Book: Восьмое путешествие Синдбада



Солех Мухаммадзамон

Восьмое путешествие Синдбада

Мухаммадзамон Солех

ВОСЬМОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ СИНДБАДА

Пер. с таджикского В.Медведева

Двое ведут меня, крепко держа под руки. Я не знаю, кто они. Проснувшись, я подумал, что в течение моей жизни сон этот повторялся много раз. Но облик спутников так и остался для меня неясным. Распознать их я не мог. Странно, что всякий раз в этом повторяющемся сне я лопадал в беду. Все прошлые сны были такими же, И все они оканчивались точно так же. Двое ведут меня, крепко держа под руки...

В страхе я проснулся: наш корабль бросил якорь в заливе, на берегу которого виднелся великолепный город. Я долго не отрывал от него удивленных глаз, пока каменное спокойствие вокруг не привлекло мое внимание. Я обнаружил, что спутников моих на корабле нет.

Страх охватил меня. В ужасе бросался я из стороны в сторону, но бесполезно. Кричал, но без ответа. Воздух вокруг словно отяжелел, крик в горле словно застревал. Ноги ослабели, я сел и, безнадежно глядя на город на берегу залива, стал с беспокойством прислушиваться. Оттуда не доносилось ни звука. Словно город умер или спал в загадочном спокойствии. И в этот миг память моя вернулась из области мертвых. Тело задрожало... Я убеждал себя, что вижу сон. Но сомневающаяся мысль и холодный рассудок пощечинами хлестали меня по лицу. То, что я видел, не было сном. Как ни пытался, я не мог обмануть, обвести, уговорить себя. Чем более я пытался скрыть от самого себя истинное положение дел, тем яснее и безжалостней оно представало передо мной. Поднялась обида: почему друзья не взяли меня с собой? Вспомнилось, что ночью из-за жары я не мог уснуть в каюте. Может, искали и не нашли. С этими мыслями я отправился в обход судна.

Только взобрался на мостик, как обнаружил, что руль сломан. И в тот же миг ужасное, полное страха пробуждение вступило в душу. Вторично я осмотрел корабль: паруса порваны, снасти спутаны... Корабль во власти волн... И сам я оставлен на волю случая. Еще раз я внимательно исследовал корабль. Волны безмятежно качали судно, нигде ни следов крови, ни беспорядка, все на своих местах Мне стало еще страшнее.

Я спустился вниз, но там не осталось ни вещицы из тех товаров, что мы везли с собой. С удивлением я спрашивал себя: "Почему я не проснулся от крика, воя, причитаний купцов? Или, может быть, тут какое-то колдовство? Но тогда почему меня..." Вопросы без ответа, тревожные мысли кружились в голове до тех пор, пока не закончился день. Из города мертвых донесся беспорядочный шум, крик и гам. Словно этот город мертвецов ожил в глубинах мрака, словно духи покойников, как в сказках, перекликаются в своих могилах.

Я невольно заплакал, впервые заплакал. Сам не знаю, отчего эти слезы. Быть может, звуки, доносящиеся из города, развеяли мое одиночество. Или я плакал от того, что сбился с пути и не могу отыскать выход.

Или от скорби, навеваемой траурными звуками из города? Не знаю. Я плакал в одиночестве, прислонясь спиной к сломанному кормилу на корабле без парусов.

И вдруг в дальнем краю города на черном беззвездном небе поднялось пламя, осветив все вокруг. Крих в городе стих, и отблески пламени засверкали в моих слезах, высушив на глазах влагу, набежавшую при виде беззвездного неба. На сердце потеплело. Все это было для меня весьма удивительно и загадочно, в глубине сердца предчувствие подсказывало мне, что это путешествие станет самым необычайным, странным и страшным из всех, бывших прежде. И я раскаялся в том, что отправился в него. Но есть ли кто-нибудь, кто не каялся бы? Я проклинал ту ночь грез, что увлекла мое воображение в путешествия к далеким городам и морям.

Лишь оставив дом, чтобы пуститься в путешествие, и сев в Бандари Шопуре на корабль, я вспомнил свои обещания родным не покидать их более, но теперь уже не было смысла раскаиваться и возвращаться назад с полпути. Никогда прежде я не был легкомысленным и не бросал слов на ветер. Или во всем этом была рука судьбы? Повеял ветер желания, и я с наслаждением проводил время в кругу старинных друзей. Занимаясь торговыми делами, мы объехали несколько городов, собрали товары и отправились морем в другие края. По пути мы рассказывали друг другу различные истории, до тех пор, пока с туманом в голове я не покинул друзей и, уединившись на корме, задремал.

Те двое вели меня, крепко держа под руки. Проснувшись, я обнаружил корабль в уже описанном состоянии.

Пламя все еще стояло в вышине и, сверкая, освещало молчащий темный город. Его очертания пропадали в зарнице поднявшегося в высь сияния. Город превратился в огненный шар, и тончайшая жемчужная завеса испарений отгородила его от меня. Не в силах вынести это кольцо безымянного огня, ночь я провел в безлюдной каюте.

Двое, крепко держа под руки, влекут меня в залитый слепящим сиянием город. Со всех сторон доносятся громкие крики: "Судилище", "Судилище", "Судилище", "Судилище"... Из каждой двери и каждых ворот выходят мужчины и женщины, молодые и старые, с блюдами и плошками огня в руках, направляются в ту сторону, куда тащат меня. От этих криков и плошек с огнем мне стало страшно. Меня казнят, приведя на "судилище". Быть может, окружив блюдами, где пылает бездымное пламя, они выльют весь огонь на меня и сожгут. И наконец я видел себя перед домом, куда входили люди с огнем и из дымохода которого в небо вырывался столб пламени. Из последних сил я закричал: "Нет!" и попытался вырваться из державших меня рук. Но бесполезно, все было напрасно. Я оказался на палубе корабля.

Белеющий в утреннем свете город все отчетливей вырисовывался передо мной. Одолеваемый тысячью страхов, я выбрался на берег. Чистые и светлые торговые ряды с лавками по обе стороны вели ко входу в город. Но я в город не пошел, а остановился у лотка с жареным мясом, ожидая хозяина. Ждал я долго, но никто не появился. Лавка распахнута настежь, котлы кипят...

Вдали, вернее сказать, мне казалось, что я слышу вдали звуки человеческой речи, но порой голоса звучали совсем рядом. От этих звуков кровь бросалась мнз в голову, я вздрагивал, но, собравшись с духом, взял себя в руки и преодолел боязнь, тем более, что очень сильно проголодался. Я достал из котла столько жареного мяса, сколько надо, чтобы насытится, и, отойдя в угол, утолил голод. После этого я вновь принялся ждать, но напрасно, никто не пришел. Войти в город я не отважился. Было страшно. Вернулся на корабль.

Но войдя в каюту, чтобы отдохнуть, увидел, что постель изорвана, кровать изломана. То же самое творилось к во всех остальных каютах. Поневоле поднялся на палубу и соорудил себе в уголке постель из разорванного паруса. Но от ужаса перед кошмарным горадом до рассвета не сомкнул глаз.

Неизвестно, сколько прошло времени, пока, клк и вчера, в городе поднялся нестройный гвалт, и затем - Затем языки бездымного пламени, этого марсианского огня придавили тяжестью молчания город с его криками и шумом. Город вновь превратился в огромный огненный шар.

Холодный морской ветер затрепетал в рваных парусах, но душе моей он принёс отдых от огненного города, и согрел мой застывший ум. И тут мне почудилось, что в этом заливе, исполненном тайны и ужаса, что в этом безлюдном, странном, недружелюбном городе единственным утешением и единственным моим спасением от всех грядущих неожиданностей станет это плпмя. И я вновь обратился за решением к своему внутреннему чувству. Это божественное чувство столь важно для человека в минуту опасности, что его можно сравнить с ангелом-хранителем, вестником пророков.

Чувство это не ложное. Это тот вестник, что спускается с дальних небес воображения, чтобы дать успокоение и придать волю человеку, погруженному в бездны жизни.

Это та истина, та действительность, познать которую ум не в силах. Это то божественное познание, которое придало волю Мансуру, насытило Шахобиддина, шейха, умерщвленного голодом, навечно осталось в пламени с Айн-ал-кудатом, полетевшим словно огненная птица.[ Маневр ал-Халладж поэт-мистик, первый в суфизме мученик, казнен в 922 году; Шахобиддин ас-Сухраварди- философ, поэт, теоретик суфизма, основатель школы "Ишракия". Был умерщвлен в 1191 году в тюрьме голодной смертью; Айн-ал-вудат ал-Хамэдоми- суфийский философ и явэт. Казнен в 1131 году как еретик облит горящей нефтью и сброшен с крепостной стены. ]

Это тот огонь, что возник из недр души Зарзтуштры и оберегает меня своим теплом в самом сердце черной страшной ночи на берегу холодного залива,

Огонь, что, разбив сердце Тьмы, головой упирается в небеса.

Пламя, что освещает весь город и затмевает все звезды на небосклоне.

Быть может, город, отблески света из которого несут мне чувство покоя я отдохновения,- только сновидение. Быть может только сновидение, ибо до сих пор я не встретил еще ни души и неизвестно, есть ли жизнь в этом городе Огня. Быть может, то, -что я слышал, было лишь разговором душ умерших, донесшимся словно весть с дальних небес. Возможно и одиночество на краю безмолвного, залитого огнем города - только сновидение. Возможно, все мои друзья отправились к дракону залива или в темнице дэва-лгодоеда, дрожа от ужаса, ожидают своей участи. О них мне ничего не известно. Я до сих пор ничего не знаю ни о городе, ни о заливе. Их окутывает тайна. Я ничего не знаю о них, они же тысячью глаз следят за мной!..

...Сверкающие языки пламени заворожили мой взор и незаметно увели в радужный край мечтаний Те двое, крепко держа под руки, вели меня по высокой радугe и я сознавал, что переправа по этому мосту мечтаний, взгляд, брошенный с этих высот, вниз, обесценивают, делают тшетной и напрасной полную суеты жизнь человека, довольствующегося единственно бесовскими вожделениями. С этих высот я видел, что жизнь ничтожна, а отмеренный мне путь предельно краток. Пройденный опасный путь не страшен. Я и по радужному мосту иду в страну мечты. Между мной и тем берегом пролегла исполинская бездна. Только воля к выбору перенесет меня в завтра. Возвращение совсем не страшно и не опасно, но очень далекое, долгое опасное Будущее далеко, но желание увидеть eгo делает путь короче. Те двое даровали мне волю к выбору. Семь моих удивительных путешествий привели меня к переправе по этому огненному мосту на берег радужных мечтаний старости. Я поднимаюсь, или меня поднимают вверх.

Не достигнув берега последних желаний, я всего лишь нашел самого себя в этом радужном городе. И на каждом перекрестке этого райского города старческой мечты, на каждом листе травы, на каждом горном камне, я видел, написано мое имя. Но я упаду с этого радужного моста в вышине, упаду в огненную пасть бездны.

Забрезжил рассвет. Все тело ныло от каменной тоски, от тяжкого груза одиночества и печали. Безнадежно я направил взгляд на берег залива. Огненный шар пылал, как свеча, словно гигантский кипарис. И я подумал про себя: всякая мечта достойна сожаления.

Вновь покинув свое убежище, я сошел на берег н приблизился к городским торговым рядам. И вновь вокруг меня стоял гул голосов. От этих звуков ниоткуда меня охватила дрожь, но я ободрял себя. По обе стороны дороги стояли дома, высокие и низкие, но все без окон и сам не знаю отчего, я почувствовал, словно за мной наблюдают. Словно сейчас что-тo свaлится мне на голову. Воздух в городе Огня был зловонным, и я дышал его ядовитой атмосферой. Мне пришло в голову что его следовало бы скорее назвать городом Сырости. С боязнью и страхом озирался я вокруг. Наконец, узкдя вонючая улица вывела меня к просвету между зданиями. Я остановился передохнуть возле решетки высокого дома. Улица, что привела меня сюда, оканчивалась перекрестком. Я обошел вокруг дома. Как ни странно, казалось, что отсюда начинаются все городские улицы. Не обращая более на дом внимания, отправился другим путем, но в самом скором времени вновь оказался возле того же самого дома, с решеткой.

Я обошел его еще раз. Сомнения нет, тот же самый. К великому моему удивлению, улицы не отличались одна oт другой. Я не мог найти, по какой из них пришел сюда, и откуда вернулся. Наугад бросился в одну из улиц, и вскоре был у того же самого дома. Целый день я пытался выбраться из запутанных, запертных улиц, но это было невозможно. Идя наугад, попал я сюда, наугад попытаюсь и выбраться. Наугад я постучал в одну из многочисленных дверей этого дома, похожего на крепость. Никто не ответил, дверь не отворил. Я принялся стучать в каждую из дверей. Наконец дверь, к которой я уже подходил однажды, отворилась, но за ней никого не было. С удивлением я вошел, огляделся, но никого не обнаружил. Внутренний двор был совершенно пуст. Отворилась другая дверь, за ней виднелась длинная прихожая. Прежде чем войти в эти полутемные сени, я обернулся. В это время дверь на улицу зaкрылась. Меня охватил страх. Взяв себя в руки, я вошел в прихожую. Там было холодно. В дальнем конце открылась дверь, я вошел. Человек в грязной, покрытой слоем плесени одежде со связанными руками и ногами сидел на циновке в центре комнаты, прислонившись спиной к покрытому корой стволу дерева. Громадный этот ствол вырастал из пола и уходил ввысь сквозь потолок. Я поздоровался, человек не ответил, нахмурился. Но сердце мое сжалось от жалости к нему.

Подойдя поближе, я внимательно оглядел заросшего плесенью старца. Меня охватили сомнения. Это хитрая ловушка. Мне больше не выбраться из рук завлекающего меня старика, не освободиться от козней заколдованного города. Я в плену у этих сырых, зловонных улиц, наполненных голосами без людей, освещенных холодными лучами. Мне не найти выхода к заливу среди этих запертых улиц. От ужасных мыслей, от страха я вновь поздоровался с сидящим. Но он молчал, словно каменное изваяние. Словно великая печаль легла тенью на его лицо, последняя надежда застыла в его взоре. Я решил, что он последняя жертва города, которую тот не успел еще разложить своим дурманом. C этой мыслью я ощупал его лицо и руки, погладил ихоя был жив. Я оттер с его лица многодневную плесень.

Чистые глаза его засветились, на щеки набежал молодой румянец. Хотел я развязать путы, но не смог.

Хотел затеять с ним разговор: "Что это за странный город?" Но он безмолвствовал, не отвечая на мои вопросы, до тех пор, пока солнце не склонилось к закату.

Я отказался от своих намерений. Про себя я предположил, что это немой или бесноватый из тех, кого избегают люди. Но сейчас это был единственный человек, которого я встретил в этом городе, хотя привела меня к нему путаница непроходимых улиц. Насколько лучше было бы мне довольствоваться торговыми рядами, возвратиться на корабль и наблюдать оттуда сверкающее пламя в залитом светом городе. Смогу ли вернуться на корабль?.. Во всяком случае в своем убежище я был свободен. А теперь, попав в столь затруднительное положение, я должен искать выход. Единственное, что можно сделать - это расспросить о влажном городе этого старца. Но все мои усилия бесплодны. Он и вполглаза не глянул на меня.

Мне захотелось схватить его за ворот, встряхнуть и закричать: "Эй ты, немой, эй ты, бесноватый, у тебя что, язык к нёбу прилип? Ну-ка спроси, кто я такой, откуда и как занесло меня в эти края?!" Я схватил его за ворот, чтобы приподнять с места, но он словно прилип к стволу, к которому прислонился спиной. В страхе я отказался от этого намерения. До тех пор, пока не закрылись городские ворота, до тех пор, пока не умерла надежда в сердце, надо искать избавления. С этим намерением я покинул связанного старца. Обуреваемый тысячью страхов, я вышел из дома. Улица, заполненная звуками, была пуста. Я брел,c опаской и нетерпением вслушиваясь в каждый звук, не обнаружу ли своих друзей, заблудившихся в этих краях. Но втайне был уверен, что путь этот рано или поздно приведет меня, к тому же дому старца. День догорал, а я с тяжелой душой все шел и шел по бесконечной улице. И вдруг сердце чуть не выпрыгнуло из груди: я увидел перед собой очертания человека, напоминающие призрак. Я вскрикнул от страха, но голоса своего не услышал. Хотел убежать, но не смог, словно превратился в камень.

Все тело и даже, казалось, мысли дрожали от страха.

На какой-то миг я засомневался в собственном существовании. Чтобы проверить, ущипнул себя и дернул за бороду. Нет, все это происходит не в сновидении, а наяву...

Наступил вечер, и я с ужасом увидел, что улицу заполнили людские тени. Они проходили передо мной то "торопливо", то "удивленно", то "опасливо". Я преградил путь одному из них, но он, скользнув как тень, струясь как вода, шарахнулся в сторону. Наугад я обратился к тени, идущей рядом: "Скажи, какая дорога выведет меня к заливу?" Словно не слыша, не замедляя шага, прошла мимо. Я решил про себя, что от страха говорю тихо, и голос мой не слышен. И на этот раз закричал во весь голос: "Где дорога к заливу?!" Город словно взорвался от смеха. Не успел я оправиться от изумления, как внезапно все вокруг озарилось светом, а от людей на улицах не осталось и следа.

Словно их и не было. Я окончательно убедился в том, что город волшебный. Внезапные, пугающие происшествия подтверждали мою догадку. Я оглянулся, ища источник света: пылало гигантское Дерево- Кипарис. [Кипарис, посаженный Заратуштрой города Фарырмада]



Я видел уже однажды этот величественный Кипарис в Фарьюмаде.

...Наступал Новый год. К вечеру вокруг Великого Кипариса собрались в ожидании жители города и окрестных селений с мечами и тяжелыми палицами в рут ках. Внезапно все заволновались и пришли в движение. На площади появились маги с большими медными тазами, наполненными огнем. Одетые в голубые одежды, они выглядели чрезвычайно величественно. Вслед за ними на площадь вступила другая вереница жрецов с мечами и палицами в руках. Народ радостно подпевал жредам, размахивая в восторге оружием. В конце церемоний поклонения Кипарису жрецы с блюдами, наполненными огнем, застыли в каменном молчании, созерцая священный пламень без дыма. И внезапновсе разом слили огонь вместе в один очаг. Вспыхнул Кипарис, осветив город. В его отблесках - огня священного пламени Великого Кипариса - народ вместе с магами пел песни до рассвета новоголдня и на восходе солнца cтарец довесил золотые меч и палицу на ветвь Кипариса. То был день Огня и Бахрома[ Бахрам (фарси), Вархран (иехлеви), Веретрагна (авестийский яз.)-в иранской мифологии бог войны и победы. По представлениям зороастрийцев из всех видов священного огня Аташ-Бахрам (буквально "Победный оговь") - это огощ" наивысшего ранга. ].

Этот сверкающий Кипарис был похож на тот фарьюмадский Кипарис. Я повернул, вспять, чтобы приблизиться к огненным языкам гигантского Кипариса. Удивительный город! Сколько ни пытался, но не приблизился к сияющему Кипарису. Я шел сквозь смешанный туй бесплотных голосов....

Придти ниоткуда и уйти в никуда - вот наш удел.

В этей юдоли, в этой череде круговращений нет ни сновидений, ни дня, ни ночи. Бытие, которое есть небытие, истина, которую принимают за сомнение. Здесь безусловно лишь сомнение в собственном существовании. Кто и где? Человек, достигший цели? Или путник, отставший от каравана?! Ни то и ни другое. Раб мирских страстей, я с трудом продвигаюсь, и сколько бы ни шел - не вижу ни начала, ни конца пути, и сновидения и иллюзии не покидают меня... Кто я?! Ищущий бога? Потерявший надежду? Кровь вскипела у меня в жилах! Я -искатель выхода наугад. Я пытаюсь найти путь к своему кораблю, я пытаюсь разгадать тайну города Сырости. Этот путь рано или поздно приведет меня к Лучезарному Кипарису. Это тот Кипарис, что дарует мне тепло в сыром городе, среди бесплотных людей, без тени. Я еще бодрствую.

От этих беспокойных мыслей я ускорил шаг, глядя себе под ноги, слушая звук шагов. Начало моего бытия тянется из вечности в вечность. Нет, я не путник, отставший от каравана. Я, бодрствующий, иду к светоносному Кипарису. Я шел и шел, пока не занялся рассвет и желтое сияние зари не смешалось с последними угасающими лучами великого дерева. Я обнаружил, что стою перед домом, похожим на крепость. И я вошел.

Пленный старик выглядел удивительно странно. Все темное в нем словно бы рассеялось с рассветом. Безжизненные прежде глаза сияли, как будто бы набрался он сил у солнца. И меня осенила поразительная истина: жизненную силу дало- ему солнце, мне же согрел душу кипарис, вздымавшийся ввысь посредине комнаты. Боже, что вижу! У старца и Кипариса единое тело!

Единая душа! Иначе каким образом был бы жив этот дряхлый скованный старик, покрытый плесенью, но полный сил, как исполинский тополь?

Я постиг эту истину всем своим существом, и усомнился в Городе и во всем, что в нем есть. Мысли мои и поступки основаны на предначертании. А то, что я принимаю за истину, есть лишь аллегория.

И тут я не поверил своим глазам: старец сделал мне знак, приказывая сесть. В этом городе я постоянно был настороже, каждую секунду ожидая угрозы. Должно быть, он прочитал это опасение в моей душе, как читают святые или пророки, и на лицо его набежала мрачная тень. Тень, которая показалась мне насмешливой улыбкой. Я смотрел на него с надеждой, с сомнением, с невысказанным вопросом. Хотел верить, что он вправду существует. Мне хотелось, чтобы он побеседовал со мной, ответил бы на многие мои вопросы. Но увы. Все, что я видел, было лишь обманом зрения или же старец раскаялся в своих намерениях.

Так прошло некоторое время, разговор незримых собеседников привел меня в чувство. Вопросительно, разочарованно я глядел на замшелого пленного старца. Он весь ушел в себя. Я двинулся к решетке, чтобы взглянуть, кто разговаривает на улице. Свежие и влажные ветви Кипариса свисали с крыши дома до земли, топорщась в разные стороны. Прозрачные человечки, бесцветные человечки, бесплотные -человечки отсекали и тащили куда-то эти ветви...

Я вышел из дома-крепости и двинулся вслед за одной из ветвей. Ветвь в страхе бежала от меня.

- Эй ты, натянувший маску из воздуха, покажи себя!

Не отвечая, ветвь проникла в узкую дверцу. Обоими кулаками я ударил в дверь. В ответ на удар раздался смех. Обоими кулаками бил я в двери, но тщетно... Я вернулся обратно. Кипарис стоял без ветвей, из мест их отсечения сочилась кровь.

Взбешенный, я вошел в комнату старца и увидел, что он печальнее и болезненней, чем утром. Он плакал.

Из сияющих глаз текла кровь. Сердце мое сжалось от жалости, но выхода я не знал, я не мог ничего иного, кроме как бежать из города на свое судно. Я бегу из этого приносящего бедствия города сырости, но все пути закрыты для меня, все пути приводят к началу конца. Это начало и было концом всех дорог. Когда я после тщетных попыток вошел в комнату, меня встретил ужасный уничтожающий смех. Это был тот смех, что раздался изнутри, когда я ударил кулаком в дверь.

Словно все мои усилия казались тщетными смеющемуся. Воистину этот заплесневелый смех принадлежал пленному старцу. "Повязка на его губах ослабла",подумал я про себя. Но ста.рец оставался все в том же печальном положении. Тогда чей же это убийственный смех? Или мною играют? Кто они? Или этот старикволшебник, превративший меня в глупца и запутавший в свои тенета, чтобы я стал одним из бесплотных обитателей этого города. Он ловушка на этом пути?!

Я прислонился спиной к стене, будь что будет. И в этот миг я почувствовал голод. Но в этом доме не было иной пищи, кроме печали. Я попытался уснуть. Тщетно.

Воображению, помимо моей воли, представились ряды, где торговали снедью. Воображаемый запах жареного мяса буквально обессиливал меня. Или в этом городе меня насильно принуждают к воздержанию? И я вскричал: - Что же это за город?

Старец взглянул на меня, и бесплотные тени принесли мне пищу. Я насытился. Благодарно взглянул на старца. Мои глаза встретились с его упрекающим взглядом. Раскаяние охватило меня, стыд за свое желание. Холодный пот выступил по всему телу. Тяжелое и неприятное чувство было мучительным. Я направился к решетке, чтобы скрыться и от самого себя, и от взгляда старца. Но мраморная решетка при моем приближении обратилась в зеркало, и в нем я увидел свои неясные очертания. Голова пошла кругом, в глазах потемнело, я закричал. Затем заплакал. И вновь пришел в себя. Со страхом посмотрел на зеркало. Сквозь тонкий переплет мраморной решетки высоко над городскими крышами краснело вечернее зарево. Бесплотные люди на сырых и пустынных улицах. Они все еще спешили растащить по своим домам свежие влажные ветви Великого Кипариса. Мне вспомнилось сновидение, где все от малого до великого с блюдами, полными пламени без дыма, восклицали: "Судилище!". Здесь наоборот. Они растаскивают по Домам ветви огненного Кипариса. Только этим и заняты. Кто больше утащит! И тут спереди и сзади, сверху и снизу, со всех сторон загремело: "Зло и соблазн - вот наивысшая сила жителей этого города".

Вновь я посмотрел с удивлением на старца. Неужели он? Или это произнес тот, кто прежде смеялся. И вновь раздался громкий смех. От его грохота и раскатов сотрясался весь дом. Ужас пронизал все мое существо. Меня бросило в дрожь. Так дрожит плачущий человек. И чем больше охватывали меня страх и дрожь, тем громче звучал смех. Зажав уши, я бросился наружу, но дверь была накрепко заперта. Ее не открыть.

Бесцельно я сел на пороге. Душа словно покинула тело, я не в силах был шевельнуться. А смех все нарастал. Он звучал все громче, язвительней, цепенящий, уничтожающий... Безысходность придает силы для поиска выхода, но -увы! -для меня она обернулась долгим безволием. О, если бы врагом моим был бы дракон! Я нашел бы выход из безысходности. Здесь жe враг мой неизвестен. Город полон людей, а я одинок...

Этот город словно кровожадный болотный цветок.

Ловит слетевшихся на его благоухание и, жаля, пьет их кровь. Отпусти меня, кровожадный болотный цветок. Я с высочайших вершин своих мечтаний упал в темную и тесную пропасть, в преисподнюю жизни. Освободи меня... Я сойду с ума от твоих насмешек, кровожадный болотный цветок. Я как жаворонок, пленник любви к солнцу...

Город постепенно освещался. Тополь засиял. Покрытый плесенью пленный старик, словно черный уголь, сгорая, передал стволу Кипариса пламя своей души.

Очертания бесплотных ловушек на городских улицах поблекли, И мне открылся их секрет: они безжалостны к пленному старцу, к Великому Кипарису. Они хотят оставить, это светоносное дерево без листьев и веток.

Но - вот печаль! -дo солнца им не дотянуться. Глупый народец. Словно сделаются они видимыми, уничтожив Великий Кипарис, словно станут они свободными, заточив старца в оковы. Разве не понимает этот глупый народ, что лишенные света бесцветные тела невидимы в тени. Эти глупцы взяли в плен свое собственное спасение. Каждый из них везде и всегда печется лишь о собственных нуждах, и нужды эти - его оковы. Его бросает во все стороны, и все дурные свойства выраста,ют из стремление к мести и угнетению ближних, из зависти, жадности, безжалостности, высокомерия... Почему они не ищут насущного в самих себе, а ополчились на Великий Кипарис старца и солнца.

Я встал, чтобы освободить старца, но не нашел ничего, чсм мог бы отомкнуть цепи на его руках и ногах.

Обошел вокруг Кипариса и старца, но приблизиться к ним не сумел-словно между, нами находилась невидимая прозрачная преграда. Меня отбрасывала назад какая-то особая сила. Изо всей мочи, с разбегу я бил плечом в эту препону, но напрасно. Ни плеча не ушиб, ни Кипариса не достиг. И вновь отправился на поиски. На полке, висевшей на. стене, обнаружил какую-то книгу.

Стал листать ее в надежде раскрыть тайну. Быть может, мне откроется тайна города. Но увы, ничего не смог понять. Письмена на книжных страницах оказались еще загадочнее, чем город и его жители, чем старец и Кипарис. Но я решил, что тайна города скрывается именно в этих знаках. Надо освободить город от чар. Но понапрасну уходило время на попытки постигнуть книгу. Никто не может принести избавления городу, кроме тех, кто живет в нем. Но они и не помышляют о спасении. С каждой минутой они становятся все более несвободными. Я должен найти свое средство.

Должен найти путь к заливу. Другого выхода нет.

И, словно спасение уже найдено, забыв об угрозе, я выбежал наружу и устремился к улице, которая возможно выведет к заливу. Я бежал в свете лучей Кипариса. Но вновь очутился возле двери дома пленного старца. На этот раз я побежал по плоским крышам, чтобы вырваться из этих теснин. Но чем ближе залив, тем выше становились крыши. Я шел словно по ступенькам гигантской лестницы. Когда я достиг последней крыши, то вниз уже не глядел. Крыша была настолько высокой, что кружилась голова. Спуск вниз с этой высоты был бы подобен падению в пропасть во время кошмарного сновидения. Я смотрел на залив с края крыши с немой надеждой в душе. Наш потерявший управление корабль был еле виден на черной воде, словно его и вовсе нет.- В мыслях, как стук сердца, звучало лишь одно: "Спасение!" "Спасение!"... Обошел крышу с четырех сторон, но повсюду - стены словно небывалые горы. В домах вокруг - ни окон, ни дверей.

С болью в душе я сел, обернувшись к городу. С этой высоты он походил на крепость, выстроенную вокруг дома пленного старца. И Великий Кипарис трепетал, словно его сердце, выбрасывая языки пламени, роняя отблески, покрывая людей и дома причудливыми тенями. В голове моей все еще стучало слово "Спасение".

Прыгая с крыши на крышу, я вновь спустился вниз, чтобы раздобыть веревку или канат. Но ничего подобного не нашел. И вновь углубился в ту из улиц, что должна вести к заливу. В надежде, что быть может... Другое спасение вроде конца света - для меня богословский Самообман. Не веря, что выйду, вслепую, я шел, доверившись чувству. На полпути, когда я уже понял, что возвращаюсь обратно, передо мной оказался узкий переулок. Удивительно, либо я до сих пор не замечал его, либо... Переулок вывел меня в квартал торговцев съестным. В сердце засияла надежда. От радости я забыл о еде и, ни крошки не взяв в рот, бросился к заливу, надеясь выбраться. Я бежал, позабыв обо всем, чтобы поскорее выбраться к заливу, починить и плыть. Но переулок опять завел меня в теснины города. Я обнаружил, что опять нахожусь в начале концов. Остался лишь единственный выход-броситься вниз с самой высокой крыши. Вновь добрался я по крышам на край Города и печально глядел на залив и корабль со сломанным рулем, глазами обреченного на смерть глядел на жизнь. Корма корабля наполовину погружена в воду. Еще два-три дня и он утонет совсем. От мысли о тем, что вместе с кораблем погибнет моя последняя надежда, я задрожал всем телом, покрылся холодным потом. С тоской и немой мольбой я смотрел на свою тонущую надежду. Для меня и жизнь постепенно тонула, квк корабль. Безнадежно смотрел я на последнее средство спасения. Это состояние умирающего, который в последний раз останавливает свой взгляд на двери.

Мир со всем, что есть в нем, теряет цену, радужные жизнелюбивые мечты становятся тусклыми и бесцветными. И человек внешне твердо и спокойно, но с болью в душе отрекается от берега надежд и мечтаний. Свокми. собственными руками он рвет золотые нити, свяаывающие его с жизнью. Это состояние кладущего голову на плаху. Мир в последний раз отражается в его глазах.

О чем это речь? Бред? Я еще не умер, чтобы произошло Самсоро[Самсоро ("блуждание", "переход через различные состояния", "круговорот") в предсгалениях манихейцев, как и в воззрениях джайнов, индуистов и буддистов (древне-индийское samsara). обозначение мирского бытия, связанного с цепью рождений и переходом из одного существоаания в другое. ], перевоплощение. Я пока еще люблю залив как последнюю надежду, в которой, быть может, скрывается Спасение. И мечтаю об этой возможности спасения. Я еще разбужу в своем теле,свое истинное Я, божественное Я, живое Я. Ощущаю в себе юное и чистое существо, которое объявило вечную войну моему сатанинскому Я, моему Я, стремящемуся к насилию, моей темной нечистой совести, всему дряхлому и старческому во мне. Нет, мой озаренный дух пока еще не вошел в скверное тело. Разве мало того, что веду жизнь, полную боли и страха? Разве это не Самсоро?

Один раз умереть и дважды ожить. Или однажды жить и тысячи раз умирать? Разве это не Самсоро? Сказано, что если человек ради духа своего соблюдает воздержание, то после смерти его дух возвращается на свою истинную светлую родину. А в случае, если не совершил великах грехов, которые ввергнут его в ад, то обречен он на то, чтобы вернуться к жизни в другом теле и вновь родиться и проходить уровень страданий, и это называют Самсоро...

Разве я не одинок в этом Городе скверны? Разве мой дух не пребывает в воздержании на своей истинной родине, в краю озаренном Отца? И вновь раздался ужасный язвительный смех, обративший весь Город в страшную хохочущую пасть. Что это за город, чья сущностьдвойственность? Лучезарный и холодный. Кто сказал, что Радость - знак Света, а Печаль есть признак Тьмы? Отчего эти двойственные качества слились водной душе?

В духе пленного старца радость излучает свет, печаль укрывается в тьме. Днем плачет, а ночью хохочет.

Странный город без тени: все, кто здесь есть, кроме меня и старца, не имеют тени. Странный город скверны.

Тень... Чтобы убедиться, осталась ли у меня тень, я в испуге встал и увидел темную тень, повторяющую мои очертания. Хорошо, что тень моя все еще на месте. Но меня пугала мысль о том, что однажды я, как и жители этого города, останусь без тени. И тут вновь загремел тот ужасный смех, и в его раскатах я услышал; "Они лишены того, что есть у тебя".

- Что это - то, что есть у меня?

"То, что пробуждает тебя!" - произнес голос.- Воздержание!..

Oт этой вести, от этого страстного слова я вскочил и побежал по крышам. Но, увы, не было конца моему пути. Я оставался пленником Начала. Я спустился вниз и побежал по одной из улиц в поисках скончания зтого начала. Но бег мой - топтание на месте. Куда теперь бежать? Где завершение этого пути? Быть может, в том, похожем на крепость доме пленного старца? Значит, там - воздержание. Значит, там - волшебство.

Значит, там - спасение. Значит, там- избавление. Или это- железная дверь, перeд которой я cтою. Уповая, вхожу в этот недружелюбный дом. Комната во тьмe, a оттого тайна ее кажется ужасной. На дрожащих от страха ногах продвигаюсь вперед, вытянув перед собой руки, словно незрячий, словно слепорожденный. И в этот миг кто-то, взяв меня за руку, повел sa собой. Я не видел его, поскольку глаза не привыкли еще ко тьме, но прикосновение нежной руки чрезвычайно испугало меня. Я отпрянул и закритал. Но мягкий прелестный женский голос успокоил меня. Я засыпал ее вопросами, но она, не отвечая, влекла меня sa собой. И наконец я ощутил, что нахожусь в комнате. Дверь за мной, закрылась. Тяжелые каменные мгновенья тянулись словно годы. От страха я не мог шевельнуться, словно в жилах у меня вместо крови течет тяжелый и вязкий расплавленный свинец. Сломать дверь и убежать я не решался. И в этот миг послышался звук шагов. Оставалось лишь ждать. Мне представилось, что я безысходно обречен. Безысходно обреченный становится безразличным к миру. Для того, кто видел, как в мыслях умирают последние надежды, жизнь теряет смысл. Единственное, на что он уповает,- это на судьбу: поблекшее, бесцветное, тусклое, холодное, темное будущее...



Вновь послышались леденящие душу Звуки и в глубине бесконечной глухой тьмы появилась на колеснице, запряженной четырьмя лошадьми, в золотых туфельках налогах, в сверкающем одеянии с золотым подолом и серебряным поясом, с великолепным барсамом[Барсам - пучок прутьев, который жрец в зороастризме держит в руке во время богослужений. ] в руке, с золотыми серьгами в ушах, в короне, усыпанной жемчугом - Нохид[Ардвисура Андхита - в иранской мифологии богиня воды плодородия. Часть ее имени перешла в фарой в форме Нахид (Нохид - в таджикском произношении), как название планеты Венера и ее персонификация. - ]. Кони мчали как Ветер, Дождь, Облако и Град. Я прошу тебя о помощи, о Нохид! Даруй мне победу над городом скверны, приносящим беду. Освободи меня от одиночества, о ты, кто была поручителем моего рождения.

Золотая колесница остановилась возле двери и наездница позвала меня к себе. Чтo за прекрасный облик! Я ясно видел ее, несмотря на тьму. Она привезла пищу для меня.

- Освети комнату.

- Кто нужен тебе, я или светильник?

- Ни ты, ни светильник, ни этот зловещий город скверны. Покажи мне дорогу к заливу, о Нохид!

- Бесполезно... До сих пор никто еще не выходил из этого города к заливу. Ты, верно, представил, что город похож на болотный цветок.

Я с удивлением смотрел на нее. Откуда она знает мои мысли?

- В этом городе невозможно скрыть ни одну вещь, ни одну тайну, ни даже самую сокровенную мысль.

Хотел спросить у нее, что станется со мной. Но она ответила на невысказанное: - Ничего. Либо станешь таким, как мы, либо, подобно тому пленному старцу, навечно будешь успокаивать зависть и ревность, гордыню, да, да, гордыню, ненависть и радость жителей Города...

Нохид не могла бы так сказать. Та, кого я ошибочно принимал за Нохид, была всего лишь пленницей желания и страсти. Я хотел было воскликнуть: "Как же это может быть?", но не открыл еще рта, как услышал ответ: - Быть может, мир и все, что в нем,- не двойственны?

- Значит, этот Город не есть безвыходный плен! Место, имеющее вход, непременно имеет выход. Мир двойственней, и я излечу свою душу от этого Города скверны.

Я оттолкнул ее от двери и выскочил в коридор. Коридор- словно беззвездная ночь. Бегу к светящейся точке далеко на горизонте. Но сколько ни бежал, огонек не стал не больше, ни ближе. Обессилел, пошел тише, и тут дом затрясся от звуков знакомого смеха. Я обезумел, Что за черный день! Сегодня я не в силах покинуть дом. Дверь вновь отворилась, и тй же рука в украшениях потянула меня вовнутрь. Что это за Город, где путь к свету недостижим, а где во тьму попадаешь в мгновение ока!

- Кто он, тот, кто так убийственно страшно смеётся?

Она не ответила, властно повлекла меня за собой и - наконец остановилась в маленькой келье. Посадив меня на мягкое сиденье, с чрезвычайной степенностью и с надменной благосклонностью сказала:

- Напрасно. Понапрасну делаешь это. Ты обречен остаться здесь навечно. Двойственный мир не даст тебе спасения. Если не оставишь напрасных попыток, тебя замучают и вынудят стать таким, как все. Здесь нет милосердия к угнетенным.

Все это напомнило мне неправедный суд в родных краях. Я согнулся, словно укушенный змеей, ушел в себя и счел за лучшее промолчать. Но она была не из тех, кто молчит, и приступная то так, то этак, пыталась доказать мне напрасность моих порывов. Я находил, что она очень красива. Она была сладка и вероломна, как грех...

- Скажи, кто это так убийственно смеется?

- Настанет день, когда ты сам будешь так смеяться.

- Значит...

Я вспомнил свое состояние перед зеркалом пленного старца. Ярость вскипела. Стать пленником небытия!

Бытия, которое есть небытие.

- Да, это смех "зловредного города скверны". Города, в котором только один одержимый, один болящий, один пленник.

- А все остальные здоровы и свободны? Значит, я больше не увижу светлого мира?

- Ты сам возненавидишь его, будешь бежать от него. Свет станет твоим врагом, ибо ты будешь исчезать в зареве его заката, потеряешь свое свободное бытие...

Я засмеялся. На все ее убеждения лишь усмехался.

Но в глубине души боялся, что утеряю свой облик или, подобно пленному старцу, останусь во тьме до скончания мира...

Вновь загремел смех. Я в этом городе в поисках способа спасения забыл о том, что смертен.

- Напрасно тешишь себя надеждами. Этот пленный старец возник еще до сотворения мира. Он одного, происхождения и одной природы с создателем.

Я был удивлен насколько темны ее представления о божестве.

- Кто же создатель?

- Говорят, что находится он во тьме далеких небес, в недрах глубин, и что вечный его враг - свет.

- Ты молишься ему?

- Что молитвы? Мы достоверно знаем, что он есть. Разве этого недостаточно? Кроме того, божества не вмешиваются в нашу жизнь. Они давно уже забыли о своей божественной сути и стали сказками...

Я понял из этой беседы, что здешний народ утерял духовные ценности. Нет для них ничего более священного, чем ночная тьма. И они постоянно заботятся о создании тьмы и распространении повсюду её власти.

В ее глубине боги старятся и дряхлеют и созидательная их мощь обречена обращаться на творение Тьмы.

Пленный старец для здешних людей - тоже божества.

О нем они рассказывают то же, что и об прочих CBOиX богах. Их боги пленники тьмы. Что же это за город, в котором даже боги стары и живут в неволе...

- Но отчего так?..

- Мы знаем, что это так. Так нам говорили...

- Но отчего сами вы не желаете узнать, отчего не читаете книг?

- Оттого что многознание - это вторжение в область бога. Такие деяния мы почитаем за наибольший грех... К тому же, никто к этому не склонен, и нет в городе человека, который читал бы книги. Прекратим этот бесполезный разговор. Когда-нибудь ты и сам захочешь отказаться от ненужного достояния.

- Никогда! Я найду способ спастись, спасение появится!

С болью и отчаянием я воскликнул: "Самгоро!".

И почудилось, что громкий мой крик из тесной темной комнаты разнесся по всему ярко освещенному городу. Голос мой вознесся к бессмертным и вечным, словно эхо в горах отразившись от мраморной стены вечности... И повсюду в городе звучал мой крик: Самсоро... Самсоро... Самсоро.. Самсоро... Самсоро...

Голова закружилась, чувства оледенели в сердие, взгляд утонул в бескрайней тьме. Долгие, щемящие сердце мгновенья, тянувшиеся, казалось, целую вечность, я оставался пленником своего одиночества. Проклятие той злополучной ночи повторяющихся кошмаров. Я стал жертвой своего собственного стремления к беде. Тяготился прежде спокойной жизнью, и вот я здесь. Разве нуждался я в том, чтобы стать нaложником? Разве мало мне было повидать мир со всеми чудесами в прежние семь путешествий? Проклятье моей тяге к бедствиям! Никто теперь не спасет мдня из города скверны. Теперь я уподоблюсь обитателям втого злосчастного бесцветного края, поклонникам Тьмы, избегаюшим Огня, уничтожающим Свет. Они, крепко держа меня за плечи, увлекают к подобному существованию. Горе мне, горе моим мечтам и надеждам!

-Постыдитесь бога! - воскликнул я в иcступлении.

Что скажу? Ведь боги умерли в душах этих людей, покрылись плесенью и ржавчиной. В городе нет никого, кто заступи лея бы за них. Быть может, пленный старец? Он сам заплесневел... Странный город. И тут я уcлышал свои мысли. Мысли мои звучали .. Разве... Нет.

Я еще не сошел с ума. Я не брежу. Разве безумцы сознают свое умопомешательство? Или мое сумасшествие трлько начинается? Или во мне, словно в этом городе одпирчества, смешались концы и начала: разум с безумием, безумие с разумом. Разве я не тот страдающий одинокий человек, единственный в городе, о котором говорила девушка. Разве я единственный здесь? Но откуда же иначе эти звучащие мысли? Я не превратился еще в ничтожество, блекнущее на солнце. Или вид девушки, обольстительной, как грех, настолько меня взволновал, что я потерял голову?

Как же спастить мне из этого злосчастного города?

Даруй же лекарство от моей боли, о Светозарный Кипарис, о пленный старец, ровесник бога. Я теперь хочу вечно пребывать без страданий. По ту сторону жизни отсутствие страданий - это наслаждение. Молитесь за меня, несуществующие, чьи стремления идут не дальше желудка, в чьих глазах навсегда потух свет. Эй, завладевшие миром, но не достигшие совершенства!.. Я не буду больше ждать, что старые боги спустятся из небесных сфер. Спасение - рядом со мной. Проснись, О пленный старик, ровесник создателя, покажи мне во тьме путь к Кипарису. Келья моя без концов и начал, словно горизонт. Даже время окаменело во тьме. Но что мне делать, о старец, если ты еще загадочней города. Какой путь прйв-едет к тебе? Стремление к свету поднимается в моей груди, как весенние соки в древесном стволе. Вспоминается чистое небо. Небо похожее на прозрачную светлую реку, полную жемчуга, и месяц плывет в ней, словно серебряный чёлн.

- Ты можешь принести мне книгу пленного старца?

- Ее никому не прочесть.

- Неужели нет никого, кто знал бы эти письмена?

- Есть некто, кто не хочет говорить с тобой. Это тот пленный старец.

- Тогда отведи меня к нему.

- Не могу.

- Принеси книгу.

Она засмеялась. Обольстительна и сладка, как запретнейший из грехов. Я испугался своего желания и страсти.

- Не отказывайся от того, что я желаю, от того, что я говорю. Я согласна с твоей мечтой о спасении. Впервые в этом городе появилось сердце, свободное от вожделения ко мне. Избавлю тебя от чар. Ты не станешь ни несуществующим, ни бесплотным.

И она отправилась на поиски книги, а я вслед за ней через многочисленные двери, выскочил в сени и побежал в темноте, сам не зная куда. Мпе была видна лишь светящаяся точка. Я стремился к ней, но не было заметно, чтобы она приближалась. Бесконечный мой бег был напрасным. Повернул назад. Светлая точка появилась на другом краю. Этого было достаточно для того, чтобы надеяться. Завтра эта точка станет для меня дверцей. Я мечтаю о спасении в виде точки света в недостижимой дали: завтра я достигну залива. С этой сладкой мечтой, с этой надеждой на завтра я бежал до тех пор, пока не ударился головой о стену. Нащупав дверь, я прошел одну за другой несколько комнат. Удивительное здание. Все двери ведут в одну келью, словно других комнат здесь нет. Удивительный город: его законы одинаковы во всем, от малого до великого. Все устроено совершенно одинаково.

Просто словно чертеж или геометрический треугольник.

Изменяется лишь размер, но расположение всегда одно. Или атом в Солнце или Солнце в атоме. Бесконечность,-которая топчется на месте. Убегать от себя, но по-прежнему оставаться в себе.

Она принесла книгу.

- Как же я смогу ее прочесть?

- Читай, как можешь.

Она, несомненно, не поняла вопроса. Объяснил, что книги читают ка свету, пусть приготовят мне свечу. Но не успел я договорить, как книга осветилась. Я перевернул страницу, письмена сами излучали свет. Стало светло и в келье.

- Ты где?

- На том же месте.

Но видно ее не было, исчезли даже очертания. Вновь спросил у нее:

- Ты знаешь эти письмена?

- В этом городе нет никого, кроме пленного старца, кто мог бы их прочесть.

Голос ее дрожал и, сильно разгневавшись, она повелительно заключила:

- Оставь эту книгу. Если о твоих попытках станет им известно, меня будут пытать.

- Кто это они? Разве в этой темной комнате есть кто-то еще?

- Они - надзиратели за городом, они спешат повсюду, где только увидят свет, чтобы усмирить и убить его.

- Но тогда отчего они не гасят Кипарис, пылающий ночь напролет?

- Разве не видел ты, как каждый день они обрубают и раскидывают его ветви?

- Отчего же они не срубят его?

- Потому что нет в мире металла, способного одолеть ствол Великого Кипариса. Его посадил сам создатель.

- Но отчего тогда они поступают вопреки воле создателя? Разве они не верят в него?

- Отчего? Верили, пока он был, пришел другой - обратились к новому. Совершенное дарит людям надежду. Кипарис совершенен. Все, что совершенно нерушимо и незыблемо навеки. Неподвластно ущербу...

Хотя и знал, что ее надежда - это ничто, и что мечты ее ничтожны и ограничиваются только удовлетворением земных потребностей, но сказанное было для меня уроком, примером мудрости. "Совершенное дарует человеку надежду". Пленный старец, Великий Кипарис и сокровенная Книга - все они даруют мне надежду.

Дo сих пор надежда эта казалась мне сомнительной.

Девушка показала мне ее. Я непременно обрету спасение. "Но когда, в какой миг явится мой спаситель?" - Когда, в какой миг явится мой спаситель?

-- Где ты услышал эти речи? От их повторения обессилел старец в озаренной комнате. Эти речи звучат даже в пламени Кипариса... "Когда, в какой миг явится спаситель и возьмет в свои руки мир добра, добрые дела и высшее сознание. В этот миг чистые сердцем выпрямятся во весь рост..." Разве ты не слышала, что тот, кто воздерживается от помощи чистым сердцед, есть на самом деле поклонник лжи, кривды. А тот, кто не платит дани угнетателю и злу, не слушает их,- он наслаждается мудростью и благодеяниями. Такой человек справедлив ко всем... Но можешь ли ты не пустить сюда мучителей, что придут сюда истязать меня? Не позволить им войти в эту келью?

Не ответила, но по звуку открывшейся двери я понял, что она вышла. -Мне было жаль ее, неизвестно отчего. Это не была влюбленность или плотская страсть...

Не знаю, что это было за чувство. Я отложил книгу и позвал ее. Она вошла в келью, грустная, отчаявшаяся и произнесла устало и печально: - Ты напрасно делаешь это!

Я ничего не сказал в ответ и смотрел на нее во все глаза. Мы потонули во взгляде друг друга. "Ты измучилась из-за меня,.пойди отдохни..." - Ты устал, ты устал от меня, пойди отдохни немного, а завтра - что пошлет судьба... - не успел я растворить губ, как она повторила мои мысли.

- Ты напрасно делаешь это,-словно она знала только эти слова или ей были известны мои тайные думы.- Надежды всегда обманывают. Мечта - это то, что даёт человеку силу выстоять перед жизнью. Когда жизнь надламывает людей, они мечтают о силе. Только в мечтах они проявляют стремление к силе. Великому человеку нет нужды в мечтах и надеждах. Лишь униженные, слабые, неспособные, трусливые, изломанные, бедные нуждаются в наджде и мечте. Ты напрасно...

С гневным упреком она вышла из кельи, я хотел крикнуть ей вслед: "Ты напрасно полагаешь, что я таков, каким ты меня воображаешь. Я - упавший в пропасть безысходности, корабль мой сломан, и моя последняя надежда погребена в склепе моих дум, полных тайных сомнений и колебаний.. ." Но она вернулась на прежнее место и сказала:

- Почему ты не думаешь, что возможны и худшие времена? Это еще не связанность, это мятеж, это свобода! Разве не знаешь, что солнце есть и в ночи. Разве не видел, что и ночь светла. Раб и в тяжелых оковах на руках и ногах свободен! Неудовлетворенность- тем, что есть, наихудшая вещь, которая приводит человека к -несчастью. Ты напрасно...

Из этих речей, полных упреков, я заключил, что она стала так много говорить только из-за меня. Ведь в глазах жителей этого города наивысшее совершенство:молчание. Тецерь ее будут пытать за "несовершенство".

Она ради меня ввергла себя в эту пропасть. Могла остаться бездеятельной, равнодушной ко мне и моей судьбе и избрать молчание. В этот миг она вышла, в гневе захлопнув за собою дверь с такой силой, что из-под притолоки посыпалась пыль.

Я задумался, -отчего люди в этом городе пришли в подобное состояние. Следование предначертаниям судьбы и довольство собой они почитают высшим совершенством. Возможно поэтому они не дают себе труда учиться. Возможно книга пленного старца - поэма жизненного мятежа, и они страшатся ее читать. Я должен ее прочесть. Непременно! Что мне за дело до чужих фантазий. Пусть кто угодно думает обо мне все, что хочет. Но я должен прочесть эту книгу...

Я развернул книгу и укрылся в другой келье. Не прошло и мгновения, как в келью вошли вооруженные стражники. Меня охватил страх, что книгу отберут. Но этого не случилось. Они ушли. Я был уверен, что больше на розыски они не придут. Взял книгу в руки. Но светящиеся письмена ничего мне не говорили. Глаза мои стало жечь от напряжения, и на ветхой пожелтевшей странице появилось изображение полузатонувшего корабля. Я узнал свое судно со сломанным рулем. Корабль наполовину погрузился в воду, надводная его часть прогнила. Письмена вновь засверкали ярче, и я услышал, как в моих мыслях зазвучали странные слова..

Мир принадлежит тому, чья правдивость и добрые мысли основаны на разуме.

...Не склоняйте слуха к речам и поучениям челове.ка плохого и подлого. Эти речи несут бремя беды и смерти племени и селению, судьбе и краю. Такому человеку отвечайте, держа меч!..

...Злонравный наставник своими речами сбивает людей с пути...

...Изучение знаний и их приобретение - наилучшее из достоинств..."

Несомненно, эти потаенные слова исходили от светящихся письмен. Они звучали в моих ушах, повторяясь и повторяюсь непрестанно. И я не заметил, как внезапно отворилась дверь и кто-то вошел. Я закрыл книгу и увидел... но не узнал девушку - ту, что притягательна как наизапретяейший грех. Закричала, рухнула наземь и больше уже в себя не пришла. Ее немилосердно истязали. Я не знал, .что сделать для нее. Хотел встать, подойти к ней, но не мог - словно в моих жилах вместо крови тек расплавленный свинец. А в мыслях моих на звездной колеснице, в жемчужной короне, золотых туфельках, серебряном поясе, яхонтовых серьгах вновь появилась она, чтобы пронестись и исчезнуть со скоростью Ветра, текучестью Дождя, тяжестью Облака и яростью Града. Только таким воспоминанием она осталась в моих фантазиях. И в этот миг появились два юноши. Я смотрел на них, безучастный, как камень. Я уже видел их прежде. Они приходили, чтобы увести меня за преступления против здешних законов. Я узнал их.

Мне запомнился мрачный день. Плотный густой туман. Они вели юношу, крепко держа его под руки. Толпа безразличных, безучастных теней молча шла следом, словно стадо. Прошли через ворота, которые некогда стали обманувшей меня ловушкой. Шли вдоль берега залива, шли погруженные в молчание, шли лениво, вынужденно. И настал миг, когда я увидел свой затонувший корабль со сломанным кормилом. Он разрушен и нет никакой возможности исправить его. Долго глядел я со скорбью на эту свою потонувшую мечту, и поверил тогда, что нет никакой возможности мне убежать от толпы. Мы миновали берег залива и перед нами открыл свои величественные объятия океан. Первая мысль, которая возникла у меня при виде океана: я останусь здесь, больше не вернусь в город. Быть может на побережье моря моих мечтаний появится корабль и освободит меня из этого города скверны и одиночества, увезет с этого берега забвения. Они посадили юношу, Ветер стремлений унес его к желанной цели. Толпа двинулась обратно. Я намеренно отстал ото всех и спрятался за гигантским деревом. Все ушли.

Я испытывал покой и свободу на берегу великого залива. И в этот миг на далеком горизонте, там, где море сливается снебом, появился корабль с белыми парусами. Торопливо собрал я хворост, чтобы зажечь огонь.

Но костер не загорался. Я сделал флаг из своей чалмы и замахал, чтобы подать знак своей приближающейся Мечте. Но сильный ветер стремительно вырвал флаг из рук и, шутя, бросил в волны. Я метался повсюду, питаясь найти лодку... Но увы, все мои старания были напрасны. Корабль, не приближаясь к заливу, уплыл.

И в этот миг две мощные руки, взяв меня под руки, повлекли к Городу. По пути я, то и дело оглядываясь, глядел на последнюю надежду, исчезающую на горизонте... Не знаю, сон это был или явь. Во всяком случае, чувствовал, что нахожусь между ском и явью - между сновидениями и действительными событиями нет границы. Жизнь моя состоит из страшного сна и мучительного кошмара...

И вот теперь они пришли, чтобы взять меня и увести. Я закричал от тоски и отчаяния, призывая их к милосердию и состраданию: "Всякий, кто оказывает добро другому, на самом деле делает добро себе". Но Они нe признавали, не слышали меня. И в этот миг мой поникший взгляд встретился с холодными застывшими глазами девушки, и в мыслях моих ее голос произнес: "Напрасно!"

Крепко держа меня под руки, без вопросов вели по дороге. Я чувствовал себя между ними очень маленьким и ничтожным. Они тащили меня с хладнокровием, свойственным темным людям. Постороннему взгляду пoказалось бы, что я похож на приговоренного к смерти. Я поминутно оглядывался, словно спасение было позади. "Удивительный город",- поражался я и в этом бедственном положении. В других краях опасность поджидает человека сзади, здесь же наоборот: здесь опасность всегда идет тебе навстречу. Или же человек всегда идет навстречу своей неизвестной беде. Хуже всего то, что человек не знает, куда пойдет, как не знает того, что готовит ему судьба. Это ведет к новым бедам. Я настолько несчастлив, что не знаю, куда иду, не знаю точно, куда меня ведут. Сейчас даже нет возможности выбора.

Мы идем по пустым однообразным полуосвещенным улицам и все никуда не приходим. И наконец, спустя время, показавшееся годом, мы остановились. Я узнал дом пленного старца. Мы миновали знакомый холодный коридор, вошли в келью, но скованного старца на месте не было. По комнате вперед и назад ходил незнакомый юноша, которого я ни разу ке встречал на улицах этого города, разъедающего человека словно ржавчина. Вначале я подумал, что ошибся и что это не келья пленного старца, а лишь комната, похожая на нее. Но великий Кипарис уничтожил мои сомнения.

Гигантский ствол хранил следы цепей, которыми был прикован старец. Меня освободили. Я бросился с жалобой к юноше, который все, еще расхаживал возле решетки. И тут во второй раз вместо решетки возникло зеркало: и я не узнал в нем своего отражения. Передо мной стоял иссохший, изможденный старик. Чтобы проверить, не отражается ли в зеркале кто-то другой, я сделал несколько движений. Иссохшее, изможденное отражение было моим. Это был я, но в другом образе: Самсоро! Я воплотился вновь в другом теле.

Самсоро! Перевоплощение! Зеркало разбилось, упав наземь. Темные очертания двух моих спутников растворились в солнечных бликах, засиявших в полутемной комнате от осколков|разбитого зеркала. Но полностью они не исчезли: я ощущал их присутствие в своих мыслях. Цепями тяжкими, словно наши собственные поступки, они приковали меня к стволу Великого Кипариса. Теперь я - пленный старец, чья неволя не нуждается ни в каких оковах, ибо постепенно жилы Великого Кипариса проросли и пустили корни в мои жилы. И я безнадежно засмеялся. "Напрасно!" Но никто не обратил на меня внимания. И с самой вершины Кипариса, сросшегося с моим телом, я видел, что город лежит вод взглядом как мертвое поле без единой былинки.

Те, кто привели меня, вели теперь юношу по этому мертвому полю в сторону моря. Я видел, как он на ходу обернулся, глядя на меня. На лице его, столь знакомом, сияли радость и веселье, Я узнал его. Это был пленный старик, отнявший мою молодость. Наконец они достигли берега и он, оглянувшись в последний раз, засмеялся:

- Напрасно, - и скрылся за дюнами.

Теперь я стал Великим Кипарисом, и с наступлением вечера загораюсь, выбрасывая пламя и уничтожаю туманные фигуры в шроде скверны на берегу залива.

Я нревратился в старое божество. В одного из старых богoв, пребывающих в ожидании творения. И я, как и все боги, чту вечность в себе. Старый бог на древнем поприще никого не тревожит и лишь несет бремя тысячелетнего страдания. Самсоро!


home | my bookshelf | | Восьмое путешествие Синдбада |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу