Book: Его жестокая возлюбленная



Его жестокая возлюбленная

Джек Слейд

Его жестокая возлюбленная

Глава 1

— Вы тот парень, что выслеживает Фикса Кэссиди?

Голос был несимпатичный. Прошло некоторое время, прежде чем Лэсситер понял, что вопрос обращен к нему. В зеркале, которое висело на стене за стойкой, он увидел хорошо одетого человека. Несмотря на толстые губы и расплющенный нос — атрибуты бывшего профессионального боксера, — он производил в общем-то благоприятное впечатление. Лэсситер поставил стакан на стойку и повернулся к мужчине.

— Фикс Кэссиди? Почему вы именно меня об этом спрашиваете?

Человек улыбнулся подкупающей улыбкой. Он был широкоплеч и высок.

— Потому что мне не нравится, когда кто-нибудь выслеживает Фикса.

Гости у стойки прервали свои разговоры и обернулись. Стали прислушиваться и те, что сидели за первыми столиками. Видимо, речь шла о хорошо всем известном человеке.

— Да! — сказал Лэсситер. — Я выслеживаю Фикса Кэссиди.

Стало тихо. Гости у стойки шарахнулись в сторону. Даже миловидная обладательница пышного бюста за стойкой отпрянула назад. Ее белая блузка с глубоким вырезом больше выставляла напоказ, чем скрывала. Каждый раз, обслуживая клиента, она низко наклонялась вперед, и тот зачастую с трудом сдерживал себя, чтобы не запустить руку в этот вырез. При этом многим казалось, что ей это было бы даже приятно.

Лицо боксера вытянулось, но он быстро нашелся:

— Здесь появился тот, кто хочет заварить кашу! — сказал он зычным голосом. — Причем со мной!

Лэсситер покачал головой.

— Это ошибка! Я не люблю кашу.

На правом бедре собеседника Лэсситера висел тяжелый револьвер. Но, видно, как бывший боксер-профессионал он привык полагаться прежде всего на свои кулаки. Однако Лэсситер не ощущал ни малейшего желания сцепиться с отставным боксером здесь, в салуне, в присутствии всей этой публики. Поэтому он действовал молниеносно. Его револьвер оказался под носом у незнакомца, и тот замер на месте от неожиданности.

Раздался шум. Но не надолго…

— Я угощаю, — сказал Лэсситер. — Выпьешь, пойдешь к тому, перед кем ты здесь вилял хвостом, и пришлешь его сюда. Я подожду еще немного. — Он щелкнул пальцами левой руки. — А ну, красотка, налей-ка ему порцию виски.

Но боксер-профессионал вдруг развернулся и бросился вон из салуна. Уже стемнело, и он тотчас же растворился в темноте.

Лэсситер сунул револьвер в кобуру и повернулся к стойке. Красотка смотрела на него с серьезным видом, протягивая бокал. Он взял его и произнес:

— К сожалению, мой друг куда-то подевался. Выпью сам. Твое здоровье. — Лэсситер залпом осушил бокал.

— Если вы здесь один, то вам лучше сейчас же покинуть салун! — с тревогой произнесла девица.

— Я один! -Лэсситер улыбнулся.

— Тогда вам лучше покинуть не только салун, но, пожалуй, и город, — вмешался бородатый мужчина. Бросив на поднос деньги, он быстро направился к двери.

Мелочь звенела на стойке и на столиках, было слышно, как двигают стульями. Посетители один за другим потянулись к выходу. Они передавали друг другу ручку двери, пока последний не закрыл ее за собой. Лэсситер огляделся. Он остался единственным гостем в заведении.

— С вас за четыре виски! Платите!

Миловидная кудрявая головка за стойкой исчезла, на ее месте появился пожилой человек с костлявым лицом. Лэсситер полез в карман, отсчитал деньги и положил на поднос.

— У того, кто связывается с Джерри Греем, нужно поскорее просить деньги, пока он еще в состоянии заплатить, — проговорил человек за стойкой.

— Так это был Джерри Грей? — спросил удивленно Лэсситер.

— Это была только его левая рука. Вы вряд ли познакомитесь с самим Джерри Греем. А вот Фен-тон Трумен сейчас здесь появится. Он еще похлещи, чем Джерри Грей. С этим даже не поговоришь.

— Налейте-ка мне еще, — сказал Лэсситер и положил мелочь на стойку. — Сожалею, что испортил вам дело, но и самый маленький бизнес лучше, чем вообще никакого.

Старик налил виски, положил деньги в кассу и махнул рукой.

— Они придут опять! Вы, сэр, еще не успеете оказаться в морге, как они все будут здесь.

Лэсситер скорчил гримасу.

— Такой превосходный морг вы еще никогда не видели! — проговорил мечтательно старик. — Совсем новый! Весь из гранита и базальта. Там можно поставить сразу три гроба. Джерри Грей построил для общины.

— Ага! — Лэсситер выпил.

Старик вдруг попятился, не сводя взгляда с двери. Тут Лэсситер услышал шаги. Через секунду они вошли. Пятеро здоровенных мужчин! Строем! Они встали плечом к плечу, в упор глядя на Лэсситера. Высокий белобрысый здоровяк, что стоял посередине, ткнул пальцем в сторону Лэсситера.

— Это ты гоняешься за Фиксом Кэссиди?

Лэсситер улыбнулся.

— Об этом меня уже тут один спрашивал!

— Это не ответ на мой вопрос! — сквозь зубы процедил блондин.

— А что я должен отвечать?

— Ты хочешь меня, кажется, разыграть, а? — спросил здоровяк с угрожающим видом. Его спутники приняли боевую стойку.

— Я разыскиваю Фикса Кэссиди, потому что он мне все еще должен деньги! — сказал Лэсситер. — Если он попадется мне в руки и добровольно не отдаст деньги со всеми процентами и сверхпроцентами, я найду другой способ выбить их из него. Вы мне в этом не помешаете. И никто меня не остановит.

Пятерка с некоторым смущением уставилась на него. Здоровяк не знал, смеяться ему или ругаться.

— И сколько же он тебе должен?

— Тридцать долларов! — сказал Лэсситер с важным видом.

Видя, что пятеро не знают, как им реагировать на такое сообщение, Лэсситер пояснил:

— За тридцать долларов кое-кто вынужден горбатиться целый месяц.

— Тридцать долларов! — усмехнулся блондин, вынул бумажник и подошел к нему. — Вот тридцать долларов! Фикса Кэссиди уже давно и след простыл. Сомневаюсь, что ты его когда-нибудь сможешь найти.

Лэсситер протянул руку, и здоровяк отсчитал ему тридцать долларов.

— А проценты? — сказал Лэсситер. — А проценты с процентов? Ведь прошло целых три года!

Здоровяк спрятал бумажник и достал мелочь из кармана. Он вложил Лэсситеру в руку три доллара и тридцать центов.

— Десять процентов, я думаю, достаточно?

— Но это еще не все, — возразил Лэсситер.

— В чем дело? — удивленно спросил блондин.

— Теперь Фикс Кэссиди должен деньги вам!

— Не беспокойся об этом! — после некоторого замешательства сказал блондин.

— Но это же несправедливо. Фикс Кэссиди, он что, ваш родственник?

— Ты получил свои деньги? — спросил раздраженно здоровяк. — Ну и убирайся подобру-поздорову.

Он бросил взгляд на стойку, и быстро удалился. Его попутчики молча последовали за ним.

Лэсситер посмотрел на деньги в своей ладони, потом сунул их в карман, довольно усмехаясь. Наконец-то он добился того, чего желал. А именно — получил определенную уверенность, что Фикс Кэссиди находится где-то неподалеку. Теперь оставалось только разузнать, где точно обосновался этот негодяй. И еще: с чего это вдруг здоровяку пришло в голову дать ему денег?..

Речь шла на самом деле, конечно, не о тридцати трех долларах и тридцати центах. Речь шла о гораздо большем. Фикс Кэссиди был приговоренным к смерти преступником. В Нэшвилле, штат Теннеси, он ограбил городской банк, застрелив кассира и уборщицу, веник которой он, якобы, по ошибке принял за ружье, как заявил потом в суде. При этом налете он захватил свыше ста тысяч долларов. Через месяц он был пойман, но денег при нем не оказалось. Куда делись деньги? Эту тайну он так и не выдал, хотя судья предупредил, что ему не избежать виселицы, если он не вернет денег. Но Кэссиди упорно молчал, и судье ничего не оставалось, как приговорить его к смертной казни через повешение.

За три дня до казни Кэссиди удалось бежать из тюрьмы в Нэшвилле. Поговаривали, что ему помогли люди, с которыми он поделился награбленным.

Бригада № 7 энергично занялась поиском, поскольку были известны другие подобные случаи. По слухам, небезызвестный Джерри Грей, владелец отеля в Грин-Ривере, штат Юта, спрятал Фикса Кэссиди на своем ранчо, оказывая ему гостеприимство как знатному гостю. Естественно, не бесплатно, а за кругленькую сумму. Утверждалось, что на этом ранчо находится немало таких гостей. Среди них известный почти во всех штатах и никогда не расстающийся с револьвером бандит Рой Джордж, у которого на совести было больше убитых, чем у знаменитого Второго Виргинского полка снайперов за всю войну между Севером и Югом. В настоящее время он тоже, полагают, обрел покой на ранчо Джерри Грея. И тоже за сто тысяч долларов. На своем ранчо Джерри предоставлял таким пансионерам приют, хорошую еду, питье и прежде всего — защиту и безопасность. По слухам, его забота простиралась настолько далеко, что для развлечения он даже присылал своим именитым гостям девочек из дома терпимости. Девиц привозили на ранчо с завязанными глазами, чтобы они потом не разболтали, где были…

За стойкой бара снова появился старик с костлявым лицом. Следом за ним выглянула и кудрявая пышногрудая красотка. Вдруг все посетители снова вернулись. На Лэсситера они смотрели с удивлением, как на диковинного зверя. Еще бы: четверо молодцов Джерри Грея явились в салун выяснять отношения — и ни единого выстрела! Парни ретировались, а незнакомец стоял у стойки как ни в чем не бывало, пил виски и откровенно разглядывал бюст Линды. Такого в Грин-Ривере еще не случалось!

Лэсситеру было ясно, о чем судачили посетители салуна. Он выпил еще порцию виски и удалился.

В Грин-Ривере было два отеля. Один — старый клоповник. Другой — постройки еще колониальных времен с игровым салоном в качестве аттракциона. Владельцем его, кстати, был Джерри Грей. Лэсситер остановился в клоповнике. Старый угрюмый человек отвел ему номер и позаботился о стойле для его гнедого. Сейчас, когда он вернулся в отель из салуна, вместо угрюмого старика у конторки стояла рослая, стройная блондинка.

— Хэлло! — сказал приятно удивленный Лэсситер.

— Вы Лэсситер?

Интересно, о чем она думает? Лэсситеру показалось, что в ее голосе прозвучало некоторое разочарование. Доставая ключ, блондинка беззастенчиво разглядывала его с ног до головы.

— Меня поразили не ваше мужество и наглость, а то что в историю с тридцатью долларами поверили. Вы убедили не только Фентона Трумена, но и самого Джерри Грея.

— Откуда вы это знаете? — Лэсситер был удивлен.

— Иначе вас бы не было в живых!

— Но вас ведь не было в баре. Во всяком случае, я вас там не видел.

— Слухи в Грин-Ривере распространяются очень быстро, — сказала она и махнула рукой.

— А вот кто вы такая, до меня эта весть еще не докатилась, — ухмыльнулся Лэсситер.

Казалось, она раздумывает, не заставить ли его угадать.

— Мне принадлежит этот сарай. Мое имя написано на вывеске у входа.

— Напрочь проглядел! — Лэсситер улыбнулся.

Он откровенно рассматривал хозяйку гостиницы: довольно мила и привлекательна. Если бы еще принарядилась, ее вполне можно было бы назвать красивой. Но тогда она казалась бы белой вороной на этом постоялом дворе, куда давно следовало бы пригласить морильщика клопов и тараканов. Однако сейчас его интересовало совсем другое.

— Как это он дает вам жить? — спросил ее Лэсситер.

Блондинка сразу смекнула, кого он имеет в виду.

— Попробуйте отгадать, но при случае можете спросить самого Джерри Грея.

Следовательно, она полагала, что Лэсситер пока не собирается покидать Грин-Ривер.

— Попробую угадать! Впрочем, это несложно: просто вы ему нравитесь.

Женщина озорно улыбнулась.

— Если вы завтра утром хотите уехать, вам не мешало бы пойти сейчас спать.

— Я пока не собирался. — Лэсситер покачал головой. — Тем более завтра утром!

— Но кое-кого это очень насторожит, — заметила она предостерегающе.

— Я ищу ранчо! — Он пристально посмотрел ей в глаза.

— Вы раззвонили об этом во всей округе.

— Я имею в виду, что ищу не только Фикса Кэссиди.

— Это я уже поняла! Но если вы останетесь здесь, до них быстро дойдет, что эти тридцать долларов — лишь уловка.

— Вы забываете проценты и сверхпроценты!

Хозяйка отеля засмеялась.

— Не знаю, но, думается, вы можете мне помочь, — сказал Лэсситер.

— Ваше чутье вас обманывает. — Она едва заметно покачала головой.

— Не думаю, — возразил он.

Она снова измерила его взглядом.

— Не желаете ли стаканчик виски?

— Охотно! — Он снял свою ковбойскую шляпу.

— Пожалуйста, мистер Лэсситер! — сказала хозяйка, проходя впереди него за конторку. Там, в небольшой комнате, она предложила ему сесть, достала из шкафа бутылку и стаканы. Лэсситер огляделся. Стол окружали обитые козьей шкурой кресла. На стенах, оклеенных нарядными обоями, висели картины в тяжелых позолоченных рамах.

— У вас тут довольно мило, — произнес он, садясь в кресло.

— Рада, что вам нравится! — Она подошла к нему со стаканами. — Я приобрела эту развалину всего год назад. Мне стоило немалого труда уговорить владельца продать ее, не дожидаясь, пока все развалится. Дела у него шли плохо, потому что отель Джерри Грея притягивает богатых клиентов, как мотыльков на огонь.

Она подала ему стакан. Оба только пригубили.

— Ранчо неподалеку, — сказала она. — Только вот не знаю точно, не то в Кастл-Валей, не то в районе Блэк-Бутта.

— Во всяком случае, не на реке, не на Грин-Ривер?

Она отрицательно покачала головой.

— Берега в этой местности слишком крутые, почти неподступные. Я была там однажды летом. Едва не погибла. Ранчо расположено где угодно, но только не на Грин-Ривере. Точно.

Лэсситера не удивило, что хозяйка захолустной гостиницы проявляет к этому делу интерес. Он был почему-то уверен, что добудет с ее помощью другие ценные сведения.

Она выпила еще глоток и села напротив Лэсситера.

— Мой муж был шерифом в маленьком городке в Техасе. Однажды он захватил преступника, за поимку которого была назначена премия — тысяча пятьсот долларов. Преступник бежал, застрелив при этом моего мужа. Через две недели мне стало известно, что некий Рой Джордж передал беглеца судье в Далласе, получив больше двух тысяч долларов за его голову. А спустя полгода я узнала всю правду: Рой Джордж помог тогда бежать бандиту, а моего мужа застрелил. Известно еще четыре случая, когда Рой Джордж поступил точно так же.

— Жаль, что все так случилось с вашим мужем!

— Теперь вам понятно, почему я купила именно здесь этот клоповник? А ваша история? — спросила хозяйка. — С этими тридцатью долларами, это же не все…

Лэсситер колебался, говорить или нет.

— Меня прислал сюда Вашингтон, — сказал он наконец.

Она подняла брови.

— Начальник полицейского участка?

Лэсситер улыбнулся.

— Если хотите! — проговорил он уклончиво. Он не имел права упоминать, что существовала бригада № 7 и что он входил в ее состав.

Она сделала последний глоток виски.

— Неплохая упряжка: вдова шерифа и начальник полицейского участка. Но, к сожалению, это все что я знаю.

— И этого уже немало!

— Еще виски?

Лэсситер накрыл ладонью стакан.

— Эти типы очень опасны! — сказала она. — Если только они пронюхают, чего мы хотим, нам крышка.

— Смотрите, гм…

— Называйте меня просто Пэт!

— Патриция?

Она кивнула.

— Звучит приятно. И очень вам подходит!

— Вы мне симпатичны, Лэсситер. Вы мне нравитесь. Но не вздумайте рассыпаться передо мной в комплиментах.

— Извините! — Он смутился. — Я не хотел вас обидеть.

— Вы меня совсем не обидели! — Она примирительно улыбнулась. — Только не надо ничего преувеличивать.

Лэсситер поднялся с кресла и поставил пустой стакан на стол.

— Спокойной ночи, Пэт. Уже поздно. Я не смею вас больше задерживать. Я выеду завтра на Блэк-Бутт и посмотрю что там. Но только не спозаранку.

Она тоже встала, слегка улыбнулась и призывно посмотрела ему в глаза.

— Обними меня. Я ведь все время вижу, что ты этого хочешь. Теперь я тоже хочу.

Она сделала шаг ему навстречу, не отводя от него взгляда и закрыв глаза только тогда, когда он обнял ее и поцеловал. Прошло некоторое время, прежде чем Пэт ответила на его поцелуи. Оба замерли, обнявшись, посреди комнаты. Их губы пылали огнем.

У стены стоял диван. Лэсситер поднял ее и отнес туда. Они горели таким нетерпением, что даже не разделись.

Это была всепоглощающая страсть.



Глава 2

Было далеко за полдень, когда Лэсситер достиг Прейс-Ривер. На горизонте сквозь перламутровую вуаль зноя поднимался синевато-черный с белой шапкой массив Блэк-Бутт, упиравшийся в голубизну уже почти осеннего неба.

Но Лэсситер не обращал внимания на красоты природы. Он размышлял о том, кто были всадники, следовавшие за ним по пятам от Грин-Ривера.

Он покинул Пэт еще до восхода солнца. Ворчун, ее правая рука и в то же время друг и доверенное лицо, оседлал ему лошадь и описал дорогу, советуя быть осторожным: люди Джерри Грея не спускали глаз с отеля Пэт, узнав, что в нем остановился Лэсситер.

Это были два всадника. Всю дорогу они скакали на отдалении, но когда он достиг Прейс-Ривер, расстояние между ними сократилось.

Лэсситер долго ехал лесом. Наконец из чащобы хвойного леса ему пришлось свернуть в сторону узкой долины. В конце ее он облюбовал подходящее место. В заросших кустарником расщелинах скал можно было найти укрытие. Въехав туда, он спешился, взял в руки винтовку и скользнул обратно на тропу. Вскоре приблизились и оба всадника.

Лэсситер ухмыльнулся. Один из них показался ему знакомым. Боксер! Другой был худощавым, с близко посаженными темными, почти черными глазами.

Лэсситер не стал ждать, пока они спешатся. С винтовкой в руках он вышел из своего укрытия в тот самый момент, когда те подъехали. От неожиданности оба остановились. Хотя они явно преследовали его и даже пытались догнать, но вовсе не рассчитывали на столь неожиданное его появление.

— Хэлло, мальчики! — сказал Лэсситер. — За что мне такая честь?

Всадники переглянулись, застигнутые врасплох, не зная, что ответить.

Лэсситер подошел на несколько шагов ближе. Боксера звали Глен Финли, об этом ему сообщила Пэт. Среди любителей бокса его имя, видимо, когда-то пользовалось широкой известностью. Во всяком случае, на Восточном побережье. И тем не менее!

— Мы можем поступить двояко, Финли! — сказал Лэсситер. — Вы возвращаетесь обратно и докладываете, что потеряли мой след. В противном случае не избежать схватки. Теперь! Здесь! — Он играючи потряс ширококалиберным паркером, давая понять, какой они имеют шанс. Просто никакого! Он укоротил стволы своей двустволки на длину руки до локтя, тем самым увеличив радиус рассеивания дроби. При соответствующем расстоянии противника можно было рассечь выстрелом пополам. А здесь была та самая дистанция. И оба это прекрасно знали.

Боксер, которого он однажды уже хорошенько проучил, поднял руку.

— Мы возвращаемся! Считай, что мы тебя потеряли.

— Согласен! — сказал Лэсситер. — Но это еще не все. Я вас отпущу, если вы мне покажете дорогу на ранчо. Или я буду настаивать на схватке.

— Ранчо! О каком ранчо ты говоришь? — спросил боксер с видом несмышленого двенадцатилетнего подростка. Во всяком случае, он очень старался таким казаться.

— Ранчо, где я найду Фикса Кэссиди!

— Но ты уже получил свои деньги, что тебе еще надо, — спросил другой.

— Фикс-то этого не знает. Я хочу ему только сказать, что теперь он может меня не бояться, потому что Фентон Трумэн великодушно возместил мне убытки с процентами и сверхпроцентами.

— Фикс давно уже знает об этом, — сказал боксер.

— Значит, ранчо находится здесь, поблизости! — констатировал Лэсситер. — Так говорите же, где?

— Мы не знаем ни о каком ранчо! — проговорил тип с черными глазами.

Боксер недоуменно пожал плечами.

— Действительно не знаем. — Это прозвучало, как эхо.

Может, так оно и было на самом деле. Джерри Грей наверняка посвящал в свои тайны далеко не всех верных ему людей.

— Тогда сматывайте удочки! — вымолвил Лэсситер. — Но не дай вам Бог, если что не так! Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

Оба стали поворачивать лошадей вправо, не сводя при этом глаз с Лэсситера. Желая уклониться от его дробовика, они схватились за револьверы.

Но Лэсситер все предусмотрел заранее. Он пригнулся, и в мгновение ока в его правой руке оказался кольт. Выстрел последовал молниеносно. К тому же он успел выстрелить первым.

Финли и его напарник, отстреливаясь, бросились в стороны от своих лошадей, дабы спастись от выстрела Лэсситера. Но тот попал в тощего в момент прыжка, так что еще не упав на землю, он был уже мертв.

Вторым выстрелом Лэсситер раздробил боксеру правое плечо, когда тот боком приземлился на траву. Но он все же успел поднять оружие и прицелиться в Лэсситера.

Оба выстрела прозвучали одновременно, но цель поразил только Лэсситер. Его пуля развернула боксера, и он повалился на спину.

Лэсситер слышал выстрел боксера и видел вспышку огня его кольта. Однако пуля просвистела мимо.

Выждав некоторое время, Лэсситер выпрямился. С револьвером в вытянутой руке и с паркером на ремне у пояса он подошел к тощему. Тот лежал на животе. Лэсситер осторожно перевернул его. Он был мертв.

Увидев нависшую тень Лэсситера, боксер приоткрыл глаза. Его лицо было отмечено печатью смерти. Лэсситер был в ярости: он не хотел убивать, но не мог же он допустить, чтобы убили его!

— Эх вы, дерьмо! Нашли с кем связаться! Только вы, мол, профессионалы, а все остальные начинающие?

— Спеши навстречу своей смерти! — прохрипел Финли. — Ранчо находится на плато на западном склоне Блэк-Бутта.

Лэсситер окинул взглядом далекий массив. Он прикинул, семь-восемь тысяч футов над уровнем моря. Плато прикрывали перламутрово-серые шлейфы тумана, которые размывали границу между землей и небом.

Когда он снова посмотрел на боксера, тот уже затих. Лэсситер сунул револьвер в кобуру и огляделся. Ему не хотелось бросать убитых на дороге, тем более что Джерри Грей едва ли вышлет сразу поисковую группу. Он подошел к своему коню, отстегнул шанцевую лопату и стал копать могилу.

Затем он сжег порох от двух патронов на могильном холмике, чтобы звери, питающиеся падалью, не тревожили трупы. Он расседлал лошадей и отпустил на волю. Седла и сбрую положил вместо надгробного камня. Кто знал обоих, тот узнает их седла.

Это заняло немало времени. Солнце уже клонилось к закату, когда Лэсситер продолжил свой путь в направлении Блэк-Бутта; у него постоянно был перед глазами нависавший над долиной горный массив, потом солнце село, и Блэк-Бутт стал растворяться в сумерках, а потом и вовсе пропал в темноте.

Лэсситер расположился на ночь в защищенной от ветра лощине. Когда на следующее утро показалось солнце, он был уже в пути.

Ему встречались следы копыт и повозок, ведущих к плато. Но он объезжал их стороной, избегая знакомых дорог и троп, за которыми наверняка велось наблюдение. По сведениям седьмой бригады забота о путешествующих включала в себя и меры безопасности. В своих договорах Джерри Грей гарантировал жизнь, мир и свободу своим гостям. Следовательно, его люди должны были заботиться о том, чтобы ни один шериф, начальник полицейского участка или другие служители закона, тем более жадные охотники до вознаграждения за поимку преступников, не забредали в эту местность и не ступали на территорию ранчо.

Лэсситер держался Блэк-Бутта. Оставив своего гнедого в нише скалы, он стал подниматься в гору пешком, и наконец с ее вершины в последних лучах дневного света он увидел ранчо, расположенное далеко внизу. Это было ранчо как ранчо. В горной котловине пасся скот. Он разглядел также всадников, причем это были явно не часовые, а пастухи. Между квадратами построек не было видно ни одного человека, но из единственной трубы поднимался дым. Стало быть, на ранчо были люди.

Лэсситер заночевал тут же, а когда забрезжил рассвет, он спустился к своему гнедому

Наконец-то Лэсситер нашел ранчо! Правда, надо еще выяснить, там ли объект, который ему нужен.

Объехав горный массив, он подобрался к ранчо уже с другой стороны. Наблюдая сквозь густую зелень за фронтоном дома ранчо, он случайно натолкнулся на часового. Тот устроился на стволе срубленного дерева с винчестером в руке и, казалось, был погружен в собственные мысли, Он сидел спиной к Лэсситеру. Его, видимо, интересовало только то, что происходит на ранчо.

Лэсситер соскочил с лошади, взял в руки свой паркер и как ни в чем не бывало направился вперед. Часовой заметил его только на последних метрах; обернувшись, он страшно удивился, что из чащи вышел незнакомый ему человек.

Воспользовавшись замешательством часового, Лэсситер запросто подсел к нему, словно старый товарищ. Свою двустволку он положил на колени и нацелил, будто случайно, ему прямо в грудь.

— Если не ошибаюсь, ты Чарли? — сказал Лэсситер и улыбнулся, сдвинув свою ковбойскую шляпу на затылок.

— Я не Чарли. Ты имеешь в виду того самого Чарли из Чикаго? Нет. Меня зовут Эдди, Эдди Лейт, — Он широко улыбнулся. — А ты кто такой? Я тебя здесь еще никогда не видел.

— А я и не бывал здесь никогда прежде.

Только теперь Эдди смекнул в чем дело. Это был мужчина примерно лет сорока, с гладко выбритым лицом. Тоненькие усики оттеняли верхнюю губу. Он вздрогнул, попытался было вскочить и направить свой винчестер на Лэсситера.

Эй! Не балуй! — воскликнул Лэсситер и слегка приподнял свой паркер. Это мимолетное движение сразу отрезвило часового. Эдди так и остался сидеть, словно окаменевший. В его глазах бегали желтые огоньки. Это был явный признак растерянности.

Лэсситер наставил свою двустволку ему прямо в живот.

— Сиди спокойно. Иначе я спущу курок и ты живо отправишься на тот свет. Тебя устраивает такая перспектива?

— Чего ты хочешь? Кто ты? — спросил Эдди хриплым голосом.

— От тебя я ничего не хочу. Поэтому будь благоразумным. Лэсситер кивком показал в направлении дома.

— Мне надо поговорить с Фиксом Кэссиди. Просто поговорить. Мы с ним старые приятели.

— Я не имею права никого пропускать!

— Ты мог бы привести сюда Фикса Кэссиди!

Парень был явно не новичок и далеко не трус.

Он поднял винчестер, будто желая отдать его Лэсситеру, но когда тот взялся за винтовку, в один момент направил ее Лэсситеру в грудь и попытался столкнуть его со ствола дерева. Паркер его совсем не испугал. Он сообразил, что Лэсситер хочет остаться незамеченным, поэтому рассчитывал, что тот не выстрелит.

Оба скатились со ствола. Сперва упал Лэсситер, потащив часового за собой. Когда они падали, парень стал звать на помощь какого-то Джуба. Причем орал так громко, словно его посадили на кол.

Лэсситер мгновенно откинул в сторону винчестер и ударил его кулаком в челюсть, так что тот закатил глаза и повалился на бок. Удар пришелся точно. Парень больше не двигался. А Лэсситер, вложив всю свою силу в удар, никак не мог отдышаться.

Послышались шаги. Из-за кустов кто-то бежал, Ясно, тот самый Джуб, Лэсситер уже видел его шляпу.

Он успел откатиться в сторону и укрыться за кустами. Через секунду человек стоял возле поваленного дерева, увидев Эдди Лейта на земле, он поднял винтовку, чтобы дать сигнал тревоги. Лэсситер с паркером наготове выскочил из укрытия. Человек застыл, словно каменный столб

Лэсситер подошел, забрал у него винтовку, небрежно забросив ее за спину, и вынул у него из кобуры револьвер.

Парень был высокий и тощий, старше Эдди Лейта. Все лицо его было покрыто оспинами.

— Может быть, мы сможем договориться? — спросил Лэсситер.

Парень сверкнул глазами.

— Я дам тебе десять долларов, если ты меня пропустишь к Фиксу Кэссиди.

— Мы здесь никого не пропускаем. Ты кто?

Лэсситер приставил к его груди винтовку

— Пропустишь или нет? Решай быстрее!

Худощавый сглотнул слюну.

— Берешь десять долларов или нет?

— Я должен знать, кто ты и чего хочешь от Фикса!

— Я Лэсситер, а Фикс должен мне деньги. Целых тридцать долларов! С процентами и сверхпроцентами.

— Подожди здесь! Я его спрошу.

Лэсситер кивнул, и парень уже было повернулся идти, но тут Лэсситер сбил его с ног тяжелым прикладом своего паркера. Тот рухнул на землю и больше не двигался.

Лэсситер осторожно огляделся вокруг и направился к дому Это было то самое ранчо, которое он искал. Убедиться в этом ему помогли краткие разговоры с часовыми. За стволами елей он остановился, заглянув во двор ранчо. На площадке, где седлают лошадей, стояли люди и разговаривали.

Дом венчала дозорная башня, на которой также стоял часовой. Лэсситер заметил его буквально в последний момент. Он поспешно ретировался, с опаской поглядывая по сторонам.

Чтобы сюда въехать верхом, арестовать Фикса Кэссиди и незаметно с ним исчезнуть — об этом он и не помышлял.

Успех зависел только от одного человека — от Джерри Грея! У Лэсситера было задание не только арестовать Фикса Кэссиди. В первую очередь речь шла о ста тысячах, которыми этот субъект завладел в Нэшвилле, штат Теннесси. Государственный банк хотел бы получить их обратно. Поэтому-то люди из седьмой бригады и снарядили его в путь.

Джуб еще не пришел в сознание. Он лежал неподвижно в траве с бледным лицом и открытым ртом.

Зато очухался Эдди Лейт, парень с тоненькими усиками. Лэсситер помог ему встать и подвел к своей лошади. Парень был настолько ошарашен, что последовал за ним, не оказывая сопротивления.

— Я поговорил с Фиксом Кэссиди, — сообщил Лэсситер.

— Все в порядке. Рой Джордж, оказывается, тоже здесь. Давно?

Уже два года, — пробормотал Эдди Лейт.

Лэсситер потрепал его по щеке.

— Будь здоров, приятель! Привет Джерри Грею от меня. — Он вскочил на лошадь.

— Пока и до скорого!

— Ты кто? Как тебя зовут?

— Лэсситер!

— Просто так вот — Лэсситер?

— Точно так! И никак иначе. Джерри Грей знает меня. Во всяком случае, он обо мне наслышан.

Эдди Лейт поправил головной убор и поднял голову.

— Позаботься о Джубе! — крикнул Лэсситер, потому что ему показалось, что парень сейчас бросится вдогонку и стащит его с лошади.

— Он все еще лежит там!

Он пришпорил гнедого и помчался карьером на юг…

Лэсситер снова и снова мысленно возвращался к Пэт. Она была права. Ранчо Джерри Грея действительно оказалось на Блэк-Бутте.

Два дня спустя с наступлением темноты Лэсситер въехал в Грин-Ривер. Вывеска над дверью отеля. На ней крупными буквами было выведено: «Патриция Херст». Лэсситер проехал через ворота вокруг дома. Когда он спрыгнул с лошади, распахнулась дверь и в широком снопе света предстала Пэт, услышавшая приближение всадника.

— Лэсситер! — радостно вскрикнула она.

Он вышел из темноты, обнял ее и поцеловал.

— Четыре дня, Лэсситер! — вздохнула она. — Ты не представляешь себе, как я боялась за тебя.

На пороге появился угрюмый старик.

— Лэсситер вернулся! -радостно воскликнула Пэт. — Позаботься о его лошади!

Старик сбросил с себя оцепенение и стал спускаться вниз.

— Я нашел ранчо! — сказал Лэсситер, когда мимо него промелькнула фигура помощника Пэт. — Оно находится на одном из плато на западном склоне Блэк-Бутта.

Старик замер:

— Я мог бы поклясться, Пэт, что ранчо там. Я знаю местность там наверху. Насколько себя помню, там всегда было ранчо.

— Ты там был? — Пэт разглядывала лицо Лэсситера.

— Да! Рой Джордж живет там уже два года.

— Ты слышал, Джерихо! — обратилась Пэт к старику.

— Значит теперь уже скоро… — проворчал тот.

— Вовсе нет! — возразил Лэсситер. — Я поднял всю муть со дна. Теперь-то все и начнется. Когда поднимутся волны, пробьет и наш час.

— Джерри Грей постарается убрать оттуда своих гостей, — заметила сурово Пэт.

— Рой Джордж, Фикс Кэссиди и прочие мерзавцы вряд ли узнают о моем визите на ранчо, — сказал Лэсситер. — Это было бы вредно, а может быть, и пагубно для планов Джерри Грея. Он прикажет искать меня всеми доступными ему средствами, но «гостям» ничего не скажет. А мне сегодня ночью придется уехать из Грин-Ривера.

— В моем доме тебе абсолютно ничего не грозит. Правда, Джерихо?

— Мне тоже так кажется! — ответил старик с мрачным видом.

— Они ведь знают, что я здесь остановился, — возразил Лэсситер.

— Джерихо сумеет отделаться от них, — заверила Пэт.

— Хорошо! -сказал Лэсситер. — Но если Грей пронюхает о наших планах, нам всем троим несдобровать.

— Ему до нас не докопаться! — заверила его Пэт.

— Я тоже так думаю! — Джерихо направился к гнедому Лэсситера. — Будем считать, что мы ни разу вас больше не видели, мистер.

Лэсситер и Пэт вошли в дом. В сенях он обнял ее и стал осыпать жаркими поцелуями. Они стояли так до тех пор, пока не услышали, что возвращается Джерихо.

— Ты, наверно, хочешь есть и пить! — опомнилась Пэт и повела его на кухню.

Через некоторое время к ним заглянул Джерихо.

— Земля на плато красная. Я помыл гнедому копыта, чтобы никто не подумал, что вы были там.

— Спасибо, Джерихо! — сказал Лэсситер.

— Запри ворота снаружи и со двора! — попросила Пэт и влюбленно улыбнулась Лэсситеру. — Сегодня гостей мы больше не принимаем.

— Да и так едва ли кто забредет.

— Я знаю, что вы покинете Грин-Ривер лишь после того, как рассчитаетесь с Роем Джорджем, мэм, — произнес Джерихо, стоя с мрачным видом у двери. — Если бы это было не так, я давно бы сжег дотла красивый новый отель Джерри Грея.

— Джерихо, не греши! — сказала строго Пэт. — Не смей и думать об этом!

— Я запру с улицы! — немного помолчав, сказал Джерихо и вышел из кухни.



— Вот такой он! — задумчиво произнесла Пэт и улыбнулась светлой улыбкой.

— Верная душа! — заметил Лэсситер.

— Я уже думала о том, чтобы подарить ему этот дом, когда уеду из Грин-Ривера. Но он не сможет его сохранить. Да и Джерри Грей не потерпит еще одного конкурента своей гостиницы.

Лэсситер громко рассмеялся.

— К тому времени когда у тебя появится повод уехать из Грин-Ривера, Джерри Грей уже вряд ли будет здесь решать, кому быть его конкурентом, а кому нет. Он наверняка разорится. Так что новый отель не будет сожжен.

Патриция взглянула на него и нежно улыбнулась.

— И ты думаешь, я смогла бы его приобрести?

— Его можно будет купить за бесценок!

— Что в тебя вселяет такую уверенность?

— А что, нас уже нет в живых?

— О, Боже, Лэсситер! Не пугай меня!

— Не беспокойся, он не выиграет.

— Я так тебя ждала, Лэсситер! — Пэт схватила его руку и сжала ее.

— Ты даже не представляешь себе, как я рада, что теперь ты пару дней сможешь побыть со мной.

Лэсситер тоже радовался, но привычка к сдержанности мешала ему признаться в этом.

Он молча привлек ее к себе и поцеловал. Ее нежная кожа, узкая талия, упругое тело и длинные светлые волосы будили у нем безумную страсть. И Пэт с готовностью отвечала на его ласки: его мужественный облик, мускулистые руки, сжимающие ее в объятиях, вызывали в ней ответные желания.

Они пили вино и страстно целовались. Позже, в кровати они буквально накинулись друг на друга, не в силах сдерживать взаимную страсть. Потом Пэт тихо вскрикнула. И все потонуло в страстном крике, который Лэсситер заглушил своими сладострастными поцелуями…

Глава 3

Самым удивительным в Джерри Грее была его молодость. Среди преуспевающих дельцов встречалось немало жестоких, коварных и бесцеремонных, которые благодаря своему богатству без труда могли заполучить в постель любую приглянувшуюся женщину и хладнокровно уничтожить любого конкурента на своем пути.

Однако большинству из них было сорок, пятьдесят, шестьдесят лет, но уж никак не двадцать три, как Джерри Грею.

Его восхождение началось, когда ему было и того меньше. Всего двадцать!

Джерри Грей был высок, широкоплеч и обладал приятной внешностью. Да что говорить! Он был действительно красивый парень, вокруг которого, будь он даже бедным выпивохой, непременно крутились бы женщины постарше. В его-то возрасте женщины прощают все грехи обаятельным мужчинам. Но Джерри Грей не был беден. Наоборот! Он был богат и пользовался влиянием в штате.

Скрестив руки, он стоял у окна и, прислонившись к стене, слушал со все более нарастающим раздражением Фентона Трумена. Речь шла о Лэсситере, который устроил переполох на ранчо и полностью вывел из строя караульную команду. Поисковый отряд сперва обнаружил лошадей, а затем и могилу боксера с его товарищем. Целую неделю оба парня не давали о себе знать. Не было ни малейшего сомнения, что их убрал Лэсситер Ведь они же шли за ним по следу. Джерри Грей приказывал им не спускать глаз с Лэсситера и следовать за ним с момента выезда из Грин-Ривера. Он приказал им вернуться только тогда, когда они убедятся, что Лэсситер покинул местность.

Теперь все ясно!

Они преследовали его, и он их убил, чтобы убрать со следа. Затем он объявился у Блэк-Бутта на ранчо.

Но где же этот тип теперь? На этот вопрос он непременно должен получить ответ.

— Кроме того, мне надо точно знать, кто он такой и кто направил его сюда, — сказал настойчиво Джерри Грей.

— Он справлялся о Фиксе Кэссиди и Рое Джордже, — сообщил белобрысый бандит. — Вероятно, в этом ключ к разгадке. Быть может, он действительно знает обоих и они ему что-то должны?

— Фентон! — раздраженно вскрикнул Джерри Грей. — Не верь ты этим сказкам! Бьюсь об заклад, Лэсситер — хитрец, сукин сын, который водит нас за нос.

Если мы поймаем его, то уж вывернем наизнанку, — сказал Трумен кичливо.

— Для этого его еще надо поймать!

— Если он еще в Грин-Ривере или в окрестностях — это не проблема!

— Ловлю тебя на слове, только не вздумай недооценивать эту собаку! Боксер был опытен, смел да и револьвером владел блестяще. И он был не один, Фентон! Тем не менее оба сейчас на том свете.

— Он мог их подкараулить и застрелить в спину, — попытался возразить верзила.

Джерри Грей посмотрел на него пренебрежительно.

— Да, конечно, Лэсситер действительно опасен, — сразу поспешил поддакнуть верзила.

— Я должен знать, кто он и кто его послал в Грин-Ривер, — произнес серьезно Джерри Грей. — Я чувствую, что знать это — чертовски важно. Кто-то роет нам яму! Заруби себе это на носу! И еще: все нужно провернуть без сучка и задоринки! У наших знатных клиентов на Блэк-Бутте тонкий нюх на мертвечину. Они улавливают малейший запах. Если они что-нибудь учуют, все пойдет насмарку, и мне не в чем их будет упрекнуть. Практически все они уже мертвецы. Они нам платят большие деньги за то, что мы их защищаем и отводим от них беду. Фентон, мы все живем за счет их денег. Объясни это своим людям!

— Я натравлю парней на этого типа, как гончих!

— Но запомни! Он нужен мне живым! Когда он расколется, можете сделать из него бифштекс и кормить им рыбу в Грин-Ривере.

— Тогда за дело!

— Фентон, только не провали мне эту операцию! — лицо Джерри Грея окаменело.

— Вы можете на нас положиться, мистер Грей!

Грей кивнул, и бандит вышел из комнаты.

Джерри Грей опустил руки, повернулся к окну и посмотрел на улицу, правда, ничего интересного там не увидел.

Итак, появилась новая клиентка! Из Филадельфии. Прикончила своего мужа, владельца верфи, чтобы завладеть его наследством. Джерри долго колебался. Женщина на ранчо! Лишние хлопоты. Ее тайный посланник, видимо, частный детектив, стал распространяться о ее молодости и красоте. Джерри Грей вежливо слушал и даже несколько раз восхищенно улыбался. Но слова детектива произвели на него впечатление лишь тогда, когда он предложил выложить сто тысяч долларов, если ей обеспечат безопасное пристанище, пока не прояснится ее правовое положение и она не сможет спокойно вернуться в Филадельфию. На что, по его расчетам, потребуется несколько месяцев.

Ну, разве можно заработать за несколько месяцев больше? Разве что украсть, но не заработать. Содержание ранчо все равно стоит денег. Одним едоком на нем больше или меньше — это сути дела не меняло.

Возможно, как женщина она и была так заманчиво привлекательна. В этом случае он даже готов поместить ее в своей гостинице, поближе к себе. Да и кто в Грин-Ривере, на другом краю континента, знает кого-нибудь из Филадельфии.

Гудок паровоза пронесся над крышами города. Железнодорожная линия была делом рук Джерри Грея. Он вложил в нее все свое состояние; полные грузов и пассажиров поезда грохотали днем и ночью по горной местности и через прерии, принося невероятные прибыли.

Нужны новые деньги! Наличные! Пусть эта убийца из Филадельфии едет к нему в поисках убежища. Разумеется, не бесплатно. Все эти люди, которых он приютил на ранчо, были для Джерри Грея не убийцами и преступниками. Это был его бизнес, и он не потерпит, чтобы кто-нибудь ему мешал. Не говоря уж о каком-то забредшем в эти края бродяге…

Патриция Херст проехала мимо в своей карете. Смазливая бабенка! И какая фигура! Джерри постоянно возвращался к мысли выкупить у нее гостиницу и перестроить заново, тем более что в его отеле уже становилось слишком тесно. Но здание находилось в бывшем центре города, где дома быстро ветшали. Ну кто захочет там жить! Провести там даже одну ночь — его клиентура восприняла бы как откровенный вызов. А может, скупить ему весь квартал и все снести? Когда-нибудь… после того как переспит с этой смазливой бабенкой.

Но пока надо посмотреть на эту очаровательную молодую преступницу из Филадельфии. Если только ее агент не слишком преувеличивает. Впрочем, пусть ею займутся джентльмены на ранчо. А он, пожалуй, обойдется. В конце концов, женщин полно везде. Были бы деньги. А они у него есть.

Раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Джерри Грей, не оборачиваясь.

Дочь пекаря переходила улицу. Хороша. Но еще слишком молода. Шестнадцать или семнадцать, как ему говорили. Впрочем, ему давно приелись женщины старше его.

За его спиной открылась и снова закрылась дверь.

«Какие красивые ножки! А лицо — как у мадонны», — подумал Джерри, продолжая смотреть в окно.

— Что случилось? — раздраженно спросил он и наконец обернулся.

Он никогда не видел Лэсситера. Но сразу понял, что это именно он.

Джерри, сохраняя спокойствие, скрестил за спиной руки и смерил его взглядом. Этот тип вооружен до зубов: сорокапятидюймовый револьвер и винтовка с укороченными стволами, из правого голенища торчит охотничий нож.

— Ничего не скажешь, смело, Лэсситер! — проговорил он, смотря на него в упор. — Хорошо, что мои мальчики уехали из Грин-Ривера. Но все же!

Глаза Лэсситера ничего не выражали.

Джерри Грей подошел к своему письменному столу. Усаживаясь, он указал на один из двух стульев, стоящих рядом.

— Садитесь! Раз уж вы здесь, поговорим как мужчина с мужчиной!

— Такие дела я решаю лучше стоя! — в голосе Лэсситера послышались металлические нотки. Лэсситер был необычайно могучего телосложения, и Джерри Грею это сразу бросилось в глаза.

— Кто вы и что хотите, черт возьми?

— Меня зовут Лэсситер, я приехал в Грин-Ривер… Чего я хочу? Я хочу… прикрыть вашу лавочку.

— Лавочку?..

— Да!

— Что вы имеете в виду?

— Ну понятно, не отель, не игровой зал и даже не бордель, которые находятся в этом доме.

— Значит, вы имеете в виду ранчо?

— Да! — коротко ответил Лэсситер.

— По чьему поручению вы прибыли в Грин-Ривер?

— Я должен вернуть в Нэшвилл Фикса Кэссиди и сто тысяч долларов, украденных им, — объяснил уклончиво Лэсситер.

— По чьему приказу вы действуете? — повторил свой вопрос Джерри Грей. Именно это он хотел узнать. Не этот вооруженный до зубов ублюдок был его врагом, а те, кто его послал и кто стоит за ним. Над ними надо было взять верх!

— Это не играет никакой роли!

Джерри Грей смерил противника взглядом. Фентон Тру мен тоже был высоким и сильным. Но Лэсситер превосходил его по всем статьям. Интересно, что думают женщины о таких крупных мужчинах? Джерри Грей откинулся назад. Как разбегаются мысли! Казалось бы, этот тип представляет огромную опасность, а он размышляет о том, как этот сукин сын действует на женщин. Неважно, кто он — заместитель шерифа или даже начальник полицейского участка — все равно этот Лэсситер производит впечатление человека твердого и непреклонного, поэтому нет ни малейшего сомнения, что он прекрасно умеет обращаться с оружием. Умеет — слабо сказано! Он два раза переиграл боксера. Один раз от нечего делать. А второй случай стоил боксеру жизни.

Лэсситер оказался не просто опасен. Он сверхопасен! К тому же этот тип сейчас стоит перед ним, в то время как его парни занимаются его поисками, по всей видимости, замучив своих лошадей.

Стало быть, он гоняется за вознаграждением, установленным за поимку преступника. Ясное дело, этот тип работает не на других, только на себя. По поступившим сведениям, городской банк в Нэшвилле выписал премию в десять тысяч долларов. Сюда входили деньги и за голову судьи. Две тысячи достанется тому, кто привезет Фикса Кэссиди в Нэшвилл. Живым или мертвым.

Джерри Грей глубоко вздохнул.

— Хочу вам кое-что предложить, Лэсситер: я плачу вам сумму в двадцать тысяч долларов, и вы можете поселиться здесь, у меня.

Да, на этого человека вполне можно возложить руководство отрядом, обеспечивающим безопасность ранчо. Если бы Лэсситер был старшим в отряде, такое бы не повторилось; а то какой-то проходимец играючи обезвредил двух охранников, осмотрел ранчо и исчез.

Но Мерлину, как звали человека, который отвечал за ранчо, даже в голову не пришло хорошенько всыпать охранникам за такое разгильдяйство.

— Ну чего здесь раздумывать! — спросил Грей, стараясь подбодрить его своей улыбкой. — Вас ожидает у меня непыльная работа. Колоть дрова вам не придется. Для этого еще хватает дураков, пока к тому же и дешевых. Я бы вас сделал управляющим ранчо и участником прибылей. Такую выгодную сделку никто вам так просто не предложит.

Лэсситер отрицательно покачал головой.

— Нет! Такая работа не по мне.

Джерри Грей недоверчиво улыбнулся.

— Ну не ломайтесь, Лэсситер. Чего вы раздумываете! Это ведь целое состояние. Джентльменское соглашение, по которому вы будете получать, как король. А вас еще приходится упрашивать!

— Меня нельзя купить, — верзила снова покачал головой.

Хитер же этот мерзавец!

— Я понимаю, Лэсситер! Вы набиваете цену. Короче! — потребовал Джерри Грей. — Назовите свою цену!

— Сто тысяч долларов и Фикс Кэссиди!

— Вы бессовестный разбойник, Лэсситер!

Верзила молчал.

— Ну, шутки в сторону! — наигранно улыбнулся Джерри Грей.

— Да я не думаю шутить! Здесь вы заблуждаетесь. Я человек без единой искры юмора. Я всегда думаю что говорю, причем на полном серьезе. Сто тысяч долларов в два дня, конечно, не соберешь. Я кое-что соображаю в бизнесе. Но больше восьми дней я ждать не могу. Тогда я снова приду, чтобы забрать у вас сто тысяч долларов и Фикса Кэссиди.

Этот парень показался вначале не более чем кичливым фантазером. Бесспорно, он опасен. Это Джерри Грей оценил правильно. Но от его хвастливой заносчивости просто оторопь берет.

— В каком виде вы хотите получить Фикса Кэссиди? В кандалах или в деревянной упаковке? Деньги, сто тысяч, только крупными купюрами? Ну, скажем, сотнями? — пытался еще иронизировать Грей.

В глазах Лэсситера снова ничего не отразилось. Джерри Грею стало не по себе.

— Назовите мне хотя бы день и час, Лэсситер! — Джерри Грей посмотрел на календарь на стене. — Через восемь дней! Это как будто двенадцатое. Скажем так, двенадцатого, в двенадцать часов дня! Здесь, в моем доме. Идет?

— Идет, — ответил Лэсситер и направился к двери. — Но я вас предупреждаю, мистер Грей! Не пытайтесь меня провести…

Джерри Грей пожал плечами. — Я попрошу…

Но Лэсситер уже вышел, не дав ему договорить фразы.

Грей выругался и вскочил с места. Почему он не пустил в ход револьвер? Он вынул оружие и навел его на дверь. Опасный фантазер Лэсситер. Согласен! Но лучше уж опасный фантазер, чем опасный противник!

Лэсситер наверняка не успел бы вытащить револьвер быстрее, чем он. Грей посмотрел на оружие, выругался, раздосадованный, что упустил шанс, и сунул револьвер обратно в кобуру.

Ведь этот негодяй придет снова. Двенадцатого в двенадцать! Он ведь сказал, что не понимает шуток. Джерри даже рассмеялся. В последний момент он с трудом сдержал в себе желание громко заорать. Ну и пусть явится! В этом доме он разобьет себе башку. О каждый угол!

Нет! Лэсситер не был даже опасным фантазером. Этот мерзавец оказался просто сумасшедшим.

Интересно, что он себе думает насчет двенадцатого. Спит и видит получить сто тысяч долларов и Фикса Кэссиди! Смерть будет ждать его, и он ее встретит. В оружейном и револьверном огне моих парней! Этого мерзавца пристрелят, словно бешеную собаку, едва он переступит порог дома.

Таким образом все решится одним махом.

Облегченно вздохнув, Грей опустился в кресло.

В принципе, жизнь Фикса Кэссиди не столь уж важна. Всем другим гостям можно будет объяснить исчезновение Кэссиди с ранчо тем, что он решил сменить место пребывания, что этот климат ему больше не подходит.

Но сто тысяч долларов — совсем другое дело! Этот негодяй зря надеется так легко положить их себе в карман.

Здесь-то он и просчитался. Сломал себе зубы! Черт бы его побрал!

Сто тысяч и Фикса Кэссиди в придачу он рассчитывает просто так прийти и забрать. Прямо здесь. Двенадцатого в двенадцать! Парень тронулся умом.

Он плюхнется носом в лужу собственной крови! Двенадцатого в двенадцать.

Джерри Грей вскочил.

— Брикс! Спадди! — крикнул он срывающимся голосом.

Прошло некоторое время, прежде чем отворилась дверь. На пороге появился Спадди, пожилой негр. Спадди еще мог припомнить, как его вместе с матерью белые охотники за рабами согнали из африканских саванн и погрузили в числе других на корабль. Во время плавания его мать заболела холерой и умерла. Ее завернули в циновку какие-то бородачи с серьезными лицами и сбросили в морскую пучину. Но как давно все это было! Прошла целая вечность. Спадди работал на табачной плантации в Вирджинии и, в конце концов, был освобожден янки. Что такое свобода, он не имеет представления. Вдруг ему перестали указывать, что он должен и чего не должен делать. Это хорошо! Но вместе с тем никто не звонил в колокол, сзывая на обед. Неожиданно о хлебе | насущном он должен был заботиться сам. Невероятно! В своей глубокой тоске по Африке он представлял себе свободу совсем по-другому. К слову сказать, свобода там была нечто совсем иным. Это он понимал. А чем именно, Спадди не мог уже точно вспомнить.

— Парень, который только что был здесь… — приказал Джерри Грей негру. — Седлай лошадь и скачи за ним. Проследи, куда он отправился!

Старый негр уставился не него.

— Да, масса! — Он нерешительно топтался на месте.

— Где Брикс? — крикнул Джерри Грей.

— Брикс? — старик схватился за голову. Клянусь Иисусом, Марией и Иосифом, он ускакал вместе с другими, масса.

— Давай, беги за Лэсситером! — крикнул Джерри Грей. — И побыстрей! Пошевеливай своей старой черной задницей!

Словно подброшенный мощной пружиной, негр выбежал из дома.

Джерри Грей выругался. Лэсситер все рассчитал, поэтому и рискнул прийти в контору Грея. Даже Брикс ускакал с вооруженными парнями. В доме не оставалось никого, кто помешал бы Лэсситеру войти.

Двенадцатого в двенадцать все будет выглядеть по-другому. Совсем не так, как сегодня. В дом-то он еще войдет, только вот выйти живым ему не удастся!

Но сколько еще должно пройти дней, полных неизвестности!

Грей посмотрел на календарь. Неужели еще так много времени до двенадцатого, неужели еще столько дней придется пребывать в неизвестности? А может, это лишь уловка с его стороны? Одному дьяволу известно, что у этого негодяя на уме.

Раздался стук в дверь. Вернулся старик-негр. Джерри в напряженном ожидании посмотрел ему в глаза.

— Ну что? Удалось его догнать? Куда он ускакал? Ты что-нибудь видел?

— Он не был верхом, масса! Он шел пешком. Я шел за ним по пятам до моста через Грин-Ривер.

— А потом? — перебил его Джерри Грей.

— Он хотел отделаться от преследователей, сэр! Но я никак не засветился. Он вышел на рыночную площадь. Мне удалось пройти за ним до вокзала. Там он исчез за пакгаузом.

— Он уехал на поезде или на паровозе?

— Нет. — Старик покачал головой. — Он пересек железнодорожные пути и скрылся за пакгаузом. О, масса. Я все обшарил. Но его не нашел!

— Он что, сквозь землю провалился? — спросил, едва сдерживая нетерпение, Грей.

Спадди пожал плечами.

— Я не знаю, сэр!

Джерри глубоко вздохнул, поднялся, подошел к окну и, высунувшись из него, пытался что-то разглядеть.

— Значит, на вокзале! — решительно проговорил он мгновение спустя и обернулся. — Я всех подниму на ноги, я обшарю весь город. А ты, Спадди, покажешь людям, где ты упустил негодяя из виду, где он исчез или, может, в воздухе растворился?

— О да, масса! — произнес Спадди своим скрипучим голосом.

Только в этот миг Джерри Грей заметил, что стало совсем темно.

— Зажги свет! — фыркнул он на негра и вернулся за свой письменный стол. — Ну, что стоишь! Бери лошадь и постарайся найти наших людей.

Спадди чиркнул спичкой.

— Они ускакали к Грин-Ривер, масса! — сказал он, зажигая один из настенных светильников.

Джерри Грей вырвал у него из рук спички, отослал его и сам зажег остальные светильники. В помещении стало так светло, что его даже ослепило.

Теперь он едва ли мог рассчитывать на скорое возвращение своих людей. А ему так хотелось как можно скорее задать перцу этому Лэсситеру.

Глава 4

Пэт лежала с закрытыми глазами, вся пылая от обуревавших ее чувств.

— Ты не представляешь, как я люблю тебя, Лэсситер, — шептала она теплыми и влажными губами ему в ухо, лаская руками его тело и осыпая поцелуями.

Уже не один раз они достигали вершины блаженства и всякий раз казалось, что это предел. Но ее чувственные, возбуждающие и манящие ласки быстро восстанавливали его силы. Они заснули, тесно обнявшись, только на рассвете.

Когда Лэсситер проснулся, он увидел, что лежит в кровати один. Солнце ослепило его. Он снова закрыл глаза и позвал:

— Пэт, где ты?

Но никто не отзывался. Лэсситер встал с постели. Когда он оделся, то услышал, что Пэт вошла в дом с улицы. Они встретились в гостиной. На ее красивом лице застыла тревога.

— Что-нибудь случилось? — спросил Лэсситер.

— Он приказал искать тебя по всему Грин-Риверу! — озадаченно проговорила она.

— Его люди уже были здесь?

— Еще вчера! Джерихо удалось их выпроводить. Но теперь они вроде бы точно знают, что ты в городе, поэтому могут каждую минуту вернуться. На вокзале они все перевернули вверх дном. В следующий раз Джерихо так просто от них уже не отделаться, — произнесла она с тревогой в голосе и взгляде.

— Тогда мне придется покинуть тебя ненадолго.

— Лэсситер! — взволнованно воскликнула Пэт.

Он подошел к ней, обнял за плечи, прижал к себе и стал целовать лоб, глаза и, наконец, губы, шепча:

— Мы уже несколько дней провели в постели…

— Но ведь нам было так хорошо, — перебила она его, обняв за шею и прильнув губами к его губам, не давая возможности возразить.

— Я поеду с тобой! — проговорила она мгновение спустя. — У меня есть друзья, которые тебя спрячут.

Он рассмеялся. — Я и не думаю прятаться. Совсем наоборот.

— Лэсситер! — Она посмотрела на него с укором.

— Мы ведь оба приехали в Грин-Ривер не для того, чтобы прятаться, не так ли, Пэт?

— Да! Но…

— Никаких но! — возразил Лэсситер, в последний раз поцеловал ее и отпустил. — Я уеду из города так, чтобы каждый видел меня, и побуду несколько дней где-нибудь в окрестностях.

— Не думай, что Джерри Грей приготовит тебе деньги к двенадцатому числу и выдаст Фикса Кэссиди. Он надеется прикончить тебя раньше.

— Я и не рассчитывал, что у меня перед носом Грей станет развязывать мешок с деньгами. Такой бандит способен на это, только когда ему приставишь нож к горлу.

— Лэсситер! — она зажала ему рот рукой, не давая говорить.

— Ты же сама хочешь, чтобы Рой Джордж был наказан…

— Да, разумеется, — прошептала она.

Он улыбнулся.

— Если мы все же хотим, чтобы кое-кто здесь получил по заслугам, то на некоторое время нам придется расстаться. А через два-три дня я вернусь.

Мысль о разлуке, пусть и недолгой, ужаснула ее. Онемев, Пэт смотрела на него, не зная, как ей реагировать — выть, как дворовая собака, или начать ругаться. Так ему, во всяком случае, показалось.

Однако она постаралась сохранить спокойствие.

— Два-три дня? Скажи мне точно, когда мы снова увидимся, любимый!

— Через три дня!

— Это долго!

— Мне не легче, чем тебе! — упрекнул он ее. — Но так ведь надо.

— Что ты собираешься делать?

Лэсситер покачал головой.

— У меня нет определенного плана. Но так или иначе я должен приставить нож к глотке Джерри Грея.

— Ты ведь знаешь теперь, где находится ранчо!

— Этого мало! — возразил он. — Прежде чем шериф оседлает лошадь, их всех там наверху как ветром сдует.

— Я боюсь за тебя, Лэсситер!

Лэсситер перекинул седло через плечо, подошел к Пэт и поцеловал ее в щеку.

— Для этого нет повода! — улыбнулся он и быстро направился к двери.

— Смотри как светло! Ты не хочешь подождать, пока стемнеет?

— Я хочу, чтобы меня все видели! Но ты не волнуйся! Никто не увидит, как я покидаю твои владения.

Лэсситер вышел из дома и направился в стойло. Рядом с ним шагал Джерихо.

— Отряды Джерри Грея находятся недалеко от рыночной площади, за старой лесопилкой и вблизи почты! — доложил старик.

Лэсситер похлопал его по плечу.

— Спасибо тебе! Хорошенько смотри за Пэт.

Старик посмотрел не него в упор.

— Ради этого я и живу, сэр!

Лэсситер кивнул, взял коня под уздцы и вывел его из стойла. Пэт стояла в комнате у окна и смотрела вниз. Он помахал ей рукой, обогнув конюшню, ведя под уздцы гнедого и там уже вскочил в седло. Он тотчас оказался на соседнем владении и уже оттуда выехал в переулок, ведущий к Мэйн-стрит.

Пока Лэсситер не встретил ни души, так что никто не мог бы точно сказать, откуда он выехал на Мэйн-стрит.

Он пустил коня рысью, внимательно поглядывая по сторонам.

Когда он проезжал мимо салуна, из него вышли двое, уставились на него, остолбенев от удивления, а затем вдруг бросились бежать куда-то.

Лэсситер был уверен, что они побежали к Джерри Грею доложить, что встретили его на Мэйн-стрит. Очень скоро вся свора повиснет у него на хвосте!

Но он на это и рассчитывал.

За последними домами он пустил гнедого в галоп. Дорога стрелой устремилась на юг. Прежде чем свернуть, он проскакал по ней больше мили. Когда Лэсситер пересек первую гряду холмов восточнее дороги, то заметил скачущую за ним группу преследователей, которые, увидев его, тотчас же свернули с дороги, чтобы сократить путь.

Погоня длилась долго. Лэсситеру без труда удалось заманить всех головорезов Джерри Грея на юг и скрыться в необозримых просторах долины Сан-Рафаэль еще до захода солнца. Убедившись, что преследователи потеряли его из виду, Лэсситер тотчас повернул обратно и поскакал под покровом сумерек на север. С самого начала его целью было ранчо у Блэк-Бутта, и теперь он мог рассчитывать на то, что появится там внезапно. Охранников просто не успеют предупредить.

Гнедой был на последнем издыхании, когда после почти суточной скачки Лэсситер наконец-то достиг плато. Он пробирался по старым, уже известным ему тропам, оставив гнедого под той же скалой, что и в первое свое посещение.

Солнце уже зашло, и первые сумеречные тени опустились на плато.

Его прежнее появление не заставило охранников ранчо изменить свои привычки. В последних лучах заходящего солнца он вышел на ту самую поляну, посреди которой лежало срубленное дерево. Как и в первый раз, на нем кто-то сидел. Кто это, разобрать было невозможно. Лэсситер спрятался в ельнике, пока совсем не стемнело, и охранник на башне уже не мог его видеть.

Бесшумно, как тень, он подкрался к охраннику сзади и приставил к его затылку двойной ствол своего паркера.

Охранник вздрогнул, и срывающимся от страха голосом заорал:

— Ну, Дей, слабак, если это ты, то сейчас получишь от меня по морде!

— Попридержи свой запал! — прошептал Лэсситер. — Потому что я не Дей. — Он забрал у него винчестер и кольт.

— Ты… Лэсситер? — пробормотал охранник хриплым голосом. Его злость мгновенно улетучилась.

— Он самый!

— Чего тебе опять здесь надо?

— Мне надо к Фиксу Кэссиди, и ты меня к нему отведешь! Если откажешься, спущу курок. Правда, будет много шума, но я успею сделать ноги. А вот ты…

— Хорошо, Лэсситер! — Парень поднял руки. — Ради такого дерьма, как Фикс, я не собираюсь помирать.

— Ты себе не представляешь, как это разумно. Как тебя зовут?

— Чарли!

— Неужели тот самый Чарли из Чикаго?

— А ты откуда знаешь?

— Чую нутром!

— Ты, видно, много помотался по свету, а?

— Да, немало!

— Чикаго — изумительный город! — Чарли размечтался. — По воскресеньям гуляют шикарно одетые люди. А женщины! Одна красивее другой.

— Это верно! Мне тоже бросилось в глаза, — подтвердил Лэсситер. — Но оставим пока Чикаго. Надеюсь, ты снова все это хочешь увидеть? Хорошо одетых людей и красивых женщин?

— Я отступаю перед силой! — сказал Чарли и поднялся, держа руки на высоте плеч. — Фикс вместе с другими сидит за покером в зале. Вряд ли это самый подходящий момент. Слишком много света и слишком много людей!

— Не ломай голову ни себе, ни мне! — Лэсситер схватил его за локоть, и они пошли. Чарли был невысоким, худосочным парнем неопределенного возраста. Он повел Лэсситера прямо к дому.

— На башне охранник сидит и ночью? — поинтересовался Лэсситер.

— Да!

Они вышли из-за кустов, и Лэсситер остановился. Весь дом был освещен яркими огнями.

— Что это у вас здесь происходит? — спросил он удивленно.

— У Фицджеральда день рождения! — объяснил Чарли. — Два часа тому назад прибыл целый кортеж девочек! Может, и я позже возьму себе одну. Впрочем, не знаю. Мне кажется, от них можно что-нибудь подцепить.

— Кто это, Фицджеральд?

— Он малость не в своем уме. Утверждает, что это он застрелил Линкольна в театре. Когда он здесь появился, первым делом вмазал каждому нашему негру, потому что люто ненавидит их. Однако это не мешает ему тащить в постель черных женщин, какие только есть на ранчо. Стало быть, насчет ненависти к неграм все не так уж серьезно…

— Но ведь Фицджеральд не ради этого ошивается здесь? — спросил Лэсситер.

— Его разыскивают во всех штатах. После воины он специализировался на том, что вытаскивал из тюрем осужденных солдат из южных штатов. Говорят, что он спас от виселицы двух высокопоставленных чинов. С тех пор и промышляет этим делом. Вытаскивает преступников из тюрьмы, если родственники хорошо заплатят. Теперь у него подагра, не может ездить верхом! Вот он и рад, что получил у нас пристанище.

Лэсситер потащил Чарли дальше.

Здание было залито ярким светом. Они, пригнувшись, пробежали по площадке к дому и спрятались у стены в тени крытой деревянной галереи. Из окна доносились звуки рояля, женский смех. Тот, кто устроил такой праздник, сразу видно, был отнюдь не бедным.

— Если мы сейчас войдем, всему конец! — прошептал хриплым голосом малыш из Чикаго.

— Чему конец! Празднику? — Лэсситер поморщился.

— Конец ранчо. Оно перестанет быть тем спокойным местом, где можно себя чувствовать в безопасности.

— Это уж точно! Я для того здесь и нахожусь, чтобы покончить с этим вертепом!

Чарли глубоко вздохнул.

— Я мог бы… должен…

— Ну. что?

Он обернулся, стараясь нащупать в темноте взгляд Лэсситера.

— Я попробую вызвать Фикса сюда.

— Постарайся, дружок, чтобы никто этого не заметил!

Чарли стал заикаться.

— Они меня убьют. — От страха он даже вспотел.

Рояль забренчал громче. Где-то открыли окно. Мужчины затянули песню о страстной Мэри.

Лэсситер решил, что пришел подходящий момент. Он оттолкнул охранника, в два прыжка достиг двери и оказался в ярко освещенном зале дома.

В центре зала стоял длинный стол, полный всевозможных яств, бутылок и кружек. Но за столом никого не было. Дюжина мужчин и женщин тесно обступила рояль, за которым сидел никто иной как Рой Джордж. Мужчины пели с воодушевлением: «…Мария, Мария, я покажу тебе сегодня ночью кое-что!..» и в такт музыке шаркали ногами. Четыре смеющиеся девицы стреляли глазами по сторонам. Джерри Грей разрешал приглашать только двухдолларовых проституток. Нечего баловать постояльцев! Но эти четыре лошадки были из конюшни подороже. Это было видно с первого же взгляда.

Из мужчин не все были «гости». День рождения Фицджеральда отмечали также охранники, которые должны были стоять на вахте у входа в дом.

Но все это мало интересовало Лэсситера. Он искал Фикса в кругу веселых гостей. Этого человека он никогда не видел, но знал по описанию, полученному в седьмой бригаде. Фикс Кэссиди, как он сразу определил, был тот самый седовласый старик, который стоял с одной из девиц позади пианиста. Девица, полногрудая чувственная блондинка, явно испытывала удовольствие от объятий Фикса. Дружный мужской хор заметил Лэсситера лишь тогда, когда он уже стоял позади Фикса Кэссиди. Пение и визги девочек молниеносно смолкли. В зале установилась гнетущая тишина.

Лэсситер притянул к себе седого старика, оттащил его в сторону и сунул ему под подбородок двойной ствол своего крупнокалиберного дробовика.

— Мне нужен только Фикс Кэссиди, — бросил Лэсситер в тишину. — Остальные могут продолжать веселье или катиться ко всем чертям.

Застигнутые врасплох мужчины с враждебными закипающими злобой взглядами уставились на Лэсситера.

Оружие было только у охранников. Но ни один из них не шевельнулся. Им было хорошо известно действие паркера, стволы которого владелец укоротил на четверть. Одного выстрела было достаточно, чтобы разнести человека на куски. Лэсситеру стоило только навести на них свой крупнокалиберный дробовик и спустить курок. Но Лэсситер стал отступать к двери, крепко держа Фикса за загривок.

— Не двигаться! — предупредил он бандитов. — Иначе я размозжу ему голову.

Старик был совершенно ошарашен. Одному черту известно, о чем он думал, когда, громко распевая, держал в объятиях пышнотелую красотку. Уж наверняка не о том, что через минуту кто-то схватит его за шиворот и утащит в темноту. В самых страшных снах такое не могло присниться!

Волоча за собой Фикса Кэссиди, Лэсситер свернул за угол дома и устремился в ночь. Он добежал до края деревянной колоннады. Здесь можно перевести дыхание!

Добравшись до скалы, где был привязан его гнедой, Лэсситер велел преступнику сесть верхом, сам же устроился позади. За все это время Фикс Кэссиди не проронил ни звука. Даже сидя в седле, он хранил молчание. По-видимому, он был или мертвецки пьян или еще не пришел в себя от потрясения. Лэсситера это вполне устраивало. Главное, бандит у него в руках, и теперь-то уж пусть только попробует Джерри Грей заартачиться!

Глава 5

Джерри Грей лишился дара речи, когда за завтраком Фентон Трумен доложил ему о том, какая сцена разыгралась накануне вечером на ранчо в Блэк-Бутте.

Белобрысый бандит в заключение показал на календарь:

— Сегодня только восьмое! Кажется, этот подонок плюет на договоренности.

Джерри Грей не отреагировал. Его мысли настолько перепутались, что ни за одну из них он не мог ухватиться.

— Он как в воду канул! — донеслись до него слова бандита. — Если мы хотя бы знали, куда он ускакал с Фиксом и где его прячет.

Джерри Грей смотрел перед собой невидящим взглядом. Потом с трудом выдавил:

— Не мешало бы выяснить, где Лэсситер скрывался целыми днями в Грин-Ривере. — Кстати, каково настроение на ранчо?

— Каково наст… — Фентон Трумен смущенно заморгал, пораженный тем, что босс в данной ситуации проявляет к этому интерес. Тем более Джекоб Мерлин не велел ничего сообщать.

— Кого Джекоб прислал сюда?

— Чарли! Он ждет, когда вы его пригласите.

Джерри Грей состроил брезгливую гримасу. — Пьянчужка из Чикаго?

— Мерлин в нем уверен.

— Да, конечно, парень — его собутыльник. Ладно, пусть войдет!

Белобрысый великан, тяжело ступая, подошел к двери и позвал: — Чарли!

Со шляпой в руке на пороге появился низкорослый парень. Фентон Трумен подтолкнул его вперед.

Джерри Грей брезгливо поморщился.

— Черт возьми! Отвечай, как могло случиться такое? И это после того как мерзавец Лэсситер однажды уже побывал на ранчо? Мерлин наказал виновных?

— Виновных нет, сэр! — смело ответил Чарли.

Накануне вечером, после того как Лэсситер его отпустил, Чарли поспешно вернулся на свой пост, словно ничего не случилось. Причем Мерлину, начальнику охраны, он нагло заявил, что Лэсситер мимо его поста даже не проходил. Был только один свидетель, который мог уличить его во лжи. Сам Лэсситер. Но этого свидетеля они вряд ли приберут к рукам…

Джерри Грей стукнул кулаком по столу.

— Значит, виновных нет! И ты считаешь, что я могу в это поверить! Ты хочешь мне внушить, что Лэсситера принесла на крыле огромная цапля и посадила прямо на крышу ранчо?

— Тогда бы его наверняка заметил Пит!

— Что? — Джерри Грей с недоумением посмотрел на него.

Чарли робко показал пальцем вверх.

— Пит вчера вечером дежурил на крыше. И думаю, он заметил бы большую птицу…

Фентон Трумен осклабился. Но выражение его лица тотчас приняло строгое выражение, едва он увидел, как кровь прилила к лицу Джерри Грея.

— Отвечай, кто из вас проспал, ты или Пит? — потеряв самообладание, заорал Джерри Грей.

Чарли, нагло глядя в глаза Грею, отрицательно покачал головой.

— Через участок, который охранял я, он не проезжал! Ручаюсь! — упорно стоял он на своем. — У меня глаза, как у рыси. Я вижу в темноте лучше, чем днем… Моя винтовка всегда наготове… она тут же стреляет. Нет, где угодно, только не у меня!

— Мне докладывали, что ты пьяница! — прохрипел Джерри Грей в бешенстве.

— Это было давно, — сказал Чарли, нисколько не смутившись. — Последнюю бутылку виски я опустошил на скаку, когда…

— Заткнись! — гаркнул Джерри Грей. — Меня это нисколько не интересует.

— Я вот уже два года как не пью, сэр!

Джерри Грей поморщился:

— Какое настроение на ранчо? Я имею в виду среди гостей?

— Мерлин говорит, что люди ничего толком не поняли. Все были пьяны в стельку. Когда я сегодня утром уезжал с ранчо, они еще дрыхли без задних ног. Мерлин хочет им сказать, что это был племянник Фикса Кэссиди, который взял его с собой, чтобы посетить родственников в Неваде.

— Там у Фикса никогда не было родственников! — вставил Фентон Трумен.

Чарли повернулся к нему.

— Мерлин думает, что другие этого не знают.

— А кого послали в погоню за Лэсситером и Фиксом? — поинтересовался Джерри Грей. Чарли недоуменно посмотрел не него.

— В погоню?.. За Лэсситером?.. Никого! Мерлин усилил посты на случай, если бродяга вернется. Тогда уж ему не уйти!

— Седлай коней, Фентон! — воскликнул в бешенстве Джерри Грей, вскочив со стула. Кто попробует уклониться, будет сразу же уволен. Выезжаем через пять минут!

Блондин и Чарли бросились к двери. Джерри Грей подошел к ружейному шкафу, вынул револьверный пояс вместе с сорокапятидюймовым револьвером. Затем достал винчестер и зарядил. Когда он обернулся, в дверях стоял старик-негр

— Ты останешься здесь, — бросил Джерри на ходу. — Нас не будет пару дней. — Мы должны изловить этого мерзавца во что бы то ни стало. В конце концов я должен узнать, по заданию кого он приехал в Грин-Ривер. Если кто-нибудь меня спросит — я уехал. Скажешь просто, я в отъезде, и все.

— Хорошо, масса!

Джерри Грей похлопал старика по плечу и вышел.

Мужчины ждали Грея за домом возле конюшни. Метис Брикс уже оседлал ему лошадь. Грей вскочил в седло. Пока он укладывал в футляр свой винчестер, остальные тоже сели на коней. Фентон пристроился рядом с Греем.

— Мы должны взять подонка живым, — сказал Джерри Грей блондину. — Втолкуй это парням! А сейчас поехали! Нам ничего не остается, как взять след от Блэк-Бутта.

Воздух наполнился топотом копыт. Его отзвуки были слышны между домами и над крышами.

Когда дюжина всадников выехала на Мэйн-стрит, пешеходы останавливались и с любопытством смотрели им вслед. По городу сразу же поползли слухи о том, что люди Джерри Грея кого-то ищут. Причем не первый день. По численности отряда сделали вывод, что речь идет об опасном для Джерри Грея человеке. В Грин-Ривере многие ненавидели Грея и теперь искренне радовались, что у него неприятности. Он поймал несколько злобных взглядов. Но он не боялся этих жалких людишек, зная, что они, как крысы, тотчас расползутся по своим норам, стоит ему топнуть ногой.

Пьянчужка из Чикаго, докладывая, кое-что напутал. Когда Грей и всадники прибыли к полудню следующего дня на ранчо, там царило некоторое волнение.

Джекоб Мерлин пешком вышел навстречу всадникам. С его гладко выбритого лица не сходило выражение мучительного сострадания. Мерлин был крупный приземистый мужчина лет сорока, довольно элегантно одетый. На безымянном пальце правой руки он носил большой перстень, который от волнения он все время потирал о свою замшевую куртку. Приветствуя Джерри Грея, Мерлин явно нервничал. Пару раз подышав на кольцо, он потер его о рукав куртки, потом уже протянул руку.

— Я рад вашему приезду, сэр! — сказал он. — Рой Джордж, выражая мнение гостей, уже целый час твердит мне, чтобы я что-нибудь предпринял.

— Именно этого я от вас ожидал! — сказал Джерри Грей ледяным тоном.

— Сэр, для этого у меня слишком мало людей. Я должен был удвоить посты. — Он снова потер об себя перстень. — К тому же наши гости требуют личной охраны.

— Неужели нет никаких следов, черт возьми!

— Да! Мы знаем, где он оставлял свою лошадь.

— Брикс! — крикнул Джерри Грей. — Выйди вперед! Отправляйтесь вместе с ним! Покажите ему то место.

Мерлин раскрыл рот, пытаясь сказать что-то еще. Но Джерри Грей уже не слушал его. Он ехал дальше, а свита старалась не отставать. Остался только метис. Он последовал за Мерлином, тяжело шагавшим по траве.

Джерри Грей скорчил недовольную гримасу, когда увидел Роя Джорджа выходящим из дома в сопровождении других гостей. Все они доверили свою судьбу Грею и взирали теперь на него с мрачным упреком.

Рой Джордж был угрюмого вида мужик лет шестидесяти. Высокий и широкоплечий, немного сутулый, седой. Несмотря на свой возраст, он, казалось, не утратил силы, и от него все еще исходило ощущение опасности.

Джерри остановился, соскочил с лошади и бросил поводья Фентону Трумену.

— Очень мило, что вы, наконец, оказали нам честь! — вскипел моментально Рой Джордж. — Мы все страшно польщены, что вы лично явились сюда. Надеюсь, теперь здесь наведут порядок?

— Все снова устроится, — холодно ответил Джерри Грей.

— Этого мы и ждем от вас! — продолжал ворчать старый бандит и убийца. — Иначе за что мы вам платим такие деньги!

— Я бы попросил!.. — сорвался Джерри Грей.

— Вы гарантировали нам защиту! Гарантировали, мой юный друг! Боюсь, вы забыли о своих обязательствах! Мы можем о них напомнить…

— Я знаю свои обязанности! — возразил Джерри Грей ледяным тоном. — И я могу заверить всех присутствующих, что мы этого ублюдка найдем и прикончим. Фикс Кэссиди уже завтра будет здесь, на ранчо.

В ответ раздался шум. — Ждем не дождемся! — проговорил наконец Рой Джордж от лица собравшихся.

— Мы сделаем все, что в наших силах, — повторил раздраженно Джерри Грей.

— Кто этот тип и чего он хочет от Фикса? — спросил вдруг миролюбиво Рой Джордж. — Неужели этот подонок докопался до его прошлого? Может, он знает и остальных?

Джерри Грей уставился на него.

— Я ничего пока не могу сказать. Но мы это выясним. Я и мои парни.

Он пытался любыми способами успокоить своих опасных клиентов.

Раздался стук копыт, и Грей обернулся. Его люди тоже вытянули шеи. Метис Брикс возвращался на ранчо. Мерлин сидел на пегой лошади у него за спиной.

— Мы напали на след! — кричал Мерлин. — Этот Лэсситер ускакал с Фиксом Кэссиди на север.

Дикая радость отразилась в глазах Джерри Грея. Этот подонок Рой Джордж хотел его унизить. Ну уж нет? Его акции еще не так низко упали. Ребята напали-таки на след Лэсситера!

— На север? И что там? — обратился Рой Джордж к другим уголовникам.

— Большая горная цепь! — послышался голос Фицджеральда. Там подонок обязательно застрянет.

— Мы едем с вами! — воскликнул Джонни Ринго, самый младший из «гостей». С него Джерри Грей тоже поимел кучу долларов, твердо пообещав надежное убежище, комфорт и безопасность. Ринго снискал свою «славу» в северо-западном Техасе. У Рокфеллера он начинал кучером. Другие нефтяные магнаты оценили его способности и завербовали в качестве телохранителя. Поначалу Ринго просто не знал, что они творили беззаконие. По приказу своих хозяев ему пришлось ликвидировать несколько шерифов, желавших упрятать его боссов за решетку. Но когда до него дошло, кто такие его покровители, отступать было уже слишком поздно…

Все присутствующие с восторгом восприняли предложение молодого бандита поучаствовать в поимке Лэсситера. Для Джерри Грея это явилось неожиданностью. Ухмыльнувшись, он, разумеется, тут же согласился. Парни типа Роя Джорджа и Джонни Ринго в конце концов не отличались трусостью, зная почем фунт лиха. Он должен был изловить и обезвредить Лэсситера, и если ему готовы помочь такие головорезы, как Рой Джордж и Ринго, то Грей мог это только приветствовать. Нет! Иллюзиям он не предавался, но, может, с помощью таких отчаянных парней легче будет обезвредить Лэсситера? На своих людей Грей уже не слишком надеялся.

Через десять минут все уже были в пути.

Брикс скакал впереди. Он шел по следу, который оставил гнедой Лэсситера.

— Мы должны взять его живым, — обратился Джерри Грей к Рою Джорджу.

— К чему эти выкрутасы? — возразил старый убийца. — Чего церемониться! Поставить его в середину, и каждый пальнет! Затем кинуть на землю и затоптать лошадиными копытами.

— Я непременно должен разузнать, есть ли у него босс, и если есть, то кто!

Рой Джордж нервно заерзал в седле, потом исподлобья взглянул на Грея. — У этого мерзавца может быть босс?..

— Я не очень уверен. Но этого не следует исключать, — процедил сквозь зубы Джерри Грей.

— Так все-таки, на кого этот Лэсситер точит зуб? На гостей ранчо или лично на вас, Грей? — спросил Рой Джордж хриплым голосом.

Ответа не последовало. Джерри Грей устремил свой взгляд вперед. Брикс, который ушел далеко вперед, почему-то остановился и ждал остальных в тени деревьев.

Джерри пришпорил лошадь.

— Черт возьми, Брикс, что случилось? След что ли потерял?

— Здесь Лэсситер повернул в сторону Грин-Ривера, — ответил метис разочарованно.

— Почему ты так решил? — Джерри Грей посмотрел на восток, где на горизонте с севера на юг протянулась длинная гряда скал. — Ты думаешь, эти скалы нельзя преодолеть?

— Они непроходимые! — с уверенностью сказал Брикс. — И не только для всадника.

— Неужели он решил уйти через горы? — не поверил Джерри Грей. — У подножия гор, наверное, есть пещеры или укрытия. Поехали!

Пришпоривая коня, он посматривал на небо.

— На юге, похоже, собирается гроза. Если непогода придет сюда, след мгновенно будет потерян. Стало быть, прохлаждаться некогда. Нельзя останавливаться!

Они скакали рядом, почти стремя в стремя, по следу Лэсситера навстречу огромным скалам, серовато-белые острые вершины которых подымались все выше из дрожащего раскаленного марева.

Когда кроваво-красный шар солнца уже почти закатился за горизонт, метис остановился — на этот раз след Лэсситера окончательно затерялся среди скал.

Джерри Грей разослал людей во все стороны, велев только Фентону в сопровождении еще двоих держаться поближе. Он все еще надеялся снова напасть на след коня и снова умолял своих людей внимательно следить за дорогой. Но это было как колдовство. След исчез, и все тут!

В последних предзакатных лучах солнца Грей велел остановиться, расседлать коней и разбить лагерь.

Настроение у всех упало. Все до последнего поняли, что предстоит чертовски долгая погоня.

Глава 6

Казалось, руки Пэт одновременно везде. Лэсситер лежал на спине, закрыв глаза, в то время как тысячи рук, по крайней мере, ему так грезилось, хотели убедиться в реальности его существования. Ее нежные ласковые прикосновения доставляли огромное наслаждение, будили в нем страсть. Потом Пэт оказалась на нем, наклонилась вперед, прижалась губами к его губам и начала медленно раскачиваться, пока не почувствовала, что возбуждает его слишком быстро. Она почти совсем затихла, пока он короткими резкими толчками бедер не побудил ее продолжать.

Страсть сладкими волнами накатывалась на их тела. Пэт закрыла глаза, чтобы острее ощутить наслаждение.

Эти игры они продолжали до рассвета, все время в новых вариациях. Ведь Пэт знала их бесконечное количество, и он был благодарен ей за это…

Они проспали до полудня, и в общем-то хорошо, что в старом отеле не оказалось никаких постояльцев. Вероятно, Пэт об этом заранее позаботилась. Иначе она вряд ли смогла бы полностью посвятить себя Лэсситеру. Все заботы по дому принял на себя верный Джерихо.

Солнце уже высоко поднялось над Грин-Ривером, когда они сели завтракать в кухне. В дверь робко просунулась голова старика.

— Очень сожалею, мистер Лэсситер, — сказал он и покачал головой. — Мне не удалось выяснить, дома Джерри Грей или нет. Некоторые говорят, что видели, как он со своими людьми несколько дней тому назад верхом выезжал из города. Но в салуне один старый знакомый сообщил мне, что заметил, как сегодня утром Джерри Грей выходил из дома.

Пэт удивленно посмотрела на Лэсситера.

— Это ты посылал Джерихо? Зачем?

— Спасибо, Джерихо, — сказал Лэсситер.

— Иди сюда, садись с нами, — пригласила Пэт старика.

Но Джерихо отказался, он уже давно позавтракал.

Пэт наливала кофе и вопрошающе смотрела на Лэсситера.

— Я назначил Джерри Грею свидание на двенадцатое, — произнес он. — Здесь он или нет, я все равно хочу ему дать знать, что помню о сроках.

Ее прекрасные глаза расширились от ужаса.

— Ты что, надеешься, что он сидит с деньгами и ждет тебя? Если он и ждет тебя, то лишь затем, чтобы убить!

— Его людей, я думаю, еще нет в городе, а с ним одним-то я уж как-нибудь справлюсь.

Лэсситер встретил в горах бандитов, однако не сумел разглядеть среди них Джерри Грея. Похитив Фикса Кэссиди, Лэсситер направился с ним сперва на север, а потом, чтобы сбить их со следа, свернул на восток. Потом он доставил Фикса к шерифу в Дрэджертауне, который, приняв преступника, обещал охранять его до тех пор, пока Лэсситер не вернется и не переправит его в Теннеси. Но сперва надо было заполучить деньги. Денег пока не было, и вряд ли Джерри Грей когда-нибудь выложит их добровольно. Похищение Кэссиди с ранчо было, разумеется, недостаточным средством давления. Кстати сказать, Лэсситер на этот счет и не обольщался.

— Будь осторожен, Лэсситер, Грей очень опасен, — сказала Пэт с тревогой.

— Мне кажется, он ищет меня по всей округе.

— Тогда тем более не вижу причины, чтобы ты рискнул сегодня появиться в его доме.

— Ну уж нет! Он должен знать, что двенадцатого числа я приходил.

— Это же, мягко говоря, глупо! -упрекнула его Пэт. — К тому же ничего не даст, а я так просто сойду с ума от страха за тебя.

— Не стоит волноваться, — сказал он, вставая. — Обещаю, что буду осторожен. Никто не заметит, как я выйду из твоего дома.

— Не в этом дело!

Он подошел к ней, обнял и нежно поцеловал.

— И в этом тоже. Я хочу сюда вернуться, а поэтому должен быть спокоен за тебя, дорогая.

Она не отпускала его. — Я пока скажу Джерихо, чтобы он оседлал твою лошадь.

— Не нужно. Я пойду пешком. Через два часа вернусь. Не позже.

С серьезным видом она посмотрела на него.

— Два часа, да это целая вечность!

— Ради Бога, успокойся, — он взял ее за подбородок и поцеловал в кончик носа. — Что со мной будет, если я тебя потеряю!

Пэт закрыла глаза и счастливо улыбнулась.

— Не надейся, что я так быстро тебя отпущу.

— На этот раз я пробуду у тебя несколько дней!

Пэт с обожанием посмотрела на него. Ее глаза сияли. Но когда он направился к двери, к ней вернулись прежние страхи.

У задней двери Лэсситера ждал мрачный Джерихо.

— Будьте осторожны, Лэсситер. Я не представляю себе, смогу ли успокоить Пэт, если с вами что-нибудь случится.

— Я ненадолго, старина. — Лэсситер шутливо толкнул старика в грудь и вышел из дома. Внимательно огляделся. За соседним участком свернул в переулок и незаметно прошел к Мэйн-стрит, низко надвинув на лоб ковбойскую шляпу.

Он пересек Мэйн-стрит и, пройдя по извилистому переулку, оказался у заднего двора отеля Джерри Грея. Между конюшней и сараем он остановился и прислушался. Тишина. Вокруг ни души. Когда Лэсситер тихо вошел в дом с черного хода, до его слуха донеслись голоса. Потом какие-то шорохи. Хорошо, что он знал расположение комнат. По черной лестнице он неслышно поднялся в контору Грея.

Охранников не было. Не было и бандитов, которые обычно сидели в холле и изображали посетителей, но на самом деле следили за тем, чтобы ни один случайный человек не зашел в отель.

Лэсситер вовсе не огорчился оттого, что не застал Джерри Грея на месте. Он подошел к письменному столу и собирался уже сесть и написать записку, что двенадцатого в полдень, как договаривались, он был в его доме, но вдруг дверь за его спиной тихо скрипнула. Лэсситер насторожился…

Чернокожий сторож показался в дверях и смотрел на него с отсутствующим выражением. — Что вам угодно сэр?

Лэсситер окинул старика с ног до головы. — Сперва закрой дверь! — сказал он, опустив винтовку. — Ты знаешь, кто я?

— Вы мистер Лэсситер! — Чернокожий льстиво улыбнулся. — Вы здесь не в первый раз.

Лэсситер ухмыльнулся. — И не в последний!

Старик молчал.

— Ты что, меня ждал?

— Я видел, как вы входили в дом!

Этот мерзавец изображает из себя смиренного слугу. Лэсситер насторожился.

— Мы договаривались с твоим хозяином о встрече. Ты знаешь?

— Я знаю только, что он ищет вас!

— Не там, где надо! — Лэсситер опять ухмыльнулся.

— Так точно, сэр. В конце концов, вы здесь, а мистер Грей где-то в лесных дебрях или в горах.

— Ну, а лавочка и без него работает, да? Кстати, он не сказал когда вернется?

— Как только найдет вас, сэр! — совершенно серьезно ответил негр.

Лэсситер рассмеялся.

— За то время, что мы здесь будем сидеть и ждать, пока он обшарит всю округу, я стану таким же черным, как ты.

Старик никак не отреагировал на слова Лэсситера, по крайней мере, его взгляд не выразил ничего.

— Ты передай, что я заезжал, как мы и договаривались!

— Разумеется, сэр!

— Скажи ему, я возьму с него проценты за нарушение обязательств.

— Я доложу. Можете на меня положиться, сэр!

Подойдя к двери, Лэсситер взялся за ручку, но задержался.

— После возвращения у твоего хозяина останется ровно двадцать четыре часа на то, чтобы приготовить монеты. И он здорово пожалеет, если денег не будет. Передай ему, что Лэсситер шутить не любит. И пусть не надеется, что его свора сможет защитить его.

Во взгляде старика читалось безразличие, по крайней мере, так казалось Лэсситеру.

— Ты все запомнил?

— Конечно, сэр. Повторить?

— Не нужно, снежинка! -напоследок пошутил Лэсситер, собираясь уже открыть дверь.

Но что это вдруг? Укус? Уж не притащил ли он клопа с постоялого двора Пэт! Но тут он увидел, что в руке чернокожего блеснула тонкая длинная игла, которую тот успел всадить ему в бедро. Да это же яд! Яд, которым далекие предки африканца пропитывали стрелы! Значит, вот для чего находится здесь этот старик. Лэсситер с ужасом почувствовал, что не может пошевельнуться. Он хотел схватиться за винтовку. Хотел выбежать из комнаты. Хотел позвать на помощь. Но не мог пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Он даже не мог открыть рта.

Потом все закружилось у него перед глазами! Лицо чернокожего расплылось в отвратительной гримасе. В сознании проносились обрывки каких-то мыслей. Внезапно все погрузилось в темноту, и он почувствовал, что падает. От испуга он подтянул ноги к телу.

Лэсситер, падая на живот и уже почти ничего не соображая, все же успел вцепиться в старика, потянув его за собой на пол. В ушах звучала громкая страшная музыка.

Он видел перед собой лицо коварного негра. Оно казалось ему то светлее, то темнее. Вдруг он почувствовал, что от старика отвратительно пахнет чесноком…

Неожиданно перед ним выросла фигура Джерри Грея. Крупный, на длиннющих ногах, с револьвером в руке.

— Кто тебя послал в Грин-Ривер? — зазвенело в ушах. — Отвечай! Кто платит тебе? Последний раз спрашиваю. Ты понял?

В ответ Лэсситер промямлил что-то невразумительное, сам не понимая что. Джерри Грей свирепо вращал зрачками, потом исчез. Откуда-то повеяло прохладой. Лэсситер почуял запах воды и ила.

Пошли все к черту, но это уже явно не Грин-Ривер. Если бы он только мог соображать! Он ясно ощущал одно — его тошнило.

Вспомнилась Пэт, хотя долгое время Лэсситер никак не мог представить, какие у нее, собственно говоря, были волосы — белокурые или темные…

Откуда-то доносился грохот водопада.

Чернокожий снова возник перед глазами с тонкой и длинной иглой в руке.

Лэсситер издал душераздирающий крик. Но старик тем не менее всадил иглу в его тело. Снова все погрузилось во тьму, и Лэсситер уже ничего не помнил. Неожиданно Джерри Грей опять выступил из темноты.

— Отвечай! Отвечай же ты, сукин сын! — в бешенстве кричал он. — Кто тебя послал в Грин-Ривер? Кто тебе платит?

Лэсситер ясно и четко слышал каждое слово, но до него не доходил смысл сказанного. Было трудно даже узнать Джерри Грея. Лэсситер что-то говорил, но Грей не понял и, выругавшись, ушел.

Лэсситера вырвало. Чернокожий не прикончил его отравленной иглой, а держал все новыми дозами яда на грани смерти. Однако несмотря на затмение в мозгу, он все же понимал, что если он хочет вырваться из этого состояния, надо убить старика.

Но пока он не мог шевельнуть даже пальцем.

Глава 7

Пэт смотрела в окно, но ничего не видела перед собой. Прошло более суток, а Лэсситер все не возвращался. Ее плечи сотрясались от рыданий.

Джерихо сообщил ей, что уже восемь часов как Джерри Грей со всей командой вернулся в Грин-Ривер.

Постучали.

— Дверь открыта, — крикнула Пэт.

Это был старый ворчун Джерихо. Он вошел в комнату и остановился у двери.

— Что еще случилось? — раздраженно спросила она. — У нас постоялец?

— Нет. Никого нет.

— Ну и?..

— Грей у себя в конторе. Но узнать, там Лэсситер или нет, пока невозможно.

Пэт закрыла лицо руками. Неужели его убили?..

Старик подошел к ней, желая как-то утешить. Но как? Он никак не мог подобрать нужных слов. А погладить ее по голове он не решался.

Вдруг Пэт перестала плакать и посмотрела на него.

— Нет! Он не умер. Он жив. Я это чувствую. Просто этот негодяй держит его в плену. Но где?

— Я не знаю!

— Но кто-то должен знать?

Джерихо несколько раз громко вздохнул, потом произнес:

— Люди Джерри Грея должны это знать!

— Да, они, конечно, знают, — проговорила она с отчаянием. -Если уж и они не знают…

— Я знаком с Джорджем Миллером! — сказал старый ворчун. — Но я не могу себе представить, что он заговорит.

— Джордж Миллер.

— Да, не самый лучший выбор. Но он уже год служит Джерри Грею и в курсе всех его дел.

Пэт окинула его взглядом.

— Ты мог бы его сюда притащить?

— А какой смысл?

— Это уже моя забота!

— Он ничего не скажет. Это — крепкий орешек. Он даже за большие деньги не расколется. К тому же его сюда не заманишь!

— Ты так думаешь?

— Да. Готов спорить с кем угодно!

— Сколько тебе нужно помощников?

Старый ворчун вздрогнул.

— Чтобы доставить Джорджа Миллера? Ты все-таки хочешь попробовать?

— Да! — Пэт вытерла слезы белым вышитым платком.

Джерихо немного подумал и отрицательно покачал головой.

— Ты что, боишься? — удивленно вскинула брови Пэт.

— Миллер — бандит, Пэт. Как ты все это себе представляешь? Что я ему скажу: что ты хотела бы с ним поговорить, потому что нуждаешься в помощи или что-то в этом роде?

— Ты только приведи его сюда! Со всем остальным я разберусь сама.

Джерихо задумался.

— Хорошо, я скажу Миллеру, что тебе угрожают, и поэтому ты ищешь сильного покровителя.

— Пожалуй, так будет правильно! — она робко улыбнулась.

— А как ты собираешься спросить его о Лэсситере?

Она промолчала.

— Джерри Грей нас обоих немедленно уберет, если узнает…

— Он ничего не узнает! — она резко оборвала его.

— Пэт, я…

— Ступай! — крикнула она ему.

Старик послушно кивнул и направился к двери.

— Джерихо!

Он обернулся.

— Нет, ничего, иди…

Он махнул рукой.

— Да ладно уж, Пэт! — Он понял, что она чувствует себя виноватой перед ним.

После того как он ушел, Пэт снова подошла к окну. Когда через чае она увидела, что он возвращается назад с высоким стройным мужчиной, у нее бешено забилось сердце и подкосились ноги. Но Пэт быстро взяла себя в руки. Услышав приближающиеся шаги, она снова села за стол.

Мгновение спустя постучали. Она быстро смахнула платком слезы и попыталась выдавить из себя улыбку.

— Пожалуйста, входите, мистер! — с наигранной радостью воскликнула она.

Вошел Джерихо.

— Мистер Джордж Миллер! — церемонно произнес он и отошел в сторону.

Со шляпой в руке в комнате появился бандит: молодой, высокий, стройный с гладко зачесанными назад волосами. Он невольно вызывал симпатию, которая моментально исчезла, как только он, нагло улыбаясь, подошел к столу, и, не дожидаясь приглашения, развалился в кресле напротив.

— Какие проблемы, мисс Херст? — поинтересовался парень. — Любому жеребцу, который смеет вам докучать, я отобью хвост, и поскольку речь идет о вас, мэм, вам это ничего не будет стоить. Только скажите, кто этот тип, и я им займусь.

— Это Лэсситер, — проговорила Пэт с серьезным видом. Джерихо, стоявший в дверях, со страху закатил глаза.

Лицо Миллера обмякло.

— Лэсситер?

— Да. Я знаю, что он у вас, поэтому признавайтесь, где вы его держите! — Она открыла ящик стола, достала старый револьвер своего покойного мужа и прицелилась в грудь Миллера.

Бандит настолько оторопел, что просто не знал, как реагировать на столь неожиданную выходку со стороны такой очаровательной дамы. Он беспомощно повернулся к Джерихо, после чего снова посмотрел ей в глаза.

— Мэм! — он неприятно рассмеялся. — Боюсь, вы не отдаете себе отчет, что эта штука может выстрелить.

— Да. И ты отправишься на тот свет! Я не шучу! — прошипела Пэт, вскочив со стула, она обхватила револьвер обеими руками и прицелилась Миллеру в голову.

— Где вы держите Лэсситера? Отвечайте или я стреляю!

— Ну, послушайте! Ваш управляющий говорил, что вы нуждаетесь в защите. Я вижу, что это не так, скорее наоборот. Он встал и положил ладонь на рукоятку револьвера. — Не шутите со мной, мэм, не то я обнажу шпагу.

— Только посмейте! — строго предупредила Пэт. — Советую не шевелиться. Джерихо, забери у него револьвер!

Старик приблизился. Бандит хотел было повернуть голову в его сторону.

— Говорю, не шевелиться! — крикнула Пэт.

Недоверчивая ухмылка Миллера давно сменилась крайним удивлением. Теперь же он был просто взбешен. Когда Джерихо попробовал выхватить у него револьвер, Миллер разразился бранью и хотел уже нанести удар.

Одним прыжком оказавшись рядом, Пэт ударила его сзади револьвером по голове. Миллер упал замертво.

Пэт, удивленная силой своего удара, замерла, как вкопанная, в полном замешательстве разглядывая потерявшего сознание бандита.

Джерихо тоже остолбенел.

— Я не ожидал от тебя такой прыти! — вымолвил он, поднимая глаза.

— О, Боже! Я не хотела, — удрученно пролепетала она.

— Что теперь будет, Пэт?

— Он… мертв?

— Да нет! Он просто без сознания. Через несколько минут, думаю, он придет в себя.

Пэт нагнулась и вынула у Миллера револьвер из кобуры. — Свяжи его!

Старик уставился на нее, изумленный.

— Связать его надо, понимаешь!

Несколько кожаных ремешков нашлось в кармане у Джерихо. Он перевернул бесчувственно лежавшего Миллера на живот. Пэт подбежала, опустилась на колени и завернула руки бандита за спину. Джерихо связал ему запястья ремешком.

— Ноги, — прошептала она, когда он закончил.

Старик кивнул в ответ. Она помогала.

— Теперь что? — спросил, покряхтывая, Джерихо. Он выпрямился и вытер пот со лба.

Озадаченная, Пэт молчала. Потом, через силу, произнесла:

— Он ничего не скажет! Ни за что! Надо отнести его в конюшню!

— В конюшню? — удивился Джерихо.

— Не может же он здесь оставаться! Представь себе, кто-нибудь придет.

— Здесь уже почти целый год никто не появлялся, — хотелось ему возразить. Но когда он а попыталась одна поднять бандита, он сразу же взялся ей помогать. Миллер был тяжелый. Труднее всего было тащить его вниз по узкой лестнице. Старик тащил впереди, и ему приходилось труднее, чем ей; когда Пэт споткнулась и чуть не упала на Миллера, старик едва не рухнул под двойной тяжестью. Но он все же дотащил безжизненное тело до нижней ступеньки Тут силы его окончательно оставили, и он вынужден был бросить ношу. Голова бандита глухо ударилась о каменный пол. Оба остановились, испуганно глядя на Миллера. В блеклом свете лестничной клетки его гладковыбритое лицо выглядело непривычно белым.

— О, Боже! — простонала в отчаянии Пэт. — Неужели мы его прикончили? Он же должен нам еще сказать, где они держат Лэсситера. — В мыслях у нее был только Лэсситер! Она совсем не испытывала жалости к потерявшему сознание бандиту.

После того как старик немного передохнул, они потащили тело Джорджа Миллера через двор в конюшню.

Джерихо и Пэт взмокли и окончательно выбились из сил. Широко расставив ноги и опустив плечи, Пэт мучительно дышала, и капельки пота выступили на ее красивом лице.

Плечи Джерихо то подымались, то опускались от тяжелых вдохов и выдохов. Обессиленные, они стояли и смотрели на неподвижное тело Джорджи Миллера.

— Даже если он и придет в себя, то все равно ничего не скажет! — повторял старик.

— Я его заставлю!

Старик взглянул на нее.

— Ты думаешь, он поверит, что ты способна его застрелить? -он отрицательно покачал головой. — Миллер знает, что ты этого не сделаешь!

— Он может ошибиться! — бросила она.

— Это будет похоже на убийство, Пэт!

— А что они творят с Лэсситером? На что это будет похоже, если они убьют его?

— Нельзя мстить за одно убийство другим!

— Нельзя? Почему?

Джерихо с осуждением покачал головой.

— Ты не имеешь на это права.

— А они имеют? Разве Рой Джордж когда-нибудь задавал себе такой вопрос, а?

Он посмотрел ей в глаза.

— Но твой муж всегда задавал!

— Да! Поэтому его и нет больше в живых, — проговорила Пэт тихо, потупив взор.

Джордж Миллер вдруг зашевелился, открыл глаза и посмотрел на Пэт.

— Где Лэсситер? — спросила она.

Бандит молчал.

— Отвечай! — потребовала она резким тоном.

Миллер даже не пошевелил губами.

— Не торопи его, Пэт! — произнес шепотом старик.

— Принеси мне ведро воды!

— Пэт!

— Я сказала тебе, принеси ведро воды! — закричала она на своего помощника.

Не произнеся больше ни слова, Джерихо взял цинковое ведро и вышел. Вернувшись, он, стараясь не смотреть на Пэт, поставил ведро воды к ее ногам.

— В конце концов, ты будешь говорить, Миллер? — спросила она.

Глаза бандита сверкнули.

— Ага, ты не можешь! — проговорила Пэт. Она подняла ведро и вылила всю воду на его лицо. Раздался всплеск, бандит приподнялся с проклятиями, словно боясь захлебнуться.

Пэт отбросила ведро. Оно со страшным грохотом покатилось по полу.

— Ну, теперь ты будешь говорить? — Она решительно расстегнула рукава блузки и закатила их до локтей.

Джерихо со страхом смотрел на нее, не узнавая прежнюю Пэт.

— Ты, проклятая потаскуха!.. — скрежеща зубами, выдавил из себя наконец Джордж Миллер. — Я тебе устрою!..

— Там сзади висит лассо, Джерихо, — проговорила она тоном, не терпящим возражений.

Старик с осуждением посмотрел не нее, но взгляд Пэт подсказал, что ему лучше сделать так, как она требует.

Тяжело ступая, Джерихо направился в глубь конюшни: над ящиком для корма висела старая сбруя и два седла. Там Джерихо и нашел лассо, вернулся и протянул его ей.

Пэт, пристально глядя на бандита, приказала:

— Свяжи ему покрепче ноги!

Джерихо вздохнул, но подчинился.

— Вы что задумали! — заорал бандит в бешенстве. — За это Грей оторвет тебе голову, старик! А с этой твари, с этой фурии он спустит шкуру. Уж можете мне поверить, вы оба!

Пэт не удостоила его вниманием, — она забросила другой конец лассо поверх стропил, под которыми стояла.

— Стерва! Проклятая потаскуха! — ругался почем зря Миллер, когда они вдвоем подтягивали его за ноги вверх. Он изрыгал проклятья, пока не повис вниз головой, почти касаясь волосами пола. Только тогда он умолк.

Пэт пнула его ногой, и верзила начал раскачиваться, как большой маятник. Пэт обеими руками раскачивала его все сильнее и сильнее. Старик робко стоял в стороне и, не веря собственным глазам, наблюдал за действиями Пэт.

Куда вы дели Лэсситера! — разъяренно кричала она. — Отвечай, мерзавец!

Злость придавала Пэт сил. Привязанный за ноги, бандит раскачивался из стороны в сторону. Когда он приближался к ней, она снова с силой отталкивала его от себя, так что вскоре он уже летал от одной стены к другой.

— Да он же ударится головой о стену! — предостерег Джерихо.

— Он не только ударится головой, а разобьет себе череп, если не заговорит, — кричала Пэт, еще сильнее отталкивая от себя висящего вверх ногами бандита.

— Стой! — простонал перепуганный насмерть Миллер. — Я все скажу. Только пусть она перестанет, Джерихо! Останови ее!..

Пэт дала ему пролететь еще пару раз туда и обратно.

— Мне надо знать, где сейчас Лэсситер!

— Сперва отпусти меня, ведьма!

Пэт, казалось, не обращала внимания на его мольбы и проклятья.

— Останови! Джерихо, останови! — отчаянно кричал Джордж Миллер. — Старый дом паромщика на Грин-Ривер. Ты знаешь его, Джерихо!

Пэт вопросительно посмотрела на Джерихо, старик кивнул.

Только тогда она наконец остановила раскачивающееся тело, и Джерихо сразу же поспешил ей на помощь. Они развязали узел веревки, и бандит свалился к их ногам. Он был весь в поту и от пережитого страха и унижения зажмурил глаза, чтобы не видеть обоих.

Обессиленный Миллер лежал на полу со связанными ногами, а Пэт снова привязала другой конец лассо к стропилу.

— Чтобы он не убежал, — объяснила она старику. — Если только он наврал, я принесу ведро спирта и подожгу сарай вместе с этим мерзавцем.

Холодок пробежал у старика по спине, а Джордж Миллер приоткрыл глаза.

— Нет! Это правда. Отпустите меня! Это правда. Но там Джерри Грей и с ним дюжина молодчиков. Так что у вас никаких шансов. Они вас пристрелят!

— Не ори! — холодно проговорила Пэт. — Здесь тебя никто не услышит.

Она вышла из сарая, Джерихо пошел следом и тщательно запер дверь на ключ, для надежности еще заложив в скобы поперечную балку.

— И что теперь? — спросил старик, выжидательно поглядывая на Пэт. Она не знала, что и говорить: взгляд казался потухшим, плечи вяло опустились. Она была в растерянности. Ее прекрасные глаза наполнились слезами.

— Не знаю. Помоги мне, Джерихо, — взмолилась она.

— Пэт, что я могу сделать против дюжины хорошо вооруженных бандитов?

— Ты знаешь старый дом паромщика у реки?

— Да! — старик положил ей руки на плечи. — Но что из того? Мы ведь не можем там показаться. Боюсь, они заставили Лэсситера признаться, что он все это время прятался у тебя. Поэтому в любой момент можно ждать гостей.

Она решительно замотала головой.

— Как ты можешь так думать, Джерихо! Кто угодно, только не Лэсситер. Он не выдаст,

— Ты же сама видишь, как это делается! — с горечью произнес он, имея в виду Джордж Миллера.

— Лэсситер — совсем другой человек!

— Каждого можно расколоть?

— Джерихо! Я чувствую, что у нас осталось совсем немного времени. Я боюсь за Лэсситера.

— Я, право не знаю, что и сказать.

— Давай хоть поглядим на дом паромщика со стороны.

— Ладно. Я иду запрягать лошадей, — сказал ворчливо старик и пошел во двор.

Пэт вернулась в дом. Когда она подошла кокну и выглянула во двор, ее чуть не хватил удар. Дверь в конюшню была открыта, а на пороге стоял Джордж Миллер.

Что за наваждение!

От волнения ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Бандит огляделся по сторонам и широким шагом направился через двор к дому.

Пэт подбежала к столу и схватила револьвер.

Он был уже в доме. Она открыла дверь, прислушалась. Услышав его шаги внизу, Пэт осторожно стала спускаться по лестнице вниз. Половицы скрипнули, и Миллер увидел ее.

— Вот ты где, стерва! Ну погоди! Сейчас ты мне ответишь за все!.. Но сначала я…

Пэт обеими руками подняла револьвер и прицелилась.

— Змея! Бестия! — зашипел Миллер и бросился к лестнице. Казалось, тяжелый револьвер в руках Пэт не производит на него никакого впечатления. Он перепрыгнул сразу через несколько ступенек. Лицо его раскраснелось не только от злобы, но и от похоти. Глаза, казалось, метали молнии. Его тяжелое дыхание напомнило рев разъяренного медведя гризли, который, когда Пэт была еще совсем юной, чуть было не задрал ее.

Она сжала зубы и выстрелила. Казалось, прогрохотавший выстрел разнесет по бревнышку все ветхое строение.

Джордж Миллер остановился, прислонившись к стене, потом вдруг странно рассмеялся. Он был ранен, смертельно ранен. Но Пэт этого не знала, и бандит не мог этого понять! Когда, покачиваясь, он стал приближаться, Пэт нажала на курок еще раз.

Миллер упал навзничь и покатился вниз по лестнице. Несколько раз перевернувшись, он распластался, бездыханный, посреди холла.

Пэт кинулась в свою комнату и упала на постель. Ее одолевали мучительные приступы тошноты. Револьвер с грохотом упал на пол.

Через некоторое время в дверях появился Джерихо.

— Боже мой, надеюсь, никто не слыхал выстрелов? — спросил он, входя в комнату. Он погладил ее по плечу: — Экипаж готов, Пэт…

— Сперва убери его! А то я не могу спуститься, — простонала она в отчаянии.

Джерихо выпрямился.

— Я его оттащу обратно в конюшню, — сказал он и вышел.

Пэт слышала, как он гремел внизу, выволакивая тело мертвого бандита из дома. Потом все стихло. Ей опять стало дурно.

— Теперь ты можешь спуститься вниз! — донеслись до нее слова Джерихо, оказавшегося вдруг рядом.

Пэт вздрогнула от неожиданности. Уж не пригрезилось ли все это? Джерихо помог ей подняться.

— Ты только посмотри на себя! — сказал он с упреком. — Знаешь, тебе лучше отдохнуть.

Она отстранила его и, собрав силы, нагнулась за револьвером. — У меня кончились патроны…

Джерихо полез в карман и протянул ей коробку.

Пэт благодарно улыбнулась.

— Что бы я без тебя делала, Джерихо!

Заикаясь от волнения, он прошептал:

— Ты не можешь себе представить, как искренне я сожалею, что не подхожу тебе по возрасту!..

Она протянула ладонь и осторожно дотронулась до его колючей щеки, посмотрев ему в глаза. Потом отдернула руку и, полная решимости, стала спускаться вниз.

У задней двери их ждала открытая коляска, запряженная парой гнедых. Джерихо помог ей забраться, и Пэт без сил упала на мягкое сиденье. Он взял в руки поводья и кнут с еще более угрюмым, чем когда-либо, выражением лица.

Экипаж тронулся.

Глава 8

Лэсситеру все виделось, как в тумане. Вот опять появился этот черный бандит! Но на этот раз они не застанут его врасплох. Он понял, что негр вкалывает яд, чтобы сломить его волю. Почему же сейчас он пришел на два часа позже обычного?

Мозг Лэсситера работал на удивление ясно и четко. Но что важнее: наконец-то восстановилась его способность шевелить руками и ногами.

Лэсситер наблюдал, как старый негр остановился у двери, заглянул внутрь и зажег свечу. Он подержал кончик иглы на пламени, затем ткнул ее в кусок воска или чего-то похожего. Раздалось шипенье. Поднялся пар.

Лэсситер видел перед собой только светящиеся белки глаз, приблизившиеся к лежаку.

Он напряг все мышцы. Он не хотел убивать, но не хотел и умереть, а этот чернокожий негодяй пришел для того, чтобы всадить смертельную дозу! Так пообещал Джерри Грей во время последнего посещения, когда Лэсситер упорно отказывался назвать тех, кто послал его в Грин-Ривер.

Коварный старик уже было занес над ним ядовитую иглу…

Резко повернувшись, Лэсситер ударил старика одной ногой в шею, а второй пнул его в живот, так что тот скорчился и повалился на пол. Описав большую дугу, игла упала на вытоптанный пол дома паромщика, и Лэсситер заметил, что у этой длинной и тонкой иглы была деревянная ручка.

Старик попробовал было дотянуться до иглы. Однако второй сильный удар Лэсситера окончательно лишил его видимых признаков жизни.

Лэсситер соскользнул с лежака, поднял иглу и, подкравшись к двери, бесшумно отворил ее. В передней комнате спиной к нему на скамейке сидел часовой. Лэсситер осторожно подкрался сзади и уколол его иглой в затылок. Это было как укус комара. Парень слегка хлопнул себя рукой по затылку. Через несколько секунд он повалился на бок, как столб, увлекая за собой и скамью. Она загремела, но никто ничего не услышал. Вокруг не было ни души. Лэсситер наклонился, чтобы забрать револьвер и винчестер. В этот момент с улицы неожиданно ворвался Фентон Трумен, ближайший помощник Джерри Грея. Он вошел и остановился, ослепленный солнечным светом, увидел чью-то фигуру, но не узнал, кто это.

— Он уже на том свете? — спросил Трумен и разинул рот от удивления. Перед ним стоял не Спадди, а Лэсситер собственной персоной. Увидев лежащего на полу человека, Трумен молниеносно схватился за револьвер.

Лэсситер не успел еще поднять оружие. В его руках была только ядовитая игла, которую он и метнул, как дротик, в Трумена. Иголка вонзилась ему в грудь. Боли тот, видимо, вовсе не почувствовал, хотя тело моментально среагировало на яд. Сделав два-три вдоха, Трумен, как подкошенный, рухнул на пол.

Сердце Лэсситера готово было выскочить из груди. Он снова наклонился и поднял револьвер и винчестер. Винтовка была заряжена.

Сделав два шага, он оказался у ворот и — отскочил назад, захлопнув ворота.

Дом стоял примерно в двухстах ярдах от берега реки. Старый паром был готов к отплытию. Возле него толпились бандиты во главе с Джерри Греем. При них были лошади. Все разом оглянулись, услышав стук закрываемых ворот и почуяв неладное. Прогремели выстрелы.

Лэсситер бросился назад, в комнату, где провел в беспамятстве столько часов. Ставни были закрыты. Дневной свет проникал внутрь только сквозь узкие щели. Втянув голову в плечи, Лэсситер с разбегу надавил на раму: стекла разлетелись на тысячу осколков, а деревянные ставни затрещали и раскрылись. Лэсситер бросился вниз из окна.

Он приземлился в высокой траве, и, перевернувшись несколько раз, застрял в густом кустарнике. Старый дом паромщика задней стороной выходил на опушку леса, за лесом поднимались вверх отвесные скалы.

Лэсситер мгновенно вскочил на ноги и кинулся в лес. Тяжело дыша, он карабкался среди стволов огромных деревьев вверх по крутому склону. Достать его отсюда было бы не просто.

Когда Лэсситер услышал голоса и крики внизу, он остановился, присев на землю возле высокой старой сосны. Люди Джерри Грея суетились вокруг дома, пытаясь понять, куда он мог скрыться.

У Лэсситера чесались руки от желания пустить в ход винчестер. Но, подавив этот порыв, он повернулся и полез выше.

Чтобы не упустить беглеца, бандиты разделились на маленькие группы. Но Лэсситер уже не обращал внимания на то, что творилось внизу. Он с трудом продирался сквозь заросли колючего кустарника, который рвал на нем одежду и в кровь царапал лицо и тело.

Он поднимался в гору до тех пор, пока не иссякли последние силы. В изнеможении Лэсситер упал на траву. В висках бешено пульсировала кровь, одежда намокла от пота. Кроме своего громкого частого дыхания, он ничего не мог слышать вокруг.

Передохнув несколько минут, он сказал себе, что расслабляться нельзя, ведь рано или поздно люди Джерри Грея доберутся и сюда. Но лишь с огромным трудом он нашел в себе силы подняться.

Примерно через сто ярдов Лэсситер выбрался на поляну и сразу же наткнулся на четверых парней из окружения Грея! Они растерянно переглядывались, ожидая остальных. Отступать было поздно, тем более что его уже заметили. Их разделяло всего двадцать шагов.

Если его поймают, то теперь наверняка убьют Пощады не жди. Лэсситер выстрелил первым. Один из бандитов был убит, прежде чем успел выхватить свой револьвер. Лэсситер успел уложить еще одного. Когда прогремели ответные выстрелы, он, пригнувшись, успел отскочить в сторону и выстрелить в третий раз. Эта пуля тоже не прошла мимо цели — третий парень рухнул, как подкошенный. Последний из четверки, обезумев от страха, палил по сторонам, не разбирая цели, под собственный страшный рев. Выглянув из-за ствола могучей сосны, Лэсситер выстрелил снова. Бандит, раскинув руки так, что его револьвер, описав дугу, отлетел далеко в сторону, упал на спину и утонул в высокой траве, Лэсситер вытер пот со лба и осмотрелся. Конечно, эхо выстрелов разнеслось далеко вокруг. Сейчас здесь окажутся остальные. Надо уходить! Но куда бежать, чтобы не нарваться на засаду?

Прислушавшись, он ясно различил голоса. Они приближались справа. Лэсситер побежал в противоположном направлении, и вскоре лесные дебри скрыли его от преследователей.

Вокруг снова установилась зловещая тишина. Лес поредел. Примерно через час Лэсситер набрел на дорогу. Он знал, что находится совсем близко от Грин-Ривера. Но в какую сторону идти? Лэсситер вспомнил о Пэт и представил, что она, бедная, пережила за время его отсутствия. Сколько же долгих часов провел он во власти Джерри Грея?..

Лэсситер решил двигаться в северном направлении. По одну сторону дороги тянулись густые заросли ольхи и ивы. Лэсситер старался держаться этой стороны, чтобы в случае опасности успеть скрыться в чаще леса.

Он шел уже почти час, когда вдруг увидел впереди открытый экипаж, запряженный парой лошадей.

Лэсситер спрятался в тени деревьев, по мере приближения экипажа отходя все дальше к лесу. Он боялся, что люди Грея остановят экипаж и станут приставать с расспросами, поэтому было бы лучше, чтобы сидящие в коляске не заметили его. Когда повозка уже проскочила мимо, он с радостным криком выскочил на дорогу: на заднем сиденье он увидел Пэт. Старик Джерихо управлял вожжами.

— Пэт! — кричал Лэсситер и бежал навстречу.

Пэт и Джерихо удивленно переглянулись. Джерихо от неожиданности даже забыл остановить лошадей. Только когда Пэт на ходу выпрыгнула из коляски, ему удалось справиться с ними.

А Пэт уже была в объятиях Лэсситера…

— Быстрей! Они вот-вот будут здесь! — крикнул Джерихо, поравнявшись с ничего не слышащими влюбленными.

— Садитесь! Скорее!

Лэсситер и Пэт отскочили друг от друга. Старик указал кнутом на дорогу. Группа всадников показалась вдалеке, но расстояние между ними и экипажем заметно сокращалось. Они уже наверняка заметили повозку Лэсситер и Пэт быстро вскочили в нее.

Но Пэт вдруг остановила Лэсситера.

— Залезай лучше в ящик для поклажи! Быстрей! — сказала она, глядя на приближающихся всадников. -А ты поезжай шагом, Джерихо!»

Она залезла на скамью и, высунувшись из повозки, приподняла крышку багажного ящика. Лэсситер помедлил, но, в конце концов, залез в ящик. Пэт опустила крышку, Джерихо тронул лошадей и выехал из густой тени деревьев.

В проклятом ящике было темно и неудобно. Лэсситер слышал только скрип обитых железом колес, похожий на шум жерновов. Он заглушал все остальные звуки. Свернувшись, как уж, Лэсситер лежал в ящике с винчестером и револьвером в руках и был готов к самому худшему.

Но ничего не происходило. Экипаж на умеренной скорости катился дальше. Они ехали уже довольно долго. Когда коляска наконец остановилась и откинулась крышка ящика, Лэсситер увидел милое и влюбленно улыбающееся лицо Пэт.

— Вылезай! Опасность миновала! — воскликнула она радостно.

Он спрыгнул на землю и прижал ее к себе. Они находились в Грин-Ривере, рядом с ее отелем.

Джерихо остался сидеть на козлах.

— Как вы себя чувствуете? — спросил старик, как всегда, ворчливо, хотя глаза его сияли. — Мы так хотели освободить вас, только вот не знали как. На все воля Божья!

— Все отлично, старина! — ответил Лэсситер, обнимая за плечи Пэт. — Спасибо! Что там было, на дороге?

— Ничего, — воскликнула Пэт. — Они нас поприветствовали и поскакали дальше.

Джерихо засмеялся и тронул гнедых. Он одолжил повозку и теперь должен был ее вернуть.

Пэт и Лэсситер вошли в дом.

— Ты обещал вернуться через два часа! — сказала она с улыбкой, но одновременно с упреком в голосе.

Он остановился.

— Какое сегодня у нас число?

— Семнадцатое!

— Боже мой! — Лэсситер перевел дух.

— Ну расскажи! — потребовала она.

Он пожал плечами. — Тут в общем-то и рассказывать нечего. Я мало чего помню. Джерри Грей даже не появился. Был только негр. Подлый тип! Пока я, ничего не подозревая, с ним разговаривал, он уколол меня отравленной иглой. Прошло несколько секунд, и я отключился. Все остальное я уже толком не могу вспомнить. Джерри Грей хотел во что бы то ни стало знать, по чьей воле я приехал в Грин-Ривер.

— И ты ему это сказал?

Лэсситер пожал плечами:

— Думаю, что нет! После игры в вопросы и ответы он разрешил меня прикончить. Но мне крупно повезло! Я буквально в последний момент удрал от них.

— Боже мой, Лэсситер. Ты так говоришь, будто это все… Ей не хватало слов, чтобы выразить свое состояние.

— Потом мне еще раз повезло — вы подоспели.

Они обнялись и снова поцеловались. Позже, когда они с Джерихо сидели на кухне и ужинали, Пэт и старик рассказали о Джордже Миллере, а Лэсситер повторил для Джерихо свой рассказ.

— Мы пытались тебя освободить, Лэсситер! — сказал старик, улыбаясь. — Только вот не вышло. Ты сам себя освободил.

— Если бы вы так удачно не оказались на дороге, они бы меня наверняка опять сцапали. И тогда бы уж точно пристрелили. Я вам очень благодарен. Не знаю, что бы я без вас делал!

— Когда стемнеет, я одолжу повозку еще раз и отвезу тело Миллера на холм Штифель, — мрачно сказал Джерихо.

— Я тебе помогу! — сказал Лэсситер.

— Не нужно! Я все сделаю сам, — ответил Джерихо, встал и вышел из комнаты.

Пэт облокотилась о стол руками, подвинувшись к нему. Лэсситер потянулся ей навстречу. Они нежно потерлись носами.

— Ты себе не представляешь, какое счастье, что ты опять рядом, — сказала Пэт, влюбленно улыбаясь.

Он сжал ее руку. — Я тоже рад.

— Я так скучала без тебя, так боялась, что больше не увижу. Пойдем скорее наверх! Лэсситер встал, поднял ее на руки и понес вверх по лестнице в спальню. Солнце уже зашло, но тьма еще не сгустилась.

Какая это была чудесная ночь! С каким неистовством он наслаждался ее мягким и теплым телом. Он крепко обнимал Пэт и ни за что не отпустил бы ее из своих объятий. Но она вдруг отстранилась от него и прошептала:

— Я все обдумала, дорогой! Мой муж умер, и его уже никто не воскресит. Давай начнем все сначала! Уедем отсюда. Увези меня туда, где есть спокойствие и мир и где мы всегда будем вместе Я прошу тебя!

Он придвинулся и посмотрел ей в глаза. — Я не могу, Пэт! Не имею права!

Она грустно опустила голову.

— Да, я забыла, ты же полицейский! Тебе так уж хочется всегда оставаться им?

Правым указательным пальцем Лэсситер провел по ее бровям, носу, губам.

— Чудесная моя девочка, — проговорил он. — Как я люблю твои глаза, твои такие сладкие губы. И как только я мог жить без тебя раньше…

Пэт молча смотрела ему в лицо, грустно улыбаясь.

Он снова притянул ее к себе и стал осыпать поцелуями.

— Это же не ответ на мой вопрос. — прошептала она, чувствуя, что тонет в волнах нежности к нему.

— На твой вопрос у меня пока нет ответа.

Пэт закрыла глаза и глубоко вздохнула…

Глава 9

Джерри Грей отодвинул от себя кофейную чашку; у него пропал аппетит при виде Фентона Трумена, вошедшего в кабинет.

— Ты выглядишь так, будто тебя пропустили через мясорубку, Фентон!

— Так я себя и чувствую после того укола, — ответил бандит удрученно.

— Садись!

— Благодарю, сэр! — Фентон Трумен присел в кресло напротив стола.

— Хочешь есть?

Фентон Трумен отрицательно покачал головой.

— Боже мой! Я не понимаю, как этот негодяй мог выдерживать все это в течение стольких дней! — Он имел в виду Лэсситера.

— Не напоминай мне об этом подлеце! — проговорил расстроенный Джерри Грей. — Я и не предполагал, что всего один человек способен держать меня в таком напряжении.

— Они все еще не вернулись?

Джерри Грей кивнул.

— Нет. Только один телохранитель!

— Вы допускаете, что он еще раз появится здесь?

Джерри Грей серьезно посмотрел на него.

— От этого мерзавца всего можно ожидать.

Фентон громко захохотал.

— Если не удастся взять его сегодня или завтра, чувствую, придется наскрести деньги, которые он требует, — сказал Грей обреченно.

— А я-то думал, Брикс способен на большее!

Джерри Грей уставился на него.

— Попробуй сам разыскать следы такого негодяя! — заступился он за метиса.

— Вы имеете в виду…

— Да, мерзавец давно уже снова в Грин-Ривере, где, кстати сказать, он ошивался все это время. Разумеется, кроме тех дней, когда мы его держали у себя. В этом моя ошибка. Когда Лэсситер полумертвый лежал здесь, в моем кабинете, надо было приказать Спадди вколоть ему остаток яда. Ну, а теперь этот вонючий подонок смылся, а я так и не узнал, кто его послал сюда.

Раздался стук в дверь, и в комнату сунулся Стентон.

— Я вам сейчас такое расскажу, сэр… — взволнованно раздувая щеки, произнес он.

— Меня интересует только то, что касается Лэсситера!

Бандит распахнул дверь и ввалился в кабинет Грея.

— Речь идет как раз о нем, сэр! По крайней мере, кто еще может совершить такое! Мы обнаружили труп Миллера.

Джерри Грей и Фентон Трумен переглянулись, затем устремили свои взоры на Стентона, сгорая от любопытства. Лорри Стентон приехал из Техаса, он отличался надменностью и высокопарным тоном, свойственным нефтедобытчикам, хотя был выходцем с далекого юга и никогда не имел отношения к нефтяному бизнесу.

Заткнув большие пальцы рук за револьверный ремень, Стентон стоял, раскачиваясь на каблуках, растерянно поглядывая то на одного, то на другого.

— Джорджа Миллера застрелили… — наконец произнес он. — Причем с очень близкого расстояния. Нам только что сообщил могильщик. Это он обнаружил труп. Миллер был зарыт на холме Штифель в могиле, которую приготовили для мисс Мэй, умершей три дня назад от черной оспы.

Джерри Грей и Трумен вскочили с места.

— Говорят, что эта была не черная оспа… — продолжал Лорри Стентон. Доктор Мол был пьян и поставил неверный диагноз. Потом выяснилось, что старуха скончалась от воспаления легких. А то уж было в панике собирались сжечь несколько домов наверху.

— Какая еще старуха Мэй!? — рявкнул Джерри Грей. — К черту ее! Кто все-таки прикончил Джорджа Миллера?

— С чего ты взял, что это дело рук Лэсситера? — добавил Фентон Трумен.

Он и Джерри Грей снова сели.

— Ну, а кто же еще? — в недоумении развел руками Лорри Стентон.

— Ах! Что с ним говорить! — Грей повернулся к Фентону. — Миллер всегда был мошенником. В Калифорнии он торговал фальшивым золотом. «Иллюзорное» золото или как его там еще называют! Даже не всякий знаток способен отличить его от настоящего. Кроме того, он вечно носился с крапленой колодой карт. Этот тип в своей жизни надул стольких людей, что желающих свести с ним счеты можно найти на каждом углу. К Лэсситеру это едва ли имеет отношение! Ну ладно! Джордж Миллер все же человек из моего окружения. Поэтому разберитесь! В этом городе никто не смеет безнаказанно трогать моих людей! Он ударил кулаком по столу. Эти крысы у меня еще попляшут, черт возьми!

— Я сегодня опять разговаривал с Билли. На днях он мне говорил, что встретил Джорджа Миллера вместе с Джерихо, — попытался вставить слово Лорри Стентон.

Джерри Грей внимательно посмотрел на Стентона. — Объясни толком, кто такой Билли, и кто, черт возьми, этот Джерихо?

— Джерихо — правая рука Патриции Херст! — ответил за него Фентон Трумен.

— Билли — это помощник пекаря в пекарне напротив! -пояснил Лорри.

Джерри Грей тревожно взглянул на блондина.

— Обоих наши люди встретили вчера в коляске неподалеку от дома паромщика. Это неспроста!

Фентон Трумен кивнул и указал рукой на Лорри Стентона.

— Продолжай, Лорри! Кое-что в моей голове начинает потихоньку проясняться.

Лорри Стентон пожал плечами.

— Так вот: Билли видел, как оба, Миллер и Джерихо, шли в направлении старого отеля. Быстрым шагом. А после этого Джордж Миллер исчез.

Джерри Грей снова обратился к блондину.

— Когда Лэсситер впервые появился в Грин-Ривере, не в этой ли развалюхе он останавливался?

— Да! Точно так! — проговорил Трумен.

— И никому не пришло в голову навести там порядок? — спросил Джерри Грей.

— Как же! Само собой разумеется! За это время я дважды посылал людей в старый отель. По сведениям этого Джерихо, Лэсситер только один раз там ночевал, после чего ни старик, ни эта красотка Херст его никогда больше не видели. Информации не прибавилось и после второго визита.

— Вас водили за нос, а вы хлопали ушами! — ухмыльнулся Джерри Грей. — Кстати, наши люди обыскали дом или старик Джерихо отшил их у двери? — спросил Джерри Грей. — Кто там был?

— Джанки и ты, Лорри! — вспомнил Фентон Трумен.

— Я-да! -подтвердил Лорри Стэнтон, впрочем без особого энтузиазма. — Эту развалину и гостиницей-то назвать трудно. У них уже много недель нет ни одного постояльца. Да нет, вру, там уже несколько лет подряд никто не останавливался.

— Хватит юлить! Говори прямо! Вы удовольствовались тем, что сказал управляющий, или осмотрели дом, как я приказывал?

— Осмотрели! Джанки даже был в конюшне. Там стояла только старая измученная кляча.

— А комнаты?

— Я же говорю, что у них никто не останавливается! — обиженно повторил Лорри Стентон.

— Кто там был во второй раз? — поинтересовался Грей у Трумена.

— Опять же я и Джанки! — ответил за него Лорри.

— Да, я посылал обоих туда во второй раз! кивнул головой Фентон Трумен.

— Ну и что? — спросил Джерри Грей.

Стентон пожал плечами. — У нас не было оснований не верить…

— У тебя и теперь нет оснований для недоверия? — с издевкой прорычал Джерри Грей.

— Я же ничего тогда не знал про Миллера! Я узнал об этом лишь через несколько дней, когда Билли стал меня расспрашивать о Миллере, и я ответил, что мы не знаем, где он.

Джерри Грей, не отрываясь, смотрел в глаза Фентону Трумену.

— Мне тоже наконец кое-что стало понятно! Именно ты и твои болваны упустили Лэсситера! Этот вот и Джанки!

Он гневно ударил кулаком по столу.

— Вернуть всех сюда! Немедленно! Всех! — крикнул он зычным голосом. — Я хочу всех видеть в городе, Фентон! Лорри, ты еще с одним человеком пойдешь в отель и доставишь мне сюда старика Джерихо. И чтобы все было тихо! Никакого обыска. Просто скажешь ему, что у меня до него дело. Еще кто-нибудь есть в доме?

— Джек и Генри! — ответил Лорри Стентон.

— Джека возьмешь с собой! — распорядился Джерри Грей. — А Генри пусть идет с вами и останется там следить за этой хибарой. Интересно, что там происходит?..

Лорри Стентон направился к двери. Трумен тяжело встал и надел шляпу.

— Это просто не укладывается в голове! Мы ищем этого негодяя, как иголку в стоге сена, а он преспокойно сидит в этом старом клоповнике и с удовольствием потягивает свое пиво. Интересно, он заодно только со стариком или тут замазана и красотка Херст?

Взгляд Джерри Грея стал каким-то безжизненным.

— Какие у нее со стариком могли быть дела вблизи дома паромщика? Мне это сразу показалось странным. Ной до сих пор считал ее леди. А тебя ничего не удивило, Трумен?

Фентон Трумен схватился за голову и на какой-то момент закатил глаза.

— Я пока еще не могу нормально соображать.

— Ну, да! Я забыл. Может быть, тебе в таком случае лучше остаться здесь, а к парням послать Брикса?

— Езда верхом пойдет мне на пользу! — произнес Фентон Трумен и решительным шагом направился к выходу.

Джерри Грей встал из-за стола, подошел к окну. Генри как раз выходил из ворот. Еще он увидел Лорри Стентона с Джеком Филдом. Интересно, как запоет этот старик, когда его припрут к стенке!

Он повернулся и буквально окаменел. Сперва он не мог поверить в то, что увидел. Он решил, что перед ним призрак. В паническом страхе Джерри несколько раз моргнул, но призрак не исчезал: Лэсситер стоял у двери кабинета и нагло улыбался.

— Вся ваша сила состоит исключительно в том, что у вас точный нюх, Лэсситер! — взял себя в руки Джерри. — Когда вокруг меня двадцать человек, вас не видно и не слышно!

— Я еще не совсем сошел с ума, чтобы нарочно лезть в капкан. — Лэсситер ухмыльнулся.

— Чего вы собственно добиваетесь? — спросил Грей.

Лэсситер пересек комнату, остановился перед Джерри Греем и ткнул указательным пальцем ему в грудь.

— Я пришел получить деньги. Сто тысяч! — сказал он. Я уже не первый раз прихожу за ними. Вы, наверно, и в мыслях не допускали, что я могу появиться еще раз?

Взгляд Джерри Грея помрачнел.

— Я пришел за деньгами! — повторил Лэсситер.

Джерри Грей смотрел на него и молчал. Ему оставалось рассчитывать лишь на то, что свершится чудо и Лэсситер провалится сквозь землю. Но чуда не происходило.

— Деньги на бочку! Вам, Джерри Грей, ничего не остается. Или я получу деньги или беру вас с собой.

— Но это вымогательство! — выдавил из себя Джерри Грей.

— Можете назвать это как угодно!

Джерри Грей перевел дух. Он стоял рядом с окном, и Лэсситеру показалось, что он раздумывает, не лучше ли прыгнуть из окна вниз. Если повезет. Грей сломает себе только ноги, а шея останется целой.

— На что вы, собственно, рассчитывали, Грей? Что со временем все забудется и вас оставят в покое?

— На кого вы работаете, Лэсситер? Кто прислал вас сюда?

— Крупные псы в Вашингтоне прислали меня сюда!

Взгляд Джерри Грея окаменел, лицо стало красным. Со страху кровь прилила к голове.

— Лэсситер, вы блефуете! — хрипло выдавил он из себя.

— Бьюсь головой об заклад, что вы убедитесь в обратном быстрее, чем вам этого хочется.

— Убирайтесь к черту!

Лэсситер выхватил револьвер и навел дуло на Грея.

— Пошли!

— Но ведь это — похищение!

— Ерунда! Я сдам вас в руки правосудия! Всего-навсего.

— Я найму лучших адвокатов!

— Почему бы и нет! Но теперь — пошли!

В этот момент раздался стук в дверь. Лэсситер схватил Джерри Грея за шиворот, оттащил от окна и встал сзади, наведя на него револьвер, спиной к стене.

— Ну, что, вы, наверно, удивлены, Лэсситер? — выпалил Джерри Грей злорадно. Казалось, его глаза метали молнии. — Входите! Открыто!

Это был Лорри Стентон. Он просунул голову в дверь. — В старой гостинице нет ни души. Какие будут указания?..

Он осекся, узнав высокого человека за спиной своего босса.

— Слишком поздно! — сказал Лэсситер, подталкивая Джерри Грея к двери. — Ваши люди теперь могут сделать только одно: уйти с дороги.

Лорри Стентон мгновенно убрал голову и с треском захлопнул дверь.

— Подождите, Лэсситер! — прохрипел Грей.

— Вы все-таки будете платить?

— Да! Но я не могу так быстро собрать всю сумму. Мне нужно два дня.

— Больше вы меня не обведете вокруг пальца. В первый мой визит я четко и ясно поставил условия. Не моя вина, что вы не соблюдаете срок. Поручите одному из ваших людей достать эти сто тысяч. Мы можем с ним договориться о месте встречи, где он передаст мне деньги. Но ровно сто тысяч долларов. Ни долларом меньше! Только тогда я вас отпущу.

— Я и не думаю вас обманывать!

— Пока… — Лэсситер рассмеялся. — Дока вы чувствуете, как мой револьвер буравит вам спину. Но стоит мне выйти за дверь, как все обещания будут забыты.

— Честное слово, нет!

— У вас уже был шанс! То что вы не воспользовались им, ваше дело.

Лэсситер открыл дверь и вышел, ведя перед собой Джерри Грея в переднюю. Чтобы не переполошить постояльцев отеля и не привлекать лишнего внимания, Лэсситер решил воспользоваться черным ходом.

Там оказался Лорри Стентон, который хотел было ретироваться. Он давно понял, что с Лэсситером шутки плохи. Но Джерри Грей подозвал его.

Лэсситер прислонился спиной к стене, прижав револьвер к подбородку Грея.

Бандит нерешительно подошел и остановился в трех шагах.

— Лорри, Фентон должен достать сто тысяч долларов, — растерянно проговорил Джерри Грей. -Ты же все видишь. Я в его руках. Лэсситер, куда принести деньги?

— В старый дом паромщика!

Джерри Грей и бандит удивленно вскинули брови.

— Но он должен прийти туда один! — добавил Лэсситер. — А то мистер Грей отправится на дно Грин-Ривера кормить раков,

Джерри Грей снова обратился к бандиту.

— Передай это Фентону, Лорри, Когда он принесет деньги, Лэсситер меня отпустит.

— Который сейчас час? — спросил Лэсситер.

Лорри Стентон вытащил карманные часы. — Три!

Лэсситер кивнул. — Итак, через двадцать четыре часа у дома паромщика!

Бандит спрятал часы. -Это я передам! Ну, а все остальное дело Фентона Трумена.

— Только не пытайтесь меня надуть, — предостерег Лэсситер. Иначе Грей пойдет на корм рыбам.

— И это передам я Фентону Трумену!

— Только без обмана! -прохрипел Джерри Грей.

— Я точно передам Фентону, сэр! — кивнул головой Стентон.

— Давай побыстрее! — потребовал Лэсситер.

Лорри повернулся, направился к черному ходу и стал спускаться вниз.

Лэсситер подождал немного, осмотрелся вокруг и тоже повел Джерри вниз.

— Парни все сделают честно! — бормотал Джерри Грей.

— Надеюсь, во имя вашего же блага! — равнодушно ответил Лэсситер, ведя бандита по узкой лестнице. Вокруг не было видно ни души.

Через заднюю дверь они вышли из дома. Никто из людей Грея не преградил им дорогу. Никто даже не попытался выстрелить из засады.

Они вышли на соседний участок, а оттуда переулками добрались до старой лесопилки. Лэсситер зорко смотрел по сторонам. Их никто не преследовал.

За лесопилкой их уже ждали наготове Пэт и Джерихо с повозкой и с гнедым Лэсситера. Джерри Грей не проронил ни слова, когда они садились, однако взгляды, которыми он наградил женщину и старика, были достаточно красноречивы. Будь его воля, он убил бы обоих на месте!

Ехали долго. Джерихо правил, Лэсситер и Пэт беспрерывно оглядывались. Но дорога была пустынна.

Лэсситер и Пэт держались за руки. Пэт была счастлива, потому что любимый был рядом с ней. Ее прекрасные глаза сияли.

Когда на горизонте показалась вершина Блэк-Бутта, Джерихо свернул на заброшенную дорогу, почти заросшую колючим кустарником. Дорога вела к Лаланд-ранчо. Перед Гражданской войной ранчо частенько подвергалось нападению индейцев, и с тех пор стояло заброшенным. Пожары пощадили только барак для сезонных работников и большой зимний сарай.

После войны там хотел было обосноваться бывший кавалерийский офицер армии южных штатов, но и он был убит разбойниками. С тех пор ранчо стояло в запустении и пользовалось дурной славой.

Джерихо знал обо всех историях, поскольку был родом из этих мест. Река Прейс-Крик протекала всего в полмили отсюда, десятью милями южнее впадая в Грин-Ривер. На лодке, даже если плыть без весел по течению, до дома паромщика можно добраться не более чем за пять часов. Вот уже два года, как в Грин-Ривере через реку построили мост, поэтому паром пришел в упадок, и на реке тоже было тихо.

Джерихо прямиком направил лошадей к большому сараю, чтобы повозка никому постороннему не бросилась в глаза. Все вылезли из повозки. Пока Джерихо возился с лошадьми, Лэсситер и Пэт повели Джерри Грея к бараку, перегороженному внутри на два спальных и четыре рабочих помещения.

Они заперли Джерри Грея в каморке без окон. Лэсситер нашел табуретку и ее ножкой подпер дверь. Он не испытывал ни малейшего желания сторожить Грея всю ночь. Во время поездки Пэт сидела, плотно прижавшись к нему, и ее тело и запах волос настроили его совсем на другой лад…

В доме имелась маленькая кухня. Джерихо нарубил дров, растопил печь. Пэт приготовила ужин: рис с говядиной и бобами. Не забыла она захватить и несколько бутылок красного вина.

Джерри Грей тоже получил еду и вино. После второго стакана язык его стал заплетаться. Лэсситер отвел его обратно в каморку, снова крепко запер. Джерихо после ужина разморило, и он исчез в одной из комнат. Наконец-то Лэсситер и Пэт оказались вдвоем. Они так долго ждали этой минуты!

Они выпили еще по стаканчику вина. Потом Лэсситер, горя от нетерпения, задул свечу и повел Пэт в пустую комнату, где она приготовила постель. В доме воцарилась тьма.

Они остановились на пороге и обнялись. Лэсситер стал раздевать ее, осыпая поцелуями ее шею и грудь, медленно опускаясь перед ней на колени.

Потом, подняв Пэт на руки, он отнес ее на постель.

Она то стонала, то вскрикивала, доводимая им до вершин наслаждения…

Когда, наконец, крепко обнявшись, они уснули, в спальне было совсем светло.

Проснувшись, Лэсситер испуганно вскочил и схватил часы. Он ни в коем случае не хотел опаздывать на свидание у старого парома.

Нельзя было терять ни минуты!

Джерихо чем-то громыхал под окном. Лэсситер улыбнулся и высунул голову в окно.

— Все в порядке! Через десять минут мы будем в сборе, — крикнул он старику.

Джерихо что-то пробурчал себе под нос и вошел в дом. Перед дверью лежали старые доски. Наверное, он нарочно гремел ими, пытаясь разбудить любовников.

Пэт подошла сзади, прижалась своим теплым телом к его спине.

Лэсситер повернулся и обнял Пэт

— Джерихо проявляет нетерпение!

— О небо! Который час?

Джерихо с шумом топал по дому. Пэт испуганно оглянулась и бросилась одеваться. Лэсситер с вещами под мышкой вышел к поилке для лошадей. К нему подошел Джерихо.

— Лодка готова! — сообщил старик. — Но на севере прошли дожди. Поэтому против течения вернуться сюда по реке будет невозможно.

— Поэтому я спущусь ниже по течению и сойду на берег за большой петлей на реке. На каком-нибудь ранчо я достану лошадь и вернусь верхом.

Старик немного помолчал, наблюдая, как Лэсситер обливал себя водой. -…Но Пэт это не очень-то понравится, — проговорил он наконец.

— Может, я отправлюсь прямо к черту в пасть, — ответил Лэсситер. — Ты уж береги ее здесь…

— Можете на меня положиться1

— Я доверяю тебе, как самому себе!

Старик улыбнулся и направился к дому. С тех пор как Лэсситер познакомился с ним, это был второй, или по крайней мере третий раз, когда Джерихо проявлял какие-то эмоции.

Когда Лэсситер надевал рубашку, тихо подошла Пэт.

— Что ты такое ему сказал, — спросила она с улыбкой. — Таким я его еще никогда не видела!

Лэсситер покачал головой.

— О чем ты?

Она посерьезнела.

— Я хочу спросить: мы поедем в экипаже?

— Я повезу Грея на лодке! Один!

В ее глазах отразился испуг.

— А ты останешься с Джерихо здесь! Сейчас не до развлечений! У такого типа, как Джерри Грей, выудить сто тысяч! Это не шутка! Завтра я буду здесь.

— Лэсситер! Давай больше не расставаться!

— Всего два дня! Разве это разлука?

— Я поеду с тобой!

— Это чересчур опасно! Более того! Дело может лопнуть, если они заметят, что со мной женщина. И потом, я не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится.

— Я ничего не боюсь, когда ты со мной рядом!

Джерихо тоже поддержал Лэсситера, и Пэт в конце концов пришлось отказаться от мысли сопровождать его. Потом Пэт и Джерихо проводили Лэсситера до реки и когда лодка отчалила от берега, она в слезах отвернулась. Старик заботливо положил руку на ее плечо. Быстрое течение понесло лодку, и прибрежные ивы заслонили провожающих.

Лэсситер держал лодку в середине реки, стараясь избегать мели и использовать силу течения. Джерри Грей молчал угрюмо.

Когда лодка вышла из устья реки Прейс-Крик на Грин-Ривер, Лэсситер снова направил ее на середину, и течение стрелой понесло утлое суденышко к назначенному месту встречи. На Грин-Ривере было половодье, и река затопила прибрежные деревья и кусты.

Они добрались до старого парома раньше, чем ожидалось. Последнюю милю Лэсситер плыл среди стоящих в воде деревьев, используя нависшие над водой ивы как укрытие. Наконец он остановился под деревом на расстоянии брошенного рукой камня от домика паромщика. Вода в последние дни высоко поднялась, затопив старую баржу, с незапамятных времен лежавшую на берегу. Из воды торчала лишь ее корма.

Насколько хватало глаз, не было видно ни души.

Лэсситер одной рукой держался за весло, а другой прижимал винчестер к затылку Джерри Грея. Не было слышно ни шороха.

— Надеюсь, ваши люди не станут нас обманывать! -нарушил молчание Лэсситер, когда на его часах было уже четыре. Солнце начинало клониться к закату.

— Может, мне позвать! Наверно, нас просто не видят!

Лэсситер поднял винчестер вверх и выстрелил. Грохот спугнул только стаю птиц. Снова воцарилась гнетущая тишина.

Ровно в пять Лэсситер уже хотел было оттолкнуть лодку от дерева. Неожиданно из-за дома паромщика показался всадник и направил лошадь к реке. Это был здоровенный белобрысый бандит. Фентон Трумен!

Лодка закачалась: Джерри Грей от нетерпения заерзал на месте. Лицо его раскраснелось от волнения.

Но всадник еще не заметил лодки.

— Позовите его — сказал Лэсситер. — Если деньги при нем, пусть подъедет. Иначе может катиться ко всем чертям!

— Фентон! — крикнул Джерри Грей, сложив ладони рупором.

Бандит поднял голову и увидел их.

— Я здесь! — крикнул Джерри Грей и возбужденно замахал руками. — Иди сюда!

Лэсситер ткнул дуло винтовки ему в затылок.

— Если только сто тысяч при нем!

— Ты привез с собой деньги, Фентон?

Белобрысый бандит пришпорил коня. Он ехал по мокрому береговому песку и остановился в десяти ярдах от дерева.

— Бросай деньги в лодку! — потребовал Лэсситер. — Когда я их сосчитаю, Грей сможет покинуть лодку.

Не говоря ни слова, бандит бросил в ноги Джерри Грею сумку с деньгами.

— До свидания, — сказал Лэсситер.

Фентон Трумен посмотрел на него вялым взглядом, повернул лошадь и поскакал обратно.

Джерри Грей нагнулся и открыл сумку, набитую купюрами. Он повернулся и протянул сумку Лэсситеру.

— Здесь точно сто тысяч долларов! Сразу видно. И вес похожий. Вот!

Он положил сумку к ногам Лэсситера и хотел было встать. Но Лэсситер поднес винчестер ему под нос, так что Грей застыл на месте.

— Мы выполнили свою часть сделки, Лэсситер! -обиженно произнес он хриплым голосом.

— Я же сказал, что должен пересчитать деньги.

— Проклятье!..

Взгляд Лэсситера заставил его прикусить язык. Откинувшись назад, Грей стал смотреть на берег.

Фентон Трумен скрылся за домом паромщика, а Лэсситер, оттолкнув лодку от берега, направил ее на середину реки.

— Лэсситер, я протестую! Это — нарушение договоренности! — задыхаясь от бешенства, выдавил из себя Джерри Грей.

Вся команда Грея собралась у дома паромщика. Бандиты никак не рассчитывали, что Лэсситер приплывет на лодке. Река в этом месте была шириной почти в триста ярдов. Достаточно было подгрести к противоположному берегу, чтобы оставить бандитов с носом. Но на той стороне реки тянулся густой лес: никаких признаков человеческого жилья! Ранчо имелись только на юге, за двумя большими петлями реки.

Планы, которые строил Трумен с командой в надежде перехватить Лэсситера, убить и забрать деньги обратно, оказались тщетными.

Бандиты растерянно толпились на берегу, около старого дома, и злобно провожали взглядом лодку, бессильные что-либо сделать. А лодка неслась по течению на юг, растворяясь в вечерних сумерках.

Лэсситер предполагал, что команда Грея на лошадях будет преследовать их вдоль берега.

Поэтому при первом же изгибе реки он отвел лодку к другому берегу, и, отложив винчестер, пересчитал деньги. Все точно! Сто тысяч!

Внушительная сумма, если учесть, что какой-нибудь ковбой или даже шериф вынужден жить на двадцать пять долларов в месяц.

За излучиной реки Лэсситер нашел пологое местечко на берегу и уткнул лодку носом в песок. Давно уже наступила темная ночь.

— Теперь можете сматываться, Грей! — сказал Лэсситер. — Но я вас предупреждаю!..

— Мы не станем вас преследовать! — заверил Джерри.

— Я не это имею в виду! Я говорю о ранчо у Блэк-Бутта. Вы можете, как и раньше, разводить там скот, но, предупреждаю, не давайте больше убежища таким типам, как Фикс Кэссиди или Рой Джордж. Как бы ни было выгодно подобное предприятие. В конце концов, опять придется платить.

— Я могу идти?

— Да!

Джерри Грей вылез из лодки и через секунду растаял в темноте.

Лэсситер оттолкнулся от берега, выгреб на середину и пустил лодку по течению. Широкая, ленивая и гладкая, как зеркало, река несла свои воды на юг.

Скрывшись за деревьями, Джерри Грей остановился и провожал злобным взглядом лодку до тех пор, пока ее не поглотила тьма. До его слуха доносились только отдаленные удары весел по воде.

Грей понимал, что бессмысленно надеяться на встречу со своими людьми. Он сел на берегу и стал ждать утра.

Была уже полночь, когда раздался топот копыт, а некоторое время спустя он разглядел силуэты всадников.

Грей вскочил, словно ужаленный.

— Фентон! Здесь! Здесь я! — закричал он, срываясь на хрип. Всадники пришпорили коней.

Он знал! На его людей можно положиться. Слепец! Теперь Лэсситеру не удастся так легко уйти. Грей не отступится от своих планов. Причем вернуть деньги — не самое главное. Он должен расправиться с этим негодяем. С тех пор как Грей вылез из лодки, он ни о чем другом и не помышлял.

Перескакивая через корни деревьев, он бросился навстречу всадникам, не переставая кричать: «Здесь я! Здесь!»

Потом он наткнулся на лошадь Фентона Трумена. Верзила соскочил на землю: оба чуть не бросились в объятия друг другу. Остальные всадники тоже спешились и обступили их.

— Мерзавец!.. -мрачно выдавил из себя Джерри Грей. — Уплыл с деньгами! Но я буду последним дерьмом, если не достану его! Клянусь, что я все-таки сверну ему шею.

Он тяжело и порывисто дышал, ему не хватало воздуха от бессильной ярости.

— Мы никак не рассчитывали на то, что он приплывет по реке, — признался Фентон Трумен. — Только на дороге мы устроили целых две западни. И у дома паромщика. Он бы точно от нас не ушел! Откуда вы приплыли?

— Лоланд-ранчо! Эта мерзавка Херст со своим управляющим ждала в экипаже за лесопилкой. Они привезли меня на Лоланд-ранчо. Оттуда мы плыли сюда на лодке.

— Ах, эта чертовка Херст! Я догадывался, что она заодно с негодяем! Ей это так легко не сойдет с рук. Она все еще на Лоланд-ранчо? -спросил Фентон Трумен.

— Не имею понятия! — дернулся Джерри Грей.

— Вы думаете, этот подонок отважится вернуться в Грин-Ривер?

— Сомневаюсь. Она встретится с ним где-нибудь на юге. Наверно, она уже уехала с ранчо, как только мы поплыли сюда.

— На юге! Черт возьми, но где именно? — задумался Фентон Трумен.

— Если Лэсситер поплывет по реке, то наверняка разобьется на водопадах возле каньона, — подал голос Лорри Стентон. — Тогда его труп вынесет потоком в Колорадо.

Так. Если Херст отправится на условленную встречу в экипаже, — размышлял Фентон Трумен, — ее конечным пунктом может быть только Хэнквилл. Тогда возникает вопрос, каким образом доберется туда на своей проклятой лодке Лэсситер?

— Он же не потащит ее на себе! В десяти милях отсюда есть ранчо, — проговорил кто-то. Пастбища тянутся до Грин-Ривера. Там он легко может достать лошадь и поехать к своей шлюхе в Хэнквилл верхом.

Воцарилось молчание. Сказанное всем представлялось убедительным. Но так ли это было на самом деле? Их, рассуждения, какими бы логичными они ни были, всего лишь предположения. Не более того.

— Если Херст в тот же час покинула Лоланд-ранчо, она могла проехать уже полпути, — заметил Фентон Трумен.

— Ты предлагаешь прямо сейчас скакать в Хэнквилл и там караулить Лэсситера? — ехидно спросил Джерри Грей.

— Вы можете предложить что-нибудь другое? — сухо ответил бандит.

— Я хочу любыми средствами получить назад деньги и свернуть шею этому негодяю! — злобствовал Джерри Грей. — Здравый смысл подсказывает мне; надо идти по следам того, кого ты хочешь настичь. А следы Лэсситера не в Хэнквилле, а здесь! — он жестом показал в сторону юга.

— Поедемте вдоль берега, пока не наткнемся на лодку! — предложил кто-то.

Джерри Грей щелкнул пальцами. — Черт возьми! Я к этому и веду! Сперва надо схватить негодяя. А с бабой-то уж мы как-нибудь рассчитаемся.

— Старайтесь не удаляться от берега, — сказал Трумен. — Джек, отдай свою лошадь боссу, а сам садись ко мне.

Группами по двое и по трое, тесно прижавшись друг к другу, мужчины ехали вдоль берега Грин-Ривера шагом, преодолевая милю за милей, пока на рассвете наконец не наткнулись на лодку. Она лежала вверх дном в прибрежных зарослях кустарника.

Бандиты окружили лодку. Джерри Грей посмотрел на Фентона Трумена.

— Теперь он сломает себе шею!

Белобрысый бандит кивнул. — Да, Лэсситер совершил явную оплошность. Нужно было обязательно утопить лодку, вот дурак!

— Мы находимся на землях Саймон-ранчо! — сказал один из парней.

Довольная усмешка появилась на губах Джерри Грея.

— О'кей, — сказал он и пустил лошадь рысью.

Метис Брикс сразу вырвался вперед. Он уже обнаружил след Лэсситера. Наконец всадники оказались на голом, поросшем травой холме, с которого открылся вид на расположенное примерно в двух милях ранчо. Из двух труб поднимался дымок. Вставало солнце.

Лорри Стентон и Джерри скакали бок о бок.

— Лэсситер бесспорно был «а ранчо, — нарушил молчание Лорри Стентон, — и купил здесь лошадь.

Джерри Грей остановился. — Значит, лошадь он себе купил. На мои деньги!

— Лошадь вместе с седлом! — добавил Лорри Стентон.

— Может быть.

— Он выигрывает у нас всего лишь один чае времени! — сказал Лорри и показал на север.

— Черт возьми, и что его так тянет на север? — проговорил Джерри Грей и стал вертеть головой, пока не встретился взглядом с Труменом. — Разве Хэнквилл, где он, по нашим предположениям, хочет встретиться с Херст, находится не на западе?

— Если смотреть отсюда, то на северо-западе! — ответил бандит.

Ехавший рысью метис снова напал на след всадника, и все рванулись вперед. След неуклонно вел их на север.

Примерно в полдень Брикс потерял след.

Ругаясь, Джерри Грей приказал остановиться.

— Ничего странного! — констатировал Фентон Трумен. — Мы ищем не там. Теперь ведь Хэнквилл к западу от нас!

Они попытались выявить следы Лэсситера на западе, но услышали винтовочный выстрел метиса. Он снова нашел след.

Все-таки на севере!

Джерри злобно уставился на Фентона Трумена. Его губы дрожали от волнения.

— Хэнквилл. Как бы не так! Эта потаскуха ждет своего дружка на Лоланд-ранчо! — проговорил он.

Грей безжалостно стегал лошадь. Его люди старались не отставать. Наконец они догнали метиса и поскакали с ним рядом. Час спустя они увидели вдалеке всадника. Это был Лэсситер.

Казалось, он заблудился. Их разделяло меньше мили. За лошадью и всадником тянулся светлый шлейф пыли.

Лэсситер не сбился с пути. Он завернул к ручью, чтобы напоить взмыленного коня. Преследователей он увидел лишь тогда, когда они были уже почти рядом.

Утесы и отроги скал давали укрытие. Когда преследователи вскинули винтовки, Лэсситер схватил поводья и хотел вместе с лошадью скрыться за скалой. Но гнедой не успел. Восемь винтовок разом выстрелили, и конь упал, сраженный всеми восемью пулями.

Лэсситер мгновенно исчез за выступом скалы.

Но скала была ненадежным укрытием, поэтому бандиты могли не торопиться. Они решили, что накрыли его. Без коня Лэсситеру не выбраться из этой скалистой глуши!

Джерри Грей оглядел свою команду. Его взгляд скользил от одного к другому, пока не остановился на Лорри Стентоне.

— Ты Лорри! — проговорил он решительно. И ты, Генри, и ты, Джек! Скачите на Лоланд-ранчо и Доставьте мне эту потаскуху в Грин-Ривер. Даже если вам придется тащить ее за волосы.

Трое тотчас же ускакали.

Джерри Грей перезарядил винчестер.

— Пришел момент, о котором я так давно мечтал! — сказал он с пафосом. — Теперь-то уж мы прикончим мерзавца!

Составив широкую цепь, бандиты стали спускаться по крутому склону холма. Пыль стояла столбом.

Но Лэсситер исчез, как сквозь землю провалился! Все не сводили глаз с выступа скалы, за которой он скрылся, но там не было ни души.

Только мертвая лошадь лежала у ручья в лучах яркого солнца.

Глава 10

Лэсситер прекрасно понимал, что если бандиты его схватят, то уж точно убьют и заберут деньги. Среди этих проклятых скал нигде не было подходящего укрытия. Если даже ему удастся прикончить Джерри Грея, то из-за ста тысяч долларов остальные головорезы все равно не оставят его в покое.

Солнце стояло в самом зените. Стало быть, до вечера еще далеко. Где бы укрыться до наступления темноты?

Лэсситер осмотрелся, потом пригнулся и побежал в слабой надежде затеряться среди хаоса скал.

Он старался найти такое место, где его не смогли бы окружить. Если придется вести круговую оборону, ему конец!

О, чудо! Когда он спрыгнул с одной из скал, его взгляд случайно упал на широкий лаз. Пещера! Он подтянулся и забросил туда флягу с водой, седельную сумку, мешок со ста тысячами долларов и винчестер, после чего полез сам. Пришлось карабкаться до входа в пещеру примерно десять футов. При этом он мог держать в поле зрения бандитов, которые ползали между скал, заглядывая во все расщелины. Они были уверены, что Лэсситер где-то рядом! Заметили его лишь тогда, когда он добрался до пещеры и вкатился в нее.

Местность огласилась диким ревом. Преследователи открыли огонь, хотя видеть его уже не могли. По всей вероятности, они надеялись попасть в него рикошетом.

Лэсситер бросился на землю и затаился. Пули свистели над его головой, ударяясь о скалу, и разлетались в разные стороны. Хорошо еще, что через несколько минут они прекратили обстрел. Он не получил ни царапины.

Воцарилась тишина.

Лэсситер осторожно подполз к выходу и высунул голову.

Бандиты рассредоточились вокруг всего массива скал, побоявшись, что выход из пещеры может быть и с другой стороны.

Лэсситер не падал духом, надеясь под покровом ночи вырваться из этой западни. Солнце уже клонилось к закату.

— Лэсситер, — раздался некоторое время спустя голос Джерри Грея. — Сдавайся! У тебя нет шанса!

Но Лэсситер молчал.

— Лэсситер! Трое моих людей отправляются на Лоланд-ранчо, за Патрицией Херст! Если ты не выйдешь добровольно, потаскухе несдобровать!

Лэсситер понимал, что Грей не шутит, но он полагался на Джерихо, надеясь, что тот увезет Пэт в безопасное место.

Через два дня парни доставят ее сюда! — крикнул Джерри Грей. — Тогда ты сможешь полюбоваться на нее. Ребятки так соскучились по женскому телу! Не тяни время! Предлагаю компромисс: бросай деньги вниз, мы испаримся и оставим в покое тебя с твоей подружкой.

— Заткни пасть, иначе я сожгу деньги! — крикнул Лэсситер.

Наступила тишина.

— Если ты это сделаешь, Лэсситер, мы подтянем Пэт Херст к тебе наверх. С веревкой на шее! Неприятная мысль, а? — издевался над ним Грей.

Лэсситер попытался разглядеть Джерри Грея из своего укрытия, но ему не удалось это. О том чтобы пристрелить его отсюда, не могло быть и речи.

— Послушай еще раз, я предлагаю, Лэсситер! — некоторое время спустя снова послышался голос Грея. — Бросай деньги вниз, и мы уезжаем. Я также верну тех, кто поехал на Лоланд-ранчо.

— Мне нужно время подумать! — ответил Лэсситер.

— Черт возьми, ну уж нет! Твое положение безнадежно. Когда мои люди приведут твою подружку, мы устроим тебе праздник! Если ты будешь упорствовать, мы возьмем тебя измором. Ты подохнешь с голоду! Бросай деньги вниз! Я даю тебе ровно одну минуту. После чего можешь считать, что я тебе ничего не предлагал.

Из своей пещеры Лэсситер увидел одного из парней. Тот сидел за невысокой скалой и как раз решил сменить позу, высунув левое плечо и ногу. Лэсситер прицелился в сапог и спустил курок. Парень вскрикнул и тотчас же исчез.

Его крик потонул в шуме револьверных и винтовочных выстрелов.

Лэсситер был вынужден снова прижаться к земле. Однако стрельба так же внезапно кончилась, как и началась. Опять наступила тишина.

На закате бандиты предприняли попытку атаки. Трое парней стали подниматься по крутому склону.

Высунув голову из своего убежища, Лэсситер выстрелил. Первый парень, которому пуля попала в колено, скатился вниз по откосу. Лэсситер вывел из строя еще одного. Третий успел спрятаться за большим валуном. Но тут Лэсситер вынужден был снова спрятаться: пули, как дождь, падали возле него на землю… Первоначально отряд состоял из двенадцати человек. Троих Джерри отправил на Лоланд-ранчо, еще троих Лэсситер ранил, причем двоих тяжело.

— Лэсситер, проклятый подонок! — орал Джерри Грей. — Мы знаем, что ты ждешь не дождешься темноты. Но не надейся, что тебе удастся уйти: мы хорошенько накормим тебя свинцом, уж будь уверен!

Лэсситер молчал: пусть Грей болтает, если ему хочется.

Между тем приближалась ночь. В расщелине двух скал бандиты развели костер. Невдалеке слышалось ржание лошадей. Лэсситер не мог установить, сколько человек сидело вокруг огня и сколько охраняло вход в его пещеру.

Когда в полночь Лэсситер решился действовать, он отдавал себе отчет, что идет на риск. Было ясно, что прорваться он сможет только в том случае, если застанет их врасплох.

Ему удалось бесшумно выбраться из пещеры и даже доползти до края скалы. Не теряя времени, он спрыгнул вниз. Револьвер в кобуре, седельная сумка на плече, фляга с водой, винчестер и торба с деньгами под мышкой; он бросился в темноту, в пропасть, сжимая в руках свой охотничий нож. Он прыгнул точно на то место, которое облюбовал и запомнил еще днем. Перебежками он добрался до скалы, у которой в засаде, как ни странно, никого не было.

Еще когда Лэсситер только собирался прыгать, он услышал, как кругом повскакивали люди и, едва он добежал до скалы, раздались крики и выстрелы.

Его заметил один из парней. Лэсситер увидел между скал фигуру, которая неслась прямо на него. Лэсситер пригнулся и метнул нож. Парень свалился, не издав ни звука. Одним прыжком Лэсситер оказался с ним, и, вытащив нож, пробежал три шага вперед; потом снова пригнулся под нависшей скалой и попытался затаиться. Но его успели засечь.

— Да вот же он! Вот он, гад! -орали со всех сторон, стараясь перекричать друг друга.

Загремели выстрелы. Казалось, десятки молний осветили окрестности, заставив задрожать скалы. Во всяком случае, так показалось Лэсситеру.

Он подождал, когда прекратятся выстрелы. Ему явственно послышался голос Джерри Грея. Он отдавал приказы визгливым и возбужденным голосом, предлагая людям рассредоточиться.

Лэсситер выпрямился. Сделав всего один шаг, он натолкнулся на огромного парня. Он опешил, впрочем, как и парень из компании Джерри Грея, но Лэсситер все же успел отреагировать раньше, ударив великана ножом в сердце и тут же отскочив в сторону.

Лэсситер побежал дальше, к едва различимому в темноте отвесному склону. Резкий крик заставил его остановиться. Кто-то кричал. Что кричали, он не мог разобрать. Снова загрохотали выстрелы. Ему нужна была лошадь. Позарез!

Это поняли и бандиты. Выяснив, что ему удалось преодолеть их заслоны, они собрались около лошадей, в надежде перехватить его там.

Лэсситер крепко выругался, засунул нож за голенище, перекинул свои вещи через левое плечо. Затем, прижав к бедру приклад винчестера, он, пригнувшись, стал подкрадываться к огню.

Как ни странно, Лэсситер не заметил возле костра ни одного человека. Только лошади стояли рядком в стороне от костра, привязанные к веревке, натянутой между двух деревьев.

Отсутствие кого бы то ни было возле огня было явным признаком того, что все уже были в условленном месте, ожидая его появления.

Он подполз ближе к огню, но все еще не высовывался из-за скалы: в десяти шагах стояло одно из деревьев, к которому была привязана веревка. Лэсситер взял нож, размахнулся, прицеливаясь, и резким движением метнул его вперед. Клинок вонзился в дерево и перерезал веревку, тут же упавшую на землю.

Лошади были свободны. Вскочив, он издал пронзительный крик пумы. Животные отреагировали на крик, как на удар хлыста. В ужасе и дикой панике они рванули в разные стороны. Остальное уже было делом техники! Одним прыжком он настиг и схватил за гриву одну из перепуганных лошадей. Еще два-три приема — и Лэсситер оказался в седле.

Раздались выстрелы, позади себя он слышал проклятия и злобные крики. Но вскоре топот копыт взбесившихся лошадей поглотил все остальные звуки.

Это была бешеная скачка в ночи. Когда Лэсситер первый раз обернулся, костра уже не было видно. Он также не слышал, чтобы кто-то стрелял. Кромешная тьма была сзади и впереди него.

Поначалу Лэсситер то и дело издавал звуки, как нападающая пума. Он хотел, чтобы лошади разбежались как можно дальше, чтобы на следующий день Джерри Грей и его люди не нашли их. Вскоре силы животных стали угасать. Конь, который оказался под Лэсситером, все еще спотыкался и бежал все медленнее и медленнее, наконец перейдя на шаг.

В темноте трудно было различить, сколько лошадей увязалось за ним. Лишь когда забрезжил рассвет, Лэсситер увидел, что за его гнедым следуют еще три лошади.

Всю ночь он скакал на север, определив путь по звездам. Только горная гряда, преградившая дорогу, заставила его повернуть на запад. Когда взошло солнце, он остановился и соскочил с лошади. Животные вконец выбились из сил. Необходимо было сделать привал.

Был полдень, когда Лэсситер продолжил путь. Он взял с собой всех лошадей; пересаживаясь с одной на другую, он выигрывал время.

Он постоянно думал о тех трех парнях, которых Джерри Грей послал на Лоланд-ранчо. Старый Джерихо, конечно, не подведет. Но его возраст давал о себе знать.

Лэсситер менял лошадей каждые два часа, проезжая так милю за милей. Он оставлял следы, но у него не было времени их запутывать. Тем более Джерри Грей и люди его команды и так знали, куда он стремится.

Через два дня, на рассвете, он подъехал к Лоланд-ранчо.

Он сразу же направился в зимний сарай. Ни его гнедого, ни коляски не было. Вместо них стояли три чужих лошади.

Это показалось ему добрым знаком. Видно, старик был начеку и успел покинуть ранчо до приезда бандитов.

Когда Лэсситер с винчестером в руке вышел из сарая, взошло солнце. Дом был погружен в безмолвие. Лэсситер решил было войти в дом и поднять парней с постелей. Но неожиданно дверь сама распахнулась и высокий полуголый мужчина направился к бочке с водой, стоящей в глубине двора. Он не заметил Лэсситера. По пояс голый, в брюках, заправленных в сапоги, и разумеется с револьвером на поясе, он подошел к бочке и стал умываться.

Лэсситер медленно приближался. Лишь двадцать шагов разделяло их, когда мужчина наконец увидел его. Опершись о край бочки он, остолбенев, уставился на Лэсситера.

Это был Лорри Стентон, но его имени Лэсситер не знал.

— Привет! — проговорил Лэсситер. — А вот и я! Не ждали?

Лорри Стентон не мог произнести ни слова.

Лэсситер засмеялся.

— Я и сам удивляюсь. Можешь мне поверить.

Лорри Стентон несколько раз показал рукой на дом.

— Женщина у нас! — произнес он. — Так что тебе не мешало бы проявить осторожность. Я предупреждаю!

— Не ври! Когда вы сюда приехали, Патриции Херст и старика уже не было. — Лэсситер поднял винчестер и прицелился Стентону в голову. — А ну-ка, дружок, побыстрей сбрось с себя этот поясок!

Однако Лорри Стентон был не из тех людей, что легко откидывают лапки. Даже из самых безвыходных ситуаций он всегда находил выход. Во всяком случае, до сих пор. В окружении Джерри Грея он считался самым шустрым. Зная это, многие относились к нему с уважением, несмотря на его бахвальство. До сих пор он всегда полагался на быстроту реакции. Иначе его давно бы уже не было в живых. Лорри Стентон, несомненно, принадлежал к тем немногим, кто в доли секунды могут вытащить кольт, прицелиться да еще попасть в цель быстрее противника.

Даже перед Лэсситером он был не намерен отступать. Поэтому и схватился за револьвер. Это было необыкновенно ловкое и быстрое движение. Но тягаться с Лэсситером было бесполезно.

Он выстрелил не из винчестера, который, держа левой рукой, направил на Стентона. Он тоже схватился за револьвер. В тот же самый момент, что и Лорри. Раздался выстрел. Лорри Стентон, покачнувшись, застыл на месте, уставившись на Лэсситера с каким-то странным смущением и удивлением. Револьвер выскользнул у него из рук и упал в бочонок, так что заплескалась вода. Потом Стентон повалился, как столб, с грохотом ударившись головой о стенку бочки.

Пуля Лэсситера поразила его прямо в сердце.

В доме поднялся переполох. Спутники Лорри Стентона — Джек Филд и Генри — выскочили во двор, также полуодетые, но с револьверами в руках, и открыли беспорядочную пальбу.

Лэсситер выстрелил из винтовки и револьвера одновременно. Оба парня бежали прямо на него и вдруг остановились. Мгновение спустя Лэсситер подошел сначала к одному, потом к другому. Оба были мертвы.

Он вошел в дом, осмотрел комнаты. Ни души! Выйдя во двор, Лэсситер увидел, как с севера к ранчо в бешеном темпе несется повозка. Сердце его радостно екнуло — он узнал сидящих в повозке. Это были Пэт и Джерихо. Они услышали выстрелы и сразу же поняли, кто вернулся.

Лэсситер поспешил навстречу. Старик остановил лошадей рядом с ним. Пэт открыла полог, спрыгнула на землю и бросилась Лэсситеру на шею.

Она смеялась и плакала от счастья.

Глава 11

Когда люди из отряда Джерри Грея стали приближаться к ранчо, рассказала Пэт, Джерихо запряг лошадей и спешно уехал с ней к реке Прейс-Крик. Там они спрятались в прибрежной чаще. На рассвете они решили перебраться в горы, откуда было удобнее наблюдать за ранчо.

Когда раздались выстрелы, ни у Пэт, ни у Джерихо не возникло сомнений. Обоим сразу стало ясно — вернулся Лэсситер.

А Лэсситер поведал обоим о своих приключениях. Пэт не спускала с него глаз. Его рассказ был предельно краток, словно речь шла о самых обыкновенных вещах. Но Пэт знала, что Лэсситеру каждую минуту грозила гибель: Пэт не просто любила Лэсситера. Она его боготворила!

Миссия Лэсситера в Грин-Ривере заканчивалась. Он заполучил и Фикса Кэссиди, и деньги. Правда, еще оставалось ранчо на Блэк-Бутте. И — Рой Джордж, из-за которого Пэт приехала в Грин-Ривер. И Лэсситер должен был ей помочь.

К тому же, он не верил, что Джерри Грей откажется от такого прибыльного предприятия, как ранчо. Надо было дать понять «гостям» Джерри Грея, что ранчо у Блэк-Бутта теперь уже не самая надежная обитель для таких, как они.

По этим причинам он собирался снова посетить ранчо и захватить Роя Джорджа, что, в свою очередь, заставит таких, как Джонни Ринго и Фицджеральд, собрать пожитки и смыться из здешних мест.

Лэсситер намеревался доставить Роя Джорджа в Дрэджертаун, забрать Фикса Кэссиди и с обоими бандитами и с деньгами доехать на почтовой карете до железной дороги. Оттуда можно было отправиться на поезде в Теннеси.

Итак, его цель — ранчо у Блэк-Бутта. Правда, придется взять с собой Пэт и верного Джерихо. Не мог же он бросить их на произвол судьбы! Тем более что возвращаться в старый отель в Грин-Ривере им было нельзя.

Уже через два часа они спешно покинули Лоланд-ранчо. Экипаж держал путь на север. Гнедой Лэсситера на привязи бежал сзади.

Белая шапка Блэк-Бутта уже показалась на горизонте, и Пэт предложила Лэсситеру снова спрятаться в ящике для поклажи; было решено, что Джерихо станет изображать возницу, а Пэт — выдаст себя за родственницу Роя Джорджа — без этого было бы трудно миновать многочисленные оцепления и обеспечить Лэсситеру возможность внезапного появления на ранчо. Узкая проезжая дорога поднималась вверх, на плато.

Джерихо пустил лошадей шагом, и Лэсситер с заднего сиденья смог перелезть в ящик.

— Как только все вокруг успокоится и тебе можно будет вылезти, я постучу три раза, — сказала Пэт. В случае опасности я постучу один раз!

Лэсситер поцеловал ее в губы и исчез в тесном ящике. Пэт заперла крышку.

Пэт держала при себе тяжелый сорокапятидюймовый револьвер мужа. Приближался час расплаты. Когда она об этом думала, слезы выступали у нее на глазах. Пэт любила своего мужа, а этот бандит убил его из-за нескольких сотен долларов! Пэт, узнав тогда, что произошло той ночью в конторе ее мужа, поклялась на его могиле, что непременно отомстит Рою Джорджу.

Сначала она хотела высказать ему прямо, кто она такая, а потом выстрелить в лицо. Лэсситер отговорил ее от такого поступка. В конце концов; они договорились, что Лэсситер передаст Роя Джорджа в руки правосудия. Но теперь, когда повозка приближалась к ранчо, она вдруг усомнилась в правоте Лэсситера и уже не знала, как поступит, оказавшись лицом к лицу с Роем Джорджем.

До ранчо было еще далеко, когда на тропинку вышли двое охранников с винтовками.

Пэт один раз постучала по ящику, чтобы предупредить Лэсситера об опасности. Джерихо натянул поводья и остановился.

Один караульный остался около лошадей, другой подошел к Пэт, перекинул оружие через плечо и сально улыбнулся:

— Хэлло, мэм! Разрешите узнать, что вас сюда привело? Нас никто не предупредил, что один из джентльменов выписал себе на ранчо такую очаровательную кошечку!

Пэт надменно взглянула на нахального типа.

— Надеюсь вы, как настоящий джентльмен, в состоянии отличить потаскуху от леди? Смотрите, как бы я вам не влепила оплеуху. Моя фамилия Джордж. Я племянница Роя Джорджа… Сам мистер Грей описал мне дорогу сюда. Я могу ехать дальше!?

Парень покраснел. Он хотел извиниться, но не находил нужных слов, поэтому показал вперед и сказал: — Проезжайте, мэм! Ди, пропусти их.

Второй охранник отошел в сторону и Джерихо дернул поводья. Пэт успела кокетливо улыбнуться второму бандиту.

В воротах ранчо был шлагбаум. Часовой с винтовкой в руках облокотился на него и со скучающим видом смотрел на приближающийся экипаж. Когда повозка подъехала к воротам, второй часовой подошел к шлагбауму.

— Это Мерлин! — шепнул ей Джерихо. — Джекоб Мерлин считает, что ни одна женщина не может ему отказать.

Пэт едва заметно кивнула и снова один раз стукнула по ящику. При этом она смотрела на дугу ворот, увенчанную парой бычьих рогов. Во дворе ранчо показались люди. Пэт напряженно высматривала среди них Роя Джорджа. Она никогда с ним не встречалась, но у нее имелись почти все газетные фотографии и листовки о его розыске с описанием примет, так что она была уверена, что узнает его.

Джерихо остановил лошадей перед шлагбаумом. Мерлин подошел к экипажу, ухмыляясь, как неотразимый сердцеед. Он галантно приподнял шляпу, затем облокотился о край коляски.

— Мэм, рад с вами познакомиться. Позвольте узнать, с кем имею честь и чем могу быть полезен?

— Вы мистер Мерлин?

— Точно так. Мы знакомы?

— К сожалению, не имею удовольствия быть с вами знакомой, — проговорила Пэт, делая вид, что находится под впечатлением от его внешности, — но много слышала о вас. К тому же мистер Грей мне вас описал. Я Пэт Джордж. Не дочь, а племянница Роя Джорджа. Возможно, он не захочет меня видеть, но у меня для него важное сообщение. Может быть, вы мне поможете?

— Откуда вы знаете, что он здесь?

— От мистера Грея. Он мне и дорогу сюда описал.

Мерлин осмотрел экипаж, мельком взглянул на гнедого и снова обратился к Пэт.

— Ну что ж! Только как нам все это получше устроить? Может, мне с ним сперва поговорить? Что ему передать?

— Ах! — Пэт кокетливо закатила глаза. — Мне хочется сделать ему сюрприз. Скажите мне, где его найти.

Мерлин встал на подножку.

— Открывай! — закричал он дежурному.

Парень аккуратно прислонил винтовку к столбу, чтобы освободить себе руки. Пэт бросила на Мерлина страстный многообещающий взгляд.

— Я здесь смогу переночевать? Я не договорилась об этом с мистером Греем.

— Принимать гостей для нас привычное дело, мэм! — важно ответил Мерлин, предчувствуя развлечение.

Шлагбаум поднялся. Джерихо тронул лошадей.

— Поезжай к главному зданию, — приказал Мерлин старику и опять повернулся к Пэт, которая, улыбаясь, демонстрировала ямочки на щеках и стреляла глазами.

Джерихо направил лошадей к главному дому ранчо. Пэт изучала обстановку. Только что она видела нескольких человек у входа. Теперь всех словно ветром сдуло.

Мерлин спрыгнул с подножки, когда Джерихо остановил лошадей и галантно распахнул перед Пэт дверцу. Пэт вышла из экипажа и прошла за бандитом по лестнице наверх.

Джерихо растерянно смотрел ей вслед. Что с ней? Уж не забыла ли она совсем Лэсситера? Видимо, он так и будет сидеть в ящике, пока не постучат три раза. Его терзали сомнения, постучать или нет? Но они ведь договорились стучать, когда будет подходящая ситуация. Так что же, теперь она подходящая или нет?

Пэт последовала за Мерлином в дом. В холле сидели двое мужчин и играли в кости. Это без сомнения была охрана. Они прервали игру и изумленно посмотрели на Пэт. Она, улыбаясь, проплыла мимо, умопомрачительно покачивая бедрами. Один из охранников восхищенно присвистнул. Одарив его нежным взглядом, Пэт взяла под руку Мерлина, который самодовольно ухмыльнулся.

— В это время наши гости отдыхают в своих комнатах, — объяснил он ей. В ответ Пэт понимающе кивнула.

На верхнем этаже все выглядело, как в обычном отеле. На дверях были латунные таблички с номерами. Мерлин остановился у седьмого номера и указал на дверь.

— Не стучите. Входите запросто.

Она благодарно улыбнулась своей подкупающей улыбкой.

— Мы увидимся позже. Позаботьтесь, пожалуйста, о моем ночлеге.

— Разумеется, мэм! — сказал он и изобразил поклон, не отрывая взгляд от ее груди, которая просвечивала сквозь тонкую блузку.

— Я… — она скромно опустила ресницы. — Возможно, я останусь не несколько дней.

— Я к вашим услугам, мэм!

Пэт решительно выпрямилась, взялась за ручку, открыла дверь и вошла.

Она оказалась в скупо обставленном помещении. Клубы дыма висели в воздухе. У стены стояла кровать, перед окном — стол и стул. Напротив кровати стояла чугунка, а перед ней — диван, на котором лежал седой человек и дремал, но при ее появлении он тотчас открыл глаза.

Это был Рой Джордж. Пэт нисколько не сомневалась. Тем не менее, закрывая за собой дверь, Пэт спросила: «Вы мистер Рой Джордж?»

Рой Джордж смерил ее взглядом с головы до ног.

— Да, он самый! Кто вас послал? Кто вы такая? Неужто это уже сюрприз ко дню рождения? Но мне еще только через два месяца исполнится…

Рой Джордж тоже принял ее за проститутку. Но она быстро отрезвила его, вытащив револьвер и наставив на него, так что тот лишился дара речи.

— Меня зовут Патриция Херст. Я из Техаса, из Сан-Антонио, — проговорила она. Надеюсь, вам что-нибудь говорит мое имя?

Рой Джордж растерянно моргал и, приподнявшись на локтях, закашлялся.

— Херст? Херст? Что-то не припомню, мэм? — пролепетал он.

Негодяю даже память отшибло! Ей пришлось взять себя в руки.

— Я жена шерифа, застреленного вами в его конторе в Сан-Антонио, когда вы освободили преступника, за голову которого через пару недель в Далласе получили премию в две тысячи долларов.

Рой Джордж помрачнел. Теперь Пэт убедилась, что он действительно вспомнил.

— Как вы попали на ранчо? — спросил он хриплым голосом.

— Это уже не имеет значения! Вставайте и пойдемте со мной, иначе я спущу курок.

Седой старик пристально посмотрел ей в глаза.

Он был безоружен. Револьвер лежал на столе. Винтовка висела у изголовья кровати.

— Вы не поняли?..

Рой Джордж спустил ноги с дивана и сел.

— Если здесь раздастся хоть один выстрел, начнется черт знает что, мэм!

И тут Пэт выстрелила! Старый бандит закричал от боли. Она выстрелила не наугад, а целясь ему в правую руку. Теперь рукав повис клочьями, и кровь капала на штаны и на диван. Старик упал на живот, прикрывая рану левой рукой. Пуля ободрала ему только кожу и застряла в спинке дивана.

Дверь распахнулась: на пороге стоял Мерлин. За его спиной находились еще двое головорезов. Пэт направила револьвер в грудь Мерлина. — Закрыть дверь! — потребовала она.

Мерлин подчинился и захлопнул дверь. Тем не менее Пэт выстрелила. Свинец врезался в дверь, так что доски затрещали.

Рой Джордж, казалось, окаменел, растерянно наблюдая за действиями женщины.

Пэт приказала:

— Пошли! Мы покидаем ранчо. Скажите охранникам, чтобы они не вмешивались, иначе я вас прикончу.

Он тяжело поднялся. Пэт подтолкнула его револьвером к двери, он открыл ее, и они вышли из комнаты.

В коридоре стоял Мерлин, с ним еще пять человек. Они в изумлении наблюдали за странной парочкой.

— Уберите своих людей, Мерлин! — потребовала Пэт. Перед домом ждет карета. Мы сядем и тихо уедем. Если раздастся хоть один выстрел, я спущу курок.

Старик глубоко вздохнул.

— Мерлин! Я не понимаю, что происходит. Какая-то бессмыслица! Она постоянно тычет мне револьвером в спину. Я предлагаю пока ей подчиниться. Она же не Лэсситер, который похитил Фикса Кэссиди?

— Хорошо! — проговорил Мерлин, повернулся и стал спускаться вниз по лестнице. Другие, пятясь задом, последовали за ним.

Пэт осмотрелась! Никого! Она повела Роя Джорджа к лестнице. В холле тоже не было ни души. Пэт уже видела повозку: ящик для поклажи был все еще закрыт. Джерихо сидел на козлах, держа в руках поводья и кнут.

Быстро и решительно она провела убийцу через холл. Когда Пэт выходила на веранду, она заметила, как в холле промелькнули тени. Джерихо смотрел на нее, изумленный.

Она подвела Роя Джорджа к дверце экипажа и открыла ее. Пока Рой Джордж усаживался, она три раза постучала по ящику.

Крышка мгновенно откинулась, и Лэсситер остолбенел, увидев Роя Джорджа на сиденье и револьвер в руках Пэт. Он вдруг почувствовал себя таким беспомощным рядом с этой женщиной… Когда он отвязал гнедого и вскочил в седло, лошади тронулись, и Джерихо направил их к воротам.

Охранник поднял шлагбаум, однако оценил ситуацию лишь после того, как заметил револьвер в руках Пэт. Но повозка уже промчалась мимо. Широко раскрыв рот, он лишь посмотрел в след Лэсситеру.

Охранники на дороге вообще не шелохнулись. Они стояли под деревом и курили. Когда карета пронеслась мимо, они только помахали Пэт. Появление всадника на коне их удивило, но они не узнали в нем Лэсситера…

Пэт явно отличилась. Джерихо, как и Лэсситер, чувствовал себя неуютно. Спустя некоторое время экипаж повернул на север. Их целью был, конечно, не Грин-Ривер, а Дрэджертаун. Вдруг Лэсситер увидел, что их преследуют: два всадника следовали за ними на приличной дистанции…

Глава 12

Только на следующий день Джерри Грей появился на своем ранчо. На Лоланд-ранчо он обнаружил троих убитых парней. Это зрелище заставило его содрогнуться — как бы не случилось еще чего пострашнее.

Потери были велики. Охота за Лэсситером стоила ему восьми человек. Из них четверо были убиты и четверо ранены. С ним оставались только Брикс, Фентон Трумен и Шарк Ролланд. Когда они остановились перед главным домом ранчо, «гости» обступили его. Впереди всех стояли Ринго и Фитджеральд. Они требовали вернуть деньги, угрожая в ближайшие дни покинуть ранчо в поисках более надежного убежища.

Джерри Грей слушал их, ничего не понимая, пока из дома не появился Мерлин.

— Черт возьми, Мерлин! Как это могло случиться? — раздраженно крикнул Грей. — Неужели этот мерзавец Лэсситер такой пуленепробиваемый? Может, мне кто-нибудь объяснит?

— Лэсситера мы вообще не видели, — пытался Мерлин защитить себя и своих людей. — Сюда приехала женщина, назвавшаяся племянницей Роя Джорджа. Она утверждала, что прибыла прямо от вас. Лэсситера мы увидели, когда все уже кончилось. Он прятался в багажном ящике повозки.

— Что? — проговорил удивленно Джерри Грей, бросив взгляд на Фентона Трумена. — Какая женщина?

— Херст, та самая шлюха, — догадавшись, заскрежетал зубами Фентон Трумен.

Мерлин стал сообщать подробности под выкрики недовольных гостей. Под конец он сказал, что послал Чарли и Джабе в погоню и что на обоих можно вполне положиться.

— Когда это произошло? — спросил потрясенный Джерри Грей. — Когда точно, черт возьми!?

— Вчера, примерно в два часа дня.

Джерри Грей наморщил лоб. Как ни считай, у этих негодяев преимущество в целые сутки.

— Ты поедешь с нами, Мерлин! — решительно распорядился Джерри Грей. — Возьми с собой пять или шесть своих парней. Самых лучших!

Мерлин выкрикнул имена и вместе с парнями побежал седлать коней.

— Я хочу получить обратно свои деньги! — Джонни Ринго уже кричал на Грея. — Вы не сдержали своего слова и нарушили договор. Я завтра уезжаю!

В ответ раздались одобрительные возгласы.

— Столько денег у меня сейчас здесь нет! — раздраженно ответил Джерри Грей. — Будет лучше для дела, если вы сейчас присоединитесь к нам.

Гости восприняли новый план без энтузиазма. Большинство из них не хотело об этом даже слышать. Их возмутило больше всего, что Рой Джордж был похищен женщиной и что дюжина самых отборных бандитов ничего не смогла сделать.


Проклиная все на свете, Грей ускакал с парнями. Их было десятеро, а вместе с бросившимися еще раньше в погоню Чарли из Чикаго и Джабе опять набралась целая дюжина. Мерлин приказал обоим ребятам оставлять за собой опознавательные знаки. Первый они обнаружили, когда выехали на тракт. Повозка свернула на север.

Джерри Грей остановил коня и взглянул на Фентона Трумена.

— И чего его все время тянет на север, Фентон? Черт возьми! За всю свою жизнь я не встречал человека, который задавал бы мне столько загадок, как этот мерзавец. На севере… там же ничего нет!

— На севере находится Дрэджертаун! — ответил верзила. — Тоже на реке Прейс-Крик, как и Лоланд-ранчо.

— Он опять хочет сбежать на лодке? — недоверчиво проговорил Джерри Грей. — Ну что за необходимость?

— Из Дрэджертауна на почтовой карете можно добраться до железной дороги, — сказал Фентон Трумен. — Не забудь, что кроме Роя Джорджа при нем еще Кэссиди и куча денег. Его главная цель — Теннеси! А туда можно добраться только по железной дороге.

— Он повезет сдавать деньги в Теннеси? — скептически спросил Джерри Грей. — Тогда он сумасшедший!

— Он и есть сумасшедший! — вставил Шарк Ролланд.

Джерри Грей глубоко вздохнул.

— Однажды ты уже рассказывал мне историю про Хэнквилл, Фентон. Но из этой затеи вообще ничего не вышло.

— Давайте хотя бы держаться знаков, оставляемых Чарли и Джабе, — примирительно предложил Мерлин.

Джерри Грей пришпорил коня, остальные последовали за ним.

Дрэджертаун — это вообще не укладывалось в голове Джерри Грея. Но версия Фентона все более подтверждалась. Чарли и Джабе выкладывали из камней стрелки, показывая направление погони. Дорога действительно вела прямехонько на север. Река Прейс-Крик петляла то слева, то справа. Почти всю ее можно было пересечь вброд, и на всем протяжении было не более полудюжины деревянных мостов. Они гремели и содрогались, когда по ним проносилась группа преследователей.

Между трактом и рекой пришлось разбить на ночь лагерь. Бандиты долго сидели, рассуждая о предстоящей поимке Лэсситера.

Только Джерри Грей не принимал участия в беседе. Он как сел в стороне на камень, так и просидел всю ночь, не смыкая глаз. Он чувствовал себя абсолютно раздавленным.

На следующий день, примерно в полдень, всадники вдруг наткнулись на Чарли, старого пьяницу из Чикаго, который, однако, уже два года, с тех пор как сошелся с одной старой богомолкой, не взял в рот ни капли алкоголя. Все ради этой богомолки. Он рассказал, что Лэсситер дважды пытался сбить его и Джабе со следа! Но они каждый раз были начеку. Поэтому Лэсситер, желая запутать след, съехал с дороги, и тут произошло непредвиденное — сломалась, ударившись о поросший мхом камень, передняя ось экипажа. Лэсситеру и его спутникам пришлось бросить его. Дальше они продолжили путь верхом вдоль берега Прейс-Крик. Джабе удалось подстрелить лошадей сперва Пэт, а потом и Лэсситера. С одной лошадью продвигаться дальше было чертовски трудно. По всей видимости, Лэсситер с компанией заблудился и попал в болото.

— О, наконец, он у нас в руках! — воскликнул Фентон Трумен.

Джерри Грей смерил его скептическим взглядом.

— Он уже дважды был у нас в руках. И что толку?

— На этот раз ему уж действительно не уйти! — возразил Фентон Трумен. Джерри Грей тронул лошадь. Они продолжали погоню, поручив Чарли показывать дорогу.

Через несколько часов они натолкнулись на Джабе. Бандит сидел на поросшем камышом полуостровке, почва которого заходила ходуном, когда всадники остановились, чтобы передохнуть.

— Где мерзавец? — спросил Джерри Грей охрипшим голосом, слезая с лошади.

— В полмили отсюда! — с трудом произнес Джабе. Когда он говорил, его кадык ходил взад и вперед. — Если не ошибаюсь, у него пала лошадь, и он был вынужден ее только что пристрелить. Во всяком случае я слышал нечто похожее на выстрел.

— Едем быстрее! — торопил Джерри Грей.

Джабе с усмешкой посмотрел не него.

— Вы что, хотите утонуть? У них все равно нет другого выхода, кроме как вернуться! Там не пройти!

Джерри Грей недоверчиво уставился не него. — Ты уверен?

Кладу голову на отсечение!

Глава 13

Пэт была уже по пояс в воде. С застывшим в глазах ужасом она смотрела на Лэсситера в ожидании помощи. Он бросил ей лассо, в вдвоем с Джерихо они вытащили ее на сухое место. Волосы слипшимися прядями свисали на ее лицо, промокшая блузка стала прозрачной. Она совсем обессилела и уже не скрывала своего отчаяния.

— Придется возвращаться, — злорадно проговорил Рой Джордж.

Джерихо грубо рассмеялся. Он показал рукой назад.

— Я понимаю, что вы хотите вернуться к своим покровителям. А нас как-то не прельщает такая перспектива. Не слушайте его, Лэсситер!

У Лэсситера этого и в мыслях не было. В конце концов, он уже не первый раз полагался на старика. Он пригладил волосы Пэт, поцеловал и помог встать.

Джерихо осторожно шагал впереди. Бандит молча присоединился к нему, Лэсситер и Пэт последовали за ними.

Какая же все-таки ошибка, что вместо лошадей они взяли экипаж! Но ведь он хотел, чтобы Пэт было как можно удобнее,

Эта забытая Богом земля не прощает ошибок! Наоборот, мстит за них!.. На тракте Лэсситеру так и не удалось отделаться от лазутчиков Джерри Грея. Как только он решился съехать с тракта, надеясь в очередной раз запутать следы, Джерихо наскочил на камень и разбил повозку. Лэсситер его не упрекал: Это было бы нечестно. Лазутчики так и висели у них на пятках, им удалось даже подстрелить двух лошадей. Третью кобылу они потеряли в болоте. С тех пор пришлось продвигаться пешком. Те двое увязались за ними, но, испугавшись, повернули обратно.

Джерихо, хорошо знавший эту местность, наконец почувствовал под ногами твердую и сухую почву. Тихо, чтобы не слышала Пэт, он пробурчал:

— До Дрэджертауна еще целых десять миль!

— Стало быть, у людей Грея еще есть шанс перерезать нам путь?

— К сожалению, это не исключено. Жаль, что все получается не так, как я задумал.

Лэсситер молча похлопал старика по плечу, снова взвалил на себя поклажу с седельной сумкой и деньгами и пошел вперед.

Они долго шли лесом, пока не добрались до рукава реки.

Их взглядам открылся Дрэджертаун. Красные черепичные крыши домов, казалось, горели в лучах заходящего солнца.

— Лэсситер! — прошептала вдруг в ужасе Пэт.

В тот же момент и Лэсситер увидел всадников на другом берегу реки. Лэсситер и Джерихо переглянулись, не веря своим глазам.

Джерри Грею тоже пришлось заплатить болоту свою дань: в его отряде осталось только восемь человек, остальные отстали. Один из них вел под уздцы четырех лошадей без всадников.

— Всем в укрытие! — сказал тихо Лэсситер.

Джерихо, пригнувшись, побежал вместе с Пэт и Роем Джорджем обратно к опушке леса. Лэсситер спрятался за раскидистой, нависшей над водой ивой.

Лошади бежали рысью. По влажному песчаному берегу глухо стучали копыта. В этом месте река была глубиной всего по щиколотку и шириной не более десяти ярдов. Перемахнуть ее не составляло ни малейшего труда.

Всадники ехали тесной группой. Метис Брикс был проводником. За ним следовали Джерри Грей и Фентон Трумен.

Лэсситер подождал, пока проедет всадник с лошадьми; после этого он вышел из укрытия и произвел выстрел в воздух. Бандиты мгновенно остановились, повернули головы на выстрел. Джерри Грей издал резкий крик, его люди спешились и открыли пальбу.

Первым же выстрелом Лэсситер сразил Фентона Трумена. Тот упал и покатился вниз, к реке.

Только вот разглядеть это у Лэсситера не было времени. Он снял выстрелом еще одного бандита, прежде чем тот успел прыгнуть в укрытие. Лэсситер перекатился через береговой откос.

В кустах, росших по другую сторону откоса, притаились Джерри Грей и еще двое бандитов. Все трое остолбенели, оказавшись нос к носу со своим противником. Но Лэсситер не растерялся. Уже мгновение спустя он был на ногах. Выстрелом Джерри Грей сбил с его головы ковбойскую шляпу. Второго выстрела он уже не смог сделать. Лэсситер успел выстрелить раньше. Джерри Грей упал. Другой бандит лежал раненый в шаге от него. Третий помчался как угорелый обратно к реке.

Одним прыжком Лэсситер вскочил на травяной холм. Бандит с лошадьми пытался скрыться на другом берегу, но пуля настигла и его. Стреляла Пэт из винчестера Джерихо. Увидев, что все кончено, она сняла с плеча винтовку и осмотрелась.

Лэсситер длинными прыжками уже бежал к ней. Несколько мгновений спустя он уже обнимал ее.

Джерихо стоял на опушке леса с револьвером в руке. Рой Джордж лежал в нескольких шагах от него в траве. Что же случилось?

Бандит в суматохе, оказывается, пытался скрыться, сбив старика с ног. Пришлось Джерихо пристрелить его.

Фикс Кэссиди тоже умер. В тюрьме Дрэджертауна он заболел и отдал Богу душу.

Лэсситер раздумывал недолго. Он уладил свои дела, сдал шерифу деньги и вернулся с Пэт и Джерихо в Грин-Ривер, чтобы помочь Пэт приобрести отель, некогда принадлежавший Джерри Грею.


home | my bookshelf | | Его жестокая возлюбленная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу