Book: Миктлан



Смушкович Даниэль

Миктлан

Даниэль Смушкович

Миктлан

Каждый час превратился в праздник, если удается его пережить. И в пустоту - если оказываешься в воде.

Миктлантекутли обозревал свое царство пустыми глазницами облачного черепа, и тени ложились на лед, смазывая узор недавних трещин. Пар клубился над водами в проталинах и разломах. Глидер летел над торосами, чуть покачиваясь. Ариэль Форман цеплялась за руль, как ухваченный лудлой - за брошенный канат: отчаянно и безнадежно. Приемник шипел разъяренным зверем. Подняв взгляд, она могла различить на фоне черепа темную точку спутника слежения - мертвого.

Солнце село давно, и даже крылья Пернатого Змея не виднелись из-за горизонта, но твердь никак не могла успокоиться. Фонтаны цвета хаки выплескивали из проталин и трещин ледяной корки, грозя сбить глидер.

Надо добраться до станции Южной. Там, по другую сторону бурлящего экватора, еще могли сохраниться лояльные администрации блоки. Главное - пересечь экватор. Там ее ждут. Груз, котороый она везет - детали для термоблоков - поможет сохранить ледяную подушку под станцией.

- Администратор Форман, отвечайте!.. - прохрипел голос из динамика. - Отвечайте, Христом-богом молю!..

- Я слушаю!.. - всхлипнула она в микрофон.

Два дня назад. Солнце встает над алмазными торосами Хребта Игуаны - Пернатый Змей раскинул крылья над миром мертвых. Желтыми лучами озарен герб мира над воротами админ-комплекса: летучая мышь осеняет крылами голый череп, паук ткет под ним свою паутину. Странно, что даже мир мертвых имеет свой герб.

- Директор Форман!

Это Джейкоб Смизерс. Инженер-строитель. Полезная специальность на Миктлане. От неплотно пригнанных манжет термокостюма поднимаются нити жемчужного пара, и солнце играет на его струнах. Ариэль следовало бы указать инженеру на оплошность, но зрелище завораживает ее.

- Слушаю.

- Опять недостаток креплений. Мы же не можем проводить подледное бурение без стоек, верно?

- Хорошо, я прослежу. - Ариэль мотает головой, давая понять, что разговолр окончен.

Но Смизерс не отшатывается.

- Я просил бы вас пересмотреть расписание строительных работ, - негромко произносит он, поминутно покашливая. И не поймешь - то ли боится каторжник, то ли колкая ледяная сырость уже добралась до его горла. - Нет никакой необходимости так загонять парней...

- Есть. Разговор окончен. - Ариэль сосредотачивается и смотрит сквозь Смизерса. Тот шарахается, поворачивается, уходит. Неплохой парень, хоть и зануда. И за что он убил свою жену? Надо бы выяснить.

В бледном небе плывут клочья прозрачной пленки. Пахнет нефтью, солью, аммиаком. Буровые платформы - как кусочки детской мозаики, оранжевые квадратики на серой равнине. Хребет Игуаны, единственное место на планете, где можно добраться до ее коры не через километры великого подледного океана. Место, где можно установить лифт.

А вот и он, его величество Дверь в одну сторону. Титановый купол воздвигся над админ-комплексом, как исполинская поганка. Ключ жизни.

Что значит "нет нужды" загонять каторжников до полусмерти? А как еще можно удержать их в повиновении? Конечно, половину работы делает за администрацию Миктлан... но все же измученный человек не станет поднимать восстание. Он может только бунтовать. А бунт подавить несложно.

Мечтания убивают в Девяти Преисподних. Стоит недоглядеть, и уже выстреливает из трещины желтая груда резинистых лент, полупрозрачных, как недососанный леденец, как лакричная конфетка. Лудла. Огромная, неимоверная. Куда больше тех крох, что пришли к станции Центральной, когда лопнул лед.

Глидер - влево, вправо - потому что впереди встает стена щупалец, способных расколоть стеклитовую скорлупу, как пальцы силача - пробирку.

Вверх! Вверх, Ариэль, в небо, где редкие звезды дрожат от вечного холода, где неумолимо ползет по хрусталю сфер стальной диск Тлалока, и Уиштосиуатль идет на таран наших глаз. Где виден рок предавшихся тебе. Не вспоминай о том, что было вчера.

Миктлан. Спутник газового гиганта Миктлантекутли (он же Щелкунчик), четвертой планеты холодной звезды Пернатый Змей, которого держит в руках глупый Змееносец. Его покрывает вода, а поверх нее - лед. Великий океан сотрясают приливы - а каждый спутник огромной планеты считает своим долгом потянуть одеяло тяготения на себя. И тогда лед трескается...

- Долго мы еще продержимся? - Аллан Робертс нервно потер запястье.

- Вряд ли, - Ариэль покачала головой. - Они штурмуют стену админ-комплекса. Недостаток оружия легко возмещается числом.

Аллан с маниакальной скоростью расстегивал и засте?ивал крепления манжет термокостюма. Ариэль с отвращением смотрела на его руки - синюшно-красные и словно покрытые седой сеточкой мелких трещинок - как новый, только что намерзший лед.

- За что? - бормотал он. - Почему? Как?

Ариэль ударила его по щеке. Раз. Другой. Третий. Не ледонью - ухоженными короткими пальцами.

- Молчи! - приказала она. - Мы должны выжить! Неужели непонятно - это ссыльные! Мразь! Отбросы! Они бы стерпели все и унижения, и неудобства. Мы же совершили самое страшное преступление - мы заставили их работать! И теперь они нам за все отплатят!

Аллан смолк. В глазах его застыло обиженное выражение. Ариэль вздохнула. Ну как только подобные типы попадают в домены? Даже в столь неприглядные домены, как Миктлан.

Сама Ариэль оказалась тут не случайно. Она всегда бралась за неблагодарную работу - с самого начала, с того момента, как поступила в академию Колониальной службы. Если надо было сортировать датабанки или проводить долгие, утомительные поиски Ариэль Форман, как крот, рылась в вирте, в то время, как ее сокурсники подавляли мятежи и наводили порядок. Когда ее, тогда еще младшего лейтенанта Форман, назначили директором-распорядителем колонии Миктлан, она решила, что пришла, наконец, ее очередь применять ежовые рукавицы. И ошиблась.

Пять лет назад.

- Что за банда, - презрительно сплюнула Ариэль.

Комочек слюны мягко спикировал в сугроб, успев замерзнуть по дороге. Оставшиеся на губах капли тут же застыли, заставив Ариэль поморщиться.

- Что за банда.

Сбившиеся кучкой сборщики переминались с ноги на но?у. Не от смущения - просто термобувь не всегда выполняла свои функции так хорошо, как хотелось бы.

- Есть среди вас, обормотов, строители?

Тишина. Шорох ветра. Из-за горизонта доносятся пушечные раскаты - это катится приливная волна, ломая многометровую толщу льда.

- Нет, - подытожила Ариэль, и взорвалась. - Тогда, черт побери, почему вы не выполняете приказы?!

Молчание.

- Если бы все делалось в точности по инструкции, а не так, как вы, ублюдки, привыкли в метрополии, купол остался бы цел. Только небрежность может привести к аварии.

Ариэль выталкивала фразы, всем телом ощущая нетерпение и страх группки рабочих. Волна идет быстро; если слышен ее звук - скоро она явится во всей красе. Уиштосиуатль висела низко над горизонтом, ее красноватый диск зловеще подмигивал застывшим комбайнам. Очищенные от лишайника полосы льда отражали свет Щелкунчика, как обсидиановые ножи.

- Комбайнеры - в машину!

Четверо рабочих с видимым облегчением кинулись в распахнутый люк.

- Кто собирал опорную конструкцию?

Группка зашевелилась, но дальше этого дело не пошло.

- Кто собирал опоры, я спрашиваю?!

Группка вытолкнула троих, отшатнувшись, точно от прокаженных. Пусть лучше они навлекают на себя гнев всесильной начальницы. Ариэль уже не раз оставляла провинившихся волне. Злые языки болтали, что лудлы следят за ее поездками, зная где Форман, там найдется им пожива.

- Эта работа сделана хорошо, - с мстительным удовольствием произнесла Ариэль. - Марш за мной. А остальные пусть дохнут здесь.

Она развернулась и шагнула в глидер.

Толпа накатывалась на ворота раз за разом, методично, как на параде, и с упорством безмозглой лудлы пыталась разбить их. Бурильщики, операторы, грузчики, водители, редкие инженеры убийцы, вольнодумцы, насильники, все отбросы Доминиона - работали так же спокойно и старательно, как собирали под бдительным оком администраторов гидропонные фермы. В этом спокойствии только слепой не разглядел бы холодной, давней ярости.

- Что вы там делаете, Смизерс?

Аллан надеялсяь, что его голос прозвучит не слишком слабо по сравнению с ревом вожаков толпы.

- Я? Руковожу! - с вызовом ответил инженер, отшвыривая импровизированный лом.

- Зачем?

Администратор был человеком немолодым и незлым. Он так надеялся, что до обезумевших людей дойдет голос здравого смысла. Но брошенный сильной рукой камень вышиб из него иллюзии вместе с мозгами.

И тогда в ход пошли бластеры.

Охранники сражались не менее упорно, чем нападавшие - и те, и другие стремились выжить. Первый ряд каторжников смело огнем, но остальные только усилили натиск.

Ариэль методично поворачивала воображаемую рукоять, и сервомоторы с натужным воем двигали тяжелую турель бласт-пушки. Очереди пламенных шаров ударялись в лед, пробивая в нем цепочки неглубоких ям. Еще немного, и кора не выдержит. Пора уходить.

- Не паникуйте, - Ариэль заставляла себя говорить неторопливо и ровно, сдерживая привычное раздражение. - Ждите меня. Когда прохождение завершится, мы сможем восстановить большую часть необходимых баз.

- Я не уверен, что мы сможем продержаться так долго. Теперь приемник говорил уверенным басом. - Если мы не сможем стабилизировать фундамент в течение суток, Южной крышка.

- Не волнуйтесь, - повторила Ариэль. - Я везу вам запчасти для термоблоков.

- А что на Главной, эм директор? - Ариэль скорее догадалась, чем услышала вопрос за треском статики.

- Главной нет, - ответила она.

Сирены заныли неожиданно. Только что Ариэль удовлетворенно смотрела, как полуавтоматы разгружают воздушную баржу контейнеры с лишайником быстро перемещались из трюма на ярко-желтый диск платформы - а в следующую секунду уже мчалась по временной дорожке, хватая ртом холодный воздух. Тревога прокатывалась по Главной, как знобкие волны - по коже. Лед вздрагивал, танцевал какой-то нехороший танец - совсем не так, как при неожиданных приливах или беспричинных сотрясениях ледяной коры.

А впереди тихие, вкрадчивые трещины нежно впивались в надутое толстое брюхо лифт-станции. Изнутри струился свет, одновременно багряный и черенковски-голубой; даже с такого расстояния Ариэль ощутила холодный запах ионизации. Купол развалился пополам - теперь он напоминал папскую тиару - и медленно опустился вниз, протаивая путь в торосах, к затопленным вершинам Хребта Игуаны. Ариэль бежала изо всех сил, и никак не могла приблизиться к админ-комплексу.

А позади из противоестественной тишины вырастал шум. Люди кричали. И к ужасу своему - словно не хватило увиденного, чтобы сломить ее - Ариэль поняла: это не крик страха. В этом крике слышались отчаяние... надежда... и ненависть.

Экватор бурлил, как всегда. Из темной воды выныривали зеленые льдины, кружились и вновь уходили вниз. По волнам плясали крупные хлопья живой пены, какие-то смятые комья, на многие километры простирались темно-синие ковры спутанных водорослей, которые не могло порвать даже бешенство линейных бурь. Эти места Ариэль старалась выбирать - над ними глидер скользил особенно ровно, да и лудлы не могли пробить этот покров.

Радио хрипело старческим горлом, выталкивая скользие комья реплик, вырванных из лап статики:

- ...Третья - Шестой. Мы в отчаянном положении... Лудлы... Они как...

- ...Доложите, какова ситуация с термоблоками...

- ...Ломятся через стены... привлекает тепло...

- Говорит Повстанческая армия... Мы призываем сохранять всю технику и персонал... Отрезанные от метрополии...

("Первая разумная мысль за последние сутки", подумала Ариэль. "Но уже поздно".)

- ...Прощайте!..

- ...Сорок восемь единиц в зад...

С каждым часом реплик становилось все меньше, а те, что еще вываливались из эфира - все отчаяннее. Но Южная пока держалась. Ариэль начала надеяться, что успеет.

- Вы получаете очень ответственное назначение, лейтенант Форман, - елейным голосом произнес полковник. - Это не самый шикарный пост...

- Я знаю, - перебила его Ариэль, едва сдерживаясь. - Я знаю. Это пост, куда назначают таких, как Ариэль Форман. Только в приступе бешенства она могла говорить о себе в третьем лице. Полковник не знал этого. - Тихих конторских мышек. Очень много ответствености, и никакой благодарности.

Полковник секунду помолчал, собираясь с ответом.

- Скажите, лейтенант, а что случилось с Ирвингом?

- Что? - Ариэль ожидала чего угодно, но...

- С Ирвингом Мандельштейном, - пояснил полковник. - Вашим любовником.. бывшим. Помните такого?

Еще бы не помнить. Но как... почему ей не удалось замести следы?..

- Судя по этому случаю, вы идеально подходите для Миктлана. - Полковник был очень доволен собой. - Тихая конторская мышка... с садистскими наклонностями.

Ариэль вспомнила, как она торопливо, давясь слюной, запихивала в сжигатель окровавленные простыни... Да, впредь стоит быть поосторожнее в чувственных удовольствиях. Хотя Ирвинг тоже был хорош. Она не сразу и заметила, как он сдох.

- Так что не надо спорить, лейтенант, - полковник посмотрел ей в глаза. Что-то в его взгляде напомнило Ариэль фотографии Миктлантекутли - маска черепа, сложенная белесыми облаками.

Глидер накренился и пошел правым крылом вниз, пытаясь вспороть серое ледяное поле. Ариэль беспомощно тянула на себя рычаги фантом-управления, умом понимая, что это конец, но сердцем еще отказываясь признать это. Ради всего святого, где я? Я не хочу тут быть... Вытащите меня отсюда!

Вот! Вот там... в тени торосной гряды чуть светятся купола времянки. Как же она сразу не заметила полосы голого льда следы лишаесборочных комбайнов? Значит, тут есть и люди. Они помогут ей.

Почти теряя рассудок от страха, Ариэль все же ухитрилась каким-то образом дотянуть глидер до импровизированной посадочной площадки. Короткое, почти бутафорское крыло врезалось в снег. Послышался мерзкий скрежет, дрожь пробила корпус, пронизывая тело Ариэль до самого сердца, глидер занесло, закрутило - хаотично вращаясь, машина неслась по гладкому полю - потом врезалась в ледяной нарост, пошатнулась, точно собираясь перевернуться, и остановилась.

Ариэль выбила дверцу ударом ноги. Нечего жалеть машину, которая уже никогда не взлетит. Теперь надежда одна - переждать, затаиться... пока восстание не сожрет себя. Все равно никуда они не денутся без термоблоков. Тех, что лежат в багажнике. Так что волей-неволей придется им считаться с Ариэль Форман.

Почему никто ее не встречает? Неужели купола пусты? Так было бы даже лучше... но нет, открывается дверь, выходят сборщики. Не торопятся, чтоб их... или боятся? Ну да, всемогущего администратора стоит бояться. Вполне возможно, они и не слышали о бунте на Центральной. Придется с ними повежливее...

Ледяная равнина проносилась под днищем глидера. Уиштосиуатль ползла по диску Щелкунчика - словно монокль в глазнице черепа. Ариэль пыталась прикинуть в уме, где сейчас находится убийственная приливная волна, но результат получался с точностью плюс-минус двадцать градусов - явно недостаточно, чтобы определить, стоит ли вызывать Южную.

Она намеренно не хотела отрывать станционщиков от борьбы со стихией. Когда идет волна, важна каждая пара рук. Вряд ли кто-то останется за передатчиком. Но ожидание слишком тяготило ее.

- Южная, Южная, - проговорила она в микрофон, - вызывает Ариэль Форман. Вызывает администратор Форман...

Ничего. Нет ответа. Только вой и треск разрядов.

Почему они не отвечают? Почему молчат? Все вышли на волну? Или... нет, нет, только не это!

Но ей уже было ясно - Южная никогда больше не заговорит. Ледовый панцирь разошелся под куполами станции, и воды цвета хаки собрали свою дань. Ариэль взялась за фант-рычаги, разворачивая глидер на северо-запад.

Сильная рука швырнула Ариэль на лед.

- Глядите, парни! - крикнул кто-то сиплым басом. - Кого к нам лудлы кинули!

- Да-а, жрать не стали!

- Ну как, что делать-то с ней будем?

- Ты что, совсем дисной? Для чего бабы придуманы, забыл?

- А не распадно ее ради ярки кормить?

- Да кой ее кормить? На раз - и под лед.

Господи, что со мной? Где я? Это какой-то ад. Ариэль никогда не думала, что может оказаться в таком положении. Привычка командовать въелась в нее слишком прочно и стала восприниматься всерьез.

- Немедленно прекратите болтовню! Отпустите меня! - приказала она, он ожидаемой реакции не последовало. Грубые лапы по-прежнему цеплялись за ее термокуртку.

Может, ее не узнали?

- Я администратор Форман! - Она пыталась говорить жестко, но это очень трудно, когда стоишь на коленях в колотом льду.

- Знаю. - Этот голос не кричал. Могучая рука подняла ее, точно котенка - не бросить ли в прорубь? Нет. Огромный мужик подтащил ее к себе, так что грязная, исколотая льдинками морда оказалась у самого ее лица.

- Я тебя отлично помню. Я ведь был там. Или ты не помнишь?

Конечно, она не помнила. Упомнишь ли всех, кто прошел через ее руки - слишком часто меняется персонал на Миктлане. Или этот парень - один из ее отвергнутых любовников? Да нет, она предпочитала другой тип мужчин.



- Ты ведь оставила их волне. Моих корешей, товарищей, мы с ними вместе в буран стойки ставили, вместе пили лишайный настой. За какой-то дурацкий купол, которых тонет на каждый оборот по три штуки. И нас теперь оставила. И всех оставила. Теперь нам только дохнуть. Медленно. И тебе с нами. Теперь мы с тобой за все расплатимся. За все!

Да, поняла Ариэль. Действительно, чего уж проще. Извернувшись, она глянула на сломанный глидер.

- Стойте! - выдавила она - воротник куртки давил ей на горло. - Еще все.. можно поправить! Только пустите меня к глидеру...

- Ну да! - расхохотался строитель. - Чтобы ты там пушку свою отрыла? Или ты еще как-то извернуться вздумала, эм директор?! Не выйдет!

Ариэль беспомощно обернулась к глидеру, где - всего в пяти шагах - бесполезным грузом лежал ящик спасительных термоблоков. Теперь она готова была отдать их кому угодно, даже инженеру Смизерсу, даже штурмовавшей админ-комплекс толпе, только бы они были пущены по назначению - для спасения ее жизни.

- А что, парни, не начать ли нам прямо здесь? - спросил молодой голос, и кто-то дернул застежку термокостюма. Ариэль забилась в руках великана, а безжалостные, как ее мысли, лапы уже сдирали собранную на заказ одежду с подогревом, швыряя клочья разорванной ткани на снег и лишайник. Холод снаружи сомкнулся с комком ужаса на месте сердца.

Даже распростертая на льду, Ариэль Форман не сводила взгляда с глидера. Она не видела ритмично покачивающихся над ней голов - только металл... совсем рядом... дотянуться рукой...

Потом она захотела глянуть в небо, но мышцы так замерзли, что повернуть голову она уже не смогла.




home | my bookshelf | | Миктлан |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу