легкомысленно ответила:

— А черт его знает. Может, и были. А что?

— Торгуешься хорошо.

Идя по улице, я вспоминала наши рынки, и весело улыбалась своим мыслям. Один мешочек, я привязала к поясу, а другой сунула в рюкзак. Затем отправилась на поиски гостиницы, ну или постоялого двора, черт знает, как их тут называют. Есть охота, да поспать.

Постоялый дом "Два друга" я нашла на тех же «богатых» улицах. Зайдя внутрь, я обнаружила вполне приличный зал с небольшими столиками. Чудь дальше виднелся проход в другой зал, куда я не поленилась заглянуть. Обнаружился бассейн!!! На уютных креслах сидели дамы в длинных халатах и чуть приоткрывали ноги в кокетливом жесте. Мужчины же, не такие скромные, вовсю плавали в бассейне.

После плотной еды, я поднялась в свою комнату. Конечно не пятизвездочный отель, но, слава Богу, и не монастырская келья. Кровать мягкая, столик есть, чего еще надо? Шкаф!!!

Видимо гостиница не из дешевых, раз могут себе позволить магический шкаф. За каждую вещичку нужно платить серебряный. Не долго думая, я отсыпала хозяину сразу десять. Затем создала себе такой купальник, что и купальником его назвать-то трудно. А с ним и купальный халат, легкие шлепки и тоненькую ниточку черного жемчуга с кулоном в виде сферы.

Собрав волосы, я глянула в зеркала и осталась довольна. Модели отдыхают! Правда медальон придется снять.

Я закуталась в халат и спустилась на первый этаж к бассейну. А там, когда скинула лишнюю одежду, все головы как по команде повернулись ко мне. Вот…! Забываю про средневековые нравы… С другой стороны: фиг с ними. Я этих людей больше никогда не увижу. Поэтому я спокойно, прямо с бортика нырнула в воду. Обалдеть! Как хорошо после жары окунуться в прохладу чистой воды, без малейшего запаха хлорки.

Некоторое время я наслаждалась плаванием в блаженной тишине. А после пошел шепоток. Со всех сторон доносились комментарии, дамы в полголоса обсуждали мой купальник, неодобрительно качая головой, а мужская половина бросала заинтересованные взгляды. Все! Пора вылезать… Здесь находиться небезопасно. Пока их останавливают мои длинные волосы — «признак» благородного происхождения. Но это ненадолго.

Едва я развернулась к бортику, как в меня "совершенно случайно" врезался молодой мужчина. Извинившись, он, тем не менее, не спешил отплыть подальше, удерживая и меня. Я выразительно посмотрела на его руку, вцепившуюся в моё предплечье, и холодно спросила:

— У вас какие-то проблемы? Не можете доплыть до края самостоятельно? Если нет, тогда будьте добры, отпустите меня и плывите себе… — я чуть не ляпнула, куда именно ему плыть, однако тот похоже и сам догадался.

— Ну что вы леди, я просто хотел помочь вам, — растянул губы в улыбке он, постепенно пододвигаясь поближе. Одна дама ехидно заметила, что, дескать, привлекать много внимания не допустимо для леди. Взглянув на комментаторшу, я в свою очередь не сдержалась и пояснила, что законы для леди придумывали именно такие серые мышки как она, дабы предотвратить уплыв мужиков к другим, более красивым личностям. Дама покраснела и с яростью взглянула на меня, а я на того урода, что все еще не уплыл подальше.

— Свали от меня! По-хорошему прошу, — перешла на более понятный язык я.

— Чего? — удивился мужчина, нахально глядя на меня. — Вас что-то не устраивает?

— Да, и очень многое. Ты, например, рожей не вышел! — и тут я поняла свою ошибку. Остальные заинтересованно повернулись посмотреть на красного как рак «ухажера». Тот же посмотрел на меня с обещанием утопить. Его мощные руки уже потянулись к моей шее. Я с отчаянием посмотрела по сторонам.

"Плохая была идея — поплавать! Плохой день! Плохой день!"

"Я хочу выбраться" чуть не закричала я, когда сильные пальцы вцепились в мои плечи.

Вот что значит: попроси и получишь! Внезапно возникшая волна подхватила меня и подняла над бассейном. Я с трудом удерживала равновесие на этой хрупкой опоре, когда волна поднесла меня к бортику. Ступив на мраморную плиту, я подняла халат и, одев его на себя, соизволила обернуться. Во всех глазах было одно и тоже — изумление и страх. Я обулась и направилась в комнату, сопровождаемая полным молчанием.

— Вот и поплавала, — тихо пробурчала я, заваливаясь на кровать и вытирая полотенцем волосы. Снова меня спасает нечто неведомое. Провалявшись, весь день на кровати, к вечеру я начала собираться на ужин. Спускаться вниз не хотелось, но желудок отчаянно намекал на то, что пора бы его наполнить. Надев брюки и кофту, я захватила меч и отправилась кушать. Слава Богу, меня никто не трогал, хотя взглядов было предостаточно. Наконец я сыто откинулась на стул и прислушалась к беседе двух женщин сидящих неподалеку. Пропустив мимо уха всякую шелуху, типа внешности одной дамы и комментариев по поводу симпатичного мужчины напротив, я получила весьма интересные сведения. Сегодня один граф дает бал. В этом мире видимо такая традиция, что ни вечер, то бал. И судя по всему, одна из этих болтушек приглашена туда. Хм. А ведь это отличный источник информации. Надо заглянуть, только вот как попасть туда?… Я поспешно отвернулась, чтобы женщины не заметили мой хищный взгляд, брошенный в их сторону. У кого из вас говорите есть приглашение?…

Проследив за дамочками, я отметила комнаты, в которые они вошли. Должна заметить, что они поссорились. Видимо одна не выдержала, что ее проигнорировали. Что ж, это мне на руку. Я осторожно приблизилась к двери той, что была «осчастливлена» карточкой и внимательно посмотрев по сторонам, скользнула в ее номер. Справиться с женщиной было легко. Тщательно затолкав в ее рот кляп, я проверила, надежны ли путы, после чего вернулась в коридор, провожаемая возмущенным взглядом хозяйки номера. Ничего, посидишь дома. В моем кармане лежала карточка-приглашение.

Вот что значит высший свет! Каждый день приемы высокопоставленных гостей, танцы, светские рауты. Скукота! Но идти придется. Остается только продумать наряд.

Я создала в шкафу черное вечернее платье. Спина голая до самого… короче до самого. Спереди вырез до пупка. Мелкие бриллиантики были умерено разбросаны по всему подолу, ярко сверкая от пламени свечей. Юбка шла до колен, почти облегая, а затем расширялась к низу, давая простор движениям ног. На шею одела медальон. Волосы распустила. Затем посмотрела на кольцо «одолженное» у Вохвана Стелла и решила его оставить. Вроде не выбивается из общей картины. Вот только серег с изумрудами больше нет. Да и нельзя их носить. Кстати об изумрудах!…

Взглянув на изумрудную змейку, я подумала об излучении, про которое говорил Фор. По идее и это украшение способно выдать меня, но не выбрасывать же! А, ладно. Будем надеяться эта змейка способна прикрыть себя…

Будто отвечая на мои мысли, змея приподняла хвост и звонко щелкнула им. На моих изумленных глазах, зеленый цвет камня сменился на ярко-синий. Это получается, что змейка замаскировала себя под сапфир? Клево!

Ага! А у меня и серьги есть с сапфирами. Хорошо. Теперь туфли, и пошли.

На полпути к двери, я внезапно остановилась и вернулась. Затем собрала вещи. Посмотрев на принесенный ужин, я запаковала то, что быстро не испортится, и засунула в рюкзак.

Наконец-то со спокойной совестью я вышла в коридор и спустилась на первый этаж. Получив восхищенные взгляды от мужской половины сидящих в зале, я удовлетворенно улыбнулась и вышла на улицу. Проблем с поисками экипажа не было. Хозяин постоялого двора уладил все за пару серебряных монет. Назвав имя графа, я велела отвезти меня к его дому. Кучер, понятливо кивнув, тронулся с места, и вскоре я была возле красивого особняка, где проводился вечер. Немного волнуясь, я протянула слуге в ливрее карточку, но тот без проблем пропустил меня в дом. Найдя нужный зал по шуму, я вошла, попутно думая, у кого вызнать про башню. Сразу поймала восхищенные взгляды многих молодых людей, да и не молодых, если честно… А этот чего посверкивает глазками? Не надейся дорогой, добыча тебе не по зубам! А-а! Хочешь попробовать? Ну, не обижайся, если останешься без оных. Будешь только размягченную пищу вкушать.

Видимо прочитав все это в моем взгляде, молодой кавалер отвалил. Вот идиоты Достоевского! Понятно с кого этот достопочтимый автор писал своих персонажей. Как все отрицательно! Хотя с другой стороны этих людей легко задурить, использовать в своих целях… Чего-то я не в ту сторону уехала. Вернемся к нашим баранам, то бишь к похитителям. Какая зараза получила бы выгоду при исчезновении Фора? Если учесть, что он является наследным принцем, то… пожалуй, слишком много. Но начнем с главного — Вохван Стелл. Вот уж кто тянет на похитителя, по всем статьям: вредный, старый, властолюбивый и мне не нравится. Последнее уже субъективное.

Подойдя к столу, где располагались напитки, я взяла бокал вина. Так, на чем мы остановились? Башня, как… м-м! вкусное вино!… не отвлекаемся, башня думаю весьма известная. Кто бы его ни забрал, он наверняка в целях повышения престижа отгрохал хорошенькую башенку. Так что кто-нибудь ее да знает. Вопрос в другом: кто?

Внезапно я спиной почувствовала холодный, но не враждебный взгляд. Резко обернувшись, я встретилась глазами с Бораком, стоящим у дальней стены. Наконец, я смогу разглядеть его по нормальному. Не разочаровалась. Выглядел он как обычный дворянин, но что-то выделяло его из толпы. Красивый, какой-то хищной красотой: карие, почти черные глаза, вороные волосы и бледная кожа. Стройное, подтянутое тело. Особых мускулов не видно, однако в каждом движении чувствовалась невероятная сила и пластика. Опасный противник, что и говорить. На лице играла легкая усмешка. Одет он был в черное с серебряным. Ну, хоть у кого-то вкус есть, а то мне эти дворяне в ярко-алых, зеленых, желтых камзолах уже вызвали рябь в глазах.

Я начала продвигаться к нему, осторожно лавируя между парами, и втихую радуясь, что не напялила пышное платье. Как бы я в нем пробиралась среди народа?

Добравшись до места, я оглянулась. Вампира нигде не было. У меня что, глюки?

Зазвучала медленная музыка. Пары задвигались в танце, полностью скрывая пространство зала от меня. Предложения на танец поступали с завидным постоянством. Я от раздражения, да и от скуки потанцевала с двумя, ненавязчиво расспрашивая их о башне.

Первый не знал, недоучка хренов, а второй отметил, что башен пять. Замечательно! Мне «везет»! Он знает только три — башня Огня, Воды и одна у озера Воморд. А остальные — как и где — без понятия.

Поблагодарив его, я задумалась и отошла в тень.

Пять башен. Две неизвестны. Две — Огня и Воды — отбросим, не тянут на злодейские. Осталась у озера Воморд, вот ее в первую очередь и проверим.

— Вы танцуете? — раздался мягкий, вкрадчивый голос над ухом.

Я резко обернулась:

— Лун?

— Рад снова видеть, — и он улыбнулся, но так, что мне стало несколько не по себе.

— Да уж, — пробормотала я, затем другим тоном добавила — спасибо что помог.

— Не за что! — хмыкнул вампир, а потом весело взглянул на меня. — Может, все же потанцуем? А то привлекаем внимание.

— Еще бы, — усмехнулась я. — Ты следуешь за мной? — я не обольщалась тем, что он потрясен моей неземной красотой. Скорее ему было интересно, чем закончится вся эта история. Так что помогать он вряд ли особо станет, впрочем, и мешать не будет, и то сахар.

— Может быть, — уклончиво ответил Лун, закружив меня в медленном танце. Блин! А высокий, зараза. Выше меня на голову, а я ведь на каблуках. Эх! Не люблю я смотреть снизу вверх… Во время продвижения заметила, что вампир движется не в случайном направлении, а целенаправленно, хоть и скрытно, к лестнице на второй этаж. Там, насколько я помню, находился зал для любителей азартных игр.

Я рассказала Бораку все, что узнала о Форе и о башнях.

Он кивнул:

— Четвертая — это башня Земли, пятая соответственно Воздуха. Так что и они не подходят.

— Угу! — уныло подтвердила я. — Остается только у озера Воморд. И почему-то я думаю, что это не она.

— Но ее следует проверить, — посоветовал вампир. — Она испокон веков служит пристанищем нечисти.

— Ну, ладно загляну! — беспечно откликнулась я и улыбнулась проходящим мимо парням. Те обалдело переглянулись. — А если нет? То куда?

— Черт его знает, — честно ответил Лун. В этот момент мы оказались рядом с лестницей. — Поднимемся на балкон?

— Почему и нет?

Мы поднялись в зал, где богатые мужчины спускали кучи денег за карточными столами. Между них сновали расторопные слуги и разносили напитки и закуски. Пару раз я едва не врезалась в особо торопливых, пока не добралась до красивых стеклянных дверей. Ого! А ведь здесь стеклянные двери — это роскошь! За ними вверх поднимались ступеньки, ведущие на балкон. Этакий двухсполовинный этаж.

Мы встали у высокого бортика и любовались видом. Озерце, о котором говорил Марк, здесь хорошо просматривалось, серебрясь в лунном свете. Вокруг чернели дома, только уличные фонари едва освещали дорогу неясным пламенем. Красота! И никаких машин! Свежий воздух без выхлопных газов и заводских выбросов.

Тут послышался неясный шум. Он доносился из карточного зала.

— Стражники, — спокойно сказал вампир. — Они кого-то ищут, и я догадываюсь кого…

— А что ты на меня смотришь? — возмутилась я. — Может, это ты провинился!

Вампир лишь усмехнулся и покачал головой. Затем вновь прислушался:

— Они близко. Нужно прыгать. Ничего страшного не будет.

— Издеваешься? — взвыла я. Похоже идея о сведениях на балу была не такой уж хорошей. Можно было не сомневаться, что здесь найдется пара соглядатаев Вохвана. И где были мои мозги? "Хм…" Это не к тебе вопрос! — Тебе может и не будет, — я перегнулась и посмотрела на не далекую, но достаточную для сворачивания шеи, землю — а вот мне будет и еще как! Тем более на каблуках!…

Договорить я не успела. Лун схватил меня на руки и перемахнул через бортик. Я тихо взвизгнула, но вампир приземлился мягко. Затем опустил меня на землю.

— Чтоб тебя… Мне надо забрать вещи! Они на постоялом дворе, недалеко от сюда.

Борак кивнул и исчез. На его месте возникла громадная зверюга. Я с трудом узнала в ней летучую мышь, да и то тогда когда она расправила крылья.

Через несколько минут вампир вернулся, держа в лапах мой рюкзак. Вот это скорость. Меч торчал из горлышка вещмешка. Я взяла рюкзак и бросилась к конюшне, надеясь стащить чью-нибудь лошадь.

Первое что я увидела, зайдя в пахнущее конским навозом и сеном помещение — это моего черного коня с серебристой гривой и хвостом. Я радостно вскрикнула и, погладив его по морде, вспрыгнула в седло. Мужское к счастью, но боком. Правда через секунду, когда я чуть не сверзилась вниз, я плюнула на приличия и, задрав подол, уселась по нормальному.

— Как он здесь оказался? — воскликнула я, ни к кому не обращаясь, но Лун ответил:

— Это конь Стелла.

— Неа! Этого коня мне подарил Фор. Мы остановились в одном трактире, где как раз проездом был небольшой караван. Вот Фор и приобрел.

— Ладно! Хватит языком чесать, быстрее скачи.

Я послушно развернула черного к выходу, но тут же остановилась, видя, что вампир никуда не торопится:

— А ты?

— Я догоню тебя на крыльях.

И он так посмотрел, что охота задавать вопросы сразу отпала. Догонит, так догонит. Не буду мешать этому кровососу. Мало ли у кого какая физиология.

— В каком направлении? — напоследок осведомилась я, слыша, как стражники, матерясь, выбегают из дома.

— Скачи на луну, — сухо пояснил Лун и скрылся в тени. Я вздохнула и пришпорила коня. Тот недовольно фыркнул, покосился на меня умными глазами и поскакал.

Оказавшись на улице, он без моего управления направился к восточными воротам. Я подивилась подобному уму животного, попутно разглядывая проносящиеся мимо дома. Редкие прохожие если и были, то, завидев несущуюся толпу из девчонки и преследующих ее по пятам стражников, тут же прятались в подворотне.

Луна, висевшая в черном небе, отбрасывала свет прямо на меня, создавая иллюзию эфемерного существа. Грива коня светилась серебром, развеваясь на ветру. Мои волосы же были в художественном беспорядке, делая из хозяйки ведьму. Кстати это навело меня на интересную идею…

Вот и ворота! Можно было и не сомневаться, что они закрыты, а перед ними ряды охраны. Ну и чего делать? Ладно, стражники, что окружили меня со всех сторон, а как насчет ворот?

— Борак!… - тихо окликнула я, не особо надеясь на ответ и останавливая коня.

— Я здесь! — и появившаяся, словно из воздуха летучая мышь пролетела мимо лица.

— Зависни над моим плечом, — прошептала я. Затем закрыла глаза и мысленно взмолилась своему организму. Тот проникнулся проблемой, потому как, открыв глаза, я видела все до мельчайших подробностей в ночной мгле. Ура! Глаза горят! — у меня есть идейка!

Вампир, что-то проворчал, но послушно остановился и завис на фоне луны.

Стражники испуганно притихли, глядя на черный, зловещий силуэт. Я подняла голову и взглянула на них. Тишина сменилась тихими вскриками. Конь внес свою лепту и, сделав эффектную свечку, засучил передними ногами и громко заржал. Я, вторя ему, слегка запрокинула голову и злобно расхохоталась, подражая ведьмам из кинофильмов.

Луна, вампир, конь, мои глаза и внезапно возникший вокруг меня столб пламени собравшись в общую картину, сделали свое дело. Стражники, завопив от ужаса, бросились врассыпную.

— Богиня смерти!… - неслось повсюду. Вскоре площадка перед воротами опустела.

Я хмыкнула и сползла с коня, погладив его по голове.

— Молодец! Хороший конь! — тот оскорблено фыркнул и отвернулся. Чего это с ним? — Лун! А как нам ворота открыть? Эти горе — преследователи наверняка вернутся, когда получат по шее от командира.

— Хороший спектакль, — усмехнулся приземлившийся вампир. Приняв человеческий облик, он взмахнул рукой, — а насчет ворот не беспокойся. Где-то наверху есть камень, для быстрого поднятия решетки.

— Решетки? — я оглянулась и убедилась, что вместо деревянных створок, как на западных воротах, здесь была железная решетка с мелкими ячейками, исключающими возможность тайного проникновения. — Так что за камень?

— Поднимись на стену с левой стороны, — посоветовал Борак — и увидишь.

Я, тихо бурча, вскарабкалась по тоненькой крутой лесенке и прошлась по стене. Действительно, почти над самыми воротами лежал тяжелый булыжник с привязанной веревкой, второй конец которой проходил через стену и исчезал среди камней. Я так понимаю, что если столкнуть камень, то решетка поднимется? Вот тебе и запасное решение. Одноразовое. Ну что ж… Стоп! А как я камень скину?

— Борак!!!

— Что случилось? — полюбопытствовал сзади ехидный голос. Я резко обернулась и чуть не уткнулась носом в грудь вампира. — Ты что-то хочешь мне сказать?

— Много чего, — огрызнулась я. — Во-первых, не подкрадывайся сзади, во-вторых, скидывай камень.

— А почему это я! — возмутился Лун.

— А кто из нас мужчина? — в свою очередь ехидненько осведомилась я. — Это твоя работа.

Вампир вздохнул, покосился на меня и, не дождавшись раскаяния, пихнул одной рукой булыжник. Тот вздрогнул и перевалил через маленький бортик. Послышался звук двойного удара: камня об землю и решетки об перекладину стены.

Я ошеломленно смотрела на освободившееся место. Господи! Это ж, какая сила у вампира?

— И ты еще возмущался? — не выдержала я. — Секундное дело, а сколько криков! И на фига я лезла сюда???

Лун лишь насмешливо пожал плечами и плавно спрыгнул вниз.

Я мысленно костеря летучую заразу спустилась по лестнице, чуть не сломав ногу, когда в очередной раз соскользнула с маленькой ступеньки.

Сев на коня я выскользнула за ворота и была такова.

Маленькая летучая мышь спикировала на меня и удобно устроилась на плече, вцепившись коготками в лямку платья. Я зашипела на вампира, поправляя на ходу сползающее платье, открывающее слишком много. Тот и не подумал слазить, так что, плюнув, я перестала обращать на него внимание. Тем более что вампир, похоже, делал это нарочно. Терпение что ли мое испытывает? Ой, не советую…

Мои глаза горели, и я не торопилась приглушить их свет. Ночное зрение сейчас как нельзя кстати. Луна светит хоть и ярко, но не настолько, чтобы видеть все ямки под копытами коня. Не дай Бог сломает ногу! Сам упадет, да и меня уронит. Не говоря уж о том, что дальше придется пешком двигаться.

Мы продвигались строго на восток, к озеру Воморд. Само название уже мне не нравилось, предвещая крупные неприятности. Но раз надо туда, значит надо. Ой, кто тут кочки разбросал? Моя за…!

— Мне надо переодеться, — заворчала я. — Мне не удобно ехать на коне в этом платье. И вообще, Лун, тут есть безопасное место?

— Безопасного места нигде нет — отрезал вампир. — Есть только те места, где опасность ты не замечаешь, или она очень мала для тебя.

— Ну, давай такое место!

— Через полчаса будет небольшая рощица.

Я вздохнула и покорно поехала дальше. Рощица действительно вскоре возникла на горизонте. Въехав в нее, я спешилась и привязала коня к крепкому деревцу. Неподалеку слышалось журчание крохотного родника. Напившись чистой воды, я достала джинсы и кофту. После этого скрывшись в кустах, быстро стянула надоевшее платье и надела черную одежду. Теперь я мало различима ночью. Надела пояс с мечом и аккуратно сложила платье в рюкзак. Пригодится. Теперь бы привыкнуть еще к постоянно бьющему по ноге оружию. Хм! А может Лун поможет закрепить его на спине?

Вампир поворчал-поворчал, но согласился. Однако когда я протянула ему ножны с оружием и ремни, тот как-то странно вздрогнул и посмотрел на меня.

— Что это? — мне показалось или его голос и вправду дрогнул?

— Меч.

— Я вижу, что не ножичек, — огрызнулся вампир. — Но ты знаешь, что это за меч?

— Неа, — легкомысленно бросила я. — И что?

— Это меч ледяного пламени. Тот самый пропавший меч.

— Тот, не тот… Ты можешь объяснить по-чело… по-вампирьи?

— Это меч самого Сандера. Но кто его создал никому не известно. Он появился задолго до битвы богов. Это одно из самых древних и грозных оружий.

— Ага! Если этот меч так знаменит, то на кой Вохван бросил его в пыльный уголок?

— Он был у Стелла? — потрясенно прошептал Борак. Наконец-то на его лице появились хоть какие-то эмоции. А то маска маской.

— Ну да. Я у него… одолжила. А еще вот этот перстенек.

— Угу! Догадываюсь, как ты одалживаешь. Без возврата я так понимаю, — хмыкнул вампир, возвращаясь в привычное состояние. — О! Перстень защиты? Хорошая вещь, хранит от магического поиска. Тебе везет на «одолженные» вещи.

— Проехали с перстнем, — сменила неприятную тему я. — Вернемся к мечу. Почему этот клинок как кочерга валялся в той чертовой комнате?

— Со времени начала войны между двумя братьями никто кроме Сандера не смог зажечь ледяное пламя в мече и пробудить его. — Пожал плечами Борак. — Он теперь ценен только как артефакт. К тому же пару веков назад пропал. Многие охотники за сокровищами искали его, да без толку. А стоит он немало. Если еще найти коллекционера, так вообще.

— Зажечь, пробудить?… - задумчиво произнесла я. — Ты говоришь о таких голубых язычках пламени — и я изобразила их рукой. — И еще такое яркое синее сияние.

— Угу! А откуда ты знаешь? — подозрительно спросил вампир. Затем он взялся за ремни и быстро приспособил их для наспинной "сбруи".

— А! — отмахнулась я. — Да недавно светила им в той комнате.

— Что??? - отошедший было вампир, резко обернулся ко мне. — Достань его! — потребовал он. — Нет подожди. Дай я отойду подальше. Он может быть опасен для меня.

Я повиновалась. Как только Лун сделал пару шагов назад, я вынула меч из ножен. Он ослепительно засиял уже знакомым мне светом, а по клинку всколыхнулись синие язычки огня, освещая ночной пейзаж.

— Невероятно, — выдохнул Борак. — Меч вернулся, и он выбрал тебя.

— И чем я ему так понравилась? — недовольно спросила я.

— А что тебя не устраивает? — удивился Лун. Он как-то странно морщился и не подходил слишком близко.

— Кому много дано, с того и спросится… тоже много, — кисло пояснила я. — Тебе больно?

— Скорее неприятно. Это доказывает, что ты не относишь меня к своим врагам.

— Это почему?

— В противоположном случае мне было бы намного хуже. Возможно, меч бы меня просто испепелил. Он, мягко говоря, недолюбливает нечисть.

— Угу! А как насчет твоих выводов? — подколола я. — Это я о своих горящих глазах. Если я и вправду стала кем-то похожим на нечисть, то меч бы меня явно не подпустил к себе.

— А кто его знает? — пожал плечами вампир. — Мало ли как он выбирает своих носителей и хозяев. Поехали. Не будем терять времени. Нужно отъехать как можно дальше от столицы.

— А сколько до озера? — полюбопытствовала я, вскарабкиваясь в седло.

— К концу недели будем на месте.

— Четыре дня??? Ты что издеваешься?! - простонала я. Я рехнусь от таких поездочек. Одно хорошо: в седле теперь сижу нормально. Хоть филейная часть меньше будет болеть, да и скорость увеличится. — Ну, вперед! — и я, подчиняясь мгновенному импульсу, заголосила — Черный во-орон, что ж ты вьешься над моею головой… Может на вампира поменять? — спросила я, глядя на маленькую мышку в небе.

В ответ послышался сдавленный звук, сильно смахивающий на смех. Я обиделась. Ну да голосочек у меня еще тот. Мне медведь на ухо не только наступил, но еще долго прыгал, выкидывая коленца. Но это ж не повод чтоб надо мной смеяться!

— Лучше буду думать, что ты подавился комаром.

— Лучше для чего? — насмешливо осведомился вампир.

— Для твоего здоровья! — и я схватила мышь, аккуратно свернула ей крылья и засунула в рюкзак. Послышался возмущенный писк, а потом и родной мат. Так тебе и надо!

Выпустила я его только через час, совершенно забыв, что он там мается. Как только я приоткрыла рюкзак, оттуда вылетела помятая мышка и зигзагами полетела вверх. Несмотря на чувство вины, я не выдержала и расхохоталась.

Борак молчал всю ночь.

— Ну, хватит дуться, — примирительно сказала я где-то под утро. Мы устроились на отдых под одиноким деревцем. Правда расселись по разные стороны от него. Теперь же я потихоньку подкатила под бочок вампира, стараясь хоть как-то растормошить его. — Мир?

Обиженный вампир лишь холодно посмотрел на меня. Я поежилась под его взглядом, но не сдержала язык:

— Ну, ты чего как ребенок, елки палки! Как будто только из детсада вышел! В вашем технически недоразвитом мире, но с высшими магическими сферами, влияющими на обще-магнетический уровень планеты, совершенно не понимают ни шуток, ни гнева обиженной девушки!!!

Когда я перестала нести всякую чепуху и посмотрела на вампира, тот сидел совершенно неподвижно, задумчиво глядя куда-то вдаль. Он что меня не слушал? Я помахала рукой у него перед глазами. Ноль внимания. Не, так не пойдет! Все, терпенье лопнуло…

Налив в кружку холодной воды из кожаной фляги, я с размаху плесканула ее в лицо Луна. Тот, наконец, посмотрел на меня и слегка отодвинулся, видимо опасаясь, что брошу и кружку.

— Ладно, мир.

— Так-то лучше! — выдохнула я, присаживаясь рядом. — А то устроил мне тут поэзию Фета.

— Чего? — непонимающе повернулся ко мне вампир.

— Есть такой писатель. У него замечательные строчки: "Я тебе ничего не скажу, я тебя не встревожу ничуть", — продекламировала я.

— Вот бы и помолчала — устало вздохнул вампир и улегся на землю.

— Слушай, — я не обратила на его слова ни капли внимания — а ты не боишься дневного света? В моем мире все книги и фильмы утверждают, что вампиры сгорают при солнечном свете… ну кроме Блейда.

— Брехня — отмахнулся Лун. — Мы испытываем лишь неудобство, по крайней мере, такие как я. Свет мне не страшен. Просто хуже вижу, и реакция чуть замедлена, а так как ночью.

— Ого! А вы…

— Все! Дай поспать.

Я, наконец, отстала от него, затем улеглась сама, прижалась спиной к спине вампира и заснула. Проснулась я от активного встряхивания и нецензурных высказываний. Если отбросить больше половины матов, то все сводилось к одному:

— … Вставай мать твою!!!!!!

И как он голос не сорвал? А нечего меня будить. Что у всех за привычка такая. Что Фор, что этот… что мама и вся моя родня!

— Вот блин попутчик достался — проворчала я, вылезая из-под плаща Луна (!) и отправляясь на поиски ручейка. Быстренько умывшись ледяной водой, я вернулась к огню. Борак в это время готовил завтрак.

— А ты это ешь? — спросила я, указывая на бутерброды и невесть откуда взявшуюся птицу, что сейчас так аппетитно пахла, поджариваясь на огне.

— Могу, если понадобится, — пожал плечами тот — но не слишком долго. Скоро будем у небольшого поселения.

— Ага! — и я не стала расспрашивать дальше, догадываясь какой будет ответ. — У меня в рюкзаке есть фрукты. А это что?

— Птица.

— Да я уж догадалась, что не рыба. Какая именно птица?

— Съедобная.

— Краткость сестра таланта! Ну, хоть на этом спасибо. Надеюсь, не отравлюсь? — поинтересовалась я, сгрызая крылышко.

— Надейся, — усмехнулся вампир, причем так, что у меня аппетит совершенно пропал. Но затем, хмыкнув, я состроила ему фигу и потянулась за следующей порцией мяса. Лун только огорченно вздохнул и поспешил отобрать у меня свою половину птички.

Поев, мы двинулись в путь.

— К вечеру мы будем в деревне Резана — предупредил Лун, сидя у меня на плече в виде летучей мыши. Лентяй! Летать не хочешь?!

— Ты не мог бы стать поменьше? — проворчала я, когда его крыло от ветра вновь запуталось в моих волосах.

— Тогда меня снесет — возразил Лун, приблизив клыкастую пасть к моему уху.

— Ладно, уж сиди.

Мы проехали до полудня, затем отдохнули, перекусили и снова пустились в путь.

На закате мы и вправду прибыли в приличного размера деревеньку. Уже на подходе несколько собак нещадно облаяли нас, то ли вампира почуяв, то ли и меня заодно к нечисти приписали. Я купила у старосты еду для нас с вампиром, овса для коня и одеяла, заплатив серебряной монетой. Конечно, это было слишком много за такое количество снеди, но меди у меня не было. На приглашение переночевать я вежливо, но решительно ответила отказом, помня о совете вампира.

— Отъедем недалеко. Там есть рощица — прошептал Лун, спрятавшийся в моих распущенных волосах.

— Угу! — так же тихо ответила я. — А может подальше отъехать?

— Не стоит. За рощей поле, а мы там будем как на ладони.

Я согласно буркнула и направила коня дальше. Тот неодобрительно фыркнул на нас с Луном, но послушно поскакал вперед. Вслед нам настороженно смотрели жители деревни.

До рощи маленьких деревьев, смахивающих на березы, мы доехали быстро. Я расстелила одеяла, перекусила и уселась смотреть на закат, медленно расчесывая волосы. Вампир занялся конем, поскольку навыков по уходу за животными у меня отродясь не было. Потемнело резко. Только солнышко еще висело над горизонтом, и через минуту его уже нет. На смену ярким краскам, пришли темные тона синего и фиолетового. Замерцали звезды. Я внимательно смотрела на небо, но так не разу и не застала появление звезды. Чуть отвернулся, а она уже там. Белый диск луны светил из-под надвигающихся облаков. Вот темная туча закрыла часть неба. Луна скрылась, а вместе с ней скрылся и вампир.

Появился он часом позже. В уголке рта проглядывала кровь. Меня аж передернуло. Ну, с кем я путешествую?! А если одной прекрасной ночью он и мне в шею вцепится? Словно заметив что-то, Лун повернулся ко мне и усмехнулся.

Мой великолепный черный конь с серебряной гривой стоял неподалеку привязанный к дереву. Его серебристые глаза внимательно переводили взгляд с меня на укладывающегося спать вампира. Было что-то странное в этих необычных глазах. Но что?

Немного помучавшись, я плюнула. Когда отвлекусь, ответ придет сам собой! Проверено!

И я занялась подготовкой ко сну. То есть достала оставшийся бутерброд, съела его и завалилась на одеяла. Вскоре я незаметно уснула. Среди сна, самого обыкновенного, мелькнул конь с серебряными глазами.

Я мгновенно проснулась. Вот в чем дело! Его глаза смотрели на меня слишком… человечно! Я резко села и посмотрела на коня долгим взглядом. Тот стоял, как ни в чем не бывало, и спокойно пощипывал траву под копытами.

Да бред какой-то! Это жвачное животное разумно не по развитию? Точно бред!

А все-таки?

Я снова повернулась к коню. Тот тоже смотрел на меня.

Наши гляделки продолжались бы долго, если бы не мой паршивый язык. Хотя признаюсь, в этот раз он мне помог.

— Эй! Непарнокопытный с серебром! Говорить умеешь? Че головой качаешь? Умеешь ведь! Я знаю!!

Я несла полную херню и сама это понимала. С другой стороны попытка не пытка!

— Ну, чё молчишь? Иль неграмотный?

— Вот и нет! — обиделся конь и тут же замолчал.

— Ага!!! Говоришь-таки! — я азартно потерла руки. — Ну, так давай побеседуем.

В ответ ржание.

— Э-э, нет!!! Так не пойдет! — возмущенно заявила я. — Раз уж сболтнул, так теперь в кусты не лезь! И вообще мне надоело одной балаболить!

— Так и быть — вздохнул конь, понуро опустив голову. — Поймала. Ну, давай представлюсь — Колден. Колдун Колден.

— Ха! Это как? — я едва не рассмеялась, но вовремя прикусила язык. Вместо этого церемонно склонила голову. — Очень приятно! Милена.

— Это я уже знаю, — проворчал конь (или не конь?). - Давай спать. Завтра поговорим.

— А в молчанку играть не будешь, изображая, что у меня глюки? — поинтересовалась я. Конь огорченно вздохнул. Видимо это и собирался сделать.

— Не буду. Обещаю.

Я кивнула. В этом мире к обещаниям относятся всерьез. Мало кто нарушает свое слово. Поэтому я завалилась спать и через минуту мирно сопела в обе дырочки.

Ночь прошла спокойно, зато утро…

— Да встанешь ты или нет???

— Кто? Я??

— Да ты то мне на фиг сдался кровосос несчастный! Ой, что это я? Я же интеллигент!

— Ага! Интеллигент хренов… — возмутился вампир и уже совсем другим тоном спросил — А ты че разговариваешь?

— А вот хочу и разговариваю! Хотя с тобой и не разговариваю. Я бужу! Тьфу!… Совсем с тобой запутался.

— Эй, Путана! — спросонья крикнула я. — Не надо меня будить, с вашими криками и мертвый встанет! Ой, Борак. Я тебя не имела в виду.

— А я и так встал! — огрызнулся Лун.

— Чего это ты на меня с утра взъелся? — возмутилась я, сворачивая одеяло и запихивая его в рюкзак. — И вообще, приготовь лучше завтрак, мне с конем… тьфу!… с Колду…деном надо поговорить.

Вампир проворчал себе что-то под нос, видимо пожелание долгой жизни, но послушно взялся за готовку, памятуя про мое умение готовить на природе.

А я тем временем подступила к коню:

— Так, подозреваемый. Составим протокольчик. Значица так: вы — конь по имени Колден. Вы колдун. Это раз! Вы разумны и умеете разговаривать. Это два! Обвинение: вы тайно, под личиной коня несли меня на своем горбу до столицы и дальше, при этом, не раскрывая свои истинные планы! Вы шпионили для своих властей, передавая им наши планы под покровом ночи. Что вы скажете в ответ на выдвинутое мной обвинение? Уведомляю — вы имеете право на суд и адвоката. Все сказанное вами будет использовано против вас… Стоп! Не так! Все утаенное от нас лишь ужесточит вашу участь. Покайтесь и вы можете рассчитывать на милость суда.

И окончив свою торжественную прокурорскую речь, я уперла указательный палец в морду обалдевшего коня.

— Ну? Что вы выбираете?

— Э-э…у-у… — промямлил тот.

— Ваше притворное нечленораздельное мычание будет проверенно медкомиссией и экспертизой.

— Адвоката!! - завопил конь.

— Хорошо. Вам будет предоставлен адвокат в лице вампира Борака Луна, — и я указала на хохочущего вампира, который мгновенно принял серьезный вид и зловеще улыбнулся. Конь тяжело сглотнул и произнес:

— Я лучше покаюсь. Я Колден! Заколдованный колдун Колден! — начал он, ежась под моим пристальным взглядом. — Свой облик я получил благодаря одному знакомому магу, чтоб его черти в за…

— Не отвлекайтесь от темы, подсудимый — строго сказала я.

— Он превратил меня в коня, используя, кстати, весьма интересную ментальную конструкцию… — оживился колдун. — В ней задействованы все слои… — тут он осекся, увидев многообещающий взгляд вампира. — Ну, в общем, я хотел потом от вас сбежать, не выдавая себя. Вот уж превеликое удовольствие — таскать на себе рюкзаки и всяких девчонок. Прошу прощения, леди. — Я благосклонно кивнула, в принципе прекрасно его понимая.

— Понятно, — церемонно произнесла я, — Суду все ясно. Мы удалимся для решения вашего приговора, — и я подошла к вампиру. — Ты отправишься со мной? — Тот кивнул. Я повернулась к колдуну. — Ваш приговор: добровольно или принудительно вы будете сопровождать нас, дабы не выдавать секреты фирмы.

— Добровольно! — воскликнул конь и приосанился. Затем важно взглянул на нас.

Его подозрение родилось при взгляде на наши с Луном лица. Если вампир еще хоть как-то следил за своим лицом, то я уже не могла сдерживать рвущийся наружу смех. Через секунду мы с Бораком в обнимку рыдали от хохота, едва не падая на землю.

— Так это был розыгрыш!!! - прозрел колдун. А затем обиженно отвернулся.

— Да ладно, не обижайся — примирительно похлопала я коня по гордо выпрямленной шее. — Так ты останешься с нами или уйдешь?

— Останусь — все еще насуплено ответил Колден. — Надо же будет научить такую незнайку как ты. Любой колдун хоть раз, но берет себе ученика или ученицу.

— А? — открыла рот я. Теперь Лун смеялся уже надо мной. — Издеваешься? Я только школу окончила, а ты мне новый хомут на шею одеваешь? Зачем?

— Ты что не чувствуешь в себе силу? — спросил конь. — Любой колдун это видит.

— Да что за силу, ты мне можешь объяснить? — взорвалась праведным гневом я.

— Ты ведьма, — «обрадовал» меня колдун.

— ??? - я с размаху села на землю.

Вампиру не повезло. Он сидел рядом на одеяле. Поэтому я плюхнулась прямо на него! Воя было…

— Тихо, спокойно… — пробормотала я. — Ведьма говорите? Я щас такую ведьму вам устрою… — Колден и Борак разом отодвинулись от меня. — Хотя с другой стороны это объясняет мои глаза, ну и клыки, наверное…

— А еще? — нетерпеливо переступил копытами колдун. — Что-нибудь еще необычное было?

— Так, — принялась вспоминать я. — Во-первых, я сразу, без учебы села на тебя и не упала при том твоем выкрутасе с воротами. Во-вторых, я легко научилась владеть мечом. Что еще?

— Ветка, — напомнил Колден.

— Какая ветка? — покосился на меня вампир. Я рассказала, как Фора снесла с седла крупная веточка, невесть как поднявшаяся в воздух. Лун весело фыркнул.

— Больше ничего? — спросил он.

— Ах да! Я, упав со стены, зависла в воздухе у самой земли.

— Что? — изумился колдун. — Это умеют лишь малое количество магов. Значит у тебя великая сила! Ого!

— Да, ё моё! Объясни что ли!

— Он хотел сказать, что у ведьм не бывает такой силы. Они не могут левитировать. Это возможно, только используя воздушные стихии. А у ведьм со стихиями не сложились отношения.

— Почему?

— Ведьмы — это та же нечисть, а нечисть и природные стихии не уживаются вместе. У тебя ужились. И это только начало — прокомментировал Лун, повернувшись к Колдену.

Тот кивнул:

— Да. Судя по ее мембранной оболочке хаосной силы…

— Попроще!!! - рявкнула я.

— Короче, со временем твоя сила будет только увеличиваться.

— Класс! — подпрыгнула я. — А чё ты там про хаос бормотал?

— В том то и дело, — вздохнул конь. — Я колдун, но принадлежу светлой стороне. А ты ведьма, — взглянул он на меня — нечисть, по своей природе ты принадлежишь злу!

— Ха! Я никому не принадлежу! Я сама по себе. Я не ангел, но и демоном становиться не желаю.

— Но ты зло! Хочешь этого или нет. С другой стороны ты как-то сдерживаешь свою природу в себе. Скорее всего, своей доброй натурой.

— Ну, уж! — я уже ничего не понимала. — Я зло! Но моя добрая натура меня же сдерживает? Что за хрень?

— Ты же не по рождению ведьма — принялся терпеливо объяснять вампир. — А значит за свои неполные… восемнадцать, да? — и, дождавшись утвердительно кивка, продолжил, — так вот, за все эти годы ты была добром… — тут он покосился на меня. — Не, с добром я переборщил, но не злом это точно.

Я зарычала, мысленно представляя, как я этого вампира…

— Не отвлекайся! Короче если в целом ты была добром и вдруг резко стала злом. Но твои предыдущие года не дают тебе полностью перейти на темную сторону.

— И? — все еще не понимала я.

Вампир вздохнул и другим тоном спросил:

— Ты крови и убийств хочешь?

— Нет! — отшатнулась я.

— Ну, вот про это я и говорил. Ты зло, но злые поступки тебе чужды. По крайней мере, пока…

— Но почему я? Хотя и не отказываюсь. Иметь силу здорово, но злую… это еще вопрос. Я же ни черта не умею.

— А я для чего? — вдруг вмешался конь. — Я же сказал, что буду учить тебя,… когда стану человеком. А так буду помогать советами — огорченно вздохнул новоявленный учитель.

— Ну, хорошо. Вот и разобрались. А теперь нам пора к башне, — с этими словами Лун превратился в мышку и, подслеповато щурясь, взлетел к дереву.

Э-хе-хе!… Как лень вставать.

— Ну ладно. Фор! Мы идем!

И я вновь, под возмущенное кряхтение Колдена, закинула на него потник, седло, закрепила ремни, затем взобралась на его спину. Мы двинулись в путь.

К озеру мы добрались без приключений. Как потом признался Лун — это были наши самые спокойные деньки. Никто за нами не гонялся, пытаясь убить. Даже мы с Бораком ни разу не поругались, что более странно. Колден, несмотря на свои заверения, что старшие младших не возят, каждый раз покорно подставлял спину. Мой зад, наконец, привык к постоянной скачке и уже не так болел. Так что на землю я не сползала, а благородно скатывалась. Уже прогресс.

Озеро было великолепно: голубое, прозрачное. Противоположный берег едва виднеется вдали. Прям как с картинки. Зеленая трава приятно радовала глаз в сочетании с небесного цвета водой. Посреди озера находился остров, на нем находилась высокая башня из крупных серых камней. Несколько не сочетается такая угрюмая постройка с общей картиной природы.

Как давно я не купалась!

Памятуя о прошлых ошибках, я заранее спросила о наличии опасных тварей. Друзья уверили, что вроде бы все в порядке. Ох! Чует моя печенка!…

Вампир и конь тактично отвернулись, когда я голышом пробежала по берегу. С разбегу, нырнув в теплую как парное молоко воду, я с наслаждением прополоскала волосы, да и тело тоже. Вдоволь поплескавшись, я повернула к берегу. Там Лун в одних штанах, с мокрыми волосами, стоял по колено в воде и махал мне рукой. Заглядевшись на его стройное, полуобнаженное тело я не сразу сообразила, что он предупреждает меня о чем-то. Что случилось?

Я обернулась, почувствовав мощную волну. Ой! Зарекалась же плавать в озерах… Ко мне на всех парах плыл громадный крокодил, странного красно-коричневого цвета.

Я завизжала и рванула назад, пока крокодил застыл на месте, сраженный звуковой волной. Но я прекрасно понимала, что не успеваю…

— Милена! — послышалось с берега. Колден стоял в воде, и что-то прокричал мне. Какие-то непонятные слова.

Я, недолго думая, попробовала повторить то, что запомнила.

— Ого!!!!! - мой вопль прервал полный боли рев аллигатора.

Еще бы ему не реветь. При последнем слове, из моих ладоней полыхнул тако-о-ой язык пламени, что можно было весь лес спалить, а тут какая-то несчастная рептилия.

В общем, на месте недавнего противника осталось лишь пятно сажи, медленно расползающееся по воде. Я облегченно вздохнула и поплыла к берегу. Быстренько одевшись за спиной вампира, я подошла к Колдену. Тот подскочил при моем приближении. Если бы кони могли бледнеть, то Колден был бы уже зеленым!

— Чт-то эт-то был-ло? — заикаясь, спросил он. Да и вампир выглядел немного ошарашенным.

— А что? — недоуменно спросила я. — Ты же сам крикнул… заклинание что ли.

Так я диктовал парализующее!!! - уже кричал конь, смотря на меня как на нерадивую ученицу. — А ты что сделала?

— Что? — уже слабенько пискнула я.

— Ты! ты сожгла! И кого? Стража башни!!! - во весь голос взревел он, я испуганно сжалась. — Молодец!!!

Я обалдела. Вампир, по-видимому, тоже.

— А что? — невинно спросил колдун. — Неправда? Ты ведь сожгла стража, а это мало бы кто смог. Стражи вообще плохо восприимчивы к магии. А теперь скажи, что ты произнесла. Стоп! — тут же одернул он меня, когда я раскрыла рот. — Только не напрягайся и не маши руками. А то и нас спалишь.

Я повторила. Колден присвистнул:

— Это ж надо! Огненный ад! Ё моё! И как ты додумалась его произнести? Его вообще знают только высшие… ну и я подслушал как-то.

— А я что? Я ничего! — откликнулась я. — Что услышала, то и повторила.

— Ладно, проехали. — Устало вздохнул колдун. — А теперь отдохни, а потом к башне.

— Как? — скептически спросила я. — Поплывем что ли? Ну-ну. Я так далеко не заплыву, предупреждаю сразу.

— Увидишь, — отрезал конь — полчаса на отдых и вперед.

Я тяжело вздохнула и прилегла на мягкую травку. Я продремала полчасика, как подошел вампир и безжалостно вырвал меня и сладких грез.

— Пора, — коротко сообщил он. Я поворчала для приличия и встала.

— А как мы попадем туда? — полюбопытствовала я.

— До острова есть узенький брод, для одного конного. Неужели ты думаешь, что нечисть стала бы плыть туда.

— А ты знаешь, где этот брод?

— Естественно, — огрызнулся вампир. — Я здесь частый гость.

— Ого! А что там? — заинтересовалась я. — Клевый тусняк видимо.

— Увидишь.

Я лишь обиженно фыркнула. То учитель, то этот. Они что сговорились? Никто на вопросы не хочет отвечать.

Мы шагали вдоль берега, пока Лун не поднял руку и не сделал знак остановиться.

— Здесь — коротко сказал он, но я тут же влезла:

— А почему ты так уверен? — Борак только показал на корявое, странно скрюченное деревце. Ориентир. — А если деревце сломается, сгорит, сгниет, в конце концов, то что?

— Да уж додумались магией защитить, — раздраженно откликнулся вампир. Что это с ним такое? Нервы лечить надо…

Лун, под моим недоуменным взглядом вскочил на Колдена, а затем втащил в седло меня, посадив спереди. Я хотела возмутиться, но колдун взял с места в карьер так, что мои зубы лязгнули от неожиданности, чуть не прикусив язык. Пришлось покрепче вцепиться в вампира.

— Не боись, не упадешь! — весело сказал Борак, глядя на мое лицо, все в мелких капельках воды. — Я держу.

Угу! И еще как держит. Такое чувство, что ремнем безопасности пристегнута.

Вот половина пути… три четверти… остров!

Мы спешились. Я оглядела достаточно высокое сооружение. Примерно с семиэтажный дом. И судя по количеству камней вокруг — это далеко не весь ее рост, а лишь выжившая половина.

Из узеньких, едва пролезает ладонь, бойниц, находящихся на высоте полутора моего роста, доносились пьяные крики, музыка и женские визги.

— И ты здесь развлекаешься? — выразительно приподняв бровь, осведомилась я.

— Это слуги резвятся — отмахнулся Лун. — Я сейчас вернусь.

И он, в виде мыши, улетел вверх.

Вернулся он «скоро», когда солнце практически закатилось за горизонт.

— Сейчас начнется самое веселье — заявил он, принимая свой облик. — Эй, вы чего?

Мы с конем со скучающим видом резались в накарябанные на земле шашки, используя подобранные на берегу камешки.

— Эй! Я тут! — помахал руками вампир.

— А-а! Возращение блудного сына? — соизволила обратить на него внимание я.

Лун смутился:

— Ну, я сведения собирал.

— А они видимо не очень сопротивлялись, — ехидно прокомментировал колдун, указывая копытом на след от губной помады на шее кровососа.

Обвиняемый покраснел и приподнял воротник черной рубашки. А заодно и плащ.

— Давай выкладывай.

— Сегодня там у них праздник. Что-то вроде всенечистого дня нечисти.

— Хелоуин?

— А это что? Не важно, — сам себя оборвал Лун. — Так, дальше. Нечисти много. Все "сливки общества нечисти". Но тебе там появляться не советую, — повернулся он к коню — сожрут. Там добро чуют.

— Я и не собирался — фыркнул колдун.

— А я могу? — поинтересовалась я.

— Хм! — Борак критически осмотрел меня. — Можешь, но не в таком виде. Хочешь, не хочешь, существует такой стереотип, что нечисть должна зловеще выглядеть. А так, пропустят. Если будут приставать — стукни чем-нибудь. Они это уважают.

— Ага! Слушай, а то платье сойдет? Ну, которое я в гостинице одевала?

— Угу!

Я собиралась и красилась почти час.

— Милена! — поторопил меня вампир. — Полночь уже скоро!

— Иду, — проворчала я, неспешно подводя глаза черным карандашом. Затем предстала перед друзьями. Мои труды оценили. Особенно вампир.

— Да уж! Теперь точно ведьму признают, — пробормотал он, помотав головой. Я тихо зарычала. — Не подумай плохого! Ведьмы считаются самыми соблазнительными, после суккубов конечно.

Я благосклонно кивнула. И выпросила у учителя пару заклинаний. Тот с большой неохотой сказал. Мысленно повторив их про себя пару раз, я удовлетворенно положила меч возле рюкзака, здраво рассудив, что с ним в башню лучше не соваться. Затем приказала коню не сводить с него глаз.

Мы с Луном только отошли на несколько шагов, как нас остановил истошный вопль:

— Стойте!

Мы, недоуменно переглянувшись, вернулись. Конь вольготно разлегся на земле и ругался на всех известных ему языках. Правда, в нашу сторону почему-то не смотрел.

— В чем дело? — раздраженно спросил Борак.

— …!!…!! Спроси у неё!!!! - послышалось в ответ.

— А я то тут причем?

Колден по-прежнему не поворачивался к нам. Проследив за его взглядом, я все поняла.

— Ты что, буквально воспринял не сводить с меча глаз?

— Ага! Надо больно! Я не МОГУ свести с него глаз. Ведьма тебя на фиг, да об дерево посильнее…!!!! - и снова брань. Это интеллигент?!

С минуту мы с Бораком не могли вымолвить ни слова, задыхаясь от хохота. Затем я кое-как приказала Колдену отвести взгляд.

Учитель некоторое время дулся, а потом плюнул и рассмеялся вместе с нами. Представьте себе картину — смеющийся конь!

Немного успокоившись, мы с вампиром приблизились к башне.

— А где вход? — удивилась я. — Как входить-то?

— Опс! Вот про это-то я и забыл сказать. — И вампир показал пальцем вверх. Там на высоте восьми метров находился черный проем.

— И как я туда попаду? — я начала медленно закипать. — Ты хочешь сказать, что я зря собиралась?

Лун тихонько отступал к нашему лагерю:

— Спокойно. Спокойно. Все хорошо. Все нормально…

Я надвигалась на вампира, как айсберг на Титаник, когда краем уха услышала тихое бормотание Колдена:

— А если попробовать… Нет, не стоит…

Резко развернулась к нему:

— Что попробовать? Выкладывай! А там сама решу стоит или нет.

— Ладно, ладно, — умиротворяющее произнес конь, пристально рассматривая свое копыто. — Но смотри, я предупреждал.

— Тоже мне. Минздрав нашелся, — пробурчала я. — Говори.

— Ты можешь превратиться в птицу.

— Гм! А другого способа нет? — поинтересовалась я, но Колден отрицательно покачал головой.

— Ты еще можешь слеветировать, но если что-то отвлечет, то грохнешься на землю.

— Ага! Радостная переспективка, — пробормотала я, а затем с надеждой обернулась к Луну. — А ты не сможешь меня перенести?

— Угу! А песенку тебе не спеть?

— Спой! — радостно согласилась я, а вампир аж поперхнулся от такой наглости.

— Я не дракон, чтоб таскать таких туш.

— Это я то туша? — оскорбилась я, но колдун прервал нас резким окриком:

— Время не ждет!

— Не хочу быть птичкой, — заныла я. — О! А в летучую мышь можно? Если что не так пойдет, то хоть Бораку компанию составлю.

Вампира перекосило от такого заявления. Но, не дав ему опомниться, я повернула голову к коню:

— Давай!

— А я что? — удивился учитель. — Это ты сама должна превратиться.

И он нахально оскалил зубы. Затем объяснил мне принцип действия перехода тела из одного состояния в другое. Оказалось, что нужно только представить себе как я превращаюсь в летучую мышь и произнести магическую формулу.

И вот я стою посреди пустого пространства, освещенная луной. Такая маленькая и беззащитная. А этот вампирюга, ну хоть удачи бы пожелал, зараза.

— Начали! — крикнул Колден и отошел в тень, правда я все равно видела и его, и Луна. Глаза сами настроились на ночное виденье. Так лишние мысли прочь! Надеюсь, злость не станет помехой… р-р-р…

Мысленно представляя этакие метаморфозы с моим телом, я прошептала маловразумительные слова, которые словно впечатались в память. По всему телу пробежали мурашки. Стало холодно. Покалывания все усиливались, и я с трудом продолжала держать перед мысленным взором картинку превращения.

— Получается! — послышался шепот вампира.

— Тише! Не сбей, — зашипел на него учитель.

Поздно! Сбили! Я не удержала мысль и на секунду потеряла ее из виду. Этого хватило, чтобы прервать процесс. Я резко открыла глаза. Все покачнулось, и я рухнула на землю, больно придавив крыло…

— А-а-а-а-а…

Когда меня успокоили (с трудом, надо признать), я решилась подойти к воде и заглянуть в это импровизированное зеркало. Там отразилась бледная как смерть девушка. Лицо, с большими испуганными глазами, ярко выделялось на фоне черных волос и платья. За спиной раскинулись два черных перепончатых крыла. Как у летучей мыши, только снабженных по краю нешуточными шипами. Вверху на сгибе виднелись по три длинных составных когтя с каждой стороны. Я с изумлением поняла, что могу ими слегка шевелить. Они словно пальцы! Я с трудом сложила крылья за спиной, и теперь эти когти висели по обе стороны головы. Если потренируюсь, то смогу даже волосы со лба убирать.

Тут до меня дошло, как отреагируют люди, при виде меня и с ужасом закрыла глаза.

— Это ж мне придется всю жизнь от охотников скрываться? — взвыла я. — Да лучшей особой приметы, чем эти крылья мне не найти!

Тут подул ветер, и озеро покрылось мелкой рябью. С вздохом, отвернувшись, я поежилась. Тут же мне на плечи упал черный кожаный плащ. Что такое? Я повертела головой и все поняла. Это крылья, повинуясь моему неосознанному желанию, сложились у меня на груди, сцепившись когтями и укрывая с ног до головы.

Я обернулась к внимательно следящим за мной друзьям и неожиданно усмехнулась:

— Что ж. Чему быть тому не миновать. Раз уж есть крылья, то хоть на «бал» попадем.

— Погоди! — остановил меня Борак. — А ты летать хоть можешь?

Разумно. Я напрягла свои новоприобретенные наспинные мышцы и расцепила когти. Крылья послушно раскрылись у меня за спиной, создавая прямо-таки жуткую картину. Я пошевелила одним крылом, а затем другим. Наверное, со стороны я казалась, как пьяный мотылек, дергающий попеременно каждым крылом. Вон и колдун ухмыляется. Ладно, вторые руки, посмотрим, на что вы годны! Я с силой оттолкнулась от земли и легко взмыла в воздух.

Как здорово! Бархатное небо с миллиардами звезд словно прыгнуло на встречу. Я носилась по воздуху туда-сюда, потом начала подниматься в высь. Э-э! Видимо я много за ужином съела, раз приходится так напрягаться. Придется постоянно тренировать мышцы, а то далеко не смогу летать.

Резко развернувшись, я сложила крылья и ушла в крутое пике, а у самой земли быстро развернула и мягко опустилась рядом с Колденом.

— Здорово! — восхищенно воскликнул конь. — Ты и не представляешь, какое это приобретение — крылья в человеческом теле!

— Уже почти двенадцать, — напомнил невозмутимый вампир, обломав как всегда всю малину. Он превратился в летучую мышь, и мы вместе влетели в проем. — Придумай себе быстрее имя, ну или прозвище. Какое-нибудь в теме нечисти. Чем более пафосное, тем лучше, — продолжал инструктировать меня Лун. — Держись высокомерно. Тогда меньше будут лезть. Если что — зови меня. И кстати никакой жалости, доброты — ничего. Иначе разорвут и не поморщатся. Поняла?

Я кивнула и опустилась на каменный пол. Просторная площадка оканчивалась резной дверью приличных размеров. Явно не на человека строили. По бокам от запертых створок стояли два амбала — демона, с кроваво горящими глазами. Смотрели они отнюдь не дружелюбно. И чего так зыркать? Дырку протрете.

Крылья сложились за спиной и доставали до пола. Лун галантно подал мне руку и я, слегка опираясь на нее, прошествовала к дверям.

Амбалы внимательно осмотрели нас пронзительными глазами, словно заглядывая в душу, затем почему-то поклонились мне и раскрыли перед нами двери:

— Леди… прошу. Добро пожаловать.

Мы с вампиром молча переглянулись и синхронно пожали плечами. Затем я осмотрела вид, открывающийся за дверным проемом: огромный зал, с темными стенами, на которых висели едва понятные гравюры. Длинные столы, заполненные нечистью разных сортов, которые как один повернулись в нашу сторону. Кабалистические знаки украшали пол, сливаясь с ним. Потолок терялся в темноте, и невозможно было понять какой он высоты.

Внезапно часы, висевшие на недосягаемой для человека высоте, пробили двенадцать, и Лун слегка потянул меня за руку, мол, что встала. Мы вступили в зал. М-да! Эффектная пара. Нелюди в черном. Я уж не говорю про мои крылья, похожие на крылья вон той демонессы, что так облизывается на Борака. Фиг вам! Мой он! Ему еще провожать меня! А вот потом забирайте.

На столах было все: от человеческой еды и до самого человека. Я с легким отвращением смотрела на бокалы с темно-красной жидкостью. Ясно, что не вино. С другой стороны мне ли их осуждать. Сама черт знает, кем стала.

— Ничего здесь не ешь, — предупредил Лун, проследив за моим взглядом.

— А то я не знаю, — проворчала я. Милая такая девушка на танцевальной площадке выделывала такое, что даже я невольно прониклась уважением. Это ж, какая пластика должна быть, чтобы так эротично выгнуться! Ё моё, я если бы и согнулась так, то разгибать меня пришлось бы четверым, с подъемным краном. Вон ведьмочка, красивая такая, в облегающем красном платье с ошеломляющим декольте, обвилась вокруг мускулистого черта, в костюме-тройке. В общем, пестрая компания.

Мы с Бораком прошли к середине зала, когда к нам подкатил упитанный упырь-распорядитель.

— Здравствуйте дорогие гости! — он был сама вежливость, хоть и страшненький на вид. Серенький, с острыми зубками и светящимися желтым глазами. Правда одежда на нем была весьма и весьма богата. — Будьте добры, представьтесь. — Угу! Будьте добры, в кругу зла. Оригинально. — Вас Странник, я рад снова видеть, а вы леди?…

— Я — начала я высокомерно, быстренько подыскивая себе подходящий ник. Как назло ничего путного в голову не лезло. Я с тоской глянула на ночное небо, проглядывающее в узком окне… Ага! — Леди Ночи.

Все ахнули. Борак округлил глаза и демонстративно постучал себя по лбу. Я что-то не то сказала?

— Королева — и дрожащий упырь бухнулся ниц передо мной. А за ним и все присутствующие. Вскоре на ногах остались только мы с Луном. Я тихонько приблизилась к нему и прошептала:

— Что случилось?

— Ничего, кроме того, что ты назвалась именем королевы всей нечисти и тьмы в целом. По легендам она пропала давным-давно, еще при битве Двух Братьев. Кажется, она была пассией Даркриота. Но недавно была найдена рукопись, из которой стало известно, что королева вернется. И ты как раз попала в промежуток времени, который указан в книге.

— Да уж попала, так попала! — ужаснулась я. — А ты раньше не мог предупредить на счет этого имени?

— Кто же знал, что из сотни различных прозвищ, ты выберешь именно это! — спокойно возразил вампир. — Теперь играй всю ночь. А там поглядим. Вдруг и выпутаемся, да еще и информацию о наследнике узнаем.

Ага! Ему легко говорить! А я?

"Сама виновата!" — ехидно напомнил внутренний голос. — "Теперь и отдувайся за свои ошибки". А что делать? Придется…

— Встаньте! — приказала я ледяным тоном и высокомерно приподняла голову. Вампир незаметно приподнял большой палец. Мол, так держать!… - Где мой трон!?

— Моя королева — со страхом начал упырь. — Мы не знали, что вы прибудете сегодня. Мы сейчас же пошлем за короной — в этот момент какое-то ехидное выражение промелькнуло на его лице. Я насторожилась. — Но трон… — и он печально опустил голову.

— Ладно, пусть будет корона, — согласилась я. — Но неужели в этом зале не найдется для меня кресла? Иди и найди!

Упырь радостно подскочил и понесся раздавать указания. Через минуту во главе среднего стола стояло великолепное высокое кресло, с бархатной обивкой и золотым шитьем. Если у них такие кресла, то, что представляет собой трон?!

Я величественно опустила свою задницу на этот псевдо трон, затем указала Бораку на место по правую руку от меня. Тот еле заметно усмехнулся и сел. Слева пристроился распорядитель.

— Зря ты это сделала, — прошептал Лун, слегка наклонившись ко мне. Его лицо по-прежнему ничего не выражало. Маска, да и только. Мне бы так!

— Что это? — переспросила я, незаметно оглядываясь по сторонам. Нечисть продолжила прерванный пир, изредка поглядывая на нас.

— Зря согласилась на корону. Если ты оденешь, то она тебя просто сожжет. Только королева может безбоязненно притрагиваться к ней, — со скучающим видом пояснил он и соблазнительно улыбнулся своей соседке справа. Та игриво подмигнула ему, взглядом выражая, что не против познакомиться поближе.

— И что мне делать? — яростно зашептала я. — К тому же я не могла отказаться от короны! Если ты говоришь, что она сжигает самозванок, то это чертово украшение все равно бы притащили! Чтобы проверить.

— Логично, — согласился вампир, не меняя выражение лица. Я сперва хотела, было возмутиться его равнодушию, но потом сообразила, что он играет, стараясь выпутать нас из этой передряги. Поэтому я лишь успокоилась и расслабила мышцы лица, стараясь придать ему выражение высокомерной скуки. — Попробуем выкрутиться. А если нет, то так тому и быть — с философским спокойствием заключил Борак и потянулся за бокалом свежей крови. Я неодобрительно покачала головой, но ничего не сказала. Перевоспитывать вампира — себе дороже.

Тут затрубили трубы, мелодия которых показалась мне похоронным маршем. В двери вошел важный зомби, держа на вытянутых руках бархатную подушечку, на которой лежала странная на вид корона-обруч. Во-первых, она была чисто черного цвета. Во-вторых, она была заострена спереди, и ярко-красный камень, находящийся посредине, сверкал острыми гранями. Но самое главное — это черно-красное пламя, вздымающееся вверх из рубина. Я содрогнулась. Видимо это пламя меня и сожжет. Ничего себе! Вот так обернулась моя миленькая просьба посетить бал нечисти! Блин! У Маргариты все по-другому было! Где справедливость?

А справедливости нет! — как заявил один раз наглый мент, содравший с папы двойной штраф за превышение скорости.

Я вылезла из-за стола, пытаясь подавить липкий страх. Это в детстве мы бросаемся в опасные авантюры, совершенно не заботясь о своей жизни, но сейчас, когда начинаешь задумываться…

Зомби прошагал ко мне и, поклонившись, протянул украшение. Я осторожно взяла корону в руки и осмотрела. Хм! А как я в ней буду смотреться?

"Как обгорелый трупик!" — ехидно ответил внутренний голосок.

— Может не стоит ее одевать? — задумчиво спросила я. — Я здесь вообще-то неофициально. Мне огласка ни к чему. Потом не проеду никуда. Поклонники автографы будут просить, что уж говорить о журналистах.

Минута тишины. Затем:

— Она не настоящая королева! — злорадно воскликнул одетый в черную мантию некромант. Он мне еще с самого начала не понравился. Слишком уж мерзко смотрел. Его рыбьи глаза выражали злобу и одновременно похоть. Угу! Тебе что суккубов мало, что так мило пристроились по бокам? Красивые девочки, между прочим! На любой вкус: и рыженькие, и блондинки, и шатенки. Все как на подбор фигуристые с большими выразительными глазами и чувственными губами.

По-моему я не туда отвлеклась.

Народ вокруг поддерживал некроманта, выражаясь далеко не цензурными словами.

— Он тебя оскорбил — громко и отчетливо сказал Лун. Потом тише добавил только для меня — тебе придется его убить. Иначе убьют тебя.

Все внутри у меня встало против этого, но в тоже время я понимала, что иного выхода нет. Да и некромант, судя по виду, уже наполовину мертвец, так что за человека его нельзя считать.

Пьяные оборотни и черти, уступая подначкам, окружили Борака и нацелили на него оружие. Я похолодела. А вампира то за что? — мысленно закричала я. "За то, что тебе помогает" — трезво ответил голос разума.

— Если ты не наденешь корону, самозванка — нагло ухмыляясь, продолжал некромант — то мы убьем его, а тебя… думаю, ты хорошо мне послужишь в качестве…

Закончить он не успел. Я злобно прошипела заклинание малого огня, что так любезно предоставил мне Колден. Из руки вылетел огненный шар диаметром с полметра и, пролетев небольшое расстояние до черного мага, поглотил его. Запахло паленым. Дикий крик вознесся к невидимому потолку и утих.

Я поморщилась и опустила руку. Некроманта не было. Вернее был, но в виде кучки пепла.

Вокруг стояла гробовая тишина.

— Кто еще посмеет оскорбить меня? — насмешливо спросила я. — Поверьте, моего огня надолго хватит.

Все продолжали молчать. Потом вперед вышел упырь-распорядитель. Едва заметный страх проступил на его лице одновременно с гнусной улыбочкой. Руки так и чесались стереть ее. И не с помощью магии, а так — по старинке — кулаком.

— Простите меня, Леди. Но лучше наденьте корону… во избежание неприятных последствий и недоразумений. А некромант получил по заслугам. Он давно нарывался, да уж больно силен был.

Я насмешливо оскалилась, показав острые, белоснежные клыки. Правда, внутри все трусливо сжалось. А чувство самосохранения постоянно посылало сигнал об опасности мозгу. Мозг переадресовывал его к моему внутреннему «я», а тот в свою очередь посылал всех далеко и надолго, заявляя, что я думаю не головой, а… в общем, другим местом.

Упырь опасливо отступил от меня. Я взглянула на Борака, окруженного какими-то мерзкими созданиями. Суккубы, не теряя времени даром, уже потихоньку пристраивались к нему, нежно мурлыча какие-то слова на ухо. Тот вздрогнул и неприязненно покосился на «дамочек», а потом спокойно фыркнул, сказав:

— Вы не в моем вкусе, дамы. Лучше взгляните на того милого мужчину. — И он указал на высокого, мускулистого черта, в деловом костюме. "Милый мужчина" шарахнулся от такого предложения, а суккубы обиженно надули губки.

Оглянувшись на выход, я поняла, что пробиться нам вряд ли удастся. Двери закрыли своими спинами зомби, сопровождавшие гонца с короной.

Вздохнув, я быстро, пока не передумала, нахлобучила корону на голову.

Вспыхнули языки пламени. Я зажмурилась.

Раздался громкий вскрик. Затем мертвая тишина.

Я что уже на том свете?

С любопытством приоткрыв глаза, я увидела все тот же зал. Затем открыла их на полную мощь и постаралась взглянуть наверх. Над головой вздымалось яркое спокойное пламя короны.

Послышался дробный звук. Я глянула по сторонам. Вся нечисть, как один, валялась на полу в глубоком обмороке. Даже Борак.

Почему?

Тут до меня дошло…

Я Королева Тьмы!…

И почувствовала желание присоединиться к упавшим.

* * *

— Простите нас, королева! — говорил упырь — распорядитель, глядя на меня со страхом, смешанным с обожанием. — Просто до вашего прихода, к нам заявлялись много ведьм, вампирш и других, объявляя себя королевами. Но корона их сожгла. Поэтому мы и не поверили вам. Простите, Леди.

— Хорошо, понимаю. Это была разумная предосторожность, — я говорила спокойным, величественным голосом, скопированным с какой-то героини исторического фильма. — Я не сержусь…почти.

Упырь задрожал. Я улыбнулась, но от моей улыбки он бухнулся мне в ноги.

— Расслабься — я усмехнулась и дотронулась до него ногой в черной туфле. — Я не настроена убивать подданных в первый день правления.

Тот рассыпался в благодарности. Затем заявил официальным голосом:

— Я уже послал гонцов к правителям оборотней, ведьм, зомби, скелетов, упырей, ну и прочих.

— К правителям? — выгнула дугой одну бровь я.

— Они правители только своих видов, — заверил меня упырь. — Должен же кто-то следить за всеми. Но они так же подчиняются вам. Они принесут вам клятву верности.

— Угу! Забавная иерархия, — промолвила я, а в душе возликовала. Значит, я спокойно могу улизнуть от обязанностей королевы. Тут и без меня все состыковалось превосходно. Все виды нечисти автономны и в моей опеке не нуждаются. Замечательно! Но есть одно но… — Каким образом будет принесена клятва? — Мне почему-то подумалось, что вряд ли это будут только слова или бумажка с подписями.

— Они выдавят по капле крови в кубок Клятвы. Затем вы выпьете. Это свяжет их посильнее любых слов.

— А как же скелеты? — невесело усмехнулась я.

— О! Он, то есть правитель, бросит щепотку праха, — продолжал информировать меня счастливый упырь.

Меня начало подташнивать. Наклонившись к хмурому Луну, я прошептала:

— А этого можно избежать?

— Простите, ваше величество, но нет — мрачно отозвался тот. — Иначе они предадут вас при первой возможности.

— Эй, Борак, ты чего? — я потеребила его за руку. — Мне на фиг не нужна их клятва! Давай уйдем!

— Простите это невозможно — повторил он. — Корона признала вас. И уйти просто так вы не сможете.

— Борак, миленький, сделай что-нибудь — заскулила я. — И чего ты такой официальный?

— Ладно, ничего — проворчал вампир. — А сделать я и вправду ничего не смогу. Разве принесу чего-нибудь заесть кровь.

Я отвесила ему подзатыльник. Не смешно! Мне что делать???

— Я не вампир! Я не могу пить кровь с прахом. Да я сдохну от этого! И если не от состава, так от отвращения. Между прочим, мой призрак будет приходить к тебе каждую ночь!

Вампир содрогнулся от такой перспективы.

— Не волнуйся! Кровь тебя не убьет. Ты ведь уже не просто человек, а ведьма, да еще и королева тьмы… — тут он усмехнулся. — Ну, ты даешь. Ты как всегда во что-нибудь влипнешь, но такое??? Прав я был, когда подумал, что скучать с тобой не придется…

— Ты о чем? — сразу насторожилась я.

— Да так…

В это время в зал вступило около трех десятков представителей разных рас нечисти.

Я поежилась. Началось!

Они подходили по очереди ко мне, представлялись, произносили церемонные слова и добавляли свою кровь в золотой кубок.

Очередь дошла и до скелета. Тот бросил щепотку чего-то белого.

Растолченные кости?

Я закатила глаза.

Когда представители иссякли, мне торжественно поднесли кубок. Чаша его была хоть и небольшой примерно с кулак, но полной. Я содрогнулась, глядя на темную смесь. Не у всех видов нечисти кровь красная. Точнее почти у всех не красная.

Борак подбадривающее кивнул, и я решилась. Выдохнула как заправский алкоголик и махом опрокинула в себя содержимое кубка. Противная смесь комом пролетела по пищеводу и бухнулась в протестующий против такого желудок. Я сморщилась от омерзения. Какая гадость! Но я это сделала!

Все в зале глядели на меня и я, сделав неимоверное усилие, вернула своему лицу спокойное выражение.

Поднялись радостные крики и тосты в честь новой королевы.

Застолье продолжалось долго. За это время я немного успокоилась и по выбору Луна выпила отысканное им белое вино (на красное я и смотреть не могла, тут же накатывала волна тошноты).

Тут ко мне подошел один из вампиров. Точнее их предводитель. Борак как-то странно стушевался и поспешил исчезнуть.

— Простите, ваше величество — и он уселся рядом со мной. Красивый мужчина. Молодой на вид, но по глазам было видно, что лет ему о-го-го! Изысканная одежда из синего бархата (что приятно радовало среди моря черноты), ладно сидела на совершенной фигуре. Правда, черты аристократического лица мне кого-то напомнили. И черные волосы… — Через полчаса рассвет и мы вынуждены будем уйти. Меня ждет множество дел. Вы что-то хотите узнать? — проницательно спросил он.

— Да, — я поколебалась — Вы знаете воина Форсея?

— О да! — усмехнулся главвамп. — Это один из самых храбрых и умелых воинов Корвии. Я уж не говорю, что он наследный принц.

— Так вот — продолжила я. — Он в плену у какого-то колдуна, под кодовой кличкой «Неизвестный». И мне его надо найти.

— Кого? Колдуна или принца? — поинтересовался вампир.

— И того и другого. Но лучше колдуна, — усмехнулась я. — А уж потом я узнаю, где Фор.

И я хищно улыбнулась. Вампир одобрительно кивнул. Потом с вздохом сказал:

— К сожалению, имя мне его не известно.

— А вы можете узнать для меня, где он находится?

Главный вампир несколько оторопел:

— Могу. Но вам не за чем просить. Вы можете приказать.

— Не хочу — иногда я бываю и упряма и мила. Хотя сейчас действовал один голый расчет. Сразу видно, что этот вампир не привык, что ему приказывают, особенно такие сопливые девочки как я. Он хоть и подчинится, но лишнего врага мне не надо. Тем более такого. Да и не стоит принижать авторитет этого мужчины. — Зачем? Если бы вы были каким-нибудь мальчишкой, то я бы приказывала. Но вы в жизни гораздо дольше, чем я и поэтому я не приказываю, а прошу.

Вампир, не будь дураком, понял всю подоплеку происходящего, и в его взгляде появилось уважение:

— Впервые вижу такую…воспитанную и вежливую королеву. Вы раньше не занимались политикой? — я промолчала. Не говорить же ему, что у нас в стране такая политика, что не снилась этому миру. А уж об интригах я вообще молчу. Книжек начиталась достаточно. — Хорошо. Я с удовольствием вам помогу. Завтра ночью я найду вас и скажу, что узнал.

— Спаси… Гм! Я хотела сказать слава вашему дому. — Лун предупреждал, что спасибо, хоть ничего не делает нечисти, но довольно неприятно на слух.

Вампир, улыбнувшись, встал и, поцеловав мне руку, отбыл со своей свитой.

— Ты выбрала правильную линию поведения, — усмехнулся Борак. — Теперь Дракулиа будет на твоей стороне. Он ненавидит подчинение кому бы то ни было. Но раз такое дело, и королева такая, то он будет верен своей клятве.

— А разве она не рушима? — спросила я.

— Ну, как тебе сказать? — развел руками Лун. — В мире нет ничего совершенного. И эту клятву тоже возможно нарушить. По крайней мере, вывести новый вид нечисти, не связанный клятвой. Тем более не забывай, что сегодня были далеко не все представители нечисти. А лишь самые основные.

— Угу! — отмахнулась я. Голова становилась все тяжелее и тяжелее. — Я спать хочу.

— Тогда пошли — предложил вампир. Его вид явно указывал, что он-то как раз не устал, а совсем наоборот посвежел и взбодрился. Эх! Мне бы так. — Все, что надо Дракулиа скажет ночью.

— В нашем мире его зовут Дракула, — буркнула я.

— Что? А там он откуда?

— Вот у него и спроси, — огрызнулась я. Когда я хочу спать, я становлюсь раздраженной. И горе тому, кто помешает мне добраться до лежанки и уснуть. Мы с Луном вышли из-за стола и направились к дверям. По пути вампир шепнул:

— А попрощаться? Тебя вежливости учили?

Я буркнула, что-то вроде, отвянь от меня со своей вежливостью и дай поспать, вампир проклятый. Потом вздохнула и повернулась к столу. Расправив крылья за спиной (они затекли от долгой неподвижности до жути), я, подавив рвавшиеся наружу слова, мол, подавитесь вы все заразы, сказала:

— Мне очень понравился наш вечер и ночь. Я рада, что мы встретились. А теперь я хочу попрощаться. У меня много дел, но надеюсь, мы скоро снова встретимся. Если есть какие-то вопросы, обращайтесь к нему — и я указала на опешившего от такой наглости вампира. — Запись на аудиенцию будет проводить он. Но если есть какие-то важные проблемы, что-то вроде о жизни и смерти, вы можете обращаться прямиком ко мне. Я вас приму и возможно помогу. До свидания.

Хор голосов произнес прощальные тосты и я, практически повиснув на руке Луна, ушла из зала. Засыпая на ходу, я все-таки сумела слететь вниз. А затем, завернувшись в крылья, заснула.

Часть 3.

Проспала я до полудня. Даже странно, что никто не будит, никто не ругается и не матерится под ухом. Все-таки королевой быть неплохо. Хоть высплюсь.

Колдуна я нашла у озера. Он мирно щипал молоденькую травку и запивал озерной водой. Увидев меня, он хмуро поприветствовал, а затем начал без предисловий:

— Ну и что там произошло?

— А тебе Борак не рассказывал? — поинтересовалась я.

— Нет. Он бросил, что вроде ты стала королевой тьмы, и улетел.

— Ну, стала. А дальше что? У меня выбора, между прочим, не было. А так хоть подданные помогут добраться до цели.

— Попрошу объясниться — заявил конь.

— А ты кто такой? — возмутилась я — объясняться еще буду. Ну, ты даешь!

— Вообще то я гораздо старше тебя и попрошу относиться ко мне с должным уважением — задрал нос конь. Я тихо хмыкнула.

— Да уважаю я, уважаю. Да только и ты не забывай, что знакомы мы без году неделя. Кстати, а сколько тебе лет? — перевела тему я.

— По меркам людей много, а по меркам колдовского мира, я сущий подросток, хотя долго и не проживу.

— Ну а поконкретней? — не сдавалась я.

— Сто два.

— Ого! Да ты пень старый, оказывается! — вырвалось у меня, но тут же извинилась.

— Знай, что проживу я только до ста двадцати. Больше мало какому колдуну удавалось. Организм то человеческий. А ты как ведьма, нечисть и королева в одном флаконе проживешь и до полторы тысячи.

— А… О… — только и смогла выдавить я.

— У… — подсказал конь. — Не бойся. При осторожной жизни можно протянуть и до двух тысяч.

— Обрадовал! А на кой мне это надо? — обалдела я.

— Ты что? — вскинулся колдун. Но тут же поправился — Хотя я слышал краем уха, что королевы бессмертны. — Я скривилась, и Колден это заметил. — Ну, относительно бессмертны. Убить можно каждого, нужно только знать как. К сожалению, про Королев Тьмы известно мало. А что тебя не устраивает в бессмертии? — поинтересовался он.

— В принципе все устраивает, — пожала плечами я. — Особенно если я не буду стареть. Но ты знаешь в бессмертии много подвохов. Можно, например, быть абсолютно бессмертным, но все же стареть и, в конце концов, превратиться в прах, оставаясь в то же время живым. А если не стареть, то тебя доконает банальная скука. А возможности умереть нет, и не будет. Скука, она знаешь болезнь одна из самых жестоких. С каждым днем она все больше поедает человека, превращая жизнь в сплошной поиск неизведанного, неощутимого прежде, в надежде хоть на миг избавиться от гложущей тоски о тех временах, когда любое действие или новое место вызывало живейший интерес. Так что хочу ли я абсолютного бессмертия? Нет и нет. Я не желаю себе такой участи.

— Странный у тебя взгляд на жизнь, — задумчиво произнес учитель. Я пожала плечами:

— Какой есть. Интересно, как ты справил свое столетие?

Колдена передернуло. По-моему он даже позеленел:

— Я не хочу говорить об этом — с трудом сглотнул он.

— Хорошо видимо выпили — понимающе усмехнулась я.

— Не то слово, — вздохнул он. — Ладно, замнем эту тему. Лучше расскажи мне о бале. Что там все-таки произошло?

— А ничего, кроме прокола моего языка. Представилась именем королевы (кто ж знал?!). А назвался груздем, полезай в кузов. Притащили корону. Я уже с жизнью простилась. А корона видать прониклась моей проблемой и оставила меня королевой. Потом клятвы верности были, всякую дрянь пить заставляли — желудок от воспоминания болезненно сжался. — Скорефанилась с вампирюгой и заручившись помощью, свалила спать. Если хочешь детали, спроси у Луна. Тем более вон он летит.

И не давая колдуну опомниться, я быстро скинула одежду и пошла смывать с себя легкий запах мертвечины, оставшийся после башни. А на берегу Колден приступил к допросу вампира. И тот кратко, но емко обрисовал произошедшее. Я даже позавидовала, но в тихую радовалась, что отдуваться приходиться не мне. Правда, взгляд Борака, мельком брошенный на меня, слегка попахивал обещанием мести.

Удовлетворив свое любопытство, конь, заявив, что ему надо подумать, завалился у костра. Вскоре послышался храп.

— Мыслитель, — усмехнулся вампир, подходя ближе ко мне, однако, не открывая глаз. Я оделась в обычную одежду (то бишь в джинсы и кофту с вырезом на спине).

— Дракулиа будем здесь ждать? — поинтересовалась я, встряхивая крыльями. Капли воды красиво блеснули на солнце.

— Спасибо за душ, — проворчал вампир. — Подождем здесь, тем более спящего красавца сейчас не добудишься. — И он указал на коня.

— А почему ты говоришь «спасибо»? Ты, кажется, говорил, что оно вам неприятно.

— Скажем лучше не упоминать это слово при правителях или на официальных приемах. Считается нарушением этикета. А так, мне это совершенно безопасно и абсолютно не вызывает раздражения. — Он присел на расстеленное мною одеяло. — Подвинься! — Я недовольно потеснилась.

— А как с направлением путешествия? — зевнув от скуки, спросила я.

— Это уже зависит от сведений Дракулиа. Раз наследный принц в башне, то придется топать в одну из четырех стихийных.

— А в темном лесу есть какая-нибудь из этих четырех? — поинтересовалась я. — Я уверена, что «Неизвестный» там.

— С чего ты взяла? — глянул на меня Лун. Подом с уже видимым омерзением поглядел на надоевшие полоски вяленого мяса. Встреченная за день до нашего приезда к озеру деревня пополнила наши продовольственные припасы, но, к сожалению, слишком однообразно.

— А название злодейское. Судя по голосочку этого колдуна, он склонен к дешевым эффектам. Соответственно и башня у него в злодейском месте с таким же имечком.

— Вынужден тебя разочаровать, но ни одна из стихийных башен не находиться в темном лесу.

— Посмотрим — хмыкнула я. Вампир же поднялся и, преобразовавшись, улетел в маленькую фруктовую рощу, расположенную на другом конце острова. Вернулся он уже пешком с полным плащом яблок, груш и еще таких маленьких желто-фиолетовых шариков.

Я не стала пробовать последних, зато с наслаждением лопала первые. Вампир не замедлил ко мне присоединиться, впившись крепкими зубами в сочную мякоть яблочка.

Съев почти половину фруктов, я огляделась по сторонам. Чем бы заняться? Но наткнулась на веселый взгляд Луна.

— И что ты такое увидел во мне смешное? — недовольно начала я.

— А ты так и будешь с короной ходить? — задал встречный вопрос Борак.

— Оба на! Я что, с этим фирменным костром весь день хожу?

И я пощупала голову. Точно. Руки наткнулись на металл, а пальцы ощутили ласковое прикосновение язычков пламени.

— Ой! — я отдернула руку, но осознала что жара не почувствовала и ожогов на руке не было. Я вновь прикоснулась к короне. Как ни странно я не чувствую ее присутствие. Тяжести металла совершенно не ощущалось. Неудивительно, что я про нее забыла.

Я попробовала снять. Не вышло. Я попробовала еще, прилагая все большие усилия. Тот же результат. Корона словно приросла к моей голове.

— Лун — жалобно позвала я — сними ее с меня.

Тот со смехом протянул руку к моей голове. Но едва его ладонь приблизилась к металлу, как языки пламени взметнулись и сердито зашипели. Борак ойкнул и отдернул руку, тряся обожженными пальцами.

— Ну, хоть не украдут — с горькой усмешкой сказал он.

— Да уж — уныло подтвердила я, оставляя бесполезные попытки снять украшение власти. — Теперь у меня уже две отличительные черты: крылья и корона. Хоть сейчас на плакат: "Разыскивается!".

Лун, видя, что я в подавленном состоянии, предложил:

— Может в догонялки по воздуху?

Самоотверженный поступок. Лун ненавидит игры. Я вскочила, чмокнула его в щеку и, расправив крылья, взмыла в воздух. После минутного колебания Борак обратился в громадную мышь и полетел ко мне.

Где-то с часик мы играли просто, по воздуху. Затем мне захотелось среди деревьев во фруктовой роще. Не знаю, что тогда стукнуло мне в голову, но после я б этом пожалела.

Лун согласился с неохотой. Мы на полной скорости понеслись туда. По пути я тронула вампира за тоненькое, пушистое ухо. Он недовольно развернул клыкастую морду ко мне. Не понимаю, как он видит при свете в этом обличии? Я думала, что мыши определяют препятствия по звуку или вибрациям. Видимо на вампирскую крылатку это не распространялось.

— Догоняй! — и я со смехом понеслась среди ветвей, на удивление высоких плодовых деревьев. Лун за мной, что-то недовольно ворча. Однако по едва заметным ноткам, я определила, что ему понравилось так беззаботно носиться. Зря…

Я летела на высокой скорости и на лету обернулась, чтобы глянуть, где Лун. Лучше не стоило.

Хрясь!

Едва повернув голову, я впечаталась лбом в широкую яблоневую ветку и кулем рухнула вниз.

Бамс!

В ту же ветку влетел преследующий меня вампир. Борак, уже в человеческом облике хряпнулся рядом. Что ж, я хоть не одна в своем горе!…

Некоторое время слышался сдвоенный мат ведьмы и вампира поднимающихся с земли. Зря старались. С дерева на нас посыпались потревоженные плоды и забарабанили по голове, вновь опрокидывая на траву.

— Мать твою! — взвыла я, получив по макушке, однако следующие несколько десятков созревших яблок заставили меня на время прикусить язык.

Когда водопад фруктов иссяк, Лун молча, со злобным выражением лица, поднял здоровенное яблоко и запустил в меня.

— Ой! — я едва успела увернуться. Фрукт просвистел в миллиметре от уха. — На тебе! — И я запустила ответный снаряд.

В общем, в лагерь мы вернулись только к вечеру. Проснувшийся конь застал весьма комичную картину: двое с шишками и синяками, держась одной рукой за многострадальный лоб, а другой придерживая с десяток яблок. Колдун свалился на землю от хохота.

Мы с Бораком обменялись мрачными взглядами, не сулящими колдуну ничего хорошего и, не сговариваясь, запустили оставшиеся фрукты в коня.

Один удачный бросок вампира залепил яблоко прямо в рот Колдена и протяжный смех прервался.

После часа кутерьмы, смеха и холодных примочек, мы приступили к приготовлению ужина. Перед нами тут же выросла небольшая проблема — спички, припасенные мной из дома, кончились. Как разжечь огонь? Мы с Бораком переглянулись и слаженно произнесли:

— Колден!

— И не подумаю, — взъерепенился конь — я образованный колдун со спецификацией включающей в себя множество различных спектров…

— Угу! Мы поняли. Но костер то разжечь сможешь?

— Это слишком унизительно для такого сильного колдуна,… да и к тому же у меня нет пальцев.

— Вот мы и подошли к корню проблемы, — вздохнула я. — И что нам делать? Может я смогу?

— Нет — уверенно заявил колдун и закатил глаза. — Судя по твоему филигранному магическому…

— Попроще! — рявкнула я. Выражаться научно я люблю, но то я!

— Ты можешь колдовать только когда злишься.

— Да ну, фигня какая-то.

— А ты попробуй — ехидно предложил конь.

Я сосредоточилась, представляя, как появляется маленький язычок пламени и начинает поглощать дерево. Ничего.

— Не получилось — признала я. Колден только насмешливо фыркнул. Я вошла в азарт и начала снова и снова пробовать. Ничего.

Хватит! Я разозлилась!

— Опс! Вот значит, как? — невинно полюбопытствовала я, глядя на кучку пепла, оставшуюся от хвороста и на закоптившиеся лицо и морду друзей.

Невозмутимый прежде вампир зарычал.

— Спокойно, спокойно! — опасливо отступала я. — Нервные клетки не восстанавливаются!…

Конь некоторое время наблюдал за попытками вампира догнать меня и задушить, потом глубокомысленно прокомментировал:

— Резвится молодежь.

— Резвится? — прокричала я на ходу, уворачиваясь от толстого сука. — Если ты это не остановишь, то можешь остаться без ученицы.

Вот, что значит: попроси и получишь… на свою голову. Ноги приросли к земле, и я по инерции рухнула на землю. Судя по звукам, вампиру тоже не сладко пришлось.

— Что…тьфу…это было? — спросила я, выплевывая попавшие в рот травинки.

— Сама попросила, — невозмутимо сказал колдун, внимательно разглядывая свой серебристый хвост. — Я остановил.

Злиться уже не было сил, и я совершила набег на сухие кусты, наламывая веток для огня, одновременно подбирая те, что Лун кидал в меня. Скоро в руках у меня была уже громадная охапка хвороста. Подойдя к стоянке, я половину кинула в середину, а половину оставила на потом.

Колден что-то тихо фыркнул, пристукнул копытом, и взметнувшиеся искры запалили костер, ярко осветивший ночную округу. Мы с Бораком возмущенно засопели.

— А что? — невинно спросил хитрый колдун. — Я сказал, что у меня нет пальцев, но не говорил, что не смогу разжечь. Кстати, столб огня у ворот Шелтерана — моя работа.

Наше коноубийство прервал шум крыльев. Первым его услышал Лун. Подняв руку, он призвал нас к тишине.

Вскоре к стоянке плавно вышел главный вампир и его четверо сопровождающих. Они вежливо поприветствовали нас и коротко поклонились мне.

— Я узнал все, что вы просили, — сказал Дракулиа и мельком взглянул на Борака. Тот был хмурым.

— Присоединяйтесь — махнула рукой я, и ночные гости расселись вокруг огня.

— Что-то случилось? — спросил Дракулиа, указав рукой на мой синяк, расплывшийся на лбу. Практически такой же украшал и чело Луна.

— Ничего особенного — недовольно сказала я, вспомнив о своей дурости.

— Хотите, я залечу?

— Не стоит. Пусть некоторое время напоминает мне о выученном уроке.

— И в чем же он состоит? — полюбопытствовал главный. Его сопровождающие так же с интересом прислушались.

— Не стоит оборачиваться на лету, особенно среди деревьев — мрачно ответила я.

Борак не выдержал и расхохотался. Дракулиа же сопоставив наши с Луном синяки и мои слова, догадался и его звонкий смех присоединился к смеху моего спутника. Вскоре на полянке смеялись все без исключения. Даже я, не сдержавшись, весело фыркнула.

— Забавно, — успокоившись, сказал повелитель вампиров. Я протянула ему мешок с душистыми яблоками. Он взял и с наслаждением надкусил. Остальные вампиры не преминули последовать его примеру. — А вы яблоки не любите? — с удивлением спросил он, посмотрев на нас с Бораком.

— Уже нет! — синхронно ответили мы, машинально дотронувшись до макушек. Дракулиа понимающе кивнул, а в его синих глазах вновь вспыхнули смешинки. Кто-то из вампиров не выдержал и хихикнул.

— Вернемся к делу — посерьезнел главный. Предо мной опять сидел холодный и расчетливый повелитель. — Ваш друг находится у главного приспешника Тьмы. Его башня в темном лесу (я победно посмотрела на Луна, мол, что я говорила). Большего я сказать не могу. Ничего о самом колдуне узнать не удалось.

— Ну, главвамп, нам и этого хватит — радостно сказала я. Дракулиа усмехнулся на мое обращение, но не стал возражать против него. — А я считала, что таких магических башен всего пять.

— Мы тоже так считали, но вышло иначе.

— Ладно. Направление есть, а там мы его сами найдем. Фора заберем, а колдуна отправим в учебно-исправительное учреждение для буйно помешанных.

— А такое есть? — искренне полюбопытствовал один из свиты.

— Построим! — уверенно сказала я. — Для него мне никаких средств не жалко.

Мои глаза блеснули нехорошим огнем.

— Прошу вас принять к сведению, что вам будет противостоять немалое число нечисти, верной черному колдуну. Так что будьте осторожны. Королева у нас одна. Если нужна будет помощь, он знает, как связаться — и Дракулиа кивнул на Луна. Тот слегка наклонил голову, выражая согласие.

Я поблагодарила от всей души. Вампиры поднялись и двинулись с поляны. Дракулиа позвал за собой Борака. Тот не хотя встал и подошел к повелителю. Что ему говорил главвамп, я не расслышала, но по беглому взгляду, брошенному на меня, стало ясно, о ком шла речь.

Когда вампиры улетели, а Лун вернулся на место, я пристала к нему с целью выпытать тайну. Тот только глянул на меня и промолчал.

Я всерьез заинтересовалась, что же такое сказал ему Дракулиа, что в темно-карих, почти черных глазах вампира отразилось некоторое смущение и радость.

Поев, мы завалились спать. "Это уже вошло в привычку — укладываться на рассвете" — уже засыпая, подумала я.

Разбудил нас наш интеллигент. "Чтоб его…" но я тут же остановила полет злобной мысли, прекрасно понимая, что могу нечаянно навредить Колдену. Лучше быть поосторожнее с проклятиями.

Видимо Колден понял, о чем я думаю, так как одобрительно кивнул.

— Мне придется многому тебя научить.

— От одних учителей едва избавилась, так другие тут как тут. Эх, жизнь моя жестянка.

Потом махнула рукой и села на коня, спереди вампира. Борак памятуя прошлый переезд по броду, сразу обхватил меня одной рукой, а другой взялся за поводья. Седло было мало удобно для двоих, но я покорно терпела. Кстати с седлом и прочей сбруей у нас с Колденом часто возникали споры. Ему не хотелось быть оседланным, в то время как я логично возражала, что в седле намного удобнее ездить. Иначе я могу просто выпасть при быстрой скачке. Колдун поворчал, но примирился. Тем более что Лун согласился каждый вечер ухаживать за колдуном, снимая седло и протирая спину. Что он за это получит от Колдена — неизвестно, но по довольному виду вампира понятно, что стрясет он немало.

Отъехав немного подальше от озера, вампир спрыгнул с коня и, обратившись в мышь, занял привычное место у меня на плече.

Скакали долго. Все устали неимоверно. Привал не устраивали ни разу, стремясь как можно дальше отъехать от башни. Клятва клятвою, но кто их знает. Когда мы проезжали деревню, где три дня назад закупили припасы, на нас как-то странно косились. К чему бы? Я недоуменно подумала о довольно странном месте выбора деревни. Так близко к нечисти. Проезжая те, что у столицы, вроде деревеньки Резана, я постоянно замечала, что чем дальше на восток, тем малолюднее становилось. А тут такая большая деревня.

Немного подумав, я махнула на это рукой.

Через некоторое время вампир исчез, а затем появился значительно освеженный и повеселевший. Я подозрительно покосилась на него, но не стала ничего спрашивать, и видимо Лун был за это мне благодарен.

К вечеру я запросила пощады. Хоть я и имела навыки езды, но ехать весь день, не слезая, никакая задница не выдержит. Поэтому на привале я рухнула и уснула как убитая на одеяле, распластавшись на животе и укрывшись крыльями.

Проснулась я от какого-то шума. Опять вампир с колдуном спорят? Надоели! Я приподнялась с намерением высказать им все, что о них думаю. Но, повернувшись, я проглотила все рвавшиеся наружу слова, кроме двух:

— Твою мать!!!

Какие-то мужики, мускулистого строения, одетые в черные костюмы, поймали в сети вампира и судорожно бежали с ним к другой, более многочисленной группе. Еще двое отбивались от разъяренного коня.

— Наших бьют! — с этим воплем я вскочила и побежала к Колдену. Почему не за Луном? А я че дура бежать на своих двоих за теми тренированными мужиками, вооруженными до зубов. Нет уж, увольте. Конный имеет преимущество перед пешим противником. У похитителей наверняка есть кони, но пока их не видно.

В это время я уже подбежала к учителю. Одного наш лихой непарнокопытный колдун уже пристукнул копытом по башке. Если живой, то уж наверняка будет сотрясение мозга. Хотя было бы чему там сотрясаться… А если по делу, то я с размаху споткнулась об корень (и откуда он только взялся? Ближайшее дерево рядом со второй группой доморощенных ниндзя) и эффектно рухнула на второго противники, протаранив его головой.

Мама родная! Не знаю, кто из нас ругался больше: разбойник (или кто там еще) или я. Короче и этого конь успокоил, хорошенько приложив копытом.

Я уже собиралась кинуться за вампиром, когда конь остановил меня и укоризненно сказал:

— Ты хоть вещи собери.

Я со скоростью курьерского поезда носилась по стоянке и закидывала вещи в рюкзак, мысленно благодаря того, кто одарил меня ночным зрением. Затем подвесила все сумки к седлу.

Едва я села, конь рванул вперед.

— Предупреждать же надо! — возмутилась я. — Я чуть не упала!

— Держаться крепче надо, — проворчал конь. — Вот прыгает на меня как на диван и еще возмущается.

— Ой, извини. Я не думала… — покаялась я.

— А надо бы, хоть изредка.

Конь еще поворчал, а затем успокоился.

— Колден — позвала я — а кто его похитил?

— Охотники на вампиров.

— Это с какой радости? — оторопела я. — Чегой-то они к нам прицепились? Ну, понимаю вампир, но откуда дровишки?

— Какие дрова? — нахмурился конь.

— Э… Ну как бы пояснить. Кто навел на Луна?

— Так эти, из деревни — хмыкнул колдун. — Ты помнишь, как на нас смотрели? Летучую мышь трудно не заметить.

Я подумала и признала его правоту:

— Ну, мы и лопухнулись. Ну, блин. И долго еще скакать?

— А вон они…

Ага! Вижу. Ну, братцы кролики, вы попали. Только почему-то они об этом не знали и поперли на нас, обнажив оружие. Знакомые лица! Деревенские парни, только обученные не по статусу.

Ну, Лун! Ты у меня в долгу!

Мы с конем врезались в гущу потных, немытых тел.

Ай-яй! Волосы не троньте. Я кого-то пинанула, кому-то дала по тыкве ногой, вдетой в железное стремя, затем кубарем скатилась с коня, сдернутая расторопным малым, увернувшимся от кулака.

Ё моё! Колено ушибла! Я взвыла, а потом, уже не церемонясь, выдернула меч из ножен. Холодное, синее пламя мгновенно осветило всех. Вокруг меня быстро образовался круг пустоты. Тишина стояла-а!

Хотя я бы, наверное, посмеялась. Представьте картину: я, в джинсах и легкой кофте, с встрепанными волосами и распахнутыми крыльями, хищно ощерившимися тонкими черными иглами по самому низу и острыми когтями вверху, с мечом и короной! Вот уж дикое сочетанье.

Я быстро осмотрела обстановку. У дерева лежал Лун, опутанный какой-то блестящей сетью и обвешанный с ног до головы чесноком. Колден замер на полпути копытом к чьему-то заду.

Люди зашевелились. В итоге у коня осталось трое противников, а остальные… на меня!!! На бедную и несчастную меня! Что за беспредел?

— Эй, девчонка! — ухмыляясь, начал самый здоровый и самый вонючий мужик. На его черном поясе висела серебряная пряжка, выдавая главаря этих охотничков. Вот деревня… — Я вообще-то девок не бью, но раз ты в штанах…

Договорить он не успел, я рукоятью двинула ему по зубам. Вряд ли больше двух осталось. "Серебряная пряжка" заорал от боли, а остальные чуть замешкавшись, двинулись ко мне. Ну, я же говорю — деревня! Кто так нападает? Надо по двое, ну максимум по трое чтобы отвлечь внимание противника. Или сразу накинуть сеть, как на Борака, а потом зарубить. А эти всем скопом, больше мешая друг другу, чем мне.

Вот и уроки Фора пригодились. Эх, и раз и два. Размахнусь — улочка, отмахнусь — переулочек. А теперь бегом.

Погоняв «нинзя» несколько минут по кругу, я заняла выгодную позицию и остановилась.

Как бы странно это не звучало, но как только я взялась за рукоять меча, от почувствовала его симпатию, а затем ледяное спокойствие и ярость передавшиеся мне. К тому же он будто помогал мне, убыстряя удар или добавляя в него силы. Я уж не говорю о том, что я не смогла бы отбить тот удар сбоку, но меч словно дернулся в руке и защитил меня.

Как бы я ни была зла — убивать не входило в мои намерения. Что бы то ни было, я не убийца, хотя если вспомнить того некроманта… Но Лун сказал, что он давно мертв. Это уже не человек, а что-то созданное его смертельной магией. Говорят, это был эксперимент, и он удался. Маг должен был умереть лет двести назад, а этот живет и радуется… вернее жил.

Скользящий удар по голове вернул меня к действительности. Меч в руке недовольно загудел, словно говоря "Не отвлекайся!".

Вот правду молвят: "Человек предполагает, а Судьба располагает".

В тот момент, когда я отбила сразу два выпада, третий мужик ударил исподтишка, в спину. Меч дернулся, и немыслимо изогнув мою руку, с шипением вошел в тело охотника.

Я вздрогнула. Вот и не убий. Меч же мелко завибрировал, явно довольный пролившейся кровью.

"Ну и что? — успокаивала я себя, машинально отбиваясь и ударяя плоской стороной клинка самого наглого. — Ну, убила. Если не я, так меня". Довод убедительный. Только легче от этого не становилось.

Когда я вновь сосредоточилась на противниках, их осталось уже четверо. С ними я быстро справилась, просто приставив меч к горлу переднего. Словно чувствуя мое состояние, меч присмирел и поумерил пламя. Теперь клинок лишь едва светился.

Мелкий охотник задрожал и бухнулся на колени. За ним последовали остальные.

— Ну-с! — грозно начала я. — Будем перевоспитывать. Пошли отсюда и чтобы завтра явились, выучив закон о нарушении личного пространства каждого человека, вампира или другого существа.

Неудавшиеся убийцы вампиров быстро закивали головами и синхронно дунули в темноту. Вскоре послышалось конское ржание и мерный, удаляющийся топот копыт.

Я устало обрезала сети, спутывающие вампира, а тот, вскочив, быстро сбросил с себя ее остатки. Я молчала. Внутри было пусто.

"Нарушила одну из самых главных заповедей, а заодно и самый главный принцип своей жизни, — уныло промелькнула мысль. — Рая я точно теперь не дождусь. Хотя какой рай для Королевы Тьмы?"

Невеселая, кривая усмешка прорезала мое лицо.

Я взглянула на меч — на нем ни капли крови! А ведь это он!

Я с ужасом отбросила ледяное оружие. Колден подошел и положил морду мне на плечо. Затем сказал мягким голосом:

— Ну-ну девочка моя ты ведь не хотела. Но все бывает в первый раз. Смирись и не казни себя.

Вампир достал откуда-то маленькую кожаную фляжку и протянул мне. Я машинально взяла, глотнула и поперхнулась:

— Ну и гадость! Это что???

Вампир весело пожал плечами и отобрал напиток. Затем и сам хорошо приложился к горлышку.

Я вновь задумалась. Кстати от напитка по телу прошла горячая волна, снимая усталость и убирая боль в натруженных с непривычки мышцах.

"Ну вот, Мила, думай. Ты в другом мире, где все решается с позиции силы. Кто сильнее, тот и прав. Действует лишь одно правило для сохранения жизни: ухайдакай противника первым и двигай дальше. Если не сумеешь, то грохнут тебя. Кстати такой закон действует во всех мирах, вот только оружие везде разное. Выживает сильнейший, а сентиментальность остается до времени, когда ты старенький, с внуками сидишь у камина и греешь свои кости. Но чтобы дожить до такого времени, нужно не миндальничать, а бить первым и лучше на поражение".

Проведя подобную психотерапию, я повеселела и подняла меч с земли. Затем провела ладонью по нему. Меня коснулось легкое чувство обиды, переданное клинком. Прости родной. Ты спас меня сегодня. Если бы не твоя реакция… Прости.

Я повесила меч на пояс, а потеплевшая рукоять ласково ткнулась мне в ладонь, принимая извинения. Бодрой походкой я приблизилась к Луну и хитро улыбнулась:

— Я бы обняла тебя на радостях, спасли ведь, но запах чеснока вынуждает меня держаться подальше.

Мои спутники недоуменно молчали. Что ж понимаю. Ну-ну погадайте, а я пока пойду, прогуляюсь.

Едва я отошла, Колден и Борак переглянулись.

— Вот что творят мои убеждения — глубокомысленно изрек колдун.

К утру нового дня запах от Борака еще не утих.

— Какого черта люди думают, что мы боимся чеснока? — поморщился Лун.

— Ну не знаю как вы, а я точно шарахаюсь — хихикнула я.

Вампир бросил на меня яростный взгляд. Я снова рассмеялась, но уже более благоразумно — про себя.

Тут я заметила тонкий шрам, как от ожога, на лице вампира. Похожий повторялся на руке и на шее.

— Что это? — встревожено спросила я. Лун поморщился, но ответил:

— Эти идиоты притащили сеть из лунного серебра. — Я вспомнила странный металлический отлив и кивнула. — Это практически единственное, что опасно для вампира. По крайней мере, из оружия. Обычное серебро может доставить неприятные ощущения, но оно не убивает, а лунное… Интересно, где они раздобыли столько денег на эту сеть? Лунное серебро — это один из самых дорогих и редких металлов. Да и гномы не каждому продают изделия из него.

— Это заживет? — продолжала выпытывать я, осторожно проведя по тонкой полоске шрама на его кисти.

— До завтра всё исчезнет — усмехнулся Лун.

Едва мы набрели на более ли менее глубокое озеро, как Борак, не раздеваясь, сиганул в воду. Его сопровождал дружный смех друзей.

Я тоже решила искупаться. В общем, застряли мы у этого озера надолго. Я постирала свои вещи и развешала их у огня сушиться. Борак же поймал пару рыбин и занялся их приготовлением. Соскучившись, я утащила у него плащ, а потом с визгом убегала от разъяренного вампира. Конь со смеху чуть не подавился сочной травкой, глядя на наши перепрыгивания через все препятствия, будь то рюкзак, костер или сам колдун.

Этот смех послужил разрядкой для всех нас. Вчерашний вечер начал забываться. Мы с новыми силами (и с новыми запахами) устремились на север к горам.

— Дойдем до гор, а там двинем на запад вдоль них. Постараемся найти приемлемый для нас проход, — пояснял как-то для меня Борак. — Дорога до гор займет примерно месяц.

Несколько дней пролетели незаметно. Мы уверено продвигались вперед, стараясь огибать большие поселения, предпочитая закупать провизию в маленьких, неопасных деревушках. Не стоит забывать, что нас еще ищут все силы Корвии. Не думаю, что Стелл так просто отступит.

Ничего примечательно за эти дни, когда мы отдалились от более населенной части государства и продвигались к полупустому северу, не происходило. За исключением, правда, наших перепалок с Луном, когда Колден успокаивал нас ледяным душем.

Интересное началось, когда на горизонте появился старинный мрачный замок (на мой современный взгляд он смахивает на типичный замок злодея). Колден некоторое время смотрел на это архитектурное сооружение, а затем, изумленно фыркнув, повернулся к нам:

— Его здесь не было!

— Кого? — сонно спросила я. В последнее время я мало высыпалась. Вредный вампир поднимал меня ни свет, ни заря и, впихав порцию завтрака, заставлял садиться на колдуна.

— Замка, кого же еще! — взорвался конь. — Его не было тут полгода назад, а я сомневаюсь, что такое старинное сооружение построили за столь короткий срок. Это невозможно!

— И что из этого следует? — зевнула я. Меня проблемы замка совершенно не интересовали. Не было, стал. Какая разница? Маги и не то могут.

— Из этого следует, что замок перенесен сюда магией — терпеливо, как последней дуре, пояснил Колден.

— Гениально! — я саркастически похлопала в ладоши. Потревоженный Лун, сидящий на моем плече, прошипел что-то нецензурное. — Кто бы мог подумать?

Конь насупился.

— Вечно тебе шуточки — пробурчал он — а я в сомнении. Вряд ли нас здесь встретят хорошо.

— А я не сомневаюсь. Я уверена, что тут злодеи. Ну и что? Главное мягкая постель и горячий ужин, а с вредным хозяином мы как-нибудь разберемся, — заявила я и направила недовольно ворчавшего колдуна внутрь замка, через гостеприимно распахнутые ворота.

Двор был пуст. В самом замке аналогично. Ни одного слуги, собаки иди другой живности. Пусто. Правда, в одной из спален мы обнаружили полностью накрытый стол с аппетитными зажаренными гусями, салатами и строго выдержанным вином.

— Ну ладно — вздохнула я, с ногами заваливаясь на диван. — Если никого нет, то никто и не запретит здесь переночевать.

— Эх, я бы поостерегся, — пробормотал колдун, стоя вместе с нами в комнате, благо высокие двери позволяли ему пройти куда угодно.

Лун взглянул на мое измученное лицо и сжалился.

— Мы остаемся.

Поспать на кровати такое счастье. Если раньше я об этом не задумывалась, то, поспав с недельку-другую на твердой холодной земле, завернувшись в один плащ и укрывшись тонким одеялом, я это поняла.

— Зачем ты ходишь, все время с крыльями? — внезапно спросил Колден.

— А я разве могу их снять? — удивилась я, с аппетитом уплетая горячее мясо и прихлебывая замечательным красным вином.

— Нет, но можешь обратить в нормальный плащ.

Я попробовала. Получилось! Вместо крыльев на спине висел черный кожаный плащ, тонкий и легкий. Правда, на спине он словно прирос к тому месту, откуда в обычное время росли крылья. Но даже так стало намного легче. Я поблагодарила учителя и завалилась спать, приняв предварительно горячую ванну, заботливо приготовленную кем-то. Намокший было плащ, высох мгновенно.

Мы спали в одной комнате из соображений личной безопасности. Колден спал, стоя у кровати, а я и Лун расположились на широкой кровати, взяв себе по отдельному покрывалу.

Громкий звон разбудил нас.

— Это часы! — воскликнул колдун.

— И они пробили двенадцать, — задумчиво добавил вампир.

— Значит, сейчас что-то будет, — сказала я.

— С чего ты взяла? — удивился учитель.

— А в сказках так всегда, — отмахнулась я.

— Да ну.

Я оказалась права. Едва утих гул ударов, по замку разнеслось зловещее хихиканье. В этом нечеловеческом звуке слились воедино и крики ужаса и вопли боли.

Наша разношерстная компания напряженно вскочила, сжимая в руках оружие (или тренируя копыта).

Переливчатый хохот замер, а потом прокатился с удвоенной силой.

— Фу ты блин! — вздохнула я, убирая прядь волос с вспотевшего лба. — Что за дерьмовый замок с приведениями?

— Хм, — конь оттеснил меня и крикнул в пустоту темного потолка. — Глубокоуважаемый хозяин, не соизволите ли вы проявить вежливость и показаться?

В ответ хохот, но уже с насмешливыми нотками.

— Короче, хозяин, тащи свою задницу сюда! Да поживее!! - не выдержал колдун и перешел на мой язык. Мы с Бораком недоуменно переглянулись и синхронно пожали плечами.

В углу нашей спальни вспыхнул столб пламени. Когда он утих, на его месте оказался высокий чувак, одетый в ярко красный костюм и плащ, подбитый мехом. Ну и конечно в атрибутах красные глаза и острые зубы. Множество цепочек с кулонами, амулетами, куриными лапками и мини черепами обильно украшали тощую грудь, обернутую в алый шелк.

— А стены тебе не жалко? — хихикнула я, указывая на почерневшую бордовую обивку и обгоревшую картину. — Не малых денег видать стоит.

Хозяин небрежно махнул рукой, и стены вернулись в первоначальное состояние.

— Клево! — восхитилась я. — Мне бы так ремонт в комнате сделали! А то самой возиться дня три придется. И то с помощью рабочих. Мужчина, не согласитесь поработать строителем? За определенную плату конечно.

Тот недовольно покосился на меня и начал свою речь:

— Я — Великий и Ужасный, Могучий и Всесильный, Премудрый и Всезнающий,… - и так далее, полчаса перечисления личностных качеств, совершенных подвигов и полученных наград. — … И вы погибнете, презренные, в муках ада.

Я раздраженно зевнула и покосилась на спящего колдуна. Лун посмотрел на меня и, кивком указав на хозяина замка, демонстративно покрутил пальцем у виска. Я согласно кивнула и прокомментировала:

— Долго видимо речь готовил. Интересно как он бедненький ее учил?

Новоприбывший и Надоевший во все глаза уставился на нас, типа, почему мы не дрожим и не молим о пощаде после такой тирады. Борак с сочувствием покачал головой и повернулся ко мне:

— Твоя очередь, а я пока посплю.

Я соскочила с кровати (предварительно завернувшись в покрывало — устраивать стриптиз я сейчас не намерена) и прошагала к углу, занятому хозяином, путаясь в длинном «подоле». Заметив его недоуменный и кровожадный взгляд, я не выдержала:

— Слушай, чего вылупился? Зенки прикрой, фраер несчастный. Какого фига спать не даешь? Мы тут неместные, поспать негде… Так это не отсюда… Короче мы устали с дальней дороги, а ты, вешалка для бижутерии, хохочешь тут. К психиатру давно не заглядывал? Оно и видно… Тебя в детстве, наверное, роняли. И не раз… — и тоже на полчаса.

Похоже, хозяин узнал много нового о своей семье, предках и о себе лично. После моей проповеди и о вреде завышенной самооценки он надолго задумался о своем поведении, а уж после небольшого митинга, призывающего оставить тьму и рваться сделать светлое будущее, мы с Бораком могли, наконец, уснуть в полнейшей тишине и покое.

Опасаться было нечего. Прекрасный и Хитрейший сидел на полу и раскачивался из стороны в сторону.

— Мил — позвал меня вампир, когда мы повторно укладывались в кровать, — прекращай, а?

— Чего прекращать? — опешила я, взбивая подушку и как можно удобнее укладывая ее под голову.

— Прекращай наши достопримечательности сводить с ума. Чем мы гордиться будем?

Поглядев на его серьезную физиономию, я несколько растерялась. Но затем вампир расхохотался, а я, облегченно вздохнув, стукнула его по голове так тщательно уложенной подушкой. Борак поднял руки в знак примирения и с наслаждением растянулся на своей половине, накрытый только легеньким покрывалом. Я задула прикроватную свечку и, пробормотав пожелание спокойной ночи, уснула.

Проснулись мы от криков очнувшегося хонорика.

— Как вы смеете так обращаться с Великим и Ужасным, Могу…

— Короче, Гудвин — спросонья пробурчала я. — Дай поспать, будь человеком, войди в наше положение.

Последующий мат заставил нас троих серьезно взяться за оружие. Даже спокойный было вампир, раздраженно рычал. Видимо и он не любит, когда его будят до рассвета. Так то. А то меня поднимать, так все горазды. Правда, друзьям я это прощаю, а недругам…

— Быстро прикончим, или помучаем? — заинтересованно спросил колдун, перестукивая от нетерпения копытами. — Я бы лично отдавил ему что-нибудь, а потом заставил бы это проглотить. Конечно, не мешало бы прочитать ему мою научную лекцию…

— Фи — поморщилась я. — И откуда в тебе столько садизма? Лекцию… кошмар! После нее даже черт попросит политического убежища в раю. Мы всего лишь отрежем ему язык и руки, чтобы не будил мирных людей почем зря…

— Ничего себе мирная девочка — присвистнул вампир. — В следующий раз хорошо подумаю, прежде чем будить тебя…

— Молчать!!!! - не выдержал нашего трепа хозяин замка.

Угу! Наивный. Нас заткнуть невозможно.

— Хам! Быдло! Мужичье с базара и то проявляет больше уважения к девушке, — взвилась я. — Тоже мне аристократ. Или ты так, поддельный?

— Почему это? — обиделся "Гудвин". — Я потомственный аристократ. Мое родовое древо считается одним из самых длинных в Корвии.

— Угу! А тебе наследственность предков видимо не передалась — съязвила я. — Ты умудрился запоганить всю свою семью. Может ты мутант? Генетический урод? Или подкидыш? Наверное, твои родители просто не сумели отогнать аиста, принесшего тебя, от замка. Вот и пришлось им бедным мучиться. Я бы этих птиц перестреляла. И откуда они таких детей берут?

Пока противник переваривал полученную информацию и подготавливал достойный ответ, я быстренько под покрывалом натянула на себя одежду. Остальные вещи уже одетый Лун затолкал в рюкзак.

— А ты то, какого рода? — поинтересовался, наконец, хозяин. — Я граф Миллерант.

— Позвольте представиться — я слегка наклонила голову, изображая вежливый поклон — Милена. Путешественница и ученица колдуна. В прошлом ученица средней школы, а в настоящем — Королева Тьмы.

Могучий и Храбрейший побледнел, а потом мерзко заговорил:

— Вот тебя то мне и надо. Взять ее!!!

Наша троица мгновенно выскочила из спальни и дала деру. Спустившись на первый этаж, мы оказались в громадном холле с множеством не сочетаемых с общим стилем колонн.

Выбежавший на лестницу граф взмахнул рукой, и от дальней стены отделились десятки темных теней с огромными горящими глазами.

Внимательно приглядевшись, я опешила. А чё за глаза? Красные с белым кружочком зрачков. Я фигею! Как бабушкины трусы.

Услышав мое мнение, Миллерант окончательно осатанел. Брызжа слюной, он проорал какие-то слова, а затем коротко приказал:

— Убить!

Твари встрепенулись и, потянув носами, радостно оскалились. Ну и зубки! Каждый клычок размером с четверть руки. Немного «поулыбавшись», они прыгнули на нас.

Я чуть не заорала от ужаса. Смех смехом, но если перед вами приземлились жуткие твари с вас ростом, и с набором впечатляющих зубов в придачу (не говоря уж об острых когтях)… И чего он так смотрит?

— Я не завтрак! — заорала я, вовсю улепетывая от зубов и когтей. — И не обед и не ужин, если вы не поняли до сих пор.

Спрятавшись за колонной, я наткнулась спиной на кого-то. С криком, развернувшись, я занесла руку…

— Фу, Борак, мать твою, чтоб тебе подавиться при следующем завтраке. Зачем пугать-то так?

— Кто кого испугал — проворчал вампир, потирая плечо. — Надо отсюда выбираться.

— Полностью с вами согласен, о достойный представитель расы вампиров. — Послышался голос колдуна, пробирающегося к нам. — Они разорвут нас и не почешутся.

Я вынула меч… и со страхом отпрыгнула в сторону. Мимо меня, чудом не задев, пронеслась одна из зубастых зараз. Меч в руке вздрогнул и прошил тварь в полете. На меня полилась горячая, зеленоватая дрянь.

— Фу ты черт! — я поскользнулась на чем-то длинном, покрытом слизью. Внутренности? Беееееее.

— Вперед — крикнул Лун и первым начал пробираться к выходу. В его руке тускло блеснул меч. Откуда? А, фиг, потом разберемся.

И я, отбросив лишние мысли, сосредоточилась на врагах. За вампиром идти было удобно — оставалась такая просека… Правда она тут же заполнялась новыми тварями. До выхода не так далеко, но и эти несчастные двадцать метров нужно пройти. Тем более что нас окружили.

Самое обидное — огонь их не брал! Я на пару с Колденом пробовала сжечь тварей, но безрезультатно. Огонь гас, едва касался влажных шкур зубастиков. Приходилось мечом, который, кстати, убивал с одного удара. Вот уж не знаю, как так, но если я прорезала шкуру, то тварюга валилась с копыт и больше не дергалась. Может яд, какой? Не важно, главное действует.

Угу! Чтобы порезать, нужно еще подобраться поближе к беззащитному животу (там шкура тоньше и нет шипов), а для этого в свою очередь надо миновать когти и клыки. Короче легче не стало.

Мы стояли спина к спине и рубили супостатов вот уже четверть часа. Да сколько их? Штампует кто что ли? Руки едва-едва двигались, и только помощь меча не давала тварям вонзится в мою шею. Да и реакция Луна, умудряющегося парировать и некоторые удары, предназначенные мне. Ноги скользили на противной жидкости, чем еще больше усложняли дело. Хотя, вот одна зверюга поскользнулась и пролетела мимо. Мазила!

Когда я уже отчаялась выбраться, впереди блеснул свет. Выход в паре тройке метров от нас! С воинственным кличем медведя я рванула туда. По стуку копыт и ругани Борака я поняла, что они следуют за мной.

— Вам не уйти! — послышался злорадный голос.

Мы резко затормозили и вновь ощерились клинками (копытами). Вход перегораживала зверюга-мутант. Самая большая из тех, что я видела в этом зале. Интересно, чем их так кормят? Смесью вискаса и педигри? А может доза радиационного излучения?

— Я исполню приказ! — радостно проинформировала нас тварь. И по интонации я догадалась, что это хозяин замка.

— Слушай, пудель переросток! Пошел вон, мразь поганая! Рано радуешься, как бы не пришлось плакать! — оскалилась я и вскидывая руки. Злость, что переполняла меня, оформилась в здоровый сгусток синего огня, который сорвался с меча и полетел по направлению к графу. Сметя все на своем коротком пути, он врезался в перепуганного хозяина и оглушительно взорвался. Наша троица была снесена взрывной волной, но осталась цела, в отличие от Миллеранта.

Перешагнув через горящие останки, я зажмурилась от резкой вони горелого мяса. Слезы не замедлили выступить на глазах. Зажав нос, я помчалась прочь. За мной из замка вымелись и вампир с конем. Мы выбежали за ворота и, вырулив на север, припустили во весь дух. Подальше отсюда!

Когда в боку противно закололо, я остановилась и обернулась.

Замок пылал, стены рушились с немыслимым грохотом. К нему примешивался вой оставшихся в этом аду тварей.

С минуту, понаблюдав за разрушением, я удовлетворенно произнесла:

— М-да! Вовремя мы смылись.

— М-да! — вторил мне Лун, потрясенно смотря на дымящиеся руины замка. — Тебе надо на руки кандалы надевать! Такой замок разрушила! Знаешь сколько ему столетий? О-хо-хо…

Я уселась на землю и с наслаждением вытянула гудящие ноги. Плащ мягко стелился вокруг, но я странно как-то чувствовала его. Как часть тела, но малоиспользуемую. Крылья, что с них взять. Особенно полученные магией.

Колден подошел ко мне и замер рядом. Его глаза смотрели на меня с глубочайшим неудовольствием, смешанным с легким восхищением. Так смотрят на ребенка, что умудрился сломать здоровенную игрушку.

Я опустила глаза, состряпав виноватую рожу. Правда это плохо у меня получается. Уж что-что, а виноватой я быть не умею. Обычно перевожу стрелки.

— Каюсь, виновата. Ну, разрушила, подумаешь трагедия! Еще отстроят. Помню, Помпею тоже сожгли, правда, природные стихии. Но ничего! Пережили. Тем более что претензий мне никто не может представить, за неимением живого пострадавшего. Улик тоже нет. За чем же дело господа?

И в том духе. Мои оправдания встретили дружным смехом и насмешливыми комментариями. Я насупилась.

— Ладно, прощаем. Постарайся больше ничего не рушить.

— Угу! Я попробую. Не жечь огнем, — пробурчала я, а Лун кивнул:

— Ловлю на слове.

Я хмыкнула. Ну, лови, правда это мало, что тебе даст. Жечь можно не только огнем. Да и разрушать тоже, если на то пошло…

Мы сидели на холме, восстанавливая потраченные силы. За спиной тлевший замок, точнее то, что от него осталось, а впереди на север под холмом лежала деревня. Она была окружена высоким частоколом. Неудивительно, с таким-то соседом.

Я передохнула и уговорила остальных заехать. Получив согласие, радостно вскрикнула:

— Урра! Хоть запасы купим.

Я посмотрела на утреннее небо и вздохнула. Спать хочется — это раз. Жрать хочется — это два. Настроение ни к черту.

Спустившись, мы прошли через открытые ворота.

— Так, ну и где тут можно остановиться уставшим путникам? — потерла руки я.

Мне никто не ответил.

— Эй! — я тронула Луна за локоть. — Вы чего? Язык проглотили?

— Тише — шикнул он на меня.

Колден беспокойно озирался вокруг, что-то неразборчиво бубня себе под нос.

— Да что тут происходит? — не выдержав, завопила я.

— Ты ничего не замечаешь вокруг? — тихо откликнулся Борак.

— Нет.

— Вот в том-то и дело…

Я резко крутанула головой. Вот что имел в виду вампир. На улицах, с аккуратно построенными домиками не было ни души. И это в шесть утра!

Кто был в настоящих деревнях, тот меня поймет. В это время там кишмя кишит народу. Кто коров ведет на выпас, кто торопится на поле, кто еще какой ерундой занимается. Но всегда кто-нибудь есть.

А тут ничего! Абсолютная тишина! Подойдя к колодцу, я осмотрелась и, найдя ведро, спустила его вниз. Лун помог поднять, и мы напились чистой воды. Затем, настороженно глядя по сторонам, прошли в центр деревушки. Деревянные домики были одноэтажными. Аккуратные садики, с заботливо прополотыми грядками. Красивые цветы. Кто все это бросил? И сравнительно недавно.

Подойдя к самому большому дому (он единственный был двухэтажным), я нерешительно постучала в толстую дверь. Без ответа. Я постучала уже громче и отошла немного назад. Опять ноль реакции.

Когда я собиралась уже повернуться к друзьям, дверь отворилась. Не поняли? Дверь отворилась. Сама. Ее никто не открывал, а, учитывая толщину этой двери, могу с уверенностью сказать — никакой сквозняк не сможет ее открыть.

У меня мурашки прошли по спине. Не нравится мне что-то в этой деревне. Мертвая какая-то. Но ноги…

Я повернулась к друзьям. Наша сумасшедшая компания переглянулась и молча зашла внутрь. Раз приглашают — невежливо отказывать.

Похоже на таверну. Удачно! Я даже не думала, что в такой деревеньке она будет. Видимо строилось для самих жителей, чтобы попить пивка после трудного дня в хорошей компании.

Позвав для приличия хозяина, я пошла к лестнице.

— Куда? — в один голос вскрикнули вампир и конь.

— Туда, — лаконично ответила я. — Если вы и против, то я все равно останусь здесь. Поспать и поесть мне не помешает сейчас. Да и эту гадость смыть надо — я с омерзением поглядела на залитую чужой кровью одежду, руки, лицо. Кожу неприятно стягивало и пощипывало. — Все равно на халяву, раз хозяина нет.

— А куда он делся?!

— Ну, мало ли — пожала плечами я. — Может у них сенокос.

— Какой сенокос? — взвыл Колден. — Какой трактирщик оставит свое хозяйство?

— Самый тупой! — сказала я и, открыв первую попавшуюся дверь, зашла в пустую комнату. В коридоре потоптались, но через некоторое время послышался звук открываемых дверей.

Натаскав с колодца воду, я прогрела ее на огне, разведенном в камине внизу, и приняла ванную, смывая всю грязь с измученного тела. Затем переоделась в чистое, а грязные вещи постирала, не откладывая на потом, прекрасно зная, что после будет лень.

Я спустилась вниз в общий зал, прихватив рюкзак. У самой стены, подальше от столиков, стоял высокий диван. Я удобно устроилась на нем.

Так! Осмотрим боевые ранения. Царапины глубокие — две штуки. Мелкие — шесть штук. Синяки лучше не считать. Всех двадцати пальцев не хватит. Достав из рюкзака чудом уцелевшую аптечку, захваченную мною из дома, я принялась промывать царапины и заклеивать их пластырем. Материлась…

За этим занятием меня и застали вампир и чудом не застрявший в проеме конь.

— Что это? — спросил Лун.

— Аптечка.

— И?

— А что, и? Аптечка она и в Африке аптечка. У тебя раны есть?

Борак отмахнулся, но я узрела на рукаве его рубашки длинный разрез. Усадив сопротивляющегося вампира на кровать, я достала одеколон (мама всегда предпочитала держать его в аптечке) и промыла глубокий порез.

— Я вампир! — воскликнул пациент. — Скоро все само заживет!

— Царапина, да — ехидно согласилась я. — Но кровь ты явно попортишь. Коготки у этих тварей не образец чистоты.

Борак сдался и дал закончить процедуру. Потом настала очередь коня. Тот разумно не стал спорить со мной, но наотрез отказался от пластыря, заявив, что черный конь в наклейках — это позор. Я, тихо хохоча, согласилась и просто обеззаразила мелкие царапинки.

Затем все занялись починкой одежды, благо в доме у трактирщика нашлась корзина для шитья.

Закончив, я выглянула в окно. Солнце уже вовсю светило, прогревая землю. Жарковато. Я решила прогуляться и размять крылья. От долгого ничегонеделания они начинали затекать. Так ничего не чувствовалось, однако стоило обратить плащ в первоначальное состояние, как мелкие иголочки закололи мою спину и крылья.

— Плохая идея — ответили спутники, глядя, как я вылезаю в окно. Я отмахнулась, заявив, что немного полетаю и все. Что может случиться в небе? — Многое.

Ну почему я никогда не слушаю умных советов?!

"Хм, хм!" — насмешливо ответил голос, не стремясь даже облечь свои интонации в слова. И так понятно.

Через два часа я предстала перед друзьями вся взлохмаченная и поцарапанная. Произошла встреча с четырьмя гарпиями, закончившаяся со счетом четыре — ноль в мою пользу.

— Ну что за мир? — возмущалась я, протирая и так чистый клинок. Грязь к нему не приставала, но эти размеренные движения меня успокаивали. — Даже полетать не дают. Нападение средь бела дня!!!

— Мы же предупреждали — меланхолично прокомментировал Колден, жуя травинку.

— Ну, нет, чтобы остановить? — вознегодовала я. — Раз такие умные, могли бы, и отговорить бедную девушку. А?

— Мы что, похожи на самоубийц? — ответил вопросом на вопрос Лун.

Я фыркнула, но потом рассмеялась.

Сбегав на кухню и в подвал, я быстренько сгребла все что нашла и смогла дотащить. Еда была холодной, но не будем привередничать. Забив рюкзак и сумки до отказа, остальное я выложила на стол.

Мы с Бораком перекусили копченым окороком, а за овсом для Колдена пришлось сбегать в ближайшую конюшню. Коней там, кстати, не было. И ни одного намека на других животных. Странно! Даже собак нет.

И тут я вспомнила:

— Борак! Откуда у тебя меч?

Тот вздохнул и, видя, что я не отстану, вынул из воздуха черный клинок.

Я офигела:

— Эт как?

— Долго объяснять — поморщился вампир. — У каждого аристократа-вампира есть такой меч. Он служит только одному хозяину, как твой, и появляется на его зов.

— Это еще вопрос кто у кого хозяин. Я все чаще замечаю, что он саам помогает мне отбивать удары.

— Вполне возможно, — пожал плечами Лун. — Но пробудила-то его ты и только у тебя он сияет, проявляя свои истинные способности. И не бойся — это оружие не подчиняет себе тело носителя. Не тот характер. Надеюсь…

— Успокоил — проворчала я.

Все вещи собрали заранее, зная на собственном опыте, что потом будет некогда.

Почти весь день я провела с Колденом. Он устроил мне внеклассный урок колдовства, заставляя наизусть заучивать разные заклинания и правила их использования. Почему-то правил я учила гораздо больше. На вопрос: на хрен мне это надо, колдун заметил, что пользоваться силой воображения все время я не могу. А только когда разозлюсь. Заклинания же действуют всегда, только если знаешь, как их использовать и какие ингредиенты или атрибуты для этого нужны. К моему сожалению, почти все заклинания Колдена были только на применение боевой магии. На мою просьбу дать что-нибудь из бытовой, он, поморщившись, ответил, что я полжизни буду заучивать, а потом еще столько же учиться выговаривать.

В общем, к вечеру, когда еще только начало темнеть, я остекленела. Башка была забита информацией, которая с непривычки перепуталась и постепенно забывалась. Пытаясь хоть как-то уложить все в моей бедной памяти, я совершенно не реагировала на оклик Луна, что у нас проблемы. А когда их не было?

Только после активного встряхивания, когда я думала, что голова не выдержит и оторвется, я, наконец, немного пришла в себя и полюбопытствовала:

— А что за проблема?

— С десяток челов, направляющихся к нам с самым агрессивным видом.

— И только-то? — я развалилась на диване, рядом, на спинку пристроил голову Колден. Лун подошел ко мне и с недоумением наблюдал, как я прикрываю глаза. — Стукни их по тыкве, а особо шустрых прибей…

— Притом, что они уже мертвы — саркастически прибавил Борак.

— Что???

Я открыла глаза и подлетела к окну. К таверне со всех сторон приближались… зомби! Самые натуральные! С окровавленными головами, руками, телами. Видимо свеженькие. Жуткий рев казался неестественно громким для привыкших к тишине ушей.

— Лун! У нас проблема…

— Сам знаю — огрызнулся вампир, одевая плащ.

— Я не о том. Она у нас была, но теперь она большая…

— Ты о чем? — не понял Колден. Он уже давно с усмешкой прислушивался к нашей с Бораком перепалкой.

— Их не десяток… сотня-другая…

— Что???

Теперь уже вампир на полных парах спешил к оконному проему. Потеснив меня, он выглянул наружу. Туда же и высунул голову конь, незнамо как, сумев ее пропихнуть.

— Что будем делать? Проблему надо как-то решать. — С философским спокойствием спросила я.

Если честно, я просто не верила, что могу погибнуть. Это слишком… не знаю, как сказать. Ну не верила и все. Как Станиславский. Усталый мозг на время повернул рубильник, отвечающий за страх, в сторону выключения.

Закинув вещи на ворчавшего что-то про свой радикулит колдуна, мы спорым шагом вышли из таверны. Вокруг, перекрыв все отходы из деревни, стояла толпа свеженьких (и не очень) жмуриков.

Все как один плотоядно облизывались и щелкали зубами. От этого звука у меня по спине пробежали неприятные мурашки. Наверное, это и заставило меня выскочить вперед с криком:

— Не убивайте! Парламентер!

Зомби удивленно замерли. Я приободрилась:

— Кто тут у вас главный? Выйди, не боись не укушу. Я сегодня добрая.

Своеобразный юмор у этих зомби. Через секунду после моих слов они ржали, а я непонимающе смотрела на их тупые рожи.

— Ой, ну ей Богу, не злите меня! По-хорошему прошу, потом по-плохому буду…

"А хохот пуще". Я разъярилась.

— Сами напросились.

Я уже вскинула было руки, как из толпы гогочущих мертвецов протолкался высокий мужик, в остатках темной одежды. Хихикнув еще раз, он успокоился:

— Так! О чем вы желали побеседовать, пар… парал…

— Парламентер — подсказала я.

— Вот именно — кивнул старейшина деревни.

— В общем — я начала загибать пальцы. — Первое — вы нас отпускаете. Второе — мы вам платим за еду, чтобы все было по-честному. Третье — вы приносите свои извинения и убираетесь с дороги.

— Что-нибудь еще? — насмешливо осведомился зомби, сложив руки на груди.

— Ага! В футбол давайте поиграем — ляпнула я.

— Что это такое? — удивился "вожак".

— Ну, игра такая — и я принялась живописно рассказывать игру, попутно придумывая половину новых правил, поскольку старые я очень плохо знала.

— Что ж — выслушав, трупик неприятно усмехнулся, показывая пеньки сгнивших зубов. Я невольно поморщилась. — Предлагаю пари. Играем в игру: выигрываете вы — уходите, мы — вы умрете.

— Мне нужно посовещаться — важно откликнулась я. Зомби согласно махнул рукой, и я присоединилась к моим друзьям, с интересом прислушивающихся к моим россказням. — Колден, их можно сжечь?

— Нет! — качнул головой колдун. — Даже горя, они продолжают двигаться. Не забывай — они мертвы и боли не чувствуют.

— Что ж. Значит, сыграем! — и я зловеще усмехнулась, блеснув клыками.

Скоро я выстроила ворота из зомби женского рода, а мужиков выстроила в ряды перед собой. Один принес уголь, и я жирно намалевала на их телах порядковые номера. Затем вынула меч, который, повинуясь моему желанию, перестал светиться и теперь напоминал совершенно обычный клинок. Приказав «воротам» не двигаться с места, что бы ни случилось, я приготовилась и крикнула?

— Первый!

Когда он подошел, я легким взмахом отрубила ему голову и запузырила ее заранее занявшему выгодную позицию вампиру. Он принял пас и одним изящным движением забил его в ворота противников.

— Гол! — завопила я и подпрыгнула от радости. Пока все шло хорошо.

Не успели трупы еще прийти в себя от такой наглости, как я уже отправила Луну еще шесть "мячей".

— Это не по правилам! — закричал вратарь, в лице старейшины деревни.

— Откуда ты знаешь, раз никогда не играл? — резонно заметила я, пыхтя от напряжения и двигаясь по заранее отработанному в голове механизму: шаг вперед, взмах мечом, пинок ногой, шаг вперед, взмах мечом,… Уже десяток голов покоились в воротах противника. Колден тоже принял участие в «игре». Оттеснив вратаря, он давил мощными копытами снаряды.

Тела обезглавленных зомби ползали вокруг в поисках потерянной конечности. Их мерзкие бока то и дело задевали мои ноги, заставляя морщиться от омерзения и сглатывать противную слюну. Я с трудом удерживала свой обед в желудке.

Наконец ряды передо мной истаяли. Я устало было опустила руки, но тут же пришлось вернуть их в боевое положение. Перед лицом вырос разъяренный старейшина:

— Ты за это ответишь! — прошипел он.

— Да ну! — нахально ответствовала я и от души рубанула. Меч без малейшего сопротивления прошел через гниющую плоть. — Эх, ма… лето не зима… — и я изо всех сил пнула "мяч".

— Гол!!!!

— Победа!!!

Борак подошел ко мне и улыбнулся:

— Хорошая игра. Мне понравилось. Интересно, а какие у нее правила на самом деле?

— А черт их знает, — честно ответила я, продолжая ликовать. За радостным возбуждением я не заметила, как вампир начал потихоньку отступать назад.

— Мили, — тихо позвал он.

— Чего надо?! - отмахнулась я, продолжая любоваться "игровым полем".

— Милен, — не отставал вредный вампир, по-прежнему не повышая голоса.

— Да че пристал? Отстань, противный… — протянула я и осеклась.

У-упс! Вот что хотел сказать дружелюбный кровосос. Толпа "пеших без головы" и с головой перли на нас. В плечо мне ткнулось что-то теплое, заставляя подпрыгнуть от неожиданности и вынуть в прыжке меч.

— Ну, ты и нервная-а — протянул Колден, скосив глаза на острие меча, упирающееся ему в лоб. — Лечиться надо. Садись быстрее.

Я вспрыгнула ему на спину, доехала до таверны и повернулась к врагам,… когда они со своей черепашьей скоростью, сталкиваясь друг с другом, дошли до нас, я уже пару раз выиграла у Луна в крестики и нолики на щелбаны, затем с десяток раз проиграла. С горя поела, затем полежала на травке и к подходу мертвяков стояла отдохнувшая, сытая по горло и играми и едой. Лоб немного побаливал от затрещин вампира, хотя он и так, похоже, сдерживал силу. Короче хорошего настроения мне сей факт не прибавил.

Меч, вытащенный из ножен за спиной, наконец, радостно засиял, предвкушая новую битву. От этого холодного синего пламени зомби замерли.

— Да вы что издеваетесь? — взвыла я. — Мне полагается удирать. Так если я умотаю, вы же и за год не догоните! Надоело!

И я скорым шагом направилась к трупикам в лохмотьях одежды. Рядом темной полосой мелькнул меч Борака, который после моих слов беззвучно ржал, обнимая оружие. Успокоившись, он догнал меня, и мы совместно врубились в ряды противников. Слава Богу, оба прекрасно видели в темноте. Мы прошили толпу как раскаленный нож масло. Обезглавленные еще некоторое время пытались сориентироваться. Мы с вампиром, не долго думая, воспользовались этим преимуществом и покрошили первый ряд на кусочки. Колден воспользовался свободным проходом и протолкался к нам, наступая на отрубленные части.

Вампир с нечеловеческой скоростью орудовал клинком. В его руках он порхал как перышко, хотя я представляла сколько это «перышко» весит. Не для моей ручки. Мой синий меч был очень легким, хотя и слегка длинноватым для моей руки. С другой стороны это давало некоторые преимущества. Вот, например, сейчас, стараясь не отвлекаться на виртуозно работающего копытами колдуна, я ткнула острием в район сердца одного из зомби. Тот, удивленно булькнув, рассыпался пеплом, обдав меня и заставив чихнуть пару раз.

— Ого! — оглядев дело своих рук, я поплевала на ладони, взялась за рукоять и с удвоенной скоростью начала тыкать во все стороны, стараясь попасть в сердце. Получалось раза с третьего. Зомби догадались, в чем дело и стремились увильнуть от пылающего клинка. — Выходила на берег Катюша-а-а — затянула я, стараясь отвлечь себя от мыслей о численности противника.

Через несколько минут я стояла уже спина к спине с Луном. Вокруг валялись обрубки тел, присыпанные пеплом. Затем мы с вампиром принялись работать в паре: Борак отбивает все удары, направленные на меня и попутно отрубает руки зомби, а я в свою очередь, протыкаю сердце и испепеляю мертвяков.

— Все! — шумно выдохнула я. — Я больше не могу!

— Должна! — крикнул вампир. Он едва успевал парировать удары, сыплющиеся со всех сторон. Кстати, а откуда у зомби оружие? — Они не устанут, уж поверь!

— Да верю, верю… — пробормотала я.

В этот момент чья-то рука с оружием вонзила острие ржавого меча в мое плечо. Резкая боль показала, что не всегда мне будет везти. Я перекинула меч в левую ладонь и неуклюже продолжала отбиваться, стараясь избавиться от полосы железа в плече. Борак, зарычав, отрубил тянущуюся ко мне конечность и вырвал меч из руки. Я вскрикнула от боли и поглядела на струйки крови. Моей крови! Так, спокойно! Никакого обморока! Тут и что похуже есть…

Мы отступили к стене дома и прижались к ней, обезопасив тылы. Вампир встал передо мной, закрыв от нападавших. Я слегка шевельнула правой рукой и сжала зубы от боли. Злость постепенно поднималась во мне удушливой волной. Да что такое! И чего они к нам прицепились?!

Вбросив меч в наспинные ножны (как ни странно с первого раза попала) я вскинула руки. Поскольку заклинание способное помочь в данное время Колден мне не говорил (а если и говорил, то я все равно не помню), то придется обходиться импровизацией сложенной из обширного воображения и злости, открывающей доступ к силе.

Словно почувствовав что-то, Лун оглянулся и красивым пируэтом ушел в сторону, предоставляя мне свободу действия. Правильно, когда я злая со мной лучше не встречаться!

Закрыв глаза, я полностью отдалась полету фантазии, стремясь четко выразить, чего именно я желаю. Глаза распахнулись и загорелись зеленым огнем. Сила кружила вокруг меня спиралью, оставляя в теле приятную истому. Какое прекрасное чувство! Ты словно всемогуща!… Поглядев на зомби, я мстительно улыбнулась, и от моей улыбки противники шарахнулись кто куда.

Врешь, не уйдешь!…

Вскинув руки, я почувствовала, как нечто пронеслось между ладонями и брызнуло в разные стороны. Зеленые молнии прошивали зомби как бумагу, оставляя лишь пепел на земле. Пролетая сквозь одного, электрические разряды раздваивались, уничтожая все больше врагов.

— Так вам! Твари… — злорадно прошептала я и потеряла сознание.

* * *

Очнулась я с тупой болью в голове и острой в плече. Надо мной разгорался жаркий спор, грозивший в скором времени перерасти в настоящую драку.

— Где ее аптечка? — это видимо Лун.

— Где-то в сумке. Кажется в той — послышался неуверенный голос Колдена.

— Нет в другой.

— А я говорю в этой.

— Послушай старших и посмотри в той!

— Да она вообще в рюкзаке!!! - взорвалась я. Ох! Башка боли-и-ит.

Спор сразу утих. Послышалось напряженное сопение, затем радостный крик колдуна:

— Вот она!

Моему взору предстал бледный (впрочем, как всегда) вампир с коробочкой лекарств. Красный крест ярко выделялся на черной поверхности футляра.

— Найди аспирин. И дай воду — скомандовала я. Странно! Он послушался! Не заболел случаем?

Я выпила таблетку, и устало откинулась на наспех сооруженную из травы подушку. Ко мне тут же подсел Борак с бинтами и одеколоном в руках.

— Ой! Мать твою! — заорала я. — Кто тебя учил так промывать?

— Да ты сама — усмехнулся вампир, безжалостно поливая рану, а затем чистой тряпочкой осторожно вытирая кровь. Мстит гад. За все хорошее. — А ты бы предпочла, чтобы я делал это аккуратно, но медленно? — заметив, как я содрогнулась от подобной перспективы, обещающей с десяток минут «замечательных» болевых ощущений, он кивнул — то-то же.

Затем он туго перебинтовал плечо и я, вздохнув поспокойнее, улеглась спать.

* * *

"Мороз и солнце, день чудесный…". Стоп! А почему мороз? Я села. Изо рта вырывались клубы пара. Холодно, однако!

— Бр-р-р! Включите отопление. Колден, а у вас что, внеплановая зима?

— Зимы как таковой у нас нет — туманно начал конь, с удовольствием вороша белый пушистый снег. И когда только выпал? Сколько же я спала? День, наверное, учитывая положение солнца. — Лето, лето и еще раз лето! В общем — прервал он свои мечтательные восклицания — одному сумасбродному магу втемяшилось в голову, что зимой слишком холодно, и вообще зима не нужна. Сказано — сделано. Силы-то было не мало. Вот и влез в природный цикл. Умер, конечно, но дело свое сделал! Теперь раз в году бывает холодный зимний день, а остальное время — жаркое лето.

— Может, он был не так уж и неправ? — я зябко поежилась. А когда Лун протянул мне свой плащ, с удивлением взглянула на него. — Чего-то ты сегодня слишком добрый — с подозрением сказала я. — Значит, жди беды.

Правда плащ под смех вампира взяла и с удовольствием закуталась в него. А поверх еще и одеяло накинула.

— Огонь нужен, — промолвил колдун, глядя, как мои зубы выбивают дробь.

Возле него как раз высилась стопка дров. Отличненько! Сейчас будет тепло!… Не будет тепло.

— Вспомнила? — фыркнул конь, наблюдая за моим выражением лица. — Ты не можешь колдовать, когда захочешь. Странный, однако, катализатор — гнев, злость.

— Что тут странного? — пожала плечами я. Голые деревца вокруг настраивали на пессимистический лад. Под снегом обнаружилась пожухлая трава.

— Такого ни у кого нет — осведомил меня Колден. — У всех работает по желанию. У тебя все не как у людей.

— Вот спасибо! Обрадовал — проворчала я, пытаясь снова и снова зажечь огонь. — Ну и что делать? Так и буду постоянно тебя просить?

— Вот тебе два прутика и по старинке — зловредно усмехаясь, протянул Лун.

Я отшвырнула предложенные ветки.

— Я что пещерный человек? — я уже злилась — Мне холодно. И если этот костер сейчас не загорится…

Из короны вылетел короткий луч, и дрова занялись веселым теплым пламенем.

— Давно пора — хмыкнул Борак. Я запустила в него шишкой, так удобно оказавшейся под рукой.

Конь пресек готовящуюся драку.

— Брэк! — он выставил копыто, разделяя нас с вампиром. — Не время и не место. Нам через три дня придется через горы пробираться. А кто дорогу знает?

Мы с Луном замолчали.

— И как пойдем? — спросила я, уже предвидя ответ.

— Как всегда. Если повезет…

— Вот уж действительно — если… — вздохнула я, пробираясь поближе к огню. Нашарив в рюкзаке мясо, я сделала что-то вроде шашлыков на прутиках. М-м! Вкусно! Жаль, моих любимых приправ нет. Ну и так сойдет… Я улыбнулась, вспомнив мультик про мальчика, попавшего в тридевятое царство и такое же государство.

Насытившись, я заскучала. Даже не поиграешь — холодно. Скучно.

Пару часиков я подремала, а потом проснулась и чуть не взвыла от тоски. Чем заняться???

Внезапно резко потеплело. Я с удивлением поглядела по сторонам, а потом остановила вопрошающий взгляд на колдуне.

— Зима кончилась — пояснил он.

— Ни фига себе!

Я с открытым ртом наблюдала, как снег мгновенно растаял на земле. Солнце проявилось сквозь быстро расходящиеся тучи.

— Быстренько тут у вас все, однако… — ошарашено прокомментировала я. Дерево на глазах покрылось почками, а затем молодой листвой. Вскоре оно было неотличимо от своего старого состояния. Травка, зелененькая молоденькая так и приглашала поваляться на ней. Вдоволь насладившись причудами здешней природы, я вновь заскучала. Утром отправимся дальше, а пока остается только любоваться красивым закатом. Такие нереальные краски на небе. Словно какой-то сумасшедший художник плеснул крови на холст.

В одеяле отпала необходимость, поэтому я свернула его и запихнула в рюкзак, потом занялась одним из любимых занятий — начала доставать вампира.

В итоге я добилась того, что Лун едва не утопил меня в близлежащей реке, а Колден подавился травой от смеха. Водичка кстати прекрасная. Теплая как парное молоко. И это после зимы? Пусть даже такой скоротечной как эта? Странный мир.

Я со всего размаху толкнула вампира в воду. Тот, не удержавшись, плюхнулся с головой, правда, по пути прихватил и меня. Выныривая, мы оба отплевывались и со злобным выражением смотрели друг на друга. Казалось еще секунда, и мы точно убьем друг друга. Но внезапный смех прервал мои мысли. Борак хохотал, смотря куда-то поверх моего лица. Пощупав рукой, я стянула с волос длинные водоросли. От них явственно попахивало горелым. Корона постаралась!

— Теперь у тебя кухня на голове, — заливался Лун. — Будешь зайца на голову класть — жаркое получишь! И никакого костра не надо.

Ну, я ему дам! С кличем индейцев я прыгнула на спину вампира и вновь опрокинула его под воду. Тот выплыл, не переставая ржать.

— Ну-ну! Порезвились, и хватит — недовольно проворчал колдун с берега, глядя, как я кровожадно впиваюсь в руку вампира. Тот ойкнул и отпрыгнул от меня.

— Ну и кто из нас вампир? — возмущенно проговорил Борак. А нечего меня топить! Теперь еще жалуется. Правда, на берег и впрямь пора. Рана на плече за последние часы не давала о себе знать, но теперь на повязке расплывалось кровавое пятно. Странно, но мне почти не больно. Словно царапина, а не глубокая рана. Я постаралась спрятать плечо от вампира, но тот заметил и, не говоря ни слова, схватил меня в охапку и вытащил на берег. — Тебе же нельзя было купаться!

— А я спросила… — пробурчала я. А хорошо на руках. Приятно. И самой ходить не надо. О тебе так трогательно заботятся…

Едва я об этом подумала, как Лун, дотащив меня до стоянки, исчерпал свой запас заботы и бросил меня на сумки.

— Не мог поаккуратней? — возопила я, потирая копчик. Покряхтывая, я сползла на землю, а затем поднялась на ноги.

Вампир лишь искоса взглянул на меня и уселся у огня сушиться. Вздохнув, я последовала его примеру. Как же дождешься от него сочувствия.

Высушившись, я с помощью Луна сняла с руки повязку и присвистнула. От раны остались только подсыхающие царапины с той и другой стороны плеча. Вот это номер!

— Колден!!!

— А что сразу я! — недовольно проворчал конь. — Стала королевой, так получи все ее возможности и распишись. Правда, учиться тебе и учиться…

— А что еще я получила? — тут же поинтересовалась я.

— А я откуда знаю? Что много королев видел? — возмутился колдун. — Я могу сказать, что со временем твои возможности проявятся. И это не только магия. — Больше он ничего не сказал, как я не упрашивала.

К ночи я откровенно заскучала. Попробовала побаловаться с магией — не вышло. Скучно! Вот уж действительно моя самая большая проблема — это скука.

Я вытащила из-за кофты медальон. Красивое украшение. В нынешнем сапфировая змейка обвивала черный круг и загадочно мерцала. Я с опаской посмотрела на кленовый лист и задумалась: может ли он служить предательским маяком или змейка перекрыла излучение? Со временем узнаем. Но стоит быть настороже. Не очень приятно получить в шею стальной клинок от магического патруля. Хотя на счет клинка я сомневаюсь, скорее это будет обычное смертельное заклинание, но от этого не легче…

Я усмехнулась своим мыслям и вновь опустила глаза на медальон. По черному камню пролетела комета, оставив светлый сияющий след. Опять бриллианты шалят!!! В принципе я привыкла к их выходкам. Чего взять с магической вещи? Тут недавно заметила, что вместо серпика месяца, на медальоне светилась полная ясная луна. Кстати в этот день и вправду было полнолуние. Так что получается? Мой медальон что-то типа лунного календаря? Много же функций у этой вещички. Еще бы инструкцию приложили, и вообще было бы замечательно. И вообще пора спать!

Оборвав свои мысли, я улеглась и довольно быстро заснула. Снились мне луга, по которым я носилась с Луном. Правда, вампир, почему-то был похож на учителя фехтования Дмитрия. И он пытался научить меня стрелять из лука, а я убегала. Не хотела учиться. Короче полный бред.

Утром мы собрались, плотно поели, благо еды было вдоволь и спорым шагом затопали на север. Колден не переставал ворчать, что его нагло эксплуатируют и вообще он подаст жалобу в общество защиты животных. Я посмеялась, фальшиво посочувствовала, но и не подумала слазить с его спины. Пешком буду добираться в два раза дольше, не говоря уж о том, что ножки жалко. До гор еще ехать и ехать.

— А что за горы? — попутно поинтересовалась я, немного свесившись с коня. — Как называются? Надеюсь не Северные? А то так не люблю холод.

— Смертельные — ответил Колден. Лучше уж Северные. — Или, как их еще называют — горы Сумасшедших.

— Почему? — недоуменно воззрилась я на голову коня, потом не удержалась и погладила его между ушей. Ну, люблю лошадей.

— Потому что через них только психи и попрутся! — недовольно мотнул головой колдун. — Нашла себе домашнее животное… Отпусти мою гриву!!!

— А ты не скачи так! — возопила я, едва удержавшись в седле, когда конь перепрыгнул через небольшую ямку.

— Опять я виноват!

— А кто же еще?

— Ну, может вампир…

— Я тебе сейчас дам!

— Не кусайся!…

И наша веселая компания, шутливо переругиваясь, во весь дух неслась по намеченному пути. Борак то летел сам, то присаживался на мое плечо, задевая тонкими крыльями волосы. Я, недовольно бурча, собрала их в пучок, чтобы меньше путались. При этом я нечаянно смахнула вампира, за что и поплатилась укушенным пальцем.

Мы долго ехали молча, дуясь друг на друга. Вампир — за помятое крыло, я — за кровоточащий палец. Правда ранка скоро затянулась и исчезла. А с ней и обида.

— Где остановимся? — жизнерадостно спросила я, приподняв руку к глазам и глянув на заходящее солнце. — Я уже есть хочу, да и Колден устал.

— Вон лесок! — и вампир указал крылом. — Как раз через него поедем. Там и заночуем.

Я глянула в указанном направлении и недовольно поморщилась. Лес реденький такой, но с густыми темными кустами.

— Чего- то мне здесь не нравится… — пробормотала я, когда мы въехали в полумрак лесочка. Конь согласно фыркнул, а летучая мышь опустилась мне на плечо и кивнула. Правильно, лучше молчите. Незачем всем и каждому знать, что вы не животные.

Я настороженно посматривала по сторонам и правила коня дальше. Вот уже четверть леса позади… половина… три четверти… может, обойдется? Ага!!! Пять раз!!!

Из кустов с радостными криками и свистом выскочили разбойники. И чего мне на них так «везет»? Нет, чтобы кто-нибудь благородный, а не это отребье в оборванных одеждах и с краденым оружием. Что за жизнь…

— Может по-хорошему разойдемся… — я оборвала себя на полуслове, от удивления прикусив язык. Среди всей массы романтиков с большой дороги, ясно выделялся главарь. Да еще как выделялся! Высокий, мускулистый, одетый в штаны и безрукавку сшитые из крокодиловой кожи, но помимо этого… негр!!!

Как в этом мире оказался негр??? Тут что Африка поблизости?

Колден и Лун так же в недоумении разглядывали странного вожака. Я же развеселилась.

— Здорово, Тумба-Юмба! — вскинула я руку в шутливом приветствии. Разбойники, тихо перешептываясь, остановились, глядя то на меня, то на своего главаря.

Негр опешил:

— Мы знакомы? Откуда ты меня знаешь?

Я, открыв рот, уставилась на него. Вот это номер!

— Э…У… А про тебя многие знают — нашлась я. — В столице ты почти знаменитость. Вот я и решила тебя найти и увидеть, так сказать, своими глазами.

Вампир затрясся и чуть не упал с моего плеча от смеха. Я шикнула на него и повернулась к растерянному негру.

— Позвольте представиться — церемонно начала я. — Меня зовут Милена.

— Тумба-Юмба — пробормотал разбойник — но можно Тэм.

— Отлично, Тэм. Приятно познакомиться.

На некоторое время воцарилось недоуменное молчание, потом Тэм наконец-то вспомнил:

— Мы ж тебя грабить пришли!

— А получится? — усмехнулась я.

— Ха-ха! — уже пришли в себя разбойники. — Ограбить девку — велика сложность.

— Боюсь, вам придется пересмотреть ваши взгляды на эту проблему, и надеюсь прийти к правильному выходу, — снисходительно начала я. — Советую сразу найти компромисс и поступить, как полагается человеку разумному.

— Чего? — уставились на меня разбойники.

— Валите отсюда по-хорошему, пока по тыкве не надавали, — доходчиво пояснила я, для особо непонятливых.

Разбойники вновь заржали и оголили оружие.

Я выхватила меч и радостно оскалила клыки. Клинок, довольный, что его, наконец, вытащили на свет божий, весело засиял, окрашивая все вокруг мертвенным синим цветом.

Все мужики враз замерли, а затем с криком побежали прочь. Остался только Тэм, во все глаза уставившийся на меня.

— Пугливый народ, однако — хмыкнула я, убирая разочарованное оружие обратно.

— Ты кто? — не удержавшись, спросил негр.

— Милена. Называлась же уже — недовольно покачав головой, спрыгнула с Колдена я.

— Я не про то. Кто ты есть?

— А ответов много — усмехнулась я. — Я — дочь своей матери и отца, я — живое существо, я — путешественник, наконец. Выбирай любой.

— Бррр! Ты можешь не юлить? — схватился за голову Тэм.

— А ты спрашивай конкретнее — проворчала я.

— Ты человек?

— А фиг его знает теперь — пожала плечами я. Вампир слетел со своего насеста и, махая крыльями, взлетел в воздух. Затем обратился в человека, искоса недовольно глядя на меня.

Негр испуганно подался назад.

— Не боись — сказал Колден. Негр с размаху сел на землю. — Не тронем. Я Колден.

— Тэм. — Выдохнул бедный разбойник. Столько впечатлений за последний час.

— Борак Лун, — как всегда холодно представился вампир.

Я подошла к Тэму и уселась рядом с ним.

— Ладно, устраиваем привал — скомандовала я. — Тэм, поможешь мне собрать хворост?

Тот кивнул и встал. Я вновь поразилась его высоте. Выше меня на полторы головы. Даже стройный вампир рядом с ним казался маленьким. Мускулов у негра хватало, что еще больше увеличивало размер этого человека. Симпатичный. Нос расширен. Светлые губы открывали белоснежные зубы. Одет, как я уже говорила, в крокодиловую кожу.

— Откуда ты?

— С Африки — гордо ответил тот.

— Но… — я беспомощно обернулась к Луну. — Но Африка в моем мире!

— Ты из моего мира? — казалось, Тэм сейчас запрыгает от радости.

— Из твоего. Только из Азии. Я жила в России. Слыхал?

— Слышал, слышал — проворчал негр. — Именно русским я обязан за свое имечко. Приехали эти туристы как-то в наше поселение. Я еще маленьким был. Имя не получил. Так вот, чего они говорят, не понимаем. Они наш язык тоже не знают. Только увидели, давай «Тумба-Юмба» кричать, показывая на нас пальцем. С тех пор меня так и назвали — Тумба-Юмба.

Я покатывалась со смеху. И тут русские влезли. Нет, наши туристы везде отличаются своей дуростью и бесшабашным весельем.

— А сюда ты как попал? — отсмеявшись, спросила я.

— Не знаю, — пожал огромными плечами негр. — Заснул в своем мире, проснулся уже в этом. Хорошо хоть на охоте был. Оружие при себе. — Он достал свой огромный ятаган. Я присвистнула.

— Где ты его взял?

— Выменял у одного из приезжих. Хорошее оружие. Долго уже служит мне.

— А сколько ты в этом мире? — полюбопытствовала я. Прикоснувшись пальчиком к острию оружия, я ойкнула и отдернула руку. Ятаган был наточен настолько, что мой палец украшал теперь глубокий порез. — Чтоб его…

Негр невольно улыбнулся и ответил:

— Уже четырнадцать лет, — в его голосе слышалась грусть. — Я скучаю по Африке. Там моя жена и дочь. Теперь я вряд ли их увижу. Да и незачем возвращаться. Прошло столько лет. Моя дочь скоро выйдет замуж, а жена уже с другим. В нашем народе не принято долго оставаться одним.

Я с сочувствием поглядела на Тэма, а затем, сообразив, спросила:

— Ты ведь уже много пролазил в этом мире? Ну, хотя бы этот материк?

— Почти весь — без ложной скромности ответил негр. — Только в темный лес не совался. А что? — с подозрением начал он.

— Ты же знаешь проход через горы? — не дав Тэму опомниться, вступил колдун. — Там наверняка свежий воздух, хорошая экология и просто чудный вид. Не хочешь прогуляться?

— Нет. В Сумасшедшие горы я не полезу, — помотал головой негр. — Проход знаю. Смотрел как-то, но сам не ходил. А зачем вам?

— В темный лес пройти надо.

— Сумасшедшие… — с опаской отодвинулся негр от нас.

К этому времени вампир уже развел огонь, и мы тесным кружочком сгустились вокруг него. Тэм занялся готовкой. Попутно болтая с Колденом о произошедшем.

— А как ты все-таки обо мне узнала? — вдруг развернулся он ко мне.

— Угадала — вздохнула я. — Я же русская…

— Невероятное везение — хмыкнул негр и вернулся к готовке. Он откуда-то раздобыл птичьи яйца, и теперь они аппетитно шкварчали на очищенном железном листе, выуженном из наплечного мешка Тэма.

Поев, я решила приступить к уговорам Тэма, надеясь на помощь колдуна и Борака. Однако те наотрез отказались.

— Тебе помощь не нужна. Заболтаешь кого угодно — только и услышала в ответ.

Эх! Опять все мне делать. Я бочком придвинулась к негру и прокашлялась:

— Тэм…

— Нет!

— Что нет? — опешила я.

— Все нет! — ответил негр. — Не поведу.

— Почему? — не отставала я. — А чего тебе еще делать?

— Меня люди ждут.

— Эти разбойники? — возмутилась я. — Мало того, что ты свернул с пути истинного и пошел в грабители, так еще и ради этих трусов, которые убежали, оставив тебя! Нет, ты скажи. Ради них ты остаешься? — накалялась я.

— Мне пора — сказал негр, поднимая свое оружие и вещевой мешок. — Было приятно познакомиться.

И он шагнул в лес на тропинку. Как раз в ту сторону, куда убежали "храбрые воители". Глядя на быстро удаляющегося негра, я быстренько состряпала план возращения. Моей злости хватит. Надеюсь…

— Стой! — крикнула я, вскакивая на бревно, на котором прежде сидела. Тэм остановился, обернулся и недоуменно воззрился на меня. Вампир и конь так же не сводили с меня глаз, потихоньку отходя подальше. — О, Боги! Подайте знак, — картинно вскинула руки я. — Всемогущие Один и Тор, Исида и Ра — я лихорадочно вспоминала имена богов из древней мифологии. — Не дайте душе Тумбы-Юмбы погибнуть в муках ада. Подайте знак, направьте его! — я повысила голос, услышав, как хихикнул Лун. Да и сама с трудом сдерживалась, чтобы не заржать, представив весь комизм ситуации. Но вместо этого крикнула в третий раз, одновременно «включая» глаза — Подайте знак!

Услышав, как ахнул Тэм, я попыталась сосредоточиться на дереве, росшем возле тропинки, позади негра. Опс! Кажется…

Корни дерева взорвались, и громадная махина рухнула поперек тропы, едва не задавив разбойника.

Когда улеглись плотные тучи пыли, Тэм прочихался и оглянулся. Дерево перегораживало тропу намертво. Негр благоговейно смотрел то на него, то на меня, уже соскочившую с бревна и погасившую глаза.

— Я провожу вас — глухо сказал негритос. А затем больше не говоря не слова, завалился спать у огня. Вскоре послышался могучий храп.

Тут уж конь и вампир дали себе волю. Громкий смех вознесся к небесам.

— Ну, ты и актриса — хрюкал и корчился от смеха Колден. — Тебе только в театре выступать.

— Угу! Клоуном — добавил Борак, и новый взрыв смеха сотряс друзей.

— Ребят… — тихим голосом сказала я. Те сразу заткнулись и насторожились. Когда я так говорю — жди беды.

— Ребят — повторила я. — Это не я.

Друзья непонимающе уставились на меня. Вампир вопросительно приподнял бровь и спросил, когда мое молчание затянулось:

— Что не ты?

— Дерево… — мой голос срывался от удивления. — Я пыталась…но оно… злости не было, силы тоже… я не могла, но оно… упало!

Теперь Колден и Лун смотрели на меня с легким испугом.

— Мил — осторожно начал Лун. — Ты кого вызывала?

— Это боги моего мира — упавшим голосом ответила я. — В них верили в далеком прошлом, а сейчас это лишь мифы. Верховный Один и громовержец Тор — скандинавские боги. Солнечный Ра и Исида — богиня плодородия — из древнего Египта. В наше время поклонение богам прошлого очень редко.

— Но в данный момент кто-то откликнулся тебе, — подытожил конь. — М-да! Знать бы еще кто. Ну, ты как всегда влезешь куда-нибудь… Осталось только с Богами за пустяк расплачиваться. А они мало не возьмут.

— Может быть, — не стала спорить с последним утверждением я. — Но на счет пустяка — это ты зря. Ничего просто так не происходит. У каждого поступка есть свое последствие. И то, что Тэм теперь с нами еще принесет свои положительные плоды.

— Там будет видно — пожал плечами Лун.

Мы переглянулись и, не сговариваясь, завалились спать.

Разбудил меня звучный голос Тэма:

— Хватит дрыхнуть! Нам еще идти и идти, — после чего он попытался стянуть с меня плащ-крылья. Больно же спину!!! Я не открывая глаз, со злости, запустила мини молнией наугад. Судя удивленным возгласом и ругани — я попала.

— Милена!!! - взревел Лун.

Ой! В него что ли?

Я мгновенно вскочила и бросилась наутек. По угрожающим рыкам за спиной, я с ходу определила, что мне не жить.

Бегать спросонья — не самое лучшее занятие. Пока мы с вампиром наворачивали круги вокруг стоянки, Колден спокойно пояснил оторопевшему негру, что подобное действие заменяет нам утреннюю зарядку. Тэм понимающе хмыкнул.

— И часто так бывает?

— Почти каждый день — вздохнул учитель.

Я уже запыхалась, а Лун, судя по всему нет, и не собирается. Что ж, разомнемся.

И я с разбегу прыгнула вверх, цепляясь руками за ветку. Борак пробежал мимо, а затем, сообразив, что гонится за пустотой, остановился и резко развернулся.

Я уже лезла по веткам вверх. Не знаю, откуда силы взялись. Раньше, чтобы влезть на дерево, мне нужна была как минимум лестница. Наверное, жить захотелось. Вот вам и экстремальная ситуация.

Усевшись на толстую ветку, я помахала разъяренному Бораку.

— Слезай немедленно!

— Ага! Сча-аз! Губенку подбери — наступишь! Нечего будить было.

— Это не я! — взвился вампир.

— Ну… так не лезь под руку! — пожала плечами я.

Тэм вовсю веселился, глядя на эту сцену.

— Ну, точно сумасшедшая компания! — вытирая слезы, выдавил он. — Вы откуда такие, ребята? Но один плюс: хоть не соскучусь.

— С нами точно нет, — заверила я. — Постой! Что значит один плюс? А остальные что, минусы? — возмущенно взмахнула руками я.

Ай! Не удержавшись на ветке, я свалилась вниз, прямо в жаркие «объятья» Луна.

— Спасите! — взвыла я, пытаясь вырваться.

Лун некоторое время смотрел на меня многообещающими, злыми глазами, а затем… рассмеялся. Я изумленно посмотрела на него, временно затихнув.

— Живи, так и быть — сквозь смех выдавил Борак, отпуская меня.

— Вот спасибо за одолжение, — буркнула я, растирая запястья.

— Могу передумать — напомнил вампир.

— Не надо — шарахнулась в сторону я, передернувшись от такой перспективы.

Лун только весело хмыкнул и отправился собирать вещи.

После такого представления мы, уже бодренькие, зашагали на север.

Часть 4.

После двух дней пешего хода я прокляла все на свете. Все вещи сгрузили на Колдена, поэтому пришлось топать ножками. А до гор еще ого-го!

— Не бойся, — успокоил меня Тэм. — Завтра уже доберемся до главного тракта. Там можно купить лошадей.

— А что к горам идет тракт? И кто по нему ездит? — полюбопытствовала я. Все же веселее, чем идти молча.

— Не доходя несколько дней до гор, дорога сворачивает на запад и двигается к порту. Там приличный по размеру город. Центр морской торговли — пояснил негр. Его ноги равномерно шагали по земле, не останавливаясь не на миг. Как механизм ей — Богу.

Лун не отставал. Вот уж кому приходилось легче всех! В силу своей натуры, вампир мало уставал и многодневная пешая прогулка для него ничего не значит. А я живу от привала, до привала. Хотя к концу дня я заметила, что немного привыкаю к подобному времяпровождению. Мышцы ног уже почти не болят, да и выносливость стала куда выше.

К полудню следующего дня мы вышли на широкую, вымощенную камнем дорогу.

— Как хорошо! — вздохнул Колден. — А то на этих тропинках и ноги сломать недолго. Еще с этим грузом…

— Не ворчи — попросила я. — Что это там?

— Почта — не оборачиваясь, ответил негр. Я осмотрела приземистое здание, к которому пристроена громадная конюшня.

— И там нам продадут коней? — засомневалась я.

— Продадут — заверил Лун. — Их там много. А услугами почты пользуются довольно редко. Уж слишком дорого стоит. Те же, кто побогаче, используют личных гонцов. Поэтому кони в конюшне томятся без дела.

— Нужно веревки купить — сказал Тэм на ходу.

— Зачем? — поразилась я.

— А по горам ты как собираешься лезть? — ответил вопросом на вопрос Тэм.

Я замолчала. Действительно, как полезу?

Некоторое время я ломала над этим вопросом голову, а потом плюнула. На месте разберемся. Будем решать проблемы по мере их поступления.

Подойдя к строению, мы сразу направились к хозяину, стараясь не терять ни минуты. На тракте нам опасно находиться. Не стоит забывать, что меня разыскивают люди Стелла.

— Лун. Тебе лошадь нужна? — спросила я. Не все же ему мотаться на крыльях.

— Я не уживаюсь с лошадьми — отрицательно покачал головой тот, вметнув черные волосы. Что ж, понимаю бедных лошадок. Повози-ка на себе существо, которое запросто может тебя убить, просто проголодавшись. Хотя я сомневаюсь, что Лун станет пить кровь лошади, слишком уж он аристократичен. Предпочитает человеческую. Кстати, а чего он такой довольный? Уже успел к разбойникам сгонять? Тут неподалеку их стоянка. Похоже, мы движемся параллельно с ними. Ладно. Спрашивать не буду.

На вопрос, можно ли приобрести лошадь, припасы и веревку, хозяин ответил утвердительно. Мы зашли в конюшню, и Тэм долго бродил среди разномастных коней, выбирая себе по вкусу. Придирчиво осматривая то одного, то другого он, наконец, выбрал себе серого в яблоках коня, с длинными, стройными ногами.

— Скачет быстро — довольно потер руки негр. — Вот его я и возьму.

Когда я предложила переночевать здесь, а утром двигаться дальше, Тэм категорически замотал головой:

— Не будем терять времени. Чем быстрее я проведу вас, тем быстрее буду свободен.

Распределив ношу между двумя конями, я запрыгнула на Колдена. Лун в виде мышки уже занял привычное место на моем плече. Мы поехали по дороге, с каждым мгновением все, увеличивая и увеличивая скорость.

— Как хорошо скакать на лошади — блаженно выдохнула я, наслаждаясь ветром и отдыхом ног.

Колден, однако, не разделял моего мнения:

— Не ты несешь на своем горбу — пробурчал он. — А я между прочим уже не молодой.

— Не ворчи — отдернула его я. — Стал конем, так теперь вези.

Поздно вечером Тэм объявил привал. Мы развели огонь. Я насобирала веток. Потом меня же приставили готовить. Я возмутилась:

— Не буду.

— Будешь. Все будут по очереди — твердо сказал Тэм.

— Ну… Вам же хуже — с философским спокойствием двинулась я к рюкзаку с припасами.

— Ну, уж нет — вампир преградил мне дорогу. — Я не хочу отравиться. Сегодня готовлю я. Завтра Тэм. Милена освобождается от готовки. — Я обрадовалась. — Но она будет чистить лошадей. — Я скисла. — А ты чего хотела? Отлежаться не удастся.

— Да я уж поняла — пробурчала я и, приняв тряпку у негра, занялась протиранием коней. Колден с наслаждением избавился от седла и приготовился к процедурам. — Злые вы все… нет у вас совести…

— Угу! — слаженно отозвались вампир с разбойником.

Колден с ангельским терпением сносил все мои потуги на нормальную работу, а после с облегчением отошел к Тэму, за овсом.

— Садистка ты… — грустно бросил он на ходу. — Всю шкуру с меня содрала.

— А я и не напрашивалась на эту работу — ухмыльнулась я и принялась за коня Тэма. С ним вышло уже получше. По крайней мере, его морда уже не выражала такого адского мучения. Седла остались на траве, дожидаться утра.

Лун суетился у огня, доставая припасы из рюкзака. К слову о еде, готовил вампир отлично.

— Где ты так научился? — поразилась я, с удовольствием лопая поджаренное мясо.

— Проживи столько, сколько я — тоже научишься, — усмехнулся Борак, присаживаясь на одеяло. — Хотя вряд ли…

— А сколько именно? — поинтересовалась я, пропуская мимо ушей его последние слова.

— Двести восемь. — Услышав эту цифру, я поперхнулась и закашлялась. Лун некоторое время забавлялся, глядя на меня, а потом соизволил пояснить. — Вампиры практически бессмертны. По крайней мере, старость нам не грозит. После шестидесяти (к этому возрасту мы полностью формируемся физически), мы перестаем стареть. Поэтому я выгляжу на двадцать восемь. И буду выглядеть всегда.

Я только вздохнула, сравнив свой возраст и возраст вампира. Мда, чувствую себя младенцем. С другой стороны у вампиров совершеннолетие в шестьдесят… Так что это клыкастое недоразумение не сильно то от меня отличается.

"Угу! Ты сама то в это веришь?!" — ехидно вопросил внутренний голос. А ну и фиг с вами со всеми!

Я решила завалиться спать, но меня остановил негр, решивший установить ночную смену.

— На подступах к горам опасно — втирал он нам. — Если хотите хотя бы дойти до них, то ставьте стражу.

И он, подавая пример, сел первым. Немного поворчав, я все же согласилась быть второй. Вампир, как самый выносливый должен был дежурить перед рассветом.

Оставив Тэма у костра, мы с Луном завалились спать. Колден, дежуривший после меня, дремал у деревца. Внимательно осмотрев округу, я успокоено закрыла глаза. Тэм прав, со стражей спать легче.

* * *

Я проснулась от легкой тряски. Надо мной навис Тэм.

— Твоя очередь — буркнул он, и бесцеремонно сдернув меня с теплого места, завалился сам.

Я тихо заворчала, с трудом сдерживая зевки. Негр завозился, устраиваясь поудобнее. А прохладно, однако!

Глаза слипались, руки мерзли, но я мужественно не глядела на теплое одеяло, зная, что холод разбудит меня лучше всяких слов. Наконец сон пропал, и я уселась у огня, повернувшись к нему спиной. Ночное зрение помогало видеть все округу как днем.

Поежившись от холода, я завернулась в распахнувшиеся крылья. Похоже, что в них также пробегали капилляры, поскольку они были горячими как печка. Мр-р-р. Тепло. Крылья не такое уж плохое приобретение как мне казалось раньше. Даже не смотря на то, что они будут со мной всю жизнь.

Отсидев положенные два часа, я разбудила учителя и, пихнув Тэма, улеглась на малость освободившееся место. Крылья тут же приняли вид плаща, оберегая остальных от острых игл и когтей.

Сон пришел мгновенно.

* * *

— ПОДЪЕМ!!! - зычно крикнул Тэм.

Я с трудом подняла голову и разлепила глаза, собираясь кому-то врезать. Но увиденное заставило меня забыть о недобрых намерениях и скорчиться от смеха.

Разбудив меня, Тэм и Лун спрятались за кустиками, справедливо опасаясь неконтролируемых вспышек моей магии. Все бы нормально, но вид двух взрослых мужчин, схоронившихся за мелкими чахлыми растениями был настолько комичен…

Ладно, смех смехом, но вставать совершенно не хотелось. А придется… Тэм уже с самым невинным выражением лица приближался ко мне с котелком воды в руках.

— Да встаю я, встаю — проворчала я и откинула одеяло. Через несколько дней будут горы. Они и сейчас уже угадывались вдали.

Умывшись из маленького, но на жуть ледяного родничка, я поморщилась от холода. Зато сонливость как рукой сняло!

Лун бросил пустые фляги, и мне пришлось заняться пополнением запасов нашей воды.

В дороге Тэм подъехал ко мне.

— Ты кто?

— Ч-чего? — поперхнувшись воздухом, я с недоумением поглядела на негритоса. — Головой не стукался?

Вампир, сидевший на моем плече, насмешливо фыркнул. Но Тэм не стал обращать на него внимание:

— Ты и человек вроде, и нет. Так кто же ты? И что это у тебя на голове?

— Это? — я, поморщившись, тронула корону. Пламя молниеносно взметнулось, но, признав свою, опало. За время путешествия с Тэмом, я совершенно про нее забыла. Может еще и потому, что при каждоутреннем причесывании, расческа не натыкалась на символ власти. — Так, украшение.

— Ты не ответила.

— О!…! Я Милена, из другого мира. По случайности — общего с тобой. Путешествую в компании вампира, колдуна (временно выполняющего обязанности коня) и одного надоедливого негра. Цель: найти/спасти друга и дать по кумполу похитителю. А еще я навязала на себя (по дурости, признаюсь) обязанности Королевы Тьмы.

Тумба-Юмба вздрогнул, а потом, справившись с собой, спросил:

— А как же обычный сценарий?

— Ты о чем? — не поняла я. Колден тоже, не удержавшись, повернул голову к негру.

— Ну, как! Обычно друзей спасают из лап тьмы самые, что ни на есть светлейшие существа. Но не сама же тьма!!!

— Э-э! — не нашлась, что ответить я. И в самом деле. Я в силу своей новой натуры (да и старой, чего уж греха таить) была на темной стороне. А темным по идее не полагается спасать своих друзей. Тем более от своих же в некотором смысле единомышленников. А фиг с ним! Королева я или нет? Законы теперь буду создавать я. По крайней мере, для себя…

— Понятно все с тобой — протянул Тэм и отъехал, не задавая больше вопросов.

Два дня прошли совершенно спокойно. До гор осталось рукой подать. Но ночную стражу Тэм так и не снимал.

Я поворчала, намекая на паранойю у одного чернож…лицего друга, но послушно встала в свою очередь.

Час прошел спокойно. Я уже было понадеялась, что все останется неизменным, и с утра я насяду на Тэма, как кто-то нехороший поспешил развеять мои наивные надежды.

Я внимательно, и по возможности скрытно постаралась оглядеться по сторонам, в поисках того, кто неосторожно наступил на сухую ветку. Чуть светящиеся глаза выхватили из общей картины едва различимые темные тени, скользящие по земле.

Я подняла с земли маленький камешек и бросила его в Тэма. Тот резко поднял голову, но, увидев мою мимику, согласно кивнул. Затем осторожно притронулся к вампиру. Тот мгновенно открыл глаза и понял все без слов.

Я продолжила сидеть, как ни в чем не бывало, хотя сердце прыгало где-то в горле, нагнетая в организм адреналин. Мышцы напряглись, готовые унести хозяйку с линии атаки, чтобы перейти затем в последующее наступление.

Внезапно послышался резкий, гортанный крик и сотни размазанных силуэтов бросились к нам. Я вскочила, выхватив меч. Возле меня тут же оказался Борак. Сбоку пристроился Тэм.

Проснувшийся колдун что-то шепнул и над местом будущих боевых действий вспыхнул тусклый, холодный свет. Но его хватило, чтобы понять, кто нападает. Упыри!

Во мне поднялась здоровая злость. Как?! Они смеют на меня нападать? Я знаю, что существует множество видов нечисти и нежити, не связанной со мной клятвой верности. Но упыри-то не из их числа! Я, получается, зря терпела все измывательства над своим желудком??? Ну, я им покажу!!!

"А может тебя просто не узнали?" — подкинуло здравую мысль мое подсознание. Действительно, королева сейчас из меня никудышная: злая, растрепанная, в походной одежде… попробуй тут узнай.

Не раздумывая больше, я шагнула к приближающимся упырям.

— Куда? С ума сошла? — крикнул Лун.

Я оттолкнула его. Затем, весьма раздраженно подняла руку и рявкнула:

— Всем стоять!!!

Ого! Вот это голосочек! Все действительно замерли: и упыри, и моя команда, с одинаковым удивлением и некоторым страхом глядя на меня.

— Как вы смеете нападать на свою королеву? — продолжила я, не меняя тона.

Упыри недовольно заворчали, затем вперед протолкался небольшой упыренок.

— Докажи…те — взглянув на меня, поправился он. Видок у него был, однако своеобразен. Грязный, человекообразный, с серой кожей, длинными клыками и желтыми горящими глазами.

Честно сказать, его требование застало меня врасплох. Как доказать-то? Может песенку спеть: "все могут короли…".

"Угу! И спляши!" — ехидно прокомментировал голосок. — "Если после этого не разбегутся, то ты точно не королева…".

Язва.

"Сама такая".

Вот и поспорь с ним!

Лун тронул меня за плечо, вырывая из спора со своим подсознанием, которое в последнее время весьма и весьма, скажем, обнаглело, и шепнул:

— Корона.

Точно! Только я подумала о ней, как пламя взвилось над моей головой. Упыри напряженно замерли, а затем бухнулись на колени.

— Прости нас госпожа — похоронным тоном начали они, не ожидая, впрочем, милости. — Не признали…

— Ладно, уж, — добродушно проворчала я. Моя злость чудесным образом пропала, оставив за собой только жалость и некие материнские чувства к этим несчастным существам, находящимся теперь под моей защитой. — С кем не бывает. Но если подобное повторится… — в моем тоне опять проскользнули ледяные нотки.

— Н-нет — торопливо выдали не верящие в такое счастье упыри. Похоже, они точно были уверены, что я разнесу их в пыль и прах. Ну-ну, делать мне только нечего. — Больше ни за что…

— Хорошо, — оборвала их я. — А теперь проследите, чтобы ночью нас никто не трогал.

Связываться с парой сотен упырей ни один сумасшедший не станет. Люди, да и другие, слишком недооценивают данный вид нежити, полагаясь на старые сказки. Мое чутье недвусмысленно подсказывало, что упыри не так уж слабы, как хотят показать. Да и приход Королевы добавил им сил, ведь как говорил Дракулиа, прошлая Королева оказывала симпатии упырям, да вампирам, обогащая их дополнительными силами.

Мгновение спустя, упыри неожиданно поднялись с колен и изменились. Теперь передо мной стояли бледные парни и девушки. Тоненькие, хрупкие и какие-то беззащитные. Их белые лица, с темными провалами глаз были искажены от боли. "А ведь они ждали меня" — осознала вдруг я. — "Они действительно были преданы Королеве, и ее потеря на них сильно отразилась".

И не глядя на своих ошарашенных друзей, я убрала меч в ножны, затем подошла к своим подданным. Они молча расступились, заключая меня в круг. После я подняла руки и какая-то теплая волна, неожиданно для меня распространилась вокруг даря покой и умиротворение. С лиц упырей сошли печати боли, заменившись счастьем и к моему бесконечному удивлению любовью. На миг мне стало страшно. И зачем я взяла на себя такую ответственность? Теперь эти дети (по-другому их никак не назовешь, глядя на их счастливые рожи), пойдут на все ради меня, а я в свою очередь прекрасно знала, что буду защищать этих "мерзких тварей", как называл их Колден, до последнего.

"Это же упыри!!! Наверное…"

Я знаю. Но в данный момент они всего лишь дети, дождавшиеся, наконец, того, кто будет их любить и понимать…

"Чокнутая!" — только и смогло сказать мое подсознание. А подсознание ли? В последнее время меня одолевают смутные подозрения. Таких ярко выраженных мыслей внутри меня раньше не было. Нет, как нормальный человек, я мысленно всегда говорю с собой, но что-то раньше не замечала, чтобы ответ приходил так ясно. Словно кто-то действительно говорит со мной… "Может, об этом ты подумаешь потом?" — деликатно так намекнуло нечто. Угу! Но я не забуду, можешь не надеяться…

"А я и не надеюсь. Зная твой паршивый характер…".

Я ошеломленно замерла. Выходит это, правда! Все это время я говорила не сама с собой, а с кем-то чужим?!

Ладно, об этом действительно потом. А пока я почувствовала как волна, исходящая от меня успокаивается и пропадает. Упыри молча поклонились, и исчезли в ночи. Я потерла лоб руками и шумно выдохнула:

— Все. Можно спать. Они нас не тронут, и другим не дадут.

Вся команда, не отрываясь, смотрела на меня. Спрашивать, почему я так в этом уверена, они не стали. Слепых нет. И так всё видели.

Вампир пожал плечами, с пониманием посмотрел на меня (за что я была ему крайне признательна) и лег спать. Зато остальные…

— Ну, что вы так на меня уставились? — не выдержала я.

— Зачем ты их отпустила? — медленно спросил колдун.

— Иначе было бы хорошенькое начало правления: Королева убивает своих подданных! — усмехнулась я. Тэм предоставил коню разбираться со всем самому и присоединился к Луну. — Тем более, почему ты так уверен, что справился бы со всеми упырями.

Учитель упрямо мотнул головой:

— Как-нибудь…

— Колден — тихо начал вампир. — Поверь, вчетвером мы бы не справились со всеми. То, что ты видел, были не те упыри, что ты знал по книгам и редким встречам. Это скорее, даже не упыри, а старейший вид нежити, существовавший с начала сознательного мира. — Колдун хотел, было возразить, но вампир не дал. — Ты хоть раз видел, чтобы упыри могли быть ТАК похожи на человека? Эти существа могут менять внешность, но я тебя уверяю, что упыринная шкура — не их привычная. Скорее она удобна для охоты.

Я не стала слушать дальше и легла на заботливо подстеленное Бораком одеяло. Ну, хоть кто-то меня понимает! Затем мгновенно отрубилась.

Ночь прошла спокойно, зато утро…

— Мы готовы служить вам, госпожа! — показались в тени двое «упырей», перепугав меня до икоты.

— С ума сошли? — взвыла я, глядя, как тонкий лучик солнца скользнул по руке бледной девушки с красивыми синими глазами. — Сгорите же!!!

— Не волнуйтесь, госпожа, — тонко усмехнулся паренек, стоящий рядом с девушкой. На вид он был не старше меня, однако я отчетливо понимала, что лет ему н-ное количество… — Благодаря вам, мы теперь можем спокойно выносить солнечные лучи.

— Ага! — только и смогла сказать я. Те двое не выдержали и улыбнулись.

— Странная вы королева — задумчиво сказала девушка, но тут же испуганно зажала себе рот, глядя на меня округлившимися глазами.

— Расслабься, — ухмыльнулась я. — Вы, между прочим, тоже не похожи на классических темных.

— Но ведь темные разными бывают — тихо сказал парень. Я согласно кивнула, а потом взглянула на успокоившуюся девушку:

— Вот и ответ на твой невысказанный вопрос.

— Мы рады, что вы пришли, Королева.

— А кто же вы такие на самом деле? — не выдержав, полюбопытствовала я. — То, что не упыри — это понятно. Кстати, а клятву-то вы мне давали?

— Вам не нужна наша клятва — улыбнулся светловолосый парень с темными, янтарными глазами. Девушка, похожая на него, как две капли воды, разве что за исключением цвета глаз, радостно закивала, вторя ему. — Мы всегда были преданы вам…

— Ребят — осторожно начала я. — А вы в курсе, что я не та прошлая королева…

— Мы знаем — просто сказал паренек. — Но этой ночью вы доказали, что являетесь нашей Королевой. То, что вы другая, не меняет сути.

— К слову, о нас — перебила я. — Вы скажете, наконец, кто вы такие или нет?

— Мы hina tari, или Дети Королевы.

Я молча выпала в осадок. Вот ведь…!!!

"Мамаша…" — ехидно хихикнул голосок.

А до тебя я еще доберусь!

"А я всегда рядом…".

Чтоб тебя…

— Ладно, детишки, — проворчала я, а мои подданные прыснули, но тут же сделали почтительные лица. Я не выдержала и расхохоталась. — Со мной идти не надо. Я сомневаюсь, что Колден примет вас. — Те понятливо кивнули. Правда, в глазах их блеснуло твердое убеждение: мол, вы как хотите, но мы вас проводим. Поняв, что они не отстанут, я не стала им запрещать следовать за мной. — Короче, проследите, чтобы в горах нас никто из нечисти и нежити не трогал. Но дальше гор — ни ногой, лапой или чем там еще… Понятно?!

— Хорошо, Королева, — огорченно опустили головы они. — Дальше гор мы не пойдем. Но помните, что вы всегда нас можете позвать. Любой из народа hina tari будет рад вам служить.

И они растворились в тени.

Я только ошеломленно покачала головой. Бр-р-р! Может, это мне привиделось? Я поглядела на неглубокую речушку, к которой направлялась, пока не встретила hina tari. Потом оглянулась на скрытый за пышными кустами лагерь, где друзья возились с завтраком. Плюнула на все и, умывшись, потопала обратно.

* * *

— Что так долго? — спросил Тэм, что-то весело насвистывая. Я лишь мрачно взглянула на него. Проходя мимо кустов, я нечаянно зацепилась за ветку плащом и по привычке дернула, чтобы освободиться. От резкой боли, мое настроение не повысилось. А когда увидела, что на плаще проступила кровь, так вообще озверела. Не перевязывать же, в самом деле! Вот умора — забинтованный плащ.

"Ну, зато вполне в твоем стиле" — хмыкнул голос. Ну, вот и ты еще настроение портишь. Ты кто вообще?

"Что-то часто в последнее время стал звучать этот вопрос, не находишь?" — мимолетно так поинтересовался некто. Я только зарычала.

Борак, сидевший рядом, изумленно покосился на меня, не отрываясь от птичьего крылышка. В его карих глазах ясно промелькнул вопрос: а не сошла ли я с ума окончательно?

— Все нормально — проворчала я. Затем принялась уплетать поджаренного гуся, так любезно подстреленного вампиром из короткого лука негра. Колден, стоящий неподалеку, вовсю уплетал поданный ему овес, припивая вином.

— Эй, учитель — аж привстала я, глядя на эту картину. — А ты как везти меня собираешься? Ножки-то не подкачают, а? — Я понимаю, что до гор недалеко, но идти пешком, ведя на поводу пьяного в дупель колдуна, то еще удовольствие…

— Я знаю свою меру, — недовольно буркнул Колден. На что Лун не преминул заметить:

— То-то ты до сих пор зеленеешь при упоминании своего столетия…

Я не выдержала и покатилась со смеху, глядя, как Колден невольно сглотнул и отодвинулся от широкой миски, в которой плескалось вино. Тэм и вампир присоединились ко мне.

Отсмеявшись, мы собрали вещи, попросили прощения у Колдена и отправились дальше. К вечеру горы предстали перед нами во всей своей красе. И в ужасе тоже.

Громадные скалы были почти отвесными. Дороги, тропинки или на худой конец просто зазора между ними не наблюдалось. Теперь понятно, почему горы называются Сумасшедшими.

— Мы там пройдем? — с подозрением покосилась я на Тэма. Остальные разделяли мою точку зрения, поэтому негру пришлось ответить.

— Попробуем — его голос звучал невозмутимо. — Но гарантий не даю.

— Что пройдем?

— Что выживем, — отрезал Тэм.

Меня пробрал мурашек. Сильно так пробрал, да и отпускать видимо не собирался, по крайней мере, в ближайшее время.

— Ну, Фор — пробормотала я, уже в сотый раз — Ты у меня в бо-о-ольшом долгу…

Мы подошли вплотную, и я недоуменно посмотрела на колдуна.

— Слушай, а ты как пойдешь? Может, останешься? — предложила я, но конь смерил меня таки-и-им взглядом, что я предпочла прикусить язык — понятно.

Борак хмыкнул, а Тэм, расседлав своего коня, снял с него все сумки и отпустил на волю.

— Он не сможет пройти, а тащить еще и его нам будет не под силу.

— Что значит тащить? — с подозрением спросила я.

— То и значит. Видишь там, на высоте площадки? — я взглянула в указанном направлении и действительно различила некоторые плоскости. Если не ошибаюсь — их пять. Пятая является своеобразной перемычкой между двух гор. — Мы лезем на первую, а затем втаскиваем на нее нашего колдуна.

У меня от этого заявления отпала челюсть.

— И как ты себе это представляешь?

— Не волнуйся — успокоил меня колдун. — Я смогу уменьшить свой вес.

Я только обреченно вздохнула и полезла…

Ой! Мамочки! Я мысленно уже успела проклясть тот день, когда я ступила ногой в этот мир.

Впереди полз, цепляясь за камни Тэм, я карабкалась за ним, соединенная с нашим проводником веревкой. Глядя на то, как негр сноровисто поднимается вверх, я невольно позавидовала ему. Ну, когда же эта площадка!!!

Руки устали неимоверно, про ноги и говорить нечего, а когда я глянула вниз, так вообще плохо стало.

Мимо меня пролетел Лун в виде летучей мышки. Он что-то насмешливо пискнул и исчез за камнями. Я только вздохнула. Везет же неко… Вот черт!!! Как я могла забыть???

"Вроде такая молодая, а уже склеротик" — фальшиво посочувствовал голос.

Ну, раз такой умный, так мог бы и напомнить.

"А зачем" — хихикнул голосок — "Было смешно наблюдать за твоими потугами…".

Вот сволочь! Других слов нет…

Я крепко вцепилась в камень, затем обратила плащ в крылья. От давней царапины не осталось и следа. Отвязав от себя веревку, соединяющую меня с Тэмом, я оттолкнулась от скалы и полетела спиной вниз. Крылья раскрылись, превратив бесконтрольное падение во вполне осознанный полет. Эх! Посторонись! Я облетела какую-то птицу, которая от удивления раскрыла клюв, и взмыла вверх.

Я заметила, как Тэм испуганно дернулся, почувствовав, что веревка обвисла. Затем посмотрел вниз, а потом перевел взгляд на меня.

— Твою мать!!!! - вскрикнул он, ошарашено выпуская камень. Я охнула и кинулась за ним.

— Цепляйся быстрее! — заорала я, из последних сил удерживая его в воздухе. Крылья работали в усиленном режиме, но даже при этом мы продолжали медленно спускаться вниз. Наконец, это черномазое чудо сообразило, что к чему и вцепилось в проплывающий мимо камень. Я вздохнула с облегчением и выпустила негра из рук. — Ну, ты и…! У меня все мышцы болят.

— Сама виновата, — огрызнулся Тэм. — Надо же было ТАК пугать!

— Какие мы нежные — съязвила я. Но потом успокоилась и полетела на поиски вампира. Погонявшись немного за ним, я в очередной раз поняла преимущество маленького размера тела, особенно в полете. Маневренности мне явно не хватает, по крайней мере, по сравнению с маленькой летучей мышью. Короче когда Тэм дополз — таки до площадки, я уже набила себе уйму шишек и синяков, но Луна так и не поймала. Насмешливо смеясь, наглый вампир пролетел мимо моего носа и скрылся среди камней. — Вот зараза!!!

— Ты о чем? — спросил запыхавшийся негр, присаживаясь рядом со мной и свешивая ноги с обрыва. — Надеюсь не обо мне? А то у меня еще ожог с прошлого раза не прошел…

Хм, было дело… Ну, лады. Сейчас не до этого.

— Кстати, ты, почему раньше не сказала, что у тебя крылья? Так ведь и инфаркт можно заработать…

— Забыла — пожала плечами я.

— Забыла??? - округлил глаза Тэм. — Как про это можно забыть? — и он попахал руками в воздухе, изображая крылья.

— Обыкновенно. Когда у тебя за спиной плащ, вот уже который день, то довольно трудно помнить, что это крылья… особенно если появились они недавно.

— Появились?

— Это долгая история — поморщилась я. — Давай как-нибудь в другой раз.

— Ловлю на слове. Но если и ты, и вампир можете летать, то зачем вам проводник?

— Не знаю — честно ответила я. — Мы с Луном возможно и перелетели бы через эти чертовы горы (и то не факт! Высота такая, что недолго и задохнуться от недостатка кислорода), но Колден… К тому же ты нужен нам не только как проводник.

— То есть? — мгновенно напрягся негр

— Как друг — просто ответила я.

Тумба-Юмба не выдержал и расплылся в улыбке, но тут нас прервал магически усиленный голос колдуна:

— Вы где застряли? Я УСТАЛ ЖДАТЬ!!!!

Мы с Тэмом одинаково поморщились и взялись за дело. Прилетевший вампир помог нам поднять непарнокопытного учителя на площадку. Но, несмотря на наши совместные усилия, Колден плюс мешки с вещами, оказались весьма и весьма тяжелыми. Устали все, включая колдуна, беспрестанно шептавшего заклинание уменьшения веса, перемешивая его с истеричными воплями. Наш колдун, оказывается, боялся высоты.

— Все, Колден. Тебе пора на диету — выдохнул Борак, втаскивая колдуна на площадку и снимая с него все вещи. — Ты один весишь столько, сколько мы трое вместе взятых.

— Клевета! — возмутился колдун. — И вообще у меня стресс. Мне надо поесть.

И не слушая наших протестов, он раскопал мешок с овсом и принялся за еду.

— Вот старый…! - не выдержав, тихо пробормотал негр. Слава Богу, Колден его не услышал. Боюсь, подобного наши уши уже не выдержали.

Я тихо ворчала, расслабляя усталые мышцы рук. Лун пожалел меня и помог размять плечи. В итоге, Тэм поглядел на меня и решил устроить привал, благо он и сам выглядел весьма и весьма усталым.

— Что дальше? — полюбопытствовала я, поедая копченое мясо, посыпанное предусмотрительно купленной приправой.

— Ну, еще четыре площадки, — задумчиво припоминал негр. — Затем немного дальше, перед Клыком будет вход в пещеры. Они весьма удобны для прохода. Дня три — и мы на той стороне.

— И все? — не поверила я. — Что-то слишком просто…

У меня с рождения в характере присутствовал непомерный скептицизм. Именно он помог мне обойти ошибки многих молодых девушек, поведшихся на сладкие слова и обещания.

— Поверь, тебе и этого хватит — усмехнулся Тэм.

Как в воду глядел. На последней пятой площадке я рухнула на камень, и на попытки поднять меня, отвечала одними и теми же словами: "Лучше прибейте меня, или дайте умереть самой…".

— Я говорил — многозначительно промолвил негр. Я могла лишь с ненавистью посмотреть на него, да еще запустить камнем.

— Ты когда-нибудь научишься бросать не в меня?! - взвыл вампир, потирая ушибленную руку.

— Может быть — пожала ноющими плечами я. — Но боюсь, это будет не скоро…

Колден и Тэм не выдержали и слажено фыркнули. Я только мрачно посмотрела на них и села. Бамс! Вот и ответ раздраженного Луна.

Я потерла спину и поплелась за одеялом. Спать на голом камне мало того, что неудобно, так еще и вредно для моего хрупкого здоровья.

"Это у тебя то здоровье хрупкое?!" — хмыкнул "кто-то". — "Ты и раньше не особо то болела, а сейчас, будучи Королевой, так и говорить нечего. Подхватить смертельно-опасные болезни тебе точно не грозит".

Слушай, утихни, а? И без тебя тошно…

"…"

Сам такой!

Мы завалились спать, не выставив часовых. Нечисть и нежить на нас не нападет — hina tari проследят.

Наивные… В горах ведь не только нечисть и нежить водится…

— Ай-яй! — закричала я, когда кто-то сильный схватил меня за ноги и поднял вверх. Плащ беспомощно свисал вниз, закрыв мне обзор. Наконец, я избавилась от помехи и взглянула на того, кто так бесцеремонно подвесил меня вниз головой. — Ой, мама!

Напротив моего лица оказался огромный, с мою голову, глаз. Карий зрачок недобро взирал на меня.

— А-а-а-а! — завопила я. Меня тряхнули и клацнувшие зубы нечаянно прикусили язык. — Чтоб вам пусто было, уроды. Я не мешок! Меня не надо вытряхивать!!!

Тряска прекратилась. Я огляделась, насколько возможно в подобном положении. На площадке, возле входа в пещеры стояли три великана, метров по десять каждые. Один держал меня, другой — матерящегося негра. Третий подхватил на удивление молчаливого Колдена и перекинул через плечо. Вампира нигде не было видно…

— Отпустите меня немедленно!!!… Хотя нет — мгновенно передумала я, поглядев вниз. — Лучше бережно поставьте на площадку.

Ответа не было. Несколько минут великаны смотрели на нас, затем развернулись и зашагали куда-то.

— МАМА!!! - не выдержала я, повиснув над пропастью. Этот идиот-переросток, залазил на одну из скал. Причем используя одну руку, а в другой по прежнему сжимая мои конечности. Не знаю, сколько продолжалось это экстремальное путешествие под аккомпанемент наших с негром криков, но казалось, что целую вечность. Под конец мне даже понравилось! Честное слово! Стало ясно, что великан привычен к такому способу передвижения, и ронять меня категорично не намерен, так что опасности в принципе нет. Зато, какой адреналин…

"Точно псих…" — как-то обреченно промолвил голосок.

Молчать! Не порти кайф.

Я с восторгом осматривалась вокруг с огромной высоты. Пейзаж офигительный! Эх, сюда бы Моне, вместе с Рембрандтом в придачу… Какие бы были шедевры…

Ну, как и всякому удовольствию, моему экстриму пришел конец. Перед великанами разверзся зев пещеры, в который они вошли с видимым удовольствием. В пещере горел яркий костер, создавая на диво уютную обстановку. Нас отпустили в углу. Я плюхнулась на каменный пол, чуть не сломав шею, но вовремя успевшую перевернуться в воздухе. На меня сверху свалился Тэм, вызвав поток нецензурной брани. Колдену было хуже всех. Благодаря строению тела он довольно сложно перенес падение. Но затем оклемался и, прихрамывая, двинулся к нам с негром.

— Все, — шумно выдохнул он. — Пора на заслуженный отдых.

После чего он долгое время стоял молча, потом встрепенулся, пристукнул копытом и прошептал пару фраз. Его поврежденную ногу окутала легкая дымка, а потом он радостно запрыгал вокруг нас.

— Получилось!!

— Что получилось? — с подозрением осведомился Тэм. — Ногу что ли вылечил?

— Ага!

— А чего так долго стоял молча? Готовился морально? — ехидно вопросила я.

— Нет — мрачно ответил Колден. — Я вспоминал слова.

Мы с негром не выдержали и закатились, правда, тут же умолкли.

— Ну-с, пора за дело, — с этими словами я встала с пола и зашагала к сидевшим вокруг костра великанам. Тэм и Колден поспешили за мной.

Подойдя поближе, но так, чтобы гигантский костер не обжигал жаром, я сложила руки этаким рупором и закричала:

— Эй, вы там, наверху!!! Какого фига нас сюда притащили???

Учитель и бывший разбойник только покачали головами и синхронно покрутили пальцами у висков, мол, «это» не лечится…

— У-у-у? — великаны, наконец, обратили на меня внимание и соизволили повернуться. — Че сказала?

— Еще и глухие — тихо проворчала я, а потом с новой силой заорала:

— Зачем сперли нас, говорю??? Вам че, делать больше нечего?

— Еда — облизнулся ближний ко мне великан, протянув руку.

— Сам еда! — обиделась я.

— Начинается — закатил глаза Колден.

А я в это время вещала в "массы".

— Эй, переростки! Я требую выполнения моих условий, а также компенсацию за принесенный моральный ущерб. Думаю, мешка два золотом хватит… или три… ну, можно и больше, я не жадная.

— Сумасшедшая еда — искренне удивился тот, что был напротив.

— Насчет сумасшедшая — возможно — не стала спорить я. — Но еще раз заикнешься про еду — сам ей станешь!

— Ха-ха-ха! — громовый хохот потряс пещеру так, что я не устояла на ногах. Судя по воплям друзей, их постигла та же участь. — Ну, насмешила. Не бойся — есть не станем. Я не дам!

— И на том спасибо — проворчала я. — А ты кто такой?

— Я брат этих тупоголовых — и он кивнул головой с рыжими патлами на своих соседей. — Самый умный великан в этих горах.

— Мне повезло… — буркнула я, но потом задала самый волнующий меня вопрос — Зачем нас повязали?

— А че вы по горам шляетесь? Это наша земля! Может мы, горные великаны, меньше равнинных, но уж явно поумнее. И земли свои стережем, а то вы люди все уже себе подгребли.

— Ыгы! С этим все ясно! А отпускать ты нас не думаешь? Нам как бы поторопиться следует.

— Наверное — задумался великан. — Тут вы, по крайней мере, мне на фиг не нужны.

— Как тебя зовут то, горе луковое? — вздохнув, поинтересовалась я.

— А так умником и кличут — простодушно ответил великан.

— Слушай, Умник. Я Милена. Мы пока спать пойдем, а завтра все решим.

И я плюхнулась в углу на какие-то шкуры, предварительно проверив их на вшивость. Тэм улегся рядом, уже ничему не удивляясь.

— Кстати, а где наш блудный вампир? — поинтересовался Колден.

— А черт его знает — зло проговорила я. Фиг с ним. Смылся куда-то. Да и вещи пропали. На стоянке должно быть остались. Жалко ведь.

Колден лишь недовольно фыркнул и, пнув меня копытом напоследок, удалился в другой угол.

Все, спать!

"Тебе все бы поспать, да пожрать" — ехидно буркнул голосок.

Заглохни, и упаси тебя Господь храпеть ночью…

В ответ голосок только изобразил храп, причем весьма натуральный. Издевается сволочь.

"У меня характер носителя…" — мимолетно просветил меня голос.

Охотно верю… СТОП! Какого носителя? Ты о чем?

"Хр-р-р"

Не притворяйся! Я точно знаю — ты не спишь!

Молчание.

Ну и хрен с тобой.

С этими мыслями я заснула.

Утром пораньше, я растолкала Колдена.

— О, многомудрый учитель…

— Чего тебе надо, мучительница? — простонал конь.

— Да так, ничего. Состоянием вашим справиться…

— По глазам ведь вижу, что врешь!

— Вру — не стала спорить я. — Мне это… озерце маленькое нужно…

— Что?! - у Колдена от неожиданности отпала нижняя челюсть.

— Ну, озерце, помыться. От меня так воняет этими шкурами… — поморщилась я.

— Ха! И как я тебе его сделаю? — ошарашено спросил конь.

— Ну, вы же такой умный, сильный, всезнающий… — затянула я.

— Хватит! — прервал меня Колден. — Я попробую.

Он отошел в свободный угол и начал что-то усиленно бормотать, пристукивая время от времени мощным копытом.

Некоторое время ничего не происходило, и Колден многообещающими глазами смотрел на меня, но затем…

Грохот разбудил Тэма. Тот с завидной скоростью вскочил и выхватил ятаган. Правда, завидев нас с Колденом, стоящих с чистыми, невинными лицами, зло сплюнул и вложил оружие в ножны.

— Что тут у вас? — раздраженно спросил он.

— Ванна — с умиляющим своей наивностью лицом, ответила я.

На самом деле перед нами разверзся пол пещеры и неглубокую, но широкую трещину наполнила кристально чистая, а главное теплая вода.

— Отвернитесь — приплясывая от нетерпения, потребовала я. Друзья со вздохом послушались, и я с визгом рухнула в воду, предварительно скинув всю одежду (ну кроме плаща, разумеется, который мгновенно обратился в крылья). - Хорошо-о-о!!!

Затем, не выходя из воды, я постирала одежду. Вылезла, отряхнула крылья… и увидела Луна.

Тот стоял в проеме пещеры и с открытым ртом смотрел на меня.

Взвизгнув, я завернулась в крылья и в бешенстве уставилась на покрасневшего вампира. Сила быстро набирала обороты, правда пустила я ее на просушку одежды. Судя по легкому запаху гари — злилась я сильно.

Одевшись под прикрытием шипованных крыльев, я с самым садистским выражением лица направилась в сторону Борака. Тот ойкнул и мгновенно обратился в мышь. После чего скрылся в утреннем небе.

— А что случилось то? — недоуменно спросил Колден, разворачиваясь ко мне.

Все понявший Тэм, в это мгновение, весело ржал над случившейся ситуацией, потом пытался объяснить колдуну всю соль…

— Убью! — сверкнула глазами я.

— Молчу — сдавленно проговорил негр и над подгибающихся ногах двинулся к выходу, тихонько хихикая в ладошку.

Я же приблизилась к спящему Умнику и без малейшего труда запустила мини молнию в складки его штанов. Тот мгновенно подскочил, держась за пострадавшее место. Надо отдать ему должное — громко он не орал, но и его тихого вопля хватило, чтобы все присутствующие (включая двух собратьев Умника) подскочили на месте и затем рухнули на пол.

Через час, я попросила успокоившегося Умника перенести нас через горы, намекая, что он, дескать, обещал.

— Да, ну! Разве? — засомневался Умник. — Я точно обещал?

— Конечно — не моргнув глазом, соврала я.

Некоторое время великан морщился, зевал и тер переносицу, после чего встал одним рывком.

— Ну, раз обещал…

И вот мы сидим в руках трех великанов, что спорым шагом приближались к концу нашей главной проблемы — гор.

— Умник, скоро еще? — заныла я. Руки и ноги уже весьма чувствительно затекли, а размять их не представлялось никакой возможности.

— Сейчас будем — с этими словами великан спрыгнул вниз с приличной высоты, заставив мой желудок болезненно сжаться, а крылья испуганно трепыхнуться. Наконец меня поставили на землю. Ноги не выдержали и уронили меня. — Вот. Дальше идет пустыня, но мы по ней не пойдем.

— И на этом спасибо — искренне поблагодарила я. Великаны махнули нам руками и скрылись среди камней.

Я поднялась на ноги, которые все еще покалывали мелкие противные иголочки — это кровь наращивала свой темп, размяла конечности. Затем направилась к Тэму и Колдену, которые проделывали аналогичные действия.

— Ну, что? И как через пустыню пойдем? — поинтересовалась я.

— Не знаю — хмуро пожал плечами негр, поправляя перевязь с ятаганом. Я перевела взгляд на колдуна, тот только покачал головой.

— Отлично, без воды, без припасов и сменной одежды — нам везет — констатировала я.

Внезапно послышался шум крыльев, и перед нами приземлилась огромная летучая мышь, сжимающая в лапах мешки. Когда Лун вернулся в свой человеческий облик, я подчеркнуто равнодушно подола к нему и взяла свой рюкзак. Затем повесила его на плечо и, чуть пошевелив крыльями, устроила его поудобнее.

— Мил, — позвал меня вампир. — Прости! Я улетел на охоту, перед тем как вас схватили.

— Угу! А больше не за что ты не хочешь попросить прощение?

От гнева мои глаза вспыхнули и заискрились. Лун поспешил отойти от меня подальше.

Я направилась к Тэму и, забросив самые тяжелые вещи на колдуна, мы отправились в путь.

К вечеру у меня в голове даже с закрытыми глазами промелькивали барханы. Невыносимая жара только и оставляла желать хорошего ледяного душа…

Сама пустыня, как говорил негр, была небольшой, но тот факт, что мы путешествуем пешком, а не на конях, уже убавлял шансы на хороший конец. А они и так весьма невелики.

Укутавшись во все, что только можно, мы старались спастись от палящего солнца. Хуже всех приходилось вампиру — для него такое солнце пускай и не смертельно, но все же болезненно. А лучше всех естественно было Тэму. Что еще с негра, привыкшего к родной Африке, ждать?

Я же и Колден шли, высунув языки. Жара доканывала. Крылья стали холодными, стараясь облегчить мне жизнь, но это помогало лишь отчасти. Наконец, Тэм взглянул на меня и дал привал в тени высокого гребня бархана. Я плюхнулась на песок и категорически отказывалась сдвигаться с места. Голова болела нещадно. Я тихо застонала. Кто-то поднес ко мне воду и намочил лоб.

Я приоткрыла глаза. Надо мной склонился встревоженный вампир.

— Мы отдохнем до ночи, — сообщил он, внимательно глядя на меня. — Потом двинемся дальше. Теперь привалы будут днем. Так будет легче.

— Ага — выдохнула я, тем не менее, не высказывая особого воодушевления.

Ночь наступила не скоро, но когда она пришла я почувствовала себя во сто крат лучше. Пусть и жарко, но хоть солнце в лоб не светит. И то радость. Вампир тоже заметно приободрился. Тэм и Колден взирали на нас с законным возмущением. Все же они существа дневные, в отличие от нас.

Мы продолжили путь. А ведь и прав был Лун. Стало намного легче. З ночь мы прошли вдвое больше, чем за день. Ведь недаром умные люди советовали пересекать пустыню по ночам.

Я немного полетала по воздуху, поднимаясь к облакам, где было намного прохладнее. Лун как привязанный следовал за мной, отправленный совместными усилиями Колдена и Тэма. Ну-ну, из вампира нянька, как из меня ангел…

В общем, заметив обозленный взгляд глаз летучей мыши, я спустилась вниз и присоединилась к друзьям.

Снова день. И снова мы лежим на песке, докопавшись до более прохладных слоев земли. Плащи закрывали нас с головой, не давая солнечным лучам ни единого шанса.

Тэм мог по праву гордиться своей одеждой из крокодильей шкуры. Она охлаждала тело и не давала солнцу жечь кожу. Я некоторое время завидовала белой завистью, но потом успокоилась, вспомнив, что мои крылья не хуже.

Опять ночной переход. Пустыня уже вызывала во мне чистую ненависть. Да к тому же банальная скука выводила из себя…

Впрочем, после я пожалела о том, что жаловалась на отсутствие каких-либо событий.

Во время одного из дневных привалов, мы уснули как убитые, устав за ночное время.

Вот только разбудили меня не ночью, как обычно, а посреди бела дня. Причем чувствительным уколом острого лезвия в мягкое место.

Я разозлено открыла глаза, собираясь высказать шутнику Тэму все, что я о нем думаю, но проглотила свои слова, замерев на месте. В тусклом свете восходящего солнца можно было отчетливо увидеть наглые ухмылки на заросших рожах. Что за черт?…

— Вставай! — рявкнул тот, что был ближе ко мне. Я не хотя послушалась. Затем огляделась по сторонам. М-да. Ситуация мне очень не нравится.

Во-первых, нас окружили.

Во вторых, нас окружили по всем правилам.

В-третьих, их много.

Я, Лун и Тэм стояли спина к спине. Колден не подавал признаков человеческого разума и дал себя взять за уздцы.

Оружие у всех забрали, точнее только у меня и у Тэма. При вампире на первый, да и на второй взгляд оружия нет. Крылья мои уже заранее замаскировались в плащ, так что не привлекали кочевников (а это были они) ничем, кроме хорошего качества «ткани». Кто-то шибко умный старался снять его с меня, но не смог. Угу. Плащ можно снять только с моей кожей со спины. К тому же он словно сросся на моей груди, поражая несведущих отсутствием застежки.

Я в свою очередь смотрела на одинаковых, своими серыми балахонами и повязками на лицах, кочевников. Вспышка темного света (как ни странно это бы не звучало) на миг заморозила всех. Затем мои друзья уже привычно не обращали внимание на мою вновь появившуюся корону, но то друзья…

Жадные кочевники возбужденно переглянулись. Колдовство их пугало, но алчность брала верх. И так, без глубокого изучения было ясно, что эта вещь стоит баснословных денег. Эх! Видели бы они мой меч в деле… Не, ну идиот в самом широком смысле этого слова!

"Причем редкостный" — согласился голосок.

Мое восклицание вызвал один из кочевников, который, повинуясь зову своей алчности, протянул руку к моей голове. Мои друзья злорадно усмехнулись, предвкушая представление. Оно не заставило себя ждать. Вороватый кочевник с воплем отскочил от меня и принялся кататься по песку, стремясь погасить самого себя. Ха! Наивный. Корона не терпит чужого прикосновения. В конце концов, мужчина затих, распространяя вокруг себя густую вонь горелого мяса. Я поморщилась:

— Жадность фраера сгубила… м-да, вот и доказательства великой поговорки.

Лун тихо хмыкнул, но сдержал свои комментарии при себе. Эх, если бы его примеру последовал тот тип в красной повязке.

Злобно выругавшись, он подошел ко мне и с размаху залепил пощечину. Я, не ожидавшая подобного, рухнула на землю, сплевывая кровь с разбитой губы. Злость удушливой волной поднималась в душе и на этот раз я не стала ей препятствовать. Правда, меня опередил вампир, который, тихо зарычав, отправил кочевника в долгий полет с разорванным горлом. Я замерла в ошеломлении. Никогда не видела, чтобы двигались с такой скоростью. Длинные когти, «украсившие» пальцы Луна, повинуясь красивому плавному движению, пропороли кожаные доспехи кочевника (видимо вожак, раз ходил в доспехах в такую жару) с ошеломляющей легкостью. Брызнула кровь… и завязалась короткая битва, а если быть точнее, то просто бойня. Вампир и Тэм легко прорубались сквозь ряды врагов, оставляя позади себя кровавую просеку.

Тем временем поутихшая было злость, вернулась с новой силой, когда ко мне приблизился один из кочевников. Рассчитывая на легкую победу, он рывком поднял меня на ноги и притянул к себе, держа в другой руке длинный кривой нож.

— Развлечемся? — насмешливо спросил он.

— Почему бы и нет?! - оскалилась я, легко ускользая из его объятий. Клыки блеснули в нарождающемся свете, и мужчина всерьез задумался, а так ли легка была добыча?

Сила поднималась, даря власть над всем, что меня окружало. Я мельком огляделась по сторонам и заметила, что больше половины кочевников уже валялось на так надоевшем мне песке. Поняв, что с остальными друзья справятся, я перевела свою злость на песчаные дюны, внушающие мне откровенную ненависть.

На ум всплыло заклинание ветра, которое Колден пытался вдолбить в меня. Губы быстро прошептали смутно понимаемые слова.

Некоторое время было тихо. Все замерли, почувствовав присутствие чего-то невероятно сильного. Лун, Тэм и Колден ринулись ко мне, гадая, что же я вытворила на этот раз.

На лицо подул легкий ветерок. Затем он начал постепенно усиливаться.

— Что это было? — вопросил подбежавший конь. Лун приблизился ко мне, потянув за собой негра.

— Ты чего? — недоуменно пробормотал Тэм, смотря на вампира.

— Глянь туда — кратко сказал Борак и кивнул головой на приближающееся темное пятно. Кочевники, как и негр, последовали совету вампира и поняли все быстрее остальных.

— Песчаная буря!!! - пронеслось среди них.

На нас летел шквальный ветер, неся с собой тонны песка. Я испуганно зажмурилась, плюхнулась на землю и укрылась своим плащом, только теперь понимая какую пакость я сотворила. Остальные последовали моему примеру. Мысленно молясь, я прижалась к вампиру и замерла.

Друзья сгруппировались вокруг, матерясь сквозь стиснутые зубы. Несмотря на приближающуюся смерть, я заинтересованно посмотрела на негра, стараясь расслышать среди воя ветра его весьма интересную фразочку на счет одной ведьмы-недоучки, сующейся в… те места, куда не надо. Надо же какая фантазия! Мое искреннее восхищение, Тэм.

"Горбатого могила исправит" — фыркнул тоненький голосок. — "Оно близко".

Я вжала голову в плечи в ожидании сильнейших порывов ветра, но легкий ласковый ветерок привел в обалдение не только меня, но и остальных друзей.

Приподняв головы, мы обозрели невероятную картину: сплошной песок вокруг ревел и хрипел, подчиняясь силе ветра, но вся эта мощь огибала небольшой клочок земли, где находились мы с друзьями.

— Вот…!!! - охрипшим голосом прокомментировал Колден. С удивлением покосившись на него, остальные, тем не менее, согласились с его мнением, выразив это в основном через маты.

Высота купола, что удерживал стихию в некотором отдалении от нас, не позволяла нам встать на ноги и выпрямиться в полный рост. Со страхом и в тоже время с восхищением мы смотрели, как над нами бушует природа, вызванная моей злостью.

"Злостью?! Скорее дуростью…".

Ой, доберусь я до тебя…

"Ню-ню".

Насмехается гад. Знать бы еще кто именно…

Через несколько минут ветер утих, представив нашим глазам совершенно гладкую, без единого бугорка землю, покрытую песком. И ни единого кочевника. Купол вокруг нас исчез, и мы с руганью начали выбираться из занесенного на нас песка. Наконец, выкарабкавшись, мы с умным видом посмотрели на север.

— Ну, хоть идти меньше — пожал плечами вампир и первым двинулся к темной полосе леса, виднеющейся впереди. Остальные последовали за ним.

* * *

К ночи мы добрались до леса. И остановились на привал, не решаясь зайти в темные дебри.

— Пойдем с утра, — решили все и начали быстро готовить себе стоянку. Вскоре в воздухе разнесся аппетитный запах супа, сваренного негром. Я облизнулась. Впервые, за последние восемь дней я хотела есть, как нормальный чело… хм, как нормальная нелюдь.

Насытившись, я подумала, что жизнь прекрасна. О том, что будет в ближайшие дни, я предпочла не загадывать. Ведь и так понятно, что все выйдет по-другому, не так как ты рассчитываешь.

Мрачная стена леса, ощерившаяся колючками, давила на меня. Чувство близкой опасности не проходило, заставляя вздрагивать при каждом шорохе. Видимо остальные чувствовали себя аналогично, поскольку Колден еле слышно прошептал заклинание охранного купола, и по начерченному вампиром кругу пробежала белая искра.

— Теперь мы в полной безопасности — торжественно начал колдун, но тут, словно желая поиздеваться, из леса донесся леденящий кровь вой. Все вздрогнули: столько тоски и одновременно животной злобы таилось в нем. Когда вой утих, мы с Бораком скептически покосились на смущенного Колдена. — Ну, хорошо. Мы в относительной безопасности… ладно мы в полном дерьме! Успокоились.

Не сговариваясь, мы с вампиром кивнули с самыми наглыми рожами. Колден огорченно вздохнул:

— Вот ведь спелись…

Тэм, сидящий неподалеку, хмыкнул:

— Одним словом — нелюдь. Что еще от них ожидать?

— Слышь, черный. По роже захотел? — хором возмутились «нелюди». Тэм, получивший подтверждение своим словам только расхохотался. Вскоре мы присоединились к нему.

Как ни странно, заснуть смогли все, несмотря на уверения в полном нежелании спать в подобном месте. Поэтому с утра меня ожидали подколки вампира, а после мы объединились и уже измывались над проснувшимися позже нас Колденом и Тэмом.

Поев, мы собрали вещи, закинули их на печально вздохнувшего Колдена и вступили в лес. Готовые ко всему, вплоть до скоро нападения врага. Но уж чего мы точно не ожидали, так это громких торжественных фанфар, зазвучавших при первых наших шагах в лесу.

Навстречу из-за кустов выползли вполне «миловидные» существа и расстелили перед нами красную ковровую дорожку, исчезающую де-то среди зелени.

Мы оторопели:

— Что здесь происходит? Либо мир сошел с ума, либо сошли с ума эти конкретные монстры…

— А почему не мы? — полюбопытствовал Тэм, не отрывая глаз от странного зрелища — монстры играющие на музыкальных инструментах.

— Потому что мы сошли с ума уже давно, раз приперлись сюда — любезно сообщил за меня Лун.

Мы не без опаски вступили на ковер, резонно ожидая какой-то пакости. Ничего не произошло! Я аж разочаровалась.

"Что подтверждает сказанные вампиром слова, на счет вашего ума. По крайней мере, у тебя точно крыша давно и безвозвратно съехала, не оставив адреса или даже контактного телефона…".

У-у-у!… ты и еще какая!

"Но-но! Попрошу без оскорблений!" — возмутился голос.

Может, ты признаешься-таки, кто ты? А?

"Мечтать не вредно!"

Вредно не мечтать!

"Вот и мечтай себе втихомолку и не мешай умным существам…"

Кто еще кому мешает! — праведно возмутилась я. — Кстати, а что ты там, на счет умного существа болтаешь? Не, на счет существа я не возражаю, а вот на счет умного…

"Один-один".

Я повторюсь, но вот…!

Пройдя несколько десятков метров по ковру, мы вышли на идеально круглую поляну с аккуратно подстриженной травой. Посредине стоял круглый стол с ароматно пахнувшей едой и высокими кубками превосходного вина. Не, это переходит все границы!

— Будьте добры — угощайтесь — счастливо улыбаясь, начало мохнатое, зубастое существо, неопределенного серо-коричневого цвета.

— Какого черта? — не выдержала я. Вампир переглянулся с Тэмом и Колденом… и согласно поддержал меня. Хм, неожиданный финт. Мир определенно сошел с ума…

— Что? — тем временем непонимающе выпучил глаза ужастик. Остальные уродцы так же уставились на меня, молчаливо требуя объяснений.

— А ничего! — ответила я, приходя в странное веселое состояние. — Какого фига вы тут балаган устроили?

— Вы слышали? — взвился мохнатый, поворачиваясь к своим соплеменникам. — Она пренебрегает нашим божественным гостеприимством! — Мы с друзьями недоуменно переглянулись и синхронно покрутили пальцами у висков. — Отомстим, товарищи! — в этих словах мне послышалось что-то мучительно знакомое. Был один человек, только он что-то про верную дорогу говорил…

"Товарищи" издали одобрительный рык, обнажая длинные клики и разевая пасти. Когти оставляли длинные борозды на земле.

— В бой! — проорал подстрекатель.

— Вот это по-нашему — искренне обрадовалась я, засучив рукава.

Борак взглянул на меня и, обнаружив, как загорелись мои глазки, расхохотался.

— Вот кто главный виновник нашего сумасшествия — выдал он ошарашенному Колдену и Тэму.

— Клевета! — праведно возмутилась я. — С ума по одиночке сходят, а не все вместе!

— Ну, точно психушка на выезде — переглянулись между собой монстры. Теперь пришла их очередь крутить пальцем у виска и сочувственно смотреть на нас.

— Но-но! Поосторожнее со словами, а то можно и без языков остаться — посерьезнела моя команда.

— Так за чем же дело? — воодушевилась я, представив как монстрики, вытянув языки, ожидают, когда им их отрубят.

"Мечтательница…".

МОЛЧАТЬ!

— Бр-р-р. Ну и лес! Сюда бы дровосеков… вот черт!!! - это восклицание вырвалось у меня, когда пробираясь к монстрам, схоронившимся в кустах от нас, я оцарапалась об острый мерзкий сучок.

"Ох, создатель! А силу-то зачем прибавила???" — вырвался крик сердца у голоска.

Рядом с нами заалело пламя, из которого начали строем выходить, распространяя вокруг себя отчетливый запах серы, черти. Натуральные! С копытами, пятаками и рогами, которые воинственно нацелились на нас.

— Кто вызывал? — звучно проревел высокий, рыжеватый… не черт — чертище! Ростом выше Тэма, шире его же в плечах, с мускулатурой как у Шварцнегера.

— Вот уж кому надо было язык оторвать — простонал Колден, многозначительно поглядывая на меня.

— Эй, а что вы такие кровожадные? — опасливо отодвинулась я от них, предпочитая стать поближе к чертям. Последние с интересом наблюдали эту сцену.

— Кто вызывал? — уже более злым тоном вопросил Черт.

— Ну, я. Чего надо-то? — вздохнула я.

— Чего нам надо? — поразились черти.

— Ну не мне же! — возмутилась я.

— Ребят, — проникновенно начал рыжий черт-капитан, обращаясь к моей команде. — Она у вас не того?

— Того! — предательски подтвердили мои друзья.

— Сама вызвала, а тут "чего надо". Нет, ну где это видано? — вскипел черт.

— Раз уж вы так настаиваете — мягко прищурилась я — то можете и послужить. Вас, конечно, случайно позвали… но раз уж пришли, то расчистите дорогу к башне.

— ЧТО? По какому праву? Где договор? — взревели черти.

— Ну, вы ребята и бюрократы — неприятно поразилась я. — По какому праву, говорите?

И я выхватила меч Бога, приставив полыхающее лезвие к горлу капитана.

Мысленно, однако просила меч не перебрасывать огонь на черта, каким-то чутьем понимая, что рожденный в жарком аду, он не перенесет пламя льда (как бы дико это не звучало, но зато верно. Какое пламя еще так разит холодом?). Меч послушался, однако на шее черта все равно появились ожоги, покрытые инеем. Ну, что ж, не смертельно и ладно.

— Хорош-шо — прошипел черт. — Право принято. Эй, болваны — тут же заорал он на своих подчиненных. — Быстро за дело!

И он начал активно подгонять своих рогоноцев.

— Не дрейфьте, ребята — подбодрила я. — Грудь колесом, хвост трубой!…

Они выполнили!!!

Замерев на секунду, я упала на землю, задыхаясь от хохота. Рядом валялись мои друзья, не выдержавшие подобного зрелища — черти, скрученные баранкой, с воинственно встопорщенными хвостами… ну, наивные…

"Ха-ха… сама ты наивная" — отсмеявшись, фыркнул голос. — "Признав твое право, они обязаны выполнять любой твой приказ, каким бы идиотским он ни был".

И надолго?

"Пока не отпустишь" — пояснил он. — "Вот поэтому черти редко признают за кем-то право им приказывать, тем более, если не заключен договор".

А если я их никогда не отпущу?

" То скоро об этом пожалеешь" — предупредил голос. — "Черти весьма мстительны. Они будут ходить за тобой повсюду, пока не отдашь им приказ не сопровождать тебя, будут выполнять все твои пожелания, даже если они не приказаны чертям. Представь что будет?"

Я представила и содрогнулась. Ведь и вправду говорят: хочешь погубить человека — выполни ВСЕ его желания.

Если я нечаянно, в приступе раздражения скажу нечто вроде "чтоб ты провалился" или "черт меня побери"… ведь выполнят гады!!! И поберут уж точно, причем с удовольствием. Уж не говоря о то, что могут пострадать мои друзья.

"Осознала?"

Угу. Этими слугами мне не обзавестись…

"Ну, хоть где-то ты шаришь мозгами… последними".

Ты опять?

"Лучше займись чертями" — посоветовал голос, и, хихикнув на последок, замолк.

И впрямь. Глядя на злые рожи чертей, я подавила вновь вспыхнувший смех и рыкнула:

— Кончай цирк! А ну за дело!

Черти мигом вскочили, обливая меня матами, но за дело и впрямь взялись. Возникшие из ниоткуда топоры замелькали в сноровистых руках, расчищая нам дорогу в этих негостеприимных дебрях.

Мы с колдуном осторожно последовали за ними. Следом двигались Лун и Тэм, прикрывая тылы. Монстриков в кустах никто не отменял. А с их пакостными рожами, характер должен быть не лучше.

Прошел час нашего путешествия.

Прошло два.

Прошло три.

На четвертый моя злость уже придавливала к земле. Когда будет эта чертова башня?

В тот момент, когда я была готова уже сорваться, мы вышли к концу нашего путешествия.

Башня! В пору было любоваться ее невероятно высокими и черными стенами. Ее слюдяным блеском, зловещим на фоне светлого неба. Ее формой цилиндра, с отсутствием окон и дверей…

Вот последнее меня как раз и доконало! Стремясь выпустить пар, я вызвала силу.

— Входа нет… — послышался голос Колдена.

Я напряглась. Блестящая стена треснула и взорвалась с оглушительным грохотом, заставив чертей шарахнуться в сторону. Открылся довольно высокий, но узкий пролом.

— Уже есть — прокомментировал Борак и первым шагнул в дыру. За ним последовал Тэм, замыкала я, приказав чертям ходить за мной. Колден, в силу своего сложения, явно не пролазил, так что его пришлось оставить снаружи.

* * *

— Включите свет, дышать темно — взвыла я в который раз. Чтобы зажечь глаза, нужна сила, которая в данный момент отсутствовала по понятным причинам. Уж не знаю почему, но я чувствовала себя неприятно опустошенной, а ночное зрение требовало, чтобы тело было в приличном состоянии, а не на последнем издыхании от усталости. — Чтоб ему пусто было!

— Кому? — раздраженно поинтересовался Тэм. Как и я, он собирал все неровности на стене — будь то барельеф или статуя. Лун же чувствовал себя превосходно…

— Хозяину! Не может свет зажечь, экономный, мать его…

Не успела я доворчать, как зажегся яркий свет, ослепив нас.

— Вот блин, попроси и получишь… на свою голову — в сердцах воскликнула я, усиленно моргая глазами. — А по слабее сделать нельзя, транжира ты наш?

Тэм хихикнул. Борак же был в более мрачном настроении — его глазам свет был уж слишком нестерпим.

В этот момент свет померк, оставив едва различимое свечение.

— Ну вот, — выдохнула я, вытирая влажный лоб. — Давно бы так.

Я осмотрелась вокруг. Мы вломились с улицы в коридор, тянущийся без конца в обе стороны, с постепенным закруглением. По принципу логики следовало пойти направо, но наша троица упорно полезла налево.

Теперь стало видно, пусть и слабо, настенные узоры. Как и следовало ожидать — это были картины убийств, казней и т. д. вместо потолка было необъятное черное пространство.

— А че никого нет? — недоуменно озиралась я, следуя за Луном. — Ну, я так не играю…

Пройдя еще с сотню метров, я откровенно заскучала, и поэтому, когда впереди мелькнул-таки, наконец, силуэт монстрика, я кинулась к нему как к родной маме, оглашая коридор радостными криками.

Чудище как ветром сдуло. Его суматошный испуганный топот затих вдали.

— Дожились, — грустно усмехнулась я. — Уже и монстры сбегают от меня.

— Ага! И мы скоро сбежим — не упустил подобного случая ехидный вампир.

— Только попробуй — возмутилась я. — Из-под земли достану… — тут я в ярости замерла.

— Что? — спросил вампир и проследил за моим взглядом.

Поняв, что там, он согнулся от дикого хохота. Я в ярости кинулась к стене и толкнула… дверь! Она вела на улицу! А рядом была дыра, возле которой стоял встревоженный Колден.

Увидев мою находку, конь и Тэм нагло заржали, вторив Луну.

— Я… злость выплескиваю… весь запас… а тут ДВЕРЬ!!!!

Тут уж к моей веселящейся компании присоединились и черти. Такого дружного смеха совершенно разных существ этот мир еще не встречал.

"И не встретит больше, если из этого мира уйдет одна особа, способная искренне рассмешить своей глупостью даже таких темных существ как вампир и черти…".

И без всяких там обойдемся…

— Ну, хозяин — пробормотала я. — Ну, встретимся с тобой…

И я вновь шагнула в темный коридор. Теперь Колден мог пойти с нами, благо ширина двери позволяла. Коридор был уже другим, словно войдя в дверь, мы попали в истинную башню.

Следующих монстров я, не глядя, разрубила вспыхнувшим мечом. Вскоре мы наткнулись на залу, в центре которой высилась винтовая лестница без перил. Крутые витки терялись в выси. Мои глаза, наконец, вспыхнули зеленым, позволяя разглядеть конец ступеней. Тело восстановило потерянную жизненную силу.

Подниматься мне было явно лень, поэтому крылья плавно раскрылись за спиной. Блеснули черные когти и я, оттолкнувшись от каменного пола, взлетела вверх.

Борак, обматерив меня, последовал следом в виде тотема бэтмена.

Колдун и негр понеслись следом по ступеням, а поскольку для коня это было чрезвычайно сложно, то маты летели на меня не только со стороны вампира.

Я яростно взмахивала черными крыльями и скалила острые клыки.

Видимо видок у меня был еще тот, поскольку монстры на этажах, мимо которых я пролетала, шарахались в стороны с испуганными воплями. Плевать! Я злая, нервная и сумасшедшая, как говорили другие, и как чувствовалось мне самой.

"Ну, наконец-то признала…" — довольно отозвался на мои мысли голосок, пока моя ярость не окатила и его. — "Прекрати!"

Тогда замолкни!

Вот и конец. Я мягко опустилась на площадку. Рядом приземлился Лун, тут же превращаясь в человекообразную нелюдь… в крайне обозленную нелюдь. Он схватил меня за руку и сунул себе за спину.

— Я была бы оч-чень благодарна, если бы ты все-таки отош-шел — язвительно прошипела я.

И тут началось. Туча монстров ввалилась в зал, где кончалась лестница (но так и не появился потолок), угрожая нам всем, чем только можно — клыками, когтями, мечами и другим оружием.

Мы ввязались в драку и тут подоспели Колден с Тэмом. Последний усмехнулся белоснежными зубами и вытащил свой верный ятаган. Монстры выли и наступали… Ха! Самоубийцы что ли?

Мой меч разил направо и налево то лезвием, а то и рукоятью по зубам. Вокруг меня уже лежала значительная часть нападающих. Правда, один, самый резвый, умудрился поранить меня копьем со спины. Я в конец осатанела. От души шибанув эфесом копьеносца по затылку, я с удвоенной скоростью (а она и так была немаленькая) взялась за дело.

Клыки я в ход не пускала — не животное же. Но вот шипы и когти крыльев от души шуровали по телам противников, вспарывая их как бумагу.

Лун, унесенный битвой в сторону, наконец, пробился ко мне. Заметив кровь на моем пораненном боку (и это не смотря на то, что я вся была забрызгана кровью противников!) он яростно замахал мечом, смотря многообещающе, причем на меня! Не поняла! А я то в чем виновата???

Видимо этот вопрос отразился на моем лице, поскольку вампир весело ухмыльнулся и покачал головой. Мол, гадай сама. Ну и кто он после этого?

Черный клинок Луна скользил в воздухе, оставляя размазанный след. Я в некотором восхищении следила за его изящными и точно выверенными движениями. Тот заметил и довольно оскалился. Клыки его были испачканы красным. Я невольно вздрогнула. Вампир дернулся и спрятал клыки, после чего отвернулся и полностью отдался битве.

Мимо меня пролетел упырек, отправленный точным ударом копыта Колдена. Тут же следом метнулась и огненная стрела, поразившая упавшую цель.

— За что ты его так? — сочувствуя упырю, поинтересовалась я.

— Он меня укусил! — возмутился конь.

— Да ну, — заинтересовалась я, пропуская над собой еще одного летягу, пущенного уже Тэмом. — А за что если не секрет?

Негр тоже прислушался, однако Колден на отрез отказался отвечать. Мы с бывшим разбойником заговорщески переглянулись и отправились на поиски того подгорелого упыря-счастливца. Найти его оказалось довольно сложно, но мы справились. Вконец испуганный упырь, за которым мы гонялись битый час, был загнан в угол, где и был задан животрепещущий вопрос. Ошарашенная жертва, сперва долго молчала, приходя в себя, а затем тихо поинтересовалась, что именно за этим мы искали его? Получив утвердительный кивок, упырь с сочувствием посмотрел на нас, как на тяжелобольных и ответил. Мы с Тэмом закатились от хохота, и, пользуясь нашей занятостью, упырь ускользнул.

— Ну, надо же — отдышавшись от смеха, произнесла я.

— Ага! Зато, какой козырь против нашего колдуна… — мечтательно промолвил Тэм. — Теперь он не отвертится от магического укрепления моего ятагана.

— Угу! И будет делать мне ванну тогда, когда я захочу — вторила ему я, вновь кидаясь в битву.

Вскоре монстры кончились. Не ушли, а именно кончились. Всех, кто был на этом этаже, мы отправили на тот свет.

Я выбралась из груды мертвых тел, превратив крылья в плащ, и шагнула к небольшому коридору, заканчивающемуся массивной дверью. Отрубив замок своим великолепным мечом, который на раз разрубил железо, я шагнула внутрь. Моим глазам предстала круглая комната… и Фор, заключенный в колпак слепящего света.

— Фор! — крикнула я и ринулась к нему. Меня схватили за руки и оттащили от светового кокона.

— Тебе жить надоело? — прошипел разъяренный Лун. — Так я помогу более безболезненно отправиться на тот свет. — Я старалась вырваться, но вампир держал крепко. — Этот кокон сожжет тебя и не шелохнется. Так, что ты погибнешь и не спасешь своего принца.

— Что это за кокон? — словно со стороны я услышала свой сухой и напряженный голос. Мои глаза следили затем, как свет с внутренней стороны кокона подбирался к лежащему воину, разрастаясь в ширину.

— Скажем так, если ты хочешь, чтобы той враг умер не скоро, но уж точно наверняка, то заключи его в этот кокон. Свет подбирается медленно, но на последней стадии, когда он уже достаточно близко к телу, темп ускоряется во много раз. Еще несколько минут и спасать уже будет нечего.

— Его можно разрушить?

— Теоретически — возможно — начал подошедший конь. — Но на практике еще никому не удавалось…

— Почему? — безучастно спросила я.

— Погибали — просветил меня колдун. — Купол уничтожается изнутри. Поэтому магов не сажают в него, ну или сажают только в бессознательном состоянии. Разумеется сильных магов.

— Как туда пройти?

— А стоит ли так рисковать? — усомнился Колден.

— Стоит — прошептала я. Свет был уже совсем близко. Еще минута и мой друг превратиться в пепел…

Вампир, настороженный моим тоном, покрепче вцепился в мои плечи.

— А если не сможешь? — и он пытливо посмотрел мне в глаза. В ответ встретил только яростную решимость. — Что ж, это твой выбор.

И он отпустил меня.

Выслушав заклинание от Колдена, я шагнула к кокону. Кожу начало неприятно покалывать. Нараспев, как и было сказано, я произнесла нужные слова, после чего из моего тела вырвалось что-то черное, как сама тьма, и окутало меня. Образовался кокон, так похожий на тот, что окружал Фора, только мой был угольно-черный, в полный противовес слепяще-белому. Моя защита. А выдержит ли?

Я заскрипела зубами, отгоняя непрошенные мысли и напутственная всполошенным криком внутреннего голоска: "Сумасшедшая! Смерти захотелось?", шагнула в свет. Боль мгновенно охватила меня. Казалось, что огонь сжигает кожу и обугливает кости, но я делала медленные шаги по направлению к лежавшему другу. Кроме меня, больше некому помочь. Королева тьмы я, в конце концов, или хрен собачий?!

Эти мысли словно придали мне сил, и я рывком очутилась возле Фора. Боль накатила с новой силой и я, не слыша испуганных криков друзей, упала на колени. Собрав остатки сил, я отбросила от себя защиту, которая, мгновенно разросшись, поглотила свет, после чего, я рухнула рядом с Фором, погрузившись в спасительную тьму.

* * *

Темно. Почему? Что случилось? Где я?

"Глаза открой, дубина" — посоветовал облегченно вздохнувший голосок. — "Ну, ты, мать, и напугала меня".

Я мысленно поморщилась, поскольку звук голоса отозвался в голове тупой болью. Да и по-настоящему кто-то кричит. До меня, как сквозь вату донесся чей-то голос, который упорно звал меня.

— Мил! Мили!! МИЛЕНА!!!

Я не выдержала, и открыла глаза, собравшись высказать крикуну все, что я о нем думаю. Но надо мной обнаружился Фор. Он гладил меня по голове и встревожено смотрел в лицо. Увидев, что я открыла глаза, он радостно вскрикнул (от чего я опять поморщилась, голова и так раскалывается). И только тут до меня дошло…

— Фор! — я подскочила и тут же со стоном рухнула обратно. — Чертов купол, — прошипела я. — Чтоб этому колдуну всю жизнь икалось! — Затем перевела взгляд на здорового, хоть и исхудавшего воина. — Ты как?

— Лучше, чем ты — усмехнулся он, а затем серьезно добавил — спасибо.

Я смутилась. А что на это ответить? На здоровье?

В этот момент к моим ушам пробился тревожный звук. Вампир и негр изо всех сил сдерживали натиск на дверь, привалившись к ней плечами. Колден, судя по его напряженному лицу, что-то колдовал.

Так. Валяться некогда. Я, скрипя зубами, и опираясь на руку Фора, поднялась на ноги.

— Ну! Что тут у вас? — и я проковыляла к ним.

— Милена? — резко повернулся ко мне вампир. Он дернулся было подойти, но новый толчок в дверь заставил вернуться на место. — Ты в порядке?

— Не в полном, но в порядке — хмыкнула я. Силы и вправду постепенно возвращались к измученному организму. По крайней мере, я стояла куда тверже, чем раньше и не шаталась как былинка на ветру. — Кто там, в гости так рьяно просится? Чего не впустите? Гостеприимство надо проявлять, граждане…

— Язвит — значит в порядке — заключил негр.

— Так что там с гостями?

— А колдун тот, неизвестный который — прояснил ситуацию учитель.

— Так давайте познакомимся! — потерла руки я. — У меня столько долгов… А долги нужно отдавать… Кстати, Фор, знакомься — это мой учитель Колден. Заколдованный в коня колдун. Это Борак Лун — вампир. А это — и я повернулась к негру — это Тумба-Юмба, из Африки, что в моем мире.

Фора больше всего потряс, наверное, негр. Бедный воин: похитили, в каком-то световом изоляторе держали, спасла девушка вкупе с вампиром, колдуном и негром-разбойником. Меня б кондрашка хватила.

Надо признать, Фор на удивление быстро справился с эмоциями (практика, мать ее… принц ведь как-никак). Что было тому причиной: воспитание во дворце, или вежливый стук в дверь — я так и не поняла.

Тут сзади раздалось недовольное ворчание. Я резко развернулась, положа руку на рукоять меча. Высокий, рыжеватый черт, набычившись, смотрел на меня, поигрывая топором.

Заметив мой возмущенный взгляд, черт довольно ухмыльнулся:

— Ты приказала не ходить за тобой — так я и не ходил. Я перенесся.

"Я же предупреждала…".

Предупреждала? Значит ты женского рода? Попалась зараза!

Я довольно улыбнулась и посмотрела на опешившего от моей реакции черта. Тут меня за руку тронул Фор.

— Мил, ты где его откопала???

— А-а-а, — отмахнулась я. — Они нам дорогу до башни прорубали.

— Они?

— Ну, чело… чертей двадцать — задумалась я. — А это чудо с рогами — их командир.

— Ага! — и воин замолчал, с любопытством уставившись на занервничавшего черта. Ого! А в чокнутой компании прибавление! Теперь у нас сумасшедшая пятерка! Это радует. О чем я не преминула сообщить своей команде. Те только посмотрели на меня, как на самого главного психа, но спорить не стали, разумно решив, что себе дороже.

— Слушай, ведьма… — но заметив мой разъяренный взгляд, он замер. — Ну, ладно, Королева. — На этих словах, Фор с интересом взглянул на меня и его взгляд выражал самое искреннее желание вытрясти мою душу в поисках интересующих его подробностей. — Ты должна отпустить нас, или мы будем преследовать тебя, пока не убьем.

— Иди к Дьяволу — поморщилась я. На что черт довольно усмехнулся:

— С радостью.

— Ну… тогда ступай с Богом — выкрутилась я.

— С ума сошла? — взвился черт.

— Причем уже давно — пробормотал Лун. Я обернулась к нему, собираясь хорошенько треснуть, но тут меня прервал возобновившийся стук в дверь.

— Заколебал, дятел!! - рявкнула я. Все присутствующие в комнате невольно подскочили. — Если ты сейчас не угомонишься, то я выйду и тебе клюв сверну!!!

Стук затих. Я довольная этим маленьким успехом развернулась к терпеливо ожидающему черту:

— Теперь с тобой разберемся! — черт испуганно дал задний ход. — Мой приказ: выучи библию от корки, до корки. Потом сама проверю. После этого можешь быть свободным, а твоя команда да будет свободна сейчас.

— Чего? — Черт неверяще уставился на меня, словно сомневаясь в своих ушах.

— А ничего, — мое воображение рисовало мне удивительно комичную картину: черт, в белом балахоне, с пушистыми крыльями за спиной и нимбом над рогами. Я не слишком удивилась, когда все вышеуказанное появилось на работничке топора… только теперь, вместо топора в руках у черта была библия.

Моя компания задыхалась от смеха, глядя на побуревшего черта, старающегося стянуть одежду и оторвать крылья. Фига с два он все это снимет!

— Учи — повторно приказала я, и черт покорно исчез.

Я устало опустилась на место, где лежал Фор. Глаза закрывались, да и сил маловато будет. Внезапно возникшую паузу разорвал тихий, вежливый стук в дверь.

— Ну, все! Достали! — я в бешенстве поднялась с пола и решительно направилась к двери. Оттеснив ошеломленных друзей, я схватилась за ручку и резким рывком распахнула дверь. — Чего надо, мать вашу!!!!

Монстры, стоявшие за дверью осторожно, глядя на меня, вступили в проход, готовясь бежать при первом случае. Вот так всегда! Сперва грозятся и требуют, чтобы дверь открыли, а когда выполняешь их горячо желаемое требование, выясняется, что оно им особо-то и не было нужно! Что за мирок! Зачем требовать, если результат вами не желаем?

Впрочем, о деле. Слегка успокоившиеся монстры выстроились в две шеренги, соорудив этакий парадный проход.

— Щас чудик главный притопает — шепотом комментировала я происходящее. — Чур, я его ухайдакаю!

Все согласно кивнули, признавая это право за мной.

"Хм, попробовали бы не признать…".

Вот уж верно.

В конце коридора появился темный силуэт, который приближался к нам. Вот он вошел в комнату…

Я охнула. Передо мной стоял светловолосый парень лет двадцати, одетый в джинсы, кроссовки и футболку, с надписью "Наша Russia".

— Твою мать!!! - это уже вырвалось у нас обоих. Он так же заметил на мне кроссовки и изрядно потрепанные джинсы. Наш дружный смех огорошил всех присутствующих.

— Как звать-то? — спросила я, расслабляясь.

— Олег Владимирович Дроздов — представился он. — А ты вроде Милена?

— Угу! Ну, блин! Бывает же такое… Из России? Хотя чего спрашиваю…

— Точно — улыбнулся он. — Русских за километр видно.

— А-а! — радостно закричала я. — Земляк, наконец-то!

И мы обнялись в порыве нежного чувства патриотизма.

Хочу приметить, что в этом мире я говорила на языке Корвии. Видимо автоматически выучила его, когда перешла через портал. И вот сейчас мы быстро забалакали на русском, наслаждаясь родной речью, которую из присутствующих друзей, понимал лишь Фор, да и то серединка на половинку.

Вся моя четверка, да и монстры взирали на нас двоих с искренним изумлением. Я болтала бы сколько угодно, если бы не слабость. Олег это заметил и прервал веселый разговор, предложив выспаться и встретиться завтра утром.

Я с радостью согласилась, выцыганив еще и ванную, после чего под ворчание друзей проследовала за хозяином башни до комнаты, отданной в мое распоряжение. Остальных тоже разместили с комфортом.

Приняв, наконец, ванну, я блаженно завалилась на мягкую кровать, застеленную черным постельным бельем. Сон сморил незаметно.

Меня разбудил легкий деликатный стук в дверь.

— Войдите — крикнула я, прикрыв голое тело черной тканью и спрятав плащ-крылья.

В комнату вошел Олег, смущенно улыбаясь.

— Извини, что разбудил. Я тут хотел предложить…

— Олег, кончай мозги парить. Чего надо?

— Одежду чистую принес — жизнерадостно отозвался тот. — Тебя все ждут в зале. Он по коридору направо.

— Давай сюда и вали. Я оденусь. И не смотри на меня такими несчастными глазами!

Олег разочарованно вздохнул, после чего вышел в коридор и прикрыл за собой дверь, хитро улыбнувшись напоследок.

Я оглядела одежду. Зеленое короткое платье с «горлышком» и без рукавов. Простенько и со вкусом. К нему прилагались туфли на высоком каблуке. И расческа.

Я оделась и расчесалась. После чего подумывала, было снять медальон, как меня прервал голос:

"Не советую это делать".

Что? Снимать медальон? А почему?

"Не надо и все. Иначе я не смогу скрывать излучение изумруда".

Так это ты???

"Ну, я. И что?".

Я с потрясением посмотрела на свой медальон, где ехидно сверкала эта мерзавка.

"Па-апрашу!!!"

Проси, но кто же даст? А как еще тебя называть? Ты, зараза этакая, все время доставала меня, а я как дура таскала тебя на себе!

"Почему как?… Все, молчу-молчу" — и змейка умолкла.

В дверь постучали. Я открыла и уставилась на маленького монстрика с аккуратной черной шерстью.

— Я провожу — прошелестел он. И двинулся по коридору. Я последовала за ним.

"Не доверяй ему" — тихо промолвила змея.

Почему? — я сразу поняла о ком идет речь.

"Раз продавшись тьме — к свету не вернуться чистеньким. Пятно останется навсегда. Он слишком властолюбив".

Да понимаю я, — грустно ответила я, медленно шествуя по коридору. — Сейчас он не трогает меня только потому, что обрадован неожиданной встречей. Потом фактор неожиданности пройдет и он вспомнит, что я — враг. Битва с ним все равно будет — рано или поздно.

"Рада, что ты это понимаешь".

Поскольку наш разговор шел мысленно, то монстр ничего не слышал. Поэтому я могла не волноваться на счет шпионов. Я прошла в зал, где за столом сидели мои друзья с Олегом, и пили… без меня!!!

— Ну, вы гады!!!! - с чувством гаркнула я, подойдя к ним незамеченной. — Пить без меня? Я вам этого не прощу…

— Офигительно выглядишь — протянул Олег на русском, глядя на меня восхищенными глазами.

Я довольно улыбнулась и уселась между ним и Фором. После чего приступила за еду.

Вино текло рекой. Причем такой… а когда совершенно трезвые Олег и я поглядели на моих пьяных в дупель друзей (Колдену налили в объемную миску), то откровенно загрустили…

— Слушай, а водка есть? — с надеждой спросила я.

— Есть! — обрадовано вскочил Олег, после чего хлопнул себя по лбу и сел обратно. Затем взмахнул рукой и на столе образовались рюмочки и водка. Рядом же стояло блюдце с национальной закуской — солеными огурцами.

— Надеюсь, назавтра рассол найдется?! - вопросила я, опрокидывая в себя первую.

— А как же! Ну, между первой и второй…

* * *

— Слу-у-ушй — и я тыкнула пальцем в окосевшего Олега. Правда, попала только с пятой попытки. — Ты м-меня ув-вжи… то есть ув-важаешь?

— Уваж-ж-жаю — усиленно кивая, подтвердил хозяин башни. — А-а ты?

— И я — согласилась я. — Так выпьем ж-же зав… за ув-важение…

— Выпьем.

Выпили…

— Меж-жду шестна-адцатй и семна-адцатй перерывчик не-ебольшой…

— Ага!

* * *

— Ой, моро-оз, моро-о-оз, не моро-озь меня-а-а! — наши с Олегом пьяные голоса отразились от стен зала, вернувшись с двоенной силой, так, что даже разбудили остальных. Некоторое время послушав, они начали старательно подвывать. Испуганные жуткими воплями, в зал влетели высокие амбалы-охранники из гоблинов. Правда, увидев сцену "пьяный повелитель и ведьма с КО" они замерли в полнейшем ступоре, портя все веселье. Олег замахал на них рукой, и они поспешно удалились прочь. Концерт продолжился…

* * *

Я уснула, положив голову на плечо Фора. Однако долго мне поспать не дали.

— Ты почто пришла-то? — заплетающимся языком начал Олег.

— А че? Что-то не страивай-ет? — протерев глаза, спросила я. — Ты вот знаешь какой пол… пог… тьфу… подлюга! Вот! На фиг моег-го учителя зак-колдовал? Он кон-нечно ворчун поряд-дочны-ый… — я, шатаясь, встала напротив Дроздова, уперев руки в бока. — Если бы ты его голоса лишил еще… Так, не то… короч-че, своих в обиду не да-аю. Я уж не говорю про зомби… И самый животрепчущий ва-апрос: на кой ляд Фора упер?

— А че нельзя?? - обиделся Олег. — А вот ты… — И начался пьяный диспут, в котором припоминались и мои и его прегрешения друг перед другом. Хм, если посчитать, то моих будет побольше… Но я же девушка!

— Не, ну ты ответь? На фиг Фора стянул, что на мальчиков потянуло? — все более распалялась я.

— С дубу рухнула. Да я… — и все по новой, только на более повышенных тонах. Время от времени в мой пьяный мозг пыталась достучаться змейка, но терпела провал за провалом.

Нас спор грозил перерасти в драку. Мы с Олегом горячо спорили, кто кому сделал больше зла. Дошло до того, что мы уже начали рассказывать несуществующие (читай: придуманные на ходу) трагедии, в коих был виноват оппонент.

К концу я уже схватила кувшин с вином и запустила его в Олега. Тот в свою очередь саккумулировал в руках громадную по мощности молнию, способную сжечь все вокруг…

Бах! Кувшин состыковался со лбом Наместника. Молния вырвалась из его рук и, пролетев в метре от меня, шарахнула в стену. Та затрещала. Голубые искры заклинания разбились на части и ринулись в разные стороны, чудом не задев никого из присутствующих. Правду говорят: пьяным везет, как и дуракам.

Очнувшиеся друзья вскочили на ноги и бросились ко мне.

— Бежим — крикнул Фор, схватив меня за руку. Ноги подгибались, но мы немыслимыми зигзагами добрались-таки до двери и ринулись по коридору. Стены трещали, получая разряды от выпущенного на волю заклинания. Наши пьяные маневры в стиле "а нам дороги мало", позволяли уворачиваться от искр, и продолжать свой спешный ход. Заглянув по пути в комнаты, мы прихватили вещи и бросились к лестнице.

— Надо меньше пить — как мантру повторяла я, сбегая по крутым ступеням. Только намного позже я осознала, как близко мы были к смерти: любое попадание молнии, неосторожный шаг на лестнице…и все! Но это было потом.

Сейчас же мы подгоняемые падающими обломками неслись вниз, стремясь быстрее покинуть сие место. Пьяный туман стремительно проходил, не оставляя даже похмелья. Вот и Коридор. Мы рванули по кругу, и вскоре выскочили на дневной свет. Отбежав подальше, я мельком подумала, что уже не в первый раз вижу подобное…

Башня рухнула, погребая под обломками всех, кто там остались.

— Ну, вот и все — произнес Колден. Мы обернулись и замерли. — Ну? Чего уставились? Я это, я!

Перед нами стоял не черный, великолепный конь с серебряной гривой, и такого же цвета глазами, высокий, бодрый старичок, с седыми волосами до плеч и длинной пушистой бородой. На нем была одета темно-синяя мантия, со странными белыми вкраплениями.

— Тебе бы еще колпак со звездами — и вылитый Мерлин, — расхохоталась я.

— Эх, колпак я потерял — сокрушенно вздохнул колдун, но тут же оживился. — Ты знаешь Мерлина?

— Не на прямую — уклонилась от ответа я. — Кстати, а почему ты вернулся в свой облик?

Тэм, Лун и Фор также в ожидании ответа уставились на Колдена.

— Очень просто, — загорелся бывший конь. — Я мог вернуться в свой облик в двух случаях: либо заколдовавший вернул все назад, либо он погиб.

— Это значит…

— Да-да — радостно прервал меня старичок. — Олег или как там его — погиб.

— Жаль — загрустила я. — Эх, а ведь мой земляк был.

— Ничего — как-то грустно усмехнулся Лун. — Скоро ты и остальных увидишь.

— Ты сможешь вернуть меня назад? — я мгновенно повернулась к колдуну.

— А то — и он достал из возникшей в его руке сумки мешочек, в котором был зеленый порошок. Сдув его с кулака в воздух, учитель быстро-быстро зашептал какие-то слова. На его последнее слове, в заклинание вплелся жуткий вой, от которого волосы на голове поднялись дыбом.

— Все! — крикнул Колден и перед ним появился белый круг света. — Милена, быстрее…

Договорить он не успел, его снова прервал вой, прозвучавший гораздо ближе.

— Е- мое — прошептала я, когда увидела, сколько монстров нас окружают. Тут в моей голове что-то щелкнуло, и я все вспомнила…

— Ребята — закричала я, подзывая всех, а когда они приблизились, обратилась к Фору — помнишь я тебе говорила, что мне снился сон в первую ночь пребывания в Корвии.

— Ну — начал уже что-то подозревать принц.

— Так вот. Все, что с нами приключилось, с момента, как я вступила в этот мир во второй раз и до этой минуты — все это приснилось мне тогда. Я это видела.

Все пораженно молчали. Первым опомнился Борак:

— Эй, быстрее, они сейчас нападут.

И вправду, сотни уродливых существ, приближались к нам со всех сторон, чуть подслеповато щурясь в солнечном свете.

— И что будем делать? — спокойно поинтересовался Тэм.

— Как всегда — весело хмыкнула я. И тут… — Ребят… — жалобным голосом проныла я. Все тут же повернулись ко мне, зная, что ничего хорошего я не скажу.

— Что? — негромко спросили они.

— Я не помню вторую часть сна…

— ЧТО??? - уже совсем в другой тональности взревели они, пронзая меня отнюдь не ласковыми взглядами. Честное слово, они меня убили бы, но нашлись «спасатели» в обличье кучи монстров, жаждущих попробовать на зуб смельчаков у развалин башни.

По вою-сигналу вожака, они кинулись на нас, оглашая все вокруг радостным рыком.

— В портал — крикнул Форсей, махая рукой. — Быстро!

Я прыгнула в круг первая, за мной последовали остальные.

Посмотрим, что нам приготовила вторая часть сна.

Конец первой книги.

© Copyright Савицкая Наталья (black_shade@list.ru)

Notes



home | my bookshelf | | Медальон |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 28
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу